Jump to content



Guest El Mundo Turco

Скифское письмо

Recommended Posts

Guest El Mundo Turco

В.Д Горячева

http://www.ctaj.elcat.kg/tolstyi/c/c021.html

ДРЕВНЕЙШИЕ СИСТЕМЫ ПИСЬМА

И ПАМЯТНИКИ ЭПИГРАФИИ ТЯНЬ-ШАНЯ

Письменные памятники древних тюрков.

Памятники согдийского письма.

Погребальная эпиграфика сирийского письма.

Арабо-письменная культура на Тянь-Шане.

Надписи на мавзолеях XI-XIV вв.

I.

К настоящему времени на территории Кыргызстана (в основном в Таласской долине) зафиксировано более 4 десятков памятников древней рунической письменности, в том числе эпитафии на валунах, деревянная (еловая) палочка с рунами, найденная в 1932 г. в урочище Нельды в одном из рудников, надписи на скалах в ущельях Терек-Сай, Куруу-Бакайыр и Кулан-сай, на печати-перстне из Атлаха, на каменом портрете, найденном учащимися средней школы № 2 г. Таласа (руководитель музея Р.Я. Рысакова).

О происхождении древнетюркского рунического письма существует несколько гипотез, наиболее вероятной и разделяемой большинством ученых-лингвистов, является гипотеза о его создании на основе согдийского письма, в свою очередь, имеющего арамейское происхождение. К согдийскому алфавиту было добавлено несколько знаков, сходных с древнетюркскими тамгами (родовыми символами) - так возникло новое письмо не позднее первой половины VII в., в начальный период истории Тюркского каганата. Оно состояло из 38 не сливавшихся между собой на письме знаков геометризованных очертаний и, в отличие от согдийского, было хорошо приспособлено для фиксации на камне и дереве. Новая письменность очень точно передавала фонетические особенности тюркского языка, позволяла ясно различать между собой знаки и была значительно проще и удобнее в употреблении.

Все таласские памятники рунического письма созданы в Западно-тюркском каганате и Карлукском государстве (VII-IХ вв.). Наиболее загадочна, по мнению тюркологов, надпись на еловой палочке. Она переведена С.Е. Маловым в 1933 г., однако сам он считал этот перевод предварительным и долго колебался, признать ли текст руническим. Как пишет С.Е. Малов, "мое чтение и перевод памятника весьма и весьма предположительны": "Поднявшись, я перевалил через вершину горы. Своих домашних товарищей... Теперь открывая сосуд... (первая строчка). Крайняя (на изгибе, на краю находящаяся) равнина (или: каменная насыпь; жертвенная гора камней). Помогая друг другу на новом пути через вершину горы и поднимаясь выше, огибая таким образом... (вторая строка).

Я подошел: вот равнина. Переваливая через внутреннее ущелье (устье горы), восхождение хор(ошо)... (третья строчка). Открывая (дорогу) и высоко переправляясь, немного... (четвертая строчка)".

Тип письма на палочке отличается от орхоно-енисейского, но совпадает с письмом мелких надписей, обнаруженных на территории Хазарского каганата - в Поволжье, Подонье и Северном Кавказе. Это - западный вариант рунического письма, и, несмотря на многие попытки, до сих пор ещё остается не расшифрованным из-за отсутствия сколько-нибудь крупных текстов. Быть может таласская палочка, как пишет с.Г.Кляшторный, указывает на древние связи между хазарами и Западнотюркским каганатом (Кляшторный С.Г., 1992).

Таласские памятники древнетюркской руники найдены практически в одном районе и палеографически совершенно тождественны. Самый значительный из них, поддающийся историческому анализу (памятник № 2) насчитывает около 150 знаков, хотя и не все они сохранились. Другие эпитафии значительно короче (почти наполовину) или плохой сохранности и практически нечитаемы, хотя попытки перевода опубликованы Ч. Джумагуловым.

ЧТЕНИЕ второго таласского рунического памятника:

Отуз оглан, сагдычлары алты игирми...

Эр атым - Кара Чур. Айаг аты-Кар(а) йамаз.

Алты уйалы умы ибире кизе синил, ынал елмиш.

Кара Чур атум, кула Кар(а) йазмаз.

Кара Чур сизе сенин езге уйаларына адырлмыш.

Атасы аты - Туган, оглы аты - Кара Чур.

(Эр) оглы, ат су агыш (?)...

Огом аты - Ша...

ПЕРЕВОД

Защитники (верные друзья) тридцати огланов-юношей. В год обезьяны шестнадцатого числа (случилось).

Мое геройское имя - "Черный чур". Почетное имя - "Черноту не минует".

(У) шести родов мать одна, затем младшая сестра, ынал умерли.

Черный Чур. Моя лошадь саврасая... "Черноту не минует".

Черный Чур от вас, от твоих родственников отделился.

Имя его отца - Туган, имя сына - Черный Чур.

Сын героя, конных войск поток...

Имя его - Огом, Ша...

Это единственный памятник, содержащий дату по животному циклическому календарю: "пичин йети" (по И.А. Батманову - "алты игирми") т.е. "в (год) обезьяны, 16-го (дня)". Упоминание месяца сокращено, но, возможно, речь идет о первом месяце, который иногда специально не упоминается. Более точная датировка может быть дана только на основании исторического контекста.

Как видно из памятников, высшим титулом, который носил покойные князья, погребенные в урочище Айртам-Ой, был титул "чор". Этот титул наследовался по прямой линии, братья же покойного его не носили. Кроме титула "чор", наиболее частым определением к нему было в титулатуре слово "кара" ("черный").

В эпоху Западно-тюркского каганата использование титула "чор" не было характерно для области Таласа, как и для всей западной части государства, разделенной между племенами из союза нушиби. Вожди этих племен носил титул "иркин", а титул "чор", более высокий в иерархии, носили вожди из союза дулу, владевшие восточной частью каганата. С приходом к власти тюргешской династии (она была выходцем из земель дулу) титул "чор" стал употреблен на всей территории каганата, а со времен Чабыш-чора Сулука он присутствовал в царской титулатуре. Вместе с тем именно Сулук, происходивший из "черных тюргашей" (в отличие от Уч-Элига и Сакала, которые были из "желтых тюргашей") прибавлял к своей титулатуре слово "кара". Окончательным подтверждением правления кара-тюргешской династии в Таласе и его области является сообщение источника о том, что после смерти Сулука всю область сохранили за собой (с согласия сына Сулука, Тахварсена Кутчора) князья из "черных тюргешей", которые погибли в 740 г. в борьбе с иноземными захватчиками. Таким образом, наиболее вероятный период, к которому могут быть отнесены Таласские эпитафии, относится к эпохе правления Сулука Чабыш-Чора и его сына (716-740 гг.), хотя не исключены и более поздние даты (766 г.). В свою очередь, эпитафийный комплекс Айртам-Ой свидетельствует, что в эпоху Тюргшекского каганата в Таласе и его округе сидела местная племенная династия из кара-тюргешских вождей, скорей всего близких родственников (младшая ветвь?) каганской династии тюргшей, основанной сулуком. Из прежних мест своего расселения (восточные земли Западнотюркского каганата, соседние с Кыргызским государством с центром на Енисее) они принесли обычай устанавливать намогильные надписи покойным князьям того же типа, что складывался в конце VII в. на Енисее, и сохранили этот обычай, с некоторыми изменениями в типологии, вплоть до середины VIII в. Эти выводы С.Г. Кляшторного основаны на эпиграфических памятниках Таласской долины, орхоно-енисейских памятников и сведений китайских письменных источников и нашли отражение в "Истории Киргизской ССР с древнейших времен до середины ХIХ в. Т.1, 1984 г."

II.

Согдийцы - древнейший ираноязычный народ Востока, уже в середине VIII века был ассимилирован другими этносами Центральной Азии, но оставил о себе выдающуюся память о бесчисленных творениях среднеазиатской культуры. Посредничество в мировой торговле и заслуги согдийцев в деле распространения своей письменности, по заключению академика В.В. Бартольда "дают им право на место в истории рядом с финикийцами". Общеизвестна их исключительная роль в создании оседлоземледельческой культуры в ряде регионов Центральной Азии, в том числе на Тянь-Шане, где ими была основана целая сеть колоний по торговым трассам Великого Шелкового пути. Основная масса раннесредневековых городов и поселений в Таласской долине также была основана ими. Письменные источники свидетельствуют, что основной приток согдийцев в Северное Притяньшанье относится к VII в., когда из-за смут в Фергане, продолжающихся несколько десятилетий, торговый путь переместился из Ферганской долины - в Чуйскую и Таласскую и напрямую связывался с областями Шаша (Ташкента) и далее на Самарканд, Герат, Мерв и другие центры Арабского халифата. На Восток путь из Таласа - Чу вел в Южную Сибирь, Монголию, отдельная ветка - в Восточный Туркестан, - княжества Кашгарии, Кучи, Хотана и Китай. Именно этим путем шел знаменитый буддийский паломник Сюань Цзан в 629 г., оставив ценнейшую информацию о "стране Сули", которая располагалась между реками Аму-Дарья и Чу, а в культурном отношении, по его сведениям, эта страна представляла одно целое.

Согдийские надписи Таласа привлекли внимание ученых еще в конце ХIХ в., когда были открыты и знаменитые тюркским памятники рунического письма, но до недавнего времени их считали уйгурскими по языку. В.А. Каллаур, уездный начальник Аулие-Аты, открыл их для европейской науки в 1896 г. под названием "Чиим-таш" ("Камень письмен"). На следующий год местные жители показали ему и другую скалу с письменами в ущелье Терек-сай, сохранность которых оказалась хуже, чем в Кулан-сае. Надписи в ущельях расположены в нескольких местах, написаны арабским, согдийским и две строки - руническим письмом. В мае 1888 г. эти эпиграфические памятники вместе с В.А. Каллауром исследовала финская археологическая экспедиция под руководством Г. Гейгеля. Затем эти памятники посещала целая плеяда археологов и лингвистов: в 1923 г. П.П. Иванов, в 1930 г. памятники изучал М.Е. Массон, и обнаружил еще две рунические строки; по зарисовкам и копиям с надписей М.Е. Массона тексты на скалах Кулан-сая и Терек-сая изучал тюрколог С.Е Малов, усомнившись в уйгурском происхождении основного блока эпиграфики и предложив считать их монгольскими. Однако и эта версия оказалась ошибочной. Высказывалось даже предложение о сирийских текстах на скалах Кулан-сая (Борисов А.Я., 1948). Поскольку "уйгурско-монгольские" надписи на скалах помещались рядом с руническими, то их и датировали тем же временем - VI?VIII вв., причем как считал С.Е Малов, после утверждения господства карлуков в Семиречье, тюркское население долины приняло ислам и пользовалось арабским письмом (Малов С.Е., 1959). По публикациям рунических текстов С.Е. Малова, эти же письмена с новой прорисовкой были опубликованы И.А. Батмановым в 1971 г. (Батманов И.А., 1971). Затем надписи появились в публикациях (фото, а не прорисовки) Ч. Джумагулова, Д.Ф. Винника, С. Садыкова, У. Асаналиева, К.Аширалиева - но во фрагментах, хотя и с большими кусками. Первый опыт прочтения и расшифровки целой надписи из Терек-сая сделан тюркологом Э.Р. Тенишевым как древнеуйгурской, что оказалось ошибочным, так же как и у предшествующих исследователей.

Надписи в ущельях в начале 1970-х г. исследовал на месте иранист (согдолог) В.А. Лившиц и подготовил их полную дешифровку и перевод. Основные сведения о содержании надписей, определенных им как согдийские опубликованы в монографическом труде "Источниковедение Кыргызстана (с древности до ХIХ в." (Бишкек: Илим, 1996), краткое изложение их опубликовано в ряде статей Лившица В.А, Джумагулова Ч. (1982).

Надписи принадлежат к числу так называемых "посетительских" и содержат обширные или небольшие перечни имен, в подавляющем большинстве древнетюрских, но переданных согдийским графемами, это имена путников, поднимающихся караванными тропами через ущелья. Среди подавляющего большинства согдийских письмен есть несколько коротких надписей, которые можно считать уйгурскими (известно, что уйгурское письмо - это позднейшая модификация согдийского).

Самая ранняя из датированных В.А. Лившицем надписей находится в ущелье Терек-сай, вблизи водопада, выбита на южной стороне камня, обращенной к тропе. Надпись гласит: "275-й год [эры] Хосрова. Мы написали эту надпись - государь Кюль-Тегин Алп-таркан". Обозначенная эра в летоисчислении - это распространенная в среде ираноязычного населения со времени последнего сасанидского царя Иездигерда III, начавшаяся 16 июня 632 г. Согласно сведений ал-Бируни, в начале ХI в., еще "эрой Ездигерда" и "эрой магов (зороастрийцев)" пользовались в Средней Азии и Иране, наряду с арабской (мусульманской) хиджрой. Эру Иездигерда применяли зороастрийцы, христиане-несториане, манихеи Туркестана, памятники которых имеют широкое распространение в Северном Притяньшанье, но впервые зафиксировано летоисчисление для тюркской среды по "эре магов". Надпись из Терек-сая, таким образом, имеет дату 275 г. "хосрова" - 906/7 н.э. Она показывает, что надпись сделана лицом - не мусульманином, скоре всего манихеем или христианином. В.А. Лившиц отмечает, что она не могла быть буддийской или зороастрийской, но нет также среди имен и мусульманских.

Кюль-Тегин Алп-таркан принадлежал, вероятно к верхушке карлукской знати и имел согдийский титул, как и правитель Навеката Чер, сын Вахзанака, спустя два столетия (!); титул "тегин" в свою очередь - тюркского происхождения и входил в состав имен младших членов семьи касанов. Другой тюркский титул "чор" зафиксирован в именах других надписей этой же скалы, но в согдийской передаче.

На большей скале в Терек-сае начертано 7 вертикальных согдийских надписей и 3 рунических. Этот комплекс, как пишет В.А. Лившиц, самый большой в Средней Азии, но, к сожалению, пострадавший от эрозии камня. Наиболее поздняя надпись датирована 371 г. эры "хосрова"- 1002 г. н.э. Другие согдийские надписи на этой скале относятся к Х в. В сохранившихся частях надписей содержатся многочисленные тюркские мужские и женские имена, причем некоторые мужские имена сопровождаются титулом, а при женских проставлен титул "хатун", заимствованный в согдийский из тюркского. Например, такие имена: "Государь Алп-таркан, госпожа Батук", "Государь Сенгюн... Алп-таркан, госпожа (хатун)... Иль-бильге", и т.д. В одной надписи указано имя автора, написавшего на скале свое имя: "Государь Алп-богра это написал"; в самом же тексте этой надписи сообщается, что упомянутый Алп-богра ("богра" - также титул караханидских тюрков из правящего рода) пригласил к себе 14 знатных господ - удельных правителей с титулом, буквально означающим "царь", и преподнес им дары. Текст надписи не содержит даты.

Справа от этой надписи автограф оставил другой государь, имени которого установить В.А. Лившицу не удалось: "написал Кат (?)... Тамгач-таркан", имена написаны им такие: Алтун-чор Сенгюн, согдийское имя Камак (или Касак). Правее этих двух надписей содержится текст на скале, составленный в 371 г. "хосрова", месяца "навсард" (1-й месяц согдийского календаря, следующего за Ноорузом), т.е. в апреле 1002 г. н.э. Среди нескольких древнетюркских имен значится слово "руководитель, глава" - заимствованное из согдийских манихейских или христианских текстов, часто встречаемых в памятниках Восточного Туркестана, где была сильна манихейская традиция.

В ущелье Кулан-сай надписи начертаны на гранитной скале Чиимташ у горной тропы. Наиболее значительная из надписей содержит 18 строк, расположенных вертикально. Буквы крупные - высотой от 4 до 11 см., часть её повреждена и часть текста неразборчива.

Надпись датирована 6-ым месяцем 394 г. эры "хосрова", что соответствует августу-сентябрю 1025 г. Это самый поздний из всех известных в настоящее время согдийских текстов, имеющих точные даты. В надписи приведен эквивалент даты по тюркскому 12-летниму животному циклу - "год мыши", что нередко встречается в восточных рукописях буддийских и манихейских сочинений раннего средневековья. Эта надпись прекрасно иллюстрирует существование в обществе караханидских тюрков билингвизма.

Так же, как и в надписях из Терек-сая, имена мужские содержат согдийский титул ?wbw, а женские ?'twn, упоминаются дочери с согдийским обозначением ?w?t'. Всего в перечне названо 18 имен, первым из которых проставлено имя "государь Богра... Тонгу Алп-таркан", далее следует менее важное в данной иерархии персон "государь Иль-бургучан Алп-таркан". Его имя, как отмечает В.А. Лившиц, точно совпадает с именем чигильского правителя "города славных и благословенных тюрков Аргу-Таласа" в колофоне древнетюркской рукописи манихейского сочинения "Священная книга двух основ", датированной С.Г. Кляшторным и А. фон Габэн VIII или IХ вв. Поэтому можно преполагать, что в надписи из Кулан-сая упомянуты внук или правнук известного манихея и правителя Аргу-Таласа, или может быть просто тезкой чигильскому правителю VIII -IХ вв.

В заключительной 18 строке надписи проставлено имя составителя надписи с эпитетом "благословенный" (явно религиозный) - Кюльтак.

Надписи согдийской эпиграфики из Таласской долины имеют исключительно важное историко-культурное значение. Они не только содержат имена и титулы верхушки общества караханидских тюрков, но демонстрируют процесс тюркизации населения по языку, долгое употребление согдийского языка, даже в то время, когда собственно в Согде и других колониях эта письменность была утрачена; большое применение согдийский язык имел в религиозной практике манихеев и христиан-несториан (наряду с сирийским, родным языком основателей учения несториан и манихее - Нестория и Мани, III-IV вв.).

III.

Как бы в продолжение погребальной обрядности древних тюрков и традиций рунического письма на камне ("эпитафийная лирика" по образному выражению тюрколога С.Е. Малова), тюрки-караханиды, а затем и представители монгольских племен устанавливали на могилы умерших предков небольшие гальки - кайраки с эпитафией. Если они были мусульманами, то эпитафия исполнялась на арабским, реже персидским языке, а если они исповедовали христианство несторианского толка, то сирийским письмом. Эта категория памятников датировалась преимущественно XII-XIV вв. и во всеобщую историю вошла как "семиреческая эпиграфика позднего средневековья". Таковой она действительно представлялась первым исследователям края в конце ХIX - начале ХХ в. Причем и мусульманские и несторианские кайраки находили на одних и тех же городищах, а информация о них давалась, что называется, "скопом".

В ходе последующих археологических исследований по всей территории Кыргызстана выявились значительные скопления памятников эпиграфики и стало возможным подходить к ним н только дифференцированно, но и значительно удревнить их происхождение. Установлено, что на протяжении 6-7 столетий на Тянь-Шане не прерывалась сирийско-несторианская традиция, а колонии несториан локализованы в средневековых городах Суябе (Ак-Бешим), Навекате (Краснореченское), Таразе (Джамбыл), Баласагуне (Бурана), Тарсакенте (городище Караджтгач), известное по дореволюционным публикациям как "Пишпекское кладбище"), на территории памятника Таш-Рабат в одноименном ущелье, в нескольких местах южного и северного Прииссыккулья.

Кайраки несториан (как и мусульман) - это крупные или средние речные плоские гальки (от 20 до 60 см), на одной или двух сторонах которых высекались кресты и эпитафии классическим сирийским письмом - эстрангело. Надписи обычно имеют дату по тюркскому календарю животному циклу, имена усопших и их родителей (сирийско-христианские или тюркские). К настоящему времени известно более 700 намогильников этих христиан (кстати, упоминаемых и в эпосе "Манас", как племя "тарса"). Почти все они датируются XIII-XIV вв., кроме четырех из Краснореченского городища. Два кайрака из цитадели городища датированы сирологом Л.В. Пайковой 1100 и 1220 гг. по Селевкидской эре (соответственно 789 и 909 гг. н.э.), это наиболее ранние из имеющихся ныне эпитафий семиреченских неосториан. Они следуют после находок намогильников из Мерва, Самарканда и Ургута, где эта категория памятников датируется VI-УП вв. Эти кайраки, а также встреченные там же несколько нательных крестов из бронзы, кости и нефрита, датируемые VIII -IХ вв. свидетельствуют в пользу отождествления городища у с. Красная Речка со средневековым Навекатом, где согласно письменных источников в XII в. была учреждена несторианская митрополия, а глава церкви именовал себя "митрополитом Кашгара и Навеката".

В памятниках отражен и другой аспект культурных связей. Сирийская религиозная литература оказывала длительное воздействие на тюркскую письменность и, возможно, на устную речь. Во всяком случае на территории Северного Кыргызстана, судя по памятникам эпиграфики, сирийское письмо употреблялось с VIII по ХIV вв., то есть со времен принятия христианства тюрками при кагане Арслан Иль Тюргуке (766-840 гг.) и до гибели семиреченских несториан от чумы в середине ХIV в.

Наряду с сирийским языком и письменностью у семиреченских и восточно-туркестанских христиан в ходу был согдийский язык и письменность. В этом плане показательны находки согдийских надписей, выполненных на венчиках хумов IX-Х вв. из Краснореченского и Новопокровского городищ. Одна из них гласит: "Этот хум предназначен для учителя Ярук-тегина. Мастер Пастун. Пусть будет [хум] наполненным, аминь, аминь". Примечательно, что имя Ярук-тегин сопровождается сирийским титулом "учитель", "наставник" (мальфан), известным по сиро-тюркским эпитафиям несториан области Джетысу XIII-XIV вв. Употребление в конце двоекратного "аминь" указывает на христианскую (или манихейскую) среду этого текста.

Намогильные кайраки с сиро-тюркскими эпитафиями являются наиболее изученной и самой многочисленной категорией памятников материальной культуры христиан не только средневекового Кыргызстана, но и всей Средней Азии. Со второй половины VIII в. и до середины XIV в. на поселениях Северного Притяньшанья наблюдается обычай восточных (сирийских) христиан отмечать могилу каменным или кирпичным намогильником с выбитым на его лицевой поверхности равноконечным крестом и сирийской эпитафией. Этот обряд, зарегистрированный как в самой Сирии, так и в соседних областях Ближнего Востока ещё до появления христианства, стойко сохранялся в местах расселения сирийцев, был близок и приемлем для принявших христианство местных тюркских племен.

IV.

Впервые о кыргызстанских эпиграфических памятниках арабского письма стало известно благодаря изданию в Санкт-Петербурге (Лазаревский Восточный институт) В.В. Вельяминовым-Зерновым текста эпитафии из "Тарих-и Рашиди" Мухаммеда Хайдара (ХVI в.), который якобы видел её на развалинах древнего города в местности Джу (долина реки Чу, речь идет о Буранинском городище - Баласагун). Первооткрывателями камней с надписями арабским алфавитом в 80-х гг. позапрошлого века были: инженер Д.Л. Иванов, начальники и чиновники уездов А.И. Колпаковский, Н.А. Арванитаки, Н.Н. Пантусов, востоковед Н.И. Веселовский, художник Н.Н. Щербина-Крамаренко, врач Ф.В. Поярков, в разных местах Кыргызстана. Эти находки привлекли внимание Ташкентских краеведов по линии Туркестанского кружка любителей археологии. Особо заметный вклад в изучение средневековой эпиграфики внесли работы В.В. Бартольда, посетившего Кыргызстан в 1894 г., под чьим научным руководством работал Туркестанский кружок. Затем (в годы советской власти по 1928 г.) активно работал Комитет по делам музеев и охраны памятников старины, искусства и природы (Туркомстарис, позднее переименован в Среазкомстарис). Большую роль в развитии эпиграфической науки в Средней Азии сыграл М.Е Массон, который обследовал эпитафии в Узгене (к сожалению, оставшиеся неизданными), Таласе, Чуйской долине. Затем шло накопление эпиграфических памятников в связи с работами научных экспедиций под руководством А.Н. Бернштама, Б.Н. Засыпкина (известный реставратор памятников архитектуры Средней Азии). Большая работа по выявлению мусульманских надписей средневековья проведена археологом В.Д. Горячевой. Чтение, перевод и исследование всех этих памятников осуществлены В.Н. Настичем и Ч. Джумагуловым.

Число кайраков, выявленных в республике, превышает 300; из них в натуре, фотофиксациях или по упоминаниям в печати известно 260. Крупные комплексы кайраков зафиксированы на древних кладбищах в северном и южном Прииссыккулье (до 120 камней), многие из которых ныне отсутствуют на месте. Исчезновение многих памятников можно связать с манипуляциями верующих, которые часто прячут кайраки в мазарах и даже закапывают их на кладбищах.

Кайраки с арабописьменными эпитафиями отличаются большим разнообразием, их тексты нередко выписаны каллиграфичесуими почерками и художественно оформлены в сложных, подчас вычурных орнаментальных рамках-картушах. Имеются примеры стихотворных эпитафий из восточной лирики или выдержки из Корана.

Почерк надписей - чаще всего обычный насх или сульс. Для домонгольских эпитафий характерно влияние стиля куфи. Изредка встречаются почерки мухаккак, тавки, иджаза; один памятник оформлен рейхани.

Наиболее обширные эпитафии (до 20 и более строк) предназначались знатным персонам духовного сословия или членам правящих домов. Могилы простых граждан - ремесленников, купцов, рядовых служителей культа - увенчивались более скромными надписями.

Около 40% известных эпитафий из Ферганы и Семиречья имеют даты от середины XII до 3 четверти XV в. Среди остальных преобладают короткие тексты из 3-5 строк. Судя по почерку (обычно куфи или "неразвитый" насх), эти последние в массе и самые древние.

Привлекает внимание и очевидная зависимость объема, содержания и художественного качества эпитафий от их географической локализации. Самые пространные надписи (18-20 и более строк) характерны для нескольких узгенских, сафид-булонских и ошских "музейных" кайраков; большинство других (Янги Наукат, Супра таш, иссык-кульские намогильники и др.) содержат до 4-6 строк и чаще всего заключают в себе только имя покойного и пожелание ему прощения в "будущей жизни". Типичным образцом краткой эпитафии могут служить кайраки из Янги Науката:

"Это могила Мухаммада ибн Ахмада, плотника (или столяра) из Канда (совр. Канибадам), да простит его Аллах";

"Это могила Фатимы-хатун, дочери Мухаммада, да простит Аллах её и её родителей, и тех, кто молился за неё о благе"; и т.п.

Более длинные эпитафии обычно начинаются словами "Это могила шейха, имама славнейшего...", которые иногда предваряются религиозными формулами ("басмала", "калима") или благочестивыми изречениями, в том числе и цитатами из Корана. В них чаще, чем в коротких надписях, содержатся даты, в большинстве случаев с указанием месяца, числа и даже дня недели. Иногда эти даты сопровождаются уточнениями, позволяющим определить время кончины упомянутого в них лица с точностью до одного или нескольких часов.

Существовали определенные стандартные лексические обороты и общие принципы построения эпитафий, отступления от которых довольно редки, даже для самих многословных и содержательных надписей, включающих в себя различные титулы, эпитеты и восхваления, отдельные факты из жизни усопшего, перечисляющих его достоинства, а иногда содержащих и какие-то дополнительные сведения, не относящиеся к погребенному непосредственно (например, упоминания его учителей и наставников, имена изготовителей надписей и т.п.). Примером подобного "большого" стандарта может служить один из кайраков Узгена:

"Извлекли мы выгоду из того, что совершили наперед [из добрых дел], потерпели убыток в том, что не совершили (букв. "откладывали")".

Это могила шейха, имама славнейшего, благочестивого, праведного, [многократного] паломника, любимица веры, угодного исламу и мусульманам, родителям царей, советника султанов, гордости имамов, украшение общины, наставника (или воспитателя) чужеземцев, посетителя запретного дома Аллаха (т.е. Ка'бы), гордости паломников и обоих священных городов (т.е. Мекки и Медины) Абу Бакра, сына Абу Сахла, сына Абу-л-Касима. Да простит Аллах его и [обоих] его родителей! Скончался в ночь воскресенья, четвертого [числа] месяца ша'бана года 601 (соотв. 27 марта 1205 г.). О Аллах! Прости его и того, кто посещал его могилу и молился за него о любви и прощении. Аминь, господин миров. Работа Шамса (т.е. Шамс ад дина) Самарканди".

Эта надпись интересна тем, что в ней указано имя машшака - квалифицированного каллиграфа и резчика, родом из Самарканда. Кроме того, дата на кайраке указана не словами, как обычно, а цифрами; насколько нам известно, это первый и пока единственный случай в погребальной эпиграфике средневекового Кыргызстана.

Довольно часты эпитафии, в которых и именам "шейхов, имамов славнейших" прибавлены нисбы по названию их родных мест, в том числе и тех, где они скончались. Это своеобразные мусульманские фамилии, которые прославлялись для того, чтобы подчеркнуть знатность усопших в глазах их потомков и их известность (именно под этими "фамилиями") не только в данном округе, но и в более отдаленных областях мусульманского мира; в свою очередь, такая известность прославляла и сами места, откуда они были родом и по названию которых имели нисбы.

Особо следует отметить наличие среди кыргызстанских кайраков значительного числа эпитафий для женских погребений, сам факт существования которых в свое время отрицался В.Л. Вяткиным. М.Е. Массон, указавший, что "женские" кайраки все же встречаются в разных местах Средней Азии, предполагал возможность их изготовления прежде всего для представительниц "аристократии, вышедшей из кочевой среды". Тем не менее некоторые из этих эпитафий, похоже, посвящены менее знатным покойницам. В частности, надписи из Янги-Науката (где отмечено не менее 7 "женских" памятников), содержащие только имена погребенных (а в одном случае нет даже и того, только имя отца покойной и дата её смерти) не дают каких-либо оснований считать усопших особенно именитыми и высокородными:

"Это могила Хадиджи, дочери Мухаммада, да простит Аллах её и её родителей";

"Скончалась дочь Йусуфа в году шестьсот шестом (1209-10 гг.)".

Одним из ярких примеров, подтверждающих первостепенную ценность надписей на кайраках как исторического источника, являются отмеченные на некоторых кладбищах "семейные" группы памятников, принадлежавших близкородственным членам отдельных семей. Таковы, например, эпитафии четырех узгенских шейхов ан-Найсабури (XII- начало XIII вв.), два погребальных и один мемориальный кайрак для потомков имама Бурхан ад-дина Кылыча ал-Узджанди (XIII-XV вв.), четыре намогильника имамов ал-Кисиргани из Янги-Науката (не датированы, относятся к домонгольскому времени) и др. На многих из них воспроизведены длинные родословные - так называемые куньи, составленные из имен нескольких (4-6, в отдельных случаях и более) поколений и восходящие к ранне-караханидской и даже саманидской эпохе.

Надписи на кайраках из Узгена например, позволяют восстановить генеалогию целой династии местных садров - предводителей мусульманского духовенства столицы ферганского удела государства Караханидов. Историческая ценность этих сведений еще более возрастает, если учесть, что садры в городах Средней Азии традиционно обладали не только религиозным приоритетом (имам, шейх ал-ислам, муфтий), но и зачастую исполняли функции светских и судебных муниципальных властей (раис, кази и т.п.): судя по перечисленным в надписях титулам, такими полномочиями были наделены и узгенские садры. Даже самый приблизительный подсчет, сделанный на основании родословной покойного Абу Бакра ибн Абу Са'да ан-Найсабури (или ан-Нисабури - нисба по названию г. Нишапура), приведенной на недатированном кайраке (№ 11), уводит нас по крайней мере ко второй половине Х в.и заставляет искать его предков в хоросанском городе Нишапуре эпохи поздних Саманидов и Газневидов.

V.

Большую информацию дают монументальные надписи на архитектурных памятниках Кыргызстана. К настоящему времени все надписи на них переведены, но до конца не изучены и имеются некоторые разночтения в принадлежности памятников и их датировка. Открываются остатки архитектуры археологами в Баласагуне, Оше и Узгене, где встречаются фрагменты эпиграфического декора, т.е. надписи, некогда украшавшие интерьеры и фасады зданий.

Содержание надписей на мавзолеях неоценимо для историков: имена и титулы представителей правящей верхушки Караханидского государства XII в., даты их упокоения и постройки самих усыпальниц, дают важную информацию о династии, для которой мы до сих пор не имеем даже полных хронологических и генеалогических таблиц; основная масса сведений о Караханидах получена из более скудных нарративных источников, но главным образом благодаря изучению монетных надписей. В том случае эпиграфические и нумизматические данные, успешно дополняя друг друга, являются почти единственным комплексом объективных источников.

Надписи Среднего Узгенского мавзолея - наиболее раннего из трех сохранившихся мавзолеев практически полностью утрачены. Северный Узгенский мавзолей, как видно из его надписей, опубликованных А.Ю. Якубовским, "начат постройкой" в среду, четвертого раби' ас-сани 547 г. (9 июля 1152 г.) для "хакана справедливого, величайшего Джалал-ад-дунйа ва-д-дина Алп Кутлуг Тунга Билга Турк Тугрул-кара-хакана ал-Хусейна ибн Али, избранника наместника Аллаха, помощника амира верующих". Весьма примечателен и отмеченный А.Ю. Якубовским факт, что надпись "монументальным насхом" (т.е. архитектурным сульсом раннего стиля), содержащая дату постройки мавзолея, составлена на персидском языке.

Надписи Южного Узгенского мавзолея, наиболее информативные во всем комплексе, до сих пор не опубликованы полностью. Причиной этому не только сохранность (утрачено не менее половины всего текста), но и изысканная усложненность монументальной графики. Кроме того, во время прежних ремонтных работ несколько упавших керамических плиток с фрагментами надписей были закреплены не на своих местах, из-за чего нарушена связность сохранившихся частей текста, еще более затрудняющая их качественное прочтение и интерпретацию.

Реконструкция утраченных частей надписей, содержащих конкретные имена, титулы, эпитеты и прочие реалии, к сожалению, невозможна. Но в тех частях текста, которые удалось разобрать В.Н. Настичу, сохранились сведения, заслуживающие подробного упоминания.

Во "внешней" надписи сульси читаются две даты: "сафар пятьсот восемьдесят второго года (соотв. апрелю-маю 1186 г.), в эпоху правления ал-хака[на] возвеличенного..." (имя не сохранилось) и "день пятницы; четырнадцатого зу-л-хиджжа в году, упомянутом в начале" т.е. 27 февраля 1187 г., поскольку "упомянутым в начале" в этой надписи является 582 г. Место для имени и титулов усопшего в этом контексте явно не предусмотрено.

Зато в куфической ("внутренней") надписи читаем: "Его Высокоприсутствие, амир-исфахсалар славнейший, мудрый, справедливый,... победоносный, непорочный (?)..." (далее испорчено); в левом углу - фрагмент со словами "Кутлуг Билг[а]", а ниже - часть лакаба "Джалал а[д-дунйа …]" и дату - "... в день среды... в середине месяца раби' ал-ахир пятьсот восемьдесят первого года" (соотв. 17 июля 1185 г.).

Все говорит о том, что это был один из "великих князей",- возможно, родной брат или иной из ближайших родственников главы династии. Все даты во внешней надписи сульси, которая, судя по её построению является прямым продолжением внутренней, могут указывать на начало и конец строительства мавзолея, а утраченным именем правившего в ту "эпоху" хакана, вне всякого сомнения было имя Кадыра б. Ибрахима ( по данным монет, правил в Узгенде с 578 или 579 по 609 гг.х.).

Мавзолей в Сафед-Булоне, известный как "Шах-Фазиль", до недавнего времени сохранял надписи, вырезанные по ганчу декоративным куфи: верхний эпиграфический пояс, идущий по всем восьми сторонам барабана купола; надпись над ним, разделенная круглыми орнаментальными розетками в углах постройки и почти полностью утраченная, еще два фриза куфи на четырех несущих стенах, между которыми расположены розеткообразные фигуры с круговыми надписями, содержащими ритмически повторяющиеся религиозные сентенции. Значительные части фризовых надписей погибли полностью, а сохранившиеся во многих местах сильно повреждены. Тем не менее В.Н. Настичу удалось расшифровать и прочесть практически полностью надпись верхнего пояса и начало средней надписи, оказавшиеся наиболее информативным в историческом отношении, а также определить отдельные слова дидактического характера в других, более дефектных частях среднего и нижнего поясов. В отличие от арабоязычных эпиграфических заставок в розетках и др., содержащих фрагменты сур Корана, символа веры и другие благочестивые изречения, все три пояса основных куфических надписей написаны на таджикском языке.

Перевод верхней надписи:

"Это обитель доблестного мужа по имени Сайф-и давлат[-и?] Маликан, который был великодушным человеком и [за это] приобрел славное имя. Пока он был жив, счастье и праведные деяния сияли над ним, как солнце [сияет] над всем миром. Когда же он пресытился [этим] бренным миром, [то] стал шахидом, не остался бренным и поспешил уйти в царство вечности. Из глаз людей текут слезы с тех пор, как он (?) стал шахидом и отвратил [свой] лик от друзей. Власть [принадлежит] Аллаху".

В надписи в начале среднего пояса говорится:

"Сей доблестный муж, известный под именем Му'изз... [в]л (?) Малик, сын Сайф-и давлата - того повелителя и шахида, приказал, чтобы была память о (?)...".

Из приведенного текста с очевидностью следует, что постройка является усыпальницей правителя не самого высокого ранга, принявшего гибель от чьей-то руки; сын покойного распорядился, возможно, о постройке мавзолея либо, если таковой был уже возведен при жизни отца, то об увековечении его памяти, а заодно и своего имени, в надписях интерьера здания. Собственно, надписи донесли до нас не личные имена этих деятелей, а их почетные прозвища - лакабы. В письменных источниках правители с такими лакабами не упоминаются, и решить вопрос об их принадлежности нам помогают только монеты караханидской чеканки третьего-шестого десятилетий XI в. Как удалось показать Б.Д. Кочневу, загадочное имя (или титул) М.л.кан носил ферганский илек Мухаммад ибн Наср, а Му'изз ад-давла Малик - его сын Аббас, упомянутый также в "северной" Варухской надписи; недавнее обнаружение фельсов ахсикетского чекана с именем "Малик б. Сайф ад-давла" серьезно подкрепило эту версию.

Нумизматические данные помогают определить и время постройки мавзолея Шах-Фазиль. Это произошло не ранее 447/1055-56 гг. - такая дата стоит на позднейшей из известных монет с именем Мухаммада б. Насра, - но и не намного позднее этой даты, т.к. наиболее вероятной причиной его гибели, как представляется, была междоусобная война, вспыхнувшая в государстве Караханидов в следующем, 448/1056-57 гг., в которой Мухаммад мог принять участие на стороне своего сюзерена Арслан-хана Сулеймана, потерпевшего поражение от своего брата и соправителя Бугра-хана. И уж совсем мало шансов имел илек Мухаммад пережить завоевание Ферганы Тамгач-ханом Ибрахимом в 451/1059-60 гг., который, судя опять же по монетным данным, ликвидировал все прежние удельные владения. Так или иначе, учитывая и возраст Маликана (Мухаммада) и его сына Малика (Аббаса; последний известен по монетам, начиная уже с 415/1024-25 гг. как самостоятельный правитель удела) время кончины Сайф ад-давла Маликана, а отсюда и срок возведения его сыном мавзолея над его могилой, при всех возможных допущениях укладываются в пределах третьей четверти XI в.

Мавзолей Канизек-Хатун построен в 734/1334 гг. для дочери амира Абуки и внучки Дува-хана из династии Чагатаидов. Исследование и реконструкция надписи на его портале были осуществлены М.Е. Массоном и А.М. Беленицким.

К моменту монгольского нашествия и особенно в первые десятилетия господства Чингизидов число сохранившихся кайраков резко падает: памятников, датируемых вторым-шестым десятилетиями XIII в., насчитываются буквально единицы.

При Чагатаиде Барак-хане и его приемниках (последняя четверть XIII - начало XIV в.) наблюдается некоторое оживление хозяйственной и культурной деятельности в городах Мавераннахра, восстанавливается духовная жизнь. Начиная с этого времени и вплоть до образования государства Тимуридов, количество погребальных памятников с надписями снова возрастает. В них отражены изменения, происшедшие в религиозной идеологии населения Средней Азии после завоевания её Чингиз-ханом. Именно к этому времени относится большинство эпитафий с ярко выраженным суфийским содержанием, появляются и достигают наивысшего развития культы местных "святых" и "чудотворцев". С другой стороны, надписи на кайраках свидетельствуют о сохранившейся преемственности этнокультурных, языковых и религиозно-идеологических традиций домонгольского времени.

Памятников, определенно датируемых ХVI-XVIII вв., на территории Кыргызстана пока не обнаружено. Видимо, это тоже в какой-то мере обусловлено конкретными историческими причинами - в первую очередь изменениями в этнической, социально-идеологической и политической структуре государственных образования позднефеодальной Средней Азии и сопредельных областей. Наконец, отмеченные в ряде мест погребальные надписи второй половины ХIX - начала ХХ вв., выполненные обычно на кыргызском и узбекском языках (иногда с заметным влиянием татарского, что объясняется появлением здесь казанских и оренбургских миссионеров), можно рассматривать как позднейшую реминисценцию мусульманской похоронной обрядности.

Рассмотренные выше средневековые эпиграфические памятники по своей содержательности и исторической ценности занимают важное место среди источников по истории Кыргызстана, являющейся неотъемлемой частью общей истории Центральной Азии.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest konti

Существование скифской общности в длительный период и на больших пространствах не оставило явных следов существования письма у этого народа.

Мне известны из литературы только два случая археологических находок памятников со знаками письма на скифских предметах.

Это костяной наконечник стрелы с нацарапанной надписью, найденный в Среднем Поволжье и сосуд с надписью из погребения Золотого Воина в Казахстане.

Обе надписи не читаемы. Но специалисты сходятся во мнении, что вероятнее всего прототипами знаков для этого письма была арамейская графика. По логике исторического развития восточно-арамейская ветвь алфавитной письменности вполне могла начать свое продвижение на пространства скифских владений.

Однако слабая социальная основа для существования класса чиновников сводит на нет вопрос о возможности широкого применения письма скифами. Их высшая знать состояла из касты воинов, что весьма ограничивало интеллектуальный рост скифов.

На территории Причерноморья только греческие надписи Неаполя Скифского можно связать с поздним периодом государственной деятельности скифов. Да и то, с большими оговорками. Письмо греческое, чиновники и писари греческие, только власть номинально скифская.

Если кому то известны дополнительные факты или есть соображения о системе передачи информации в среде скифов, прошу привести данные.

Наверное, в этой связи нет смысла обсуждать общепринятые у кочевников формы устной передачи информации.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest konti

Подборка хорошая.

К сожалению не владею китайским и комментарии не доступны.

Приведенные тюркские алфавитные письменности являются потомками восточноарамейской или сирийской ветви алфавитных письменностей.

Странно, что сирийская христианская письменность взяла верх над различными видами брахми среди верующих буддистов.

Поэтому почти все буддийские книги монголов, бурятов и других народов написаны на приспособленном эстрангелло.

Эту проблему обходят молчанием, видимо нет пока внятных объяснений.

Но по описаниям средневековых источников именно сирийская церковь была масштабно представлена в Центральной Азии на рубеже 1 и 2-го тысячелетия и являлась наиболее активным культурным слоем.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Зиядоглу
Письмо греческое, чиновники и писари греческие, только власть номинально скифская.

Если кому то известны дополнительные факты или есть соображения о системе передачи информации в среде скифов, прошу привести данные.

Не напоминает ли это тюрков?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest konti

Не вполне понял?

Что и чем напоминает и о каких временах идет речь?

Я к тому, что слишком мала вероятность существования письма у скифов.

Не обнаруживаю безусловных потребностей в фукционировании письменной передачи информации.

Share this post


Link to post
Share on other sites

To Konti:

Можно ли Вас попросить выложить фото первого из двух памятников.

(http://history.kz/issyk/14.htm) - здесь пожалуй самое лучшее фото второго.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Всем известно, что мотивы гор занимают особое место в золотых изделиях из Иссыкского кургана. Кстати кто-нибудь замечал, что узор на Иссыкской чаше (тот что рядом с надписью) - узор взят в квадрат, поразительно напоминает то, как мы привыкли рисовать горы. Если это горы, то это наводит на мысль о направлении письма...

Горы - конечно они и в Африке горы, но три вершины на золотой бляшке с ирбисом (из той же серии), просто копия трех пиков, возвышающихся выше других в панораме, открывающейся с того места, где расположены курганы (они рядом с трассой, так что с нее тоже видно неплохо).

Так что человек, которым была сделана надпись, скорее всего уроженец Иссыка (или как там тогда эту местность величали). И если письмо иранское, то по всей видимости человек этот просто походил в Иране на языковые курсы :)

Кто хочет фотки местности, могу выложить линк.

Regards

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest kanishka
Существование скифской общности в длительный период и на больших пространствах не оставило явных следов существования письма у этого народа.

Мне известны из литературы только два случая археологических находок памятников со знаками письма на скифских предметах.

Это костяной наконечник стрелы с нацарапанной надписью, найденный в Среднем Поволжье и сосуд с надписью из погребения Золотого Воина в Казахстане.

Обе надписи не читаемы. Но специалисты сходятся во мнении, что вероятнее всего прототипами знаков для этого письма была арамейская графика. По логике исторического развития восточно-арамейская ветвь алфавитной письменности вполне могла начать свое продвижение на пространства скифских владений.

Однако слабая социальная основа для существования класса чиновников сводит на нет вопрос о возможности широкого применения письма скифами. Их высшая знать состояла из касты воинов, что весьма ограничивало интеллектуальный рост скифов.

На территории Причерноморья только греческие надписи Неаполя Скифского можно связать с поздним периодом государственной деятельности скифов. Да и то, с большими оговорками. Письмо греческое, чиновники и писари греческие, только власть номинально скифская.

Если кому то известны дополнительные факты или есть соображения о системе передачи информации в среде скифов, прошу привести данные.

Наверное, в этой связи нет смысла обсуждать общепринятые у кочевников формы устной передачи информации.

А мне кажется , что иссыкское письмо схоже с орхоно-енисейским и , скорее всего , его предшественник . Про его чтение см. работы Алтая Аманжолова и Насимхона Рахмона .

И очень уж старая байка - скифское письмо может иметь арамейских предков . Я почти уверен , что иссыкское письмо , а затем его потомок - тюрко-руническое письмо восходит к самым древнейшим временам , имеет ряд сходств с другими древнейшими письменами ( в том числе с шумерским ) и его историю следует начинать хотя бы с 4-3-тыс. до н.э.

С уважением .

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest konti

Фото наконечника постараюсь выложить. Оно не очень качественное и в самом издании.

Проблема происхождения той или иной письменности слишком политизирована.

Письменность, фактически, передавалась от одного умного человека к другому. Но и для такого простого процесса существовала масса ограничений.

Когда говорят о попытке систематизации вновь открытого типа письма, то имеют ввиду не конкретную школу письма с четко привязанной локализацией к какому-нибудь административному центру определенного государства и народа, а пространственно-временной этап развития культуры письма в регионе. Если было бы иначе, то и письменность уже была бы известной.

Для восточных территорий приоритет развития вокального письма неоспоримо принадлежит арамейской ветви письма.

Использование термина "арамейский" подразумевает точку разъединения начальной фазы в развитии алфавитных систем и вовсе не дает никакого приоритета арамеям в изобретении этого письма. Даже овладение ими алфавитной письменности весьма скользко профанируется в литературе.

С другой стороны, так же неверно бездоказательно говорить о существовании некоего "древнего, саморожденного" письма.

Письменность - это великий интегральный культурный процесс, в который могли включиться только самые сообразительные представители общества. Это сейчас все насильно обучены письму, вот и кажется, что оно с легкостью существовало на протяжении всего времени.

Ситуация прошлых эпох, социального и ментально-психологического состояния общества не давала никаких шансов на освоение письменности многим индивидуумам. Люди во многих случаях были просто тупы до безобразия, потому как письменность есть сфера абстрактная. А там мало кто был силен из древних.

Говорить в таких условиях, что где-то на краю цивилизации: в пустыне, в лесу, в пещере, сидели некие мудрые, которые ничего не делали и изобретали письмо - в высшей степени наивно.

Письмо дитя цивилизации и существует только в цивилизации.

Относительно внешнего вида - это не однозначное свидетельство на предмет родственности. Все надписи любой письменности, выполненные в манере линейного письма, приобретают общие черты. Способ письма при этом оказывает определяющее значение на начертание знаков. Линейность побеждает по причине единственности способа нанесения знака при процарапывании поверхности. Можете сравнить знаки подобного типа из заведомо различных письменностей и вы увидите явные следы сближения формы знаков.

По сему - это не есть показатель происхождения или близости. Для таких оснований нужны иные аргументы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

To Konti:

С Вами соглашусь по всем позициям - Ваши доводы трезвы и обоснованы. Однако...знаете...просто невозможно не обратить особое внимание на качество ювелирных изделий из Иссыка. Это сейчас, при state of art оборудовании для обработки золота кажется, что это было всегда. А в Иссыке такие штучки откопали, которые и сейчас воспроизвести будет непросто... - поизучайте на досуге.

""Не обнаруживаю безусловных потребностей в фукционировании письменной передачи информации"" - я согласен с Вашими наблюдениями, я их тоже не обнаруживаю, но ведь и раскопано - настолько мало, что о каких-то систематических сведениях об этом и речь не может вестись. Потом, тюрки ведь писали, монголы тоже писали [не то чтобы была 100% грамотность, но ведь писали], а вели ведь такой же кочевой образ жизни, как и скифы [и/или саки]. Тюркские стеллы взять например. Не только писали - но и читали! Ну кто же их там - посреди монголии кроме самих тюрков читать-то будет [причем вряд ли каган так старался высекать на стелле тысячи знаков, только чтобы потом самому же ими любоваться - то есть читали не только каганы].

На Ваш вопрос о системе передачи информации в среде скифов - это НЕ факт, но есть гипотезы относительно смысловой нагрузки узоров [на ювелирных изделиях] - i.e. есть patterns, uniformity, симметрия и все такое, однако пока не встречал анализа, ознакомившись с которым можно было бы считать это фактом [если кто встречался - пож. подскажите!].

Я думаю что со мной все согласятся в том, что если сравнить все то, что поместили скифы (и/или саки) в свои курганы и то, что долежало в этих курганах до наших времен - то соотношение будет где-то 100 к 5. Курганы грабились начиная с момента, когда похоронная процессия исчезала за соседним холмом. Обращение в мусульманство сопровождалось сносом всего, что было связано с предшествовавшей религией (а древние письмена, причем на чем угодно, скорее всего воспринимались как связанные rather than несвязанные с ней). Это тоже не сильно помогает в построении хоть в какой-то степени систематических предположений.

Regards

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот это по моему тоже из той серии

post-1350-1182042318_thumb.jpg

post-1350-1182042625_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
Вот это по моему тоже из той серии

Скажите, на левой картинке "ритон", откуда он? Очень похож на фракийские ритоны, которые находят в Болгарии.

Фракийские находки

Share this post


Link to post
Share on other sites

А откуда взяты древнечувашские (?) руны ??? Если они древнечувашские то почему не булгарские , а если найдены на современной территории Чувашии , то почему не горномарийские ? Сейчас у многих народов мода пошла искать свою письменность (даже если её не существовало) . Собирают тамги и придают им значение букв ... Такие знаки как чувашско-кабардино-балкарские руны (?) есть у многих народов .

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest konti

Приятно общаться с людьми - всЁ они уже сразу знают! И какой автономный округ был причастен к написанию, и кто писал...

Нет никаких тормозов! Но это забота водителя.

Относительно реалиных мыслей.

"С Вами соглашусь по всем позициям - Ваши доводы трезвы и обоснованы. Однако...знаете...просто невозможно не обратить особое внимание на качество ювелирных изделий из Иссыка. Это сейчас, при state of art оборудовании для обработки золота кажется, что это было всегда. А в Иссыке такие штучки откопали, которые и сейчас воспроизвести будет непросто... - поизучайте на досуге."

Досуга ранее было много, изучал. Думаю, что большинство предметов - импорт или заказ ремесленникам. Как и в Причерноморье, этими ремесленниками были не скифы, а проффи от оседлых цивилизаций.

Вот посему и гложет сомнение, что в захоронение попали вещи, прошедшие через сотые руки и мала вероятность скифского происхождения надписи.

"... но ведь и раскопано - настолько мало, что о каких-то систематических сведениях об этом и речь не может вестись. Потом, тюрки ведь писали, монголы тоже писали [не то чтобы была 100% грамотность, но ведь писали], а вели ведь такой же кочевой образ жизни, как и скифы [и/или саки]. Тюркские стеллы взять например. Не только писали - но и читали! Ну кто же их там - посреди монголии кроме самих тюрков читать-то будет [причем вряд ли каган так старался высекать на стелле тысячи знаков, только чтобы потом самому же ими любоваться - то есть читали не только каганы]."

В плену желаний сладких...

Все гораздо хуже. Действительно - раскопано там, где есть археологи, а не там где надо. Как глянеш на карту какой-нибудь архкультуры - сразу видно из какого универа или музея копали в своих околотках. А в промежутках - пустота...

Тюрки и моголы писали - писали, только по разному в разное время: и количественно, и качественно. Это не довод для проведения обратных проекций в древность. Обратная проекция дает геометрическую прогрессию на сужение вероятной базы письменности. И коэффициент ее пока никто не определил. Для средневековых городов Европы до Ренесанса максимальный предположительный процент грамотных людей составлял 3%. И это на одном месте в течение тысячелетия и более...

А вот правители зачастую были новаторами по принципу заимствования - а чем я хуже? И заглядываясь на китайских ванов некоторые и себя хотели увековечить. У меня лично есть большое сомение в саморожденности тюркского рунного письма. Мне здается, что оно неуклюжий потомок от творчества приблудных грамотеев на службе правителей тюрков. Но это только гипотеза...

"На Ваш вопрос о системе передачи информации в среде скифов - это НЕ факт, но есть гипотезы относительно смысловой нагрузки узоров [на ювелирных изделиях] - i.e. есть patterns, uniformity, симметрия и все такое, однако пока не встречал анализа, ознакомившись с которым можно было бы считать это фактом [если кто встречался - пож. подскажите!]."

Есть понятие "предметное письмо". Эту стадию проходили многие сообщества. Некоторые там и остались.

Среди предметов, применявшихся в этих целях, была веревка и ее сестры. Проблема веревочных узоров для передачи значений весьма актуальна. Кипу инков - реальное воплощение такой системы. Для остальных регионов только отдельные факты или предположения.

Относительно скифов - ну уж как только не трактовали их узоры, как только не толкли их орнаменты... Целые мифы доставали из пекторалей - но все это треп. Нужны только факты, а их пока не видать. Видеть в греческих орнаментах скифское мировоззрение - это действительно исКУССтво. Согласен, что было что-то. Потому и тему открыл, чтобы поразмыслить коллективно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest konti

Как всегда, память подвела. В первом случае шла речь о надписи на псалии, а не о наконечнике.

Приношу извинения.

Источник:

Чижина Е. Раннескифские зооморфные псалии из Южного Приуралья и Нижнего Поволжья.- СГЭ, 1987, вып. 52.

Изображения.

post-600-1182359272_thumb.jpg

post-600-1182359356_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
Уважаемая администрация форума, обратите, пожалуйста, внимание на черемиса! Почему постоянно у него и у некоторых других присутствует попытка принизить историю великого и древнего тюркского этноса??? Это стремление очень некрасиво. Мы же не пытаемся принижать угров, славян, иранцев и др....

Продемонстрируй пожалуйста. И это не знаки, а рунические письмена... И не кабардино-балкарские, а карачавео-балкарские... Грамотей :) ...

А чем докажешь , что это карачаево-балкарские знаки ... Я например , как и большинство историков вне Карачаево-балкарии ... Считаю , что до прихода тюрков в тех местах жили автохтоны . Которые и могли оставить эти знаки . А по поводу , чувашского алфавита , ты так и ничего не обьяснил ... Я немогу продемонстрировать , просто знаю , что в Марий Эл один человек тоже такую тему пытается воссоздать исторический марийский алфавит (мне он также смешон как и создатель древнечувашского алфавита ) .

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest konti
Вот это действительно правильно и соответсвует реальному положению дел.

Приятно видеть реалиста с 4-х тысячелетним стажем в антропологии и рассоведении.

Однако при чем здесь письменность?

Деревья и пни от них живут и дольше....

Share this post


Link to post
Share on other sites

по утверждению Андрея Кривошапкина - Айын,а иссыкская надпись свободно читается на орхоно-енисейском силлабарии с использованием якутского языка. В ней изложена просьба к духам потомка благородных Сууhарыл, который просит вместо жизни своего юного сына взять его, старика-вождя, жизнь. Интересно, что руны, обозначающие "вождь" и "старик", которые имеются на этой чашке, в том же характерном начертании имеются на реке Мархе в Якутии.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest konti
Есть така пословица - "Ищет следы медведя, когда видит самого медведя". Зачем усложнять то, что очевидно - скифы-тюрки и этим всё и объясняется. А если Вы из любителей создавать сложности там, где их нет - то это действительно Ваша забота.

P.S. А вообще благодарю Вас, Конти, за создание этой темы, в которой мы смогли продемонстрировать в очередной раз, один из тысяч аргументов идентичности понятий скиф и тюрок. :)

За благодарность - спассибо, но подковырки не нужны.

Вы правы - я не любитель лозунгов, а люблю реальность.

Уважаемый Тахир!

Если бы Вы видели тщедушные низкорослые скелетики скифов в запасниках наших музеев, больше похожих на субтильных подростков, то наверняка не согласились бы признать их предками коренастых ширококостых тюрков. А ведь питались они одинаково!

Только некоторые вожди были рослыми и в погребениях изредка встречаются гиганты под 2 метра ростом.

Что тоже на тюрков не похоже...

А вот наличие письменных памятников у скифов и помогло бы прояснить много вопросов.

Но Вас они уже не интересуют...

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest konti
по утверждению Андрея Кривошапкина - Айын,а иссыкская надпись свободно читается на орхоно-енисейском силлабарии с использованием якутского языка. В ней изложена просьба к духам потомка благородных Сууhарыл, который просит вместо жизни своего юного сына взять его, старика-вождя, жизнь. Интересно, что руны, обозначающие "вождь" и "старик", которые имеются на этой чашке, в том же характерном начертании имеются на реке Мархе в Якутии.

Есть в дешифровке понятие предельной длины текста, когда он даже на исходном языке может быть прочитан только однозначно.

Для русского языка с высокой нормированностью лексики и четко разработанной орфографией предельная длинна около 13 знаков.

Ниже этой обметки можно получить множество вариантов чтения, которые будут удовлетворять данному комбинаторному набору знаков.

Потренируйтесь сами. Напишите 10 любых чисел от 1 до 33 (при условии повторения не более 2 чисел подряд) и подставляйте вместо них буквы. Вы легко получите разные варианты чтения.

Обратите внимание, что изначально никакого текста на русском языке не существовало вообще! А вы его получили!

Если незнакомые знаки предположительно могут передавать слоговое письмо, то вариаций будет гораздо больше. Подставляя вместо неизвестных знаков свои толкования можно такого насочинять!!!

Вот примерно таким способом и читают всякое, что в голову взбредет.

Забывают о самом главном - проверке правильности прочтения. Но это вредно для самолюбия.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest konti
Тюрки (скифы) бывают разные, т.к. со времени распада пратюркской общности прошло не менее 6 тысяч лет (распад древнеямной культурной общности в 4 тысчелетии до н.э., Волго-Уралье). И поэтому какие-то отдельные образцы не стоит выдавать за общее. :) Со временем и акселлерация происходит. ;)

Хотелось бы поподробнее узнать:

Застали мамонты тюрков или уже нет?

А вот наши козаки гордятся, что они мамонтов гоняли.

Если Ваши тюрки их не гоняли, то и места им, тюркам, на планете земля уже небыло - все украинские козаки позанимали.

Следовательно: скифы не тюрки, а козаки.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Следовательно: скифы не тюрки, а козаки.
Фантазёров везде хватает . У меня вот книжка валяется , по истории руси в 40 т.дон.э. Куда там магам с их шумерами :rolleyes:

Share this post


Link to post
Share on other sites
Фантазёров везде хватает . У меня вот книжка валяется , по истории руси в 40 т.дон.э. Куда там магам с их шумерами :rolleyes:

Маг с шумерами опирается на реальную древнейшую лексику, а не на историю Руси в 40 тысячилетии до нашей эры...

Да и во-вторых, чтобы понять что русский язык это производный и относительно не древний язык, и потому не тянет на 40 кг особого ума не надо... :rolleyes:

В русском языке своего, особого, русского, НИЧЕГО НЕТ...

И СЕРДЦЕ и УМ и ЧЕСТЬ всё читается на более древнем языковом слое... :rolleyes:

Маг

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...