Jump to content



Guest Зиядоглу

Парфяне.

Recommended Posts

Зиядлоглы, пехлеви – это среднеперсидский язык, парфянский – северо-западный иранский. Это разные языки, друг мой! Тексты сохранились и на том, и на другом. Парфяне, безусловно были в тесном контакте с тюрками.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Зиядоглу
Зиядлоглы, пехлеви – это среднеперсидский язык, парфянский – северо-западный иранский. Это разные языки, друг мой! Тексты сохранились и на том, и на другом. Парфяне, безусловно были в тесном контакте с тюрками.

Фаррух, то, чего называют парфянским языком вовсе не язык парфян, независимо оттого какой он: средне, западно, восточно-крайне-иранский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уважаемые форумчане, я предлагаю Вашему вниманию, три статьи, написаных моим другом, который является магистрантом. Он специализируется на Истории Парфянского государства и просил меня предоставить вам на обсуждение эти статьи. Ему очень интересны Ваши мнения.

ПЛЕМЕНА ДАХОВ И ОБРАЗОВАНИЕ ПАРФЯНСКОГО ГОСУДАРСТВА.

Н.Н. ЛЯПУНОВА, Р.Ю. НЕЧАЕВ.

Восточно-Казахстанский государственный университет им. С. Аманжолова, г. Усть-Каменогорск

История Парфянской державы Аршакидов постоянно привлекает внимание исследователей. Как известно, данное государство основали в середине III века до н.э. кочевники – парны, входившие в конфедерацию дахов, называемых также даями или дагами. Вместе с тем, история самих дахов в период до создания Парфянской державы порождает проблемы, связанные, прежде всего, с их локализацией во времени и пространстве, а также отождествлением с другими народами. Они не рассматривались такими авторами фундаментальных монографий, посвященных политической истории Парфии, как А.Г. Бокщанин и М.М. Дьяконов. Поэтому, целью нашей работы является изучение данных проблем, насколько позволяют сведения письменных источников.

Впервые дахи упоминаются в так называемой «Антидэвовской» надписи ахеменидского царя Ксеркса (V век до н.э.) [1]. Впрочем, вавилонский историк Беросс, писавший в начале III века до н.э. сообщает, что основатель мировой империи Ахеменидов Кир Великий (559 – 530 годы до н.э.) погиб в «равнинах даев» [2]. Вместе с тем, труд Беросса, созданный двумя столетиями спустя, дошел до нас лишь в виде коротких фрагментов в передаче историка Александра Полигистора [3]. Если принять за основу версию Беросса, то она противоречит другой, хронологически более близкой информации о смерти Кира. Кроме того, необходимо учитывать, что дахи впервые упоминаются в персидских источниках на полвека позже последнего похода Кира Великого. Все это вызывает серьезные сомнения в реальности сведений Беросса [2]. Следовательно, мы не можем говорить о появлении дахов на исторической арене ранее V века до н.э. К сожалению, нельзя точно локализовать ареал их обитания в то время. Также неизвестно, являлись ли дахи коренным или пришлым населением тех мест, где их застали персы. Отсутствие сведений о прародине дахов чрезвычайно затрудняет проблему их происхождения. Судя по всему, они относились к кругу сарматских народов Западного Казахстана, что подтверждает их духовная близость. В частности, сарматы, как и потомки дахов – парфяне, использовали военные штандарты в виде изображений драконов [4, 5].

Начиная с последней трети IV века до н.э., дахи фигурируют в сообщениях античных историков. Так, мы узнаем, что они сражались на стороне Дария III в битве при Гавгамелах. После поражения и гибели этого царя дахи принимали активное участие в освободительной борьбе народов Средней Азии против греческих завоевателей. В результате ее дахи все же были вынуждены выразить покорность Александру, и оказались в составе его армии, совершившей поход в Индию [6]. Очевидно, дахи остались за пределами административно-политической системы империи Александра и стали его союзниками. После смерти великого завоевателя, в ходе борьбы диадохов, они освободились от этой зависимости.

Существует точка зрения, что дахи соответствуют так называемым «европейским скифам», упоминаемым историками походов Александра Македонского [7]. По сведениям античных авторов у последних существовала государственность и развитая социальная стратификация [6]. У дахов ничего подобного не зафиксировано, напротив, можно утверждать, что до образования государства Аршакидов они жили родоплеменным строем. Прежде всего, давно отмечалась связь между социальной структурой и военной организацией номадов. Родоплеменная знать являлась тяжелой кавалерией, в то время как рядовые степняки представляли собой массу легковооруженных всадников. В исторической науке существует мнение, что «дахи – военное ядро сырдарьинских и приаральских племен. Они – закованные в броню всадники, на покрытых доспехом конях» [8]. Следует, однако, учитывать что, представление о дахах, как тяжелой коннице, основано опять же на отождествлении их со «скифами». Античные авторы говорят о собственно дахах как конных стрелках или легких войсках. Например, Арриан в описании битвы при Гидаспе называет дахов – конными лучниками [9]. Курций Руф, рассказывая о том же событии, упоминает их в составе подвижных и легких войск [10]. Полибий, сообщая о битве при Рафии, говорит, что в армии Антиоха III были даи, вооруженные по способу легких войск [11]. Наконец Тит Ливий также называет дахов – конными лучниками. Никто из античных историков не сообщает о наличии у дахов тяжелой конницы. Всадники в панцирях и со щитами отмечены только у «скифов», что само по себе уже противоречит их отождествлению с дахами [9]. При Александре Македонском и даже после образования государства Аршакидов последние являлись легкими кавалеристами, главным оружием которых были лук и стрелы.

Кроме того, детальное описание объединения дахов Страбоном не оставляет сомнения в том, что у них существовали отдельные племена, игравшие самостоятельную роль в исторических событиях. Так он сообщает: из дахов одни называются парнами, другие – ксанфиями и третьи – писсурами [12]. В связи с этим необходимо подробно остановится на соотношении названий дахи и парны. Последние, безусловно, представляли собой одно из племен конфедерации дахов. Тем не менее, в научных работах используется выражение «племена парнов» [1]. Если считать парнов племенным союзом, то тогда дахов придется признать объединением нескольких подобных союзов. Вместе с тем, письменные источники четко отличают дахов от саков и массагетов, что невозможно при неизбежной в таком случае громоздкой и аморфной организации. Таким образом, вышеизложенные соображения делают идентификацию дахов со «скифами» проблематичной.

При Александре Македонском дахи кочевали к северу от Сырдарьи, в Приаралье, не исключено также, что некоторые их группы появились уже и в районах около Согдианы. С этого, вероятно, и началось продвижение дахов на юго-запад, в Восточный Прикаспий [6]. Помпоний Мела уже знает дахов как племена, живущие вместе с согдийцами у поворота Окса (Амударьи) на север [13]. Греческий путешественник Патрокл, совершивший плавание по Каспийскому морю в промежутке между 285 – 280 годами до н.э. упоминает одно из племен дахов – парнов на его восточном побережье [14]. Следовательно, переселение дахов можно рассматривать как постепенный процесс, завершение которого относится к 80-м годам III века до н.э.

После миграции племена дахов расселились следующим образом: парны – рядом с Гирканией, на берегу Каспийского моря; ксанфии и писсуры – восточнее, вплоть до Маргианы [12]. Таким образом, образовалась концентрация номадов в непосредственной близости от Парфии и Гиркании – провинций империи Селевкидов. Интересно отметить, что парны территориально оторвались от основного ядра дахов. Также они упоминаются Страбоном в бассейне реки Ох [12]. Давно замечено, что под этим именем он знает две реки: одну в Бактрии, а другую в Гиркании и Несее [7, 15]. Попытка отождествления гирканского Оха с Узбоем, предпринятая М.J.Ольбрыхтом, вызывает серьезные возражения [13, 16]. В этом случае придется «перенести» в бассейн Узбоя область Несею, что противоречит сведениям других античных авторов о нахождении ее в южном Туркменистане. Очевидно, Ох соответствует современному Атреку [13, 15].

Вместе с тем, имеющиеся сведения не дают оснований сразу поместить парнов в долину Атрека. Страбон, при описании морского берега, сообщает о наличии пустыни в промежутке между парнами и Гирканией. В другом месте он добавляет, что «между парнами, Гирканией и Парфией вплоть до области ариев лежит обширная и безводная пустыня; проходя через нее длинными переходами, парны делали набеги на Гирканию, Несею и парфянские равнины. Эти племена (которые подвергались набегам) согласились платить парнам дань; дань состояла в дозволении им в определенное время совершать набеги на страну и уносить добычу. Но когда они дерзко нарушали договор, начиналась война, затем опять примирение, а потом снова военные действия. Таков образ жизни и прочих кочевников: они постоянно нападают на своих соседей и затем снова примиряются с ними» [12].

Бесспорно, эти сведения относятся к периоду времени после переселения дахов в Восточный Прикаспий, но до образования государства Аршакидов. В вышеприведенных отрывках ничего не говорится о какой-либо связи парнов с Атреком. Это вполне естественно, потому что Ох, согласно Страбону, протекал по Гиркании и Несее [12]. Ясно, что для набегов с его берегов на эти области парнам не было необходимости пересекать обширную и безводную пустыню. Кроме того, в промежутке между Атреком и Гирканией подобной пустыни попросту нет. Также несомненно, что кочевья парнов, находясь во время набегов на Атреке, являлись бы слишком уязвимыми для ответного удара. Таким образом, можно утверждать, что первоначально парны поселились к северу от пустыни Каракумы, возможно в нижнем течении Узбоя, откуда и совершали регулярные набеги на оседлые области. Такая локализация не противоречит расселению апасиаков от Узбоя до нижней Сырдарьи, отмеченному еще С.П. Толстовым [17]. Сведения источника, на которые он в данном случае опирался, относятся к концу III века до н.э., когда парны уже ушли на юг, в Парфию.

Мы точно не знаем, как долго продолжался период набегов. Все же можно утверждать, что он занял достаточно много времени, так как отразился у Страбона в качестве примера типичного поведения номадов. Это косвенно подтверждает Помпей Трог, характеризуя основателя Парфянского государства – Аршака как человека, обычно занимавшегося грабежом и разбоем [18]. Набеги были вызваны потребностью кочевников в продуктах земледелия и ремесла. Вероятно, у парнов в ту эпоху происходила определенная эволюция социально-политической структуры. Набеги усиливали значение вождя племени, прежде всего, как военного руководителя. Он играл решающую роль в распределении захваченной добычи и дани, раздавая их представителям родовой знати. В соответствии с принципом эквивалентного обмена, последняя превращалась в служилую, зависимую от вождя. Аристократы в свою очередь, часть полученного передавали рядовым кочевникам и те становились их клиентами. Таким образом, формировались устойчивые патронажно-клиентельные связи, усиливалась власть вождя, происходила консолидация племени парнов.

Кроме того, регулярные набеги создавали предпосылки для завоевания указанных областей номадами и установления их власти над оседлым населением. Интересно отметить, что в рассказе Страбона ничего не сообщается о реакции на набеги парнов селевкидской государственной администрации. О Гиркании он прямо говорит, что македоняне владели страной короткое время и занятые войнами не были в состоянии наблюдать за этими отдаленными областями [12]. То есть центральное правительство уделяло недостаточное внимание восточной периферии империи. Воспользовавшись слабостью власти Селевкидов в Средней Азии, парны перешли от набегов к завоеваниям. Около 250 года до н.э. они, под руководством своего вождя Аршака, заняли область Аставену. Еще В.В. Бартольд помещал ее в бассейне Атрека [19]. Здесь в 247 году до н.э. Аршак был провозглашен царем в городе Асааке [1]. Разумеется, эффективно контролировать Аставену, находясь к северу от Каракумов, парны не могли. Очевидно, в это же время они переселились в долину Атрека и заняли Несею. Интересно, что Страбон неоднократно упоминает гирканский Ох – Атрек, но как место обитания парнов, он фигурирует только в рассказе о вторжении их в Парфию. Следовательно, парны появились там незадолго до этого события. Помпей Трог, рассказывая об образовании Парфянского государства, также помещает дахов между Гирканией и Апаортеной [18]. Если последняя идентична области Апаварктикене у Исидора Харакского, то получится, что дахи занимали Аставену и Парфиену (Несею), то есть бассейн Атрека.

Идея о переселении парнов с Узбоя на Атрек уже высказывалась в исторической науке [15]. Поэтому, необходимо четко различать две фазы в истории парнов: первоначально они кочевали к северу от Каракумов, откуда и совершали набеги, а впоследствии заняли бассейн Атрека и оттуда вторглись в Парфию. Трудности и противоречия в локализации парнов возникают именно при попытках совместить разные сведения источника.

Покорение земледельческих областей способствовало увеличению могущества парнов. Тем временем, селевкидский сатрап Парфии Андрагор отложился от центрального правительства. Воспользовавшись этим благоприятным обстоятельством, в 238 году до н.э. парны Аршака вторглись в Парфию и завоевали ее, а затем и Гирканию [1]. Так образовалось государство Аршакидов, ставшее с течением времени одной из великих держав древности.

Точно не известно, какими были отношения Аршака с другими племенами дахов в тот период. Возможно, пролить свет на связи дахов с первыми Аршакидами позволяют сведения Полибия и Тита Ливия. Они сообщают о том, что дахи сражались в битвах при Рафии (217 год до н.э.) и Магнезии (190 год до н.э.) на стороне селевкидского царя Антиоха III [1, 11]. Попасть в его армию они могли только при посредничестве Аршакидов, признававших на первых порах сюзеренитет Селевкидов [1, 20]. Также очевидно, что завоевание значительных территорий не могли осуществляться силами одних парнов. Следовательно, племена дахов в тот период времени являлись союзниками парфянских царей или находились в какой-то зависимости от них.

Необходимо отметить существенное влияние родоплеменных традиций номадов на формирование государственной организации Парфянской державы. Пожалуй, наиболее полно оно проявилось в создании совета знати, ограничившего власть царя. Его идея напрямую восходит к традиционному кочевому укладу: никто не мог позволить вождю единолично принимать решения, определявшие судьбу всего племени. В научной литературе неоднократно высказывались сомнения по поводу существования данного совета [1]. Тем не менее, свидетельства письменных источников подтверждают его наличие [12, 18, 21]. Совет выбирал преемника умершему правителю, а также мог сместить царя и участвовал в обсуждении важнейших политических вопросов.

Вышеизложенные соображения подводят нас к следующим выводам. Племена дахов появились на исторической арене не ранее V века до н.э. Они не имели никакого отношения к «европейским» скифам. Набеги парнов способствовали ускорению их социально-политического развития, что и привело к возникновению государства Аршакидов.

В целом можно сказать, что обстоятельства образования Парфянского государства сильно повлияли на его последующее отношение к номадам Средней Азии. Дальнейшая судьба дахов также была тесно связана с историей династии Аршакидов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Бадер А.Н. Проблемы возникновения и политического устройства Парфянского царства в современной историографии./А.Н. Бадер. – ВДИ, 1989. – №1 – С. 222,217,219,220,221,227.

2. Пьянков И.В. К вопросу о маршруте похода Кира II на массагетов. /И.В. Пьянков. – ВДИ, 1964. – №3 – С. 124, 125.

3. Дьяконов И.М. История Мидии. /И.М. Дьяконов. – М. – Л., 1956. – С. 37.

4. Масон М.Е., Пугаченкова Г.А. Оттиски парфянских печатей из Нисы./М.Е. Масон, Г.А. Пугаченкова. – ВДИ, 1954. – №4 – С. 164.

5. Блаватский В.Д. Очерки Военного дела в античных государствах Северного Причерноморья. /В.Д. Блаватский. – М., 1954. – С. 120.

6. Гаибов В.А., Кошеленко Г.А. Кочевники Средней Азии в эпоху Александра Македонского (данные письменных источников). /В.А. Гаибов., Г.А. Кошеленко. – ВДИ, 2005. – №1. – С. 117,118,119,120,121,122,123.

7. Пьянков И.В. Средняя Азия в античной географической традиции. /И.В. Пьянков. – М., 1997. – С. 227, 228.

8. Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Казахстан. Летопись трех тысячелетий. /С.Г. Кляшторный., Т.И. Султанов. – Алма-Ата. 1992. – С. 42.

9. Арриан. Поход Александра. – М., 1993. – С. 143, 179.

10. Курций Руф. История Александра Македонского. – М., 1993. – С. 197.

11. Полибий. Всеобщая история.– СПб., 1994. – Т.1. – С . 460.

12. Страбон. География.– М., 2004. – С. 310, 311, 313, 316, 317.

13. Пьянков И.В. Рецензия на монографию М.J. Ольбрыхта «Parthia et ulteriores gentes». – München, 1998. /И.В. Пьянков. – ВДИ, 2002. – №3. – С. 225,226.

14. Ельницкий Л.А. Знания древних о северных странах./Л.А. Ельницкий. – М., 1961. – С. 133.

15. Балахванцев А.С. Дахи и арии у Тацита. /А.С. Балахванцев. – ВДИ, 1998. – №2. – С. 154, 155.

16. Ольбрыхт М.J. Рецензия на монографию И.В.Пьянкова «Средняя Азия в античной географической традиции»./М.J. Ольбрыхт. – ВДИ, 2003. – №1. – С.169.

17. Толстов С.П. Древний Хорезм. /С.П. Толстов. – М., 1948. – С. 234.

18. Марк Юниан Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога Филиппова история./ М.Ю. Юстин // Вестник Древней Истории. – 1955. – № 1. – С. 219, 221, 224.

19. Бартольд В.В. Работы по исторической географии. /В.В. Бартольд. – М., 2002. – С. 338.

20. Дьяконов М.М. Очерк истории древнего Ирана. /М.М. Дьяконов. – М., 1961. – С. 182.

21. Корнелий Тацит. Анналы. – Л., 1969. – Т.1. – С. 281.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ПАРФЯНСКОЕ ГОСУДАРСТВО И КОЧЕВНИКИ СРЕДНЕЙ АЗИИ

В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ II ВЕКА ДО Н.Э.

Н.Н. ЛЯПУНОВА, Р.Ю. НЕЧАЕВ.

Восточно-Казахстанский государственный университет им. С. Аманжолова, г. Усть-Каменогорск

В последнее время значительно возрос научный интерес к роли кочевых племён в истории Древнего мира. Одной из ведущих проблем является характер взаимоотношений номадов и оседлых государств. При всестороннем исследовании данной проблемы может быть использован материал по истории Парфянской державы. Особенно важны сведения, относящиеся к периоду последней трети II века до н.э., который отличается наиболее интенсивными, сложными и драматическими отношениями парфян с кочевниками Средней Азии. Следовательно, цель нашей работы: целостная реконструкция развития отношений Парфии с номадами Средней Азии в указанный период.

Изучением данной темы занимались такие ученые как С.П. Толстов, Б.Г. Гафуров и М.М. Дьяконов. Их работы носили обобщающий характер и не ставили задачи подробного анализа событий последней трети II века до н.э. Мы попытаемся заполнить этот пробел, насколько позволяют источники.

Парфянское государство основали кочевники – парны в середине III века до н.э.. Его создание отвечало интересам широких масс номадов, стремившихся к захвату добычи и дани, к длительной эксплуатации земледельческих областей. Парны, во главе со своим вождем Аршаком, просто занимали наиболее активные, руководящие позиции в этом движении. Первые Аршакиды являлись выразителями и защитниками интересов номадов, поэтому в борьбе с империей Селевкидов они опирались на поддержку кочевых племён Средней Азии. Так, союзником Аршака I являлось мощное объединение апасиаков, контролировавшее степи от Узбоя до нижнего течения Сырдарьи [1]. Возможно, что апасиаки оказывали значительную военную помощь и Аршаку II. Только этим фактом можно объяснить длительное и отчасти успешное сопротивление парфян 120-тысячной армии Антиоха III. В обоих случаях номады Средней Азии выступают как равноправные союзники и опора династии Аршакидов. Немалое значение имело то обстоятельство, что Аршакиды сами вышли из среды степняков и оставались им духовно близки. Следовательно, подобные отношения кочевников и Парфянского государства являются традиционными, возникшими непосредственно в процессе создания державы Аршакидов.

Главный противник Парфии – империя Селевкидов постепенно слабела. К последней трети II века до н.э. Аршакиды отняли у неё обширные, экономически развитые области в Иране и Месопотамии. Вместе с тем, Селивкиды ещё располагали значительными силами для военно-политического реванша. На востоке парфяне покорили Маргиану, Арейю и Дрангиану [1]. Расширение границ Парфянского государства поставило перед Аршакидами сложную задачу контроля и защиты огромных территорий. Её решению препятствовала нехватка людских ресурсов, истощённых в ходе многолетних войн. Это обстоятельство сильно отразилось на дальнейших событиях.

В 131 году до н.э. селевкидский царь Антиох VII начал войну с Парфией. Его огромная армия вторглась в Месопотамию, заняла Вавилон и летом 130 года до н.э. продвинулась в Мидию [2]. Государство Аршакидов оказалось на грани гибели. Парфянский царь Фраат II (138-129 гг. до н.э.) вынужден был обратиться за помощью к кочевникам – «скифам» [3]. Как видим, в тот момент взаимоотношения парфян с номадами Средней Азии ещё сохраняют традиционный характер. То есть последние были дружественно настроены по отношению к Аршакидам и готовы прийти им на помощь.

Под термином «скифы», очевидно, скрываются саки, сакараваки, асианы и другие кочевые народы Средней Азии. Они к тому времени уже заняли Согдиану и начали проникновение в Бактрию. Это масштабное переселение, вероятно, было следствием комплекса причин. Во-первых, следует отметить политическую консолидацию, происходившую в течение двух предыдущих веков. Она явилась ответом на стремление эллинов расширить свои среднеазиатские владения в северо-восточном направлении. Во-вторых, номады испытывали потребность в продуктах земледелия и ремесленного производства, получить которые можно было только у оседлого населения Бактрии и Согдианы. В-третьих, сакские племена вытеснялись в южном и юго-западном направлениях юечжами (или тохарами). Эти центральноазиатские кочевники из Семиречья, через Ферганскую долину, вышли к верхнему течению Амударьи, где и застал их в 128 году до н.э. Чжан Цянь [4].

Рассчитывая на богатую военную добычу, скифы охотно послали свои отряды на помощь парфянам, но опоздали. Весной 129 года до н.э. армия Антиоха VII была уничтожена восставшим населением восточного Ирана. Дальнейшие события развивались следующим образом: скифы потребовали обещанную им плату, но Фраат II отказал. Также он отклонил идею их участия в предполагаемом походе парфян на Сирию. В ответ на это скифы стали опустошать восточные области Парфянского государства. Фраат II выступил в поход против них, однако, был разбит и погиб. Номады разграбили парфянские земли и вернулись в родные кочевья [3]. Как видим, в тот момент сакские племена не стремились переселяться на территорию государства Аршакидов.

Таким образом, после разгрома Антиоха VII в отношениях между династией Аршакидов и кочевниками наступает кризис. Его предпосылки назревали давно, в течение многих лет. Главная причина кризиса заключалась, вероятно, в следующем. По мере роста Парфянского государства, Аршакиды все более и более опираются на земледельческое и городское население, используя его огромный экономический потенциал, следовательно, династия должна была защищать интересы оседлых жителей, которые не совпадали с интересами номадов. Фраат II не хотел и не мог отдать на разграбление кочевникам жителей восточноиранских областей, сделавших решающий вклад в разгром селевкидской армии. Кроме того, Фраат II – владыка огромной империи парфян, относился к номадам иначе, чем его предки – правители небольшого княжества на границе со степью. Он уже не видел в кочевых племенах равноправных союзников и опору династии. Только в обстановке крайней опасности для государства Фраат II обратился за помощью к степнякам; но как только ситуация улучшилась, сознательно пошёл на конфликт с ними. Имперские амбиции, расширение Парфянского государства на западе неизбежно должны были привести к идее установления власти Аршакидов в Средней Азии и подчинения номадов.

В то время у кочевников, вероятно, происходили важные социально-политические перемены. В результате походов номады получали добычу и дань. Значительная их доля, видимо, доставалась вождям, руководившим походами. Часть ценностей они раздавали представителями родовой знати. В соответствии с принципом эквивалентного обмена, последняя превращалась в служилую, зависимую от вождей. В свою очередь, аристократы долю полученного передавали рядовым кочевникам, и те становились их клиентами. Таким образом, формировались устойчивые патронажно-клиентельные связи, усиливалась власть вождей, происходила консолидация племен. Общение с оседлым населением Бактрии и Согдианы также способствовало ускорению темпов социально-политического развития номадов. Все эти обстоятельства обеспечили военное превосходство кочевников над парфянами и сделали неизбежным поражение Фраата II.

Приемник Фраата II Артабан I (129-123 гг. до н.э.) вынужден был выплачивать скифам дань [5]. Конечно, выплата дани не означала утраты Аршакидами политической самостоятельности. Видимо, Артабан I преследовал цель: не допустить новых набегов степняков и спасти от разорения жителей восточных областей Парфии. Следовательно, выплата дани диктовалась защитой интересов оседлого населения. Миролюбие Артабана I имело ещё одну причину: положение в западных районах Парфянского государства было очень тяжёлым. В 127 году до н.э. царь Харакены напал на парфянские владения в Месопотамии и захватил Вавилон. Параллельно шла война с Элимаидой. Ситуация осложнялась ещё тем, что парфянский наместник Мидии и Месопотамии – Гимер стремился к самостоятельности [6–7]. В таких условиях Артабану I ничего не оставалось, как сохранять мир с кочевниками Средней Азии.

Около 123 года до н.э. ситуация в среднеазиатском регионе резко меняется. Многочисленные кочевники – тохары (юечжи) перешли Амударью и вторглись в Бактрию. Вторжение тохаров создало реальную угрозу восточным областям империи Аршакидов. Под их давлением сакские племена начали масштабное проникновение в пределы Парфии. В таких условиях Артабан I выступил против тохаров, но успеха не имел и погиб [3].

После гибели Артабана I кочевники – саки заняли Маргиану, а также Тапурию и Траксиану – прикопетдагские области на границе с Каракумами. Одновременно началось проникновение сакараваков в Дрангиану, впоследствии эта область стала называться Сакастан [1]. У кочевников, осевших в восточных областях Парфии, возникли ранние государства. Этот процесс был стимулирован усложнением этносоциальной структуры в результате подчинения оседлого населения номадами. Государства, созданные кочевниками, испытали влияние парфянских политических институтов. Но в их внутренней структуре присутствовали архаические черты. Например, у сакараваков в Сакастане власть переходил от царя к сыну его сестры, что является пережитком матриархата [8]. Следовательно, раннегосударственные образования саков не могли соперничать с устоявшейся империей Аршакидов, что подтвердили дальнейшие события.

Новый царь Парфии – Митридат II (123-87 годы до н.э.) занялся ликвидацией кризиса. Прежде всего, был устранён наместник Гиммер [6]. Таким образом, Митридат II установил прямой контроль над Мидией и Месопотамией, получив в распоряжение ресурсы этих богатых областей, он существенно укрепил своё положение. Затем, в 121 году до н.э. парфяне завоевали Харакену [6]. Следующим этапом политики Митридата II было подчинено кочевников, проникших в восточные области Парфянского государства. Античный автор повествует: «он вёл со скифами многие войны и отомстил им за обиды, нанесённые его предкам» [3]. Существует интересная серия монет с названиями восточноиранских областей: Маргианы, Арейи, Траксианы. На монетах присутствует надпись – «в походе», что позволяет сделать вывод о военных действиях в этих областях [6]. В результате их сакские племена были подчинены парфянами. Успех Митридата II объясняется, видимо, отсутствием у «скифов» политического единства.

Покорение сакских племен было важным шагом на пути возрождения парфянского могущества. Усилив ими свою армию, Митридат II разгромил тохаров. По сведениям китайской хроники, объединение юечжи распалось на пять владений [9]. Как реальная политическая сила, тохары сходят со сцены. Также Аршакиды установили контроль над кочевниками Сакастана [7].

В результате эффективной политики Митридата II в Средней Азии была утверждена гегемония Парфянской державы. С этого времени империя Хань в своей среднеазиатской политике ориентируется на Парфию. В 115 году до н.э. китайское посольство впервые появилось в пределах государства Аршакидов [10]. Дипломаты отметили высокую плотность городского и земледельческого населения восточных областей Парфии [9]. Дружественные отношения с империей Хань способствовали развитию парфянской торговли, что отвечало интересам оседлого населения. В это время начинает функционировать Великий шёлковый путь, связавший народы и цивилизации Дальнего и Ближнего Востока.

Таким образом, изучение истории Парфянского государства последней трети II века до н.э. невозможно без учёта роли кочевых племен Средней Азии. События данного периода имели для него серьёзные последствия. Прежде всего, в исключительно сложных условиях, империя Аршакидов продемонстрировала прочность и жизнеспособность. Вместе с тем, её социально-политическая структура подверглась определённой трансформации. Усилилась степень номадизации восточных областей Парфии. Кочевники – саки стали серьёзной внутриполитической силой. К концу II века до н.э. относится становление их группировки, которая стремилась к захвату политической власти в империи Аршакидов [7]. Данная группировка защищала интересы кочевников и выступала за проведение активной внешней политики и организацию завоевательных походов. Она неоднократно принимала участие в междоусобной борьбе, которая объективно ослабляла Парфянское государство. Следовательно, события последней трети II века до н.э. наложили неизгладимый отпечаток на дальнейшую историю Парфии.

В целом можно сделать следующий вывод: взаимоотношения номадов и оседлых государств Древнего мира являлись уникальными в каждом конкретном случае и менялись с течением времени.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

1. С.П. Толстов. Древний Хорезм. Опыт историко-археологического анализа. – М., 1948. – С. 234, 241, 247.

2. Бадер А.Н. Проблема возникновения и политического устройства Парфянского царства в современной историографии. / А.Н. Бадер // Вестник Древней Истории. – 1989. – №1. – С. 221.

3. Марк Юниан Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога Филиппова история./ М.Ю. Юстин // Вестник Древней Истории. – 1955. – № 1. – С. 223.

4. Ставиский Б.Я. О северных границах Кушанского государства. / Б.Я. Ставиский // Вестник Древней Истории. – 1961. – №1. – С. 109.

5. Б.Г. Гафуров. Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история. – М., 1972 . – С. 129.

6. М.М. Дьяконов. Очерк истории Древнего Ирана. – М., 1961. – С. 190.

7. Эллинизм: Восток и Запад. – М., 1992. – С. 42,43,44.

8. С.П. Толстов. По следам древнехорезмийской цивилизации. – М. – Л., 1948. – С. 101.

9. Н.Я. Бичурин. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. – М. – Л., 1950. – Т.2 – С. 151,160,227.

10. Гаибов В.А. О некоторых проблемах социально-политической истории Парфии. Рецензия на книгу К. Шиппманна / В.А. Гаибов // Вестник Древней Истории. – 1984. – № 2. – С. 216.

Share this post


Link to post
Share on other sites

АНТИАРШАКИДСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ХОРАСАНЕ ПРИ ВОЛОГЕЗЕ I.

Н.Н. Ляпунова, Р.Ю. Нечаев.

Восточно-казахстанский государственный университет им. С. Аманжолова, г. Усть-Каменогорск.

Правление Вологеза I (51-78 годы н.э.), одного из царей династии Аршакидов, считается блестящим периодом в истории Парфянского государства. В это время были достигнуты определенные внешнеполитические успехи. Борьба с Римской империей за господство над Арменией завершилась победой парфян.

Вместе с тем, Иосиф Флавий сообщает о восстании против Вологеза I дахов и саков [1]. Данная проблема относится к числу наименее разработанных в исторической науке. Н.В.Пигулевская бегло затронула ее в своем труде «Города Ирана в раннем средневековье» [2]. Очень кратко об этом упоминается и в первом томе «Истории Туркменской ССР» [3]. Данные научные работы носят обобщающий характер и не содержат подробного анализа этого важнейшего события. Поэтому, целью настоящей статьи является всестороннее изучение восстания дахов и саков, насколько позволяют сведения источников. Необходимо сделать оговорку по поводу употребления термина «Хорасан» в заглавии и тексте статьи. Несмотря на то, что он появляется только с начала эпохи Сасанидов (III – VII века н.э.), автор считает возможным использовать его и при исследовании парфянского периода.

Интересующие нас события развивались следующим образом. Во время военного конфликта парфян с Изатом II, царём Адиабены в Северной Месопотамии, «Вологез получил письмо с извещением, что дахи и саки собрали огромное войско, воспользовались его отсутствием и предают страну парфянскую разграблению. Поэтому Вологез тотчас вернулся назад, не причинив Изату ни малейшего вреда» [1].

Прежде всего, возникает вопрос о реальности изложенных в источнике событий. Прекрасный знаток античной историографии А.Г.Бокщанин признавал ценность и достоверность сведений Иосифа Флавия по истории государства Аршакидов [4]. Приведенный нами пассаж является фрагментом рассказа о принятии адиабенским царем иудаизма. Известно, что он поддерживал тесные связи с Иудеей и даже был похоронен около Иерусалима [1]. Древний историк мог почерпнуть интересующие нас сведения от приближенных Изата II. Следовательно, данная информация заслуживает пристального внимания учёных.

Также необходимо выяснить хронологию восстания дахов и саков. Н.В.Пигулевская датировала конфликт Изата II с парфянами примерно 54 годом н.э. [2]. К данному году нужно отнести и движение номадов, учитывая одновременность этих событий.

Для локализации области выступления требуется определить ареал обитания дахов и саков. Во времена Александра Македонского племена дахов кочевали в степях Приаралья и нижнего течения Сыр-Дарьи. В конце IV – начале III века до н.э. часть их переселилась на юго-запад, к Каспийскому морю. Другие остались на прежнем месте, что подтверждает Страбон, упоминая «область дахов, живущих над Меотидою» (Аральским морем) в I веке до н.э. [5]. Китайский историк Сыма Цянь также говорит о владении «Да-и», расположенном к западу от Давани (Ферганы) [6]. По существующему в исторической науке мнению этот термин может быть идентифицирован с дахами [7].

После миграции племена дахов: парны, ксанфии и писсуры расселились в степях Хорасана. В середине III века до н.э. вождь парнов Аршак стал основателем Парфянского государства. Впоследствии дахи играли важную роль в истории державы Аршакидов. Известно, что у них воспитывался будущий парфянский царь Артабан II (10 – 38 годы н. э.) [8]. Он победил своего соперника Вонона с помощью армии, собранной, судя по всему в восточных районах Парфянского государства [1]. В ее составе, возможно, были и контингенты дахов. Впоследствии, в 35 году н. э. Артабан вынужден был бежать на восток, в Гирканию. Там он вел жизнь одинокого бродяги, пока не получил поддержки части парфянской знати. Тогда изгнанник вызвал на помощь скифов [8]. Другой источник, повествуя об этих событиях, конкретно говорит, что его войско состояло из дахов и саков [1]. Следовательно, можно сделать вывод: власть Артабана II не распространялась на эти племена. В тот период они являлись не подданными, а скорее союзниками отдельных представителей династии Аршакидов. Как видим, кочевники Хорасана принимали участие в парфянских междоусобицах, вероятно, преследуя собственные цели.

После смерти Артабана началась борьба за власть между его преемниками: Варданом I (38 – 45 годы н.э.) и Готарзой II (45 – 51 годы н.э.). Последний опирался на дахов, гирканцев и, возможно, другие народы восточных областей Парфянской державы. Согласно Тациту, Вардан I отступил от Селевкии-на-Тигре, которую он осаждал, и перенес свой лагерь на поля Бактрии [8]. Некоторые ученые рассматривают это событие как бегство, с последующим возвращением, Вардана I [9]. Нам кажется, что все было иначе: он, наступая, вытеснил Готарза II из Гиркании и Хорасана и появился в западных областях Бактрии. Это подтверждает и заключенное соперниками соглашение: «так как Вардан оказался сильнее, он удержал Парфянское царство, а Готарз, дабы устранить возможность соперничества, удалился в Гирканию»[8].

Приблизительно в 44 году н.э. Готарза II снова собирает войско и начинает борьбу со своим соперником. Вардан I победил его и дошёл до реки Синд, разделяющей дахов и ариев [8]. По поводу идентификации данной реки ученые высказывают различные точки зрения. Например, М.J. Ольбрыхт в своей фундаментальной монографии, посвященной политическим контактам Аршакидского Ирана с кочевыми племенами Центральной Азии и Восточной Европы, считает Синдом низовья Сыр-Дарьи [10]. Отсюда следует вывод, что Вардан I распространил свою власть на дахов Приаралья. Необходимо отметить, что мнение М.J. Ольбрыхта не более чем интересная гипотеза и другие исследователи не разделяют её. А.С.Балахванцев идентифицирует Синд с рекой Инд и помещает дахов в современные Афганистан и Пакистан [11]. Данная точка зрения является спорной, но мы не можем здесь ее подробно анализировать. Другие исследователи не столь экстравагантны в своих теориях. Например, И.В.Пьянков отождествляет Синд с Атреком, а дахов и ариев у Тацита он считает отзвуком авестийского перечня народов: «арьи, туры, саримы, санийцы, дахи» [10]. Впрочем, едва ли можно представить знакомство Тацита с авестийской традицией: для этого у нас нет достаточных оснований. Вместе с тем, уже Страбон, сообщая о расселении дахов, помещал их напротив Арейи (области ариев) [5]. Следовательно, реку Синд с достаточной вероятностью можно локализовать в Хорасане, где видимо и завершился поход Вардана I.

Более значительными являются политические последствия этой кампании. Согласно Тациту, в результате ее были разгромлены, покорены и обложены данью кочевые племена этого региона [8]. Подчиненные степняки попали под контроль парфянской государственной администрации. Это был закономерный итог участия в династийной борьбе Аршакидов. Таким образом, племена дахов утратили своё привилегированное положение и стали угнетённым населением в империи, некогда созданной их воинственными предками. Следовательно, против Вологеза I выступили дахи Хорасана, так как их сородичи в Приаралье никогда не подчинялись Аршакидам и не имели причин для восстания.

Упоминаемых Иосифом Флавием саков нельзя считать жителями Сакастана. Данный регион уже при Артабане II находился за пределами Парфянской державы и являлся владением индо-парфянских царей [12]. Вместе с тем, ещё в 20-е годы II века до н.э. саки заняли Траксиану и Тапурию-прикопетдагские области на границе с Каракумами [13]. В дальнейшем они также принимали участие в парфянских междоусобицах, а после похода Вардана I разделили судьбу дахов. Судя по всему, именно, эти саки теперь примкнули к антиаршакидскому движению. Таким образом, можно утверждать, что выступление кочевых племён охватило территорию Хорасана. Он, в отличие от Сакастана, в рассматриваемое время ещё принадлежал Аршакидам. Этот факт подтверждают слова вестника, отправленного Вологезом I к Изату II. Тот говорил, что владения парфянского царя простираются от реки Евфрат на западе до границ Бактрии на востоке, следовательно, они включали и Хорасан [1].

Дахи и саки выбрали удобный момент для своего выступления. Быстрое отступление Вологеза I в Адиабене доказывает его серьёзность. Имеющиеся сведения позволяют утверждать, что восстание носило массовый и организованный характер. Вероятно, основой военно-политической организации повстанцев служила традиционная родоплеменная структура номадов. Она сохранялась у кочевников Хорасана, где социальные отношения оставались архаичными. Впрочем, Тацит сообщает о неких племенах, управляемых своими вождями, даже на западе Парфянского государства [8].

Нужно подчеркнуть, что имело место именно антиаршакидское движение номадов, а не очередное участие их в династийной борьбе. Нам вообще неизвестны какие-либо претенденты на парфянский престол в ранний период правления Вологеза I, которых могли бы поддерживать повстанцы. Следовательно, дахи и саки выступили против самой династии Аршакидов.

Почему же движение номадов началось не сразу после похода Вардана I, а почти 10 лет спустя? Прежде всего, в результате этой кампании кочевые племена были разгромлены и существенно ослаблены. На восстановление их военного потенциала требовалось определенное время. Кроме того, Вардан I вскоре после своего возвращения из похода погиб и на парфянский трон вступил Готарза II – друг и союзник номадов. Разумеется, у них не было причин выступать против этого царя. Впоследствии, при Вологезе I положение степняков Хорасана, вероятно, стало еще более тяжелым. Он проводил политику централизации Парфянского государства, о чём свидетельствует и его конфликт с царём Адиабены. Видимо, эта линия сопровождалась наступлением аршакидской администрации на прерогативы традиционной политической элиты кочевников. Дальнейшее развитие событий в таком направлении могло завершиться преобразованием самой родоплеменной структуры номадов. Также степняков угнетала необходимость выплачивать дань парфянским царям. Все эти обстоятельства и вызвали мощное выступление кочевых племен Хорасана против Вологеза I.

Чем же оно закончилось? К сожалению, никаких сведений об этом Иосиф Флавий в своём труде не приводит. Вместе с тем, известно, что ко второй половине I века н. э. относится отделение Маргианы от Парфянской державы. Данные нумизматики свидетельствуют о независимости ее монетного чекана, именно при Вологезе I местный правитель присвоил себе титул «царь царей» [14]. В китайской династийной хронике «Хоуханьшу» также упоминается о существовании на востоке Аньси (Парфянского государства) независимого владения с центром в городе Мулу (Мерв) [6]. Так как в более ранних источниках «Шицзи» и «Цяньханьшу» это владение не фигурирует, то его возникновение относится к веку I н.э. Следовательно, можно предположить, что восстание кочевников привело к политическому обособлению от Аршакидов если не всего Хорасана, то его восточной части. Данное обстоятельство усилило позиции Кушанской империи в Средней Азии.

Следует отметить, что выступление дахов и саков было не единственным в своём роде. Несколько позже, в 57 году н.э. восстали гирканцы на южном берегу Каспийского моря. Они создали независимое государство и даже установили дипломатические отношения с главным врагом Аршакидов – Римской империей [8]. Мы считаем, что восстание в Гиркании являлось своего рода эхом хорасанских событий. Оно может быть также отнесено к последствиям антиаршакидского движения номадов.

В итоге мы можем констатировать окончательный разрыв между кочевыми племенами дахов и династией Аршакидов, когда-то вышедшей из их среды. Это стало следствием постепенного перерождения династии, её отрыва от массы номадов и возникшего на данной основе конфликта между ними. Подобный результат, видимо, является закономерным, так как имеет исторические параллели. Например, против сельджукского султана Санджара восстали кочевники-огузы, хотя ранее они поддерживали его предков [15].

Таким образом, тщательное изучение периода правления Вологеза I позволяет сделать вывод: оно было не столь блестящим, как обычно считается. Аршакиды лишились поддержки дахов, саков и гирканцев, на которых опирались прежде. Это существенно ослабило военную мощь Парфянского государства, что способствовало его неоднократным поражениям в борьбе с Римской империей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Иосиф Флавий. Иудейские древности. – Ростов-на-Дону, 2000. – Т.2. – С. 494, 502, 609.

2. Н.В. Пигулевская. Города Ирана в раннем средневековье. – М. – Л., 1956. – С. 76.

3. История Туркменской ССР. – Ашхабад, 1957. – Т .1. – С . 92.

4. А.Г. Бокщанин. Парфия и Рим. – М., 1961. – С. 51.

5. Страбон. География.– М., 2004. – С. 313, 317.

6. Н.Я. Бичурин. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. – М. – Л., 1950. – Т.2. – С. 160.

7. Б.А. Литвинский. Древние кочевники «крыши мира». – М., 1972. – С.173.

8. Корнелий Тацит. Анналы. – Л., 1969. – Т.1. – С. 46, 70, 175, 182, 183, 263.

9. Бадер А.Н. Проблема возникновения и политического устройства Парфянского царства в современной историографии./ А.Н. Бадер//Вестник Древней Истории. – 1989. – №1. – С. 229.

10. Пьяньков И.В. Рецензия на монографию М. Ольбрыхта «Parthia et ulteriores gentes: die politischen Beziehungen zwischen dem arsakidischen Iran und den Nomaden der eurasischen Steppen». - Munchen, 1998. / И.В. Пьянков//Вестник Древней Истории. – 2002. – № 3. – С. 225.

11. Балахванцев А.С. Дахи и арии у Тацита./ А.С. Балахванцев//Вестник Древней Истории. – 1998. – № 2. – С. 157.

12. М.М. Дьяконов. Очерк истории Древнего Ирана. – М., 1961. – С. 222.

13. С.П. Толстов. Древний Хорезм. Опыт историко-археологического анализа. – М., 1948. – С. 247.

14. Пилипко В.Н. Парфянские бронзовые монеты со знаком «П» под луком./ В.Н. Пилипко//Вестник Древней Истории. – 1980. – № 4. – С. 119.

15. Груссе Р. Империя степей. – Алматы, 2003. – С. 184.

Share this post


Link to post
Share on other sites

По поводу "ухода парфян". В раннесасанидских пиьсменных памятниках постоянно упоминаются парфяне в словосочетании "персы и парфяне". Т.е., примерно так "собрались мобеды, ...,спасалары, ..., персы и парфяне".

Так что, вряд ли они куда-то ушли. В иранских традициях было сохранять привилегированное положение иранских народов. Так, при ахеменидах наряду с персами мидяне и саки были на верхних этажах.

Тоже самое и сейчас. В современном Иране все иранцы занимают привилегированное положение, не только персы.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest kanishka
Интересное добавление: оказывается племя Парни (Парны) относят к скифам.

http://www.hostkingdom.net/iran.html#Parni

Заметьте , что для античных и раннесредневековых авторов все кочевники были скифами .

Насчёт языка парфян . Лифшиц пришёл к выводу , что парфянское письмо имеет начало с ахеменидского времени и поэтому в письме очень ( не то , что " до того много , что читать невозможно " ! ) много арамейских идеограмм , которые читались уже по-парфянски .

Парны - не чистокровные парфяне , скорее всего они жили на территории Бактрии . Убеждение , якобы они были скифами , не имеет серьёзных оснований .

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest kanishka
А может они были тюрками? Апамай, Сараман что то тюркское. К тому же если скифы. Вполне могли быть.

А Митридат , Тиридат , Артаван , Валгаш тоже тюркские имена ?

Кстати , весьма возможно , что Апамай иранский корень . Ср. Апама - дочь Спитамена .

С уважением .

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest kanishka
Фаррух, я уже тебе 1000 писал, брат. Манихейство возникло после распада державы парфян. Сами парфяне гонимые их врагами сасанидами ушли на Кавказ и в Семиречье. Сам Мани по преданию из парфянского знатного рода, но вырос в сегодняшнем Ираке и говорил по преданию только на арамейском. Его сасаниды сначало взяли к себе во двор, так как им интересно было его учение. А потом его учение отвергли. Но его учение распростронялось на языке сасанидов- кровных врагов парфян, тоесть на пехлеви. А пехлеви это язык иранский. На языке парфян не осталось ничего. Абсолютно.

Насчет скифов есть тема. Возможно и часть скифов была ираноязычной. Но я склоняюсь верить исследованиям нашего соотечественника Заура Гасанова. По его теории царские скифы и есть огузы (гузы, скузы)

Ув. Зиядоглу , разрешите вопрос , а что вы думаете насчёт Нисийского архива ? Ниса - древнейшая столица Парфии ( упоминается уже в Авесте ) , документы должны быть написаны на местном языке , язык расшифрован .

С уважением .

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Зиядоглу
Ув. Зиядоглу , разрешите вопрос , а что вы думаете насчёт Нисийского архива ?

Ув. Канишка, про Нису я уже на этой теме писал.

http://www.kyrgyz.ru/forum/index.php?s=&am...ost&p=36989

Share this post


Link to post
Share on other sites
Парны - не чистокровные парфяне , скорее всего они жили на территории Бактрии .

Извините, глубокоуважаемый Канишка, а на основании сведений каких источников Вы помещаете парнов в Бактрии? Я что-то не помню таких источников.

Возможно, иноязычные ( либо к тому времени иранизированные ) даги состояли в союзниках с парнами. Но то обстоятельство , что это одно и то же племя с двумя названиями - спорно

Глубокоуважаемый Канишка, согласно Страбону, «одни из дахов называются парнами, другие ксанфиями, и третьи – писсурами» [Страбон. География. XI.8.2]. Так что парны являлись одним из племен конфедерации дахов.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Arshak
В иранских традициях было сохранять привилегированное положение иранских народов. Так, при ахеменидах наряду с персами мидяне и саки были на верхних этажах.

Извините, глубокоуважаемый Ilyas han, а на основании каких источников Вы делаете вывод о нахождении саков на верхних этажах при Ахеменидах? Например, из Геродота это с очевидностью не вытекает. Да, саки вместе с персами и мидийцами являлись хорошими воинами и входили в отборные отряды [Геродот.VI.113;VII.96,184;VIII.113;IX.71], но это еще не доказательство их высокого политического статуса. Флавий Арриан действительно упоминает саков как союзников персидского царя [Арриан.III.8.3]. Вместе с тем, его сведения относятся к IV веку до н.э. то есть периоду упадка государства Ахеменидов, когда от него отпадали окраины. Следовательно, они не могут использоваться для характеристики статуса саков в VI – V веках до н.э. Благодарю Вас за внимание.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Усуньские АСЫ--АССИИ или АСИАНЕ греко-римских источников,после покорения ЮЭЧЖИ,сокрушили Бактрию и дошли до Копет-дага.Там они построили Асгард,который раскопан. Объединение скифов--ДАХОВ во главе АСОВ--Аршакидов сначала захватили область ПАРН селевкидского Ирана и сделали его базой для наступления на запад.Аршакиды--АСЫ Усуня и говорили САМИ по-тюркски,то есть по- АССКИ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. (1890 - 1916гг.)

Парфия и Парфяне — (ή Παρθία, Παρθυαία, Παρθυηνή, Parthia), в широком значении слова, обнимала громадное пространство Западной Азии от Евфрата на З до Арахозии на В и от Каспия на С до Красного моря на Ю. В ее состав, как Imperium Orientis, входили 18 провинций: 11 на С и 7 на Ю. Парфия и Парфяне в узком смысле — область к ЮВ от Каспийского моря, граничившая на Ю с Караманией, на В с Apией, на З с Мидией. Это — малоплодородная страна, покрытая горами или песчаными пустынями. В политическом отношении собственная Парфия распадалась на следующие части: 1) Комисена (Κομισηνη) на СВ с главным местечком Tagae (Ταγαί). 2) Парфенона (Παρθυηνή), на Ю, с городом Гекатомпидом (Έκατόμπυλος) — столицей Парфия и Парфяне и резиденцией Арзакидов. 3) Хоарена (Χοαρηνή), на границе Мидии, с городом Апамеей (Άπαμεία ή πρός ΄Ραγαίς). 4) Апаварктикена (Άπαυαρκτικηνή), к В от Хоарены. 5) Табиена (Ταβιηνή), южная часть Парфия и Парфяне, в Караманской пустыне. Кроме Гекатомпила, известны следующие резиденции Арзакидов: Экбатаны. Селевкия и Ктезифонт (два последние города — к С от Вавилона, на р. Тигр).

Н. О.

Вследствие потери государственных анналов Парфия и Парфяне и специальных сочинений греко-римских писателей, источником наших сведений о Парфия и Парфяне служит то, что говорят о ней вскользь классики (напр. Юстин) или восточные писатели (особенно Моисей Хоренский), да монеты. Храбрые парфяне неохотно переносили владычество ассириян, мидян и персов, а затем македонян, и неоднократно пытались добиться самостоятельности, особенно во время осады Дарием Вавилона. В македонскую эпоху Парфия и Парфяне управлялись сатрапами Амминапом, природным парфянином, Фратаферном, персом и др. Побывав в руках Евмена и Антигона, Парфия и Парфяне перешла к Селевкидам, против которых восстали в 250 г., воспользовавшись войной Антиоха II с Египтом и отпадением Бактрии. Царем был провозглашен Арзак, возводивший свой род к Ахеменидам. Он был убит в дальнейшей борьбе за независимость Парфии. Преемнику его, Тиридату I, помогла распря Селевка II с Антиохом Иераном; с помощью скифов - дахов он в 240 г. разбил сирийского наместника, освободил Парфию от греков и даже покорил плодородную Гирканию. Продолжавшиеся смуты в царстве Селевкидов дали ему возможность обратить внимание на внутреннее устройство нового государства. Резиденцией был сделан Гекатомпил. Преемник его, Артабан I (с 211 г.), вторгся в Мидию, но встретил энергичный отпор со стороны Антиоха III, явившегося с 100 тыс. пехоты и 20 тыс. конницы. Отчаянная защита парфян в этой неравной борьбе доказала Антиоху невозможность уничтожить их государство, и он заключил союз с Артабаном, причем последний отказался от Мидии. Преемники Артабана первое время не могли собраться с силами для новой борьбы, но с началом новых смут в Сирии выступает на сцену шестой арзакид, Митридат I, которому удалось (150—140) возвести государство на высокую степень могущества, покорить Мидию, Атропатену, Элимаиду, Месопотамию, Вавилонию, Армению в разрушить Бактрийское царство. Димитрий II, пытавшийся остановить его успехи, попал в плен и содержался в Гиркании. Царь выдал за него дочь и думал при его помощи завладеть царством Селевкидов. Этой же политики держался и преемник его Фраат II, война которого с Антиохом VII кончилась, после многих неудач полной победой и покорением Селевкии. В 129 г. Фраат сам погиб в войне со скифами; та же участь постигла и его преемника, Артабана II, и только Митридату II Вел. удалось смирить скифов и даже образовать особую сатрапию Сакастену. Влияние парфян в Армении и Сирии в это время было очень сильно. К этому же времени относится первое соприкосновение их с Римом. Недовольный завоеваниями Митридата Понтийского, Митридат II Парфянский заключил союз с Суллой (92 г.), причем границей между двумя великими государствами объявлен Евфрат. Но римляне не соблюдали этих условий. Несмотря на содействие, оказанное им Парфия и Парфяне в Митридатовской войне, они воспользовались смутами, последовавшими за смертью Митридата II из-за распрей за престол. Они поддерживали непокорных вассалов эдесского и элимаидского и не возвратили парфянам Армении, которая, отпав и будучи побеждена в союзе с Митридатом Понтийским, была признана римлянами самостоятельной; мало того, они даже присоединили к ней отнятую у Парфия и Парфяне Кордиэну. Наконец римляне стали обнаруживать намерение превратить Парфию в вассальное государство. Если Лукулл и Помпей хотели этим подвигом укрепить свою славу, то Габиний и особенно Красс руководились и корыстолюбивыми планами, имея в виду парфянские сокровища. Последний, летом 54 г., начал войну вторжением с 11 легионами в Месопотамию, разбил слабые парфянские посты и без труда завладел эллинскими городами, которые охотно сдавались представителям западной культуры. Но Красс не сумел воспользоваться успехом и к зиме вернулся в Сирию, где разграбил храмы в Иераполе и Иерусалиме. Тем временем царь Парфия и Парфяне, Ород I, собрался с силами. Во главе войска был поставлен князь Сурена, а сам царь вторгся в союзную римлянам Армению. Большую услугу оказал Парфия и Парфяне князь Осроэны, Маану II, предложивший римлянам свои услуги и завлекший их в непроходимые равнины Месопотамии, где при Каррах князь Сурена нанес им страшное поражение; в битве погиб мужественный сын Красса, а сам он был взят в плен и убит. Тем временем, Ород заставил Атавазда Армянского отделиться от римлян и привлек его в свои союзники, женив своего сына Пакора на его сестре. Победа ободрила Парфия и Парфяне; они снова начали покорение Сирии, чему благоприятствовала борьба Цезаря с Помпеем. Парфяне были на стороне Помпея, боясь мести Цезаря за Красса; Помпей одно время имел даже намерение бежать к ним. После его смерти Лабиэн поступил к парфянам на службу и покорил для них, вместе с наследником престола Пакором, всю Азию вместе с Палестиной, где поддержал Антигона против Гиркана. Поводом к войне были, главным образом, действия Антония, изгнавшего из греческих городов поставленных Парфия и Парфяне тиранов и нарушившего мир нападением на Пальмиру. Война кончилась успешно для Парфия и Парфяне; они сделались полными обладателями всего древнеперсидского наследия, от Средиземного моря до Инда. Цезарь собирался в поход против Парфия и Парфяне, но исполнить это намерение выпало на долю Антония, легат которого. Вентилий, в 39—38 г. разбил Парфия и Парфяне во многих битвах и уничтожил их владычество в Сирии. В войне погиб Лабиэн и пал Пакор, после смерти которого начались неурядицы при парфянском дворе, еще более ухудшившие положение дел. Впрочем, Фраату IV удалось победить Антония (36—33) и восстановить честь своего оружия, отразив вторжение римлян. Деспотизм и жестокость вооружили против него вельмож, которые выставили ему претендента в лице какого-то Тиридата. Последний, захватив сына царя, отправился к Октавиану просить помощи. Фраату удалось добиться возвращения сына только ценой выдачи римских знамен и пленных, отбитых у Красса и Антония; заключив с Римом мирный договор, он должен был отдать в заложники 4 сыновей (9 до Р. Хр.) и признать главенство римлян над Арменией. Эти два обстоятельства надолго определили историю взаимных отношений двух государств. Арзакиды, содержавшиеся в Риме с царской роскошью, служили постоянной угрозой парфянским царям; вельможи, недовольные царем, не раз обращались к Риму с просьбой прислать одного из претендентов. Последние, однако, не могли удержаться на престоле, будучи воспитаны на Западе и чужды местной культуре. Каждый раз подобная попытка ставить Парфия и Парфяне царей из Рима оканчивалась неудачно. Армения также служила постоянно для Парфия и Парфяне причиной вражды к Риму. Особенно упорно старался вернуть ее под парфян. верховенство Артабан III (до 42 по Р. Хр.), начавший новую ветвь Арзакидов; он даже пытался опять напомнить о парфянском владычестве в Сирии и собрать вcе земли Кира, но был разбит наместником Сирии Вителлием и провел много лет в борьбе с римским претендентом Вононом. Компромисс удалось заключить Вологезу I (63): Армению получит Арзакид Тиридат, но за получением диадемы должен был ехать в Рим, где его короновал Нерон и где по этому случаю были даны блестящие празднества. Нерон пользовался у Парфия и Парфяне большой популярностью; они даже поддерживали самозванцев, выступавших с его именем. Однако, сохраняли они мир (при Веспасиане соблюдали нейтралитет в Иyдейской войне) только вследствие междоусобицы. Их раздражило превращение в 72 г. Коммагены в римскую провинцию, а также отказ в помощи против вторгнувшихся аланов, которые произвели большие опустошения в царстве. Этим объясняется дружба Пакора II с Децебалом и укрепление Ктесифона. Война разразилась в 113 г., из-за армянского престолонаследия, между Траяном и Хосроем. Сначала Парфия и Парфяне терпели повсюду неудачи: была потеряна не только Армения, но и Месопотамия; из разграбленного Ктесифона похищен золотой трон царей. Однако, в 116 г. стало замечаться недовольство покоренных римским владычеством; начались отпадения и бунты; к тому же осада Траяном г. Атры была крайне неудачна, а болезнь заставила его вернуться в Италию. Адриан заключил с Парфия и Парфяне мир, признав опять Евфрат пограничной речкой. Но мир был и на этот раз непродолжителен. Парфия и Парфяне жаловались в Рим на его вассала, иверского царя, наславшего на них аланов, и не получили удовлетворения; точно так же Антонин Пий не возвратил им трона, что обещал Адриан; наконец, армянские дела привели к новой тяжелой войне Вологеза IV (162—66) с М. Аврелием и Люцием Вером. После первых успехов парфян последовал ряд бедствий и поражений: Ктесифон и дворец погибли в пламени; римляне проникли в Адиабену и Мидию и снова завоевали, хотя очень тяжелой ценой, Месопотамию. Попытку вернуть Месопотамию сделал в 196 г. Вологез V; он был отражен Септ. Севером, который еще раз разграбил Ктесифон, но потерпел неудачу при Атре. Последние столкновения Парфия и Парфяне с Римом относятся ко времени Каракаллы и Макрина. Первый, уничтожив хитростью эдесское и армянское царства, думал то же сделать и с парфянским, и для отвода глаз затеял переговоры о браке с дочерью царя Артабана V; но последний узнал его намерения и победоносно воевал с ним и его преемником, вернув Армению и часть Месопотамии. Таким образом, Парфия и Парфяне устояли против Рима, но их государство было сокрушено внутренними междоусобиями. В 226 г., после отчаянной, но бесплодной борьбы Артабана с возмутившимся сатрапом стахритов Артаксерксом, главенство Парфия и Парфяне в Иране было уничтожено сассанидами-персами.

Древние рисуют Парфия и Парфяне необыкновенно воинственным, храбрым, свободолюбивым народом, но полудиким, лукавым и склонным к грабежу и излишествам всякого рода. Главными их занятиями были война и охота; с оружием они не расставались даже во время пиршеств. У них процветали садоводство (особенно близ Ктесифона), скотоводство (особенно разводили знаменитых в свое время коней, на которых Парфия и Парфяне почти жили и заключали все сделки), торговля. Последняя была довольно оживлена: через страну проходили дороги из дальнего Востока в Римскую империю. Парфия и Парфяне продавали римлянам кожи, вавилонские ткани, железо, сталь, драгоценные камни, эбеновое дерево, слоновую кость, мази, благовония и особенно шелк, получаемый из Китая. В начале сентября в месопотамской Батне бывала большая ярмарка индийских и вост. товаров; парф. караваны ходили в Пальмиру, Армению, Египет, Палестину. Это и создавало огромные богатства, служившие приманкой для завоевателей. Одежду Парфия и Парфяне переняли у мидян, точно так же и религия их, по-видимому, была та же, что у персов: они почитали Мифру, поклонялись огню и избегали моря; упоминаются храмы: в Артаксате — богу солнца, в Каррах — луны и др., владевшие большими сокровищами. Очень был распространен сладострастный культ богини плодородия Анаиты, золотую статую которой похитил Антоний и составил себе таким образом состояние. Постоянного войска, по-видимому, не было; не держали парфяне и наемников, кроме царской гвардии. Главной их силой были — конница и стрелки, всегда попадавшие в цель и наносившие смертельные раны. Сражались, стараясь окружить врага, располагая войска полумесяцем; часто обращались в притворное бегство, чтобы затем легче напасть на пришедшего в беспорядок неприятеля. Славились копьеносцы Парфия и Парфяне, наводившие страх своим вооружением; между ними был отряд "неранимых", может быть, соответственно персидским "бессмертным", имевшим вместо знамен изображения драконов. Начинали битву рано утром и редко продолжали ночью; не любили воевать зимой, так как не брали с собой провианта. Это, а также отсутствие флота и пехоты и слабость дисциплины были слабыми сторонами их военного дела. На В государство Парфия и Парфяне простиралось до Инда и Яксарта. Царство делилось на 18 сатрапий. Царь именовался "царем царей", имел блестящий двор, меняя резиденцию 4 раза в год: в Гекатомпиле, Рагах (весной), Вавилоне, или Селевкии, или Ктесифоне (зимой), в замках Гиркании (летом). Монархия была скорее избирательной, чем наследственной. Провинции управлялись, большей частью, вассальными князьями, которые назывались мегистанами, составляли свиту и совет царя. От вавилонян Парфия и Парфяне получили в наследство многочисленное еврейское население в Месопотамии; в ассир. провинции Адиабене оно даже составляло вассальное царство, владетель которого перешел в иудейство. В крепостях Наарде и Низибии парфянские евреи хранили храмовую подать, которую периодически отсылали в Иерусалим. Они были верны Парфия и Парфяне, ненавидели римлян за их притеснения в Палестине и пользовались равными правами с парфянами. Иосиф говорит, что иудейскому священнику была поручена охрана экбатанского дворца. Только при Артабане III было неудачное восстание иудеев в Наарде, возмущенных, из-за личных соображений, евреем Анилеем, которого царь назначил комендантом города. В общем, Парфянское царство было второй великой державой времен Римской империи; сфера влияния его охватывала Восток до его крайних пределов. При всем своем консерватизме и национализме оно отличалось (выгодно от Сассанидов) широтой и веротерпимостью, не относясь отрицательно к греческой культуре и христианству, которое стало также проникать через парфянских иудеев. Эдесские вассалы раньше других приняли евангельское учение; на их монетах появляется впервые крест.

Монеты. Парф. драхмы чеканились по образцу селевкидских, с изображением основателя династии сидящим на омфале, с луком в руках. Со времени Митридата I вместо омфала появляется трон, тетрадрахмы обнаруживают больше разнообразия; между прочим, на них изображалась Тиха, с рогом изобилия, и сидящий монарх, Ника, конь или конская голова и т. п. Датированы они по годам и месяцам селевкидской эры. Большой интерес представляют портреты царей. До Орода I встречается исключительно общее династическое имя Арзака, с обычными в это время греческими эпитетами: "Эвергет, Никифор, Феопатор, Эпифан" и т. п. Особенно часто встречается прозвище Φιλέλλην, рассчитанное на греческие города Сирии. С Орода I и особенно с Вонона I рядом с этим появляются и личные имена царей. С Митридата IV греческие легенды уступают место пехлевийским.

Литература. Собрания источников: Longuerue, "Annales Arsacidar." (Страсб., 1731); Vaillant, "Arsacidarum imperium" (Парфия и Парфяне, 1728). Исторические соч.: Richter, "Histor.-Krit. Vers. ü ber die Arsaciden"; de Sainte-Croix, "Memoires sur le gouvernem. d. Parthes" ("Mem. Ac. Inscr.", 48, 755); Gutschmidt, "Geschichte Irans und seiner Nachbarlander" (Тюбинген, 1888); Schneiderwirth, "Die Parter Heiligenstadt" (1874); статья Клесса в Словаре Pauly; Нельдекэ-Гутшмидта в "Брит. Энциклопедии". О монетах: Longperier, "Sur lа chron. et l'iсоnоgr. des rois Parthes" (Парфия и Парфяне, 1853); Prokesch-Osten, "Monnaies des rois Parthes" (Парфия и Парфяне, 1874); Gardner, "Parthian Coinage" (Л., 1877).

Б. Тураев.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Язык парфян также не дает ключа к пониманию их происхождения, так как мы знаем, что он был ЗАИМСТВОВАН уже после того, как они вступили на Иранское плато".

Н.К.Дибвойз, "Политическая история Парфии". 2008, с.28.

То есть даже если найдены документы на "парфянском" языке, а не на средне-персидском, это еще никак не доказывает изначально иранское происхождение парфян.

Share this post


Link to post
Share on other sites

парфяны являлис племенем дахов а дахи являются возможно потомками сына Огуз хана Даг хана,так же тохары(дах ары)возможно являются частю дахов переселившихся в нынешный Уйгурыстан,потом част из них вернулис в Родину и осели в Бактрии,а оставшиеся стали основой уйгуров.Нет никаких свидетелств что парфяны были пришлимы,скорее всего они всегда жилы к северу от гор Копетдаг и Гиндугуш.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как называли себя парфяны,их соседы и подданные персы их называли пехливан.На языке потомков парфян туркмен это звучит как pälwan ,что означает богатыр,возможно так же называли себя парфяны.Свое государство они назвали "государство ариев"что в последствие превратилис в Ариан а потом в Иран.В качестве государственного языка они исползовали язык межнационалного общения того времени среднеперсидских.Возможно Сасаниды были персизированным парфянским родом и приход сасанидов возможно было принято парфянами просто как смену династии.В ползу этого говорит и то что и при Саснидах оставалис элитой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Возможно зона влияния парфян было гораздо шире чем показывают в современных картах,например малоизученным вопросом остаются история индопарфян.Один из Арсакидов в последствие создал династию Саманидов.А разговоры о связи адайцев и дахов,из той же области что и связи аргынов и Аргентины.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Страбон

"Вначале Арсак был бессилен, непрерывно воюя с теми, у которых он отнял землю, как он сам, так и его наследники, впоследствии же они настолько усилились от постоянных завоеваний соседних областей, благодаря военным успехам, что в конце концов стали властителями всей области по эту сторону Евфрата".

"В настоящее время они(парфяне) владеют такой обширной страной и таким множеством племен, что по величине своей державы являются до некоторой степени соперниками римлян. Причина этого - их образ жизни и обычаи, во многом варварские и скифские, но еще более благоприятствующие господству и военным успехам".

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Science/strab/11.php 9.2

Мовсес Хоренаци 

"...через шестьдесят лет после смерти Александра над парфянами воцарился Аршак Храбрый, в городе по названию Бахл Аравотин, в Стране кушанов. В упорнейших войнах он подчиняет себе всех жителей Востока, а также выдво­ряет из Вавилона македонскую власть".

http://www.vehi.net/istoriya/armenia/khorenaci/02.html Глава 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Помпей Трог 

"Парфянский царь Арсакид, человек великой и царственной души..."

http://simposium.ru/ru/node/76 Глава 9

Луций Ампелий 

"Арсак, выделявшийся внешностью и храбростью. Его потомки получили имя Арсакидов".

http://simposium.ru/ru/node/9962 "Памятная книжица", глава 31

Аммиан Марцеллин

"Это царство, некогда весьма небольшое по размерам и по причинам, которые я часто приводил, носившее различные имена, после того как рок похитил в Вавилоне Александра Великого, стало достоянием парфянина Аршака".

"В юности он был атаманом разбойников, но постепенно возвысился в своих стремлениях и составил себе славное имя рядом блестящих деяний". 

"Изгнав македонские гарнизоны, Аршак не нарушал мира и в отношении своих подданных проявлял милосердие и справедливость. Все соседние области он победил силой, соображениями справедливости или страхом своего имени; Персию наполнил городами, крепостями и укреплениями, сделал ее грозной для соседних народов, перед которыми она раньше сама трепетала, и умер спокойной смертью, будучи еще среднего возраста. Знать и простой народ были единодушны в своем суждении о нем, и его первого присоединили к сонму звезд, как они это полагают в своих религиозных представлениях. 

"И теперь еще воздают ему культ, как богу..."

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Marcell/10.php Глава 6

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вергилий, "Буколики"

"Нравится мне пускать с парфянского лука
Стрелы Цидонии, — но исцелить ли им яростный пыл мой?"

http://lib.rus.ec/b/222282/read 10.59

"Георгики"

"Где постоянно грозит стрелоносного парфа соседство..."

http://lib.rus.ec/b/222282/read 4.290

Боэций

"С гор каменистых Армянских, откуда парфянские стрелы
В грудь поражают средь битвы нежданно тебя,
Тигр и Евфрат, вытекая потоком единым ,
Следует вскоре руслами чуждыми врозь".


http://ancientrome.ru/antlitr/boethius/phil05-f.htm V. 1 (v)

Гораций

"Моряк-пуниец лишь Босфора
  Трусит, других тайных бед не чуя.
  А воин - стрел и парфов отбега вспять..."


http://www.lib.ru/POEEAST/GORACIJ/hor1_1.txt Книга 2, часть 13

Овидий

 "Бейся, как парфский стрелок, вспять обращая коня".


http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1303699150#s780 строка 786

"Так отрази же и стрелы парфян, и стрелы Амура,
И двуединый трофей отчим богам посвяти!"


http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1297882665#s150 строка 157

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...