Jump to content



Guest kypchak

Карачаево-балкарцы

Recommended Posts

Из примечания к Мовсесу Хоренаци:

Парфия — первоначально небольшая страна юго-восточнее Каспийского моря, населенная парфянами, одним из иранских племен. Около 250 г. до н. э. здесь, в борьбе с Селевкидским государством, владевшим большей частью земель Передней Азии, образовалось царство, основанное Аршаком I (248—216 гг. до н. э.) (у Мовсеса Хоренаци — Аршак Храбрый). Его преемники — парфянские Аршакиды, носили, наряду с личными именами, династическое имя Аршак. При одном из них — Митридате I (170—139 гг. до н. э.) (у Мовсеса Хоренаци — Аршак Великий) небольшое Парфянское царство переросло в огромную державу, вытеснив Селевкидов на западе за Евфрат, а на востоке — добравшись до Индии. Парфянская держава просуществовала до 226 г. н. э., когда она была сокрушена и завоевана представителем другого иранского народа — персов, Арташиром I (226—241 гг.), основавшим династию Сасанидов. Парфию Мовсес Хоренаци нередко называет Персией, исходя из общности их территории, так же как и парфян — персами. В данном случае оба названия выступают рядом.

Маг

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
Из примечания к Мовсесу Хоренаци:

Парфия — первоначально небольшая страна юго-восточнее Каспийского моря, населенная парфянами, одним из иранских племен. Около 250 г. до н. э. здесь, в борьбе с Селевкидским государством, владевшим большей частью земель Передней Азии, образовалось царство, основанное Аршаком I (248—216 гг. до н. э.) (у Мовсеса Хоренаци — Аршак Храбрый). Его преемники — парфянские Аршакиды, носили, наряду с личными именами, династическое имя Аршак. При одном из них — Митридате I (170—139 гг. до н. э.) (у Мовсеса Хоренаци — Аршак Великий) небольшое Парфянское царство переросло в огромную державу, вытеснив Селевкидов на западе за Евфрат, а на востоке — добравшись до Индии. Парфянская держава просуществовала до 226 г. н. э., когда она была сокрушена и завоевана представителем другого иранского народа — персов, Арташиром I (226—241 гг.), основавшим династию Сасанидов. Парфию Мовсес Хоренаци нередко называет Персией, исходя из общности их территории, так же как и парфян — персами. В данном случае оба названия выступают рядом.

Маг

Хорошо, а теперь подумайте о разнице во времени: когда жил Моисей Хоренский, а когда Митридат. Контролировал ли полностью Митридат Атарпатакан и Армению, на территориях которых разворачивается данное событие? От парфянского времени до нас не дошло абсолютно никаких исторических источников. Описывая это время Моисей в основном ссылается на сирийского автора 3 или 4-го века нашей эры. Но не уточняет откуда взял данный отрывок. <_<

Link to post
Share on other sites

Уважаемый Керим-хан,

От парфянского времени до нас не дошло абсолютно никаких исторических источников. Описывая это время Моисей в основном ссылается на сирийского автора 3 или 4-го века нашей эры. Но не уточняет откуда взял данный отрывок.

История неточная наука, на всё подтверждения найти трудно в исторических источниках, которые и сами подвергаются сомнению, в зависимости от интереса.

Как известно этноисторические вопросы по большей части это политические вопросы.

Но есть хотя бы исторические ссылки на булгар, которые я привёл, есть топонимы и гидронимы в Закавказье и на Кавказе, есть народ, который называет себя малкар или балкар.

А Вы утверждаете, что их предки пришли 600-700 лет назад, только потому что "Моисей в основном ссылается на сирийского автора 3 или 4-го века нашей эры, но не уточняет откуда взял данный отрывок".

Если это не так, тогда приведите исторический источник этой даты(600-700 лет назад)

Маг

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
История неточная наука, на всё подтверждения найти трудно в исторических источниках, которые и сами подвергаются сомнению, в зависимости от интереса.

Как известно этноисторические вопросы по большей части это политические вопросы.

Но есть хотя бы исторические ссылки на булгар, которые я привёл, есть топонимы и гидронимы в Закавказье и на Кавказе, есть народ, который называет себя малкар или балкар.

А Вы утверждаете, что их предки пришли 600-700 лет назад, только потому что "Моисей в основном ссылается на сирийского автора 3 или 4-го века нашей эры, но не уточняет откуда взял данный отрывок".

Если это не так, тогда приведите исторический источник этой даты(600-700 лет назад)

Уважаемый Ashraf, в принципе мне понятна ваша позиция, но прочитав текст Моисея Хоренского я не вижу в нём ничего надёжного. Он мне представляется просто топонимической легендой которая родилась во времена самого автора. Единственное что мне кажется несомненным это то что Моисею Хоренскому булгары были хорошо знакомы, достаточно могущественны в пятом веке нашей эры и по видимому тогда кочевали в северном предкавказье. Если есть желание то мы постараемся с вами максимально разобрать это место из Моисея Хоренского, хотя полагаю что каждый из нас всё равно останется при своём мнении. Что касается источников, исходя из которых я считаю дату прихода карачаевцев на Кавказ около 600-700 лет назад, то я постараюсь их привести, уж не обессудьте что это в основном карачаево-балкарский фольклорный материал.

Link to post
Share on other sites

Договорились. Приведите Ваши комментарии из фольклорных источников.

Это Интересно!

Единственное, что я Вам хочу сказать любой тюркский народ это продукт консолидации многих тюркских этносов, которые вливались в него в разное время. Они влияли на язык, на культуру и даже на фольклор и вообще на интерпретацию своей истории. Так устроен человек, что он больше устремлён в будущее, чем в прошлое. То есть существует историческая дивергенция, которая меняет пространство символов народа(в том числе этнонимы, топонимы и пр. и их интерпретации).

Кавказ и Закавказье исторически сопричастные зоны.

Я лично историю алан, пока интуитивно, вижу очень древней через языковый материал.

Маг

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
Договорились. Приведите Ваши комментарии из фольклорных источников.

Это Интересно!

Балкария: Исторический очерк.

Абаев М.К.

Очерк известного балкарского просветителя и историка Мисоста Кучуковича Абаева написан в начале века и опубликован в парижском журнале "Мусульманин". Посвящен истории балкарцев, их связям с другими народами Кавказа.

Расчитан на самый широкий круг читателей.

I

В Нальчинском округе Терской области, внутри гор, по ущельям рек Черека, Чегема и Баксана, берущих начала у ледников Каштан-Тау, Дых-Тау и Минги-Тау (Эльбрус), издавна живет горское племя, составляющее пять отдельных обществ: Балкарское, Хуламское, Безенгиевское, Чегемское и Баксанское (Урусбиевское). Общества эти, состоя каждое из небольших аулов и поселков, расположенных по ущелью недалеко друг от друга, в административном отношении причислены к Нальчинскому округу Терской области и официально носят название "Пять горских обществ, сопредельных с Большой Кабардой", но жители этих обществ называются общим именем "балкарцы", по имени самого большого общества - Балкарского. Народонаселение всех пяти обществ с вновь образовавшимися из них аулами в настоящее время не превышает 25 тысяч душ. Религия горцев мусульманская, говорят они на татарском наречии, более близком к простонародному, деревенскому, турецкому языку, но обычаи, нравы, образ жизни и костюм этого народа не похожи на турецкие и татарские. По языку, религии, обычаям и другим качествам этому племени родственно племя "карачай", занимающие горные ущелья в верховьях реки Кубани, берущей начало у ледников горы Эльбрус.

Племена эти своей письменности не имеют, и историю их можно почерпнуть только из устных преданий и песен. В русской литературе кое-что писалось иногда об этом народе. Так, например, в последнее время писали о нем гг. профессора Ковалевский и Миллер, они же, между прочим, называли этих горцев "кавказскими татарами". До принятия русского подданства балкарцы управлялись своими князьями "таубий" (тау-гора, бий-князь). Таубии в XVIII и начале XIX века окончательно присягнули русскому царю и привели к присяге на подданство свои народы, как это выражено в документах, и с того времени горцы ведут совершенно мирную жизнь. Горцы - народ очень трудолюбивый, каждый более или менее удобный клочок земли в трущебах и на крутых склонах гор обрабатываются тщательно, очищается от каменьев, удобряется навозом, который продается корзинами, орошается водой, которая проводится искусственно иногда верст за 10 по висячим желобам, и стоимость десятины такой удобренной земли в продаже доходит нередко до 2 тысяч рублей. Ввиду недостаточности удобных мест для посева хлебов народ занимается преимущественно скотоводством, перегоняя скот с места на место, и, в общем, живет сравнительно не бедно. Этот народ, несмотря на свою немногочисленность и неудобство занимаемой им земли, сумел сохранить независимость и самостоятельность до покорения Кавказа Россией, поэтому предания о появлении его в кавказских горных трущобах, образ правления и т.п., могущие служить материалом для истории его, небезынтересны, по крайней мере, для самих горцев.

Начну с предания об образовании самого древнего общества "малкар", переделанного, вероятно для благозвучия, в русских официальных бумагах в Балкарское общество. Предание это повествует следующее: в прежние времена ущелье реки Черека было покрыто дремучим лесом с небольшими открытыми полянами. Однажды, это было очень давно, пробрался из плоскости в это ущелье один охотник по имени Малкар, человек неизвестного происхождения, и застал там на одной поляне поселок из нескольких дворов, жители которого звали себя "таулу" (в переводе - горец)… Малкару очень понравилась эта местность, и он решил навсегда остаться там, переселив туда и свой род.

Сторожилам это не особенно понравилось, поэтому Малкаровы поселились на другой поляне, и оба рода жили спокойно, размножаясь. Но вот однажды является в горы нейзвестный человек по имени Мисака и останавливается в гостях у Малкаровых, которых в это время было 9 братьев, взрослых мужчин, и единственная их сестра - красавица и умница. Гость был принят радушно. Подружившись с хозяевами, он вместе с ними ходил на охоту и против неприятелей, всегда отличаясь умом и храбростью, и этим привлек к себе внимание красавицы, сестры Малкаровых. В конце концов они влюбились друг в друга, но гордые братья Малкаровы не согласились на брак единственной любимой своей сестры с пришельцем неизвестного происхождения. Тогда она решила пожертвовать жизнью своих братьев ради личного счастья и спасения жизни возлюбленного. Злой умысел свой влюбленные привели в исполнение следующим образом. Покос сена на поляне под названием "Зына" у Малкаровых считался священнодействием и обыкновенно начинался торжественно при участии всех мужчин; обычай этот сохранился в Балкарии и до сих пор. Заговорщики решили воспользоваться этим торжественным днем для приведения в исполнение своего коварного замысла, а до того времени сговорились вести себя так, что будто они покорились воле братьев и гость скоро уедет. Коварная сестра Малкаровых, как распорядительница в доме, приготовила ко дню покоса в Зына самый крепкий горский напиток из ячменя под названием "сыра" ( это среднее между пивом и портером). В день торжества сама отправилась на место покоса и сильно напоила своих братьев, так что они тут же, в поле крепко заснули. Тогда Мисака убил их всех.

Женившись на Малкаровой, Мисака завладел землей и другим имуществом Малкаровых, привел туда из плоскости и других людей и начал притеснять мирных труженников таулу, которых в конце концов превратил в своих данников. Потомки Мисака ныне носят фамилию Мисаковых и значатся в числе балкарских таубиев, а потомки рода таулу составляют теперь жителей поселка Сауты: они до освобождения в горах крестьян назывались "джасакчи", т.е. данники.

Через некоторое время после этих событий в ущелье, получившее название "Малкар", по имени охотника, открывшего его с первыми поселенцами таулу, является воин по имени Басиат верхом на лошади и с огнестрельным оружием, о котором в то время горцы не имели понятия. Басиата сопровождали люди, которые ему прислуживали. Порох в его ружье воспламенялся, и раздавался выстрел, когда он подносил к дырочкам ствола ружья огонь (надо полагать, это было фитильное ружье). Басиат производит сразу такое сильное впечатление на малкарцев, что они добровольно подчиняются ему, но он, однако, у Мисаков не отнимает прав их по отношению к таулу...

После этого народонаселение ущелья начинает быстро увеличиваться под искусным управлением Басиата, о происхождении которого существует следующее предание: два брата Басиат и Бадилят прибыли на Кавказ из Венгрии (по другому преданию - из Крыма) и сначала пробрались в ущелье реки Урух, где жили дигорцы (и теперь живут) из племени осетин (ныне - Стыр-Дигорский приход Владикавказского округа). У братьев этих были ружья, одна лощадь и один мул. На равнине на лошади поехал старший брат Басиат, а в горах он пересел на мула, а дигорцы, не видавшие до этого времени лошади, Бадилята приняли за старшего и оказали ему больше почета, а после одного случая они его признали за необыкновенного человека и стали ему подчиняться. Случай этот следующий: враждебное племя угнало у дигорцев скотину, Бадилят пустился в погоню за неприятелем и , догнав его, выстрелил по нему и своего ружья, и неприятель, не имевший понятия об огнестрельном оружии, испугался звука и дыма, происшедших от выстрела, бросил скот и убежал. После этого Басиат решил искать счастья в другом месте, переехав через высокие хребты гор, отделявшие Дигорское ущелье от Малкарского, поехал к малкарам (балкарцам), где и был принят, как сказано выше. Потомки Басиата ныне составляют фамилии таубиев Балкарского общества: Абаевы, Жанхотовы, Айдебуловы и Шахановы. Так образовалось "Малкар-эль", т.е. Балкарское общество. Предание это надо дополнить краткими описаниями организации управления народом, созданной родоначальником таубиев Басиатом и существовавшей до введения нынешнего положения об управлении аульными обществами, т.е. до 70-х годов прошлого столетия. Верховная власть принадлежала таубиям, 2-е сословие составляли "уздени" и "эмчеки", 3-е "чагары" и наконец казаки" и "карабаши". Узденями назывались люди, которые имели свои участки земли, собственное хозяйство, даже рабов, но обязаны были служить при таубиях, исполнять их поручения, сопровождать их при поездках и вообще исполнять, так сказать, дворянские обязанности при дворах таубиев. Эмчеки - тоже люди свободного происхождения, но находящиеся под покровительством таубиев, несли известные повинности лично и материально по отношению к таубиям за покровительство; таубии иногда отдавали им на бессрочное пользование и участки земли для поддержания их, но за это получали от них часть калыма за их сестер и дочерей. Чагары - это то же, что русские крестьяне, принадлежали таубиям. Казаки и карабаши - это домашние рабы и рабыни таубиев из людей, взятых в плен от неприятеля, украденных и купленных, в числе их были имеретины, сванеты, осетины, чеченцы, кумыки, кабардинцы и даже попадались русские из беглых солдат. Слово "казак" значит одинокий, бездомный, бесприютный, "карабаш" - состоит из двух слов: кара и баш, т. е. черная голова, так назывались рабыни.

Старейший и достойнейший из таубиев носил звание "олий", и он правил всем народом. При нем существовали народный суд и судилище под названием "Тере". В этом суде заседали представители от таубиев, узденей и при разборе крестьянских дел - и от чагаров, и в нем разбирались и решались окончательно все гражданские и уголовные дела словесно и утверждались "олием" на словах же; но позднее, при окончательном водворении мусульманской религии, принимал участие в заседаниях суда духовный судья "кадий", который писал документы о решениях на арабском языке. Распоряжения олия беспрекословно исполняли все, не исключая и таубиев и узденей, и так называемые "бегеули" из простых людей - это рассыльные и глашатаи. Каждый мужчина из таубиев, узденей и эмчеков должен был иметь оружие и коня и по первому призыву олия явиться готовым к походу и войне с неприятелем, а в мирное время мужчины упражнялись в стрельбе, верховой езде, борьбе и играх на открытом поле. Один из олиев Сосран Абаев, живший больше двухсот лет тому назад, даже создал из своих чагаров особых стрелков, потомки которых до сих пор являются отличными охотниками.

Весною и осенью, когда скот - лошади и овцы - перегонялся на плоскость и на пастбище, молодые таубии с узденями выезжали на плоскость и становились лагерями для охраны животных и пастухов от соседнего племени кабардинцев. В остальное время содержались караулы по ущельям и на перевалах в Грузию, Имеретию, Сванетию, а также со стороны Осетии.

Для обсуждения особо важных вопросов, и в особенности в тех случаях, когда кто-нибудь из таубиев начинал выходить из повиновения, олий взывал на сход все население и предлагал народу решить вопрос, и решение народа моментально приводилось в. исполнение.

Вот в общих чертах государственный, если можно так выразиться, строй, существовавший в маленьком, но самостоятельном народе Балкарии до присоединения его к России.

В религиозном отношении все данные говорят о том, что в Балкарии раньше соперничали между собой язычество и христианство, потом явилось магометанство, которое, вытеснив язычество и зачатки христианства, окончательно укоренилось, хотя и довольно поздно.

Предания об образовании остальных обществ похожи, в общем, на предание о "Малкаре". Общества Безенгиевское и Хуламское занимают ущелье р. Кичичерек (Младший Черек) - притока р. Черека. Чегемское общество занимает ущелье р. Чегема и Урусбиевское (Баксанское) - ущелье р. Баксан. Во всех обществах таубии считаются пришлыми, и они по отношению к населению играли ту же роль, какую играли балкарские таубии, но организация управления не была так твердо и определенно установлена, как в Балкарском обществе, и для разрешения особо важных вопросов и споров они обращались в Балкарское "Тере". Это происходило, по-видимому, потому, что эти общества позже образовались и были сравнительно небольшими. Правителями в этих обществах были таубии: в Безенги - Суншевы, в Хуламе - Шакмановы, в Чегеме - Малкаровы, Барасбиевы, Кучуковы, Келеметовы. Баксанское (Урусбиевское) общество считается самым молодым, и историю его образования можно считать более достоверной. Оно занимает верховье р. Баксана и расположено почти у подножия горы Эльбрус и официально называется Урусбиевским обществом по фамилии таубиев Урусбиевых. Ущелье реки Баксан сравнительно с другими более доступное, т. к. дорога идет по дну, крутых подъемов и спусков не имеет, и часть его можно назвать долиной, только приближаясь к главному хребту Кавказских гор, она уживается, а потом опять расширяется. Вот эту верхнюю часть занимает Урусбиевское общество, а в нижней, широкой и доступной части, служащей и главным выходом на плоскость из Чегемского общества, частью земель владеют таубии Чегемского общества, а некоторые более или менее удобные участки земель находятся во владении одной ветви кабардинской княжеской фамилии Атажукиных. Но, как гласят старые легенды и предания - Атажукины и чегемцы - поздние владетели, а в древние времена эта долина до теснин, покрытых сплошным сосновым лесом до самых ледников, была занята карачаевским народом, родственным балкарцам и ныне занимающим верховье р. Кубани. Народ этот, теснимый с одной стороны кабардинцами, занимающими выход из ущелья, и чегемцами - с другой, нашел себе более удобные места для населения в верховьях р. Кубани и переселился туда. Таким образом, верхняя часть Баксанского ущелья, покрытая сплошным сосновым лесом, и расположенные по бокам его плоскогорья оставались никем не занятыми. В это время возникли раздоры между членами фамилии Суншевых - безенгиевских таубиев, и внук знаменитого, воспетого в старинных парадных песнях Баксануко Суншева - Чепеллеу Урусбиевич Суншев, будучи одиноким и опасаясь за свою жизнь, ушел с матерью сначала в Чегемское общество к родственникам матери. Возмужав и ознакомившись с Баксанским ущельем, решил покинуть навсегда Безенги, забрав оттуда своих узденей, эмчеков и холопов с их семействами, и, поддерживаемый первое время родственниками своей матери - чегемскими таубиями, поселился в Баксанском ущелье перед входом в теснину, недалеко от границы атажукинских владений, на участке под названием "Камык". Отказавшись носить древнюю свою фамилию, Суншев объявил себя Урусбиевым, по имени своего отца. Через некоторое время, ознакомившись хорошо с ущельем, этот энергичный пионер переселился выше, в глубь теснины на лесную поляну, у подошвы ледников Эльбруса, и стал увеличивать население свое, принимая к себе в качестве холопов, узденей и эмчеков разных пришельцев и отводя им места для поселения по своему усмотрению. Так образовалось первое поселение в верховьях р. Баксан.

У Чепеллеу Урусбиева и его потомков скоро появились и завистники в лице кабардинских князей Атажукиных и чегемских таубиев, и им приходилось защищать свои владения и скот с оружием в руках, но они не растерялись и продолжали исследовать территорию, избранную ими для житья. Открыли удобный перевал для перехода через нагорный склон Главного хребта в Сванетию, познакомились с владетельными князьями Дадешкелиани, которых горцы называют Хтаровыми, по имени знаменитого Хтара Дадешкелиани, жившего около 300 лет тому назад, и успели, с политической целью, сродниться с ними путем совершения браков.

Родство с воинственными и сильными соседними сванетскими князьями принесло громадную пользу Урусбиевым, они отчасти обязаны им сохранением за собой своих владений те времена, когда все зависело от силы. Потомок Чепеллеу и Урусбиевых Исмаил Урусбиев, названный "железным человеком", имел уже в своем распоряжении порядочное население и, находясь и самых дружественных отношениях со сванетскими князьями, управляющими воинственным народом, сам начал вести себя вызывающе по отношению к другим соседям - чегемским таубиям и к Атажукиным. Тогда последние заключили союз и решили уничтожить дерзкого Исмаила и начали приготовляться в поход против него.

Но Исмаил тоже не дремал и, узнавши о намерениях союзников, секретно вызвал сванетское войско и в ожидании неприятеля спрятал его в лесу под снеговым перевалом, а навстречу неприятелю выслал по ущелью незначительный отряд с приказанием, чтобы он постепенно отступал, как бы не выдерживая натиска, и завлек неприятеля в глубь теснины, покрытой лесом. Сам Исмаил занял наблюдательный пункт на одной из господствующих над ущельем сбоку горных вершин, откуда мог бы видеть своих и неприятеля и мог давать своим войскам условные знаки, служившие командой. Неприятель, не встречая сопротивления, увлекся в глубь леса и оказался окруженным войсками Урусбиева с трех сторон. В это время по сигналу Исмаила сванеты под командой князя Чичека Отарова-Дадешкелиани открыли страшный огонь по неприятелю с фронта, а урусбиевские воины с боков, будучи сами, прикрыты лесом, так что Атажукину и таубиям Барасбиеву и Келеметову оставался один выход - бежать со своими войсками, пока не был закрыт путь к отступлению, что они и поспешили сделать. Но половина их осталась убитой и раненой на месте сражения, раненым оказался Басиат Барасбеков( Барасбиев) и убитым Тогузак Келеметов, Атажукин же спасся бегством с частью войска, бросив на поле битвы своих союзников - раненого Барасбиева и тело Келеметова. Барасбиева урусбиевцы пощадили, зная, что Исмаил Урусбиев был женат на его сестре, и повезли его ней, но в первое время сестра должна была скрыть его, боясь, чтобы Исмаил в гневе не убил его.

Так неудачно кончился поход князей Атажукиных, но Урусбиевы навсегда спасли свои владения и независимость. Об этой войне сложена народная песня. Настоящее поколение Урусбиевых составляют правнуки знаменитого Исмаила Урусбиева.

II

Балкарцы с древних времен имели мирные сношения и военные столкновения с соседними племенами: Грузией, Имеретией, Сванетией с юга, осетинами с запада, карачаевцами- с востока и кабардинцами с севера, а также с чеченцами, кумыками и дагестанцами. Балкарцы называют кабардинцев "черкес", осетин ближних "дигорли" и "дигор", дальних - "течей", "течейли", грузин, имеретин и сванетов называют общим именем "эбзе", подразделяя их на "гурджи-эбзе" (тифлисских), "имерет-эбзе" и т. д. В частности, жителей Рачинского уезда Кутаисской губурнии, близко живущих к Балкарскому обществу, балкарцы называют "малкар-эбзе", а сванетов "шара" и "шкула". Кабардинцы называют балкарцев, осетин и карачаевцев общим именем "кушха", добавляя для различия между ними по отношению к осетинам "тезен-кушха", балкарцам "балкар-кушха" и т. д. Осетины кабардинцев называют "кашкон", а балкарцев "ассиаз". В преданиях же об осетинском царе Балкария называется "царством Басиата", т.е. по имени родоначальника балкарских таубиев Басиата.

Балкарцы еще до появления кабардинского народа на занимаемой им ныне местности имели сношения с Грузией, Имеретией, получая оттуда материи, железо, соль, фрукты и т. п., а сами взамен этого отправляли туда разный скот, овечью шерсть, шерстяные изделия - черкески, бурки, войлоки и т. п. Торговля отчасти сохранилась и до сего времени. Существует смутное предание о том, что во время войны Персии с Грузией балкарские таубии как дружественные соседи явились на помощь к грузинскому царю со своими дружинами и стали лагерем около "Золотой церкви", этим именем называют кавказские горцы и поныне монастырь близ города Гори.

С осетинами имели непосредственное сношение и частью столкновения исключительно жители Балкарского общества, их соседи, столкновения эти происходили главным образом из-за земельной границы.

Малкар-эбзе, т. е. жители Рачинского уезда Кутаисской губернии, также сталкивались с Балкарским обществом. Между Балкарией и вольной Сванетией постоянно происходили враждебные столкновения, и вражда эта тянулась до 70-х годов прошлого столетия: то балкарцы устраивали набеги при удобных случаях на Сванетию и грабили часовни и другое имущество, то сванеты угоняли скот балкарцев с пастбищ, расположенных под перевалами, и эти набеги и угоны кончались часто сражениями. Только княжеская Сванетия, имея сношения с Балкарией через ближайшее Баксанское ("Урусбиевское") общество, находилась всегда в дружбе, и князья ее связались родством с таубиями посредством браков.

Между Карачаем и Балкарией враждебных столкновений не было, напротив, несмотря на то, что их разделяет значительное горное пространство, между обоими народами существовала родственная, неразрывная связь. Сношения балкарцев с туземцами Закавказья происходили в течение летних 3-4 месяцев, а в остальное время пути через перевалы закрывались.

Самым сильным по многочисленности и враждебным племенем для Балкарии являлась Кабарда, занявшая равнины у выходов из ущелий. Кабардинцы явились этой же роли и по отношению к горцам Осетии, ингушам, карачаевцам и абазинцам. С этим сильным и воинственным племенем пришлось горсти жителей пяти обществ Балкарии вести постоянную борьбу до последних времен. В этой борьбе с почти кочевым народом - Кабардою - оседло жившим веками в горных ущельях балкарцам помогли: сама природа - недоступность гор, сильная привязанность горцев к родине, единодушие, порядок во внутреннем управлении и возможность доставлять с Закавказья жизненные припасы путем мены на скот и шерстяные изделия. Не будь этих условий в связи с постоянными ссорами кабардинских князей между собой, едва ли горцам удалось бы сохранить за собой независимость. Этим же условиям, надо полагать, обязаны горцы Балкарии тем, что они сохранили свою независимость и самостоятельность и тогда, когда все "адыге" (этим именем называют себя кабардинцы и другие черкесские племена) подчинялись крымскому хану, который посылал к ним своих наместников из членов своего рода. Потомки этих наместников впоследствии очеркесились и ныне носят официальную фамилию "Султан", а туземцы называют их Хан". Это доказывается между прочим найденным в 90-х годах прошлого века случайно в старинном памятнике который изображает каменную плиту с надписью, вырезанной арабскими буквами на местном балкарском языке. Надпись эта гласит, что "спор о границах земель народов-малкар, безенги, хулам, чегем и баксан-урусбий), с одной стороны владения крымского хана, занятых Кабардою, - с другой решен третейским судом…", в котором, кроме избранных из своей среды представителей, участвовали приглашенные сванетский князь Отар Отаров (Дадешкелиани) и кумыкский агалар Хан. В подписи указаны пограничные пункты и помечен день, месяц и год по мусульманскому летосчислению, именно сказано: "Документ сделан в последний день Раджаба 1117 г.", можно считать и 1127г., так как, к сожалению, 3-я цифра слева неясна и несколько слита с соседней цифрой, тем не менее, несомненно, что документ составлен приблизительно в 1700 году. Затем существует старинная песня под названием "Крым-семенле", в которой описывается путешествие - по Кабарде "крымских семенов" (есть предположение, что семенами называли сборщиков дани) и, между прочим, поединок между балкарским таубием Темирканом двумя его противниками - "одним кабардинцем и одним крымцем", в котором одержал победу Темиркан*(* Существуют таубиевские фамилии Темиркановы и Бикановы - потомки Мимбулата, но не Басиата).

Но бывали и такие случаи, когда кабардинским князьям удавалось проникать с отрядами в горы и производить грабежи в более доступных и сравнительно небольших обществах Хулам, Чегем и Баксан, благодаря отсутствию постоянного сильного караула у входов ущелий, разрозненности обществ между собой и в те моменты, когда происходили некоторые раздоры между самими обществами, а иногда таубии этих обществ нарочно звали к себе какого-нибудь кабардинского князя, сговорившись с ним, чтобы сбыть ему членов какого-нибудь беспокойного рода из числа своих подданных. Но собственно Балкарское общество никогда ни на какие подобные сделки не входило с кабардинцами и охраняло зорко свои границы. Особенно сильно беспокоил горцев знаменитый по своей храбрости кабардинский князь Аслан-бек Каитукин, державший в ежовых рукавицах остальных кабардинских князей, в чем ему очень много помогал своими советами его "орк" (дворянин) и кабардинский мудрец-философ Джабаги Казаноков. Этот Кайтукин, живший 200 лет с лишним тому назад, как это можно видеть из надписи на памятнике мудреца Джабаги, задался целью взять дань с соседних племен, что ему кое-где и удалось. Зная, что самое правильно организованное общество Балкарское, что оно имеет значительное влияние и на остальные общества и что если покорить его, то остальные сами сдадутся, Кайтукин попытался действовать сначала силой против Балкарии и один раз проник туда. Об этом случае и последующих взаимоотношениях Кайтукина и современника его балкарского олия Сосрана Абаева, которого кабардинцы называли "Альшагир", кабардинская старинная песня и рассказы балкарцев, передававшиеся от поколения к поколению, повествует следующее.

Один из Айдебуловых (таубий), будучи недоволен олием и добиваясь власти, завел тайно сношения с Кайтукиным и уговаривал его идти с войском в Балкарию, убеждая, что при помощи преданных ему, Айдебулову, людей они покорят Балкарию. Кайтукин после долгого обсуждения этого предложения решился посетить Балкарию, но не с войском, а со свитой и небольшой охраной, и предложить Сосрану Абаеву, олию, добровольно подчиниться и дать дань, Абаев не дремал, будучи осведомлен о намерениях предателя .Айдебулова, всегда был готов к встрече неприятеля. Кайтукин въехал в Балкарское ущелье и, остановившись у пещер под названием "Зына-дорбун", отправил послов к олию Сорану-Кучуковичу (по-кабардински к Кушук-ико-Альшагир) с извещением о своем прибытии для получения дани от балкаров, но "Альшагир" вместо встречи его приказал послам отправиться к своему князю и сказать ему, что если он имеет дело в Балкарии, то может явиться на заседание "Тере", если же он имеет в виду посетить лично самого Абаева, то может пожаловать в его кунацкую (гостиная); на попытку послов сделать возражение и дать понять, что Кайтукин требует дань, олий строго воспретил им рассуждать и приказал немедленно удалиться и передать его слова Кайтукину. Когда послы удалились, он поставил поперек ущелья цепь стрелков и дал им приказание следующими словами: "Ко мне едут гости, вы их позабавьте: когда они подъедут на расстояние выстрела, то дайте по ним залп, но цельтесь в рукоятки их кинжалов и шашек, в папахи, не беда, если попадете и в лошадей, а людей не убивайте; если же гости не остановятся и ответят выстрелами, то, не отступая, дайте мне знать".

Кайтукин, узнав об этом распоряжении и убедившись в бесполезности своего путешествия, выехал обратно из ущелья, несмотря на противное мнение части его придворных "орков". Поэтому последние сложили на обратном пути песню, в которой они восхваляют олия Абаева, а над Кайтукиным смеются. Песня эта начинается так: "Чы эймы десго Басиатыпше, Кушук-ико-Альшагир пши каком жуап ирийтыргам, орк каком ворогус ирийхргам" и т.д. (т. е. "Живуший на нехорошей земле басиатский князь Альшагир Кучукович князей не удостаивает ответом, а с дворянами не здоровается" и т.д.). Дальше в песне дворяне Кайтукина порицают его нерешительность и свою готовность перейти к Альшагиру.

После этого Сосран Абаев и Кайтукин начинают разными путями испытывать друг друга. Кайтукин обыкновенно лето проводил в своем охотничьем доме, выстроенном в большом лесу на маленькой поляне, на берегу р. Черек у выезда из Балкарского ущелья. В этом лесу он охотился в одиночестве и никому другому не позволял присутствовать там. В свободное время он любил сидеть на верху большого камня на середине поляны с трубкой во рту, и около него стоял "кубган" - рукомойник.

Это все было известно Абаеву, и он приказал двум своим знаменитым стрелкам-охотникам испытать храбрость Кайтукина двумя способами: спрятаться в лесу на краю поляны и перед сумерками, когда Кайтукин будет сидеть на камне, одновременно выстрелить, и одной пулей попасть в трубку его, а другой в кубган, и если он не испугается, то остаться в лесу, когда Кайтукин пойдет туда на охоту, но так, чтобы он не видел их раньше, чем выскочит зверь. Охотники исполнили в точности это приказание, за что впоследствии и сам Кайтукин подарил им участок земли, которым потомки охотников Аттасаувы и до сего времени владеют.

Храбрость Кайтукина настолько была велика, что он продолжал сидеть совершенно спокойно, когда пулями была сбита трубка из его рта и опрокинут кубган. В лесу же, когда выскочил испуганный олень, одновременно раздались три выстрела, и все три пули попали в него, и он упал, и одновременно к нему подбежали стрелявшие - Кайтукин и два охотника-балкарца. Кайтукин, взбешенный этой дерзостью горцев, поднял ружье и прицелился в них, в тот же момент и те дула своих ружей наставили в грудь Кайтукина. Тогда Кайтукин опомнился, опустил ружье и вернулся домой, а охотники взяли оленя и тоже отправились в Балкарию и доложили Сосрану о случившемся. После этих проделок Кайтукин решил наказать Альшарира, угнав его овец вместе с пастухами, находившимися далеко от Балкарского общества, за двумя горными хребтами, на пастбище "Хизни-баши", куда можно проникнуть по особому ущелью. Отправившись туда с людьми, он не решился сразу напасть на кош ввиду преобладающего числа вооруженных, Он оставил своих людей, спрятав в лесу, а сам оделся в костюм простого кабардинца и пешком на ночлег, как охотник, пришел на кош Сосрана. Его приняли, и старшие приказали зарезать барашка ради гостя, который притворялся не знающим балкарского языка.

Разговор перешел на злобу дня, т.е. на Кайтукина и на Абаева; одни говорили, что победит Кайтукин, другие говорили, что, пока жив Сосран, Кайтукину не удастся покорить Балкарию. Тогда в разговор вмешался парень из "аталыков" Сосрана и, испросив предварительно разрешения от старших, сказал так: "Я думаю, что Асламбек Кайтукин, быть может, и храбрый, но не умный человек; если бы он был умный, то вместо того, чтобы вступать в борьбу с Сосраном, искал бы с ним дружбу и, заключив с ним союз, спокойно вместе с молодыми балкарскими таубиями покорил бы всех соседей и получал бы дань с них". Эти слова Кайтукина заставили призадуматься. После ужина старшие легли спать в коше, а молодежь с собаками отправилась к кострам, разведенным вокруг стоянки овец на некотором расстоянии друг от друга. Но скоро Кайтукин услышал единичные выстрелы, раздававшиеся недалеко через небольшие промежутки, он встал, вышел из коша и увидел такую картину: молодежь, находящаяся около костров, вместо того чтобы спать, занималась стрельбой в цель; у одного костра ставили ребра на другие кости съеденного барашка, а находившиеся у другого костра стреляли в эти кости, попадая в них, и это упражнение продолжалось до утра.

Кайтукин понял, что этих стрелков-пастухов легко не возьмешь в плен и баранту они дешево не отдадут, поэтому он не решился привести в исполнение свое намерение и отправился домой, но тем не менее, будучи гордым и избалованный успехами, он решил, прежде чем искать дружбу Сосрана, изучить внутренний порядок управления Балкарии, средства и силы ее и для этого отправил двух своих верных и умных приближенных, по происхождению из кумыков, владеющих балкарским языком, в Балкарию с тем, чтобы они явились в дом Сосрана Абаева как странники и, прожив там год, изучили жизнь и быт балкарцев и самого Сосрана.

Но когда эти послы возвратились через год, рассказали ему, что Сосрану беспрекословно подчиняется все население, сам он имеет значительные средства, имеет сношение с Грузией, Имеретией, все, чего нет в Балкарии, получает оттуда, имеет из молодежи обученное войско, орох выделывают сами, свинец добывают на месте, сам Сосран - человек культурный, у него имеются высокие башни с бойницами, сложенные из извести, устроены подземные водопроводы к его усадьбе и разведен фруктовый сад и т.п. Услышав все это и мнение послов в бесполезности борьбы с Сосраном, Кайтукин завел мирные переговоры с ним, и они заключили союз. Кайтукин предоставил Сосрану право гонять стада Балкарского общества осенью и весной для пастьбы бесплатно на кабардинские земли и ставить "басиат-кош" (лагерь) там, где пожелают таубии, до берегов р. Терек, а Сосран обязался не препятствовать Кайтукину пробираться иногда в соседние общества Безенги и Хулам с целью поживы и угонять быков и баранов на зарез и т. п.

Но Сосран был осторожен, зная, по-видимому, что в международных договорах право сохраняется только за сильным, поэтому в периоды, когда скот находился на плоскости, отправлял туда отряд из молодых таубиев с узденями и стрелками, который становился лагерем ниже хуторов-кошей для предупреждения злого умысла о стороны Кайтукина и вообще кабардинцев. В это же время отряд этот предпринимал путешествие в Чечню, Осетию и др. места за наживой, при этом он нередко увозил и молодых людей, которых делал рабами и рабынями. Лагеря таубиев назывались "басиат-кош", куда являлись нередко для изучения военного искусства молодые люди из соседних дружественных племен и из других горских обществ. Этот порядок существовал до появления русских войск и присоединения Кабарды и Балкарии к России. Но прежде чем говорить о начале соприкосновения с русскими, необходимо упомянуть о взаимных отношениях горских обществ и об отношениях собственно таубиев Балкарского общества к населению селений Геби и Чиори Рачинского уезда Кутаисской губернии.

Балкарское общество, будучи самым большим по количеству жителей и самым сильным благодаря правильному, твердому порядку правления в самом обществе, играло выдающуюся роль. В этом обществе, как было упомянуто, издавна существовал народный суд под названием "Тере", в котором разбирались гражданские и уголовные дела и решались на основании установившихся обычаев (адатов), а в случае возникновения новых вопросов, не предусмотренных адатами, "Торе" устанавливал новый обычай, так что этот суд одновременно являлся и законодательным учреждением. В это судилище обращались за разрешением более или менее крупных юридических вопросов по судебным процессам жители и других обществ. Бывали и такие случаи, когда являлись в "Тере" жители Карачая и Дигории (соседнее осетинское племя). Балкарское общество имело постоянную стражу в своих ущельях, по которым жители сообщались с плоскостью, где поныне существуют сторожевые каменные башни; на перевалах же в Закавказье и в Осетию в летнее время содержался караул.

Кроме этой стражи, существовал отряд войска из молодых таубиев и стрелков, который весной и осенью становился лагерем на плоскости перед входом в ущелье; лагерь этот назывался "басиат-кош", по имени родоначальника балкарских таубиев, куда являлись учиться военному искусству молодые таубии и из других обществ, Этот отряд, охраняя общество и стада его от неприятеля, одновременно командировал партии из молодцов-сотоварищей в разные стороны за наживой, так что войско содержало само себя. Отряд этот зимою, иногда и летом, отдыхал, молодежь скучала, разыгрывались страсти, и если ему почему-либо не удавалось предпринять поход на южную сторону гор - в Сванетию или Имеретию за наживой, то он частенько обижал своих единоплеменников - безенгиевцев, хуламцев и чегемцев, угоняя у них скот.

Причиной этому отчасти являлись экономические условия, а именно: долина, занимаемая Балкарским обществом, сравнительно обширная, почва ее плодородная, она больше, чем другие ущелья, защищена от северных ветров, климат не так суров и растительность разнообразнее, но ее окружают высокие голые скалы, нет плоскогорий, и в общем удобной для скотоводства земли мало, так что по мере увеличения населения становилось трудно жить, тогда как в других небольших обществах пастбищ много и количество скота увеличивалось. При таких условиях балкарцам приходилось искать средства для жизни в стороне. Эти же условия создали в Балкарии, с одной стороны, военный дух, и часть населения занималась походами на сторону за наживой, причем сами умели делать порох, свинец добывали в своих горах, железные и вообще металлические изделия и оружие, даже заграничные, получали из Закавказья, а с другой - создали ремесленников - каменщиков, кузнецов, слесарей и даже оружейных мастеров, которые отправлялись на заработки в другие горские общества и в Кабарду.

Чтобы спасти себя от нападений балкарцев, таубии других обществ поспешили сродниться с балкарскими таубиями путем совершения браков, а простые роды тех обществ прибегали под покровительство балкарских таубиев, становясь их эмчеками, платя им за это известную дань и воспитывая их детей. В последнем случае они делались "аталыками" таубиев, что означает воспитатель, и это было основано на обычае или, правильнее, на понятии, по которому для жен таубиев считалось стыдом кормить своих детей грудью своей и с 1-го же дня рождения детей отдавали на воспитание-кормление в дом своих подчиненных, где имелись женщины с новорожденными детьми, эти-то кормилицы считались "аталыками"; это аталычество не успело еще и теперь выйти из моды окончательно. Впрочем, после неудачной попытки знаменитого кабардинского князя (пши) Аслан-бек Кайтукина покорить балкарцев во времена олийства Сосрана (Альшагира Кучуковича) Абаева начали искать покровительства балкарских таубиев и некоторые из самих кабардинцев, и из осетин различными путями, и брали на воспитание их детей, делаясь их аталыками, и сейчас есть еще живые балкарские таубии, кормилицами, т. е. аталыками которых были кабардинцы и осетины, много и других данных, говорящих о значительном влиянии балкарских таубиев, но чтобы не быть голословными, приведем один из множества достоверных случаев. В Кабарде есть старинные и сильные дворянские фамилии, которые иногда отказывались подчиняться своим князьям, которым принадлежала верховная власть. Фамилии эти называются "тлекотлеш", происходящие из двух слов: "тлек" - род и "тлеш" - сильный. Однажды кабардинские князья Атажукины успели вооружить народ против сильной, родовитой фамилии Кудинетовых и хотели их истребить и завладеть их состоянием и аулами, тогда Кудинетовы бежали в Балкарию под защиту таубиев, потомков Басиата. Басиаты их приняли, устроили у себя, и молодые Кудинетовы, отправляясь с молодежью таубиев в лагерь "басиат-кош", предпринимали вместе с ними походы за наживой, отличаясь храбростью; молодежь фамилии Атажукиных, лишившись храбрых молодых Кудинетовых, не могла соперничать в походах с таубиями и стала просить старших помириться с Кудинетовыми вернуть их в Кабарду, и когда отцы не согласились на это, они сами перебежали в "басиат-кош". Тогда только князья Атажукины заключили мир с Кудинетовыми, возвратив им все захваченное их имущество, и последние возвратились в Кабарду, но предварительно они и балкарские таубии, потомки Басиата, побратались, т.е. поклялись быть братьями и вперед защищать друг друга и умереть там, где умрет другой. На туземном языке это называется присяжное фамильное братство и не теряет силу, доколе существуют роды. Пожилым Кудинетовым и балкарским таубиям это известно и поныне.

Перейдем теперь к описанию отношений, бывших между балкарцами и жителями Рачинского уезда Кутаисской губернии и кутаисскими евреями, которых балкарцы называют "урья". В начале очерка было сказано, что горцы Нальчикского округа имели торговые сношения с Закавказьем еще в старые времена. Так, крестьяне селений Геби и Чиори Рачинского уезда, названные горцами "малкар-эбзе", главным образом, издавна доставляли через главный снеговой хребет в Балкарию товары - шелковые и бумажные материи и металлические изделия - или приводили с товарами купцов из кутаисских евреев и меняли свои товары на черкески, бурки, войлоки, шкуры, шерсть и т. п. балкарские изделия, а иногда являлись с деньгами - сначала грузинскими и турецкими монетами, а после - русскими - и покупали крупный и мелкий скот. Товары эти из Балкарии перевозились в другие горские общества. Несомненно, в старые времена торговцам не совсем было безопасно переходить с товарами и деньгами через снежные горы в чужую страну и вести там торговлю, или же в случае опоздания, непогоды даже зимовать. Это-то обстоятельство послужило причиною тому, что малкар-эбзе стали еще в древние времена данниками балкарских таубиев на эмчекском праве; точно в таком же положении находились и кутаисские купцы "урья". По мере размножения и разделения таубиев на отдельные роды и семейства они делили своих закавказских эмчеков между собой так же, как своих подданных и свое имущество, объявляя о том эмчекам, так что последние знали, кто кому из таубиев должен платить дань. Таубии настолько серьезно защищали этих эмчеков и их интересы, что они совершенно свободно бывали во всех горских обществах и в Карачае и вели торговлю, не подвергаясь никаким обидам. Эти отношения сохранились до начала 70-х годов Х1Х века. Размер дани определялся по состоянию крестьянина торговца и количеству товара купцов-евреев, и по количеству голов скота, покупаемого на деньги, или дань платилась натурой. Кроме того, эмчеки должны были привозить ежегодно определенное количество железных лемехов по известной величине для плугов, а также известное количество медных котлов; кроме всего этого, молодые таубии после женитьбы отправлялись со свитой в селения Геби, Чиори, где эмчеки устраивали для них торжественное угощение, и каждый подносил молодому таубию в подарок какую-либо вещь по своему состоянию и подарок этот назывался "берне". Когда таубии сами гоняли для продажи лошадей и скот в Закавказье, то тамошние эмчеки сопровождали их в качестве прислуги и переводчиков, причем таубии вели дружественные сношения с высшими сословиями Кутаисской губернии, встречая у них радушный прием, даря им лошадей и принимая от них подарки.

Горцы в силу природных условий занимались и занимаются преимущественно скотоводством. Хлеб же сеют - и то только ячмень, овес и немного яровую пшеницу - на низменных, более или менее удобных клочках земли, которые очищаются от каменьев, удабриваются навозом и искусственно орошаются водой. Климат в горах довольно суровый, лето короткое, зима длинная, и хотя очень больших морозов в долинах не бывает, но часто бушуют ветер, и в период коротких дней солнце поздно встает для аулов и рано заходит. Лесов мало, в некоторых ущельях их уже нет вовсе. Несмотря на все эти неблагоприятные условия, горцы не жаловались на бедность благодаря крайнему своему трудолюбию, скромной и здоровой жизни и привычке удовлетворяться малым. Благодаря климатическим условиям и трезвой жизни горцев болезней в горах не встречалось и народ был здоровый, только в последнее время были занесены туда лихорадка, брюшной тиф, разные характерные накожные болезни, а в настоящее время даже и сифилис. Горцы, или скорее горянки, издавна умели приготовлять себе одежду из овечьей шерсти и обувь из шкур, а излишек этого сырья меняли на бумажные и шелковые ткани. Пищу горцев составляли ячменный чурек, молочные продукты и мясо, а питье - домашнее пиво из ячменя, буза из овса (род русской браги), "айран" и "гыпы" (кефир) из молока.

Народ не был угнетен и забит, так как высшее сословие относилось гуманно, благодаря чему до сих пор сохранились довольно хорошие отношения между сословиями, поэтому горцы были довольны своей жизнью и имели досуг для того, чтобы устраивать народные веселья-. танцы на открытом воздухе и игры, в которых принимали участие взрослые люди, даже старики и старухи, но теперь, вследствие различных жизненных условий, эти народные увеселения и игры вывелись, и жизнь горцев стала однообразнее и скучнее... В отношении нравственности горцев можно сказать смело, что было время, когда горец и горянка не допустили бы мысли, что кто-нибудь мог нарушить супружескую верность, или кто-либо позволил себе увлечь женщину или девушку, несмотря на то, что до зрелого возраста обоего пола браки не совершались, почему народ был крупный и здоровый. Так называемый обычай увозить девушку явился сравнительно недавно. Горцы были правдивы и вполне хозяевами своего слова, не имели понятия о письменных обязательствах и ответственности в будущем. В летнее время, когда весь народ занят полевыми работами, скот и лошади в горах ходили без присмотра, замков в дверях не существовало, но воровства почти не было, несмотря на отсутствие уголовного наказания; но если бывали случаи краж в своих пределах и на кого-нибудь падало подозрение, то нелегко было вору оправдаться: невинность его должны были подтвердить под присягой десять человек, вполне добросовестных, по назначению суда или потерпевшего, а именно: один из таубиев, а остальные из родственников обвиняемого по мужской и женской линии и посторонних лиц того сословия, к которому принадлежал обвиняемый. В случае уличения виновного он платил хозяину тройную цену стоимости краденого и штраф в пользу общества. Редко случались убийства и поранения при трезвой жизни горцев, но если они случались, то правители и старики принимали меры к немедленному примирению сторон, присуждая с виновной стороны в пользу правой или потерпевшей плату за кровь, за поранение, издержки и т. п. согласно установившимся адатам и обычаям, и дело кончалось этим, так что в Балкарии враждующих между собой народов, фамилий и семей бывало очень редко. Горцам Балкарии, как сказано выше, приходилось иметь дело с другими соседними племенами, и не осуждалось, если молодежи удавалось угонять от неприятелей скот, захватывать другое имущество и увести даже людей в рабство, но заниматься воровством у себя считалось позором и низостью. К сожалению, нравы горцев теперь изменились и отчасти изменились экономические и жизненные условия.

Несомненно, горцы Нальчикского. округа, или, правильнее, таубии, имели понятие еще в древние времена о русском государстве и силе его, называемом тогда ими "Московией", прежде чем они непосредственно столкнулись с русскими войсками благодаря своим сношениям с Грузией и Имеретией, откуда вместе с иностранными товарами приходили и политические вести. Поэтому, а также принимая в соображение, что Грузинское царство присоединяется к России, как только дошел слух до гор о прибытии русских войск к границам Северного Кавказа, так сейчас же таубии выбрали по одному представителю от каждой таубиевской фамилии и командировали их к главнокомандующему русской армией, которого они, пробравшись через Кабарду, застали на месте, где ныне стоит город Ставрополь - Кавказский, названный туземцами "Шет-Кала", что означает на кабардинском языке "шет" - стул, скамейка, "кала" - крепость. Депутация эта заявила главнокомандующему, что таубии желают присягнуть русскому "белому царю" и привести к присяге свои народы, с тем чтобы за таубиями были сохранены их права по отношению к подвластному им населению и право их на земли и чтобы религия и обычаи народа не были тронуты.

Главнокомандующий русской армией охотно принял предложение представителей горских племен, их присягу на верноподданничество и донес на высочайшее имя, что "старшины" (по какой-то странной ошибке таубии были названы старшинами) народов Малкар (Балкар), Безенги, Хулам, Чегем и Баксан (Урусбий) присягнули на верноподданничество и привели к присяге свои народы... Государь повелел принять это подданство и считать присоединенными к России эти народы. Таким образом, горские общества Нальчикского округа, т. е. Балкарские, стали частью русской империи, но во внутреннем управлении горских обществ долгое время изменений не было. Они по-прежнему управлялись своими олиями, и народ жил мирно, исполняя требования русского правительста. Только в 90-годах Х1Х столетия из территории горских обществ был образован один административный участок и начальником участка был назначен офицер из осетин, некто Хориев, но и он до смерти старых олиев почти не вмешивался во внутренние общественные порядки. Название "сельское (аульное) общество" аулы Балкарии получили в 1870 году, по издании бывшим начальником Терской области графом Лорис-Меликовым так называемого "Положения об управлении сельскими (аульными) обществами", утвержденного наместником Кавказа в 1870 году 30 декабря, которое и поныне служит руководством. Переписка вначале велась на арабском языке, и поэтому при областном правлении, окружных управлениях и участковом начальнике имелись и письменные переводчики.

Должности этих переводчиков, будучи штатными, в областном окружном управлениях сохранились и до сего времени, хотя в сельских (аульных) правлениях имеются давно русские писари и переписка ведется на русском языке. По упомянутому положению аульные суды дела решают до сих пор по обычаям и адатам и по шариату, в последнем случае - при участии эфенди. Крупные же дела разбирались в так называемых "горских сословных судах", заменивших собой суды - балкарское "Тере" и кабардинское "Махкеме", но об этих судах, имевших и имеющих важное значение для народа, необходимо поговорить подробнее.

По принятии русского подданства молодые таубии охотно начали поступать на военную службу, многие из них принимали участие в рядах русских войск во время Венгерской кампании русско-турецкой войны в 50-х годах и в покорении Западного Кавказа. Детей таубиев в те времена брали для обучения в кадетские корпуса, а юношей в конвой Его Величества и вольноопределяющимися в части войска наравне с русскими дворянами. для детей же таубиев и кабардинских привилегированных сословий учреждена была так называемая "горская школа", ныне преобразованная в реальное училище.

В 1852 году по высочайшему повелению была послана на казенный счет депутация из таубиев в Петербург к государю императору Николаю Павловичу. Депутация эта, между прочим, просила государя о присвоении им старинного их звания - таубиев, что значит в переводе - князь гор, и относительно прав таубиев на земли. Депутаты были произведены в офицеры с назначением им пенсии от государства. Последствием просьбы депутации, между прочим, был высочайший приказ о присвоении высшему сословию балкарских горских обществ звания "таубий". Относительно же порядка землевладения в горах имеется высочайше утвержденный проект Кавказского комитета, в котором, между прочим, сказано оставить в горских обществах Нальчикского округа тот, порядок землевладения, который там застало русское правительство. Поэтому каждый горец и поныне владеет тем же, чем владели его предки и он сам.

Между территорией горских обществ и плоскостными землями, занятыми, с одной стороны, Кабардой, с другой - Осетией (границей с юга служит Главный Кавказский хребет), проведена чинами областного межевого управления при участии депутатов от заинтересованных сторон пограничная межа в 1880 году, так как плоскостные земли в 1860 г. были признаны казенными, часть которых отведена в наделы кабардинским и другим селениям, часть пожалована частным лицам, а остальная (горная полоса и лес) часть в 315 000 десятин - в вечное и потомственное владение Большой и Малой Кабарды и 5 горских обществ (Балкарии) Нальчикского округа на общинном праве владения. Но поземельный вопрос в горах окончательно не решен. Частные владельцы и общества документами не снабжены, и вопрос этот настолько серьезен и своеобразен, что нужно сказать несколько подробнее, как о вопросе, выясняющем, между прочим, и современное экономическое положение горцев...

Освобождение холопов (крестьян) в горских обществах последовало формально в 1867 году, а освобождение дворовых (казаков и карабаш) фактически совершилось еще через 6 лет, так как они обязаны были выплатить сами владельцам определенные выкупы или отработать им - мужчина 5 лет, а женщины 6 лет - после формального освобождения, но платить было нечем. При освобождении крестьян никаких недоразумений не происходило благодаря тому, что влиятельные из таубиев сами помогали делу, а главным образом играло большую роль умелое действие начальника области Лорис-Меликова, руководимого наместником Кавказа великим князем Михаилом Николаевичем.

Освобождая своих холопов, таубии пожелали оставить их на тех же местах, где они жили раньше, и оставили в их владении навсегда часть земель, которыми они пользовались до освобождения, и в освободительных свидетельствах, выданных холопам высшей кавказской администрацией, а также в так называемых "холопских" книгах, которые должны храниться в местных административных учреждениях, обозначены участки земель, оставленные крестьянским семьям.

Имея в виду это и вообще заслуги и преданность престолу таубиев, а также принимая в соображение, что они, размножаясь, разделились на отдельные семейства, разделив свои земли на клочки, и средства их истощились в силу отсутствия привычки к черной работе, кавказская администрация возбудила ходатайство о пожаловании таубиям, в виде вознаграждения за уступленные ими холопам земли, участков из свободных земель в Нальчикском округе. Таубиям высочайше пожаловали в 1877 г. землю мерою около 7 тысяч десятин, считая на каждую семью по 50 десятин на высотах, близ границы Кубанской области, в местности "Эшкакон".

Земли эти - представляя из себя летнее пастбище, негодные для посевов и поселения - бесценны, тем более, что они находятся далеко от места жительства таубиев, на расстоянии около 200 - 300 верст. Таким образом, настоящее положение таубиев в материальном отношении, за частными исключениями, очень и очень незавидное. Это-то плохое экономическое положение в связи с отсутствием местных школ и вообще образования послужило и служит, главным образом, причиною тому, что начиная с 60-х годов прошлого столетия, во-первых, молодые таубии начали, к сожалению, заниматься конокрадством, заменяя этим занятием прежнее удальство своих предков в борьбе с враждебными племенами, и, во-вторых, по временам у таубиев является желание бросить свою любимую родину и уйти в Турцию, где их никто не знает.

Приступая к описанию порядка землевладения в горских обществах и современного экономического положения народа, необходимо привести историческую справку, взятую из официальных бумаг и верно рисующую картину землевладения и экономического положения Балкарии.

Главнокомандующий Кавказской армией великий князь Михаил Николаевич писал военному министру в отзыве на своем от 25 июля 1867 г. за № 3569: "Вашему Высокопревосходительству известно, что определение поземельных прав горцев Северного Кавказа всегда составляло предмет особой заботливости Кавказского начальства, но по военному положению края все распоряжения наши по земельным делам горцев, вызванные большей частью лишь военными соображениями, имели характер временных мер и с окончанием войны не могли уже удовлетворять ни видам правительства, ни потребностям горцев. Чтобы прочно устроить наше управление в крае, положить залог к вещественному улучшению быта горцев, а следовательно, и к нравственному развитию их, необходимо было уяснит в горских обществах поземельные отношения и положительно определить права как целых обществ, так и частных лиц на поземельную собственность. Несмотря, однако, на очевидную необходимость определения такого права, в особенности в тех горских обществах, где случайностями войны разрушился порядок владения землями и не установился еще новый, мы вынуждены были поступить в этом деле с особенной осторожностью, ибо в неуспокоенном еще и крайне недоверчивом горском населении самые благие намерения правительства могли бы произвести вредные толки и даже мятежные вспышки.

Кроме того, с одной стороны, установившееся после войны положение населения, а с другой - недостаток средств для сбора необходимых данных и для производства как хозяйственных съемок в районе горских земель, так и размежевания этих земель были также причинами весьма малого успеха в деле обеспечения горцев в поземельном отношении. По вступлении моем в командование Кавказской армией я обратил особое внимание на правильное распределение земель, занятых горцами Северного Кавказа, и разновременно сделал поэтому предмету нижеследующие распоряжения по Терской области..." Сущность результатов, достигнутых по этому делу до настоящего времени в Большой Кабарде и сопредельных с нею горских обществах, заключается в следующем: горские общества Большой Кабарды - Балкарское, Безенгиевское, Хуламское, Чегемское и Урусбиевское, имея единственным источником богатства скотоводство, находились в крайне стесненном положении в хозяйственном отношении по недостатку в районе их земель, удобных для осенних и весенних пастбищ, и хотя они пользовались означенными пастбищами на плоскости Большой Кабарды, но всегда терпели при этом притеснения со стороны кабардинцев. Поэтому были подробно рассмотрены нужды означенных обществ и определена потребность их в осенних и весенних пастбищах на плоскости Большой Кабарды. Составленным в 1864 г. проектом разграничения горских обществ с Большой Кабардой было предложено отодвинуть от нагорной полосы часть границы кабардинских земель, предоставив, таким образом, горским обществам пастбища в плоскостной части, а кабардинцев вознаградить за имеющие отойти от них земли двумя участками так называемой кардонной земли, находящейся в их пользовании, но окончательно за ними не закрепленной. Главные условия таких предположений, сообщенных мною Вашему Высокопревосходительству в отношении от 13 апреля 1864 г. за № 508, как видно из отзыва Вашего от 29 мая того же года за № 3886, были удостоены Высочайшего утверждения. Поэтому в том же 1864 г. я предписал начальнику Терской области вменить в обязанность комиссии по разбору личных и поземельных прав туземцев вверенной ему области и приступить при депутатах со стороны кабардинцев и каждого из вышепоименованных горских обществ к проведению к натуре и съемки пограничной линии* (*Эта линия проведена только в 1883 горе, то есть через двадцать лет) между Кабардою и означенными обществами, сообщив при том, что к окончательному укреплению за кабардинцами предназначаются участки по Золке и Етоко и кордонные земли, лежащие между реками Малкой и Кичи-Малкой и Эшкаконом, за исключением так называемого Эшкаконского участка, который должен был оставаться в ведении казны, для будущих видов правительства. Приступив к исполнению вышеизложенного, комиссия по разбору личных и поземельных прав туземцев Терской области приняла в основание своих действий акт составленный 20 августа 1863 г. депутатами от всех свободных сословий Большой Кабарды, которым они заявили, что земли Кабардинского общества составляют достояние целого народа и что они желают пользоваться ею на общинном праве владения. Хотя фактически земли Большой Кабарды считались разделенными между княжескими фамилиями и по роду существующих в этом племени сословных отношений можно было бы предположить, что на упомянутые земли предъявит свои права как на частную собственность привилегированный класс населения Большой Кабарды, по-видимому, издавна распоряжавшийся землями по своему усмотрению** (**Это не совсем верно: дворянские Фамилии "тлекотлеш" имели свои земли и аулы, которыми распоряжались сами, а князьям принадлеквла как бы верховная власть, по отношению к ним объединяющая всю Кабарду как одну нацию), я признал необходимым пользоваться упомянутыми заявлениями кабардинцев (т.е. он носпользовался актом 20 августа 1863 г.) и установить в этом племени порядок пользования землями преимущественно общинный, предназначив, однако, заблаговременно некоторую часть земель для раздачи по усмотрению правительства в частную собственность кабардинским же уроженцам."* (*Но участки были розданы и русским чиновникам.)

Все эти распоряжения и предположения кавказского наместника в августе 1867 г. были через Кавказский комитет внесены на Высочайшее утверждение и журнальное постановление по этому делу Кавказского комитета, Высочайше утверждено 12 ноября 1867 года.

Замечательной верностью, беспристрастностью и полным знанием дела отличается взгляд бывшего военного министра генерала-адъютанта Милютина на земельный вопрос в горских обществах Нальчикского округа. Так, он 25 октября 1869 года за № 358, представляя в Кавказский комитет проектную карту распределения земель Большой Кабарды, список кабардинских аулов и список частных лиц, представленных к наделению землей, между прочим, по отношению к упомянутым горским обществам, писал следующее:"... 4) затем по предмету разграничения земель горских обществ с Большой Кабардой, при ближайшем рассмотрении вопроса о том, каким образом могла быть отодвинута по плоскости Кабарды граница земель горских обществ, чтобы, согласно Высочайше одобренным в 1867 году предположениям, отделить этим обществам из кабардинских земель необходимое для них количество земель, удобных для осенней и весенней пастьбы стада, оказалось, что таким изменением границы нельзя удовлетворить потребности горских обществ в осенних и весенних пастбищах, потому что смежные с землями горских обществ кабардинские земли, из которых предполагалось отделить лишь названным обществам необходимое количество пастбищ, служа продолжением ущелий, занятых горскими обществами, во многих местах покрыты сплошным лесом и вообще подвержены сильным холодам, через что неудобны для осенней и весенней пастьбы стад, в чем, главным образом, и нуждаются жители названных обществ, имея остаточное количество летних пастбищ в районе своих земель**(**В те времена, по малочисленности населения, быть может, летних пастбищ было достаточно). В следствие этого после самого строго изучения потребностей горских обществ в пастбищных землях, а также после не односторонних суждений способов удовлетворения таковых потребностей окончательно предположено: а) укрепить за горскими обществами все земли, искони составляющие их собственность и границы которых ныне с достаточностью известны; б) дозволить горцам бесплатно пользоваться для пастьбы стад и устройства зимовников общественными кабардинскими землями, не вошедшими в район аульных наделов, за исключением тех участков, которые будут признаны частной собственностью разных лиц, в) образовавшиеся в горских обществах, преимущественно из освобожденных чагаров и казаков (крестьянские сословия), 400 безземельных семейств выселить в Большую Кабарду и г) воспретить горцам безвозмездное занятие пастбищ в границах кабардинских аульных дач, так как потребности горцев в пастбищах удовлетворяются предоставлением им права свободного занятия пастбищ в районе земель, не вошедших в район аульных наделов и оставленных в нераздельном пользовании кабардинцев." При составлении таковых предположений, между прочим, приняты в соображение нижеследующие данные: занятая горскими обществами местность состоит из скалистых и высоких хребтов, вершины которых покрыты или вечными, или лишь на небольшое время в году стаивающими снегами. Ребра этих гор-хребтов удерживают скалистый и малопроизводительный характер почвы своих вершин, и только самое дно ущелий и прилегающие к нему низменные части скатов представляют удобства для земледелия, но не иначе как при тщательном удобрении земли местами и местами при искусственном орошении.

Все земли в районе горских обществ составляют собственность или целых обществ, или частных лиц. К 1-й категории земель, т. е. к общественной собственности, преимущественно относятся пастбищные и частью сенокосные места*(*Сенокосных общественных мест внутри гор нет, а большинство лесных участков общественные, за исключением лесов Баксанского ущелья, которые эксплуатировались фамилией Урусбиевых), а ко 2-й категории - весьма ограниченное количество пахотных и покосных земель и земель, находящихся под усадебными местами-оседлостями.

"Родящегося в горах хлебного зерна, исключительно ячменя, в обыкновенные годы достает для горского населения на два месяца. Посевы пшеницы и проса по краткости в горах теплого времени невозможны. Но, несмотря, однако, на такие невыгодные условия жизни в горах, жители, за исключением тех, которые не имеют в горах ровно никакого хозяйства, сочли бы высшей степенью наказания для себя выселение их в, более удобную местность, потому что они сроднились со здоровым горным климатом и имеют средства к безбедному существованию в горах**(**Но в последнее время горцы готовы бросить свои родные горы. Причина - э

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан

КАРАЧАЕВЦЫ

Прежде чем говорить о карачаевском народе, необходимо сказать несколько слов об очертаниях тех хребтов Кавказа (начиная от Пятигорска или Горячеводска), которые нужно преодолеть, чтобы попасть к этому народу.

Плато, незаметно повышающееся до 8—9 тысяч футов над уровнем моря, прорезанное во всех направлениях узкими глубокими долинами; громадные высокогорные пастбища; степи, где взгляд не встречает ни деревца, ни жилья; пропасти, склоны которых поросли кустарником и в глубине которых видны небольшие быстрые ручьи, бегущие со скалы к скале — вот картина Первого хребта Кавказа, полностью состоящего из известковых или песчаниковых скал, в которых отчетливо видны горизонтальные пласты породы.

Ни одна из этих гор не достигает высоты вечных снегов, лишь кое-где в расщелинах и в тени на самых больших высотах можно увидеть островки снега, в течение большей части лета не поддающиеся воздействию солнечных лучей. Эти горы повсюду представляют собой плато. Обширные пастбища простираются на самых больших высотах. Поскольку в здешних краях снег тает лишь в середине лета, трава здесь остается свежей в то время, когда в долинах уже все выжжено солнцем, потому горцы приводят сюда своих овец и лошадей, чтобы защитить их от жары и насекомых.

Карачаевцы разделили свою землю на множество владений. У каждой значительной семьи есть гора, преимущественно принадлежащая ей, хотя абсолютного права собственности у них нет. Люди, живущие здесь, дали каждой горной вершине Первого хребта собственное название, в то время как среди большого количества покрытых вечными снегами вершин Центрального хребта названы лишь самые высокие, такие, как Эльбрус, Казбек и др. [306]

Горы Первого хребта Кавказа не похожи на швейцарские и тирольские. Альпы Швейцарии — из известняка, они часто покрыты вечными снегами. Обычно они возвышаются в форме пиков или игл таким образом, что, если и есть небольшие луга на значительных высотах, они никогда не бывают на самой вершине; в Альпах нельзя путешествовать по вершинам, можно идти только по долинам, на Кавказе же, напротив, идти по долинам часто не представляется возможным из-за их узости, обилия пропастей и стремительных потоков, их пересекающих.

Двигаясь по Первому хребту Кавказа в направлении с востока на запад, в той его части, что ближе всего подходит к Центральному хребту, где образуется целый ряд пропастей, идущих к югу, перемежаемых долинами, сначала мы видим реку Инал, получившую свое название от имени черкесских и кабардинских князей.

С востока Инал отделен глубокой расщелиной от пика, ощетинившегося иглами необычной формы, что дало ему название «Новоидзе» — по-черкески и «Бабий Зуб» - по-русски, что означает «зуб старой женщины».

К западу от Инала расположена гора Кинжал, а за ней — Бермамыт, Мавоаханна, Пагун, Элмурза, Кашегога и гора Очкар, растянувшаяся до правого берет Кубани.

Наиболее старые песчаники, из которых состоит самая высокая и самая близкая к Центральному хребту часть Первого хребта Кавказа, возвышаются на очень грубом кварцевом конгломерате, лежащем, в свою очередь, на известковом сланце. Песчаники образуют пропасти с отвесными склонами, по направлению к Главному хребту пропасти перемежаются долинами. Горизонтальное расположение пластов, регулярность, с которой они чередуются с известковыми скалами, и ракушечник, встречающийся в них, ясно свидетельствуют о том, что эти горы были намыты водой.

Как только мы начинаем продвигаться по грунту [307] из известкового сланца, форма гор меняется; крутые отвесные скалы из трахита выступают из известково-сланцевых расщелин и быстро достигают высоты в 12 000 футов над уровнем моря, вздымая пики и хребты, склоны которых усеяны небольшими островками вечных снегов. Трахиты формируют основную часть кавказского массива, и даже Эльбрус состоит из них.

Эти трахитовые порфиры, очевидно, вулканического происхождения. Купфер нашел в нескольких местах образцы, носящие характер настоящей вулканической лавы. Скалы почти полностью лишены растительности, лишь некоторые альпийские растения с трудом прорастают тут и там среди обломков скал, образовавшихся в результате общего разрушения. Даже в долинах, где все-таки можно встретить траву и несколько чахлых деревьев, климат настолько суров, что зелень начинает расти лишь в середине июля.

Эльбрус. Пройдя вершины, находящиеся между Бермамытом и Центральным хребтом, мы приближаемся к Эльбрусу и попадаем в верхнюю долину Малки, берущей начало у подножия этого горного гиганта примерно на высоте 8 тысяч футов над уровнем моря. Что же касается самой вершины, то она представляет собой вытянутое плато высотой от 8 до 10 тысяч футов, прорезанное во всех направлениях узкими глубокими долинами. В середине плато по всей длине проходит живописный скалистый гребень, вершины которого покрыты вечными снегами.

Этот гребень примерно на половине своей длины образует очень широкую, но неглубокую впадину, в середине ее находится конус с двумя вершинами, полностью покрытыми снегом, на котором выступающие части скрытой под ним скалы кажутся небольшими пятнами. Вот этот конус и есть Эльбрус. Его высота на 3—4 тысячи футов больше, чем у окружающих вершин. Он поднимается на высоту 15 460 футов над уровнем моря, по данным г-на Купфера, сделавшего очень красочное описание здешних мест во время своего путешествия по [308] горам Кавказа; к нему мы и отсылаем за подробностями этого вопроса (См.: Купфер. Путешествие в окрестности горы Эльбрус. С. 30.).

Примечание. Хотя среди гор Центрального хребта Кавказа часто встречаются отвесные скалы, пропасти, окаймленные расщелинами с вертикальными склонами, вся эта причудливость развороченной земли, оживленная движением спадающей каскадами воды, является основным элементом красивого пейзажа.

Но все-таки следует отметить, что на Кавказе значительно меньше живописных мест, чем в швейцарских и тирольских Альпах. Характерные для Кавказа бесплодность, единообразие и простота его геологических образований — все это исключает живость красок, разнообразие очертаний, свежесть, придающие неизъяснимое очарование веселым долинам Швейцарии. Взгляд путешественника тщетно ищет жилье, возделанные поля, но он видит лишь пустынные хаотично нагроможденные голые скалы или степь, но даже этот вид часто скрыт от него обволакивающим все туманом.

Теперь мы перейдем к описанию карачаевского народа.

Название народа

Карачаевцев («черный ручей») черкесы называют «каршага куш-ха», мингрелы и имеретинцы — «карачиоли», татары — «кара-черкес», то есть «черные черкесы», поскольку они являются подданными черкесов. В средние века грузины называли их «кара-джики», а их страну — Кара-Джахетией, поскольку «джики» и «зихи» — это синонимы, обозначаюшие черкесов. По утверждениям тех же карачаевцев, они пришли на свою нынешнюю территорию из Маджара еще до того, как черкесы пришли в Кабарду. Свое название они производят от Карачая, их вождя, при котором они обосновались на берегах Кубани. [309]

Границы

Они живут разбросанно по берегам Хурзука, Кубани и Теберды, в северной части подножия Эльбруса, который они называют Минги-тау. Они отделены от черкесов горами Канджал, Чалпак, Урди и на севере горами Аварзеч, Кечерган, Бермамыт, Мара; на западе они граничат с абазинскими племенами трамкт, лоу и клыч (трамовцами, лоовцами и клычевцами).

Плоды земли

Земля в их краю плодородная и родит пшеницу, ячмень, просо. На ней произрастает достаточно много трав для прокорма скоту. Однако этот край имеет всего лишь 15 верст в ширину: он окружен лесами, в которых произрастают дикие грушевые деревья и кизил. В лесах водится большое количество зверя, такого, как медведи, волки, зайцы, дикие кошки, серны, куницы, мех которых очень ценится.

Карачаевцы разводят много овец, ослов, мулов, лошадей. Лошади у них мелкопородные, но сильные, резвые и очень хорошо приспособлены для езды в горах. Недра их гор дают селитру и серу; им не нужно, как черкесам, выщелачивать подстилку из овчарен и загонов скота, чтобы извлекать из этого селитру.

Внешний облик жителей

Карачаевцы представляют собою один из красивейших кавказских народов; они скорее похожи на грузин, чем на татар-кочевников из степей.

Они хорошо сложены и имеют красивые черты лица, что сочетается у них с большими черными глазами и белизной кожи. Среди них не увидишь широких и плоских лиц, как у ногайцев, или глубоко посаженных раскосых глаз, что указывало бы на смешение с монгольской расой. [310]

Одежда, оружие

Мужчины, как и черкесы, носят суконную одежду, похожую на узкий сюртук, называемую «чимек». Они сами изготовляют сукно, которое ценится на всем Кавказе. Женщины также носят суконные одежды и накидки, если они появляются на людях; летом же, в большую жару, на них нет ничего, кроме легкого платья из белой хлопчатобумажной ткани. Более молодые из них покрывают голову шапочкой с серебряными блестками; волосы заплетают на черкесский манер в косички, в них вплетают белые ленты и свободно распускают косы по плечам. С определенного возраста женщины начинают носить на голове белое покрывало.

Их оружием являются ружье, пистолет, шашка и кинжал; в прежние времена у них были щиты и два различных вида пик.

Жилища

Дома у них очень чистые и просторные. Они построены из сосновой древесины; у них нет в домах печей, окна довольно маленькие. Различных размеров медные котлы, развешанные на крючках над очагом, составляют их основную домашнюю утварь. Кровати у них деревянные, немного над полом и украшены подушками и коврами.

У карачаевцев нет повозок из-за отсутствия подобающих дорог, они все перевозят, навьючивая своих лошадей.

Пища

Их обычную пищу составляет «кефир» — вареная баранина, или «шишлик» — мясо, поджаренное на палочках, а также лепешки с начинкой из рубленого мяса или чего-либо еще.

Когда их лошади стареют и непригодны более к работе, они отрезают им хвосты, гриву и отпускают пастись в лес, где эти животные быстро жиреют. [311]

После этого их убивают, а их мясо сушат на зиму или режут на маленькие кусочки, из которых делают колбаски, считающиеся большим лакомством и изысканным угощением для друзей. В пищу употребляют также рубец, печень и другие конские внутренности. Для засолки мяса на зиму пользуются водой из источника вблизи Хурзука.

Они делают масло и сыр, этот сыр превосходен. Их пиво, так же как и у осетин, является самым лучшим на Кавказе; оно напоминает английский портер. Они гонят водку из ячменя и пшеницы, но никогда не делают кумыса — опьяняющего напитка из молока; водку они пьют очень редко, поскольку Коран запрещает употреблять опьяняющие напитки. Их повседневным питьем являются пиво и буза. У них нет меда, потому что зимой их климат слишком суров для пчел. Необходимый им мед они получают от кабардинцев; мед употребляют только для того, чтобы засахаривать рябину и подобные ей ягоды и фрукты. Хлеб они чаще всего пекут на угольях.

Карачаевцы очень любят курить и выращивают табак; табак у них разных сортов и очень ценится; они его продают ногайцам, сванам и кабардинцам.

Язык, религия

Язык, на котором говорят карачаевцы, родствен языку балкарцев и чегемов и имеет много общего с языком татар-ногайцев. Кроме того, они говорят также на черкесском языке.

Раньше все карачаевцы, так же как и бассиане, были язычниками; теперь они магометане и воздерживаются от употребления в пищу свинины, которую раньше употребляли в большом количестве. Они были обращены в ислам только в 1782 году Исааком-эфенди, кабардинским муллой, который находился на содержании у Порты. Они не имеют ни малейшего представления о христианской религии, однако вблизи деревни Карачай, у кладбища, предназначенного для чужестранцев и называющегося [312] «Гетмишбаш» («устье ручья Гетмиш»), можно видеть могилы, которые они считают могилами «френги». Предписание Корана соблюдать пост в определенные дни строго соблюдается карачаевцами, нарушение этого рассматривается как серьезное преступление; это касается и ежедневных молитв. Они сунниты, как и все жители Кавказа, и питают большую ненависть к последователям секты Али (шиитам).

Характер и нравы

Характер у карачаевцев вспыльчивый; малейшая причина может привести их в гнев, но они довольно быстро успокаиваются и всегда готовы признать свою ошибку. В целом, можно сказать с полным основанием, что они относятся к числу наиболее цивилизованных народов Кавказа и что, благодаря своему мягкому нраву, они оказывают цивилизующее влияние на своих соседей. Они выказывают исключительное смирение и уважение своим владыкам — князьям Кабарды. Их приказы они выполняют с готовностью и точностью. Они помогают бедным всем, чем могут. Богатые одалживают бедным быков, дают им работу и хорошо за нее платят, чтобы обеспечить им достойное существование. Они не так увлекаются разбоем, как их соседи черкесы и абхазы; у них редко можно услышать о воровстве и обмане. Они очень трудолюбивы и занимаются главным образом сельским хозяйством.

Обычаи

Карачаевцы называют своих князей «би». Самыми известными у них являются семейства Крым-Шошали, Уруз-би и Мудари. Народ не платит им никаких налогов — ни им, ни узденям-дворянам. Вместе с тем князь имеет право взять у любого жителя лошадей для своих нужд, которых он возвращает по истечении определенного срока. Карачаевцы, с другой стороны, обязаны платить дань [313] кабардинским князьям, которых они считают, всех без исключения, своими сюзеренами и называют «беками». Эти беки получают обычно одну или несколько овец от каждой семьи; однако земледельцы дают им, кроме того, по хорошему коню, быку, войлочной бурке и тому подобное.

Хотя карачаевцы ничем особенным своих князей не отличают, уздени все же должны сопровождать «би» верхом во время его экспедиций. Если «би» что-либо покупает, он делится этим частично со своей свитой, за что те, в свою очередь, обязаны его хорошо кормить, прислуживать ему за столом и подавать ему блюда, приличествующие его рангу.

Поскольку они придают большое значение дружбе с князьями Кабарды, каждая семья стремится оказать услугу наиболее могущественному из них, чтобы иметь покровителя и защитника на случай непредвиденного несчастья или нападения. Никто не решится обидеть публично или тайно лицо, пользующееся такой протекцией; зачастую незаметные семейства приобретают авторитет и известность, благодаря именно завязавшейся дружбе с кабардинским князем. В результате ни абазины, ни ногайцы не рискуют совершать разбойничьи набеги на карачаевцев из опасения навлечь на себя гнев со стороны кабардинцев, с которыми они стараются постоянно поддерживать нормальные отношения.

Если кого-либо убивают, родственники убитого делают все возможное, чтобы отомстить за его кровь и убить убийцу, что, по их мнению, является единственным средством, чтобы успокоить душу покойного и свою собственную совесть. Иногда, однако, кто-либо из князей старается примирить стороны — он приглашает всех родственников той и другой стороны, убивают быка или барана, съедают его, запивая большим количеством пива, и таким образом почти всегда удается достичь примирения. Однако если тот, кто должен отомстить, беден или труслив, или у покойного не остается родственников, которые в состоянии отомстить за его смерть, [314] примирение достигается всякого рода подарками, стоимость которых зачастую превышает шестьсот рублей серебром. Карачаевцы называют это «канбахазе». Если убийство совершается без злого умысла, оно от этого не перестает рассматриваться как преступление, однако примирение по этому поводу устраивается легче, и его почти всегда удается достичь. Если кто-нибудь повинен в измене или если к ним засылают шпиона, все жители берутся за оружие, чтобы схватить его, а совершивший такое преступление платит за него своей головой. Обыкновенно преследователи успокаиваются только тогда, когда изрубят преступника на куски.

Каждый раз, когда карачаевцам надо принять решение по важному вопросу, возле мечети собираются старейшины. Если речь идет о соглашении, которое должно быть заключено между сторонами, обе стороны обязаны поклясться соблюдать его; тот, кто нарушит свою клятву, платит деревне от пяти до десяти овец; в случае рецидива он после уплаты штрафа должен принести новую клятву. Случаев повторного нарушения клятвы не бывает.

Вот как происходит церемония принесения клятвы: все собираются при входе в мечеть, где стоит мулла с Кораном в руках; тот, кто дает клятву, кладет руку на книгу и призывает Бога в свидетели правдивости того, что он собирается произнести; по окончании церемонии клятва считается нерушимой.

Браки

У карачаевцев обычно бывает одна жена; лишь некоторые из них имеют двух или даже трех жен, с которыми живут самым мирным образом; в отличие от других горцев они питают большую привязанность и человечно относятся к своим женам; по своему положению жена у них, как и у нас, — подруга, а отнюдь не рабыня своего мужа. Жены князей занимают отдельные апартаменты и не имеют права ни показываться чужестранцам, ни говорить с ними. Муж [315] не может видеться со своей женой в течение дня, а только ночью. Этот черкесский обычай соблюдается богатыми узденями, однако простолюдины проводят время со своими женами и позволяют иностранцам видеть их и разговаривать с ними. Их дочери редко выходят на люди, они занимаются дома золотым и серебряным шитьем и шьют одежду для своих отцов и братьев. Когда девушка выходит замуж, ее родители, по обычаю всех татар, получают калым, который здесь называется «ценой крови». Если жених богатый, он посылает своей невесте в подарок полный костюм, который она надевает прежде, чем ее приведут к будущему супругу, что бывает только ночью. В день свадьбы жених созывает всех родственников и задает большой пир; то же самое происходит в доме невесты, но туда приглашаются только женщины. К вечеру молодые люди собираются у дома невесты, чтобы проводить ее к супругу. Празднества длятся три дня; все танцуют, едят и пьют.

В это время юноши и девушки деревни знакомятся, завязываются связи, которые ведут впоследствии к новым бракам. По свадебному обычаю исполняется особый круговой танец, в котором принимают участие молодые люди обоих полов.

Если молодой человек вознамеривается жениться, он ничего не говорит об этом своим родителям из опасения, что они не одобрят его выбор и будут чинить препятствия для его женитьбы; обычно же невесту для сына выбирают родители, исходя при этом из положения и состояния невесты. Помолвка отмечается без промедления, но свадьба откладывается на более поздний срок, так что жениху с невестой приходится ждать 4—6 месяцев, а то и дольше. До свадьбы молодому человеку запрещается видеться или говорить со своей будущей супругой.

Жених не имеет права сидеть в присутствии родителей невесты; если же он сидел до их прихода в помещении, он обязан встать; он даже не имеет права вступать с ними в беседу до той поры, пока не станет законным супругом их дочери. [316]

Если кто-либо покусится на честь девушки или замужней женщины и если это дело становится достоянием гласности, все жители аула собираются у мечети, куда приводят также и виновного. Приговор выносят старейшины; обычно в таком случае мерой наказания является изгнание навсегда из аула с запрещением когда-либо еще появляться в окрестностях Карачая под страхом смерти. Отец изгоняет дочь из дому, муж — свою провинившуюся жену, и ни тот ни другой никогда не соглашаются простить и вернуть грешницу. Зачастую соблазнителя убивают, а семья виновной покидает родные края и поселяется в отдаленных районах, чтобы скрыть позор от своих соотечественников. Однако подобные случаи чрезвычайно редки.

Карачаевские князья женятся на дочерях кабардинских узденей, те же, в свою очередь, женятся на дочерях карачаевских князей; в этом случае калым превышает по стоимости тысячу рублей и выплачивается оружием и скотом.

Воспитание

Воспитание детей поставлено очень строго и достойно всяческого поощрения: сын, который не подчинился воле отца и не исправился, несмотря на его неоднократные увещевания, может быть приведен к дверям мечети, где его в присутствии всех жителей аула начинают самым серьезным образом уговаривать изменить свое поведение. Если это не приводит к желаемому результату, родители изгоняют его. При этом ему дают только самое необходимое для жизни, и он уже больше не имеет права ступить ногой в родительский дом; если его поведение особенно скандально, его могут даже изгнать из аула и запретить когда-либо снова появляться там.

Многие карачаевцы поручают воспитание детей муллам, которые обучают их чтению и письму. Когда их достаточно обучат, они получают титул «тохта» и обязаны читать Коран в мечети во время [317] богослужения; после того как они в течение определенного времени выполняют эти функции, они становятся муллами, если, разумеется, они не пожелают избрать иное поле деятельности.

Если князь или дворянин не имеет детей от своей законной жены, но имеет их от одной из своих рабынь, то таких детей называют «тхума» или «чан-куа». Мальчиков с самого рождения передают на воспитание какому-либо бедняку, который заботливо воспитывает их до смерти родителя; после его смерти «тхума» наследуют полные права и вступают во владение имуществом своего отца, как если бы они были законными детьми. Но если у покойного остаются дети от его законной жены и если эти дети отказываются признать незаконнорожденного в качестве своего брата и уступить ему часть родительского наследства, они его убивают, поскольку у него нет родственников, чтобы отомстить за его кровь. Однако законные дети из уважения к памяти своего отца чаще всего прощают незаконнорожденного, признают его в качестве брата и допускают к дележу наследства. Обычно незаконнорожденный сын берет приемного отца в свой дом и в знак признательности заботится о нем до конца его жизни.

Суеверия

Карачаевцы прибегают к гаданию, особенно перед тем, как сесть на коня и отправиться в путешествие или на охоту. Они берут определенное число маленьких камешков, горошин, бобов или зерен ячменя, складывают их в кучки в соответствии с известными правилами и по их расположению по отношению друг к другу предсказывают счастливый или неудачный исход их предприятия. Они настолько убеждены в непогрешимости этих предсказаний, что, если знаки благоприятные, они спешат исполнить их предначертание, но если они неблагоприятны, ничто не в силах их разубедить. Однако есть много людей, не придающих никакого значения этим [318] трюкачествам. Все же, в целом, они суеверны, как и все горцы, и рассказывают великое множество небылиц о демонах, домовых и духах, которые обитают в горах, особенно в окрестностях Эльбруса.

Похороны

В случае чьей-либо смерти женщины испускают душераздирающие вопли, расцарапывают себе грудь и вырывают волосы; мужчины в похоронной процессии наносят себе сильные удары хлыстом по лицу и надрезают ножами мочки ушей. Церемония похорон у них приблизительно такая же, как и у черкесов. По возвращении с кладбища они напиваются пива, чтобы умерить боль утраты.

Промыслы

Карачаевцы избегают всякого труда, требующего энергии или терпения; даже ружья, пистолеты и сабли они получают от своих соседей — черкесов и абхазов. В их краях нет ни соли, ни железа. У черкесов и ногайцев они покупают свинец, другие металлы и вообще все, в чем испытывают нужду. Они продают на внешних рынках шкуры медведей, зайцев, диких кошек и куниц; козьи шкуры они оставляют у себя, чтобы использовать в качестве ковров, на которые они становятся на колени во время молитвы. Из этих шкур они делают на татарский манер завязки для обуви или разрезают их на очень тонкие полоски, используемые вместо ниток для шитья. Имеретинцы покупают у них продукты их промыслов, такие, как сукно (шаль), войлок, которым они покрывают полы в жилищах; меха, башлыки и тому подобное. Раньше они получали от турок из Сухум-Кале хлопчатобумажные ткани, шелк, трубки, турецкий табак, иглы и так далее; сейчас этими товарами их снабжают русские. Сваны, которых бассиане называют «эбзе», также торгуют с карачаевцами и продают им, главным образом, свинец и серу. [319]

Народонаселение

Два главных их поселения — это аул Карачай, расположенный при слиянии Хурзука и Кубани, на левом берегу Хурзука, состоящий приблизительно из 250 дворов, и еще один аул из 50 дворов на реке Теберде, к западу от верхнего течения Кубани; этот аул был построен беглыми карачаевцами, скрывавшимися от набегов кабардинцев. Все население карачаевцев оценивают в 24 тысячи душ, число воинов у них - до 5 тысяч человек.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/S....berg/text27.htm

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан

БАССИАНЕ

Историческая справка

Название бассиане производят от самого знаменитого семейства этого рода, которому грузинская география приписывает осетинское происхождение. По старинному преданию, сохранившемуся среди них, они давно проживали в Кумских степях, вплоть до Дона, но они не могут точно указать этот период. Их столица, которая, как утверждают, была великолепной, называлась «Кирк-Маджар», что на языке бассиан означает «сорок каменных строений». Они говорят, что развалины Маджара и есть то, что осталось от их столицы. Там жили многие из их князей. В начале II века по мусульманскому летосчислению они вели непрерывные войны со своими соседями, которые их в конце концов изгнали; они ушли в Большую Кабарду, откуда также были вытеснены черкесами. Разделенные на три группы, они были вынуждены обосновываться в наиболее высокогорных районах (По некоторым другим указаниям, это переселение произошло не более 460 лет тому назад.). Некоторые из них остались вблизи Малки и только позже переселились к истокам Черека, чему они обязаны и своим названием «малкары», или «балкары». Некоторое время они спокойно прожили в своем новом краю, но в 1207 году грузинская царица Тамара, покорившая осетин и другие кавказские народы, подвергла той же участи и бассиан. Она повсюду ввела христианство, некоторые отголоски которого сохранились до сих пор у этих татар, как и остатки древних церквей в горах на их территории. Они соблюдают семинедельный пост весной и девятинедельный пост в конце лета — в этот период они воздерживаются от употребления любого мяса, масла и молока.

Видимо, со времени завоевания Грузии монголами бассиане обрели свою свободу, но позже они [321] попали в зависимость от кабардинцев и оставались в этом положении до самого последнего времени.

Эти татары, которым черкесы дали название «татар-куш-ха» («горные татары», или «обитатели вершин»), а осетины — «асы», состоят из нескольких племен, живущих изолированно на берегах различных потоков. Это балкарцы, или собственно бассиане, чегемцы и баксанцы (по-русски «уруслеевцы»).

Балкарцы

Балкарцы, которых черкесы называют «балкар куш-ха», сами себя именуют «малкарлы», то есть «малкарские деревни» или «малкарские аулы». Они живут изолированно или поселениями в верхней части высоких снеговых гор, на берегах Черека, Псигонсу, Арвана; они также занимают территорию Бисинги, или Бесанги, в верховьях Мишджика, впадающего слева в Черек.

Основная масса народа не имеет никакой определенной религии; они почитают бога по имени Таг-рее, а не Аллаха, как первотворца всех благ; а также пророка Эли. Они утверждают, что этот пророк появляется иногда на вершинах самых высоких гор. В его честь вместо ритуальных песнопений и танцев они приносят в жертву ягнят, молоко, масло, сыр и пиво. Они употребляют в пищу свинину. У них есть священные источники, в окрестностях которых они никогда не дотрагиваются до деревьев.

Они ездят торговать в Имеретию до Рачи и Они на реке Риони, эти населенные пункты удалены, по некоторым сведениям, на 55 верст от их главного поселения Улу-Малкар. В эти пункты можно попасть лишь перейдя ужасные ущелья, утопающие в снегах, где путники часто гибнут под снежными лавинами. Товары, которые они везут, это, главным образом, войлочные бурки, коричневое или светло-желтое сукно, считающееся очень качественным, войлок, башлыки и меха; они выменивают все это на [322] хлопчатобумажные и шелковые ткани, иглы, золотые и серебряные блестки, табак, трубки и галантерею.

В Они они покупают много каменной соли в виде больших продолговатых кусков, которую добывают в шахтах Колпи за Араксом, у подножия Арарата, и которую потребляют во всей Грузии и повсеместно на Кавказе. Соль, которую они получают с Кавказской линии, им привозят кабардинцы. На зиму они отгоняют свой скот в Кабарду, что ставит их в зависимость от кабардинских князей. Когда у них вызревает хороший урожай, а пастбища стоят тучные, они предпочитают покупать соль в Имеретии и в Грузии. В этом случае они содержат свои стада на своей территории даже зимой и не гонят их к кабардинцам, от которых они зависят даже в смысле возможности прохода в свои края, что порождает частые споры и непрекращающиеся войны. Утверждают, что балкарцы и чегемцы покупают много русской медной монеты, из которой выковывают блюда и тарелки.

Численность населения балкарцев доходит до 4 тысяч душ, а число воинов - около 500 человек. Вот их главные поселения:

1. Улу-Малкар, или Большой Малкар, на речке Псигонсу, которая впадает справа в Черек; это их главное поселение и резиденция их князя Бассиата, в ней насчитывается до 180 дворов.

2. Гобсарта — на той же речке.

3. Хурдаира.

4. Шаварда — на левом берегу Черека.

5. Улу — на той же речке, но ниже по течению.

6. Исканта.

7. Аджалга.

8. Мохаула — при слиянии Псигонсу и Черека.

9. Бисинга, или Бесанга, - поселение, которое занимает отдельную территорию между Черек-Хахо (Быстрый Черек) и Мишджиком, который берет начало в высокогорье и впадает в Черек. Ниже Бисинги в Черек впадает Карасу (Черная вода).

10. Хулам — на западном берегу Черек-Хахо, где проживают сванские семьи, которые до сих пор [323] одеваются полностью по-имеретински и называются «сони». Сваны встречаются также в соседних горах под названием Кашкатау, эти сваны зависимы от кабардинцев, у которых получают соль и пшеницу в обмен на их самую разнообразную домашнюю продукцию.

Чегемы

Джики, или черигаи (по-черкесски «чегем куш-ха»), живут в самых высокогорных снежных районах по берегам Чегема и Шавдана, до Баксана на западе. У них есть свои князья — «би», дворяне — «уздени» и крестьяне — «чагоры», но последние ни в коей мере не подчинены первым; все они зависят от князей Кабарды, которые время от времени требуют уплаты старинной дани, в чем чегемы часто им отказывают, защищая свои интересы с оружием в руках.

Чегемы выращивают пшеницу, ячмень, просо; они делают превосходное пиво. У них — большие стада и табуны лошадей - низкорослых и не способных перевозить большой груз, но прекрасно приспособленных для езды в горах, поэтому их продают в больших количествах в Мингрелию и Имеретию. У них есть еще своеобразные мулы, называемые каракатыр, получаемые в результате скрещивания лошадей и ослов мелкой породы, которые водятся в Грузии. Мед у них прекрасного качества, но он бывает опьяняющим, если пчелы садятся на цветы рододендрона и понтийской азалии.

Чегемы вынуждены платить налог кабардинцам за право пасти свой скот в их долинах. Население достигает 2 тысяч душ, из которых может быть выставлено 300 воинов.

Вот названия их поселений:

1. Улу-Эльт — в высокогорье близ Чегема. Там на небольшом расстоянии можно видеть старинную церковь длиной в 3 сажени. Она построена на скале, в которой вырублен проход-лестница с железными поручнями по бокам. Беременные женщины [324] молят в этой церкви о счастливом разрешении; церемония состоит в том, что убивают животное и съедают его мясо с большой торжественностью.

2. Чегем — напротив Улу-Эльта, на правом берегу Чегема.

3. Табенинджик.

4. Бербеди — также на правом берегу Чегема, чуть ниже по течению.

5. Урсундат.

6. Мимула — еще ниже по течению Чегема, на правом берегу, близ впадения в Чегем Шавдана.

7. Аджага — на левом берегу Чегема, немного к юго-востоку от Бербеди.

8. Чермех расположился по обоим берегам Шавдана, у его истоков, у подножия снеговых вершин.

9. Бюлунгу стоит на правом берегу Шавдана, на 10 верст ниже по течению.

Создается впечатление, что эти места раньше были более населенными, также здесь можно встретить много старинных шахт и каменных церквей в горах. В долине, по которой протекает Шавдан, находится железнорудная шахта «темирбаш», которую еще разрабатывают. Жители добывают свинец на горе Каргачей, или Карганчи-тау (Свинцовая гора), которая находится в верховьях Чегема; из свинца льют пули. Они также получают селитру и продают порох.

Чегемы и балкарцы находятся в ведении командующего Кабардинской линией, но они считают себя независимыми и редко ему подчиняются.

Баксанцы

К востоку от Карачая расположен маленький татарский округ (уезд) Баксан, что в верховьях крупного речного потока того же названия и у истоков речушки Кулкуджин, впадающей в маленькое соленое озеро, где зимой добывают соль. Черкесы называют этих татар «черига», а русские — «уруслеевцы». Численность населения не достигает и 800 душ. [325]

Историческая справка

Доподлинно известно, в какой период три татарских племени: карачаевцы — балкарцы и чегемы — пришли на занимаемые ими сейчас территории. Вероятно, это относится к периоду до 1552 года, то есть до того, как ногайские орды покорились России, поскольку название «Малкар», или «Балкар», совершенно не упоминается в наших старинных хрониках и архивных документах. К этому предположению можно еще добавить, что ногайцы, пришедшие в эти места после упоминавшегося выше периода, сохранили старые названия своих племен, тогда как балкарцы, карачаевцы и чегемы изменяли свои первоначальные названия в зависимости от тех территорий, которые они последовательно занимали на Кавказе. По образу жизни, по обычаям и т. п. они настолько похожи на соседние народы, что их можно отличить от коренных кавказских народов только по языку. Язык у них татарский, сходный с ногайским диалектом.

Когда в 1650 году царь Алексей Михайлович направил посольство к царю Имеретии Александру, послы Толочанов и Иевлев дважды проезжали через территорию балкарцев. Они их называли «болхарами», следовательно, можно заключить, что уже тогда они занимали свои нынешние земли. Князья Большой Кабарды, видимо, по праву завоевателей считают эти три племени своими подданными и в силу их зависимого положения требуют с них по одной овце с каждой семьи ежегодно. Балкарцы подчинены князьям семейства Джембулатова, чегемы — Мисоста и Атажуки, а карачаевцы подчинены самому старинному княжескому роду Кабарды. Многие из них с радостью избавились бы от этого гнета, но, поскольку они зависят от пастбищ в Кабарде, они вынуждены смириться.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/S....berg/text28.htm

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
После этого народонаселение ущелья начинает быстро увеличиваться под искусным управлением Басиата, о происхождении которого существует следующее предание: два брата Басиат и Бадилят прибыли на Кавказ из Венгрии (по другому преданию - из Крыма) и сначала пробрались в ущелье реки Урух, где жили дигорцы (и теперь живут) из племени осетин (ныне - Стыр-Дигорский приход Владикавказского округа).

Вот тут нужно оговорить что Венгрия по венгерски будет magyar, и естественно для Мисоста Абаева который в начале 20 века не знал ещё о городе Маджаре на Северном Кавказе (одной из ставок золотоордынских ханов) было проще слово Маджар сохранившееся в карачаево-балкарском фольклоре в качестве родины карачаево-балкарцев (наряду с Крымом) связать с венгрией, как поступали и многие европейские авторы, чем с вполне реальным золотоордынским городом.

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
По старинному преданию, сохранившемуся среди них, они давно проживали в Кумских степях, вплоть до Дона, но они не могут точно указать этот период. Их столица, которая, как утверждают, была великолепной, называлась «Кирк-Маджар», что на языке бассиан означает «сорок каменных строений». Они говорят, что развалины Маджара и есть то, что осталось от их столицы. Там жили многие из их князей. В начале II века по мусульманскому летосчислению они вели непрерывные войны со своими соседями, которые их в конце концов изгнали; они ушли в Большую Кабарду, откуда также были вытеснены черкесами. Разделенные на три группы, они были вынуждены обосновываться в наиболее высокогорных районах (По некоторым другим указаниям, это переселение произошло не более 460 лет тому назад.).

Итак у карачаево-балкарцев существовали фольклорные предания о времени их переселения из Маджар в горы. В 1830 году генерал-лейтенанту Бларамбергу были известны разные варианты: в том числе одно из них связывало их довольно неясно со вторым веком хиджры (тем более сомнительно, что как говорит Бларамберг карачаевцы обратились в ислам из полуязыческих верований не так давно), а вторая очень чёткая датировка-460 лет назад. Отнимаем от 1830 г. 460 и получается 1370 год - время жизни Мамая и Тохтамыша, годы смуты в Золотой Орде, когда Мамай увёл свои кочевья с Волги на запад-в Крым и на Кавказ.

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан

Согласно преданию записанному Бекиром Чеккуевым со слов Даута Хубиева и Ислама Алиева и опубликованному в "Кубанские (войсковые) областные ведомости. Екатеринодар. 1899. № 266 от 12 XII". «Карча считается родоначальником карачаевского народа. Он был сыном одного татарского мурзы и звали его не Карчею, а каким-то другим неизвестным именем. Во время владычества татар над Россией, он с родителями жил в каком-то татарском поселении в Золотой Орде, которое называлось Кошкаром. Там у него кто-то умер из близких и знатных родственников. Все родные и знакомые по татарскому адату носили «кара», или глубокий траур. Карча тоже следовал общему примеру. Во время траура он уехал куда-то надолго в сопровождении слуг, из которых упоминаются Науруз, Адурхай и Будиян. Через несколько лет он явился домой в таком же черном одеянии и как раз попал на свадьбу.

Его траурное одеяние так не соответствовало общему веселью, что над ним начали смеяться: «Карча! Къарча», т.е. смотри на черного. С тех пор его так называли Карчею. Ему так не понравилось это прозвище, что он решил бросить свое родное гнездышко Кашкар. Он собрал несколько товарищей, взял своих слуг с их семействами и отправился искать себе нового жительства. 616 лет, тому назад, в 1283 году, после долгих скитаний он поселился в верховьях реки Архыза (Малого Зеленчука), где прожил несколько лет без всяких приключений... случайно… прикочевали неизвестно откуда кызылбеки», которые «потребовали от карачаевцев тишлик (знак почтения, покорности, - овцу или быка для шашлыка), но Карча не согласился подчиниться без боя и прогнал их послав из своего владения. Оскорбленные кызылбеки, собрав многочисленное войско, двинулись на них и в два дня заставили сдаться и наложили на них дань – 60 коров. Видя плохое свое положение, карачаевцы спросили совета у своего гостя Хубия:

- Как поступить с кызылбеками в настоящем случае?

Хубий сказал:

- Вы обещайте уплатить дань, но просите несколько лет отсрочки.

Они приняли совет Хубия и просили кызылбеков об отсрочки времени для уплаты дани. Те, не подозревая обмана, согласились. Как только настала весна, карачаевцы стали удаляться с верховьев Архыза к устьям его, подальше от кызылбеков. На дороге они встретили какого-то старика, жившего здесь с давних времен. Он им сказал:

На дороге здесь лежит сарыубек (огромная змея). Их было два, но одну из них убил ногаец, а эта змея осталась и проглатывает всех проходящих по этой дороге. Между вами есть хорошие охотники, вы убейте его гуртом не трудно. Тогда 60 человек послали посмотреть что за змея. Увидевши страшное чудовище, те охотники разбежались: остался один Науруз, он не растерялся. Метко прицелясь, он пустил стрелу прямо в глаз чудовища. Убедившись, что сарыубек убит, он направился в лагерь и здесь рассказал товарищам о своем подвиге. Тогда карачаевцы пошли посмотреть на труп сарыубека. Увидев страшное зрелище, Адурхай упал в обморок (до настоящего времени при каждом удобном случае вышучивают потомков Адурхая: Эх вы трусы! Ваш дед увидев змеиную кровь, упал в обморок от испуга). На этом месте карачаевцы жили два года: все женщины здесь вымерли и осталось только две. Карачаевцы, видя что на этом месте им не везет, переселились…»

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан

Есть и версия чуть отличающаяся, согласно которой Карча в Крым переселился сначала из Турции, записанная в ауле Хурзук у карачаевского старика Мухаммата Кулчаева. Впрочем Крым в позднее время ассоциировался у всех с Турцией как её северное вассальное владение, так что неудивительно что версия обросла такими "подробностями": «Некогда в Турции жили Карча, Адурхай, Боташ, люди энергичные, толковые. Они были турками. Однажды наместник правителя (джарым патчах) вместе с отрядом явился собирать дань (джасакъ). А той группе (къауум) это не понравилось. Когда отряд (аскер бёлек) того наместника отдыхал, пил вино, Карча, Адурхай, Боташ и некоторые другие напали на тех воинов и истребили их. После этого Карча, Адурхай, Боташ и некоторые другие (13 человек) переселились в Крым. Здесь они купили у хана участок земли и поселились возле реки Карачай. Живя там, они обзавелись хозяйством и набрались сил. Через некоторое время их соседи пожаловались хану: «Эта группа нам не дает житья». Хан призвал ту группу и, напомнив, что он дал возможность ей жить в достатке на своей земле, предложил покинуть ту землю. Карча, Адурхай, Боташ и их товарищи переселились в Архыз. В это время у одной из их женщин родился мальчик, которому дали имя «Карачай».

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан

Одну из версий русскому исследователю А.Н. Дьячкову-Тарасову в 1896 г. рассказал 120-летний старик Джанкёзов. По преданию, у крымского хана было три жены, о двоих из которых известно, что одна была из знатного рода, а вторая – из простой семьи. От первой у хана было 4 сына, а от второй – 3 (Науруз, Адурхай, Будяин).

Между этими двумя группами ханских сыновей произошла междоусоб-ная борьба за престо, в ходе которой Науруз, Адурхай, Будяин вынуждены были оставить родину. Вместе с ними ушли около 60 семей, среди которых был богатырь Карча.

Вначале они поселились в местности Иналкуба (по одним данным – близ Сухума, по другим – на территории нынешней Адыгеи). Здесь к ним присоединился бежавший из турецкого города Эски-шахара старший сын военоначальника – Карачай (с тремя сыновьями), затем – мегрел Хубий, по-том – предки Узденовых, Крымшамхаловых и др.

Под натиском турок они вынуждены были оставить Иналкубу и пересе-литься в долину р.Загедана (Лабинское ущелье на территории нынешней КЧР). Из-за болезней, непрекращающихся нападений турок отсюда они пе-ребрались на берега р. Архыза. Здесь они прожили длительное время, увели-чились в численности, однако турки и здесь не оставляли их в покое, выну-див поселиться в местности Байтал Чапхан. Однако, услышав, что на сосед-нее племя обрушилась эпидемия чумы, карачаевцы снялись с этих мест и пе-реехали на берега р.Эльтаркача, к Боргустану, а отсюда – на Баксан. Как указывается в предании, через несколько десятилетий, из-за чумы, карачаев-цы были вынуждены переселиться в верховья Кубани, а это, по словам ста-рика Джанкёзова, произошло 547 лет назад (до 1896 г.), т.е. в 1349 г.

Link to post
Share on other sites
Guest Манчуг

Очень интересно, что карачаевцы и малкарцы очень последовательно идентифицируют себя с ТЮРКСКИМ ЭТНОСОМ...будучи коренным и древнейшим народом Кавказа, как говорят сами карачаевцы:

-Мы чистые кавкасиоиды!

Я не совсем понимаю в антропологии, но ясно одно, что антропологический тип за 500-700 лет не складывапется...

Видимо корни этих наших кавказских ТЮРКОВ тянутся как минимум со времен Великой Болгарии или так называемых Черных болгар, как писал Гумилев.

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
Ты лучше напиши свою историю и мы посмотрим и оценим по достойнству.

Мне незачем писать историю моего народа. Мой народ и так был велик, чтобы мне ещё пытаться написать о нём то чего не было и чего уже не описали бы до меня другие. История моего народа это триста лет славы, доблести и могущества - история Узбекского улуса и его правого и левого крыльев (Белой или Золотой Орды и Синей Орды). И годы разорения, смерти и печали, когда мои предки бились проливая свою кровь во время трёх походов на Казань что совершил Грозный. Я не пытаюсь присвоить общую славу себе, ибо золотоордынское прошлое это наследие кочевых узбеков, казахов, ногайцев, каракалпаков, башкир, татар, кумыков и карачаево-балкарцев. А история Казанского ханства это уже только история казанских татар и башкир, история моего народа. Были в этой истории и светлые времена и времена горестей, бывало люди моего народа, касимовцы и казанцы резали друг друга. Но всегда мой народ был велик, и засчёт истории карачаевского народа (ничего плохого о ней сказать не могу) я не могу возвысить историю своего, ведь маленький ручеёк не может впав в огромный океан переполнить его берега, воды от этого в нём не прибавится. Но эта тема открыта для того чтобы изучать историю карачаево-балкарцев и для того чтоб этот народ тоже обрёл достойное место среди других народов, и бахвалиться историей моих предков в чужой теме было бы просто некрасиво, в конце концов великая история татарскому народу дана для того чтоб потомки великих предков зная её стремились быть достойными их и не опозорили их честь, а не для того чтоб тыкать ею в нос тем у кого такой истории нет (порой просто потому что не нашлось ещё того кто её серьёзно изучал бы). Вы же наш гость вообще не показали каких-либо даже минимальных знаний по истории своего собственного народа, а только пока ругаетесь и плюётесь. Так как вам ещё хватает наглости приходить в гости сюда, где бывают тюрки и пытаться давать советы старшим? Младшим место за старшими и их удел слушать других если нечего сказать. А если есть что, то мы вас внимательно слушаем в надежде что вы нас сильно удивите своими великими познаниями. Только как-то верится в это с трудом. Всё ждём-ждём от вас чуда воитель вы наш из доблестного Вермахта :tw1: , да никак не дождёмся. :P

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
Очень интересно, что карачаевцы и малкарцы очень последовательно идентифицируют себя с ТЮРКСКИМ ЭТНОСОМ...будучи коренным и древнейшим народом Кавказа, как говорят сами карачаевцы:

-Мы чистые кавкасиоиды!

Я не совсем понимаю в антропологии, но ясно одно, что антропологический тип за 500-700 лет не складывапется...

Видимо корни этих наших кавказских ТЮРКОВ тянутся как минимум со времен Великой Болгарии или так называемых Черных болгар, как писал Гумилев.

Уважаемый Манчуг, на основе каких исследований ясно, что антропологический тип за 500-700 лет не складывается? Приведите пожалуйста ваши данные, базирующиеся на научных исследованиях. В книге "Родословная туркмен" Абу-ль-Гази Бахадур-хана (чингизида) например ясно говорится что осевшие в Хорасане туркмены за несколько поколений (а не за 500-700 лет) полностью сменили свой физический тип, так же как средназиатские арабы. Считаете ли вы хана-чингизида лжецом? Каким образом корни карачаевцев и балкарцев тянутся к чёрным Болгарам, которые известны по единственному источнику и согласно ему же обитали примерно в Северном Причерноморье около одной тысячи лет назад? Если бы карачаевцы и балкарцы были их потомками, то время их прихода на Кавказ в любом случае должно быть менее одной тысячи лет. Приведите пожалуйста ваше видение этой проблемы с подробным обоснованием источниками.

Link to post
Share on other sites
Guest Манчуг

А.В. Гадло пишет, что грузинские источники на "Северном склоне Большого Кавказа знают одну политическую общность - Овсети: а термин Алания, упоминаемой в них только однажды, применяется в них как синоним этого наименования". Ссылаясь на исследования В.А. Кузнецова, Ю.С. Гаглоева, Т.М. Минаевой, он отмечает, что "этнонимы ас/овс и алан, по крайней мере с VII и до XV в., живут в этнонимике Северного Кавказа параллельно". Авторы утверждают, что асы, овсы, аланы - названия одного и того же этноса. Удивительно, что они не принимают во внимание исторически установленный факт проживания в эти века на западных границах Алании предков современных балкарцев и карачаевцев, т.е. булгар, которых аланы-осетины до сего дня называют асами (ясами). И когда В.Г. Пашуто и А.В. Гадло пишут, что русские князья в VII в. искали пути на Кавказ "в обход Тмуторокани и Страны касогов - через земли ясов (Алания) и обезов (Абхазия)", они совершенно упускают из виду, что с Абхазией непосредственно граничила не Алания, а южная часть Асии, не аланы были соседями абхазцев, а асы (ясы), т.е. булгары - предки балкарцев и карачаевцев.

Бариев Р.Х.

Распространенность булгарской культуры:

ясы - часть булгарского мира

http://bariev.narod.ru/

Но приняв тюркютский генофонд, хазары преобразились так же, как в свое время хунны на Алтае или угры в Поволжье, и стали ведущим этносом в циркумкаспийском регионе. Хазарские ханы в VII-VIII вв. господствовали не только в низовьях Беленджер, и на окраине "Черных земель" - там стояла на берегу Терека их столица Семендер. И тут и там они взаимодействовали с соседями: в степи в аланами (осетинами) и черными болгарами ( балкарцами ), которых они легко победили, а на юге - с горцами.

Л.Гумилев Тысячелетие вокруг Каспия

http://hghltd.yandex.com/yandbtm?url=http%...n=453&d=3776083

Эволюция антропологических типов имеет пределы. Кроме доисторической антропологии, доказавшей неизменяемость черепов с каменного века, прочность типов доказывается и, напр., тем, что скульптурные и живописные изображения на памятниках Египта, Индии, Китая, типов египтян, семитов, монголов, относящиеся ко времени за 3–5 тыс. лет до настоящего, – ничем не отличаются от современных

И. И. Пантюхов

Значение антропологических типов

в русской истории

КИЕВ

Типография «Просвещение», Крещатик, дом Пастеля № 27

1909

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
А.В. Гадло пишет, что грузинские источники на "Северном склоне Большого Кавказа знают одну политическую общность - Овсети: а термин Алания, упоминаемой в них только однажды, применяется в них как синоним этого наименования". Ссылаясь на исследования В.А. Кузнецова, Ю.С. Гаглоева, Т.М. Минаевой, он отмечает, что "этнонимы ас/овс и алан, по крайней мере с VII и до XV в., живут в этнонимике Северного Кавказа параллельно". Авторы утверждают, что асы, овсы, аланы - названия одного и того же этноса. Удивительно, что они не принимают во внимание исторически установленный факт проживания в эти века на западных границах Алании предков современных балкарцев и карачаевцев, т.е. булгар, которых аланы-осетины до сего дня называют асами (ясами). И когда В.Г. Пашуто и А.В. Гадло пишут, что русские князья в VII в. искали пути на Кавказ "в обход Тмуторокани и Страны касогов - через земли ясов (Алания) и обезов (Абхазия)", они совершенно упускают из виду, что с Абхазией непосредственно граничила не Алания, а южная часть Асии, не аланы были соседями абхазцев, а асы (ясы), т.е. булгары - предки балкарцев и карачаевцев.

Бариев Р.Х.

Распространенность булгарской культуры:

ясы - часть булгарского мира

http://bariev.narod.ru/

Но приняв тюркютский генофонд, хазары преобразились так же, как в свое время хунны на Алтае или угры в Поволжье, и стали ведущим этносом в циркумкаспийском регионе. Хазарские ханы в VII-VIII вв. господствовали не только в низовьях Беленджер, и на окраине "Черных земель" - там стояла на берегу Терека их столица Семендер. И тут и там они взаимодействовали с соседями: в степи в аланами (осетинами) и черными болгарами ( балкарцами ), которых они легко победили, а на юге - с горцами.

Л.Гумилев Тысячелетие вокруг Каспия

http://hghltd.yandex.com/yandbtm?url=http%...n=453&d=3776083

Эволюция антропологических типов имеет пределы. Кроме доисторической антропологии, доказавшей неизменяемость черепов с каменного века, прочность типов доказывается и, напр., тем, что скульптурные и живописные изображения на памятниках Египта, Индии, Китая, типов египтян, семитов, монголов, относящиеся ко времени за 3–5 тыс. лет до настоящего, – ничем не отличаются от современных

И. И. Пантюхов

Значение антропологических типов

в русской истории

КИЕВ

Типография «Просвещение», Крещатик, дом Пастеля № 27

1909

Уважаемый Манчуг, при всём глубоком уважении к Гадло и Пашуто и к их ссылкам на исследования В.А. Кузнецова, Ю.С. Гаглоева, Т.М. Минаевой, они сами по себе источниками не являются. А уж про то что в 7-м веке уже существовали какие-то русские князья, которыеискали пути на Кавказ в обход Тмуторокани вообще честно удивляют меня. Поэтому я порекомендовал бы (отнюдь не настаиваю на этом) вам осторожнее относиться к таким "источникам". При респекте к русским, боюсь что до начала 10-го века нашей эры такой нации ещё не существовало.

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
Эволюция  антропологических  типов  имеет пределы. Кроме доисторической антропологии, доказавшей неизменяемость черепов с каменного века, прочность типов доказывается и, напр., тем, что скульптурные и живописные изображения на памятниках Египта, Индии, Китая, типов египтян, семитов, монголов, относящиеся ко времени за 3–5 тыс. лет до настоящего, – ничем не отличаются от современных

И. И. Пантюхов

Значение  антропологических  типов 

в русской истории

КИЕВ

Типография «Просвещение», Крещатик, дом Пастеля № 27

1909

Далее, раз уж вы даёте ссылку на эту книгу, обратите пожалуйста внимание на то что там написано, то есть прочитайте внимательно то что цитируете сами:

скульптурные и живописные изображения на памятниках Египта, Индии, Китая, типов египтян, семитов, монголов, относящиеся ко времени за 3–5 тыс. лет до настоящего, – ничем не отличаются от современных
Тут нужно объяснить что около 90% современных египтян это арабы, и лишь 10% из них составляют настоящие потомки древних египтян-копты, которые впрочем почти совершенно не владеют родным языком и отличаются от египетских арабов только христианским вероисповеданием. Если уж египетские арабы по внешности ничем не отличаются от древних египтян то это говорит как раз о том что люди достаточно быстро меняют свой физический тип, что и требовалось доказать.

PS. А насчёт чёрных булгар которые якобы обитали к северу от Крыма (по соображениям высокоучёных комментаторов) и упоминавшихся всего в одном документе у меня всегда было подозрение если честно что речь там шла о самых что ни на есть обычных волжских булгарах и воинском союзе заключённом чтобы не допустить их военных походов на Северное Причерноморье. Хотя о чём может быть речь если они больше ни в каких документах даже не упоминаются?

Link to post
Share on other sites
Guest Манчуг

Группа, названная грузинскими антропологами кавкасионским типом, имеет такие характерные особенности: высокий рост, массивность черепа, широкое лицо, нос часто с горбинкой, опущенный кончик носа и т. д. Кроме того, кавкасиони отличаются более обильным ростом бороды по сравнению с другими народами. Как отмечают исследователи, подавляющее число светлых волос и глаз у жителей горских групп Кавказа является результат повышенной солнечной радиации в горах. Кавкасионский тип, по мнению специалистов, хорошо приспособлен к тяжёлым условиям высокогорья. Это, в основном, горные этнографические группы Центрального Кавказа – Карачаевцы, балкарцы, осетины, чеченцы, ингуши, некоторые представители восточной ветви адыгов – черкесы, кабардинцы, горцы Грузии (сваны, рачинцы, пшавы, тушины и др.). По мнению А.Г. Гаджиева, кавкасионский тип характерен для андо-цунтинцев, лакцев, даргинцев, к которым близки рутульцы и арчинцы.

По поводу происхождения кавкасионского типа существуют разные мнения (автохтонные и миграционные). Кавкасиони рассматриваются как реликт древнейших племён Кавказа, заселивших центральные предгорья Кавказского хребта, может быть, даже в верхнем палеолите. Они характеризуются древними чертами, законсервировавшимися в условиях горной изоляции Кавказа.

“Кавкасионский тип,– пишет В.П. Алексеев,– представляет собой древнюю формацию в истории европеоидной расы, древний широколицый и массивный тип, очевидно, еще верхнепалеолитического населения, сохранившийся до современности в результате изоляции в условиях высокогорного Кавказа”.

Link to post
Share on other sites
Guest Манчуг

Все же карашай-малкарцы это осколок от Великой Болгарии(основа), остатки скрывшиеся в горах под ударами аваров и позднее хазар, естественно шло смешение с аланами, местными аборигенами, позднее половцами...Этногенез всего этого очевиден с 5-6 веков..

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
Все же карашай-малкарцы это осколок от Великой Болгарии(основа), остатки скрывшиеся в горах под ударами аваров и позднее хазар, естественно шло смешение с аланами, местными аборигенами, позднее половцами...Этногенез всего этого очевиден с 5-6 веков..

Ну положим всё так как вы думаете, а что из себя эта Великая Булгария представляла и как оказалась в приэльбрусье? На чём ваши предположения базируются? На каких фактах? Расскажите если можете историю этой Великой Булгарии 5-6 веков по источникам (а не по пресловутым Гадло и Пашуто), если можно. :)

Link to post
Share on other sites
Guest Манчуг

Письменные источники знают болгар в Предкавказье уже с

первых веков нашей эры. Так, в «Истории Армении» Моисея Хо-

ренского (V в.) сохранились отрывки «Начальной истории Армении»

сирийского автора Map Абаса Катины. Время жизни этого автора

точно не установлено. Некоторые исследователи считают, что он

жил во II в. н.э., другие — в IV в., большинство ученых в настоящее

время называют Map Абаса автором III в. н.э. Map Абас Катина

пишет, что отдельные группы болгар из Предкавказья переходили

в Закавказье еще во II в. до н.э. «В дни его (армянского царя

Аршака — 131—118 гг. до н.э.) возникли большие смуты в цепи

Кавказской горы в земле булгаров, из которых многие отделившись

пришли в нашу землю (Армению) и на долгое время поселились

на юге от Коха, в плодоносных и хлебородных местах». В другом

месте Map Абас пишет, что болгары жили «на северной равнине

у подошвы великой Кавказской горы, в долинах, в глубоких про-

дольных ущельях, начинающихся с южной горы до устьев великой

равнины»,

О болгарах, обитателях Северного Кавказа, пишет источник

354 г. (Греческий Хронограф).

Болгары остались в Предкавказье и после гуннского нашествия

(в 70-х годах IV в. — см. выше).

Автор VI в. Иордан помещает болгар «над Понтом», то есть

к северу от Черного моря.

Сирийский источник VI в. н.э. — так называемая Хроника

Захария Митиленского — дает описание племен и народностей,

обитавших к северу от Кавказа, в том числе и «бургар», то есть

болгар. По свидетельству этого источника, болгары жили в Пред-

кавказье к западу от Каспийских Ворот (Дербендского прохода),

имели свое особое имя, особый язык и определенную территорию,

на которой у них были даже города.

В середине VI в. болгары столкнулись с аварами. Авары —

центральноазиатские кочевники. В момент появления их в Европе

в их союз входили монгольские, финно-угорские и главным образом

тюркские племена. Авары, как некогда и гунны частью истребили

болгар, частью увлекли с собой на запад, частью оттеснили в

горы Кавказа. Очевидно, уже тогда в середине VI в. после аварского

нашествия какая-то часть болгар проникла из степей и предгорий

Предкавказья в высокогорные районы. Но основная масса болгар

после ухода авар осталась в Предкавказье.

В 30—40-х годах VII в. предкавказские болгары под предво-

дительством Кубрата достигли большого могущества. Под контролем

болгар находилась территория к востоку и к западу от Азовского

15

моря. Сами же болгары, судя по сообщениям византийских авторов

начала IX в. Феофана и Никифора, расселялись между Меотийским

озером (Азовским морем) и рекой Куфис (Кубань).

Еще более подробные сведения дает Армянская География VII в.

Она размещает болгарские племена к северу от реки Валданис

(Кубань), в Сарматии, у Гиппийских или Булгарских гор (Ергени,

или Ставропольская возвышенность). Армянская География назы-

вает четыре болгарских племени — Купи-Булгар, Дучи-Булкар,

Огхондор-Блкар — пришельцы, Чдар-болкар.

Купи-Булгар означает «кубанские болгары». Названия трех дру-

гих племен генетически связаны с названием «балкарцы».

Во времена правления Кубрата на территории, занятой болга-

рами, наблюдается оживление экономической жизни — земледелия,

скотоводства, ремесла. Возрождается жизнь в древних городах Та-

мани. Столицей была Фанагория (ныне Сенная на Таманском

полуострове). Там Кубрат и умер (в годы правления византийского

императора Костантина II — 641—668).

Как сообщают византийские авторы начала IX века Феофан

и Никифор, после смерти Кубрата «Великая Болгария» распалась.

В третьей четверти VII в. один из сыновей Кубрата, Аспарух,

вместе с подвластными ему болгарами ушел на Дунай, куда уже

задолго до этого времени проникали отдельные болгарские племена.

На Дунае болгары растворились в местном славянском населении.

Так образовалась Дунайская Болгария.

Другая часть болгар, во главе с сыном Кубрата, Кетрагом,

ушла на средний Дон и оттуда — на Волгу, образовав Волжскую

Болгарию (Булгарию).

Остальные болгары под предводительством третьего сына Куб-

рата — Ваяна — остались в Предкавказье и попали под власть

хазар.

Хазары — тюркоязычные кочевники Центральной и Средней

Азии. В VII в. Хазарский каганат выделился из Западно-Тюркского

каганата1 и существовал до X в. на Нижней Волге, Дону и Пред-

кавказье.

Оставшихся после VII в. в Предкавказье приазовских болгар

арабские и персидские источники именуют внутренними болгарами,

а византийский автор X в. Константин Багрянородный и русские

летописи — черными болгарами.

В конце VII в. часть приазовских болгар была оттеснена ха-

зарами в горные районы Северного Каказа. Таким образом, судя

по письменным источникам, в массовом количестве на территории

Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии болгары могли поя-

виться ще-то на рубеже VII—VIII вв. Отдельные группы болгар,

Link to post
Share on other sites
Guest Манчуг

Г.В. Вернадский. «Древняя Русь».

Великая Булгария — объединение булгарских и угрских (мадьярских) племён, существовавшее в причерноморских и азовских степях в краткий период между ок. 635 г. и ок. 660 г.

Основу объединения составило булгарское племя кутригуров, которому удалось освободиться от контроля аваров, чьё могущество было подорвано очередной неудачной попыткой захвата Константинополя в 626 г. Хану кутригуров, Кубратуу (годы правления: 584—660), удалось объединить свою орду с другим булгарским племенем утигуров (находившихся ранее в зависимости от тюрков), а также с угрским племенем оногуров. Так возникла Великая Булгария.Среди булгарских племён усилился род Дуло. В 619 году вождь булгар Урхан принял в Византии христианство. Свой престол Урхан оставил сыну своей сестры Кубрату . Кубрат родился 605 году. Кубрат воспитывался при дворе Византийского императора с малых лет. В 12 лет крестился. В 632 году Кубрат сел на престол. Кубрат женился 635 году на на дочери богатого грека Евдокии.От императора Византии Ираклия Кубрат получил сан патрикия. Однако нет никаких свидетельств того, что христианство получило дальнейшее распространение в его каганате. Вполне возможно, что и сам Кубрат впоследствии вернулся к религии предков.

Великая Булгария при хане Кубрате была независима как от аваров, так и от хазар. Но если с запада опасность миновала полностью в виду ослабления Аварского каганата, то с востока постоянно нависала угроза. Пока Кубрат был жив, он имел достаточно сил, чтобы держать в единстве булгарские племена и противостоять опасности. Но после его смерти Великую Булгарию поделили пятеро его сыновей,Батбай, Котраг, Аспарух, Кувер, Альших. Каждый из сыновей Кубрата возглавил свою собственную орду, и ни у кого из них в отдельности не достало сил, чтобы соперничать с хазарами. Результатом натиска последних стало разделение Великой Булгарии и прекращение её существования. Но оставались огромные людские ресурсы булгар, которые в итоге внесли немалый вклад в Великое переселение народов, оказали влияние на многие исторические события и даже формирование народов, сохранившихся до наших дней. В 660 году Кубрат умер. Его захоронение нашли около села Малая Перещепина Полтавской области Украины. Было извлечено большое количество золотых и серебряных изделий и печать с именем Кубрата , которые сейчас хранятся в Эрмитаже.

Старший сын Батбай с чёрными булгарами остался на месте, второй сын Котраг со своим народом перешёл Дон и поселился напротив Батбая. Впоследствии Батбаевские булгары совместно с кыпчаками в 11-15 веках стали основным компонентом балкарского народа. Котраг в 670 году повёл булгар и сувар на среднюю Волгу, их называли серебрянными булгарами. Третий сын Аспарух со своим народом ушёл на Дунай и там основал Дунайскую Болгарию. Четвёртый сын со своим народом двинулся на Венгрию, там они основали город Пешт, и сохранили свой язык до XV века, пятый сын ушёл со своим народом в Италию.

Одна из орд, состоявшая преимущественно из кутригурских племён,под началом Котрага двинулась на север и, наконец, осела в районе средней Волги и Камы, где впоследствии было образовано государство Волжская Болгария. Волжские болгары, являются предками современных чувашей. Язык болгар имел Р- основу, тождественен языку чувашей с Р- основой. Татаро- башкирский язык имеет кыпчакскую З — основу.

Другая орда, в которую входили в основном утигурские кланы, под началом хана Аспаруха, пошла на запад и ок. 650 г. остановилась в районе нижнего Дуная. Жившие здесь славянские племена признали Аспаруха в качестве своего сюзерена. С течением времени булгары слились со славянами, и из этого смешения завоевателей и завоёванных появилась новая нация, болгары, сумевшая создать одно из первых славянских государств, Болгарское царство. И хотя название отражает тюркское происхождение прежнего правящего клана, новая нация в целом славянская по языку и культуре (естественно, с учётом влияния последующих событий бурной истории этого народа).

Link to post
Share on other sites
Guest Керим-хан
Письменные источники знают болгар в Предкавказье уже с

первых веков нашей эры. Так, в «Истории Армении» Моисея Хоренского (V в.) сохранились отрывки «Начальной истории Армении»

сирийского автора Map Абаса Катины. Время жизни этого автора точно не установлено. Некоторые исследователи считают, что он жил во II в. н.э., другие — в IV в., большинство ученых в настоящее время называют Map Абаса автором III в. н.э. Map Абас Катина пишет, что отдельные группы болгар из Предкавказья переходили

в Закавказье еще во II в. до н.э. «В дни его (армянского царя Аршака — 131—118 гг. до н.э.) возникли большие смуты в цепи Кавказской горы в земле булгаров, из которых многие отделившись пришли в нашу землю (Армению) и на долгое время поселились на юге от Коха, в плодоносных и хлебородных местах». В другом

месте Map Абас пишет, что болгары жили «на северной равнине у подошвы великой Кавказской горы, в долинах, в глубоких продольных ущельях, начинающихся с южной горы до устьев великой равнины», О болгарах, обитателях Северного Кавказа, пишет источник 354 г. (Греческий Хронограф).

Болгары остались в Предкавказье и после гуннского нашествия

(в 70-х годах IV в. — см. выше).

Автор VI в. Иордан помещает болгар «над Понтом», то есть

к северу от Черного моря.

Сирийский источник VI в. н.э. — так называемая Хроника

Захария Митиленского — дает описание племен и народностей, обитавших к северу от Кавказа, в том числе и «бургар», то есть болгар. По свидетельству этого источника, болгары жили в Предкавказье к западу от Каспийских Ворот (Дербендского прохода), имели свое особое имя, особый язык и определенную территорию,

на которой у них были даже города. В середине VI в. болгары столкнулись с аварами. Авары -центральноазиатские кочевники. В момент появления их в Европе в их союз входили монгольские, финно-угорские и главным образом тюркские племена. Авары, как некогда и гунны частью истребили болгар, частью увлекли с собой на запад, частью оттеснили в горы Кавказа. Очевидно, уже тогда в середине VI в. после аварского нашествия какая-то часть болгар проникла из степей и предгорий

Предкавказья в высокогорные районы. Но основная масса болгар после ухода авар осталась в Предкавказье.

В 30—40-х годах VII в. предкавказские болгары под предводительством Кубрата достигли большого могущества. Под контролем болгар находилась территория к востоку и к западу от Азовского моря. Сами же болгары, судя по сообщениям византийских авторов

начала IX в. Феофана и Никифора, расселялись между Меотийским озером (Азовским морем) и рекой Куфис (Кубань).

Ну так давайте разбирать сии источники в оригинале а не по ссылкам на которые вы даёте ссылку. Во первых Мар Абас Котина писал об истории парфян и его сочинение никак посему не могло быть "начальной историей Армении". Сей Аршак, которого звали Митридат (как гласит комментарий приведённый уважаемым Ашрафом) сиими землями, про которые говорит Моисей Хоренский вообще не владел. А сей Мар Абас Котина жил лет через 600 после него и примерно так же сам знал что в годы его жизни произошло, как мы знаем что Тохтамыш скушал на завтрак 8 марта 1381 года. При всём том что Митридат был велик не настолько у него руки длинные были. Царём Армении он не был. Моисей Хоренский повествование ведёт до определённого периода по Мар Абасу Котине, но не утверждает что этот сюжет он взял оттуда, так что это домыслы. Иордан действительно помещает булгар к Северу от Чёрного моря так что на Кавказе они жить в его время не могли. Упомянутое место из греческого хронографа я нигде найти не мог. А про Кубрат-хана и остальное очень интересно. Приведите пожалуйста источник сведений о нём.

Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now




×
×
  • Create New...