Jump to content



Rust

Происхождение монголов Чингис-хана

Recommended Posts

Цитата

В отличие от Китая и Внутренней Азии, где термин "тюрк" в основном использовался для обозначения кёк-тюрков и связанных с ними племен, в исламском мире он приобрел гораздо более широкое значение. В то время как средневековые мусульманские писатели также использовали тюркский язык в узком смысле, они склонны использовать его в качестве общего термина для всех кочевников Внутренней Азии, которые жили в степях к северу от реки Сырдарья, независимо от их языкового происхождения.  Например, мусульманские географы, такие как Гардизи и Марвази, описывают все северные народы, включая некоторые финно-угорские и славянские народы, как тюрков.  Правитель зияридов XI века Кай Каус бен Искандар также классифицирует большинство кочевых племен Внутренней Азии как тюрков, Так же как персидский национальный эпос, "Шах-Намэ", обозначает все кочевые племена, проживающие к северу от реки Амударьи, включая иранских кочевников, как туранцев. В своей "Кабус-наме" Кай Каус называет тюрками не только тюркские племена, таких как огузы, кыпчаки и чигили, но и нетюркские племена, такие как тибетцы, кай и татары:

Среди них самыми злыми являются гузз и кипчаки;
наиболее закаленными являются хотанцы, карлуки и тибетцы;
самые смелые и отважные - тургаи;
самые трудолюбивые – татары и ягма, а самые ленивые - чигили.

Великий караханидский филолог Махмуд аль-Кашгари  дает описание внутренних азиатских кочевых племен, что отражает влияние персидско-исламских традиций. В своей книге "Диван лугат Аль-Тюрк" Махмуд аль-Кашгари использует название "тюрк" как в узком смысле для обозначения Караханидов, которых он отличает от огузов, так и в более широком смысле для обозначения не только тюркских народов, таких как огуз и кыпчак, но и нетюркских народов, таких как тангут, татар, китан и кай. Махмуд аль-Кашгари также отождествляет Алп Ер Тонга, легендарного героя тюркских эпосов, с Афрасиябом, туранским героем "Шах-Намэ". Естественно, вместо того, чтобы прослеживать происхождение тюрков к кёк-тюркам или другим историческим тюркским народам, Махмуд аль-Кашгари делает тюрков потомками сына Иафета в соответствии с исламской исторической традицией, которая классифицирует народы с точки зрения их предполагаемого происхождения от Хама, Сима и Иафета, трех сыновей Ноя:

Турки, по происхождению, двадцать племен. Все они восходят к Тюрк, сын Иафета, сына Ноя.

Мамлюкские историки также использовали термин тюрк в широком смысле, который включал нетюркские группы. Например, хотя большинство Бахри мамлюков принадлежало к кыпчакским племенам, в мамлюкском корпусе были и другие нетюркские народы, такие как кара-китаи (китан), монголы и ойраты. Мамлюкские летописцы, однако, в совокупности именовали их тюрками. Примечательно, что термин татарин, обозначающий монголов, также использовался как синоним термина тюрк. 

Давид Аялон недвусмысленно утверждает, что татарский стал синонимом тюркского, потому-что монгольская армия состояла в основном из тюрок. Однако, поскольку мусульманские писатели обычно рассматривали различные нетюркские племена как тюрков, мамлюкские историки, несомненно, следовали мусульманскому обычаю. Поэтому неудивительно, что мамлюкский историк даже назвал монгольский язык "чисто тюркским".

Примечательно, что мусульманские писатели часто изображали тюрков как обладающих определенными физическими характеристиками. Например, Марвази противопоставляет тюрков, которых он описывает как "коротких, с маленькими глазами, ноздрями и ртами", с северо-восточными африканцами, которых он изображает как "высоких в росте, с большими глазами, ноздрями и углами ртов".. ".  Табари (ум. 923) также изображает тюрок подобным образом:

Ной родил троих, каждый из которых родил троих: Сима, Хама и Иафета. Сим породил арабов, персов и византийцев, во всех которых есть добро. Иафет породил тюрок, славян, Гога и Магога, ни в ком из которых нет добра. Хам породил коптов, суданцев и берберов ... Хам родил всех черных и кудрявых, Иафет родил всех полнолицых с маленькими глазками, а Сим родил всех с красивыми лицами и с красивыми волосами.

Joo-Yup LEE. The Historical Meaning of the Term Turk and the Nature of the Turkic Identity of the Chinggisid and Timurid Elites in Post-Mongol Central Asia
 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата

В своем "Кабус-наме" Кай Каус также описывает тюрок как обладателей "большой головы (сар-и бузург), широкого лица (руй-и пан), узких глаз (чашма-и танг) и плоского носа (бини-и пакхч) и неприятных губ и зубов (лаб ва дандан на нику)".  Как и Кай Каус, средневековые персидские поэты изображали турок с круглым лицом, узкими глазами и маленьким ртом. Такие изображения указывают на то, что мусульманские писатели склонны рассматривать тюрок как обладающих внутренними азиатскими физическими чертами.

Ряд мусульманских писателей также отмечали такой внешний вид или фенотип турок при интерпретации этимологии "туркмен", термина, который мусульманские писатели в основном использовали для обозначения тюркского народа, известного как огуз, в состав которых со средневековых времен были включены сельджуки и ранние османы. Что касается этимологии, Махмуд аль-Кашгари объясняет, что туркменский происходит от обозначения, прикрепленного к двадцати двум огузам Александром Великим, который назвал их "тюркским манандом", что означает "они похожи на тюрок". Рашид ад-Дин дает следующее объяснение относительно происхождения туркмен и этимологии туркменского языка:

Слово "туркмен" существовало не так давно, потому что все племена, которые жили в пустыне и выглядели как тюрки, назывались просто тюрками, у каждого племени был свой особый эпитет. Когда огузские племена покинули свою территорию и вошли в Мавераннахр и Иран, родились и размножились, из-за климата их черты постепенно превратились в черты таджиков. Поскольку они были не таджики, таджикское народы называли их тюркман, т.е. тюркоподобный (тюрк-ма-нанд").

Хафиз Таныш Мир Мухаммад Бухари (ум. 1549) также дает аналогичное объяснение о туркменах в своем "Шараф-Нама-и шахи", или "Абдалла-Нама". Он рассказывает, что после прихода огузов в Мавераннахр и Иран их "тюркское лицо не осталось таким, каким было" (сурат-и туркана-и ишан бар карар-и худ наманд). Абу аль-Гази Бахадур хан, правитель чингизидов Хивинского ханства, дает более яркое объяснение относительно отличительных физических черт туркмен:

Через пять, шесть поколений они изменились под влиянием почвы и воды. Подбородок стал узким, глаза стали большие, их лица стали маленькими, а носы — большими. 

Объяснение, что туркмен происходит от "тюрк-ма-нанд", не проясняет этимологию термина туркмен, не говоря уже о происхождении туркмен. Однако, поскольку туркменский язык часто ассоциировался с изменением физиогномики группы турок, можно утверждать, что турки рассматривались как обладающие восточноазиатскими фенотипическими чертами, особенно в Центральной Азии в монгольский и постмонгольский периоды.  Это означает, что нетюркские кочевые группы, включая монголов, могут быть легко классифицированы как "тюрки" в исламском мире. В общем, термин тюрок обычно использовался как собирательный термин, обозначающий всех кочевников Внутренней Азии в исламском мире. Мусульманские писатели не определяли внутренние азиатские племена на основе языковой принадлежности.

Joo-Yup LEE. The Historical Meaning of the Term Turk and the Nature of the Turkic Identity of the Chinggisid and Timurid Elites in Post-Mongol Central Asia

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата

Идентичность и племенные образования во Внутренней Азии

Мусульманская традиция использования "тюрк" в качестве родового термина и восточно-азиатская практика использования его в узком смысле кажутся несовместимыми друг с другом. Однако следует отметить, что как мусульманские, так и азиатские обычаи тюрков отражали следующие особенности формирования и идентичности внутриазиатских племен: во-первых, во Внутренней Азии кочевые конфедерации часто состояли из племен различного языкового происхождения. Например, правящая элита династии Тоба Вэй (386-534 гг. н. э.) состояла как из тюркских, так и из монгольских групп. Во время миграции на юг в Северный Китай из их первоначального места жительства в северо-восточной Монголии, парамонгольская тоба ассимилировала несколько тюркских племен динлинов (тиеле), таких как хйегу (кыргыз) и ижань. В результате динлинские элементы составляли целую четверть племени Тоба.

То же самое справедливо и для киданей, пара-монгольских кочевых племен, которые основали династию Ляо, которая правила на севере Китая и монгольских степях в десятом и одиннадцатом веках. Правящая элита киданей также включала уйгурские кланы, такие как Сяо, которые сформировали один из двух самых важных правящих кланов династии Ляо. Уйгуры среди киданей были настолько многочисленны, что появилась поговорка: "половина киданей - уйгуры". 

Шивэй, монгольское племя, от которого произошли монголы, возможно, также включило некоторые уйгурские элементы в середине восьмого века. Цзю Таншу сообщает, что когда Уйгурский каганат был захвачен кыргызами, некоторые уйгуры бежали к шивэй, которыйеразделил их на семь групп и распределили их между своими семью племенами.

Монгольский улус, или народ, вновь созданный Чингисханом в начале XIII века, также был многоязычным образованием. Он состоял из древних монголов, других монгольских племен, таких как татары и ойраты, и тюркских племен, таких как найман и онгут. Так, анонимный автор "Тайной истории монголов" определяет ее как "народ войлочных шатров " (sisgei to 'urqatu ulus). После завоевания Дешт-и Кыпчака, монголы включили в свой состав другие тюркские племена, такие как qanqli и qipchaq, с которыми они образовали несколько чингизидских улусов.

Кроме того, чингизидские узбекские и казакские улусы состояли из различных племен, происходящих из Дешт-и Кыпчака и Монгольского Плато, в томч числе и монголов Северной Юань. К последним относились многие племена немонгольского происхождения, такие как тангут, кыпчак и асуд (аланы). Царица Мандухай (ум. 1510), свергнувшая власть ойратов и воссоединившая монголов, принадлежала к племени Энгудов, по-монгольски Онгут. Часть удельных земель Алтан-Хана (1508-82), восстановившего монгольское господство на Монгольском Плато во второй половине XVI века, также была основана на племени энгуд.  Естественно, что племя халха, которое является самым крупным племенем в современной Монголии, также включает в себя несколько субплемен немонгольского происхождения, таких как асуд (Аланы), тангут, харчин (частично кыпчак), энгуд (онгут) и сартуул (сарт). Следует отметить, что смешение различных племен является непрерывным процессом во Внутренней Азии, поскольку тюркоязычные племена современной западной Монголии, такие как хотон и урянхай, в последнее время стали монгольскими.

Во-вторых, внутриазиатские кочевые племена, которые имели общую языковую принадлежность, не обязательно развивали общую групповую идентичность. Наиболее ярким примером является вражда между монголами и монгольскими ойратами. Так же как уйгуры не имели общей идентичности с кёк-тюрками после распада второго тюркского каганата, ойраты сохранили отдельную идентичность с монголами после распада Монгольской империи. Северные Юаньские монголы тоже не считали их монголами.

Алтан Тобчи описывает ойратов и монголов как различные народы в нескольких случаях: Батула Чингсанг и Угеджи Хасага впервые взяли Дорбен Тюмень Ойрад и стали врагами (т.е. монголам). Вся власть монголов была захвачена Ойрад, он сказал.
 
В то же время языковые различия между племенами не мешали им развивать общую идентичность. Например, Хоу Ханьшу [история более позднего Хань] записывает, что после краха их имперской конфедерации, многие северные хунну присоединились к сяньби, вместо того, чтобы бежать к южным хунну:

Северный Шаньюй бежал, Сяньби переехал и обосновался на этой земле. Остатки хунну, кто остался, по-прежнему насчитывали более 100 000 домохозяйств. Все стали называть себя Сяньби. Сяньби стал сильным из-за этого.

Точно так же северные юаньские монголы разделяли общую идентичность со своими исламизированными и тюркизированными родственниками из Кыпчакской степи. Согласно "Эрдени-инь Тобчи", чингизидский князь и его найманский вассал, спасаясь от ойратского правителя Есена Тайши (ум. 1455), направились в Кыпчакскую степь, сказав: "Токмакские ханы, которые являются потомками Джучи, являются нашим родом (торол)".

Joo-Yup LEE. The Historical Meaning of the Term Turk and the Nature of the Turkic Identity of the Chinggisid and Timurid Elites in Post-Mongol Central Asia

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата

В-третьих, физическое сходство часто играло более важную роль, чем языковое родство, в развитии общей идентичности у некоторых групп внутриазиатского степного происхождения. Чтобы объяснить этот момент, я расскажу о взаимном восприятии монголов, кипчакских тюркских кочевников и туркмен.

Согласно Ибн аль-Асиру (1160-1233), Канглыйский (восточный кыпчакский) гарнизон Самарканда, служивший Хорезм-шаху, дезертировал к монголам, сказав: "Мы из их рода (nahnu min jins ha ula i). Они не убьют нас".  Точно так же Джебе и Субэтай, монгольские военачальники, воевавшие в Кыпчакской степи, могли воспользоваться такой общей идентичностью, чтобы разорвать союз между кипчаками и аланами, послав первым следующее сообщение: "Мы и вы одного рода" (nahnu wa antum jins wahid).

Отношение мамлюков к монголам свидетельствует об их чувстве родства с монголами. Хотя мамлюки, набранные главным образом среди кыпчакских кочевников, воздерживались от смешанных браков с местным населением, они выбрали монголов в качестве своих брачных партнеров. Например, все жены султана Калауна (р. 1279-90) были монгольского происхождения. Возможно, мамлюкский взгляд на близость между этими двумя группами можно найти в замечаниях Султана аль-Насира (р. 1293-1341, с двумя перерывами):

Единственное, что отвлекло нас от вас – это наша борьба с татарами. Сегодня, однако, мы, слава Богу, в мире (с ними). Мы и они принадлежим к одному роду (nahnu wa-iyyahum min jins wahid), и никто из нас не покинет другого.

Напротив, туркмены не пользовались теми же привилегиями, что и монголы в мамлюкском Египте. В то время как монгольские беженцы и пленники были включены в элитный корпус и даже произвели султана, туркмены получили более низкий статус, чем мамлюки, и вряд ли могли подняться до высоких чинов. Примечательно, что несколько туркмен, которые стали мамлюки назывались Румис. Османы также назывались Усмания, Рум и Туркман.

В Центральной Азии кыпчакские тюркоязычные кочевники в чингисханских улусах не разделяли чувства общей идентичности с огузскими тюркоязычными кочевниками, которых они считали явно ниже себя. В Хиве, например, узбеки и туркмены оставались отдельными народами вплоть до русского завоевания в девятнадцатом веке. Посетитель Хивы в начале девятнадцатого века записывает, что эти две группы не смешивались друг с другом из-за их отличного происхождения. Таким образом, в предсовременной Внутренней Азии кочевые конфедерации обычно состояли из племен различного языкового происхождения. Важно отметить, что языковое сходство не играло важной роли в развитии общей идентичности или лояльности. Поэтому средневековые китайские историки, использовавшие термин "тюрк" для обозначения кёк-тюрков и родственных им племен, не имели оснований применять его к другим тюркоязычным племенам, не называвшим себя тюрками, или создавать эквивалентный термин для обозначения всех тюркоязычных племен, не имевших общей идентичности. 

Точно так же средневековые мусульманские писатели, которые использовали тюркский язык в качестве родового термина, не должны были применять тюркский язык исключительно к тюркоязычным племенам или дифференцировать внутренние азиатские кочевые племена на основе их языковой принадлежности.

Joo-Yup LEE. The Historical Meaning of the Term Turk and the Nature of the Turkic Identity of the Chinggisid and Timurid Elites in Post-Mongol Central Asia

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата

Различные государства чингизидов и тимуридов, созданные в Центральной Азии и Иране в монгольский и постмонгольский периоды, использовали термин "тюрк" для обозначения монголов и чингизидов, как будет рассмотрено ниже. Прежде чем подробно рассмотреть значение термина "тюрк", используемого в летописях чингизидов и тимуридов, я сначала продемонстрирую, что монголы часто описывались мусульманскими писателями как ветвь тюрков.

Ибн Батута (1304-77), марокканский путешественник, совершивший обширное путешествие по монгольским государствам в четырнадцатом веке н.э., например, изображает монголов как ветвь тюрок в своей Риле. Когда он перечисляет разнообразные обитатели Сарая, столицы Улуса Джучи, более известного как Золотая Орда, он делает различие между монголами и кыпчаками. Однако, когда Ибн Баттута обращается к кочевым народам улуса Джучи в целом, он использует термин тюрк. Точно так же Ибн Халдун (1332-1406), известный тунисский историк, также определяет монголов как ветвь тюрков (min shu ub al-Turk) в своей автобиографии. В другой работе Ибн Халдун также называет главу, посвященную монголам "отчет о правлении татар [которые являются одним из] тюркских племен "(Аль-ха-бар' Ан давлат Аль-татар мин Шу уб Аль-Турк).

Ибн Арабшах (1392-1450), современник Тимура, также рассматривает монголов как ветвь тюрков, называя клан Чингисхана "курайшитами тюрок". Для обозначения монголов Ибн Арабшах обычно использует в своей работе термин татарин. Однако он использует тюрк и татарин взаимозаменяемо, например, при упоминании армий Тимура, отождествляя таким образом монголов с тюрками.  Джузджани (род. 1193), автор Табакат-и-Насири, также классифицирует монголов, а также киданей, как своего рода тюрков в своем труде. Например, он рассказывает: "первым вторжением тюрок были племена кара-хитай, вышедшие с территории Чина".  Он также пишет: "Моголы [монголы] поднялись в царстве Чин ... и во всех книгах написано, что первыми признаками конца времен являются воцарение тюрок ...  Среди племен моголов был еще один тюрк ...".

Османский историк Мустафа Али (1541-1600) также приписывает то же самое происхождение монголам и тюркам. В своем "Kunhu l-ahbar" он утверждает, что Османская династия "не отделена от племен тюрок и татар [монголов]", описывая сыновей Иафета, сына Ноя, он также утверждает, что тюрки и монголы оба произошли от Иафета. Хотя Мустафа 'Али редко использует турецкий язык в качестве родового термина, он обозначает Чингисхана и чингизидов-узбеков как хаканов тюрок.

Как и Мустафа Али, Эвлия Челеби (1611-ок.1687), знаменитый Османский путешественник, также рассматривает монголов и османских тюрок как один и тот же народ. Например, говоря о группе татар, он добавляет, что "даже османские династии и все туркменские племена происходят из татарского племени".  Эвлия Челеби также пишет: "действительно, по мнению историков, Османская династия происходит от династии Чингизидов. Они являются двоюродными братьями Чингизидов". 

Точно так же монголы иногда упоминаются как тюрки в официальных историях, составленных в государствах Чингизидов и Тимуридов в Центральной Азии и Иране. Наиболее примечательный пример можно найти в Джами' аль-таварих, известной универсальной истории, написанной для правителя Ильханидов Газан-Хана (р. 1295-1304) Рашидом ад-Дином Фазлаллахом Хамадани (1247-1318). В этой работе Рашид ад-Дин обозначает первоначальные монгольские племена, которые собрались вокруг Чингисхана как "монгольские тюрки" (Атрак-и Мугул) и обозначает все монгольские кланы как тюрки.  Рашид ад-Дин также использует термины Mughul и Turk одновременно для описания монгольской армии. 

В своем Тарих-и арба 'улусе, истории династии Чингизидов, Тимуридский правитель Улугбек (1394-1449), а точнее, анонимный автор Шаджарат Аль-Атрак, сокращенного Тарих-и арба' улуса, ссылается на монгольские войска, воюющие в Хорезме как тюрки. Улугбек изображает монголов как "меченосцев тюрков неба" (Turk-i tigh-zan-I falak), метафора утреннего солнца.  Улугбек также восхваляет воинственный дух и доблесть монголов, называя их тюрками.  Более поздний Тимуридский историк, Хондамир (ум. 1535), также описывает монголов как ветвь тюрков в своем Хабиб аль-сияре. Например, Хондамир называет Чингизидов и Тимуридов "султанами тюрков" как и Рашид ад-Дин, Хондамир использует оба термина - мугул и турок для обозначения монгольской армии, действующей в Мавераннахре.

Joo-Yup LEE. The Historical Meaning of the Term Turk and the Nature of the Turkic Identity of the Chinggisid and Timurid Elites in Post-Mongol Central Asia

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Rust сказал:

 

Вывод: Восточные авторы всех кочевников называли тюрками. Замысловатая статья.

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Эфталит сказал:

Вывод: Восточные авторы всех кочевников называли тюрками. Замысловатая статья.

По вашему наверное это означает то, что все были на самом деле тюрками? Начиная от шумеров и далее?

Share this post


Link to post
Share on other sites
15 часов назад, Rust сказал:

По вашему наверное это означает то, что все были на самом деле тюрками? Начиная от шумеров и далее?

Не знаю откуда вы это взяли? Интересно кто автор статьи? 

Share this post


Link to post
Share on other sites
7 минут назад, Эфталит сказал:

Не знаю откуда вы это взяли? Интересно кто автор статьи? 

Вижу как вы яростно плюсуете фольковым сообщениям.

Это канадский исследователь из Университета Торонто.

Вот его статьи с Академии:

“Some Remarks on the Turkicization of the Mongols in Post-Mongol Central Asia and the Qipchaq Steppe.” Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae 71, no. 2 (2018): 121-144.

“A Comparative Analysis of Chinese Historical Sources and Y-DNA Studies with Regard to the Early and Medieval Turkic Peoples.” Inner Asia 19, no. 2 (2017): 197–239.

“The Political Vagabondage of the Chinggisid and Timurid Contenders to the Throne and Others in Post-Mongol Central Asia and the Qipchaq Steppe: A Comprehensive Study of Qazaqlïq, or the Qazaq Way of Life.” Central Asiatic Journal 60 (2017): 60–95.

“Were the Historical Oirats “Western Mongols”?: An Examination of their Uniqueness in Relation to the Mongols.” Études mongoles et sibériennes, centrasiatiques et tibétaines 47 (2016): 1–24.

“The Historical Meaning of the Term Turk and the Nature of the Turkic Identity of the Chinggisid and Timurid Elites in Post-Mongol Central Asia.” Central Asiatic Journal 59 (2016): 101–32.

Qazaqlïq, or Ambitious Brigandage, and the Formation of the Qazaqs: State and Identity in post-Mongol Central Eurasia, Studies in Persian Cultural History 8. Leiden: Brill, 2016.

Share this post


Link to post
Share on other sites
8 минут назад, Rust сказал:

Вижу как вы яростно плюсуете фольковым сообщениям.

Это канадский исследователь из Университета Торонто.

Вот его статьи с Академии:

“Some Remarks on the Turkicization of the Mongols in Post-Mongol Central Asia and the Qipchaq Steppe.” Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae 71, no. 2 (2018): 121-144.

“A Comparative Analysis of Chinese Historical Sources and Y-DNA Studies with Regard to the Early and Medieval Turkic Peoples.” Inner Asia 19, no. 2 (2017): 197–239.

“The Political Vagabondage of the Chinggisid and Timurid Contenders to the Throne and Others in Post-Mongol Central Asia and the Qipchaq Steppe: A Comprehensive Study of Qazaqlïq, or the Qazaq Way of Life.” Central Asiatic Journal 60 (2017): 60–95.

“Were the Historical Oirats “Western Mongols”?: An Examination of their Uniqueness in Relation to the Mongols.” Études mongoles et sibériennes, centrasiatiques et tibétaines 47 (2016): 1–24.

“The Historical Meaning of the Term Turk and the Nature of the Turkic Identity of the Chinggisid and Timurid Elites in Post-Mongol Central Asia.” Central Asiatic Journal 59 (2016): 101–32.

Qazaqlïq, or Ambitious Brigandage, and the Formation of the Qazaqs: State and Identity in post-Mongol Central Eurasia, Studies in Persian Cultural History 8. Leiden: Brill, 2016.

Ув. Rust то что плюсую это чисто мое право, надеюсь здесь это не запрещено, мы же с вами вроде свободные люди. Спасибо большее за информацию.

  • Одобряю 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
3 минуты назад, Эфталит сказал:

Ув. Rust то что плюсую это чисто мое право, надеюсь здесь это не запрещено, мы же с вами вроде свободные люди. Спасибо большее за информацию.

Я разве писал, что это запрещено? Я объяснил этим свое предыдущее сообщение.

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 минуту назад, Rust сказал:

Я разве писал, что это запрещено? Я объяснил этим свое предыдущее сообщение.

Ок.

Share this post


Link to post
Share on other sites
02.08.2019 в 15:49, Эфталит сказал:

По подробней что нибудь есть?

По Абулгази уйгуры - потомки Мунгл(Могулл)-Хана. По РАДу уйгурами стали называть остатки народов Уйгурского каганата  после отделения кыпчаков, канглы, карлуков и т.д. Древние уйгуры (видимо до каганата) родственны монгольским племенам.

Восстание Огуза Ашина поддержали тюркоязычные племена и монголоязычные уйгуры, создали Уйгурский каганат, в результате уйгуры в основном потеряли свой язык, перешли на язык большинства. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что за монголояз уйгуры? 

Share this post


Link to post
Share on other sites
27 минут назад, Zake сказал:

Что за монголояз уйгуры? 

Древние уйгуры, потомки Мунгл-Хана. 

Огуз Ашина "и группе родственников, которая была в тесном согласии с ним, он дал имя уйгур."

"500 семейств" Ашина, будущие монголоязычные "вельможи", пришли в V в. из Ордоса и поселились на южных склонах Алтая, где уже обитало тюркоязычное население.

Share this post


Link to post
Share on other sites
12 минут назад, buba-suba сказал:

Древние уйгуры, потомки Мунгл-Хана. 

Огуз Ашина "и группе родственников, которая была в тесном согласии с ним, он дал имя уйгур."

"500 семейств" Ашина, будущие монголоязычные "вельможи", пришли в V в. из Ордоса и поселились на южных склонах Алтая, где уже обитало тюркоязычное население.

По поводу 500 семей Ашина — их монголоязычноть это лишь одно из предположений, связанных с термином "чоно" - волк. Т.е. не факт. Они были потомками хунну это точно. У уйгуров каганскими родами были Яглакары и Эдизы.

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Zake сказал:

Что за монголояз уйгуры? 

Абулгази: 

О так названных поколениях Канкли, Кипчак, Калл-Ач, и Карлик.

Пять есть Аймаков; или поколений 47, которые производят свое имя от Огус-Хана, из которых токмо [118] одно, то есть уйгурское поколение, произошло от потомства Могулл-Ханова; а другие поколения называются [119] следующими именами: поколение Канкли, поколение Кипчак, поколение Калл-Ач, поколение Карлик,

Share this post


Link to post
Share on other sites
18 минут назад, Rust сказал:

По поводу 500 семей Ашина — их монголоязычноть это лишь одно из предположений, связанных с термином "чоно" - волк. Т.е. не факт. Они были потомками хунну это точно. У уйгуров каганскими родами были Яглакары и Эдизы.

 

Хунну - это уже политоним, среди них были и прототюркские и протомонгольские языки. Гос.язык - прототюркский.

Это уже тюркоязычные уйгуры.

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, buba-suba сказал:

Древние уйгуры, потомки Мунгл-Хана. 

 

:D

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
30 минут назад, buba-suba сказал:

 

Хунну - это уже политоним, среди них были и прототюркские и протомонгольские языки. Гос.язык - прототюркский.

Это уже тюркоязычные уйгуры.

У Сюнну не было прото-монгольских языков. Стихотворение сюннуского племени Цзе - пратюркское. Уйгур это и есть сюнну. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Оффтоп удален. Юзер Тюрк идет в недельный отпуск за переход на личности.

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, buba-suba сказал:

 

Хунну - это уже политоним, среди них были и прототюркские и протомонгольские языки. Гос.язык - прототюркский.

Это уже тюркоязычные уйгуры.

здесь вы правы хунну это политоним , сюнну были раннее в эпоху кагана Модэ , сюнну и уйгуры это разные народы . как к примеру русские и немцы , уйгур сюннами связало династийный брак , дочь шаньюя была выдана за уйгурского принца так скажем , отсюда пошла тюркизация древних уйгур 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Относительно культа Чингис-хана некоторые юзеры пишут об отсутствии такого культа у монгольских народов. При том, что существует масса фактов и примеров такого культа.

Ниже даю перевод статьи Isabelle Charleux

Цитата

Isabelle Charleux. Chinggis Khan: Ancestor, Buddha or Shaman? On the uses and abuses of the portrait of Chinggis Khan.

До двадцатого века Чингисхану поклонялись его потомки как почитаемому предку. Основными объектами поклонения были статуи Великого хана, черно-белые штандарты (или знамена), олицетворяющие его сульдэ, и "реликвии" – предметы, принадлежавшие хану.
 
Самые старые известные портреты Чингисхана – это статуи, упоминаемые двумя европейскими путешественниками примерно через двадцать лет после его смерти: поляк Бенедикт в лагере Бату (р. 1237-1256) на Нижней Волге в 1246 году и Плано Карпини в лагере Гуюка в Центральной Монголии в 1247 году (Dawson 1955: 80; Plan Carpin/Becquet and Hambis 1965: 36-7). Статуя, описанная Плано Карпини, стояла на телеге перед императорским шатром, и ей поклонялись каждый день в полдень. Иностранцы, отказавшиеся поклониться статуе, были убиты. Более поздние источники упоминают статуи хана и его потомков, которым поклонялись до четырнадцатого или пятнадцатого века в мемориальных сооружениях кочевников, таких как храм, расположенный рядом с Йеке Хориг, кладбище чингисидов в горном хребте Хентий. (Charleux Forthcoming 1).

Во время династии Юань император Хубилай, который использовал культ Чингисхана в качестве основного источника своей легитимизации, и его преемники поклонялись своим предкам в Даду (Пекин) и Шанду. Они приняли культ предков, смоделированный по конфуцианскому образцу, присвоив Чингису титул Тайцзу, "Верховного предка", и построили храм предков (Taimiao) в столице, в котором хранились таблички умерших императоров и императриц. Церемонии в Taimiao проводились каждый год шаманами мужского и женского пола, которые приглашали душу предка принять участие в жертвоприношении. Кроме того, в начале XIV века в главных императорских тибетских буддийских монастырях Даду были возведены родовые святыни, называемые залами императорской портретной живописи, а ритуалы поклонения императорским предкам подверглись частичной буддизации.

В залах императорской портретной живописи сохранились шелковые гобелены высотой 2,5 м, изображающие портреты императоров и их императриц в полный рост, а также мандалы одинакового размера, выставленные слева и справа от портретов, и погребальные таблички с именами, размещенные на алтаре. Знаменитые полудлинные портреты Хана и Катун в альбоме Yuandai dihou xiang 元代帝后像 (далее "портрет Тайбэя", см. рис. 8), которые в настоящее время служат основой для большинства современных портретов, возможно, служили моделями для увеличенных полнометражных портретов; поэтому мы должны представить себе известную картину бюста Чингисхана в полнометражной живописи или вышивке, где он был бы одет в белую мантию и, вероятно, сидел бы на стуле, висящем в монастырском зале.

Неизвестно, получили ли эти портреты какое-либо буддийское посвящение, но их расположение в монастыре и совершаемые перед ними обряды показывают, что они рассматривались как нечто среднее между буддийскими иконами и картинами китайских предков. Обряды и практики вокруг этих портретов, похоже, закончились с падением династии в 1368 году. Полудлинные портреты были перемонтированы в 1748 году в альбомном формате и хранились в Пекинском дворце; за исключением одного или двух экземпляров, хранящихся в княжеских резиденциях, они оставались неизвестными вплоть до начала двадцатого века, когда они были опубликованы (см. ниже). Не было известно ни одного другого портрета, который придавал бы такое большое значение правдоподобию изображения. Как следствие, все изображения Чингисхана между пятнадцатым и двадцатым веками являются изображениями родового правителя, идентифицируемого по его атрибутам и окружению.

После падения династии Юань основное внимание культа Чингисхана было сосредоточено на "Восьми белых юртах", которые укрывали его "реликвии", перед которыми ханы обычно восходили на трон. "Восемь белых юрт" играли важную роль в легитимации правителей и были главным местом для пост-юаньских ритуалов политической власти. Как подчеркивает Элизабетта Киодо, церемонии почитания Чингисхана были одновременно частными церемониями, выполняемыми правящим каганом духу предков Борджигинов, и официальными церемониями, выполняемыми каганом от имени всего монгольского народа, обеспечивая преемственность и процветание монгольской нации и монгольского народа (Chiodo 1989-91: 97 и 1992-93). 

В этот период Чингисхан, по-видимому, был "представлен" не только через его реликвии, но и статуей: хроники семнадцатого века упоминают статую пятнадцатого века Чингисхана с луком, золотым колчаном и стрелами в "Восьми белых юртах". Статуя была признана ответственной за необъяснимую внезапную смерть западно-монгольского лидера Тогона Тайши, который устно оскорбил и бросил вызов Чингисхану перед ней.

После смерти Лигдана (р. 1604-1634), последнего монгольского хана, маньчжурские императоры представились законными наследниками Чингисхана, заявив, что они владеют печатью Монгольской империи. Императоры Цин позже лишили "Восемь белых юрт" их потенциальной возможности придания легитимности — передачи власти, теперь исходящей от Святого буддийского императора Маньчжурии (Elverskog 2006: 87). 

Ритуалы, посвященные Чингисхану и его семье в "Восьми белых юртах", были изменены и строго контролировались. По словам Е. Чиодо (1999: 58), хотя Чингисхан был интегрирован в буддийский пантеон как защитник религии (см. ниже), в то же время церемонии, проводимые в его честь в "Восьми белых юртах", показали сильное сопротивление процессам буддизации и были “выражением традиционных народных верований и практик.”

Таким образом, культ Чингисхана был “низведен от поклонения главному владельцу и распределителю политической власти до сезонного обряда местному богу" (Aubin Forthcoming). 

С разделением монгольской территории на знамена, правящие князья были отделены друг от друга, и культ Чингисхана, таким образом, стал более локальным. Однако академик Б. Ринчен рассказывает нам, что обряды и жертвоприношения, совершавшиеся вплоть до 1937 года в двух мемориальных храмах, посвященных Чингисхану и его знаменам, в Халка Монголии — храме Белого сулдэ (в хошуне Lu gung, Восточная Монголия) и храме реликвий (Cinggis-ün sitügen-ü süme, в Bayan erketü, Западная Монголия) — напоминали те, что совершались в "Восьми белых юртах" (Rinchen 1959a; Sagaster 1966).

В Cinggis-ün sitügen-ü süme в Халка Монголии поставлены статуи Чингисхана, его старшей супруги, его девяти маршалов и коленопреклоненных представителей покоренных народов (Rinchen 1959a; Sagaster 1966), однако в начале двадцатого века, по-видимому, в "Восьми белых юртах" уже не было той культовой статуи , зафиксированной в Ejen Qoriya / Ejen Horoo в Ордосе с начала девятнадцатого века и теперь называемых Cinggis qayan-u ongyon. 

Самыми священными предметами из "Восьми белых юрт" были "реликвии", и в частности те, что хранились в серебряном ковчеге, который, согласно дархатам, содержал останки хана. Во времена династии Цин Ордосские знаменные князья, как говорили, собирались в Восьми белых юртах перед Чингисханом.

Путешественники, которые посещали эти юрты, такие как Г.Н. Потанин в конце девятнадцатого века, Джамкарано, Ринчен, Дылыков и О. Латтимор в начале двадцатого века, не описывают никаких статуй или картин. Однако, согласно описаниям 1910-х годов, две картины были закреплены в главном шатре, посвященном Чингисхану и Борте: картина “Чингисхан с его девятью эрлегами (паладинами, маршалами)" была сохранена в серебряном сундуке, который, как говорили, содержал его останки; а перед сундуком была написана биография Чингисхана и его портрет. В шатре катун Кулан стоял сундук с портретом Чингисхана и Кулан, окруженных девятью драконами. Говорили, что этот портрет был написан с использованием смеси крови Кулан, взятой в момент ее смерти, и пепла ее сожженного гроба (Sayinjiry Al и Sharaldai 1983: 11).

Картина, сохранившаяся в современном китайском "мавзолее", в котором хранятся воссозданные "Восемь белых юрт" в Эжен Хороо, не соответствует этим описаниям: это вертикальная картина императорской семьи, изображающая Чингисхана с одной из его жен, в окружении сыновей или маршалов. Картина установлена в виде thangka и покрыта тканью. Но несмотря на очевидное буддийское влияние (формат thangka, общий стиль, буддийские ореолы, буддийские подношения, например драгоценности), эта картина следует древнетюркским традициям и может быть связана с картинами Ильханидов, в частности, "Diez Albums" в Джами аль-Таварих" Рашид ад-Дина.

Портрет из статьи:

wnDQfi2I.png

Share this post


Link to post
Share on other sites

ÐиниаÑÑÑа из "Ðниги о ÑазнообÑазии миÑа" Ð.Ðоло. Хан Ð¥Ñбилай пÑÐ¸Ð½Ð¸Ð¼Ð°ÐµÑ Ð´Ð°ÑÑ ÐпоÑÑола (папÑ) РимÑкого

Миниатюра из "Книги о разнообразии мира" М.Поло. Хан Хубилай принимает дары Апостола (папы) Римского

Share this post


Link to post
Share on other sites

Cтатьz Isabelle Charleux

Цитата

Третий Mergen Gegeen Lubsangdambijalsan (1717-66) написал знаменитую молитву на монгольском языке, названную как "Песня Эжена",  которая была широко распространена среди монголов — даже среди монголов Халхи девятнадцатого века — и все еще публиковалась на востоке Внутренней Монголии в 1930-е годы.

Lubsangdambijalsan дает мирный образ Чингисхана, представленный как царь Чакравартин, который получил посвящение, данное мирянам:

На троне, сделанном из несравненных сокровищ, 
На ковре, украшенном восемью цветами лотоса, 
Соизволило с радостью почить здесь гармоничное божество-хранитель, 
Великий белый upāsaka и все его спутники, служители и божества.

 
И в другой молитве от Lubsangdambijalsan:

Чингисхан, который имеет власть над тремя тысячами людей 
Его тело было окутано десятью тысячами белых лунных лучей. 
У него одно лицо, две руки и три глаза. 
Он криво улыбался, размахивая в центре неба белым копьем в правой руке. 
В левой руке он прижимал к сердцу тарелку, полную сокровищ. 
Он избавился от бедности в Сансаре и нирване. 
Его белая одежда развевалась на груди.

Опять же, Чингисхан ассоциируется с белым цветом, самым священным цветом, означающим чистоту и удачу для монголов, и который преобладает в ритуалах (белые животные, подношения молочных продуктов).

Кроме того, эта молитва связывает Чингисхана с белым Brahmā, и с Vaiśravana (Монг. Намсарай), божество богатства, которое очень популярно в Монголии. Чингисхан изображается в других буддийских молитвах как дарующий богатство, распространяющий сокровища или держащий тарелку, полную сокровищ, как Vaiśravana.

Это приписывание повторяется в народных молитвах, где говорится, что он умножает стада и стада, дождь, урожай и раздает сокровища. Белый цвет, дарование богатства, умножение стад и стад и амбивалентная идентичность также связывают его с белым стариком и с землевладельцами; он - тот самый γajar-un ejen всей страны.

Мнение о том, что монголы начали почитать ЧХ только в 20 веке благодаря книгам и кинематографу (!) — как видим, по своей сути неправильно и фольк-хисторично.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...