Jump to content



nik1

Кыргызы-2

Recommended Posts

7 часов назад, Rust сказал:

Как тяньшанские, так и памирские, и даже притибетские кыргызы никакого отношения к олетам не имеют. Это вполне гомогенная группа с четким автоэтнонимом и единой культурой. Олеты могут быть среди так называемых сарт-калмаков, которые ассимилируются до сих пор.

Этимология термина кыргыз имеет множество значений от "безжалостных" до "неистребимых". Однако, на мой взгляд, в основе термина лежит слово "гуз/огуз". Этот термин с ранних веков имел вполне определенное значение "народ". Даже тюркские каганы из Ашина называли свой народ огузами. Хотя в то же время огузами именовался и другой народ - потомки теле.

Значит ли это что теле и киргизы народ подвластный Ашина из одного корня?

Link to post
Share on other sites
  • Admin

Здесь не все так просто. Считается что все тюрки из одного корня. Древние кыргызы не раз упоминаются китайцами в числе племен теле. Есть и общая генеалогическая легенда, связывающая происхождение древних тюрков ашина и кыргызов.

Link to post
Share on other sites
22 минуты назад, nootelepat сказал:

                      ОБ ИСТИННОМ ПРОИСХОЖДЕНИИ СОВРЕМЕННЫХ КЫРГЫЗОВ.  (от монголов)
Есть среди монгольских племен рода: хыргыс, хара хыргыс, шара хыргыс, меден хыргыс.

Казахский историк Шакарим Кудайбердиев писал: "слово кыргыз означает то же, что и казах--блуждающий, вольный (кочующий сам по себе, ДИКИЙ" …

 

вот налицо лживость русских переводов, у Шакарима нет никакого упоминания о "блуждающих и диких", есть только слово "свободный, вольный".

вот то самое место описания смысла "кыргыз" у Шакарима.

Цитата

Себебі қытайда «Р» жоқ және сөзді қысқартып, аяғындағы әріпті тастап айтатұғын әдеті бар. Ки-гуның ортасына «Р» қосып, аяғына «зи» қоссаңыз, қырғыз болады. Оның мағынасы - елсізде өз еркімен жүрген тағы деген сөз деп Нәжиб Ғасымбек қытай сөздерін жазған шежірелерден алып жазады.

если они так переводят с казахского, то как же они могут исказить средневековые источники, ууууууууууууууууууууу:angry:

Link to post
Share on other sites
5 часов назад, nootelepat сказал:

"".....Могулов же осталось около тридцати тысяч в пределах Турфана и Кашгара, а Могулистан захватили узбеки [-казахи] и киргизы. Хотя киргизы ТОЖЕ ИЗ МОГУЛЬСКИХ племен, но в связи с тем, что они поднимали часто ВОССТАНИЯ против [могульских] хаканов, они ОТДЕЛИЛИСЬ от могулов. Все могулы стали мусульманами, они вошли в [число] правоверных людей. Киргизы же, как и прежде, остались [во власти] неверия. По этой причине они отделились от могулов." 

Ещё ЦИТАТА : ".....После Чингиз хана основная масса бааринов с ЗАВИСИМЫМИ от них кипчакско-киргизскими племенами оказалась в составе улуса Ак-Орды и на Тянь-Шане. В конце XIV в. они входили в состав кипчакско-киргизского улуса, в XV в. кочевали в большом количестве по Тянь-Шаню, входя в объединение тяньшанских моголов." КОНЕЦ ЦИТАТЫ (Петров, К истории движения, с 88; Султанов, Кочевые племена, с. 11;)

Если верить историкам из КЗ, то "калмак" это вероотступник. И сразу вопрос, если вероотступник, а его называет так мусульманин, то Он раньше (калмак) был мусульманином ? Самое смешное, что здесь говориться, что киргизы были неверными (получается калмаками ! 1400какие-то года).

http://www.vostlit.info/Texts/rus14/Tarich_Rashidi_II/text.phtml

""Султан Вайс-хан имел также сражение с Исан-тайши в окрестностях Турфана 16. Он вновь потерпел поражение и попал в плен. Исан-тайши сказал: «На этот раз я так просто [вас] не отпущу: в качестве выкупа за себя вы должны будете отдать [мне] свою сестру Махтум-ханим». [Вайс-хан] был вынужден [отдать] Махтум-ханим, за что и был освобожден из плена. Хотя [194] по слухам известно, что хан сражался с калмаками шестьдесят один раз, но только один раз он одержал победу, в остальных же случаях он обращался в бегство""

Сам.интересное, что в КЗ и КГ есть всякие калмак-кырчыны-кырылганы. Сколько же их ? И не всем знающим казах.эпосы кажется что это были ойраты.

Кто же такие "калмаки" ???

Киргиз-кайсаки или эти ребята (см.ниже) ?

http://revolution.allbest.ru/moscow/00455693_0.html

""Байрин. После смерти Вайс-хана они вместе с чорасами ушли к ойратам Амасанчи-таиши, но затем опять появляются среди могульских племен. В качестве самостоятельного аймака они упоминаются даже в середине XVII в. на территории Кашгарии.""

Link to post
Share on other sites
  • Admin

Юзер nootelepat очень проникновенно поведал нам о дикарях кыргызах, обозвал "монголоидными рожами", и написал много всякой белиберды. Считаю, что эти псевдоисторические сказки пусть рассказывает своим таким же чем-то обиженным товарищам. Идет в бан.

Link to post
Share on other sites
  • Admin

Маркус (или Турист/Мерген??) "ы" и "и" это разные буквы. То же самое, что выводить этимологию термина китайцы от "ханьзу".

  • Не согласен! 1
Link to post
Share on other sites
В 27.08.2016 в 09:42, Peacemaker сказал:

Видимо ,слово хиргис/кыргыз/ в монгольском языке означало варвара.Получается,что лесной человек есть варвар для степняков.

По поводу монгольсkого слова "Харгис" kорень kоторого по видимому от этнонима "Хиргис":

Мне тоже таk kажется, что предkи халхасцев (тунгусо-маньчжурсkие племена) были для степняkов варварами..Но сейчас это не таk..В современное время халхасцы считаются степняkами, а охотничий-рыболовный промысел с лесной kультурой kанул в лету и остались в анналах истории..:lol:

Link to post
Share on other sites

Кыргызымдын арстан жигиттери

P.S.Особо впечатлительным, вегетарианцам, и гриинписовцам - не реkомендуется k просмотру..

 

  • Одобряю 1
Link to post
Share on other sites
On 9/19/2016 at 10:02 AM, Турист said:

 

Киргиз-кайсаки или эти ребята (см.ниже) ?

http://revolution.allbest.ru/moscow/00455693_0.html

""Байрин. После смерти Вайс-хана они вместе с чорасами ушли к ойратам Амасанчи-таиши, но затем опять появляются среди могульских племен. В качестве самостоятельного аймака они упоминаются даже в середине XVII в. на территории Кашгарии.""

Эти байрины сейчас среди баятов Увс аймака и считают себя ойратами.

Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Ындыр сказал:

Tynych,

Вы можете составить "Список Сводеша" для кыргызского языка такого образца -- https://ru.wikipedia.org/wiki/Список_Сводеша

или дать ссылку на подобную работу?

Ув. Ындыр, k сожалению я в этом не особо разбираюсь..

Не знаю поможет или нет, но есть английсkая версия: https://en.wiktionary.org/wiki/Appendix:Turkic_Swadesh_lists

  • Одобряю 1
Link to post
Share on other sites

Взаимотношения кыргызов с народами Центральной Азии

перевел он контайша полоненников Аюки хана калмыков, и он контайша тех калмыков отдал под ведение зятю своему Лозан Чирину». Брат этого перебежчика, Хочики Дундук, дополнительно показывал: «...которые улусы ево контайши владения были близ к Иртышу реке и те улусы перевел он, контайша, за Илю реку далее... для того, что подошло под него контайшу китайское войско...». Видимо, Цеван Рабтан, опасаясь наступления цинских войск, рассматривал побережья рек Или и Нарын (часть кочевьев тянь-шаньских кыргызов) как место возможного нового переселения своих подданных или пленных с верховьев р. Иртыш, каковыми были торгоуты, енисейские кыргызы и другие мелкие народности Южной Сибири. Здесь, во-первых, исключалась возможность бегства в родные кочевья, во-вторых, они представляли как бы внешнюю пограничную линию расселения основного населения Джунгарии. Сюда они и были переселены уже к 1726 г. Так как в известных нам источниках нет точной даты захвата ойратами некоторых кыргызских кочевьев на Тянь-Шане, то приведенные выше сведения названных братьёв-торгоутов представляют особый интерес, поскольку позволяют хотя бы приблизительно определить время событий.

 

Как свидетельствуют источники, в первой четверти XVIII в. в верховья Иртыша цинские войска, угрожая Джунгарии, подходили дважды. Первый раз в 1707 г., когда «с китайского де царства ханов сын да Бошокту ханов сын, да Данжилай, да Танжин Омбо со многими воинскими людьми в верх Иртышу реки у Емели реки у контайши многих людей побили, кыргыз и телеут, которые взяты были к нему, контайше, побиты». И действительно, архивные документы сообщают о военных столкновениях Цеван Рабтана с тянь-шаньскими кыргызами (бурутами). Так, 27 августа 1707 г. калмык Алагыз доносил воеводе г. Кузнецка:

«Которые де были калмыки, кыргызы взяты в Ургу для осторожности от бурутов сем сот человек. И те де калмыки и кыргызы побиты все без остатку, только де ис тех людей прибежали к нему контайше князей; белой калмык Матай в тридцати человеках... А они де князец Шал с товарищи посылают из своих белых калмыков в перемену по месячно на причинные места от приходу бурутов по тристо человек и живут велимо опасно»22.

Следовательно, в 1707 г. основные военные действия Цеван Рабтана были направлены против тянь-шаньских кыргызов (бурутов) и не имели успеха. Ибо, как верно замечает М. Б. Джамгерчинов, ойратам в это время от нападения «бурутов» приходилось охранять не только ойрато-кыргызскую границу, но и саму Ургу, т. е. ставку хана . Цеван Рабтан намеревался даже в случае неблагоприятного исхода войны с тянь-шаньскими кыргызами перекочевать в междуречье Иртыша и Оби. Джунгарский правитель использовал против цинского войска воинов из подвластных ему малых сибирских народов: кыргызов (енисейских), телеутов и белых калмыков, что тяжело отражалось на хозяйственной жизни последних", многие из них искали случая перекочевать в пределы России и вновь принять российское подданство. Надо сказать, что военные действия цинских войск в верховьях Иртыша в 1707 г. и кыргызов на западе Джунгарии не имели между собой связи, основанной на договоре.

В исторической литературе бытует мнение, что начало джунгаро-цинской войны относится к 1715 г., но русские архивные данные указывают на 1712—1713 гг., что вполне согласуется с историческими событиями того времени. Так, новое столкновение Цеван Рабтана с Цинской империей происходит в связи с активными действиями в 1713 г. ойратов в Восточном Туркестане. По сведениям А. Ходжаева, с этого момента здесь вновь восстанавливается власть ойратов. Правителем Яркенда был назначен один из сыновей Цеван Рабтана, который находился у власти до 1720 г., когда джунгарский хан пошел на соглашение с восточнотуркестанскими ходжами и на правах вассала передал им управление.

В 1713 г. Цеван Рабтан, направив свои войска во главе с Церен Дондуком в Хами и Турфан, находившиеся в то время под контролем Цинской империи, овладел ими. Но вскоре цинский император, снарядив армию в 100 тыс. человек, отбил эти города. Цинские войска дошли до г. Чалыш на р. Карашар, угрожая Джунгарии нападением с востока. В этих условиях, как видно из донесения цинскому двору китайского посла Боочжу, бывшего 1714 г. у Цеван Рабтана, «весь Народ его перекочёвывает, по большей части направляясь вниз по течению реки Или, намереваясь предпринять движение к югу». Это был второй случай в течение первой четверти XVIII в., когда цинская армия, реально угрожая ой-ратам, подходила к восточным границам Джунгарии. что и вызвало перемещение ее населения на юг и юго-запад. И вновь источники сообщают о кыргызско-ойратских столкновениях. Так, упомянутый выше Боочжу доносил, что караульные джунгар в разговорах между собой досадовали: «Мы со всех сторон окружены неприятелями: с одной стороны — хасаки, с другой — буруты, повсюду на караулы требуются большие отряды».

Цинский император Сюань Е, стремясь получить поддержку извне в войне против ойратов, в 1715 г. обратился к кыргызским и казахским старшинам, не имевшим до этого контактов с Цинами, с предложением «покарать» джунгарского хана. И, видимо, восточнотуркестанские кыргызы и казахи, позиции которых здесь уже были утрачены, откликнулись на него. Военные действия цинской армии против Цеван Рабтана в районе Хами в 1716 г. были на руку кыргызам и казахам, пытавшимся воспользоваться этим и восстановить свое прежнее положение в Восточном Туркестане. Однако вскоре г.Хами вновь был занят джунгарами. Теперь Цеван Рабтан стал активно стремиться к захвату кочевьев кыргызов на северных склонах Тянь-Шаня и казахов в Средней Азии, и натиск его все возрастал. Наверное не случайно уже весной 1716 г. казахский хан Каип в Тобольске через своих послов искал поддержки у России против джунгар. А в 1717 г. 30-тысячное войско казахов, во главе которого стояли Каип и Абулхаир, совершило поход на Джунгарское ханство, но потерпело поражение у реки Аягуз. Йеревесу ойратов в этом противоборстве с казахами наряду с другими причинами способствовала и начавшаяся после смерти Тауке-хана в 1715 г. межфеодальная борьба в Казахстане за ханский престол. Уже весной 1718 г. 2,5-тысячное джунгар-ское войско (теперь уже на западе, вблизи г. Туркестан, на реках Бугунь, Чаянь и Арысь) нанесло очередное поражение трем тысячам казахов. Видимо, этот поход джунгарских феодалов затронул и кочевья кыргызов.

В 1718—1722 гг. некоторые районы Прииссыккулья (по рекам Чу и Талас) были временно захвачены джунгарскими феодалами23. В донесении Петру I от 10 марта 1722 г. русский посол Флорио Беневини, находившийся в то время в Бухаре, о политическом положении в Средней Азии сообщал, что «тамошние князья между собой жестокою войне, а что ташкенцы и киргисы, каракалпаки и казахи и тие никакое помешательство учинить не могут, а наипаче ныне: ибо черные калмыки оных казахов в пень разорили и што наилутчий городок у них взяли и тут засели...».

Военные походы джунгар тяжело отразились на исторических судьбах кыргызов и казахов, которые нередко совместно отражали натиск джунгарских завоевателей. Не случайно в 1722 г. джунгарские зайсаны предостерегали русского посла И. Унковского, находившегося вблизи Урги, чтобы он и его люди далеко от них не отлучались, «чтоб полоненники Казачьей орды и бороты не ограбили». Хотя посол усматривал здесь «лукавство» джунгар, но этот факт подтверждает, что действительно вблизи джунгарской ставки находились, вероятно в начале 1722 г., плененные кыргызы и казахи, одновременно испытавшие нашествие ойратов. Эти события отразились, на наш взгляд, в известном кыргызском изречении: «Казак кайьщ, саап, кыргыз Ысар, Кёлёпке кирди» («Казахи доили березу, а кыргызы вошли в Гиссар и Куляб»), а у казахов остались в памяти как: «Актабан шубрунды, Алка-Кол сулама» («Времена великого бедствия у Ала-Куля»)24. Поясняя давно минувшие события, Ч. Ч. Валиханов писал: «Преследуемые повсюду свирепыми джунгарами кыргызы, казахи подобно стадам испуганных сайгаков... бегут на юг, оставляя на пути свое имущество, детей, стариков, домашний скарб, исхудалый скот, и останавливаются: Средняя Орда — около Самарканда, Малая — в Хиве и Бухаре, а буруты— в неприступных ущельях Болора и в паническом страхе достигают до окрестностей Гиссара» .

Сведения из кыргызских преданий подтверждаются и данными восточных источников, из которых видно деятельное участие казахов с 1722 г. в межфеодальной борьбе за престол в Бухарском ханстве. А значит, власть джунгарских феодалов над кыргызами и казахами не была ни прочной, ни долговременной.

Завоевательные походы ойратов на кыргызские кочевья продолжались и в последующем. Об этом говорится в «скаске» кыргыза Немыка, бежавшего в Россию в 1741 г.: «Назад тому лет с шестнадцать ходили владения Галдан Черина калмыки на бруцкие волости войною и взят де он — Немыка с отцом ево и матерью ими калмыками в полон в малых летах и жил де по нынешней год во владении Галдан Черина в Канской волости у Елзана в холопстве...». Как видим, в результате наступления джунгарских войск в первой четверти XVIII в. большинство кыргызов, не желая покоряться чужеземцам, было вынуждено переселиться с севера на юг и на юго-запад Кыргызстана: на Памиро-Алай и в Ферганскую долину. А небольшая часть иссык-кульских кыргызов, а также кыргызского населения районов Восточного Туркестана попала во временную зависимость от джунгар. Кроме того, на севере Кыргызстана (Кетмень-Тюбе, Тогуз-Торо, Нарын, Талас и др.) закрепились отдельные роды кыргызов, которые не прекращали борьбу против захватчиков. Следовательно, как утверждает М. Б. Джамгерчинов, «основные территории Кыргызстана не были захвачены джунгарама». Оставшееся же на прежних кочевьях кыргызское население представлялось взрывоопасной силой, способной в любой момент прийти в движение. Не случайно китайские авторы XVIII в. писали о кыргызах, что «даже джунгары во время своего могущества не могли покорить их под свою власть».

Под натиском джунгарских феодалов казахи вынуждены были переместиться с обжитых пастбищ на юг и запад, а также в центральные области Средней Азии. Это тяжело отразилось на их хозяйственном положении, но побудило казахские племена к объединению. И в 1728—1729 гг. им удалось нанести ряд поражений войскам джунгарского правителя. Однако успехи казахов и кыргызов не устранили полностью угрозы со стороны Джунгарского ханства.25

Касаясь причин отступления кыргызов перед реальной опасностью со стороны джунгар, необходимо отметить, что наряду с политическим и хозяйственным оживлением, наблюдавшимся в то время у последних общество первых характеризовалось чрезвычайной внутренней разобщенностью. Она наглядно проявилась даже во время указанных трагических событий — отступления кыргызов из Семиречья, сохранившегося в памяти народной как время тяжких испытаний. Правда, в преданиях эти события отражаются и как «Поход кыргызов на Гиссар», когда кыргызское войско под предводительством хана Кудаяна направилось в Фергану. При подходе кыргызов к переправе через р. Сырдарья, часть их во главе с бием Маматкулу и его братом Дёёлётом (кстати, они были сыновьями Учуке, брата Кудаяна из племени сарыбагыш) под вымышленным предлогом остались на берегу и вскоре возвратились со своими людьми обратно. А Кудаяна с подданными настигла смерть в безводных пустынях. Эти предания в определенной степени согласуются с данными документальных источников. Так, в архивных материалах, выявленных Г. Н. Потаниным, мы встречаем сведения, что часть кыргызов в верховьях Сырдарьи и Кетмень-Тюбе в 1732 г. продолжала борьбу с джунгарами, в то время как некоторая часть кыргызов оставалась на другом берегу Сырдарьи в пределах Кокандского владения.

По сведениям русских источников, в 1732 г. на Кетмень-Тюбе в верховьях Сырдарьи жили кыргызы, независимые от ойратов, «где владельцем был Мингли-байби». Вероятно, Н. Аристов не совсем прав, когда в лице Мингли-байби видит родоправителя племени саяк. Ближе к истине предположение С. М. Абрамзона (такой же точки зрения придерживается А. Н. Бернштам), утверждавшего, что Мамугухули — вождь кыргызов середины XVIII в. — был Маматкулу — представитель племени сарыбагыш. По народным преданиям, в эти годы (около 7 лет) он жил в Кетмень-Тюбе, занимаясь земледелием. Подтверждением этого является ирригационное сооружение (арык) под названием «Маматкулу Алыш». Как известно, Кетмень-Тюбе был местом древних кочевий племени саяк. Вероятно, в период наступления ойратов сюда переместилось наряду с другими северо-кыргызскими племенами и племя сарыбагыш во главе с Маматкулу, которое прожило здесь некоторое время совместно с саяками. Неудивительно, что Маматкулу в источниках XVIII в. назван в одном случае как глава племен саяк и сарыбагыш, а в другом — как правитель всех кыргызов. Обнаруженная в Кетмень-Тюбе у слияния рек Узун-Ахмат и Чичкан кыргызская крепость Улуг-Коргон была сооружена в начале XVIII в. Вполне возможно, что она предназначалась для защиты от джунгар и служила ставкой кыргызских правителей. Да и само ее название — Улуг-Коргон — в переводе «крепость защиты правителя (или начальника)»26

По-видимому, именно эта группа кыргызов во главе с Маматкулу-бием сумела сохранить политическую независимость, признанную соседними народами. Вероятно о них и шла речь в известном проекте И. И. Кириллова (1734 г.).

Независимые кыргызы были известны и Цинской империи и принимались ею в расчет при создании широкой антиджунгарской коалиции из окружающих джунгар стран и народов во время джунгаро-цинской войны 1729—1733 гг. Об этом свидетельствуют строки из послания цинского двора в Российский Сенат от 20 августа 1731 г. В нем говорилось: «...ежели калмыков несколько тысяч пойдут на землю Чунгара (Зенгорию), то услыша пограничные та-таре Хасак, Борут, Ерким и Хашхар, Яркенд и Кашгар. могут с ними соединиться и тех разбойников зенгорцев прогнать и победить». С этой же целью цинское посольство в Петербург 1731— 1733 гг. было намерено после посещения волжских калмыков направиться в Среднюю Азию и Казахстан.

Как сообщают источники, эта часть кыргызов, в 1731 г. оправившись от ударов джунгарских феодалов, контролировала торговые пути, соединяющие Джунгарию с Восточным Туркестаном. И, по-видимому, это обстоятельство послужило причиной нового похода джунгарских войск на Кетмень-Тюбе в 1732 г.

Между независимой частью кыргызов и джунгарами нередко бывали и перемирия, устанавливались дипломатические (посольские) отношения. Во время встреч решались спорные политические вопросы и производился обмен пленными. Данные об этом содержатся в русских архивных документах за 1732—1733 гг. и 1741— 1742 гг. В частности, переводчик Ф. Девитярский по возвращении из Джунгарии в 1741 г. сообщал: «Буруты не под владением Галдан Чирина, а находятся жительством особливо, подобно тому как и Казачья орда и с оными зенгорскими калмыками воюются завсегда, и которые буруты оными зенгорцами бывают взяты в полон, и те уже обратно к ним бурутам без размены не отда-ютца, а когда де между ними о пленниках бывает размена, тогда и оные буруты в их бурутцкую землю отдаются обратно». П. И. Рычков в 50-х годах XVIII в. пишет, что «их несколько состоит под зенгорским владением, а большая часть ни от кого не зависит. С зенгорцами имеют они частные войны и хоть их на войну збирается не более как около тридцати тысяч человек, но по ситуации жилищ их, зенгорцы и никто из тамошних владетелей преодолеть их не могут».

Таким образом, при изучении взаимоотношений кыргызов с ойратами, Цинской империей и народами Восточного Туркестана следует различать две группы: независимые и покоренные кыргызы. Это позволит более полно осветить роль и позицию кыргызов на последующих этапах политической истории Средней и Центральной Азии.

Господство джунгар не повлияло на способ хозяйствования завоеванных ими народов. Они лишь обложили покоренных кыргызов данью (алман). Так, по сведениям В. В. Григорьева, в период правления Галдан Церена кыргызский род чон багыш и один из казахских родов ежегодно, чередуясь, платили дань в 26000 тенге, выполняли различные трудовые и военные повинности, для гарантии кыргызы вынуждены были предоставлять джунгарскому хану заложников (аманатов). Иссык-кульские кыргызы в местности Какшаал откармливали 800 ойратских коз (серке), а переселенные в Джунгарию из Андижана и районов Ак-Су Восточного Туркестана заботились о соколиной охоте джунгарского хана, содержа для этой цели охотничьих птиц.

Самой тяжелой была для кыргызов дань кровью — предоставление хану воинов во время частых походов джунгарских войск. Так, «около 1736 или 1738 г. калмыки, буруты и алтайские урянхайцы ходили войной под предводительством нойона Еренцена в моллорскую землю (Боллор)», т. е. район современного Бадахшана. Причем в 30-х годах XVIII в. джунгары совершили в сторону Бадахшана три похода, где в борьбе за власть местных феодалов поддержали Мир Зияуддина и его родственников. Во время возвращения из третьего похода джунгарских войск в районе Каратегина все они были уничтожены кыргызами,, неподвластными ойратам.

Галдан Церену, по-видимому, дипломатическими путями, и прежде всего путем породнения с кыргызскими феодалами, удалось развить отношения зависимости и вражды до степени сотрудничества. Одна из жен Галдан Церена была по происхождению, буруткой (т.е. кыргызской) . Возможно, она попала в плен в походе на кыргызов в 1725 г., так как ее сыну Лама Доржи в 1745 г. — в год смерти Галдан Церена — исполнилось 19 лет. Кыргызские же предания рассказывают, что Калдан Щэрэн, которого также называли Калдан-Тентек (Калдан-озорник), насильно взял в жены Эбрешим — сестру Джаныл-мырзы — героини одноименного эпоса кыргызов. По другим сведениям, калмакокий хан женился на красавице Агача, дочери Мондок, из рода саруу, заселивших Таласскую долину. Обстоятельства женитьбы Галдан Церена на пленнице Кара-кыз отразились и в преданиях алтайских калмыков, собранных в середине прошлого века И. Вербицким, В них говорится, что брат Галдан Церена Шуно Даба известный по походам на кыргызов и казахов в 1722— 1723 гг., «жил с наложницей Кара-кыз, в которую влюбился брат его и женился на ней». Сам же Шуно Даба, опасаясь гнева отца и брата, в 1726 г. бежал в Россию к волжским калмыкам.

Следует отметить, что родственные связи кыргызов с ойратами не ограничивались выдачею девушек первых в жены вторым, имела место и женитьба многих кыргызов на ойратках (калмычках). Например, некоторые представители рода таздар (из сарыбагышей) называли калмаков «таяке», т. е. родственники со стороны матери. Благодаря завязавшимся родственным связям, в первую очередь с джунгарским ханом, кыргызские феодалы находились в номинальной зависимости от завоевателей, особенно в период правления Галдан Церена (1727—1745 гг.). А вся тяжесть трудовых и военных повинностей ложилась на плечи рядовых тружеников.

Экономическое положение последних все более ухудшалось, в связи с чем они искали пути избавления и были готовы к открытой борьбе против насилий иноземцев.

Материалы кыргызского устного творчества указывают на культурные кыргызско-ойратские связи. В частности, во время праздников, поминок и при других мирных дипломатических встречах кыргызские и ойратские богатыри состязались в силе и ловкости, устраивали скачки на конях и т. д.

Таким образом, в конце XVII — первой трети XVIII в. политическая обстановка в Кыргызстане была сложной и драматичной для кыргызского народа. Потеряв обширные территории на востоке, а вместе с ними торгово-экономические привилегии в Китае, джунгарские правители стремились восполнить их на западе и юго-западе путем завоевательных походов в Восточный Туркестан, Среднюю Азию, в частности в Кыргызстан и Казахстан. Но здесь их интересы сталкивались с интересами других крупных государств — Цинской империи и России. Походы джунгарских феодалов имели грабительский характер, несли беды и страдания трудовым массам казахов, кыргызов, каракалпаков и др. Здесь они встретили решительное сопротивление местных народов. И все же в результате многочисленных экспансионистских акций джунгарским феодалам удалось временно установить контроль в отдельных районах этого региона. Объектом экспансий джунгарского правителя стали и некоторые территории, населенные кыргызами, которые вели активную борьбу с иноземными захватчиками. Под натиском превосходящих сил джунгар большинство населения северной части Кыргызстана, не пожелавшего признать иноземную власть, было вынуждено переместиться в труднодоступные горные районы Южного Тянь-Шаня, на Памир, Алай и в Ферганские предгорья, отчасти заселенные кыргызами раньше. Избежав таким путем иноземного ига, эти кыргызы сохранили за собой независимость, (что было известно соседним странам) и активно продолжали борьбу за возвращение временно покинутых территорий. Они, вступая с Джунгарским ханством в полйтические и экономические отношения, как независимые друг от друга стороны, осуществляли наряду с частыми военными акциями посольско-дипломатические и культурные связи. Взаимоотношения этой части кыргызов с Джунгарским ханством складывались по форме «сюзерен к сюзерену».

Часть иссыккульских, восточнотуркестанских и других кыргызов, захваченных джунгарскими феодалами в период нашествия на районы их кочевий, попала в зависимость от джунгарского хана. Они были принуждены предоставлять джунгарам заложников (аманатов, платить дань (алман), выполнять различные трудовые повинности и поставлять воинов в джунгарское войско. Их взаимоотношения с Джунгарским ханством складывались в некоторой степени в форме: «сюзерен—вассал». Но вскоре благодаря установившимся родственным связям феодальной верхушки обеих сторон и другим обстоятельствам их отношения переросли в отношения сотрудничества. Как всегда, в таком положении больше всего страдали рядовые труженики кыргызского общества, на плечи которых ложилась вся тяжесть иноземного ига. Именно они составляли ту импульсивную силу, которая искала пути избавления от иноземного засилья.

В период наступления ойратских феодалов на Среднюю Азию и Казахстан местные народы — казахи, каракалпаки, кыргызы, узбеки и другие — одинаково подвергались притеснениям захватчиков, что стало той почвой, на которой в ходе совместной освободительной борьбы крепли ростки их сближения.

 

1.2 Совместная борьба центральноазиатских народов против экспансии Джунгарского ханства

 

На протяжении всего XVIII в., как и в предыдущее время, свободолюбивый кыргызский народ продолжал упорную борьбу за свою независимость против агрессивных действий со стороны правителей соседних государств, несмотря на относительную слабость своего социально-экономического положения.

Действительно, одной из примечательных страниц истории борьбы кыргызов за свою независимость является борьба против захватнических действий Джунгарского ханства. Сложившееся в 30-е годы XVII в. как объединение монгольских племен и просуществовавшее до 1758 г. ханство играло приметную роль в международной жизни Средней, Центральной и Юго-Восточной Азии27. Завоевательные походы джунгарских феодалов тяжело отражались на исторических судьбах народов, населявших эти регионы. Заметный след оставили они в общественной жизни кыргызов: борьба с захватчиками нашла яркое отражение в их устном народном творчестве, высшим творением которого является героико-эпическая трилогия «Манас» и такие произведения кыргызского фольклора, как поэмы «Сарынджи-Бокой», «Джаныл-Мырза», а также эпосы малых форм—«Курманбек», «Жаныш и Байыш», «Эртабылды» и другие, в которых запечатлена упорная и мужественная борьба кыргызского народа за свою независимость.

Захватническая политика джунгарских феодалов являлась прямой угрозой жизненным интересам кыргызов и казахов, игравших активную роль в Моголистане. До образования Джунгарского ханства (1635 г.) нередкие столкновения джунгарских феодалов с кыргызскими и казахскими были безуспешными для первых. Но с созданием сильного Джунгарского ханства перевес в этой борьбе постепенно переходит на сторону джунгарских властителей, которые совершают частые походы на территории, населенные кыргызами, казахами и другими народами Средней Азии и Казахстана, а также Восточного Туркестана. Борьба кыргызов, казахов и народов Восточного Туркестана против Джунгарского ханства была длительной и напряженной. Об этом, в частности, говорят события конца XVII и первой половины XVIII в., когда внутреннее и внешнее положение Джунгарского ханства сильно осложнилось в результате военной неудачи его правителя Галдана на востоке против Цинской империи. Потери обширных пастбищных угодий и традиционных торговых связей на Востоке Джунгарское ханство намеревалось восполнить за счет расширения своих владений в Средней Азии и Восточном Туркестане, начав усиленные и настойчивые продвижения в этом регионе. Однако активное сопротивление народов Средней Азии и Казахстана, а также усиление угрозы со стороны Цинской империи вынудили правителей Джунгарского ханства начать военные действия в 1714 г. против Цинов. В условиях джунгаро-цинской войны также шла решительная борьба на западе между джунгарами и племенами кыргызов и казахов за пастбища, вследствие чего джунгарам приходилось держать здесь значительные военные силы, что мешало им вести обширные действия на востоке.28

Положение Джунгарского ханства еще более осложнилось в связи с обострением русско - джунгарских отношений, вызванным новой волной освоения Россией Сибири. В этой сложной для Джунгарского ханства обстановке правительство России предприняло ряд дипломатических мер для убеждения правителей его в необходимости принять покровительство России. Примечательным событием в этом отношении было посольство капитана И. Унковского. Хотя политического успеха его миссия не имела, но именно он и его спутники, по всей вероятности, являются одними из первых представителей России, побывавших на территории Кыргызии. Следуя за кочевой ставкой Цэван Рабтана в июне—сентябре 1723 г., Унковский прошел по течению рек Тюп, Джергалан, Каркыра, собрав наиболее ценные и интересные сведения о природе, населении, а также о сложившейся здесь политической обстановке.

В дневнике капитана Унковского отмечено, что «буруты кочуют около озера, именуемого Тускель, и с казачьей ордою граничат. А оных народов около 5000 кибиток находится, а войска их около 3000 доброго собраться может».29

Как свидетельствуют кыргызские предания, в Труднодоступных горных ущельях нижнего Нарына некоторые роды кыргызов племени саяк закрепились и держались «во все времена калмыцкого владычества и что отдел сол в крайности уходил от калмыков с верховьев Таласа на Чаткал». Остававшиеся на прежних кочевьях Прииссыккулья и других местах кыргызские племена представляли собой внутреннюю взрывоопасную силу для джунгар, способную в любой момент прийти в движение. Временно же оттесненные кыргызские племена поддерживали с ними постоянную связь, ведя активную борьбу с джунгарскими феодалами.30

В самом начале XVIII в., воспользовавшись трудным положением Джунгарского ханства военные действия между ним и Цинской империей, казахи и кыргызы предприняли несколько серьезных выступлений с целью возвратить утраченные кочевья на границе с Джунгарпей. Однако правители Джунгарского ханства, убедившись в том, что новый цинский император, вступивший на трон в 1722 г., не намерен продолжать с ними войну, в 1723 г. организовали очередной поход против казахов и кыргызов, совпавший с джутом (бескормицей) в Семиречье. В устной истории кыргызов и казахов, в памяти народной этот год сохранился как «время великого бедствия». По сведениям И. Унковского, этот поход был совершен сыном Цэван Рабтана Шуна-Лаба. Кыргызские и казахские феодалы, действовавшие разрозненно, не

http://xreferat.com/35/35-2-vzaimotnosheniya-kyrgyzov-s-narodami-central-noiy-azii.html

Link to post
Share on other sites

Хочу дополнить еще одним фаkтом связи ен.kыргызов с теңир-тоосkими (тянь-шаньсkими) kыргызами в археологичесkом и антропологичесkом направлении - для сkептиkов, kоторые сомневаются в прямом преемственности последних от первых..

К.Табалдиев/Ю.Худяков: Исторические и археологические источники о формировании тениртооских кыргызов (история)

Цитата ".. На Тянь-Шане имеются единичные данные, полученные в ходе раскопок курганов. Это наличие "тайников", которая характерна для культуры енисейских кыргызов. Общеизвестно, что енисейские кыргызы сжигали умерших в погребальном костре. В курганах енисейских кыргызов, кроме пережженных костей умершего, нередко обнаруживаются ямки-тайники с вещами[22]. Подобные ямки-тайники не были зафиксированы в ходе исследований древних и средневековых курганов. То есть этот обряд не был характерен для древних и средневековых племен Тянь-Шаня. Только с рубежа II тысячелетия н.э. под насыпью единичных курганов отмечались скопления металлических предметов (детали сбруи, наборного пояса). Раньше этот признак был зафиксирован А.Кибировым в Кочкорской долине в могильнике Ичке-Жылга. Здесь на глубине 0,65 см найдены металлические предметы со следами пребывания в огне[23].

Там же ".. В процессе исследования погребальных памятников на территории Кыргызстана исследователями не раз обнаружены целый комплекс предметов, характерных енисейским кыргызам. Они связывались отдельными группами кыргызов, доходивших до восточных отрогов Тянь-Шаня в эпоху их "великодержавия" [26]. "

Там же ".. Проблема проникновения кыргызов на Тянь- Шань усугублялась недостатком антропологических исследований. Согласно выводам первоначальных исследований антрополога В.П.Алексеева, "современные киргизы краниологически обнаруживают близкое морфологическое сходство с "енисейскими киргизами", что позволяет утвердительно ответить на вопрос об их генетическом родстве" [27]. На сегодняшний день накоплен определенный краниологический материал из средневековых погребений Тянь-Шаня. По результатам их исследований антрополога Тур С.С. "в тюркское время на Тянь-Шане появляется пришлое население, связанное своим происхождением с кочевниками Горного Алтая VI-X вв. н.э. и Минусинской котловины VII-XI вв. н.э. [28]. Данные выводы отчетливо согласуются с данными письменных источников и археологических исследований, где рассматриваются проблемы проникновения ранних кыргызов на Тянь-Шань и этнических ситуаций Тянь-Шаня и Притяньшаня[29].

Д.Г. Савинов : «Кыргызское великодержавие».Локальные варианты культуры енисейских кыргызов в середине IX-X в.

Цитата ".. Наконец, в последние годы на Тянь-Шане открыто несколько погребений с обрядом трупосожжения и «тайниками» (Табалдиев, 1996) несмотря на некоторое своеобразие, несомненно относящиеся к той же самой кыргызской традиции. Таким образом, вопрос о возможности появления енисейских кыргызов на Тянь-Шане в конце I тыс. можно считать решённым.

  • Одобряю 1
Link to post
Share on other sites
В 21.10.2016 в 16:10, Tynych сказал:

Ув. Ындыр, k сожалению я в этом не особо разбираюсь..

Не знаю поможет или нет, но есть английсkая версия: https://en.wiktionary.org/wiki/Appendix:Turkic_Swadesh_lists

Большое спасибо! Хорошая ссылка.

(А я как-то упустил английскую версию.)

  • Одобряю 1
Link to post
Share on other sites
  • Admin
В 23.10.2016 в 22:32, Tynych сказал:

Хочу дополнить еще одним фаkтом связи ен.kыргызов с теңир-тоосkими (тянь-шаньсkими) kыргызами в археологичесkом и антропологичесkом направлении - для сkептиkов, kоторые сомневаются в прямом преемственности последних от первых..

К.Табалдиев/Ю.Худяков: Исторические и археологические источники о формировании тениртооских кыргызов (история)

Цитата ".. На Тянь-Шане имеются единичные данные, полученные в ходе раскопок курганов. Это наличие "тайников", которая характерна для культуры енисейских кыргызов. Общеизвестно, что енисейские кыргызы сжигали умерших в погребальном костре. В курганах енисейских кыргызов, кроме пережженных костей умершего, нередко обнаруживаются ямки-тайники с вещами[22]. Подобные ямки-тайники не были зафиксированы в ходе исследований древних и средневековых курганов. То есть этот обряд не был характерен для древних и средневековых племен Тянь-Шаня. Только с рубежа II тысячелетия н.э. под насыпью единичных курганов отмечались скопления металлических предметов (детали сбруи, наборного пояса). Раньше этот признак был зафиксирован А.Кибировым в Кочкорской долине в могильнике Ичке-Жылга. Здесь на глубине 0,65 см найдены металлические предметы со следами пребывания в огне[23].

Там же ".. В процессе исследования погребальных памятников на территории Кыргызстана исследователями не раз обнаружены целый комплекс предметов, характерных енисейским кыргызам. Они связывались отдельными группами кыргызов, доходивших до восточных отрогов Тянь-Шаня в эпоху их "великодержавия" [26]. "

Там же ".. Проблема проникновения кыргызов на Тянь- Шань усугублялась недостатком антропологических исследований. Согласно выводам первоначальных исследований антрополога В.П.Алексеева, "современные киргизы краниологически обнаруживают близкое морфологическое сходство с "енисейскими киргизами", что позволяет утвердительно ответить на вопрос об их генетическом родстве" [27]. На сегодняшний день накоплен определенный краниологический материал из средневековых погребений Тянь-Шаня. По результатам их исследований антрополога Тур С.С. "в тюркское время на Тянь-Шане появляется пришлое население, связанное своим происхождением с кочевниками Горного Алтая VI-X вв. н.э. и Минусинской котловины VII-XI вв. н.э. [28]. Данные выводы отчетливо согласуются с данными письменных источников и археологических исследований, где рассматриваются проблемы проникновения ранних кыргызов на Тянь-Шань и этнических ситуаций Тянь-Шаня и Притяньшаня[29].

Д.Г. Савинов : «Кыргызское великодержавие».Локальные варианты культуры енисейских кыргызов в середине IX-X в.

Цитата ".. Наконец, в последние годы на Тянь-Шане открыто несколько погребений с обрядом трупосожжения и «тайниками» (Табалдиев, 1996) несмотря на некоторое своеобразие, несомненно относящиеся к той же самой кыргызской традиции. Таким образом, вопрос о возможности появления енисейских кыргызов на Тянь-Шане в конце I тыс. можно считать решённым.

Преемственность прямая, однако характер одиночных захоронений - "единичных данных" по Табалдиеву не может говорить о том, что Тянь-Шань был заселен именно енисейскими кыргызами, которые стали основой для современного кыргызского народа. Например на Алтае насчитывается порядка 2-х десятков (!) захоронений енисейских кыргызов.

Про краниологию — разве сохранились рканиологические данные по енисейским кыргызам - ведь те сжигали своих покойников? Как понял находят только детские трупоположения.

Link to post
Share on other sites

я так понимаю основная гипотеза по переселению енисейских кыргызов на тянь шань следующая:

1. с енисея группа с кыргызами и др. компонентами в составе попала в бассейн оби и среднего иртыша, оттуда вобрав кыпчаксий компонент попала в семиречье, а оттуда на тянь шань

2. переселенные ойратами в джунгарию кыргызы к тянь шанским кыргызам отношения не имеют

???

Link to post
Share on other sites

 

 

В это время военные действия разворачивались в районах Саяно-Алтая, где кыргызам пришлось обороняться от агрессивных монголоязычных кочевников — киданей и найманов, пресекших связи каганата с земледельческим цивилизациями Юго-Восточной Азии.

http://history.novosibdom.ru/node/30

Link to post
Share on other sites
2 часа назад, кылышбай сказал:

я так понимаю основная гипотеза по переселению енисейских кыргызов на тянь шань следующая:

1. с енисея группа с кыргызами и др. компонентами в составе попала в бассейн оби и среднего иртыша, оттуда вобрав кыпчаксий компонент попала в семиречье, а оттуда на тянь шань

2. переселенные ойратами в джунгарию кыргызы к тянь шанским кыргызам отношения не имеют

???

Ну какое-то наверное конечно имеют, но не так как Тыныч себе это представляет, только прямыми линиями от тех времен каганатов, до современных из Киргизии. Вообще процент общих предков у двух групп никто не считал.

Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now




×
×
  • Create New...