Jump to content



Erchis

Сяньби, Сүмбэ

Recommended Posts

Худяков Ю.С., Алкин С.В., Юй Су-Хуа
Сяньби и Южная Сибирь

Древности Алтая. Известия лаборатории археологии [Горно-Алтайского университета] № 4.
Горно-Алтайск: Изд.ГАГУ, 1999 г. Стр. 162-169.

В мировом и отечественном востоковедении прочно утвердилось мнение о важной роли в этнокультурогенезе монгольских народов племён сяньби, обитавших в Центральной и Восточной Азии в первой половине I тыс. н.э., которое опирается на китайскую летописную традицию. Первостепенное значение для этой темы имели переводы на русский и европейские языки китайских источников, в которых содержатся сведения о происхождении, истории и культуре племён сяньби. На русский язык эти источники переведены Н.Я. Бичуриным, Н.В. Кюнером, В.С. Таскиным.1)Анализ и интерпретация этих сведений, реконструкция последовательности исторических событий, в которых принимали участие племена сяньби, в особенности, их отношения с хунну и Китаем, затрагивались во многих трудах, посвященных истории Центральной Азии. Среди них заметным явлением была работа Г.Е. Грумм-Гржимайло, выделившего «сяньбийский период» в истории Центральной Азии.2) Сведения о взаимоотношениях хуннов и сяньбийцев систематизированы в книгах Л.Н. Гумилёва.3) Роль сяньби в этногенезе монгольских народов подробна рассмотрена Л.Л. Викторовой.4) По её мнению, роль сяньбийцев в истории Центральной Азии «чрезвычайно велика».5) Из работ, вышедших в последние годы необходимо отметить разделы, посвященные этнической истории, общественному устройству и социальным отношениям у сяньбийцев в трудах В.С. Таскина, М.В. Воробьёва, Е.И. Кычанова.6)

В исторической литературе зарубежных стран сяньбийской проблематике также уделено значительное внимание. В трудах китайских и японских исследователей анализировались сведения письменных источников о сяньби. В последнее десятилетие всё большее значение для изучения данной темы приобретают работы китайских археологов на территории Внутренней Монголии и соседних провинций северного Китая, которые идентифицировали с культурой племён сяньби исследованные ими памятники первой половины I тыс. н.э.7)

Свой вклад в разработку этой темы внесли и монгольские учёные. В работах Г. Сухбаатора племена сяньби и хунну рассматриваются как подразделения единой дуально-фратриальной организации, протомонгольской по своей этнической принадлежности.8) Этому автору принадлежит неудачная попытка выделения памятников сяньбийской культуры на территории Монголии. Он безосновательно отнёс к сяньбийскому времени антропоморфные скульптуры из Дариганги.9) Как было убедительно доказано Д. Баяром, эти памятники относятся к юаньской эпохе.10)

Отсутствие данных об археологической культуре племён сяньби негативно сказывалось на реконструкции процесса культурогенеза не только на территории Монголии, но и Забайкалья, что приводило к попыткам отдельных исследователей заполнить имеющуюся лакуну на основании косвенных признаков, отличающих отдельные памятники от «классических» хуннских. Е.В. Ковычев, на основании таких отличий, отнёс к культуре сяньби несколько захоронений, исследованных в Восточном Забайкалье в разные годы.11) Л.Л. Викторова отнесла к числу сяньбийских некоторые городища Восточной Монголии, отличающиеся от типично хуннских ориентацией стен по странам света.12) Разумеется, такие отличия, сами по себе, не могут свидетельствовать о сяньбийской принадлежности памятников.

Важную роль в идентификации конкретных памятников на территории Центральной Азии с культурой сяньби мог бы сыграть сравнительный анализ с комплексами, изученными в Китае. Однако, материалы раскопок сяньбийских памятников на территории Китая остаются малоизвестными для специалистов из других стран. Отдельные сведения о погребальных памятниках сяньби, раскопанных в Китае содержаться в работах Г. Мэнэса и М.В. Воробьёва.13) Приведённые данные, по необходимости очень краткие, дают некоторое представление о погребальном обряде и сопроводительном инвентаре сяньбийских могильников, но не могут служит основой для сравнительного анализа. Отдельные находки из сяньбийского могильника Лаохэшэнь воспроизведены в статье М.В. Горелика.14) Разумеется, эти предметы не могут характеризовать предметный комплекс сяньбийской культуры в полном объёме, и задача её характеристики остаётся актуальной.

Что касается вопроса о взаимодействии племён и государственного объединения сяньби первых веков н.э. с населением Южной Сибири, то со времени выхода в свет работы В.В. Бартольда утвердилось мнение, что сяньби не сыграли никакой роли в этнокультурогенезе южносибирских кочевников. Приведя сведения китайских источников о борьбе сяньбийского вождя Таньшихуая с динлинами, он предположил, что речь должна идти о столкновениях с их южными соседями, гянь-гунями–кыргызами.15) Аналогичным образом представляет ситуацию в Центральной Азии в период возвышения сяньби Л.Р. Кызласов. Свидетельство источника о том, что Таньшихуай «на севере остановил динлинов», он считает доказательством в пользу того, что «динлино-гяньгуньские племена» воевали с сяньбийцами в Центральной Азии и сяньбийцы «не захватили Хакасско-Минусинской котловины».16) Археологические материалы таштыкской культуры также не свидетельствуют о каких-либо изменениях, что было бы неизбежно в условиях сяньбийского завоевания. В дальнейшем Л.Р. Кызласов уточнил, что сяньбийцам не удалось захватить не только Минусинскую котловину, но и Туву, где «никаких изменений в это время не произошло».17) В то же время С.И. Вайнштейн допускал, что динлины, в том числе кочевое население Тувы, после разгрома северных хуннов могли попасть в зависимость от сяньбийцев.18) М.И. Рижский предполагал, что владения сяньби на западе простирались «чуть ли не до Урала».19) Археологи, изучавшие памятники хунно-сарматского времени в Туве, Горном Алтае и Минусе отмечали влияние южных, центрально-азиатских кочевников на этногенез и культурогенез местных саяно-алтайских племён, при этом почти единодушно отождествляли их исключительно с хуннами, или зависимыми от хуннов племенами.20) Д.Г. Савинов констатировал, что памятники сяньбийцев в северных районах Центральной Азии не выявлены.21) Мнение Л.Н. Бернштама о принадлежности сяньбийцам Оглахтинского могильника в Минусе, он счёл маловероятным.22) Для подобных выводов у специалистов по археологии Южной Сибири были известные основания, поскольку памятники культуры сяньби, исследованные в Китае оставались им практически недоступны. Безусловно, это осложняло решение важных вопросов этно-культурогенеза кочевников Центральной Азии. В настоящее время имеется возможность охарактеризовать основные элементы сяньбийской культуры по материалам исследованных в Китае археологических памятников. Это позволит провести сравнительный анализ с погребальной обрядностью и сопроводительным инвентарём синхронных культур Саяно-Алтая, уточнить их хронологию и определить характер контактов местных кочевников с сяньбийцами.

Сведения письменных источников о пределах западной экспансии сяньбийцев очень лаконичны. Они относятся ко времени правления Таньшихуая. В середине II в. н.э. Таньшихуай «на севере отразил динлинов», а на западе «нападал на усуней» и овладел всеми бывшими хуннскими землями, простиравшимися с востока на запад на 14 тысяч ли.23) В другом источнике сказано, что владения Таньшихуая составляли 12 с лишним тысяч ли с востока на запад и 7 тысяч ли с юга на север.24) Свои владения он разделил на три аймака. Западный аймак включал земли до г. Дуньхуан и земель усуней в Притяньшанье. В его состав было включено 20 кочевий во главе со старейшиной, который подчинялся Таньшихуаю.25) Это деление соответствовало прежнему делению Хуннской державы.26) Вероятнее всего, сяньбийская экспансия в западном направлении была продиктована стремлением контролировать торговые пути и подчинить своему влиянию кочевые племена северных районов Центральной Азии. Кочевники Саяно-Алтая могли контактировать именно с западным аймаком сяньбийского объединения.

На данной территории обнаружены отдельные памятники хуннской культуры и элементы её влияния на погребальную обрядность и предметный комплекс местных культур хунно-сарматского времени: улуг-хемской и кокэльской культур в Туве, Тесинского этапа тагарской и таштыкской культуры в Минусе, булан-кобинской и кок-пашской культур в Горном Алтае.27) Однако, сравнительный анализ этих комплексов с материалами из памятников сяньбийской культуры свидетельствует, что ряд элементов предметного комплекса улуг-хемской и таштыкской культур не находит непосредственных аналогий в хуннской культуре, но имеет соответствия в сопроводительном инвентаре сяньбийских могильников. Среди предметов торевтики, относящихся к поясной фурнитуре, обнаруженных в отдельных погребениях на могильнике Аймырлыг XXXI в Туве — бронзовые поясные бляхи с профильным рельефным изображением крылатого коня-единорога; прорезные подвесные бляхи с изображением переплетённых ветвистых оленьих рогов; бронзовые бляшки с изображением вертикально стоящей фигуры копытного животного, вероятно, лани, с головой, повёрнутой назад; бронзовые бляхи с изображением бегущей лошади; парные бляхи и пряжка с изображением парных противостоящих фигур оленей на фоне ветвистых деревьев.28)А.М. Мандельштам и Э.У. Стамбульник относят этот памятник к племенам «сюнну или, что вероятнее, какому-то родственному им племени».29) Изображение единорога они интерпретируют как крылатого коня; парные фигуры оленей — как «геральдически расположенных фигур стоящих цервидов», или быков; прорезные бляхи — как изображение растительного орнамента; бляшки с фигурами ланей с повёрнутой назад головой — как изображение оленей.30)

Бронзовая прорезная подвесная бляха с изображением переплетённых ветвистых рогов обнаружена в таштыкской грунтовой могиле на памятнике Салбык в Минусинской котловине. Э.Б. Вадецкая считает её «ажурной бляхой» хуннского типа.31)

Хотя исследователи Южной Сибири традиционно связывают подобные предметы торевтики с хуннской культурой, в собственно хуннских комплексах аналогичных сюжетов в орнаментации поясной фурнитуры нет. В них — традиционные образы скифо-сибирского звериного стиля: кошачьих хищники, грифоны, олени, горные козлы, аргали. Встречаются изображения лошадей, ланей, быков, головы животных и сцены терзания. Изображения животных в хуннской торевтике выполнены в особой стилистической манере.32) По репертуару и стилю изображений аймырлыгские и салбыкская бляхи, безусловно, отличаются от хуннских. Однако, подобные предметы торевтики представлены в поясной и сбруйной фурнитуре в составе сопроводительного инвентаря сяньбийского могильника Лаохэшэнь, исследованного китайскими археологами в провинции Гирин. В могильнике Лаохэшэнь обнаружены парные массивные бронзовые бляхи прямоугольной формы и с расширенным округлым краем, орнаментальное поле которых занято профильным рельефным изображением крылатого коня-единорога. Изображение единорога имеется и на округлых подвесных бляхах, которых в Южной Сибири пока не обнаружено. В могильнике Лаохэшэнь найдены и прорезные бляхи со стилизованными изображениями оленьих рогов, аналогичные аймырлыгским и сапбыкским. На этом памятнике обнаружены бляшки с фигурой стоящей лани с повёрнутой назад головой, подобные аймырлыгским (Рис. 1, 2). Имеются в памятниках сяньбийской культуры и бляхи с изображением бегущей лошади. Многие лаохэ-шэньские бляхи с изображениями животных, как и южносибирские, покрыты позолотой.33) Набор предметов торевтики из могильника Лаохэшэнь разнообразнее, чем в синхронных памятниках Южной Сибири. В этом памятнике найдены узкие бронзовые орнаментированные пластины со шпеньком-заклёпкой и крюком в виде головы змеи; пластины-поножи с двумя петлями и гравированными изображениями извивающихся драконов и профильное изображение идущей птицы. На одной поясной бляхе изображён тигр в прыжке, с раскрытой пастью. На узкой бронзовой пластине имеются профильные изображения идущих онагров. В материалах сяньбийской культуры имеются бляшки в виде профильных рельефных изображений лежащих лошадей. Особого внимания среди персонажей орнаментации сяньбийской торевтики заслуживает изображение единорога. Как отметил С.А. Комиссаров, изображение крылатого коня-единорога находит соответствие в упоминаниях китайских источников о поясных пряжках с изображением «благовещего зверя», согласно легенде проведшего сяньбийцев через суровые испытания.34) Бронзовые позолоченные бляшки с профильным рельефным изображением крылатого коня-единорога, помимо Лаохэшэня найдены и в могильнике Чжалайнор.35) Находка бляшки с изображением единорога в могильнике Аймырлыг в Туве свидетельствует о распространении подобных сюжетов на торевтике далеко за пределами основного района распространения сяньбийской культуры.

Сравнительный анализ погребальной обрядности и состава сопроводительного инвентаря сяньбийских и южносибирских памятников затруднён тем, что материалы могильника Аймырлыг XXXI и Салбык, в отличие от памятника Лаохэшэнь изданы суммарно.36) Поэтому трудно сказать, имеются ли на этих памятниках погребения сяньбийцев.

Среди опубликованных типов погребений могильника Аймырлыг и таштыкских грунтовых могил нет аналогичных лаохэшэньским захоронениям сяньбийского времени. Вероятнее всего, южносибирские памятники принадлежат местным кочевым племенам, испытавшим влияние сяньбийской культуры во II—III вв.н.э. По-видимому, в этот период кочевники Минусы и Тувы входили в состав сяньбийской кочевой державы. Поэтому местная кочевая знать ориентировалась на престижные элементы военно-дружинной культуры господствующего сяньбийского этноса, переняв от него новые формы воинского убранства и вооружения. Вероятно, через посредство сяньбийцев на Верхний и Средний Енисей в этот период попадали и китайские импортные предметы. Возможно, что в дальнейшем, после полной публикации аймырлыгских и сапбыкских материалов, в результате детального сравнительного анализа с лаохэшэньским и чжапайнорским комплексами удастся выделить сяньбийские памятники в Южной Сибири.

sanbi_yus2.jpg

 Предметы торевтики из сяньбийского могильника Лаохэшэнь.

sanbi_yus1.jpg

Предметы сяньбийской торевтики в памятниках Южной Сибири. 1-8 — Аймырлыг XXXI.

 

  • Одобряю 1
Link to post
Share on other sites

У меня возник вопрос.

Название "сербия"  имеет отношение к "сяньби или серби"? И почему у них герб-двуглавый орел как у древних монголов или сельджуков?

Quote

Название страны «Ср̀бија» происходит от древнеславянского этнонима «сербы» (самоназвание — Srbi/Срби)[13]. Происхождение и этимология этнонима остаются предметом дискуссий. Теоретически корень -sъrbъ был связан с русским «пасерб», украинским «присербитися» («присоединяться»), индоарийским «-sarbh» («борьба, убийство»), латинским «sero» («составлять») и греческим «сиро» (ειρω, «повторять»)[14]. Тем не менее, польский лингвист Станислав Роспонд (1906—1982) выводил слово «Srb» из «srbati» (ср. «Sorbo, absorbbo»). Сорбский ученый Х. Шустер-Шевц предположил связь протославянского глагола «-sьrb» с такими «родственниками», как «сёрбать» (русский), «сьорбати» (украинский), «сёрбаць» (белорусский), «србати» (словацкий), «сърбам» (болгарский) и «серебати» (древнерусский)[15].

1280px-Flag_of_Serbia.svg.png

562587_original.jpg

567027_original.jpg

монета хулагуйдов

1573e68782fa7d17792e7caccf58fc77.jpg

монета Золотой Орды.

Link to post
Share on other sites
1 минуту назад, Steppe Man сказал:

У меня возник вопрос.

Название "сербия"  имеет отношение к "сяньби или серби"? И почему у них герб-двуглавый орел как у древних монголов или сельджуков?

562587_original.jpg

567027_original.jpg

монета хулагуйдов

У сербов от Византии.

Link to post
Share on other sites

У меня тоже вопрос, от сянби произошли не только монголы, но и тунгусо-манджуры? Претензии ув проф Добрева на сянби не принимаются :D

Link to post
Share on other sites
4 минуты назад, Steppe Man сказал:

У ордынцев тоже от Византии?

 

Только что, Steppe Man сказал:

562739_original.jpg

Вероятно да, там какой-то хан был женат на византийской принцессе. В Россию этот двуглавый орёл попал вроде аналогичным способом, через византийскую невесту. Уже давно нет Рима а символы его -Орлы , до сих на гербах и флагах многих государств, орёл это ведь религиозный сакральный символ легиона, а двуглавый орёл символ двух Римов, западного и восточного.

Link to post
Share on other sites
6 часов назад, mechenosec сказал:

 

Вероятно да, там какой-то хан был женат на византийской принцессе. В Россию этот двуглавый орёл попал вроде аналогичным способом, через византийскую невесту. Уже давно нет Рима а символы его -Орлы , до сих на гербах и флагах многих государств, орёл это ведь религиозный сакральный символ легиона, а двуглавый орёл символ двух Римов, западного и восточного.

возможно, символика гораздо более древняя, чем Византия или Орда. Судя по солярным знакам, а они были в ходу и у славян и у многих других народов, а также что-то типа восьмиконечной звезды (именно восьмиконечные звезды изображают в православии - Византии чаще всего) это уже существовало ранее. Может и двуглавая птица, не обязательно орел, может мифическая, была заимствована из более ранних времен. Странно, если при чеканке монет просто использовали понравившуюся чужую картинку, тем более символ другой империи, скорее был глубокий смысл, понятный современникам.

Link to post
Share on other sites
6 часов назад, mechenosec сказал:

 

Вероятно да, там какой-то хан был женат на византийской принцессе. В Россию этот двуглавый орёл попал вроде аналогичным способом, через византийскую невесту. Уже давно нет Рима а символы его -Орлы , до сих на гербах и флагах многих государств, орёл это ведь религиозный сакральный символ легиона, а двуглавый орёл символ двух Римов, западного и восточного.

https://science.ru-land.com/stati/mificheskie-pticy-v-mifologii-raznyh-stran-bolshoe-mesto-zanimayut-obrazy-ptic

Link to post
Share on other sites
On 3/22/2019 at 8:41 PM, Steppe Man said:

У меня возник вопрос.

Название "сербия"  имеет отношение к "сяньби или серби"? И почему у них герб-двуглавый орел как у древних монголов или сельджуков?

размышления Hyun Jin Kim'а по этому поводу в его книге "The Huns".  

"The strikingly Inner Asian political organization of the Croats and Serbs allows for some interesting conjectures about their origins. An Inner Asian Sarmatian origin for the Croat and Serbian ruling elite has already been postulated. However, the remarkable similarities between the Croatian foundation legend of the five brothers and the history of the five sons of the Bulgar Hunnic ruler Kubrat, the variation of whose name has been suggested as the etymological origin of the ethnonym Croat, deserve greater attention and research. Also deserving of further scrutiny is the remarkable similarity between the name Serb and the name of the Mongolic Xianbei, in Early Middle Chinese: ‘Serbi’. The possible connections between the name Avar and the name of the Mongolic confederacy Wuhuan (in Early Middle Chinese: Agwan(r)) and the name Sabir with the name Serbi (Xianbei), have already been discussed earlier in the book. The Wuhuan (Avar) and the Xianbei (Serbi) were members of the same united Donghu confederation that was conquered by the Xiongnu (Huns) in Inner Asia. If the Avars of Hungary are indeed to be ultimately associated with the Wuhuan, then the association of the ruling elite of the neighbouring Serbs with the Xianbei/Serbi might not be a wild conjecture."

google translate: «Поразительно внутренняя азиатская политическая организация хорватов и сербов допускает некоторые интересные предположения об их происхождении. Внутреннее азиатское сарматское происхождение для хорватской и сербской правящей элиты уже постулировано. Однако замечательное сходство между легендой хорватского фонда о пять братьев и история пяти сыновей булгарского гуннского правителя Кубрата, вариант которого назван как этимологическое происхождение этнонима хорватский, заслуживают большего внимания и исследований. Также заслуживает дальнейшего изучения замечательное сходство между имя серб и имя монгольского сяньбэй, на раннем среднекитайском языке: «серби». Возможные связи между именем авар и именем монгольской конфедерации Wuhuan (на раннем среднекитайском языке: Agwan (r)) и именем сабир с имя серби (сяньбэй) уже обсуждалось ранее в книге. Ухуан (авар) и сяньбэй (серби) были членами одного и того же Конфедерация донгху, завоеванная сионну (гуннами) во Внутренней Азии. Если аварцы Венгрии действительно будут в конечном счете связаны с Ухуанами, то связь правящей элиты соседних сербов с сяньбэйцами / сербами не может быть дикой догадкой ».

Link to post
Share on other sites

Читал, что Сяньби может означать на кыргызском сары бий (желтый господин).  

в Сяньби входили сарыг, хэла, тоба, моюн, кидан. 

Роды левого крыла кыргызов - саруу, алакчын, төбөй, моют, кытай, мундуз, басыз, кушчу чоң багыш

Link to post
Share on other sites
  • Admin

Это фольк-подход, основанный на созвучиях. С англ. транскрипции звучит как "серпи".

  • Одобряю 1
Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...