Jump to content



ULTRAASLAN

Гизильбунда – страна священного огня

Recommended Posts

Гизильбунда – страна священного огня

 

1 часть

 

d56e968b1191.jpg

 

 

 

 

 

 

 

Тюрки превыше всего чтут огонь, почитают воздух и воду, поют гимны земле, поклоняются же единственно тому, кто создал небо и землю, и называют его богом.

Византийский историк Теофилакт Симокатта (VI-VII вв.), «История» книга VII, гл. VIII/14.

 

 

Территория Южного Азербайджана в клинописных текстах Древнего Мира упоминалось достаточно, чтобы иметь определенные представления. Эти упоминания не редко связаны с контактами и внешними сношениями Аккада и Вавилона. А в случае с Ассирией  и Урарту  очень часто связаны и с походами царей, войнами, набегами, донесением разведки и т.д. В этих  источниках имеются немало сведений о топонимике региона, где отмечаются названия стран, областей, городов, поселений, перевалов, рек и т.п. Особенно информативны сведения ассирийских анналов начиная с XI-X вв. до н.э., что обусловлено расширением Ассирийской державы и ее участившимися походами в Приурмийский бассейн. Часть этих топонимических названий имеют местное происхождение. Иногда к местным названиям могли также добавляться аккадские суффиксы или постпозитивные частицы. А часть является аккадской калькой местных названий, или даже аккадскими названиями и переименованиями. Ассирийские цари не редко названия городов в завоеванных территориях меняли на свой лад. Эти топонимические названия при помощи аккадской лексики можно проследить и выявить их этимологию. Хотя почему-то обычно древнею топонимию региона пытаются разузнать больше всего при  помощи иранских языков, которые в регионе появились и распространились уже в поздний период. И вследствие этого в связи с этимологией древней топонимики появляются всякие натяжки и догадки, которые пытаются выдать чуть ли не за окончательные решения вопросов ономастики. Тем более в изучении древней топонимии и ономастики не прибегают к помощи Урало-Алтайских языков, хотя такие названия городов как Тимур, Арпад, Газак, Мазак, Кинза, Пенза, Арбак и т.п. фигурирующие в древних источниках свидетельствуют о не индо-европейском, и даже не семитском их происхождении.

Сам аккадский язык на протяжении примерно 2000 лет был международным языком письменности на огромной географии, которая на востоке тянулась до Индии, а на западе доходила до Балкан. Например, языком сношений между такими сильными государствами древности как Египет и Хеттской державой был аккадский язык. Этот язык лингуа франка того времени сильно повлиял на лексику санскрита, среднеперсидского, древнегреческого языков и даже на латынь.  И теперь эти заимствования по ошибке считаются единицами общей индо-европейской лексики. Хотя эти лексемы в аккадском языке фиксируются еще до появления греческого, или персидского языка в регионе.   При этом еще в ранней сумерийской (шумерской) и аккадской лексике имеются корневые основы, или целые фразы с Урало-Алтайских языков, и в особенности с тюркского языка. Об этом спокойно говорили, писали и приводили компаративные примеры научные круги еще XIX в. Но начиная с начала XX в. новое поколение ученых ассирологов Запада предпочла об этом упоминать все реже и реже. Хотя нужно отметить, что Западная ориенталистика в отличие от советской ассирологии, не была настроена так агрессивно по отношению алтаизмам в лексике Древнего Междуречья. Этот момент в научных публикациях иногда мог появиться, просто по этому поводу не очень распространялись.

При этом нужно отметить, что советская ассирология по своему уровню не была в числе самых сильных мировых школ. Да и на Западе политические руководители стран не «изобличали» ученых-лингвистов на подобии Сталина с его знаменитой речью на XIX  съезде партии. И историки не отправлялись в Сибирь с ярлыком пантуркиста, что свидетельствует о реакционной тенденции советской историографии. Такие сильно рекламируемые научные труды того времени с названиями как «Относительно марксизма в языкознании», «Задачи советского языкознания в свете трудов И. В. Сталина», «Вопросы языкознания в свете трудов И. В. Сталина», «Понятие внутренних законов развития языка в общей системе марксистского языкознания», «Азербайджанское языкознание после выхода в свет гениальных трудов товарища Сталина по вопросам языкознания» сегодня могут вызывать только удивление и недоумение. Но для советского периода данная линия являлась главнейшим приоритетом в идеологическом курсе языкознания и историографии. А для тюркологов и после Сталина мало чего изменилось. Вот и остались многие вопросы истории нерешенными, что естественно перескочило в идеологическую плоскость, где тюркский язык и его носители были объявлены не историчными в нашем регионе. Хотя повторюсь, ранние западные ассирологи в отличие от советских ученых без всякой истерики приводили обоснованные факты влияния тюркского языка на сумеро-аккадскую лексику. Естественно подобные лингвистические факты имели твердую основу, и они отразились также в ономастике и топонимике Древнего Мира, в том числе и Азербайджана.

Одним из таких явных топонимов является название исторической области Гизиль-Бунда, которая при помощи тюркского языка этимологически выводится примерно как «Страна Огней». Самые ранние упоминания названия этой области древнего Азербайджана относится к хроникам ассирийских царей IX в. до н.э., где описываются военные компании в страны Урарту, Манна и Мидию. Фрагменты из текстов будут приведены ниже. Сама эта область локализуется на стыке территории исторической Манны и Мидии, а более конкретно в бассейне нижнего и среднего течения реки Гызыл-Узен. Здесь конечно является очень явным совпадения и наложение друг на друга название древней области Гизильбунда и имени реки Гызыл-Узен. Уже эти факты, стыкуясь между собой, были причинами предположений среди части ученых о тюркском происхождении названии области Гизильбунда. Но эти предположения так и не были подкреплены конкретными лингвистическими доводами. Слово гызыл/кызыл в названии реки Кызыл-Узен в тюркском языке имеет несколько значений, таких как красный, золото, пламя и т.п. А узен является таким же тюркским гидроформантом как çay-река, su-вода участвующим в названии рек и порой на русский язык переводится просто как река. Как пример можно привести названия рек Большой Узен и Малый Узен протекающих через Саратовскую область и Казахстан, Улу Узен, Биюк Узен, Сары Узен в Крыму и на Украине, или просто реки с названием Узен в Башкордостане, Самарской области России и Киевской области Украины. По всей вероятности этот гидроформант связан с тюркским глаголом uza(n)-растягиваться, или üz-течь (плавать).

Выводиться ли этимология названии реки Гызыл Узен как «красная река», или «золотая река», или даже как «пламенная река» мы рассмотрим ниже, когда представим все варианты семантики тюркского гызыл/кызыл/гизиль/кизиль. Хотя на персидский язык название этой реки перевели как Сефидруд, что является калькой тюркского «Красная Река».

В первую очередь нужно отметить, что тюркское слово kizil (kızıl/qizil/qızıl) очень четко корреспондирует как фонетически, так и семантически со словом gizil-lu, которое упоминается, в аккадских текстах начиная со среднеаккадского периода. В «Кратком словаре аккадского языка» этому слову дается перевод просто как факел, или пламя1. А в 26-и томном «Словаре ассирийского языка» как «факел используемый в религиозных церемониях2», что является очень интересным и важным фактом. Дело в том, что именно на территории области Гизильбунда находился знаменитый древний храм огня, который уже позже среди народа был известен под именем «Тахти Сулейман», то есть «Трон Сулеймана». Речь идет о знаменитом Шизском храме, который находился в столице (или не далеко от нее) Мидии-Атропатены г. Газак, известным еще под более поздним именем как Гандзак. А в сасанидскую эпоху он стал главным храмом зороастрийцев. Аккадская интерпретация gizil-lu как ритуального, культового пламени, которая без сомнения напрямую сидит в названии области Гизильбунда указывает на очень древний культ огня в этой области, которая естественно, что не имеет ни какого отношения иранскому зороастризму. Постпозиция -lu в конце слова является союзным соединением присущим аккадскому языку.

Теперь стоит рассмотреть древнетюркские варианты слова кызыл/гизил, которые мы будем черпать из глоссариев древнетюркского и среднетюркского языка:

qizil – красный3;

qisil – красный4;

kızıl – красный5;

kızıl – загар от солнца6;

kizil – красный; золото; пламя7.

Данное слово в значении золота употребляется не во всех тюркских языках и наречиях, но как определение красного, или багрового цвета и как эпитет пламени он известен во всей тюркской лексике начиная с самого раннего периода. Дело в том, что kızıl/qizil-золото семантически связан прилагательным корнем kız/qiz-дорогой; редкий8. Производные qizliq-ценность, драгоценность9, qiznaq-казна10. А kızıl/qizil-красный; пламя связан с корневым глаголом:

qiz – краснеть, пламенеть, багроветь11: qiza – горн кузнечный12;

kiz -  жарить, поджаривать, поджарить, изжарить, запечь, нагревать; иметь жар, высокую температуру13.

производные;

qizar – краснеть, багроветь; накаляться, раскаляться14;

qisar – краснеть, багроветь; накаляться, раскаляться15.

Тюркский словообразовательный аффикс -il, -ıl в слове kızıl/qizil-красный; пламя служит для образования имен прилагательных от корневых основ как например в случаях yaş-молодой и yaşıl-зеленый, isi-теплый и işıl-блестящий, par-блестеть и  pırıl-блестящий, или для образования отвлеченных имен существительных.

 И так слово kızıl/qizil-красный; пламя происходит по законам словообразования именно тюркского языка, почему и считается тюркизмом, а в аккадской лексике ни чем иным как тюркским заимствованием. Во многих своих материалах я часто отмечаю, о тюркских заимствованиях в аккадской лексике. В свое время такие ассирологи как Генри Роулинсон, Жюль Оперт, Клод Кондер и др. приводили по этому поводу примеры компаративистики. Из сегодняшних авторов по этой теме имеются работы профессора Монткларского Университета (штат Ню Джерси) Марка Хюбея. Но всего этого недостаточно, потому, что проделано мало работы в этом направлении. Видимо в будущем этому нужно посвятить большой труд, где будут приведены несколько сот тюркских корней и слов из аккадской лексики.

 

Для выявления этимологии второй части топонима Гизильбунда в аккадской лексике могут иметься несколько определений. Но более вероятно, что второе слово bunda связано с термином bunnu/banu – привилегированная (preferential) земля находящееся в общем пользовании16. Приставка -da в слове bunda является постпозитивным союзом указывающий на винительный падеж как в случае с русской приставкой в, или с17.

 

В этом случае название области Гизильбунда буквально этимологически выводится как «Привилегированная земля сакрального пламени находящейся в общем пользовании», или «Храмовая территория сакрального огня», а проще говоря, как «Земля священного и неприкосновенного огня». Потому, что привилегированность, приоритет, неприкосновенность и общее пользование, указанное в термине bunda по всей вероятности связано именно с храмовой территорией, которое имело неприкосновенность и общее достояние для раннеклассовых обществ. 

Данная семантика названия области Гизильбунда является не чем иным, как ранним упоминанием эпитета «Страна огней», которое как видно из названия прикладывается на территорию Азербайджана с очень глубокой древности. То есть еще до того как возникла зороастрийская религия. Имеется в виду, что храмы огня на территории древнего Азербайджана с самого начала ничего общего не имели с религией Зороастра. А эпитет «Страна огней» не имеет ничего общего с иранской терминологией связывающийся обычно с термином atar-огонь, а содержит в себе непосредственно тюркский корень kızıl/qizil- пламя.

И вообще почему-то имеется ошибочная тенденция связывать все ритуалы огня с зороастризмом, когда ритуалы с огнем использовались во многих древних верованиях. Алтайцы, телеуты и хакасы до сего дня в своих шаманистических традициях используют огонь и в своей истории их предки не были знакомы с религией Зороастра. В древнетюркской традиции богиню Умай еще называли От Эне, то есть Матерь Огонь. В самом начале я привел свидетельства византийца Теофилакта Симокатты о почитании огня тюрками. Имеются также интересные свидетельства византийца Менандра (VI в.), где он описывает прибытие в 568-м году посольства Восточной Римской Империи во главе с Земархом Киликийцем к кагану Среднеазиатских турков:

 

Путешествие Зимарха и его спутников было продолжительно. Как скоро они прибыли в страну {375} согдаитов и сошли с лошадей, то некоторые турки, видно нарочно на то поставленные, предлагали Зимарху купить у них железа; я думаю, они это делали, чтобы показать римлянам, что в стране их есть железные рудокопни; ибо обыкновенно говорят, что у них трудно доставать железо. Можно бы догадаться, что они этим хвастовством давали знать римлянам, что их земля производит этот металл. Некоторые люди из этого племени, о которых уверяли, будто они имели способность отгонять несчастья, придя к Зимарху, взяли вещи, которые римляне везли с собой, сложили их вместе, потом развели огонь сучьями дерева ливана, шептали на скифском языке какие-то варварские слова и в то же время звонили в колокол и ударяли в тимпан над поклажей. Они несли вкруг ливановую ветвь, которая трещала от огня; между тем, приходя в исступление и произнося угрозы, казалось, они изгоняли лукавых духов. Им приписывали силу отгонять их и освобождать людей от зла. Отвратив, как они полагали, все несчастья, они провели самого Зимарха через пламя, и этим, казалось, они и самих себя очищали. По совершении сих обрядов, Зимарх шел вместе с приставленными к нему турками к горе, называемой Эктаг, что по-эллински значит «золотая гора», где находился сам хаган…18

 

Как видно церемония проведения Земарха через очистительные огни с «шептанием варварских скифских слов» является не зороастрийским, а шаманистическим ритуалом.

 

 

 

Продолжение следует

 

 

  1. A CONCİSE DİCTİONARY OF AKKADİAN, Weisbaden 2000, стр. 5.
  2. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 томах, том VI, стр. 114.
  3. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 450.
  4. там же, стр. 447.
  5. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ (Словарь Кыпчагского Тюркче), TÜRK DİL KURUMU YAYINLARI, Ankara-2007; стр. 147.
  6. там же.
  7. Şeyx Suleyman Efendi’s ÇAĞATAY-OSMANİSCHES WÖRTERBUCH, Budapeşt 1902. стр. 132.
  8. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 449.
  9. там же, стр. 450.
  10. там же.
  11. там же.
  12. там же.
  13. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ (Словарь Кыпчагского Тюркче), TÜRK DİL KURUMU YAYINLARI, Ankara-2007; стр. 147.
  14. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 450.
  15. там же, стр. 447.
  16. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 томах, том III, стр. 319.
  17. George Bertin LANGUAGES OF THE CUNEIFORM INSCRIPTIONS, 1902, стр. 5.
  18. Менандр Протектор ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ АГАФИЕВОЙ, отрывок 20.

 

http://erevangala500.com/?direct=news_page&id=140

 

Link to post
Share on other sites

Гизильбунда – страна священного огня.

часть II

 

 

 

Интересно, что во время обряда очищения огнем посольства Зимарха шаманы пользовались «деревом Ливана», которое по всей вероятности является можжевеловой елью. Это дерево еще с древних времен почиталось  степными народами  и считалось, что священный запах можжевельника (ардыдж) способно изгонять злые силы. В Азербайджане в народной магии (тюркечаре) до недавнего времени ветки ардыджа использовались для лечения разных недугов.

 

Стоит также напомнить, что в Азербайджане и в других тюркских краях святые места издревле назывались «оджаг», что является архетипом древнего культа огня  в массовом коллективном сознании. Родной дом, а также край назывались оджаг, и поэтому Родина считалась святым понятием. Хранительницей огня, то есть очага, а также Родины считалась богиня Умай. В фольклоре тюрков сложился облик богини Умай, как красивой женщины с золотыми крыльями, спускающейся с неба. Видимо, бакинские легенды об огненной деве  являются реминисценцией историй об образе Умай (которая всегда представлялась непорочной девой - Бике),  покровительницы домашнего очага и скота, хранительницы детей. Неспроста одно из ее имен в тюркском мире звучит как От-эне (мать-огонь). Известно, что в древности в Баку  и его окрестностях  было много храмов огня. Можно с уверенностью предположить, что Апшерон и близлежащие территории в глубокой древности являлись храмовой территорией, памятью  о которой являются наскальные изображения Апшерона и Гобустана.  

 

Этнографические сведения о распространении культа огня среди тюрков Азербайджана очень обширны. Но ни в коем случае нельзя связывать этот культ огня с религией Зороастра, потому что культ огня имеет очень древние корни, которые уходят вглубь тысячелетий, а конкретно к эпохе культа Богини Матери - хранительницы домашнего огня.

 

Название исторической области Гизиль- Бунда  как «Земля священного и неприкосновенного огня», зафиксированное в текстах IX в. до н.э., является важным историческим свидетельством факта распространения культа огня до зороастрийского периода. Ведь зороастризм со своими предписаниями в историческом ареале появился в сасанидский период (226-641 гг. н.э.). Как бы ни пытались  удревнить его возраст,  исторические факты убеждают  именно в этом. Единственно можно предположить, что каноны зороастрийской религии начались формироваться в поздний парфянский период, то есть опять же в начале нашей эры.

 

В этом плане название реки Гызыл-Узен в Южном Азербайджане однозначно нельзя переводит как «Красная Река», или «Золотая Река». Гидроним Гызыл-Узен просто является отражением названия исторической области Гизиль-Бунда, которая судя по ассирийским надписям, локализуется как минимум в нижнем и среднем бассейне самой реки.

 

 

Для полного воспроизведения  исторической картины важно представить те отрывки текстов ассирийских царей, где фигурирует название Гизиль-Бунда. Наряду с этой областью проходят также названия других топонимов, связанных с Азербайджаном. Среди известных текстов самое раннее упоминание области Гизиль -Бунда проходит в надписях ассирийского царя Шамси Раммана  II (Шамши Адад V, время правления 825-812 гг. до н.э.). Кроме него область Гизил-Бунда упоминается в летописях Рамман Нерари III (царств. 812-783 гг. до н. э.) и Саргона II (царств. 722-705 гг. до н. э.)

 

Надпись Шамши Адада V начертана на монолитной каменной стеле из Нимруда (древнее название Калху), которая находилась южнее Мосула на территории современного Ирака. Перевод на русский язык сделан с английского текста книги Сэра Генри Роулинсона «ASSYRIAN AND BABYLONIAN LITERATURE», Ню-Йорк, 1901, стр. 47-48. Книгу с ассирийского языка на английский перевел Роберт Френсис Харпер. Внизу представляем фрагмент этой  надписи:

 

«Во время моего третьего похода я переправился через реку Забан (Большой Заб - Э.А.), перевалил через гору Зилар, и подступился к Наири. Я получил дань в виде упряжных лошадей от Дади из Хубушкия, Хиргина (вар. Сарчина- Э.А) сына Мигтиара, из Сунбы, Манны, Парсуа, Таурла.  Что касается Мисы, ужас блеска Ассура, моего владыки, подавил их. Они устрашились перед силой моего оружия, оставили свои города. Они схватились за непроходимые крутые горы. Укрепились на трех горных вершинах, что свисают с небес, подобно облакам, куда не в состоянии достигнуть птица в полете. Я погнался за ними и окружил те три горные вершины. В первый день я накинулся на них как стервятник. Перебил многих их воинов. Добычу, имущество, собственность, волов, овец, упряжных лошадей, двухгорбных верблюдов от них без числа я спустил с горы. Пятьсот их поселений, которые я разрушил, были снесены и горели огнем. 

 

К стране Гизиль-Бунде я направился. Кинаки, который я захватил, разрушил, опустошил и сжег в огне. Я перевалил через горы Бишбизида, получил дань у Титамашка из Сасиаша, и у Киары из Каршибута в виде упряжных лошадей. Блеск моей власти и натиск моего сильного сражения сокрушил всю Гизиль-Бунду. Они оставили свои многочисленные города и вошли в Ураш, в свою укрепленную цитадель. Я атаковал и захватил этот город и подобно красной шерсти обагрил главную улицу города кровью их воинов. Я перебил 6000 их бойцов. Их царя Пиришати с 1200 воинами схватил своими руками живьем и  полонил его. Добычу, имущество, собственность, волов, овец, лошадей, сосуды из серебра, чистое золото, медь без числа я унес, разрушая, опустошая и сжигая огнем. Я получил дань у Энгура из Цибары. Сделал изображение моей царской личности в натуральную величину и записал на нем дела Ашшура, моего господина, блеска моей отваги, и все совершенное мною в Наири, и поставил его в Зибаре, цитадели Гизиль-Бунды. Я направился в Мату (Мидия - Э.А.). Они устрашились мощного оружия Ашшура и моего ужасного боевого натиска, которому нельзя было противостоять, и они оставили свои города (и) поднялись на снежные горы. Я погнался за ними и преследовал их. Я убил 2300 бойцов Ханазирука мидийского и увел сто двадцать его верховых лошадей. Его имущество (и) собственность, которую нельзя было счесть, я унес. Саг-Биту, его царский город среди тысячи двухсот его городов, я разрушил, опустошил и сжег в огне».

 

Направление третьего похода Шамши Адада V берет начало от реки Верхний Заб  и тянется к Востоку.   Хубушкия находилась южнее оз. Ван, ранняя Манна больше занимала западные и южные части от оз Урмия. Парсуа (прим. - не путать с исторической Персидой) локализуется на территории современных Иранских останов Курдистана и Луристана. Эти земли в то время были значительными областями.

 

После получения от них дани Шамши Адад направляется в Гизиль-Бунду, описанию которой уделяется места больше, чем другим землям. Видимо, Гизиль-Бунда занимала огромную по сравнению с другими странами территорию. И для внушительности, рассказывая о своих деяниях в этой стране, Шамши Адад использовал фразу «всю Гизиль-Бунду». Судя по описанию,  царь Гизиль-Бунды имел многочисленные для того времени войска. После Шамши Адад V вступает на территорию Мидии, северной границей которой в те времена была нижнее течение реки Гызыл Узен, что является важным фактом.

 

Приводим  отрывок из надписей Раммана Нирари III, которого еще называют Ададнерари III (царств. 812-783 гг. до н. э.), переведенный на русский язык из вышеназванной книги Сэра Генри Роулинсона «ASSYRIAN AND BABYLONIAN LITERATURE»,  стр. 51:

 

«Дворец Раммана Нирари, великого царя, могущественного царя, царя Вселенной, царя Ассирии, царя,  которого владыка Игиги (небожитель - Э.А.) Ассур назвал своим дитя и вверил ему царство без соперника. Чей трон он (Ассур) основал и правление которого он сделал благотворным, подобно пастбищу для людей Ассирии. Непорочный священник, который восстановил Эшарру, неутомимый, который поддержал культ в храме, находящемся под покровительством Ассура, его господина, и подчинивший царей четырех частей света. Тот, кто начиная с горы Силуна в направлении восходящего солнца завоевал Габ, Эллипи, Хархар, Аразиаш, Мису, Мидию, Гизиль-Бунду по всей ее протяженности, Манну, Парсуа, Аллабрию, Абдадану, Наири по всей ее протяженности,  Андию, находящеюся вдали у гор, по всей протяженности к великому морю восходящего солнца; выше Евфрата Хатти, Ахарри по всей ее протяженности, Тир, Сидон, страну Омри, Эдом, Паласту до великого моря захода солнца, я подчинил и обложил их данью и подношениями...»

 

Великое море восходящего  солнца - это море Каспийское, захода -Средиземное. Ассирийский царь здесь просто очерчивает пределы своей империи, хотя данные сведения вызывают огромные сомнения. По всей вероятности, ассирийские цари в своих анналах выдавали желаемое за действительное. О Гизиль-Бунде, кроме упоминания и локализации рядом с Мидией, землями Наири, этот отрывок нам больше не дает какой-либо ценной информации.  

 

Сама область Гизиль-Бунда несколько раз упоминается в надписях Саргона II (царств. 722-705 гг. до н. э.).  Ниже представляем фрагмент надписи, который взят из книги Даниэля Девида Лукенбилла «ANCIENT RECORDS OF ASSYRIA AND BABYLONIA» (Древние Надписи Ассирии и Вавилонии), Чикаго, 1926, часть  II, стр. 8. В контексте речь идет о военной компании против Урарту, Манны и Мидии:

 

19. Во время своего восьмого года правления я пошел против стран Манна и Мидии. Дань Манны, Эллипи ................я получил у правителей гор, городов. У Зизи и Залы, правителей области Гизиль-Бунда,  дань у которых никто из царей до меня не смог получить я взял и .............Митатти из Зикирту я победил; его укрепленные и сильные города совместно с другими городами и окрестностями  я захватил, я заполучил от них добычу. Парда - его царский город я сжег в огне, и он вместе с народом его земли убежал так, чтобы больше не появляться».

 

Хотя и в тексте имеются пробелы,  по надписи выясняется, что до Саргона II дань из области Гизиль-Бунда не смог получить ни один ассирийский царь. Эти сведения противоречат вышеприведенным отрывкам из надписей ассирийских царей Шамси Раммана  II и Раммана Нерари III, которые твердят об обратном.  Подобных противоречивых  моментов в анналах ассирийских царей имеется немало и поэтому заявлениям ассирийских царей о победах в сражениях,  о завоеванных странах всерьез подходить не следует. Есть прекрасный пример Кадешской битвы (1275 г. до н.э.) на территории совр. Сирии между хеттским царем Хаттусили III и египетским фараоном Рамзесом II. Она  завершилась позорным поражением последнего и  его войска были разбиты. Сам Рамзес  с трудом унес ноги, и лишь болотистые местности на подступах к полуострову Синай не позволили коннице Хаттусилиса окончательно догнать и взять его в плен. В результате Египет кроме 30- тысячной армии потерял также Палестину и территории вокруг нее. Но  хроники Рамзеса II полны дифирамбами и нереальными сценами баталий, где египетский царь едва ли  не в одиночку разгромил 20 тысячную конницу хеттского царя и потопил их в реке Оронт.

 

Практика фальсификации, подлогов  истории имеет очень древние корни. И поэтому сложно объективно подходит к сведениям ассирийсикх царей с точки зрения исторической достоверности. Они больше интересны своей ономастикой и топонимией.   В этом плане вышеприведенный отрывок Саргона II интересен еще тем, что он упоминает город под названием Парда севернее Манны.

 

Приводим еще один отрывок из надписей Саргона II, где упоминается область Гизиль-Бунда. Текст взят из книги И. М. Дьяконова «АССИРО-ВАВИЛОНСКИЕ ИСТОЧНИКИ ПО УРАРТУ», Вестник древней истории, № 2, 1951 г.

Письмо Саргона II к богу Ашшуру с описанием похода против Урарту 714 г. до н. э.

«(51) Я отправился из Парсуаша и прибыл в Мисси, область Страны Маннеев. Уллусуну с людьми страны своей в сердечной готовности служить мне поджидал моего подхода в своей крепости Сирдакка. Подобно моим доверенным, ассирийским областеначальникам, он устроил склады муки в вина для прокорма моего войска, поручил мне своего старшего сына с подношением и приветственным даром и для укрепления своего царства посвятил мне свою стелу. Я принял больших упряжных коней, крупный и мелкий скот, его дань, и он повергся ниц предо мною ради своего отмщения. Чтобы стопы какмийцев, злых врагов, были отвращены от страны его, чтоб Урсе в полевой битве было нанесено поражение, чтобы рассеянные маннеи были возвращены на место, чтобы ему попрать врагов своих победоносно и достигнуть желания сердца, сам он и великие, решающие совет страны его, молили меня и предо мной на четвереньках ползали, как собаки. Я оказал им милость, принял их молитвы, слова их просьбы я услышал и сказал им: «Помилование». Ради отменной силы, которую подарили мне Ашшур и Мардук, возвеличив оружие мое более, чем всем князьям вселенной, я обещал им низвергнуть Урарту, восстановить их границы, дать мир угнетенным людям Страны Маннеев - и они уповали сердцем. Пред царем Уллусуну, их господином, я поставил накрытый стол, возвысил престол его выше, чем Иранзу, отцу его, родителю; их с ассирийцами я посадил за веселую трапезу, и мою царственность перед Ашшуром и богами страны своей они благословили. Зизи аппатарский и Залай китпатский, начальники поселений области Гизиль-Бунда, что живут в отдаленных горах в дальнем месте и вдоль Страны Маннеев и страны мидян преграждают путь, как засов, - а люди, живущие в этих поселениях, полагаются на собственную силу и не знают над собой господства, - чьих жилищ из царей, бывших до меня, никто не видел, не слыхал их названия, податей их не принимал, - по великому слову Ашшура, моего владыки, подарившего в дар мне покорение горных князей и принятие их подношений, - услыхали они о проходе моего войска, и покрыл, их страх, в их стране поразил их ужас; свою дань - упряжных коней и без счета крупной и мелкой скотины собрали они из Аппатара и Китпата и доставили ко мне в маннейскую Зирдиакку; о спасении жизни они меня умоляли, чтоб не разрушать их стены, они лобзали мои ноги. И для благополучия их страны я назначил над ними надзирателя и причислил их под власть моего доверенного человека, областеначальника Парсуаша».

 

Саргон II сообщает, что Уллусуну,  царь Манны, специально в его честь установил стелу с надписями. При этом делается ударение на «свою стелу». Этот факт свидетельствует о наличии  в стране Манна своей письменности. Возможно, что это был один из видов клинописного письма.

 

Опять же Саргон II отмечает, что страна Гизиль-Бунда никогда до него не носила ярмо чужого  господства и тем более до него в ассирийском мире  не было никаких сведений о жителях страны. Единственно четко вырисовывается то, что область Гизиль-Бунды  была обширна и очень значима. Самым важным и не противоречащим друг другу сведением в надписях ассирийских царей является факт того, что область Гизиль-Бунда, находясь между границей Манны  и  Мидии на всей протяженности, при этом не подчинялась ни одной из этих стран. Это может быть обусловлено только храмовым статусом области Гизиль-Бунда, которая была неприкосновенна и находилась в общем пользовании населения Манны и Мидии, которое во многом была родственного, а иногда даже единокровного происхождения. В принципе, буквальная этимология названия области Гизиль-Бунда - «Привилегированная земля сакрального пламени,  находящаяся в общем пользовании» является лишним свидетельством общности и неприкосновенности самой области, а тюркский корень в имени является прямым указанием на этнический состав Манны и Мидии.

 

Таким образом,  сама земля, по воззрениям, считалась находящейся под покровительством священного огня. Напоминаю, что главный храм огня Мидии и Манны находился южнее озера Урмия в бассейне р. Кызыл-Узен, недалеко от совр. городка Текаб. А, переделав очень длинную и сложную семантику тюрко-мидийского топонима Гизиль- Бунда,  мы видим, что само название области этимологически выводится как «Земля священного огня». И это является самым ранним и известным упоминанием эпитета «Страна Огней», который на протяжении всей истории проецируется на Азербайджан. 

 

Эльшад Алили

 

 

http://erevangala500.com/?direct=news_page&id=142

 

 

 

 

Река Гызыл-Узен в Южном Азербайджане:

 

4b3bf1f0e29f.jpg

Link to post
Share on other sites

Очень любопытно!

кухарь (диалектн. повар). Фасмер полагает в числе прочего, что заимствованного из д.-в.-н. kochon "варить". Очень согласуется с kiz -  жарить, поджаривать, поджарить, изжарить, запечь, нагревать; иметь жар, высокую температуру13.

А турецкое guz - осень? Вроде как очень похоже на qisar – краснеть, багроветь; накаляться, раскаляться15. Да и qizar, qisar очень похоже на гусар (подавляющая трактовка происхождения - от венгерского "двадцать", но в костюмах гусар исторически преобладал цвет красный, украшения из крыльев хищных птиц. да и ведёт этот вид лёгкой кавалерии от турецкой конницы «дели» )

А Казары (хазары), гисары, гузары и казарии? А жар, заря, Зарема, Сара?
 

Гизильбунда – страна священного огня

1 часть
qiz – краснеть, пламенеть, багроветь11: qiza – горн кузнечный12;

kiz -  жарить, поджаривать, поджарить, изжарить, запечь, нагревать; иметь жар, высокую температуру13.

производные;

qizar – краснеть, багроветь; накаляться, раскаляться14;

qisar – краснеть, багроветь; накаляться, раскаляться15.

Тюркский словообразовательный аффикс -il, -ıl в слове kızıl/qizil-красный

Link to post
Share on other sites

 жар, заря и яркий скорее всего связаны с прототюркским йар/сар - свет. через сумерийскую лексику этот корень попал в аккадский и оттуда перескочил в другие семитские языке. и сегодня на арабском шарк-восток на самом деле буквально имеет значение восхода солнца. а слово шарака-светлеть, и уже производный по закону аккадского и арабского языков (через трансфикс) ишрак-свет.

Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...