Jump to content



Polat

Каракалпа́кский язы́к

Recommended Posts

 

 

 

В современном городе Ходжейли на северо-востоке расположен старый город Ходжейли между каналами Суенли и Конырат, так в этом части города на юго-западе (старый город Ходжейли) ест квартал "Казак ауыл" где жили представители военного сословия, т.е. там жили большинство каракалпаки, а так-же узбеки, казахи и туркмены. Они и занимались только военными делами, так как граница с Х.х. находился на юге города. 

 

 

если кому то не нравится слово "доили", то пусть это будет называться "взымали налоги".

кочевая знать всегда тяготела к указанным городам, т.к. обладая ими она имела экономические и политические профиты.

эксплуатировать и зажимать налогами кочевников скотоводов было невыгодно, а иногда даже опасно, т.к. сама власть в опиралась на военную силу состоящую из этих же кочевников.  

 

Полат, про Ходжейли я ничего не говорил. Но странно звучит Казак аул, где большинство каракалпаки :blink:  

 

:turkmen1:

Ходжейли это пример.

Насчёт "Казак ауыл", дед говорил что оседлый население города кочевников называли "козах" и у самых кочевников это получился как "Қазақ ауыл". Это объяснение близка к истине, так как эти местности в 15 в. были расселины выходцами из Туркестана и основался как город в втором половине 16 в., а в начале 17 в. на этих территориях кочевники Аранцы из Устюрта, Сырыкамыша и Узбоя основали государство Аранцев (Аральцев). Начиная с 17 в. до 19 в. Ходжейли стал городом с таможенным пунктом и гарнизоном страны. 

на этом карте современная город Ходжейли (красная линия), канал Суенли, территория старого города (зелёная) и квартал "Казак ауыл" (оранж).

3fd14c91abf9.jpg

Link to post
Share on other sites

Везде говорят, якобы казахи всегда кочевали и ненавидели городскую жизнь! (шутка) :turkmen1:

Я не знаю историю каракалпаков или узбеков, но я как раз знаю историю казахов, так как в школе было тонкая учебник "Қазақстан тарихы".

А города Сыгнак, Туркестан и даже Ташкент не назывались "Қазақ елиниң астанасы", а именно назывался "Қазақ хан ордасы". Каждый хан мог выбрать любую точку ханство поднят свою ставку и объявит как "Хан орда".

в этих городах жили сарты. которых постоянно "доили" их кочевые хозяева.

В Ташкенте в настоящее время проживает кокандский сарт мирза Ахмед, бывший куш-беги, близко стоявший к Якуб-Беку и к событиям его времени [ The life of Jakoob beg; athalik ghazi, and badaulet; ameer of Kashgar (London, 1878)]. Во времена правления Мирзы Ахмада закят был увеличен в четыре раза. Мирза Ахмад пускался на всякие ухищрения для получения дополнительных взяток. Так, например, он не пропускал казахов и киргизов, направляющихся на ежегодные летние пастбища или зимние стоянки, и приказывал им отправляться в другие места. "Мирза Ахмад приказал роду казахов, постоянное местожительство, а также пастбища и зимовья которого с давних пор находились в окрестностях Аулие-Ата, перекочевать в район Чимкента. Обеспокоенные этим, представители рода стали давать взятки людям, близким этому тирану, и уверяли его, что община обязательно отдаст 4 тысячи тилля, лишь бы она осталась на прежнем месте. Одним словом, подобным его притеснениям нет числа и говорить о них пустая трата времени" [27, л.162б]. В другом случае, увидев на базаре Аулие-Аты старшину одной из аульной общины, Мирза Ахмад схватил его и сказал: "Ваша община должна 500 тилля, сейчас же ты найдешь эти деньги". При этом он пригрозил ему телесным наказанием, если тот тотчас же не найдет деньги, а так же посоветовал занять необходимую сумму у хозяина какой-нибудь лавки на этом базаре. Хозяин одной из лавок предоставил необходимую сумму под большие проценты. С этой суммы в качестве процентов необходимо было выплачивать по 500 тенге в день, за каждый просроченный день дополнительно по 500 тенге. Также для Мирзы Ахмада у населения отнимали лучших лошадей [Сочинение Абу Убайдуллаха "Хуласат ал-ахвал"].

Абу Убайдуллах отмечает, что "…хотя при прежних хакимах также применялись жестокости, но притеснения (Мирзы Ахмада), которым нет числа и предела, превзошли бывшие порядки и правила". И далее приводит такие данные: "За те пашни, за которые при прежних хакимах казахи и киргизы платили 100 тилля, Мирза Ахмад установил плату 250 тилля, а в некоторых местах по его приказу плату увеличили в три и четыре раза. В ряде мест казахи продавали весь урожай, рабочий скот, но и этого не хватало для уплаты назначенной (Мирзой Ахмадом) суммы. (Тогда) они продавали своих десяти-двенадцатилетних дочерей, и деньги отдавали (Мирзе Ахмаду). На следующий год, оставшись без рабочего скота и (других) средств, они не могли возделывать землю. А (Мирза Ахмад) невыплаченные деньги, зафиксированные в его дафтаре, перекладывал на всю общину, к которой относился недоимщик" [27, л.162б-163а].

Ненависть и недовольство населения по отношению к Мирзе Ахмаду день ото дня усиливались. Сборщики налогов, опасаясь населения, стали выезжать для сбора хараджа и закята в сопровождении войска. В 1857 г. для сбора налогов с населения в окрестностях Аулие-Аты, Абу Убайдаллах с отрядом в 30-40 человек направляется в селение Мерке, находящемуся к востоку от Аулие-Ата. В то время, когда они собирали "закати гусфанд" (налог с баранов) от имени Мирзы Ахмада прибыли четыре есаула и насильно стали собирать дополнительные налоги. Возмущенное таким притеснением, местное население в один из этих дней подняло восстание, "…отряд кочевников численностью двести всадников со своим старшиной Худайбергеном во главе напал на сборщиков закята. Сборщиков схватили, раздели догола и по одному развезли по аулам". Сам Убу Убайдуллах находился в доме Худайбергена [26, л.164б-165а]. Через три дня Абу Убайдуллах был освобожден из-под ареста и направился в Аулие-Ата, уже охваченное восстанием. Восставшее население осадило Мирзу Ахмада вместе с войском в крепости Аулие-Ата. Для его вызволения из заточения кокандский хан Худайар-хан направляет войска в несколько тысяч человек во главе с Шадманом-ходжой и Малля-ханом, благодаря которым тот спасается.

При описании этого восстания Абу Убайдуллах отмечает, что на другой день после ареста сборщиков закята старшина Худайберген отправился со своей общиной к русским: "После вечерней молитвы (Худайберген) выступил вместе со своим илатие и отправился к русским и нас (сборщиков закята) также повел с собой. Настало утро. После этого он обратился ко мне и сказал: "О такой-то! Не один я совершил такое дело – все илатие от ташкентских ворот в эту сторону уже в течение двух лет договаривались об этом". Из-за несправедливостей этого "курносого" жестокого тирана (Мирзы Ахмада) мы оказались в тяжелом положении. …Одним словом, я в этот день задержал сборщиков закята. Знайте, что в тот день во всех илатие также задержали сборщиков закята, мы, все казахские старшины, договорились. Что таким способом мы или покончим с этим "курносым", или перекочуем к русским… Если бы мы знали, что, притесняя нас, он заберет все наше имущество, а нам останется (хотя бы) жизнь, то мы никогда бы не ушли к русским, отвернувшись от государства мусульман" [27, л.164б-165а]

Link to post
Share on other sites

 

 

Везде говорят, якобы казахи всегда кочевали и ненавидели городскую жизнь! (шутка) :turkmen1:

Я не знаю историю каракалпаков или узбеков, но я как раз знаю историю казахов, так как в школе было тонкая учебник "Қазақстан тарихы".

А города Сыгнак, Туркестан и даже Ташкент не назывались "Қазақ елиниң астанасы", а именно назывался "Қазақ хан ордасы". Каждый хан мог выбрать любую точку ханство поднят свою ставку и объявит как "Хан орда".

в этих городах жили сарты. которых постоянно "доили" их кочевые хозяева.

В Ташкенте в настоящее время проживает кокандский сарт мирза Ахмед, бывший куш-беги, близко стоявший к Якуб-Беку и к событиям его времени [ The life of Jakoob beg; athalik ghazi, and badaulet; ameer of Kashgar (London, 1878)]. Во времена правления Мирзы Ахмада закят был увеличен в четыре раза. Мирза Ахмад пускался на всякие ухищрения для получения дополнительных взяток. Так, например, он не пропускал казахов и киргизов, направляющихся на ежегодные летние пастбища или зимние стоянки, и приказывал им отправляться в другие места. "Мирза Ахмад приказал роду казахов, постоянное местожительство, а также пастбища и зимовья которого с давних пор находились в окрестностях Аулие-Ата, перекочевать в район Чимкента. Обеспокоенные этим, представители рода стали давать взятки людям, близким этому тирану, и уверяли его, что община обязательно отдаст 4 тысячи тилля, лишь бы она осталась на прежнем месте. Одним словом, подобным его притеснениям нет числа и говорить о них пустая трата времени" [27, л.162б]. В другом случае, увидев на базаре Аулие-Аты старшину одной из аульной общины, Мирза Ахмад схватил его и сказал: "Ваша община должна 500 тилля, сейчас же ты найдешь эти деньги". При этом он пригрозил ему телесным наказанием, если тот тотчас же не найдет деньги, а так же посоветовал занять необходимую сумму у хозяина какой-нибудь лавки на этом базаре. Хозяин одной из лавок предоставил необходимую сумму под большие проценты. С этой суммы в качестве процентов необходимо было выплачивать по 500 тенге в день, за каждый просроченный день дополнительно по 500 тенге. Также для Мирзы Ахмада у населения отнимали лучших лошадей [Сочинение Абу Убайдуллаха "Хуласат ал-ахвал"].

Абу Убайдуллах отмечает, что "…хотя при прежних хакимах также применялись жестокости, но притеснения (Мирзы Ахмада), которым нет числа и предела, превзошли бывшие порядки и правила". И далее приводит такие данные: "За те пашни, за которые при прежних хакимах казахи и киргизы платили 100 тилля, Мирза Ахмад установил плату 250 тилля, а в некоторых местах по его приказу плату увеличили в три и четыре раза. В ряде мест казахи продавали весь урожай, рабочий скот, но и этого не хватало для уплаты назначенной (Мирзой Ахмадом) суммы. (Тогда) они продавали своих десяти-двенадцатилетних дочерей, и деньги отдавали (Мирзе Ахмаду). На следующий год, оставшись без рабочего скота и (других) средств, они не могли возделывать землю. А (Мирза Ахмад) невыплаченные деньги, зафиксированные в его дафтаре, перекладывал на всю общину, к которой относился недоимщик" [27, л.162б-163а].

Ненависть и недовольство населения по отношению к Мирзе Ахмаду день ото дня усиливались. Сборщики налогов, опасаясь населения, стали выезжать для сбора хараджа и закята в сопровождении войска. В 1857 г. для сбора налогов с населения в окрестностях Аулие-Аты, Абу Убайдаллах с отрядом в 30-40 человек направляется в селение Мерке, находящемуся к востоку от Аулие-Ата. В то время, когда они собирали "закати гусфанд" (налог с баранов) от имени Мирзы Ахмада прибыли четыре есаула и насильно стали собирать дополнительные налоги. Возмущенное таким притеснением, местное население в один из этих дней подняло восстание, "…отряд кочевников численностью двести всадников со своим старшиной Худайбергеном во главе напал на сборщиков закята. Сборщиков схватили, раздели догола и по одному развезли по аулам". Сам Убу Убайдуллах находился в доме Худайбергена [26, л.164б-165а]. Через три дня Абу Убайдуллах был освобожден из-под ареста и направился в Аулие-Ата, уже охваченное восстанием. Восставшее население осадило Мирзу Ахмада вместе с войском в крепости Аулие-Ата. Для его вызволения из заточения кокандский хан Худайар-хан направляет войска в несколько тысяч человек во главе с Шадманом-ходжой и Малля-ханом, благодаря которым тот спасается.

При описании этого восстания Абу Убайдуллах отмечает, что на другой день после ареста сборщиков закята старшина Худайберген отправился со своей общиной к русским: "После вечерней молитвы (Худайберген) выступил вместе со своим илатие и отправился к русским и нас (сборщиков закята) также повел с собой. Настало утро. После этого он обратился ко мне и сказал: "О такой-то! Не один я совершил такое дело – все илатие от ташкентских ворот в эту сторону уже в течение двух лет договаривались об этом". Из-за несправедливостей этого "курносого" жестокого тирана (Мирзы Ахмада) мы оказались в тяжелом положении. …Одним словом, я в этот день задержал сборщиков закята. Знайте, что в тот день во всех илатие также задержали сборщиков закята, мы, все казахские старшины, договорились. Что таким способом мы или покончим с этим "курносым", или перекочуем к русским… Если бы мы знали, что, притесняя нас, он заберет все наше имущество, а нам останется (хотя бы) жизнь, то мы никогда бы не ушли к русским, отвернувшись от государства мусульман" [27, л.164б-165а]

 

 

был и такой период во времена усиления кокандского ханства в первой половине 19 века. никто не спорит.

речь идет о 16-18 веках

Link to post
Share on other sites

Қазақ пен қарақалпақ ағайын - мы братья и нам нечего делить, кончайте терки.

 

Свою точку зрения на искусственное название столицы я уже выссказал, я против, я за исконное и древнее казахское название поселения. Считаю, что смена родного названия на чужое это яркий показатель манкуртизма и низкой национальной культуры. Уважающие себя народы никогда такого не допускают и берегут все древнее и родное как зеницу ока (примеров много). Чем и кому не понравилось красивое казахское название Ақмола (Aqmola)? Смущает специфическая казахская фонема "Қ" (Q)? Если да, то это тоже яркий признак манкуртизма. Давайте тогда вообще исключим из нашего алфавита все такие буквы, чтобы европейцам было легко и вольготно было в гостях у нас. Надеюсь, что когда нибудь придет здравомыслящая и образованная власть и населенным пунктам вернут свои исконные названия.

 

И еще, Ақмола никак не Ақмол (молочное изобилие), это обычная народная этимология.  :) Если будем идти по такому пути, то в скором времени столичные жители станут гусями белыми в молочном изоблии, а жители прежней столицы - гусями белыми дедушки яблок. :lol:  

  • Одобряю 1
Link to post
Share on other sites

Ну так давайте все менять. Оставим что-то от советов, от русских империалистов, от джунгар и еще бог знает кого?!

Link to post
Share on other sites

 

До речі, могнольські майдани також відбуваються в юртах (що й недивно).

 

 

Монголы не знают слова майдан  в том смысле, в котором его используют хохлы, да и в других значениях тоже. 

Не знаю, может у арабов и персов мейдан это место торговли или еще что-то, но у нас, казахов, майдан - это поле битвы, фронт!

 

Так что любому казаху понятны новости о "майданской", т.е. баррикадной  украинской демократии. 

 

 

Майда́н (перс. میدان — meydan) — персидское по происхождению слово, означающее любую открытую площадку, парк или площадь.

 

майдон          уз. - площадь

майдон(и) тадж. - площадь

майдан          кз. - площадь, поле битвы, фронт.

мейдан    туркм. - площадь/ севаш мейданы - поле битвы, фронт.

 

арабский مربع слышатся как "morodaa" - это и есть украинский "майдан", а арабский منطقة слышатся как "mintahaa" - переводится на русский "площадь". Но "минтақа" /mintaqa/ на узбекском означает "регион", а на каракалпакском "аймақ".

 

Для каракалпаков "майдан" - улица, площадь, поле, долина/ саўаш майданы - поле битвы, фронт.

 

Кроме этих на разговорном "майдан" означает туалетсортиртолчокнужникуборная, а официально на кк.лит."ҳәжетхана" - это туалетуборная

 

Например (разговорный):

Майданға шығаман / Майданға шығып келсем болама - можно выйти по нужде

Майданға шығып келдим - я был в туалете/уборный

Майданға шығыпатырман /шығыпатпан/ - я в туалете

Майданға шығатын жерди көрсетип жибер(иң) - укажите где туалет/сортир/уборная/

Link to post
Share on other sites
мейдан    туркм. - площадь/ севаш мейданы - поле битвы, фронт
Для каракалпаков "майдан" - улица, площадь, поле, долина/ саўаш майданы - поле битвы, фронт.

 

По-моему слово "саваш"/"саўаш" - тюркизм, огузский слово.

 

Слова "вайна"/битва/фронт/ переводится на каракалпакский "саўаш"/урыс/

 

А так же турецкий "savaş" и туркменский "sawaş" - переводится как "война", а турецкий "savaşı" -  "войн", азербайджанский "savaş" - переводится как "ссора"

Link to post
Share on other sites

Как-то зациклился на слове "гульдирмама" (гром). Пожалуй, этого слова у соседей нет.

"Гульдир-сылдыр" с каракалпакского переводится - грохот, раскатистый шум. А окончание "-мама" связано с мифологическим именем, но произносить его "табу" - запрещено. Помню, бабушка рассказывала про какую-то пери (богиню), произношение её имени вслух может привести к печальным последствиям. 

 

Оказывается есть Богиня грома (Фаитири) в мифологии маори.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%80%D0%B8

 

Известны ли имена Богинь грома в Средней Азии, кто знает?

Link to post
Share on other sites

Как-то зациклился на слове "гульдирмама" (гром). Пожалуй, этого слова у соседей нет.

"Гульдир-сылдыр" с каракалпакского переводится - грохот, раскатистый шум. А окончание "-мама" связано с мифологическим именем, но произносить его "табу" - запрещено. Помню, бабушка рассказывала про какую-то пери (богиню), произношение её имени вслух может привести к печальным последствиям. 

 

Оказывается есть Богиня грома (Фаитири) в мифологии маори.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%80%D0%B8

 

Известны ли имена Богинь грома в Средней Азии, кто знает?

По - моему каракалпакский "гульдирмама" (гром) связано фарсий, так как "гром" на узбекском "момақалдироқ"  и на таджикском момоқулдуроқ. В этих словосочетаниях присутствует слово "мама", "мома" и "момо", а так же "гром" на таджикском "гулдуррос".

В детстве старые говорили про гром - "аспанда жалмаўыз кемпир постынын қақты", т.е. мифический небесный баба-чудовище (не жалмаўызкемпир /баба яга/) встряхивает тулуп. 

 

гром на языках народов Средней Азии:

 

каракалпакский - гульдирмама

 

узбекский - момақалдироқ

 

казахский - күн күркіреу

 

кыргызский - күркүрөө; күндүн күркүрөесү; күн күркүрөйт;

 

туркмен. - (примерно) hunurdemek, ildirim

 

таджик. -1. тундар, раъд, момоқулдуроқ; раскаты грома ғурриши тундар; грохочет гром раъд меғуррад 2. перен. ғурриш, гулдуррос; гром аплодисментов гулдурроси чапакзанӣ; гром канонадӣ гулдурроси тӯппаронӣ <> как громом поражённый моту мабҳут; как гром среди ясного неба мисли балои ногаҳонӣ; метать громы и молнии оташин шудан; пока гром не грянет то табар ома-дан, кунда осудаст; разразй [меня] гром хок ба сарам, ки ...; бало занадам!

 

а так же:

 

тараский - күкрәү, күк күкрәү.

 

турецкий - gök gürültüsü /гөк гүрилдиси/

 

азербайджан - ildırım (гром и молния)

Link to post
Share on other sites

Я не помню имени, поэтому интересуюсь, были ли какие-то мифические названия богов/богинь на территории Средней Азии. Старые люди все природные явления связывали с каким-то мифическим созданием. И в моем детском сознании они материализовались в виде огромных людей - Богов. Сейчас конечно смешно все это вспоминать. 

Link to post
Share on other sites

Я не помню имени, поэтому интересуюсь, были ли какие-то мифические названия богов/богинь на территории Средней Азии. Старые люди все природные явления связывали с каким-то мифическим созданием. И в моем детском сознании они материализовались в виде огромных людей - Богов. Сейчас конечно смешно все это вспоминать. 

 

Ещё "гульдирмаму" связывает с легендами Гульдирсин из историй античный Хорезмского крепости Гульистан, IV - III вв. д.н.э. и XII - XIII вв. н.э. расположенный вблизи современного города Беруни (Каракалпакстан).

вот один из легенды про Гульдирсин:

 

 

Большой Гульдурсун, крепость, IV-III века до нашей эры, XII-XIII века нашей эры

 
Расположена в 20 км. к востоку от г. Беруний. Обследована в 1937 году археологами Я. Г. Гулямовым, в 1940 году продолжены С. П. Толстовым и в 1987-1994 годы О. Т. Доспановым. 
Большой Гульдурсун — одна из крупных пограничных крепостей Хорезма, построена на основе запустевшей античной крепости. В плане она представляет собой неправильный прямоугольник размером 350?230 м., ориентированный углами по сторонам света. 
Внутри при археологических раскопках найдено большое количество античной и средневековой керамики, бронзовых поделок и украшении, Античные и средневековые монеты. Судя по находкам монет можно определить, что последний период обживания памятника относится к 1220 году. К моменту правления Мухаммеда Хорезмшаха, т. е. к времени нашествия Монгольских войск в Хорезм.
 
Легенда городища Гульдурсун.
 
Грандиозные развалины Гульдурсуна овеяны легендами и сказаниями. Еще недавно в народе ходили поверья, что это проклятое место, что в крепости скрыт подземный ход, охраняемый драконом, что всякий, кто попытается искать неисчислимые сокровища Гульдурсуна, должен погибнуть. (Легенда записана Каракалпакским ученым У. Кожуровым). 
«Гюлистан» — «Цветник роз». По преданию это был богатый город с цветущей, изобилующий водой округой. Городом правил старый падишах, имевший красавицу — дочь по имени Гульдурсун. И счастливый город постигала беда: из пустыни пришли полчища калмыков (монголов), разрушая все на своем пути. Калмыки (монголы) опустошили цветущие поля и сады и плотным кольцом охватили город. Мужественно оборонялись жители, и враги были не в силах преодолеть их сопротивление. Прошли месяцы, и на помощь завоевателям пришли еще более страшный враг — голод. Иссякли запасы. Люди умирали на улицах. Поредевшие защитники с трудом держали оружие в ослабевших руках. Созвал тогда падишах на совет своих вельмож и полководцев. 
И нашелся среди них один, предложивший испытать последнее средство спасения. Это был хитроумный план. Осаждение гюлистанцы привели во дворец лучшего из сохранившихся еще нескольких быков, досыта накормили его последний пшеницей из царских закромов и выпустили за городскую стену. А от голода страдали не только осажденные, но и осаждавшие. Опустошив округу, калмыки (монголы) за многомесячную осаду съели всё, что можно было съесть, и в лагере их начали подумывать о неизбежности снятия осады. Голодные калмыки (монголы) поймали и убили быка, и когда увидели, что желудок его набит отборным пшеничным зерном, пришли в смятение: «Если они скотину так кормят, какие же еще у них запасы! — кричали воины — осада безнадежна, город неприступен, надо уходить, пока мы не умерли с голода». 
Так решили военачальники калмыков (монголов), и в лагере начались сборы в обратный поход. Но иначе решила дочь падишаха — Гульдурсун. Много месяцев наблюдала она со стен за предводителем калмыков (монголов), молодым красавцем, смелым витязем-сыном калмыцкого (монгольского) царя. В сердце ее вспыхнула неудержимая страсть к предводителю врагов ее народа. И когда увидела она, что хитрость осажденных удалось, что над лагерем врага стоит рев нагружаемых верблюдов, одна за другой исчезают сверстываемые бесчисленные юрты калмыков (монголов), что не пройдет и несколько часов, как они уйдут и навсегда уйдет с ними красавец-царевич, свершила она недостойное дело: с преданной служанкой послала она калмыцкому витязю письмо, где описала свою страсть к нему и выдала тайну гюлистанцев «Подожди еще один день, — писала она, — и ты увидишь сам, что город сдастся». 
Калмыки (монголы) развьючили своих верблюдов, и вновь в ночи загорелись бесчисленные лагерные костры. И когда на рассвете гюлистанцы увидели, что враги еще теснее охватили город, что не увенчалась успехом их хитрость, они пришли в отчаяние, и умирающие от голода город сдался на милость победителя. Город был разграблен и сожжен, жители частью перебиты, частью уведены в рабство. Предательницу Гульдурсун привели к царевичу. Он взглянул на нее и сказал: «Если она из-за недостойной страсти к врагу своей родины предала свой народ и своего отца, как же она поступить со мною, если кто-нибудь другой пробудит ее страсть? Привяжите ее к хвосту диких жеребцов, чтобы не смогла она больше предать никого». И разорвали кони тело Гульдурсун на мелкие части и рассеяли его по полям. И от проклятой крови предательницы запустело это место и стали звать его не Гюлистан, а Гульдурсун. 
В этом трагическом сказании есть зерно исторической истины. В преданиях народов Средней Азии под именем калмыков — грозных завоевателей XVII-XVIII веков, огнем и мечом прошедших по Казахстану и северной части Средней Азии, — сплошь и рядом скрываются еще более свирепые завоеватели XIII века монголы Чингиз-хана. И именно в дни монгольского нашествия оборвалась жизнь в стенах и на полях Гульдурсун, вновь расцветающего в наши дни.
Link to post
Share on other sites

 

 

 

Ещё "гульдирмаму" связывает с легендами Гульдирсин из историй античный Хорезмского крепости Гульистан, IV - III вв. д.н.э. и XII - XIII вв. н.э. расположенный вблизи современного города Беруни (Каракалпакстан).

вот один из легенды про Гульдирсин:

 

Гульдирсин это легенда, то есть, сама Гульдирсин или ее прототип могла существовать в реальности, а богиня грома это мифология, то есть, представление чего-то призрачного как реально существующего. Поэтому между гульдирсин и гульдирмамой, кроме созвучия никаких связей не может быть. В каракалпакском, узбекском и таджикском переводах грома есть общее -мама/мамо/момо, да и первая половина слова тоже почти созвучна. Пожалуй, вопрос о Богах нужно адресовать узким специалистам.

Link to post
Share on other sites

Ув. Нуреке, никто не утверждает, что в каракалпакском нет арабизма и даже фарси. Об этом обсуждалось, когда разбирали слово "гөш" (мясо).

Все возвращаемся к одному и тому же. Лучше давайте разбирать схожие слова, например: у нас есть слово "Айланайын", у казахов "Айналайын". Оба слова ласкательные, разница лишь в двух буквах, поменявшихся местами. 

КК: Айлану - кружиться, Айналау - зазеркалить, то есть, айна - зеркало.

Как будет по-казахски?

 

Казахи говорят и так и эдак. У нас порой несколько фонетических вариантов одного и того же слова, вот пара примеров пришедших на память:

 

Айналу - Айлану (кружиться, зеркало тут не причем, зазеркалить будет - айналАу): у нас некоторые говорят айлану, а некоторые айналу, в т.ч. и ваш покорный слуга. :)

Қайра - Қайта (назад/обратно, снова/вновь): я привык говорить қайта

Дөңгелек - Доңғалақ (колесо): у нас говорят доңғалақ 

Нәжік - Нәзік (нежный): у нас второй вариант

Подробнее вы можете ознакомиться с ними в соседней ветке, где я привел сравнения между лексикой казахов Сарыарки и Западной Сибири (нашей) с одной стороны и запада, юга, востока с Монголией и КНР с другой.

 

Начальная Б/П - опять же у нас произносят разные слова по разному, некоторые слова обязательно на Б (Болат, Батима, батінке и др.), но некоторые слова обязательно на П (пәле, Пазыл-хан), тогда как в других вышеуказанных регионах страны все в точности наоборот (Патима, бәле, Базыл-хан).

Link to post
Share on other sites

Совершенно верно, различия только в буквах не считая окончаний -лар, -лер. Каракалпакские слова на "б" по-казахски начинаются на "п" и наоборот, каракалпакские "ғ" по-казахски "қ" и т.д. Ғаз - қаз, ғарға - қарға, полат - болат и т.д. Дөңгелек (колесо) как пишется, так и произносится. Но бывает, например, "саат" (часы) пишется без буквы "ғ" в середине, но часто произносится как "сағат". Единственное затруднение для казахов может быть в произношении буквы "х" с хвостиком (у меня нет каракалпакского алфавита). Эта буква аналог казахской буквы "h". Она является начальной буквой множества каракалпакских слов, при произношении из гортани высвобождается только приглушеный воздушный звук: хаял (женщина), хауа (воздух), хәрре (пчела), хайуан (хишный зверь), хүр (фея), хүрмет (почет, уважение), хуждан (душа), хүжим (атака/бой), хәмир (указ), хүкимет (правительство), хәким (мэр), хәжетхана (уборная), хәруах (на человека с каким-то божественным даром целителя), хәсирет (о событиях разрушительной силы) и т.д. Эти слова у казахов тоже есть и означают одно и тоже, но чаще буква "h" в начале казахских слов пропускается, по-моему вообще не применяется.

По поводу "Айланайын" я уже сомневаюсь, так как, я всегда слышал только это слово, а недавно слушал каракалпакскую колыбельную, где исполнительница четко произносит "Айналайын". В одном из каракалпакских диалектов, возможно произносится именно это слово.

Нәзик (нежный) у нас будет "зейинли", "қайра-қайта" у нас "қайта-қайта".

Естественно, есть и слова, которых нет во взаимном обращении, есть слова-омонимы, есть синонимы и т.д., но об этом можно поговорить при случае, на конкретном слове.

Link to post
Share on other sites

Совершенно верно, различия только в буквах не считая окончаний -лар, -лер. Каракалпакские слова на "б" по-казахски начинаются на "п" и наоборот, каракалпакские "ғ" по-казахски "қ" и т.д. Ғаз - қаз, ғарға - қарға, полат - болат и т.д. Дөңгелек (колесо) как пишется, так и произносится. Но бывает, например, "саат" (часы) пишется без буквы "ғ" в середине, но часто произносится как "сағат". Единственное затруднение для казахов может быть в произношении буквы "х" с хвостиком (у меня нет каракалпакского алфавита). Эта буква аналог казахской буквы "h". Она является начальной буквой множества каракалпакских слов, при произношении из гортани высвобождается только приглушеный воздушный звук: хаял (женщина), хауа (воздух), хәрре (пчела), хайуан (хишный зверь), хүр (фея), хүрмет (почет, уважение), хуждан (душа), хүжим (атака/бой), хәмир (указ), хүкимет (правительство), хәким (мэр), хәжетхана (уборная), хәруах (на человека с каким-то божественным даром целителя), хәсирет (о событиях разрушительной силы) и т.д. Эти слова у казахов тоже есть и означают одно и тоже, но чаще буква "h" в начале казахских слов пропускается, по-моему вообще не применяется.

По поводу "Айланайын" я уже сомневаюсь, так как, я всегда слышал только это слово, а недавно слушал каракалпакскую колыбельную, где исполнительница четко произносит "Айналайын". В одном из каракалпакских диалектов, возможно произносится именно это слово.

Нәзик (нежный) у нас будет "зейинли", "қайра-қайта" у нас "қайта-қайта".

Естественно, есть и слова, которых нет во взаимном обращении, есть слова-омонимы, есть синонимы и т.д., но об этом можно поговорить при случае, на конкретном слове.

 

По разному.

 

Ғ/Г в середине пишется и произносится в одних регионах, как например у нас (кигіз - войлок, соғым - забой скота и др.), и не читается в других (киіз и др.). 

В перечисленных вами словах у нас не всегда в начале присутствует Һ, по разному, есть и Х (хаюан - зверь), есть и без (ауа - воздух, үкімет - правительство, әкім - мэр), есть и Қ (құрмет - почет, уважение) и т.д.

Link to post
Share on other sites

Я и говорю, буква "h" у казахов просто-напросто пропускается и нигде не появляется в начале слова, даже Ваш пример "хаюан" на букву "х" без черточки, но не "h". А у нас прямо-таки изобилие, притом, что я называю слова на букву "ҳ" с черточкой только с начальной буквой. Вот еще пару дюжин слов:

ҳәрип (буква), ҳақийхат (истина), ҳәм (союз, например, Камал ҳәм Полат, Камал и Полат), ҳәмме (все вместе), ҳешким (никто), ҳешнәрсе, ҳештеме (ничего), ҳешқашан (никогда), ҳәрбир (всякий), ҳадал (чистый), ҳарам (безчестие), ҳәк (известка), ҳақ нийет (добродушие), ҳийлекер (хитрый), ҳәкке (сорока), ҳайран қалыу (удивляться), ҳәуиз (пруд), ҳәртүрли (разнообразие), ҳүрейи ушты (испугался), Ҳийуа (Хива), ҳалуа (халва), ҳәзир (сейчас, сю же секунду), ҳармысаң (как дела - спрашивают у знакомых), ҳәрекет етиу (какие-то действия), ҳийкая (случай, рассказ), ҳасыл тас (дорогой камень) и т.д.

Еще есть имена людей - Ҳәмдулла, Ҳәмза, Ҳәмзада, Ҳурзия, Ҳүрлиман, Ҳәммегуль, Ҳәкназар, Ҳәкнияз...

 

Я эти примеры привожу, так как, эта буква намного изменяет произношение одинаковых слов на казахском и каракалпакском языках. Также есть одинаковые слова но звучащие немного по-иному:

гүбелек - күбелек (бабочка), бүлбил - бұлбұл (соловей), гезиу - кезу (скитаться), генже - кенже (уменьшительное, то есть, младший), әсир - ғасыр (век, 100 лет), пахта - мақта (хлопок), пышық - мысық (кот), короче можно продолжать до бесконечности. 

Поэтому, вроде говорим одинаковые слова, но звучание некоторых букв всеравно выдает акцент.

 

Кстати, не путайте букву "Ҳ" с буквой "Х" без черточки. В каракалпакском алфавите эта буква тоже есть, например, хабар (новости), хат (письмо), хан (царь), хорлық (унижение) и т.д. В основном эта буква применяется в середине слова.

Link to post
Share on other sites

Две песни колыбельных, одна называется "Ҳәйю",  другая "Ҳәужар", опять таки на букву "Ҳ" с черточкой. Но, главное, ув. АксКерБорж, обратите внимание на произношение этой буквы, а также на слово "Айналайын", которого произносит исполнительница.

Исполнительница: Сапарова Тамара Жаксыбай кызы. Нужно открыть файл "Все аудиозаписи" в правом верхнем углу.

 

http://vk.com/audios-52966413?performer=1&q=Saparova%20Tamara%20Jaqs%C4%B1bay%20q%C4%B1z%C4%B1

 

 Если здесь по техническим причинам не получается послушать, то в этой же теме (сбщ. Полата № 175) большой альбом каракалпакских народных песен. 

Link to post
Share on other sites

Две песни колыбельных, одна называется "Ҳәйю",  другая "Ҳәужар", ...

Камал ага "Ҳәужар" - это традиционная каракалпакская свадебная песня в исполнение невестки в свой свадьбе, девушка поёт о счастливом детстве и она сожалеет что оставляет отца и родного очаге - будет ли свекор заменит родного отца и т.д.

 

Это жанр у казахов называется "жар-жар":

"Жар-жар" - это традиционная казахская свадебная песня, исполняемая молодежью на прощальном вечере проводов девушки. «Жар-жар» исполняется в виде айтыса между девушками и жигитами. Жигиты в песне советуют девушки не сожалеть, что оставляет отца, - хороший свекор заменит его. Девушки отвечают, что свекор вряд ли заменит любимого отца. «Жар-жар» носит, прежде всего, обрядовый характер и исполняется в шутливой форме.

 

 

а у узбеков "ёр-ёр"!

 

А каракалпакская "Ҳәйю", это у казахов "Бесик жыры" и как Вы заметили там поётся "айю-айю" ...

Link to post
Share on other sites

Мне ни разу не приходилось слушать на каракалпакских свадьбах песню невесты или как ты говоришь "айтыс" девушек и джигитов. Все видел и слушал, но вот этого как-то пропустил. Да и вообще, моя сознательная жизнь в ККР прошла спонтанно, только в 1994 году вернулся на Родину, потом боролся за место в бизнесе, словом, гонялся за большими деньгами, в итоге даже на свадьах друзей редко бывал и то в студенческие годы на каникулах. Но не припоминаю такого "айтыса" и даже на собственной свадьбе моя невеста не пела. 

Казахский "жар-жар" у нас "яр-яр". А "Ҳәужар" это о конкретном человеке. Колыбельная песня также звучит  "Ҳәйю-Ҳәйю" и не "айю-айю", есть различие в произношении. Может быть тебя казахский язык подводит, смешанные семьи в основном на казахском языке общаются, тем более если учатся в казахских школах, к тому же с 90-х годов это модно стало для некоторых - говорить на казахском. Это я не в обиду говорю, ты же "метис" на самом деле и изучал казахский. Я тоже непонятная личность, окружение русскоязычное, хотя учился в своей родной школе и никогда этот язык не забуду. Был бы Конрат или Кыпшак, они бы подтвердили меня.

Link to post
Share on other sites

Мне ни разу не приходилось слушать на каракалпакских свадьбах песню невесты или как ты говоришь "айтыс" девушек и джигитов. Все видел и слушал, но вот этого как-то пропустил. Да и вообще, моя сознательная жизнь в ККР прошла спонтанно, только в 1994 году вернулся на Родину, потом боролся за место в бизнесе, словом, гонялся за большими деньгами, в итоге даже на свадьах друзей редко бывал и то в студенческие годы на каникулах. Но не припоминаю такого "айтыса" и даже на собственной свадьбе моя невеста не пела. 

Казахский "жар-жар" у нас "яр-яр". А "Ҳәужар" это о конкретном человеке. Колыбельная песня также звучит  "Ҳәйю-Ҳәйю" и не "айю-айю", есть различие в произношении. Может быть тебя казахский язык подводит, смешанные семьи в основном на казахском языке общаются, тем более если учатся в казахских школах, к тому же с 90-х годов это модно стало для некоторых - говорить на казахском. Это я не в обиду говорю, ты же "метис" на самом деле и изучал казахский. Я тоже непонятная личность, окружение русскоязычное, хотя учился в своей родной школе и никогда этот язык не забуду. Был бы Конрат или Кыпшак, они бы подтвердили меня.

По-моему я не так выразился, я сам лично наблюдаю обряды и традиций каракалпаков, казахов, узбеков и туркменов! 

Каракалпакский "Ҳәўжар" не айтыс а песня в исполнение невестки (вместе с кыз сардары - женгеси и с подружками) в свадьбе, т.е. это прощальная песня родителями, родными и друзьями. Вообще то иногда "Ҳәўжар" путает с "Сыңсыў" и это всё остался только в фольклоре а в Советские времена почти позабыли об этих песнях, т.е. в реальности некто в день свадьбы не пели "Ҳәўжар" или "Сыңсыў"! "Сыңсыў" - это индивидуальная песня невестки! Щасс в некоторых районах вновь восстановили песню "Ҳәўжар" в современный лад на основе старого мотива в исполнение сугубо профессиональных певцов или любителей.

 

Например, отрывок из стати Екатерины Ким "Свадьба в изысканной восточной манере":

 

После обеда началась церемония проводов невесты. Жаль, что мы не застали обряд сватовства и знакомства родственников. Айтириб-кельди, никох-туй. Но и то, что мы увидели, впечатляло.

 
Под звуки свадебной песни «Хаужар», невеста с женихом вышли из дома. Невеста была в белом платье, жених в темном костюме. Родители дали молодым благословение, бабушки и дедушки высказали свои пожелания. Имам местной мечети прочитал молодым “Хутбаи никох” – молитву о бракосочетании, после которой они стали мужем и женой – перед Аллахом.

http://www.gazeta-vesmir.info/newspaper/?p=621

 

 

Казахский "жар-жар" - это песня поётся в жанре "айтыс" и то это тоже из фольклора в исполнение певцов, а так же я про "айю-айю" написал про казахский "Бесик жыры"! :-(

 

Я не понимаю, когда пищут про "Ҳәўжар" многие путают и стараются написат "Яр-яр"! 

"Ҳәўжар" - это каракалпакский, "Ёр-ёр" - узбекский и "Жар - жар" казахский! В этом стате почемуто автор написал не ясно, т.е. написали "жар-жар или яр-яр" а потом "хаужар" или "сынсыу":

 

 

Косык представлен в богатом жанровом разнообразии. Сюда относятся песни различного содержания: любовно-лирические (мухаббат косыклары), назидательно-наставительные (несият косыклары), исторические (тарийхий косыклар) и др. Ими обозначаются обрядовые и необрядовые песни. Песни жар-жар или яр-яр (жар-жар косыклары, яр-яр косыклары), оленг последовательно отражают основные этапы свадебного обряда: той баслар (зачин тоя), хаужар (или яр-яр), сынсу или кыз сынгсыу (плач невесты), коримлик (наставления невесте) и бет ашар (открытие лица невесты) и др. Они выразительны и эмоциональны, и, как правило, имеют несложное мелодическое строение в небольшом диапазоне, соответствующее куплетному строению поэтического текста, обычно семисложного. Исполняются профессиональными певцами и участниками свадьбы.

http://www.sanat.orexca.com/rus/archive/2-03/baksi_jyrau.shtml

Link to post
Share on other sites

0809a13b2f16.jpg Фото "Кыз сынсыуы"

75b643f90599.jpg Фото "Кыз сынсыуы"

 

dfe9de3cd822.jpg "Сынсыу", прощание с отцом

541fe97b3c68.jpg "Сынсыу", прощание с мамой

 

4c5b38818935.jpg "Сынсыу", прощание с братом. 

 

93fcf10cc7d1.jpg "Ҳәўжар" 

 

Много песен обрядовых; к ним относятся прежде всего свадебные: начинающая свадьбу ритуальная песня той баслау, которую пели на пер­вом тое — у отца невесты; хаужар — горестная песня невесты о ее про­шлой и будущей жизни, которую она пела в сопровождении подруг, при­чем джигиты — родственники жениха, включаясь в исполнение хаужара, уговаривали ее подчиниться судьбе, давали советы, наставления. Теперь хаужар уже не поют. Не меньше грусти и жалоб на предстоящую тяже­лую долю невестки было в лирической свадебной песне-плаче — сыцсыу, которую пела молодая также еще в своем ауле, перед переездом в дом своего мужа. 

 

http://lib7.com/narody-srednej-azii-i-kazahstana/1540-literatura-i-iskusstvo-karakalpakov.html

отрывок из пенсий "Сынсыу" и там сопроваждаеться с пением "Ҳәўжар":

Өз әкемниң есиги жупар есик хәужар,

Кирсем шықсам шашымды сыйпар есик хәужар.

Қайнатамның есиги шенгел есик хәужар,

Кирсем шықсам шашымды жулар есик хәужар....

 

Link to post
Share on other sites

Я всегда думал, что нынешние каракалпакский и казахский разговорные языки очень близки, фактически один в один, в детстве вместе бегали. Недавно был смущен за неправильное понимание некоторых вопросов на казахском, так себе была одна попутная беседа с одним казахом из Актобе. Собеседник принял меня за Ойыльского из под Актобе кажется (есть ли такая местность в Актобе?), говорил, что там многих знает. Я сказал, что родом из Нукуса, что я каракалпак, нынче живу там-то... Так вот, он у меня опять спрашивает "өзиң қайда турасың", я опять "родом оттуда, живу там-то..". Только через некоторых шалаорысша поняли, что его интересовал вопрос где я живу нынче, на который думал, что я уже ответил, а тот понял, что я работаю там как гастарбайтер. Он объяснил мне, что "жасау" по-казахски "работать", правда ли это?

"Жасау/жасайман" по-каракалпакский (жить/живу), а (работать/работаю) будет "ислеу/ислеймен". Еще заметил массу несоответствии в других словах, но суть понять можно было. В сознательной жизни мне попадались русскоговорящие казахи, тут впервые случился такой курьез.

Link to post
Share on other sites

Жасау - совершать чего-либо, жить

Жумыс жасау, жумыс истеу - работать

Ис - дело, работа

Истеу - работать, совершать чего-либо

100 жыл жасау - прожить 100 лет

Коп гумыр жаса - проживи вечно

Жас - возраст

Омир суру - прожить жизнь

Link to post
Share on other sites

Я всегда думал, что нынешние каракалпакский и казахский разговорные языки очень близки, фактически один в один, в детстве вместе бегали. Недавно был смущен за неправильное понимание некоторых вопросов на казахском, так себе была одна попутная беседа с одним казахом из Актобе. Собеседник принял меня за Ойыльского из под Актобе кажется (есть ли такая местность в Актобе?), говорил, что там многих знает. Я сказал, что родом из Нукуса, что я каракалпак, нынче живу там-то... Так вот, он у меня опять спрашивает "өзиң қайда турасың", я опять "родом оттуда, живу там-то..". Только через некоторых шалаорысша поняли, что его интересовал вопрос где я живу нынче, на который думал, что я уже ответил, а тот понял, что я работаю там как гастарбайтер. Он объяснил мне, что "жасау" по-казахски "работать", правда ли это?

"Жасау/жасайман" по-каракалпакский (жить/живу), а (работать/работаю) будет "ислеу/ислеймен". Еще заметил массу несоответствии в других словах, но суть понять можно было. В сознательной жизни мне попадались русскоговорящие казахи, тут впервые случился такой курьез.

Я сам с Актобе и мы не восторге от братских народов  здесь. Ойыл это один из районов в Актобе. Актюбинская область самая большая  в Казахстане соответственно в каждом районе свое местное наречие Шалкарское,Ойылское,Байганинское и т.д

Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now




×
×
  • Create New...