Jump to content



аслан

критика книги гумилёва "древние тюрки"

Recommended Posts

Разбор книги Л. Гумилёва «ТЮРКИ».

Описывая историю различных тюркских народов, Л. Гумилёв пишет её, используя китайские источники и, в следствии этого, часто принимает позицию китайского хрониста без должного критического анализа. Часто имена тюркских ханов, он воспроизводит в соответствии с китайском произношением, хотя их тюркские имена в ходу у тюркских народов до сих пор и легко определяются. Например, он пишет Мугань (стр. 34), а надо, наверное, Мухан (Мукан). Мохеду – Мухит, Шелунь (стр. 18) - Шелун, Тухэчжень (стр. 21) – Тауке-жан, Анахуань (стр. 25) – Анакуан, Хуань – Куан, Асянь-ше (стр. 29) – Асан-жан, Моде – Медеу… То есть Л. Гумилёв для обоснования теории монголоязычности сяньбийцев специально коверкает слова, заменяя «к» на «х», «у» на «ю» и приставляя мягкий знак в конце слов.

Кроме того, Л. Гумилёв - славянский националист, и потому приводимые факты часто интерпретирует весьма своеобразно.

Стр. 7: «Но формы быта, учреждения, политика и место в мировой истории у хуннов и древних тюрок совершенно различны, как были различны их судьбы». Первый пример.

И хунны и тюркюты – кочевники, кочевые скотоводы, с соответствующим бытом. И те, и те – основали орду, централизованное государства. Ставшие огромными степными империями. После некоторого времени империи распались на независимые восточную и западную части. Основа войска – конница.

И хунны, и тюркюты – подчинили своей гегемонии соседние степные народы, причём экспансия направлялась в основном на Запад. И те, и другие долго, поначалу с переменным успехом, воевали с Китаем, но в конце концов Китай их обоих одолел. И у тех, и у других дольше существовали, как организованная сила, части народа, ушедшие на запад.

То есть, очевидно, что у хуннов и древних тюрок, наоборот, как раз всё достаточно похоже. Различны только даты и имена.

Почему так написал? Чтобы сразу отвести внимание читателей от, явно видной, преемственности.

Стр. 9: «Так сделались «тюрками» многие народы, никогда не входившие в великий каганат VI-VII вв. некоторые из них были даже не монголоиды, как, например, туркмены, османы, азербайджанцы». Я смотрел на фотографию барельефа Куль-тегина, у него не было эпикантуса, скулы не больше чем у артиста Андреева (фильм «Трактористы»). Конечно, не ярко выраженный европеоид, но и монголоидом его не назвать. Тюркюты не обязательно все монголоиды. Некоторые из них могли быть, всё-таки межнациональные браки среди знати – обычное дело.

Турки, туркмены – тюркютские роды, позднее разросшиеся до племён, народов и наций, направленные каганами в западный поход. Ставшие костяком дружин западных каганов. А в последствии влились, не растворяясь, в тюркские народы средней Азии и Закавказья. Почему «не растворяясь»? Потому что феодальное сознание не даёт забыть, какого роду-племени. Тюрки до сих пор делятся на роды и племена.

А тюркюты восточной части империи жили по соседству с разными племенами. Кое-какие из них были монголоиды.

Почему так написал? Чтобы ни у кого не возникло мысли проводить параллели между древними тюрками (тюркютами их для удобства назвал Л. Гумилёв) и нынешними турками. Чтобы никого не обманула буквальная схожесть самоназваний, сразу же на первых страницах «расставил» точки над i.

Стр. 9: «в 756 г. эти последние подняли восстание против императора династии Тан. Остатки тюрок приняли в нём деятельное участие и вместе с прочими были изрублены в куски. Это был уже подлинный конец и народа,…». Порубили «в куски» наверное не всех, а тех кто попался. А тюрки Западного каганата?

Почему так написал? Чтобы кое-кто не усмотрел родство тюрок Ашино и современных турок. Ведь по его словам, всех изрубили…

Стр. 14: Описывая развал империи Вэй (531-557 г.), основанную табгачами (тюркское племя «тоба»), он пишет: «… фактическими правителями и тут и там были китайские полководцы, временно сохранившие сяньбийских императоров, как ширму». Но откуда при тобгачских императорах китайские полководцы?

Было бы большой ошибкой полагать, что русские князья и бояре имели славянское происхождение, а французское дворянство – галльское. Правящее сословие Руси – варяги («русь»). Францией правили франконы (германцы). Так и тобгачские предводители, разгромив китайских полководцев, вряд ли бы приняли их на службу. При завоевании Китая, тобгачи, безусловно, поделили земли и города между собой – родственниками и друзьями хана. И поэтому знать в империи Тан - те же окитаевшиеся тобгачи. Те из них, кто сохранил степную доблесть и решительность, совершили переворот. Тюркюты их так и продолжали называть тобгачами, потому, что знали об истинном положении вещей. И Л. Гумилев сам цитирует большую надпись Куль Тегину об этом на стр. 61: «народу табгач стали они рабами…». А на стр. 59 он пишет: «Несмотря на то, что «китайская» (кавычки Л. Гумилёва) партия легко одержала победу, Янь Цянь не решился доводить до отчаянья многочисленную сяньбийскую знать. Специальным эдиктом он подтвердил, что «все ранги и титулы предыдущей династии по-прежнему остаются в силе».

Насчёт отчаянья, он, пожалуй, погорячился, это был банальный переворот, например, похоже, позднее поступил эмир Тимур.

Во Франции Валуа сменили Капетингов, затем династию Валуа сменила династия Бурбонов, но и те и другие были потомками Гуго Капета, его прямыми потомками (т. е. – Капетингами).

Стр. 16: «…некто Югилюй, бывший раб, служивший в сяньбийской коннице, был осуждён на смерть. Ему удалось бежать в горы, и около него собралось около сотни подобных ему беглецов. Беглецы нашли возможность договориться с соседними кочевниками и жили совместно с ними». Не раб, а вассал. Чтобы служить в коннице, надо иметь какие-то навыки и умения. И чтобы жить с кочевниками в степи, тоже надо кое-что уметь. Как пасти скот, как его доить, как перерабатывать продукты. Как готовиться к зимовке. Т. е. этот Югилюй, с сотней ему подобных, были не китайцы, а степняки. И Гумилёв сам указывал на разницу значения слова qul в «до мусульманскую» эпоху и после.

стр. 17: Рассуждая о языке жужаней, одном из «сяньбийских» племён, он приводит данные, что их предводитель был из гаогюйцев (китайское название телеских, т. е. тюркских, племён, стр. 23), но, чтобы каким-то образом обосновать их нетюркское происхождение, он пишет: «…происхождение самого Югилюя значения не имеет, … Скорее всего, жужани говорили по-сяньбийски, т. е. на одном из диалектов древнемонгольского языка». Но В. Бартольд в лекции № 2 («Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии») сообщает, что Пельо, изучив сохранившийся составленный китайцами словарь сяньбийского языка, сделал вывод, что этот язык был тюркским. И В. Бартольд с ним вполне согласен. Что особенно возмутительно, так это то, что Л. Гумилёв тут же приводит свидетельство, что сами жужани себя считали одного происхождения с племенем тоба (стр. 17), которые являлись тюрками. А на стр. 23 привёл имя одного из ханов – Ногай. Т. е. попытка Л. Гумилёва убедить читателя в том, что жужани говорили на древнемонгольском, является подлогом и искажением исторической правды. Все свидетельства, приведённые им же на этих страницах, говорят о том, что жужани – тюрки, но Л. Гумилёв, в угоду каким-то своим целям, тупо это отрицает.

Стр. 27: «…монголы – серого волка и лань…». Этот вопрос спорный.

Бодоначар произошёл от Алан Гоа и луча, превращавшегося в юношу, а от него произошло племя борiтегiн. Большая часть родов этого племени ныне тюркоязычны и входят в состав тюркских народов.

Стр. 28: «Ашина был вождём небольшой дружины…». Он возглавлял 500 семейств. Семейство – человек 40 (дед (патриарх) + 4 сыновей + 16 внуков = 21 муж.*2 ). Значит всего примерно 20 000 человек. Значит войско примерно – 3 000 бойцов. Не так уж мало. У князя Игоря Рюриковича было гораздо меньше, когда он захватывал Киев.

«…сяньбийский, т. е. древнемонгольский». Опять заявление, что сяньбийский язык – монгольский, но уже применительно к тюркютам (см. комментарий к стр. 17). При этом, всем очевидно, что тюркюты – тюрко-язычный народ. Это ясно видно из надписей на Орхоно-Енисейских стелах.

В обоснование утверждения, что тюркюты говорили на монгольском, приводится разбор слова «Ашино» (имя правящей тюркской династии в китайских источниках): Шино – волк (по-монгольски), А – префикс уважения (по-китайски). Но в этом случае не совсем понятно, почему он считает их монголами, а не китайцами? Префикс-то китайский. Тем более существовал хан Ашина имевший кличку Шени – «волк». Получается тавтология - Уважаемый Волк Волк. Зачем Уважаемому Волку давать кличку Волк?

Разве не гораздо более естественней предположить, что это - персидское слово, – означающее «синий, голубой» (С. Кляшторный). Т. е. буквальный перевод слова «кок»? Или может быть это имя родоначальника, главы рода, – Асан (Есен)? Все письменные свидетельства оставленные тюркютами – на тюркском языке. Сам Л. Гумилёв тут же приводит легенду о том, что первый Ашино – потомок хунну, народа, безусловно, тюркоязычного. На стр. 29 пишет: «Первая легенда любопытна тем, что знает об «отрасли дома Хунну от Западного края на запад», т. е. о державе Атиллы. …согласно этой легенде, тюрки-тукю (тюркют) происходят от западных гуннов…». Там же, на стр. 29 Л. Гумилёв пишет о второй легенде: «…легенда объяснена Аристовым, который сопоставил Со легенды с родом Со у кумандинцев – северноалтайского племени на р. Бие, первого внука увязал с племенем лебединцев – ку-кижи, а второго – с кыргызами, жившего между Абаканом и Енисеем. Внук старшего сына - Асянь-ше первой легенды (то есть Ашина, прим. моё, АН)» Кумандинцы это лебединцы по-тюркски. Лебединцы, кыргызы и кумандинцы - тюрки. И потому их «близкий родственник» Асянь-ше (Асан-жан) – потомок западных хунну, естественно, – тоже тюрк.

А что до китайского переосмысления племенного имени, то такой пример из русского языка: правитель Англии, ОАЭ или Испании - по-русски – король, но сами англичане, арабы и испанцы так своих правителей не называют. По-английски – «кинг», по-арабски – «мелик», по-испански – «реу». И, то, как тюркютов называли китайцы, и что значит Ашина по-китайски (или по-монгольски), не имеет большого значения. Это просто исторический факт, не имеющий значения.

Поэтому упрямство Л. Гумилёва в этом вопросе (язык сяньбийцев того времени и этническое происхождение Ашины) мне не понятно. Нельзя настаивать на ошибочной теории, если хочешь считаться серьёзным учёным.

Стр. 30: «Однако, столетнее пребывание в тюркоязычной среде, разумеется, должно было способствовать быстрой перемене разговорной речи…». Заявление о том, что за сто лет, племя Ашино, господствующее в каганате, могло полностью сменить язык, более чем сомнительно. Не выучили же русские в Казахстане - казахский, а в Армении – армянский за более 200-летнее господство и совместное проживание! И в Прибалтике (за 300 лет!), и в любой другой «братской» республике проживающие там русские местного языка не выучили. Наоборот, являясь представителями метрополии, русские навязывали местным свой язык и теперь все «нацмены» более-менее говорят по-русски! Тоже самое произошло в Индии и Сев. Америке: индусы и индейцы выучили английский, а англичане ни хинди не выучили, ни ирокезский. Соответственно не Ашина должны были бы выучить тюркский, а остальные племена – монгольский! Но почему-то этого не произошло. Это ещё одно косвенное подтверждение того, что теория Л. Гумилёва о монголоязычности «сяньбийцев» неверна.

«А сама тюркоязычная среда в то время уже успела распространится далеко на запад от Алтая, где жили гузы, канглы, или печенеги, древние болгары и гунны». Фраза достаточно двусмысленна. То ли смысл фразы таков: жили себе канглы с гузами, не тужили, и вот, в то время туда распространилась тюркоязычная среда. И они тоже стали тюркоязычны. То ли имеется в виду что гузы, канглы, или печенеги, древние болгары и гунны были тюркоязычны и распространили свой язык на запад? Первый вариант согласуется с антитюркской пропагандой, которую Л. Гумилёв постоянно ведёт (что племена, ныне тюркоязычные, раньше таковыми не были, а были отюречены, в том числе и тюркюты), но абсолютно антинаучен. Второй вариант указывает, что гунны – тюркоязычны, но Л. Гумилёв считал их не тюрками, а смесью народов со значительным преобладание угорского элемента.

Стр. 31: «»… французские хронисты вели «начало» от Хлодвига Меровинга, а историки по почину Огюстена Тьерри отнесли его к 843 г. – разделу империи Карла Великого». Фраза не относится к тюркам. Просто, по ходу, замечу, что хронисты не французские, а франкские. Империя франков и Западно-франкское королевство (впоследствии ставшее Францией) – разные вещи. Потому предлог «а» здесь не к месту, либо эта фраза изобличает непонимание Л. Гумилёвым истории средневековой Европы.

Стр. 33: «покорность в степи – понятие взаимообязывающее. Иметь в подданстве 50 тыс. кибиток можно лишь тогда, когда делаешь то, что хотят их обитатели; в противном случае лишишься подданных и головы». Коммунистическая глупость, которую Л. Гумилёв часто, на разные лады, повторяет. На самом деле, не нужно выполнять то, что хотят жители всех кибиток, у них разные желания. Кроме того, есть традиции, страх и уважение к власть предержащим. Есть люди инертные, которым всё равно, «что белые, что красные». Возможно, достаточна активная поддержка 10-20 % населения. Глупцы могут возразить, что эта власть будет держаться только силой оружия и поэтому будет непрочна. Но В. Ленин уже объяснил, что «власть – это насилие».

В этой связи интересно, какой процент населения активно поддерживал коммунистов в СССР с 20-х по 80-е годы ХХ века?

«… с просьбой дать ему в жёны царевну. Это сразу поставило бы его, по степным обычаям, на равную ногу с ханом,…». На самом деле, по степным обычаям, зять не может быть на равной ноге с тестем. Если будущий зять ниже тестя по феодальной лестнице, он после женитьбы не становится выше. Он по отношению к тестю – сын. Более-менее уравниваются зять с тестем, если будущий зять знатнее тестя (например, если хан женится на дочери беклярбека).

В данном случае он просто просил о милости, в которой ему отказали. И он поэтому обиделся.

Стр. 34: «Бумын принял титул Ильхан, но в конце 552 г. умер. На престол вступил его сын, принявший титул Кара-Иссык-хан». Из фразы следует, что «тюркизация» заняла не сто лет, а гораздо меньше. Бумын, Ильхан и Кара Иссык-хан – тюркские слова и термины. Но такие темпы невозможны. Значит тюрки были тюркоязычными и ранее.

Стр. 36: «На востоке в это время обитали три народа: татабы, которых китайцы называли хи, кидане и тридцать татарских племён, носивших у китайских географов имя Шивэй. Все три народа говорили на диалектах монгольского языка…» слишком категорично, учитывая, с одной стороны, что подтверждающих доказательств не приведено, а с другой – что все известные с XII в. современные татары – тюркоязычные.

Стр. 39: «Не случайно имя хана Истеми не тюркское, а угорское…» Тоже интересное заявление. Имя может быть немного искажено – Истемир. Вполне тюркское имя получается. И ранг его багадур-джабгу - тюркский (бага-тур или бага-торе).

Стр. 50. «…тюркюты выкачивали из Китая огромное количество шёлка в виде дани. Несмотря на то, что ханы обвешивали шёлком свои юрты, использовать весь получаемый ими шёлк они не могли». В угоду существующей в России доктрине, Л. Гумилёв пытается представить тюркютов (как и всех кочевников - тюрок) дикими варварами, которые могут только грабить и «выкачивать» дань. Но на самом деле, тюрки вообще и тюркюты в частности, являлись главными организаторами торговых путей, они вступали в войны с китайцами или персами практически всегда ради того, чтобы те открыли границы для торговли. Например, на стр. 51 Л. Гумилёв описывает причину начала войны с Хосроем Ануширваном: нежелание персов пропустить караваны с шёлком в Византию. А на стр. 125 приводит факт, что после капитуляции Китая, была восстановлена (!) пограничная меновая торговля (которую он считает почему-то «завуалиро-ванной данью», хотя, понятно, что меновая торговля не может быть данью). И на стр. 150 тоже: «…могучий каганат настаивающий на строгом выполнении торгового договора,…». Также на стр. 220 указывает торговлю главной причиной кавказкой войны.

Стр. 68-71: В главе «ПЛЕМЯ» Гумилёв рассуждает об образовании племён у тюрок. Дескать, они образовались по примеру, перенятому у тюркютов остальными тюрками. «Пример такой организации показали ханы рода Ашино…». Заблуждение человека, взявшегося писать о тюрках и не удосужившегося изучить социальные и семейные отношения у современных тюрок, например казахов или узбеков. На самом деле, не ханы показали пример, а наоборот, ханы следовали правилам социальной организации в устройстве эля: каждая семья, каждый человек имеют своё, личное имущество, но управление осуществляется на основании прав старшинства. Сгинули давно тюркютские ханы, а правила организации социума у тюркских народов живы до сих пор. Это закреплено даже в языке: родственников различают не по степени родства, а по старшинству: и старшие братья (родные и двоюродные), и старшие дядья у казахов называются «ага», а младшие братья (родные и двоюродные) и младшие дядья (если такие есть) называются «iнi». Старшие сёстры (родные и двоюродные), и старшие тётки у казахов называются «апа», а младшие сёстры (родные и двоюродные) и младшие тётки (если такие есть) называются «карындас». У донских казаков ханов не было, атаманов избирали, а заправляли делами старшины (старейшины) и землю делили каждый год заново (Шолохов, «Тихий Дон»). Т. е. даже не имея ханов, орды, ведя осёдлый образ хозяйствования, казаки, также как и их далёкие предки имели землю в общественном пользовании. На стр. 70 Л. Гумилёв пишет, что племена стали заменять роды. Ему бы изучить жизнь современных казахов, тогда стал бы лучше понимать историю тюрок вообще и тюркютов в частности. При увеличении численности народа племя не заменяет род, а включает в себя. Например: я вхожу в колено Нурбай, род Алтай, племя Аргын. Род входит в племя, как составная единица. То есть первоначально были только Аргыны. Затем, после увеличения численности, для разрешения организационных проблем, племя разделилось на роды: Мейрам, Болаткожа и т. д. Затем, при дальнейшем увеличении численности, произошло новое разделение родов на колена – Куандык, Суиндык... ну и дальше.

Стр. 71-73. В главе «СТАДИЯ РАЗВИТИЯ» рассуждает об общественном развитии тюркютов и отрицает наличие у них феодализма. По мнению, которое он заимствовал у Энгельса, тюркюты находились на стадии высшего варварства. Потому, что: 1) «все культурные народы переживают свою героическую эпоху – эпоху железного меча»; 2) «рабство … становится теперь существенной составной частью общественной системы»; 3) «… земля предоставляется в пользование отдельным семьям – сначала на время, потом раз и навсегда…»; 4) «военный вождь народа – rex, basileus thiudans становится необходимым, постоянным должностным лицом. …Война, которую раньше вели только для того, чтобы отомстить за нападения, или для того, чтобы расширить территорию, ставшую недостаточной, ведётся теперь только ради грабежа…»

Если считать эту белиберду истиной, то получается испанская империя Габсбургов - это государство на стадии высшего варварства. Ибо: 1) эпоха конкистадоров – «героическая эпоха железного меча»; 2) «рабство стало составной частью общественной системы»; 3) земля находится в частной собственности отдельных семей; 4) войны в Америке «ведутся только ради грабежа …»

А в отношении тюркютов все определения Энгельса подходят с точностью, до наоборот: 1) «героическая эпоха железного меча» вообще несерьёзно, т. к. началась лет на 200 раньше. Ещё до образования орды тюркюты платили дань жужаням железом, были их «плавильщиками»; 2) Рабство у тюркютов вообще никогда не было широко распространено, сам же Л. Гумилёв на стр. 61-62 пишет, что слово «qul» означало «вассал», «поданный» (хотя я бы соотнёс его скорее с древнерусскими «смерд», «холоп») и значение «раб» приобрело под влиянием ислама, т. е. культуры семитов, в X веке; 3) опять же, по Гумилеву, земля не передавалась отдельным семьям, а передавалась каганом в управление тому или иному шаду (стр. 83: «но, разумеется, …система землепользования не имеет никакого отношения к частной собственности, т. к. землю не продают и не покупают»). Между прочим, полная аналогия с классическим феодализмом: феод в лен предоставлялся рыцарю (барону) только после принесения ленной присяги и мог быть отнят, при неисполнении службы королю; 4) и, опять же, по фактам приведённых Гумилёвым, войны велись преимущественно из идеологических или торговых побуждений (выход из вассальной подчиненности Жужаням или Тобгачам, разрешение пограничной торговли, война с Хосроем Ануширваном за предоставление транзита шёлка и др. товаров), хотя грабёж тоже имел место, конечно. Времена были дикие, грабить врага было нормой. Тем более, что грабёж является одним из способов ускорить капитуляцию противника, лишив его ресурсов. Удивительно, Л. Гумилёв, почему-то, вопреки фактам, приведённым им самим в этой книге ранее, делает выводы прямо противоположные, но зато в соответствии с трактовками Энгельса (стр. 72)! Какая гибкость!

По-моему, коммунистические идеологи, и Л. Гумилёв вслед за ними, напрасно смешали и объединили понятия «уровень культурного развития» и «социальные отношения». Ведь социальные отношения в Спарте и Риме VIII-III веков до нашей эры гораздо больше похожи на феодальные, чем, на рабовладельческие. Ведь илоты – это не рабы, а государственные крепостные крестьяне. А отношения «патрон-клиент» больше похоже на феодализм, чем на рабство. И существовало рабство в Европе и Америке в XVI-XIX веках, хотя, согласно теории коммунистов, этот период относится к феодализму и капитализму (переход от одного к другому). Даже в XX веке в СССР существовало рабство. Ведь население ГУЛАГа вполне очевидно были общественными рабами, хотя слово «раб» и не употреблялось. В подавляющем большинстве случаев «преступлением» обитателя ГУЛАГа было то, что у государства не было ресурсов для добровольного привлечения значительных трудовых резервов, чтобы организовать работы по добыче полезных ископаемых и рубке леса в диких, необжитых местах.

Надо отбросить стереотипы и принять, что социальные отношения не зависят ни от «уровня культурного развития», ни от «уровня развития производительных сил». И тогда станет очевидным, что мнение А. Бернштама верно, и у тюркютов, как впрочем, и у всех тюрок, вопреки утверждениям Л. Гумилёва, были именно феодальные отношения. Правда тогда получится, что феодализм у «диких» тюркютов возник раньше, чем в культурной Европе. Но, что ж тут поделать…

Феодальные отношения определяются не тем, живут ли народы осёдло и не тем, умеют ли они писать. В подавляющем большинстве европейские феодалы VI – XII веков писать не умели, не их это было занятием. Феодальные отношения определяются, прежде всего, наличием аристократической лестницы и тем, что разные люди и общины имели разные права, в зависимости от происхождения и личных заслуг (а в афинском, «демократическом», обществе, например, V века до нашей эры, все граждане были равны, имели равные права. И все рабы также были равны между собой, не имея ни каких прав).

У тюркютов имелась весьма развитая аристократическая лестница: Каганат, это феодальное государственное образование, соответствующее империи (эль), во главе находится каган (император) из рода Ашина, который одновременно является ханом тюркютов (аналог – короли Иль-де-Франса из рода Капетов, являвшиеся одновременно королями Франции. Или короли Англии, которые одновременно являлись императорами Великобритании). Ему подчинены ханы (князья, герцоги) – главы подвластных племён, как входящих в «будун», так и не входящих в него. Члены рода Ашино являлись шадами, европейский аналог – «принцы крови». Далее идут беки – бароны и баи – дворяне. Батыры (багадуры, батыры) – те же рыцари. Наследник престола всегда ябгу (это должность, а не наследуемый титул), правитель западного «крыла». Аналогично в Европе: наследник английского короля – всегда герцог Уэльский, наследник французского короля – всегда граф Дофинэ, наследник испанского короля – всегда герцог Астурийский. Также как и у европейской знати, мезальянс не приветствовался: на стр. 86 указывается случай отвода претендента на престол (Торэмена).

Поэтому вывод, что тюрки находились на высшей степени варварства, который делает Л. Гумилёв, следует, с негодованием, отмести.

Более того, социальные отношения соответствующие феодализму, в Европу пришли именно из Степи в IV-VI веках (с гуннами Атиллы).

Стр. 78: «Лошади не взнузданы, что указывает на их хорошую выучку…». На самом деле, как бы ни была хороша выучка, уздечка не помешает. Просто на статуэтке, из-за тонкости детали её не выполнили (аналогично в статуе Бурделя «Геракл стреляющий из лука» тетива не выполнена). На стр. 79 приведён рисунок охотника, лошадь которого взнуздана.

Стр. 82: Не совсем понятно, что означает «парная семья». Если имеется в виду моногамия, то я уверен, здесь Л. Гумилёв тоже ошибся. И, что означает заявление о том (сноска 2), что тюрки уважали женщин больше, чем казахи? Казахи женщин уважают гораздо больше, чем это принято считать. И, безусловно, больше, чем уважают их русские. Например, казахи-мужчины всегда здоровались с женщинами за руку, как с равными (сейчас, под давлением «цивилизации» этот обычай уходит, но на селе он ещё в довольно широком ходу). Казашки, в отличие от русских женщин, никогда не носили паранджу и имели право на развод. У казахов нет скабрезных анекдотов про тёщ. И есть сведения летописцев, что через жён ханов можно было многое решить в свою пользу (стр. 86), если дать хороший подарок, конечно. И вообще правомерно ли это противопоставление? Казахи, в числе прочих тюркских народов, – это потомки и тюркютов тоже. Например, описанный им (стр. 85) тюркютский обычай женится на вдовах отца, братьев и дядьёв (за исключением родной матери, конечно) имел полный аналог у казахов ещё лет двести назад.

Стр. 87-98. Рассуждения о религии тюркютов, полны предубеждений. Гумилёв приводит сообщения летописей «Вэйшу» и «Суйшу» и хочет их как-то согласовать.

Но сообщение «Суйшу» не нужно вообще принимать во внимание. «Почитают чертей и духов и верят колдунам». Понятно, что это просто злобная клевета буддистов на народ, который исповедует другую религию, отказав в доверии буддизму. В 90-х годах VI века буддистские проповедники были изгнаны из каганата и в последующие 40 лет, создавая летопись, просто злопыхательствовали. Поэтому рассуждения о каких-то колдунах, шаманах и прочих подобных ясновидцах необходимо отбросить, вообще не рассматривая. Шаманы есть у современных монголов, бурятов и т. п., а у современных тюркских народов нет, значит, скорее всего, и не было. И это подтверждает сам Гумилёв рассуждениями на стр. 95-96.

Комментарии к «Вэйшу» тоже удивляют. В ней «…отмечает следующие обряды …: 1) вход в ставку {хана} с востока из благоговения к стране солнечного восхождения; 2) ежегодно, со всеми вельможами, приносит жертву в пещере предков; 3) в средней декаде пятой луны собирает прочих и при реке приносит жертву «Духу неба»; 4) в 500 ли от Дугинь на западе есть высокая гора, на вершине которой нет ни деревьев, ни растений, называется она Бодынили, что в переводе значит: дух – покровитель страны». Гумилёв считает, что в описании религиозных воззрений «Вэйшу» «…полна внутренних противоречий. В ней причудливо сочетаются культ солнца (1), культ предков (2), культ «Духа неба», который в отличие от культа предков – достояние народа, а не вельмож (3) и культ горы (4)».

На самом деле ничего «причудливого» в этом сочетании нет. Всё просто. По крайней мере, не более причудливо, чем, например, переплетения религии древних римлян, у которых были и боги (разных стихий, объектов, были и абстрактные, не имеющие телесной сущности), и сивиллы (предсказательницы), и культ предков (римляне знали своих предков на много поколений), и обожествление людей.

На самом деле всё даже не просто, а очень просто. Если конечно желать разобраться в проблеме, а не запутать читателя, для обоснования доктрины угодной коммунистами. Культ солнца и культ «Духа неба» это одно и тоже поклонение богу Тенгри, солнечному богу-кузнецу. Его оружие молот и небо его обитель. Поэтому и имя им было - кок-тюрки, «синие» - тюрки. Бирюза – цвет тюрок, имеет буквальный перевод «победитель» («фируз»), практически тоже самое, что и тюрк – «сильный, крепкий». Гора, которую назвали Бодынили, скорее всего, не что иное, как Хан-Тенгри, гора в заилийском Алатау. Поэтому поз. 1, 3, 4 описывают разные проявления одного и того же культа – культа Тенгри. А поз. 2 это обычное почитание предков, вполне естественное в патриархальном обществе, которое «помнит родство». И поэтому хан со знатью (своими кровными родственниками) поклоняется своим предкам, в своей долине, а о поклонении простолюдинов (принадлежащих другим родам и племенам) своим предкам, летописец просто не написал, посчитав это несущественным. Некоторые казахи до сих пор почитают духов предков (аруах), вознося им молитвы, прося их поддержки в делах и по завершении важных мероприятий.

Далее Л. Гумилёв приписывает тюркютам тотемизм, хотя в приведённых им отрывках «Вэйшу» и «Суйшу», на это нет даже намёка. Имена, являющиеся названиями животных, это лишь проявление желания родителей, чтобы ребёнок воспринял качества, которые могут пригодиться ему в жизни. Например, имя Канат означает «крыло». Вряд ли предки казахов поклонялись крыльям. А имя Кайрат означает «энергия». Кайсар – «упорный». Интересно, что за тотемы были в этих случаях?

Ещё смешнее заявление о том, что рассказ Фирдоуси (стр. 95) более точно воспроизводит битву Бахрама Чурина с тюрками, чем другие летописи. Фирдоуси – беллетрист. Он просто писал повесть, которая должна была заинтересовать читателя. Отсюда подробности, которые никто, кроме него не знал. Точно так же Татищев, переписывая летописи, описал подвиги городничих совершённые ими при защите города Римова в Х веке.

Стр. 142: В 589 г. «Савэ послал сказать Хормизду: «Исправьте мосты на ручьях и реках… То же самое сделайте с реками и ручьями, через которые ведёт моя дорога из вашей страны к румийцам, так как я намереваюсь через вашу страну туда пройти». Текст ультиматума показывает истинную цель похода, так и согласованность действий западных тюрок и греков». Из пояснений Гумилёва (подчёркнуто) вытекает, что тюрки действовали заодно с греками. Но текст послания говорит о том, что Савэ (которого Гумилёв, десятью строчками ранее, назвал Янг Соух. Я не против гипотезы, что это синонимы. Но лучше наверное всё-таки пользоваться одним именем, чтобы не путать читателя) хотел пройти к грекам с войском. То есть не с дружеским визитом. Тем более, что в 576 г. Турксанф довольно грубо разговаривал с Валентином, послом греков. Думаю, необходимо дать другую интерпретацию тем событиям.

Ссылаясь на Табари и Фирдоуси, указывает численность войск Савэ 300 тыс. и 400 тыс. воинов соответственно. Фирдоуси указал ещё и слонов, не сказав правда их количества. Но на самом деле конечно вряд ли Савэ мог бы собрать такую армию в степи, причем, только в западном каганате. Потрясатель Вселенной, Чингисхан имел всего 100 тысяч (по оценке и Гумилёва, между прочим), причём, имея территорий вдвое больше и количество подвластных племён больше раз в десять. Реальный подсчёт войска в битве при Герате – тысяч 20 (стр. 144). Слоны тоже выдумка беллетристов Фирдоуси и Табари. Саалиби, давший детальное описание событий, указал, что слоны были наоборот у персов (стр. 145). Да и откуда у тюркютов слоны? Они в степи передохнут от голода и холода.

Стр. 162: «…а антипатия их подданных (тюркютов) ко всему китайскому – несомненна». Слишком смелое заявление для человека, знавшего о Тоньюкуке, который заявил, что он воспитан в китайской культуре ничего плохого в этом не видел. Тюркюты стремились к меновой торговле с китайцами, т. е. кое-что китайское им нравилось. Не известно о массовых уничтожениях китайцев тюркютами.

А вот китайцы, после победы над хунну, устроили массовые погромы – убили «многих с возвышенными носами».

Стр. 167: Гумилёв, перебирая ошибки Э. Шаванна, указал на четыре, на его взгляд, ошибочных пары: теле – толос, сеянто – сир-тардуш, огор – уйгур, абар – жужань.

По трём из них указал источники критики: первая пара - Бартольд, вторая – Артамонов, третья – он сам. И «технично» вставив среди них четвёртую пару, сеянто – сир-тардуш, автоматически включил их в ошибочные. Хотя доказательств не привёл.

Почему? Потому что, сир-тардуш - тюрки, и, соответственно, в тюрки попадают сеянто. А он этого, по каким-то причинам, не хочет.

Далее цитируя Шаванна: «западные тюрки не составляли единого народа, но состояли из разных племён, образовавших конфедерацию», пытается уточнить, напирая на то, что тюрки и тюркюты – разные понятия. Никто и не спорит. Шаванн пишет именно о тюрках, племенах, говоривших на тюркских языках, в конфедерацию которых, на руководящей роли, входили и тюркюты. Для чего тогда пытается «уточнить»? Чтобы у читателя подспудно отложилась мысль (особенно после рассуждений на следующей странице о слове «тугьен»), что не все племена, входившие в конфедерацию, – тюрки (по языку). Например, пишет, что барласы – отюреченное монгольское племя1. А кто их там отюречил? Может таджики?

Рассуждения о слове тугьен (Гумилёв пишет, что на самом деле правильно Тугон. Почему? Может быть потому, что так больше похоже на «Тогон»?), как обычно, исходит из монгольского слова – «туг – знамя, бунчук». Удивительное, прямо маниакальное упорство, объяснять название племени «тюрк» живущего ныне в Узбекистане (со слов Гумилёва), через монгольские слова.

Набрал в гугле «Тюрк тугьен», вышло две страницы. Все ссылки на Гумилёва. То есть, никому, кроме Гумилёва такое племя неизвестно. Скорее всего он слово или выдумал, или исковеркал (что для него весьма характерно, см. «критика Гумилёва «Древняя Русь и Великая Степь»).

На самом деле, слово «тугьен» можно объяснить, как «туу–гун» - гунн-знаменосец или знамя гуннов. Или туу-кан (лингвисты, наверное, накидают ещё вариантов). Ведь по-казахски, туу – тоже «знамя, бунчук». А можно просто - «туған» - «родня».

Стр. 169: «…торговля, земледелие и ремёсла развивались с предельной быстротой;…». Из фразы следует, что всё развивалось очень быстро. Насчёт торговли может быть и верно, учитывая, что тюрки всегда покровительствовали торговле (наследники тюркютов, Чингисхан и Тамерлан тому примеры). Но насчёт земледелия и ремёсел – это он погорячился. Уровень развития земледелия зависит от уровня производительных сил, в которые входят развитие техники и технологии. Вряд ли там в это время произошла НТР в области сельского хозяйства и ремёсел. Так что, скорее всего, предельная быстрота развития была близка приблизительно нулю.

Стр. 211: «Тюркюты были наиболее монголоидными из всех тюркских племён VI-VIII вв. …» Этот вывод сделан на единственном примере: издевательствах грузин над внешним видом «царя гуннов».

По сохранившимся посмертным маскам ясно видно, что тюркюты – европеоиды. http://ts.1in.kz/index.php?showtopic=12930

Стр. 202: «Её (Византийские) европейские провинции были наводнены аварами, которые заключили союз с персами…». Договора, о союзе авар с персами, никто не читал. И даже если бы он существовал - он был бесполезным. Пока посланник из Аварского каганата, расположенного севернее среднего течения Дуная добежит до Ктесифона в Персии (тысяч семь километров) и вернётся обратно с ответом – война закончится. Гумилёв этот договор выдумал.

Далее следуют непонятные дифирамбы Ираклию. Но его набеги были персами отражены, союзников он не смог увлечь, о чём сам же Гумилёв пишет на стр. 202-203. В результате он потерял территории и города, о которых говориться в цитате из истории агван. Тбилиси взять не смог (а вот тюркюты, через год, Тбилиси взяли). В конце концов одолел персов, подбросив фальшивку, спровоцировавшую Шахрвараза на восстание против сюзерена.

Поэтому, вопреки мнению Гумилёва, мир Ираклий быстро заключил потому, что понимал: смута закончится и вот тогда уже будут другие условия.

Стр. 292: «К югу, между Сырдарьёй и Амударьёй, в нижнем их течении, жили отюреченные арийцы, ближайшие родственники парфян, - туркмены, или гузы». Кто их там интересно отюречил, согдийцы?

Стр. 312: « «Речь мою полностью слушайте по порядку: братья, младшие родственники, собственный мой народ, стоящие справа – шады и родные беги, слева тарханы и служилые беги, тридцать… (лакуна) беги и народ токуз-огузов». Здесь приводится классическое степное деление на центр, правое и левое крыло, но в иерархическом аспекте: центр – личная дружина хана, правое крыло – принцы крови, левое крыло – народные и не равные с ними токуз-огузы, т. е. уйгуры и другие халхаские племена.

Таким образом, мы наблюдаем картину военной демократии с иерархическим принципом устройства».

Во-первых, в тексте Йолыг-тегина упомянут не «собственный мой народ», а «союзные мои племена», во-вторых, лакуна после слова «тридцать» - очевидно «татар», а халхаские племена в тексте малой надписи Йолыг-тегина не упоминаются. Гумилёв их приплёл, чтобы создать видимость того, что в союзниках у тюрок были и монгольские племена. В-третьих, Слов «центр», «правое крыло», «левое крыло» в тексте Йолыг-тегина нет: «Речь мою полностью выслушайте (вы), идущие за мною мои младшие родичи и молодежь (вы), союзные мои племена и народы; (вы, стоящие) справа начальники шад и апа, (вы, стоящие) слева начальники: тарханы и приказные, (вы) тридцать... (лакуна) (2) (вы) начальники и народ "девяти огузов"» (http://www.balkaria.info/library/noname/bilge-kagan.htm). Есть обычное для феодального общества распределение одесную и ошую.

И главное. Из анализа текста вовсе не вытекает «картина военной демократии».

«Военная демократия (англ. military democracy) — термин, введённый в научный оборот Льюисом Морганом в своём труде «Древнее общество» для обозначения организации власти на стадии перехода от первобытно-общинного строя к государству. Полноправными членами общества считались взрослые и здоровые мужчины. Они должны были явиться на народное собрание с оружием. Без него воин не обладал правом голоса». Военная демократия – этот термин применим только к одиночному племени. Подчёркнутое условие предполагает отсутствие союзных племён. У тюркютского эля явная феодальная структура, в которой каган с аристократами решали все вопросы, а чёрный народ исполнял волю кагана.

А чем характерен феодализм? Главное, что отличает феодализм – аристократическая лестница и, так называемые, «феодальные отношения».

То есть, должен быть император, который управляет королями, которые, в свою очередь, управляют герцогами, те – графами, ну и дальше вниз, до рядовых рыцарей (искажённое слово «рейтар» (ritter) - всадник. То же самое означает шевалье, кабальеро). Каждый дворянин (и владение, ведь граф неотделим от графства) имеет герб и знамя, с геральдическими цветами. Раскрывать знамёна в бою имеют право не все, как правило, только пэры. А рядовые рыцари имели право на «значки» - флажки с гербами на копьях.

Но именно эти признаки феодализма мы видим у тюркютов. Аристократическая лестница: каган – император, шады – «принцы крови», ханы – короли, герцоги, беки – графы, беи, баи - бароны и рядовые казаки. У рядового казака – конский хвост на копье, у десятника - бунчук с тремя хвостами, у сотника – бунчук с пятью хвостами, тёмника – знамя (ту мен). Ну, и у кагана, – девятихвостое знамя. Многие племена имеют «цветовые маркеры» (по мнению Кляшторного, именно в геральдическом смысле): кок-тюрки, сары-маты, кара-кипчаки и т. д. Каждый род имеет герб – тамгу, которой метят границы.

В Англии наследник – герцог Уэльский, во Франции – граф Дофине, в Испании – герцог Астурийский. И у тюркютов наследник - жабгу «Западного края».

С другой стороны, феодальные отношения характерны тем, что нет общих законов, с каждым своим вассалом сеньор договаривается отдельно (например, Людовик, граф д'Эвре, будучи братом короля Франции, Филиппа IV Красивого, был пэром Франции и более значим герцога Роберта II Бургундского, хотя тот тоже был «принцем крови», потомком Людовика Святого).

В Европе сеньор предоставляет вассалу лен по своему усмотрению, а вассал должен отрабатывать ему военной службой. Землю каган также даёт на время, может переселить род, а может оставить на месте. И налог – военная служба.

Кроме того, для феодализма характерна сословность: король, как правило, не женится на графинях. Это мезальянс. Король женится на королеве, на принцессе («принцессе крови», т. е. имеющей в своей родословной королей). За невестами едут на край света. Герцог Бургундский, Гюнтер, поехал за невестой, Брюнхильдой, в Исландию («кольцо Нибелунгов»). Дома-то, все принцессы – сёстры! То же самое у тюрок. Ханы женятся на китайских, персидских принцессах. А в античной Европе женитьба законна только между соплеменниками. Например, ни один римский правитель до нашей эры не женился на иностранке. Дети от брака гражданина Афин с иностранкой – метеки - не были полноценными гражданами.

«Особенно важно отметить, что токуз-огузские беги и народ уравнены с тюрками. В другом месте список адресатов ещё более расширен: «Сердечную речь мою… вы до сыновей 10 стрел и до татов (несвободных, обязанных) включительно, знайте, смотря на памятник». Как раз – это не так. Ведь одесную стоят шады и апа (скорее всего - сёстры, но могут быть матерями, отцами или предками, ДТС, стр. 1, 47), то есть собственно тюркюты, а ошую – все остальные. Справа – почётнее, чем – слева, поэтому из текста Йолыг-тегина вовсе не следует уравнение тюркютов и токуз-огузов. Тем более, учитывая расширенный список, где упомянуты и таты. Налицо аристократическая лестница.

Ещё одно важное замечание к данному фрагменту касается фразы «токуз-огузские беги и народ уравнены с тюрками». Противопоставление тюрок и токуз-огузов создаёт впечатление, что токуз-огузы не тюрки. Но это не так, имена вождей и название племени однозначно указывают на то, что токуз-огузы – тюрки.

Стр. 322: «Тюргеши были многочисленным народом. В момент кульминации хан Согэ имел 300 тыс. воинов». «Чёрные» роды находились в меньшинстве, так как численность их была 300 тыс. душ (не воинов!), т. е. они составляли примерно треть тюргешского народа». Коэффициент населения и воинов – 1:7. Тюргешей – 300 000х7=2 100 000. То есть, «черных» было не треть, а всего 15%.

Стр. 324: глава 22, раздел «КОАЛИЦИЯ». «Трёхлетнее перемирие 703-706 гг. принесло больше пользы империи, нежели каганату». Далее, на стр. 325, пишет: «Признаки были грозные, но Копаган-хан, ослеплённый собственным величием, решил покарать лицемерного императора». То есть, исходя из этих фраз, можно понять, что дела каганата плохи, Капаган-хан ослеплённый величием напал на империю и китайцы их разгромили, покорили и т. д.

Странно, но во всех фактах, которые Гумилёв сам привёл на этих страницах и далее, до стр. 332, тюрки побеждают китайцев, подавляют восстание байырку, побеждают, нейтрализуя, киргизов и побеждают тюргешей.

Странная способность делать выводы, прямо противоположные своим же данным.

Стр. 361: «Голову статуи Кюль-тегина удалось найти. Она выполнена вполне реалистически: монголоидные черты – скуластость, монгольское веко, низкий прямой нос и косой разрез глаз не оставляют места для сомнений в расовой принадлежности рода Ашина». Посмотрев на фото на этой же странице, можно удивиться и способности Гумилёва видеть то, чего нет. Я приложил линейку и убедился, что у него вовсе не «косой разрез глаз». Насчёт скуластости он прав. Но Кюль-тегин не более скуласт, чем, например А. Любимов (совладелец телекомпаний ВИД и «Красный Квадрат»). И складка верхнего века у Кюль-тегина не сильней развита, чем у Любимова или Елизаветы II, королевы Англии. Но ведь никто не считает Любимова – монголоидом? Или Елизавету II. Кюль-тегин – просто жирный дядька.

Характерными чертами монголоидов является (согласно Википедии): «…большей частью низким переносьем, наличием эпикантуса…». У изображения Кюль-тегина не наблюдается ни то, ни другое. Нос – прямой, эпикантуса – нет.

Опять повторю: http://ts.1in.kz/index.php?showtopic=12930

Стр. 367: «Лукавый царедворец (Тоньюкук) пел то, что было мило его владыкам и соответствовало существующей моде, а в моде при Бильге-хане была седая старина». Не то, чтобы здесь была какая-то принципиальная ошибка, но хочу вновь обратить внимание на тенденциозность Гумилёва. Тоньюкук пел о седой старине не потому, чтобы понравиться Бильге-хану, а потому что сам был «седой стариной». И потому «седая старина» была для него идеалом. «Да, были люди в наше время… не то, что нынешнее племя…». И он не «приписывает лавры» умерших ханов, а пишет правду. Сам же Гумилёв приводил факты того, что не Капаган-хан ходил на киргизов всяких, а именно Тоньюкук их разгромил.

Стр.372: «Тюрки, потомки хуннов, ничего не знали о своих предках, так же как монголы Чингисхана ничего не знали о тюрках». Сам же Гумилёв приводил тюркютскую легенду о том, что тюрки происходят от хуннского царевича (стр. 27) и об отрасли племени гуннов на Запад (имея в виду Атиллу, стр. 29). И Боржигины, скорее всего, помнили о предках: «Борi тегiн» - «Волчьи племянники, наследники» и родоначальник Бодоначар – Бодун-Ашур указывают на явную связь с тюркютами. То, что история тюркютов не была изложена Йолыг-тегином или Тоньюкуком более подробно, виновато то, что писали на камне: места мало, да и трудно высекать руны на камне.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уважаемый Аслан!

Очень интересно читать Ваши посты на Туране, не останавливайтесь. Соглашаясь с Вами в деталях, полностью согласен с ответом уважаемого Ашины на Туране:

http://forum.turan.info/showthread.php?p=124378#post124378

И потом, мне очень не понравилось, что Гумилёв у вас постоянно фигурирует как дурак, невежда и некоторые другие его названия. Обидно за Левниколаича, потому что он великий человек. Он впервые дал сюжет истории Евразии из неё самой, изнутри. Такого до него не было никогда. История Степи изложена как нечто, имеющее свою логику, свою геополитику со своими мотивами.

Несмотря на неточности, работы Гумилева на порядок выше работ "русско-советской" школы, в работах Гумилева впервые описывается история тюрков во взаимототношениях с всеми народами Евразии, а не как изолированный регион. Имеется объяснение событий, в отличии от других "историй", например Плетневой, когда западные половцы описаны без взаимосвязи даже с восточными кыпчаками, а она признанный авторитет в советской школе.

С уважением,

Share this post


Link to post
Share on other sites

Он впервые дал сюжет истории Евразии из неё самой, изнутри. Такого до него не было никогда. История Степи изложена как нечто, имеющее свою логику, свою геополитику со своими мотивами.

Есть ли последующие работы по истории Степи IV-XI веков, с тем же охватом и глубиной изучения исторического материала как у Гумилева? Если кто знает - просьба порекомендовать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть ли последующие работы по истории Степи IV-XI веков, с тем же охватом и глубиной изучения исторического материала как у Гумилева? Если кто знает - просьба порекомендовать.

Таким является каждое введение в изучении тюркских языков и народов, напр. проф. Баскакова.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уважаемый Аслан!

Очень интересно читать Ваши посты на Туране, не останавливайтесь. Соглашаясь с Вами в деталях, полностью согласен с ответом уважаемого Ашины на Туране:

http://forum.turan.info/showthread.php?p=124378#post124378

И потом, мне очень не понравилось, что Гумилёв у вас постоянно фигурирует как дурак, невежда и некоторые другие его названия. Обидно за Левниколаича, потому что он великий человек. Он впервые дал сюжет истории Евразии из неё самой, изнутри. Такого до него не было никогда. История Степи изложена как нечто, имеющее свою логику, свою геополитику со своими мотивами.

а где вы в этой критике увидели слово "дурак" или "невежа" относительно левниколаевича?

он дал сюжет не изнутри, а глазами китайских, армянских, греческих и персидских историков-летописцев. или считающихся таковыми. пересказал переводы орхонско-енисейских надписей. причём слегка исказив.

при этом, например, ни разу не попытался осмыслить имена тюркских ханов и шадов через современные тюркские имена.

Несмотря на неточности, работы Гумилева на порядок выше работ "русско-советской" школы, в работах Гумилева впервые описывается история тюрков во взаимототношениях с всеми народами Евразии, а не как изолированный регион. Имеется объяснение событий, в отличии от других "историй", например Плетневой, когда западные половцы описаны без взаимосвязи даже с восточными кыпчаками, а она признанный авторитет в советской школе.

С уважением,

может быть. но плетнёва наверное не называла тюркские племена - монгольскими.

Share this post


Link to post
Share on other sites

а где вы в этой критике увидели слово "дурак" или "невежа" относительно левниколаевича?

он дал сюжет не изнутри, а глазами китайских, армянских, греческих и персидских историков-летописцев. или считающихся таковыми. пересказал переводы орхонско-енисейских надписей. причём слегка исказив.

при этом, например, ни разу не попытался осмыслить имена тюркских ханов и шадов через современные тюркские имена.

может быть. но плетнёва наверное не называла тюркские племена - монгольскими.

Мое мнение: http://forum-eurasica.ru/index.php?/topic/1497-%d1%85%d0%b0%d0%b7%d0%b0%d1%80%d1%8b/page__st__100__p__111050#entry111050

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Арсен

Таким является каждое введение в изучении тюркских языков и народов, напр. проф. Баскакова.

Ну если брать отечественную тюркологию то авторов которые намного превосходили Гумилёва точностью исследования и тем не менее обладали масштабным охватом немало. Николай Александрович(Баскаков)конечно не последнее среди них лицо но и не самый яркий специалист. В принципе основные идеи выраженные Баскаковым в его монографии "Тюркские языки" (о которой Вы насколько я понимаю и говорите) сгенерированы А.Н. Самойловичем и развиты Баскаковым далеко не всегда удачно. Николай Александрович конечно тезисы Самойловича раскатал на целую книгу но самостоятельных идей в ней не так много (несмотря на то что Баскаков владел весьма обширным материалом).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну если брать отечественную тюркологию то авторов которые намного превосходили Гумилёва точностью исследования и тем не менее обладали масштабным охватом немало. Николай Александрович(Баскаков)конечно не последнее среди них лицо но и не самый яркий специалист. В принципе основные идеи выраженные Баскаковым в его монографии "Тюркские языки" (о которой Вы насколько я понимаю и говорите) сгенерированы А.Н. Самойловичем и развиты Баскаковым далеко не всегда удачно. Николай Александрович конечно тезисы Самойловича раскатал на целую книгу но самостоятельных идей в ней не так много (несмотря на то что Баскаков владел весьма обширным материалом).

А можно ссылку на книги Самойловича? Какие из его трудов доступны в Интернете?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну если брать отечественную тюркологию то авторов которые намного превосходили Гумилёва точностью исследования и тем не менее обладали масштабным охватом немало. Николай Александрович(Баскаков)конечно не последнее среди них лицо но и не самый яркий специалист. В принципе основные идеи выраженные Баскаковым в его монографии "Тюркские языки" (о которой Вы насколько я понимаю и говорите) сгенерированы А.Н. Самойловичем и развиты Баскаковым далеко не всегда удачно. Николай Александрович конечно тезисы Самойловича раскатал на целую книгу но самостоятельных идей в ней не так много (несмотря на то что Баскаков владел весьма обширным материалом).

Имею в виду: Баскаков Н. А., Введение в изучение тюркских языков. Москва, 1969.

Интересно, какие будут у вас замечания?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Разбор книги Л. Гумилёва «ТЮРКИ».

Описывая историю различных тюркских народов, Л. Гумилёв пишет её, используя китайские источники и, в следствии этого, часто принимает позицию китайского хрониста без должного критического анализа. Часто имена тюркских ханов, он воспроизводит в соответствии с китайском произношением, хотя их тюркские имена в ходу у тюркских народов до сих пор и легко определяются. Например, он пишет Мугань (стр. 34), а надо, наверное, Мухан (Мукан). Мохеду – Мухит, Шелунь (стр. 18) - Шелун, Тухэчжень (стр. 21) – Тауке-жан, Анахуань (стр. 25) – Анакуан, Хуань – Куан, Асянь-ше (стр. 29) – Асан-жан, Моде – Медеу… То есть Л. Гумилёв для обоснования теории монголоязычности сяньбийцев специально коверкает слова, заменяя «к» на «х», «у» на «ю» и приставляя мягкий знак в конце слов.

Кроме того, Л. Гумилёв - славянский националист, и потому приводимые факты часто интерпретирует весьма своеобразно.

1. Гумилев описывал историю различных степных, а не одних только тюркских, народов опираясь не на китайские источники, а прежде всего на переводы Бичурина, Дегиня, де Гроота Лю Маоцая, а также изложение Грумм-Гржимайло. Это абсолютно очевидно из текстов Гумилева. При этом он призывал к критическому осмыслению текста и действительно это делал. Насколько ему позволяла подготовка и насколько это служило его собственным теориям.

2. Мугань - кит. 木杆, согд. Mwx'n - сомнительно соответствие с Мухан или Мукан, так как это очень позднее имя, оно фиксируется с 18 в. (у башкир) и с 19 (у казахов). Жанузаков производит его от сокращенной формы Мухамбет или Мукамбет соответственно, Саттаров от араб. muhhan “слуга”. Гораздо вероятнее соответствие формы Мугань форме Букан, реально зафиксированной византийскими источниками у тюрков (см. Моравчик, т.2, с. 108). Ср. также формы Букам у древних уйгуров и производные Буканай, Буканчи, вероятно, Букар и т.п. Букан также и название должности у уйгур.

3. Нет слова Мохеду, в китайском нет слога “хе” и Гумилев так не писал. Есть Мохэду или, придерживаясь более распространенного написания, Мохэдо 莫賀咄. Стандартная транскрипция имени и титула Багатур. Мухит же явно арабизм и вряд ли серьезно может рассматриваться как прообраз Мохэдо - с фонетикой проблемы, в ранних текстах не зафиксировано, явно арабское (т.е. позднее происхождение), бытование имени и титула у тунгусо-маньчжуров с самых ранних времен.

4. Шэлунь, кит. 社崙 для времен жоужаней звучало примерно как ʒ́alwin. Если предположить, что имя было тюркским по происхождению, то это должно было быть нечто похожее на булг. эпигр. Jalvi. Однако никакой уверенности, что жоужани говорили на какой-то форме тюркского нет. Сколь-нибудь древнего тюркского имени Шелун попросту не зафиксировано. Честно сказать, я и современного такого не знаю.

5. Тухэчжэнь 吐賀真 thóɣầćin в принципе можно свести к Тауке-жан (что за имя такое, кстати?), поскольку тауке “первенец” вполне достойный вариант для имени. Элемент -жан, однако, встречает трудности. Это не может быть жан “душа”, поскольку это слово новоперсидское, а для жоужаней мы бы встретили какой-нибудь пехлеви или согдийский. Старые форманты мужских имен -жан в значении “волк” (?) или “белый” (?) в сибирских тюркских совершенно определенно заимствованы из монгольских. Однако, скорее всего как во всех жоужаньских и тобасских словах последний слог здесь является суффиксом имени деятеля -чи(н).

6. Анахуань, вероятно имеется ввиду Анагуй, кит. 阿那瓌. Анахуань это так Бичурин прочел, потому что это чтение дается словарем Канси. Известно имя аварского начальника Anagaios, но я совершенно не понимаю, что это за имя Анакуан...

7. Хуань. Неясно, что имеется ввиду. Куан я тоже не понимаю, что это за имя такое, где оно зафиксировано?

8. Асянь-ше (стр. 29) – Асан-жан. Про “жан” см. выше. Шэ (не ше!) это стандартная транскрипция титула шад.

9. Моде – Медеу. Вероятно, имеется ввиду шаньюй Моду, который традиционно пишется как Модэ в ранней литературе (у Бичурина и его последователей, у Дегиня и т.д.) или Маодунь, как читается в современных китайских словарях. Медеу это очень позднее имя, встречается у казахов с 19 в., совершенно ясно происходит от арабского слова со значением “помощь”.

10. Не очень понятно почему Гумилев "славянский националист". Гумилев был человеком патриотичным, считал себя русским и гордился этим, но по воззрениям был интернационалистом.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну если брать отечественную тюркологию то авторов которые намного превосходили Гумилёва точностью исследования и тем не менее обладали масштабным охватом немало. Николай Александрович(Баскаков)конечно не последнее среди них лицо но и не самый яркий специалист. В принципе основные идеи выраженные Баскаковым в его монографии "Тюркские языки" (о которой Вы насколько я понимаю и говорите) сгенерированы А.Н. Самойловичем и развиты Баскаковым далеко не всегда удачно. Николай Александрович конечно тезисы Самойловича раскатал на целую книгу но самостоятельных идей в ней не так много (несмотря на то что Баскаков владел весьма обширным материалом).

На этом месте я несколько даже оторопел... Как вообще пересекаются работы Гумилева с одной стороны, Баскакова и Самойловича с другой? Гумилев в исторических трудах попытался дать некое связное изложение истории Срединной Азии и всяких народов, ее населявших, за определенный отрезок времени. Таким образом, это поптыка генеральной истории макрорегиона. Не языков тюркских народов, а истории всяких народов, кто бы они ни были. Поэтому Гумилева при желании можно сравнить, например, с Cambridge History of Inner Asia, которая, впрочем, во многом была Гумилевым и вдохновлена (через ее составителя Дениса Шинора прежде всего). О результатх поптыки Гумилева можно всячески спорить, но только на поле, на котором он играл.

Share this post


Link to post
Share on other sites

На этом месте я несколько даже оторопел... Как вообще пересекаются работы Гумилева с одной стороны, Баскакова и Самойловича с другой? Гумилев в исторических трудах попытался дать некое связное изложение истории Срединной Азии и всяких народов, ее населявших, за определенный отрезок времени. Таким образом, это поптыка генеральной истории макрорегиона. Не языков тюркских народов, а истории всяких народов, кто бы они ни были. Поэтому Гумилева при желании можно сравнить, например, с Cambridge History of Inner Asia, которая, впрочем, во многом была Гумилевым и вдохновлена (через ее составителя Дениса Шинора прежде всего). О результатх поптыки Гумилева можно всячески спорить, но только на поле, на котором он играл.

Согласен. Гумилев - историк и никогда не причислял себя к лингвистам. И сравнивать его с ними некорректно. У него речь идет о тюрках как об историко-культурной, а не языковой общности.

А публиковалась Cambridge History of Inner Asia на русском языке? Повторю ранее заданный вопрос - публиковалось ли после Гумилева исследование истории тюрков аналогичное по масштабы и охвату? Допускаю, что после исследований Льва Николаевича могли (и должны были появиться) новые данные по историческим источникам, археологическим находкам, данные смежных наук - в том числе генетической генеалогии. Но обобщены ли они и откомментированы так как это было сделано Гумилевым?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Арсен

На этом месте я несколько даже оторопел... Как вообще пересекаются работы Гумилева с одной стороны, Баскакова и Самойловича с другой? Гумилев в исторических трудах попытался дать некое связное изложение истории Срединной Азии и всяких народов, ее населявших, за определенный отрезок времени. Таким образом, это поптыка генеральной истории макрорегиона. Не языков тюркских народов, а истории всяких народов, кто бы они ни были. Поэтому Гумилева при желании можно сравнить, например, с Cambridge History of Inner Asia, которая, впрочем, во многом была Гумилевым и вдохновлена (через ее составителя Дениса Шинора прежде всего). О результатх поптыки Гумилева можно всячески спорить, но только на поле, на котором он играл.

Самойлович лингвист (но и знаниями по истории он обладал весьма обширными, хотя его конёк работа над переводами тюркских текстов начиная с рунических надписей и кончая 19 веком и над теоретическими вопросами тюркского языкознания) плюс литераровед и этнограф. Баскаков также лингвист (его конёк теоретические вопросы и разработка многочисленных словарей и в меньшей степени работа над переводом текстов). В принципе сравнил Баскакова с Гумилёвым не я а профессор Добрев, но тут вроде бы речь шла о вкладе в тюркологию, а все эти авторы так или иначе рассматривали историю тюркских народов (в конкретных ли фактах или в привязке к лингвистической истории). Потому вероятно сравнение и возможно что Самойлович и Баскаков обладали дочтаточно обширными познаниями в текстологии, а Гумилёв не обладая их знаниями не может стоять с ними на одном уровне знаний в тюркской истории (впрочем книги Гумилёва никогда не читал полностью-и желания не возникает). Точно также Баскаков явно уступал Самойловичу в прикладном знании средневекового тюркского текста и многие вопросы так или иначе разработанные Самойловичем (даже те по поводу которых Самойлович высказывал сомнение) принимал как данность.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Арсен

Имею в виду: Баскаков Н. А., Введение в изучение тюркских языков. Москва, 1969.

Интересно, какие будут у вас замечания?

Не читал и потому никаких замечаний не могу сделать, но общие положения Баскакова повторяются из одной книги и научной публикации в другую - например он всерьёз считает что название "кыпчакские языки" ведёт своё начало от кыпчаков, хотя даже в тех средневековых текстах к переводу которых он сам приложил руку оно встречается как османский литературный синоним для "татарского" или "дештийского" языка. Самойлович у которого он этот термин заимствовал (и который сам его заимствовал у Радлова и Березина) например колебался в объяснениях почему именно этот термин им выбран для этой группы - в одних публикациях он действительно мотивировал его якобы происхождением его носителей от кыпчаков, но в других вполне логично обосновывал его эпохой монгольских завоеваний и складыванием новых диалектных групп в "Дешт-и Кыпчаке".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Самойлович лингвист (но и знаниями по истории он обладал весьма обширными, хотя его конёк работа над переводами тюркских текстов начиная с рунических надписей и кончая 19 веком и над теоретическими вопросами тюркского языкознания) плюс литераровед и этнограф. Баскаков также лингвист (его конёк теоретические вопросы и разработка многочисленных словарей и в меньшей степени работа над переводом текстов). В принципе сравнил Баскакова с Гумилёвым не я а профессор Добрев, но тут вроде бы речь шла о вкладе в тюркологию, а все эти авторы так или иначе рассматривали историю тюркских народов (в конкретных ли фактах или в привязке к лингвистической истории). Потому вероятно сравнение и возможно что Самойлович и Баскаков обладали дочтаточно обширными познаниями в текстологии, а Гумилёв не обладая их знаниями не может стоять с ними на одном уровне знаний в тюркской истории (впрочем книги Гумилёва никогда не читал полностью-и желания не возникает). Точно также Баскаков явно уступал Самойловичу в прикладном знании средневекового тюркского текста и многие вопросы так или иначе разработанные Самойловичем (даже те по поводу которых Самойлович высказывал сомнение) принимал как данность.

Я, в общем, представляю себе и Самойловича, и Баскакова. Однако ж, это просто разные отрасли... Кто более ценен в бою, наводчик или механик-водитель? Лучник или меченосец?

Гумилев создал единственный нарратив по истории Срединной Азии и сопряженных областей. Этот нарратив уникален в том смысле, что у Гумилева эта самая Срединная Азия выступает как самостоятельный субъект истории. Там возникают собственные исторические интенции, они реализуются собственными способами, это целиком и полностью самостояние в полном смысле этого слова. Конечно, он не привнес ничего нового как источниковед - он и языков-то толком не знал, кроме четырех-пяти европейских, и два-едва разговорного таджикского и волжско-татарского, т.е. самостоятельно работать с источниками не мог. Он просто привнес новый взгляд. Если Дегинь, или Бичурин, или Шаванн, или Бартольд, или Минорский, или Маркварт и т.д. рассматривали историю ЦА в самом широком смысле как отрасль истории китайской, или иранской, или мусульманской, то Гумилев выделил, обосновал и описал ее особое значение, движущие силы которой исходили от нее самой. Выделение в мировой истории таксона такого уровня абстракции само по себе явление чрезвычайное.

Сейчас оказывается, что значение ЦА было попросту колоссальным и значение процессов этого макрорегиона мы только начинаем понимать. См., например, статью Андре Г. Франка The centrality of Central Asia и сопутствующую литературу для нового взгляда на проблему. Появление этих работ это прямое следствие английских переводов статей Гумилева в Венгрии и публикации в Кембридже его книжки про монголов.

При этом, взгляды Гумилева сильно искажены его концепциями этноса и всякими прочими его идеями. Это вредные концепции и их влияние легко проследить по этому форуму: они практически присутствуют везде. У Гумилева этнос это дурно понятая кантианская монада, с ограничениями по сроку жизни. Как и всякая гипотеза она имеет евристическую ценность, как и всякая гипотеза она имеет границы применения. Гумилев это понимал (не вполне последовательно, но ясно отдавал отчет). Не буду вдаваться в подробности, разумный поймет и так.

На мой взгляд, это короткое замечание ясно очерчивает вклад Гумилева в историографию. Этот вклад неоднозначен, но велик.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не читал и потому никаких замечаний не могу сделать, но общие положения Баскакова повторяются из одной книги и научной публикации в другую - например он всерьёз считает что название "кыпчакские языки" ведёт своё начало от кыпчаков, хотя даже в тех средневековых текстах к переводу которых он сам приложил руку оно встречается как османский литературный синоним для "татарского" или "дештийского" языка. Самойлович у которого он этот термин заимствовал (и который сам его заимствовал у Радлова и Березина) например колебался в объяснениях почему именно этот термин им выбран для этой группы - в одних публикациях он действительно мотивировал его якобы происхождением его носителей от кыпчаков, но в других вполне логично обосновывал его эпохой монгольских завоеваний и складыванием новых диалектных групп в "Дешт-и Кыпчаке".

Вот и в том его заслуга, потому что он наполнил старый термин новым содержанием, откуда и изменился и его объем.

Share this post


Link to post
Share on other sites

При этом, взгляды Гумилева сильно искажены его концепциями этноса и всякими прочими его идеями. Это вредные концепции и их влияние легко проследить по этому форуму: они практически присутствуют везде. У Гумилева этнос это дурно понятая кантианская монада, с ограничениями по сроку жизни. Как и всякая гипотеза она имеет евристическую ценность, как и всякая гипотеза она имеет границы применения. Гумилев это понимал (не вполне последовательно, но ясно отдавал отчет). Не буду вдаваться в подробности, разумный поймет и так.

Гумилев сам не заметил, что стал мыслить как те тюрки о которых он писал. На самом деле я всегда говорил, что концепция пассионарности Гумилева очень похожа на концепцию кут'а у тюрков. Пока есть кут - есть удача и эл. Нет кут'а - нет всего остального.

А так, чтобы стать популярным историком, нужно быть хорошим писателем (кем Гумилев и был) потому что история и есть нарратив - то есть рассказ. Популярен тот кто умеет интереснее рассказывать рассказы о прошлом

Share this post


Link to post
Share on other sites

5. Тухэчжэнь 吐賀真 thóɣầćin в принципе можно свести к Тауке-жан (что за имя такое, кстати?), поскольку тауке “первенец” вполне достойный вариант для имени. Элемент -жан, однако, встречает трудности. Это не может быть жан “душа”, поскольку это слово новоперсидское, а для жоужаней мы бы встретили какой-нибудь пехлеви или согдийский. Старые форманты мужских имен -жан в значении “волк” (?) или “белый” (?) в сибирских тюркских совершенно определенно заимствованы из монгольских. Однако, скорее всего как во всех жоужаньских и тобасских словах последний слог здесь является суффиксом имени деятеля -чи(н).

Я предположил что это может быть средневековое монгольское имя Тогочар. С учетом того что этот жоужаньский хан носил титул Чу кэхань как назвал своего брата основателя тогонского государства, муюнский принц Жологуй.

Тогочар же объясняется с монгольского как Тогончик, маленький тогон. Очевидно, тот жоужаньский хан каким-то образом был связан с тогонами. Поэтому наверное носил такое имя и титул. А связь тогонов с жоужанями прослеживается в источниках. Оба были противниками табгачского государства Вэй.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Арсен

Вот и в том его заслуга, потому что он наполнил старый термин новым содержанием, откуда и изменился и его объем.

Скорее запутал историографию вопроса для последующих поколений лингвистов из которых большинство ориентировалось на авторитет Баскакова.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гумилев в исторических трудах попытался дать некое связное изложение истории Срединной Азии и всяких народов, ее населявших, за определенный отрезок времени.

Таким образом, это поптыка генеральной истории макрорегиона.

О результатх поптыки Гумилева можно всячески спорить, но только на поле, на котором он играл.

Мне кажется, что эту его попытку нельзя признать вполне удачной, особенно, что касается болгар и хазар:

Иван Добрев, Българите за руския народ, държава и култура. София, 2011

http://www.helikon.bg/books/15/159258_balgarite-za-ruskiia-narod,-darzhava-i-kultura.html

http://books.bg/books/author/17931/

Ето защо вече нищо друго освен чиста белетристика, гарнирана обилно, но повече от излишно, с прословутата пасионарност, са следните редове на Л. Гумилев [2010а]:

Вспомним, что целых 100 лет (558-650) тюркютские ханы использовали территорию Хазарии как базу для своих военных операций. В Хазарии тюркютские богатыри отдыхали после перехода через сухие степи, а по возвращении из Крыма или Закавказья прогуливали награбленную добычу. И тут наверняка не обходилось без женщин, которые, как известно, не бывают равнодушны к победителям.

Дети, появившиеся после военных походов, искренне считали себя хазарами. Отцов своих они не знали, воспитаны были в среде хазар и в ландшафте Волжской дельты. В наследство от тюркютов они получили только некоторые антропологические и физиологические черты, в том числе пассионарность. А поскольку такой симбиоз длился более ста лет, то естественно, что привнесенной чужаками пассионарности стало достаточно, чтобы превратить реликт в активно действующий этнос [5].

Затъвайки в тази вулгарна биологизация и недоумявайки последователно-многократно след други руски величия в тази област от тюркологически най-елементарно-банални основни положения, Л. Гумилев [2010а] изобщо не си прави труда да се поограмоти малко не само в наличието на немалък брой семантични варианти на термина етноним тюрки, но и в класификацията на тюрките по принцип и на българите в частност, неделима част, но и подгрупа в която са аварите, болгарите и хазарите. Хазарското племенно обединение на Кавказ си пристига тук вече максимално-достатъчно формирано и консолидирано, защото преминава дълъг не само исторически, но и географски път на развитие от Алтай през поне хиляда години преди Новата Ера, където и когато то се обособява като отделно-самостоятелно племе вътре в Българската Група на Тюркските Народи и Езици:

Внесение признака пассионарности со стороны по последствиям не отличается от возникновения ее путем мутации. Разница проявляется лишь в том, что при генетическом дрейфе признак распространяется более быстро, а, следовательно, процесс идет более интенсивно. Поэтому инкубационный период хазарского этногенеза уложился в три поколения - около 70 лет, после чего с 627 г. становится уместным название "тюрко-хазары", теряющее смысл после 650 г., когда хазарами называют именно метисов тюрко-хазарского происхождения.

Почему-то Истахри и другие восточные географы делили хазар на два разряда: смуглых [+4], черноволосых и "белых, красивых, совершенных по внешнему виду" [там же, с.137]. Также они относили хазар то к тюркам, то к нетюркам, возводя их то к грузинам, то к армянам [там же, с. 135]. Хазарский язык, по замечанию Истахри, не походит ни на тюркский, ни на персидский, ни на какой другой известный язык, а схож с языком болгар [там же, с. 135]. Это последнее вызвало множество недоумений, ибо языком болгар считается тюркский. Однако так ли было в V-VI вв., когда тюрки впервые появились в Поволжье? Навряд ли!

Тюркский язык распространился как международный и общеупотребительный лишь в XI в. благодаря половцам, причем вытеснил из степи древнерусский, господствовавший в X-XI вв. [41, т. I, с. 54]. До этого этносы говорили дома на своих языках, которые до нас не дошли, а кроме того, знали древнетюркский язык воинского начальства [5-6, срв. Мудрак 2009, 1-7].

Но що за маниер да представяш собственото си невежество за невежество на всички покрай тебе, когато под името хэсе, коса и др. още древнокитайските летописи пишат и съобщават за този народ:

Название "хазары" было известно уже первому русскому летописцу, автору "Повести временных лет", и с тех пор оно упоминалось в русской исторической литературе неоднократно.

Однако кто такие хазары и что такое Хазария - никто толком не знал, потому что, в отличие от прочих народов, имевших предков и потомков, у хазар ни тех, ни других не было обнаружено. Больше того, народность, в течение почти целого тысячелетия обитавшая в такой хорошо изученной местности, как Междуречье Волги, Дона и Терека, где, согласно всем летописным источникам, помещался Хазарский каганат, почему-то не оставила после себя никаких археологических памятников [Гумилев 2010б, 5].

Византийские писатели обычно причисляли хазар к тюркам, тюрками же именовали их и арабские авторы. Сами себя хазары считали родственными по происхождению с уграми, аварами, гузами, барсилами, оногурами, болгарами и савирами. В письме хазарского царя Иосифа, в списке 10-сыновей-эпонимов общего родоначальника всех их Тогармы, хазары стоят на 7-м месте. Некоторые имена этого списка остаются не отожествленными: Тир или Турис, Т-р-на, некоторые из вышеприведенных отожествлений сомнительны, тем не менее ясно, что подавляющее большинство, если не все эти имена, относятся к народам тюркской языковой семьи.

На том основании, что китайское название хазар - ко-са близко сходно с наименованием шести из девяти уйгурских племен кэса, некоторые исследователи причисляют хазар к уйгурам и полагают, что они вместе с гуннами или вслед за ними в VI в. появились в Европе. Однако, как мы видели, больше оснований связывать хазар не с уйгурами, а с уграми. Если название хазар ведет свое происхождение от тюркской основы 'каз' - «кочевать», то от той же основы и совершенно независимо от хазар могло возникнуть сходное наименование части уйгур. Во всяком случае, куда вероятнее полагать, что хазары действительно были близки тем вышеперечисленным племенам, которые называет царь Иосиф, и их родство с ними по признаку общности происхождения, скорее всего, заключается в той роли, которую сыграли в их формировании отюреченные, хотя, вероятно, в разной степени, угры. По языку хазары сближались с болгарами. Об этом со всей категоричностью свидетельствуют арабские писатели. Так, например, ал-Истахри, а вслед за ним ибн Хаукаль определенно заявляют: «язык болгар подобен языку хазар» [Артамонов 2011д, 1].

И всичко това, въпреки че дори и р. Дон си има своето прабългарско име Бузан, възникнало на основата на съкратения в случая етноним самоназвание на тамошното прабългарско племе бурджан:

Разговор первый (с М. И. Артамоновым). В один из весенних дней 1959 г. я вошел в читальный зал библиотеки Эрмитажа и увидел профессора М. И. Артамонова, рассматривающего карту калмыцких степей. "Сколько километров в фарсахе?" - мрачно спросил он меня. Я припомнил общепринятую величину - 5,5 км, но профессор буркнул: "Не выходит" и пригласил меня к карте.

Дело заключалось в следующем. Хазарский царь Иосиф в письме к Хасдаи ибн Шафруту описал ежегодную летнюю перекочевку своего двора. Весной он выезжал из своей столицы Итиль, расположенной на берегу Волги, и двигался на юг, к реке В-д-шан. Затем он перекочевывал на север, очевидно, избегая летней жары в засушливых прикаспийских районах, но двигался не домой, а к реке Бузан, отождествляемой с Доном, и оттуда возвращался к себе в Итиль, находившийся в 20 фарсахах от Бузана.

Тут же царь Иосиф сообщает расстояния от своей столицы до границ своего царства: на восток до Гирканского, т.е. Каспийского, моря - 20 фарсахов, на юг до реки Уг-ру - 30 фарсахов и на север до уже упомянутой реки Бузан и "до склона нашей реки к морю Гирканскому", т.е. до сближения излучин Дона и Волги в современном месте Волго-Донского канала, - 20 фарсахов. Таким образом, все расстояния исчисляются от столицы Итиля. Следовательно (для того чтобы найти место столицы) М. И. Артамонов построил на карте треугольник, упиравшийся вершинами в реки Дон (Бузан), Волгу (Итиль), и Терек (Уг-ру), с длиной сторон, пропорциональной заданным расстояниям [Гумилев 2010б, 9].

На всичкото отгоре този толкова голям ерудит и в Тюркологията не иска и да знае, че рус. шатер всъщност е преминалата в руския език по книжовен път от езика на дунавските българи собствено българска дума шатра, която има за основа не диалектно-руското чатра, а срперс. чатр, съвр. тур. çadır:

Вместо шалашей из древесной коры (чатров, откуда возникло русское слово - шатер) появилась войлочная юрта, теплая в холод, прохладная в жару, просторная и портативная [Гумилев 2010б, 36-37].

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мне кажется, что эту его попытку нельзя признать вполне удачной, особенно, что касается болгар и хазар:

Я и не говорил, что попытка удачная. Я говорил, что она первая.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я и не говорил, что попытка удачная. Я говорил, что она первая.

Позволил себе отредактировать ваше сообщение, что бы все было хорошо видно и вполне ясно: #20 проф. Добрев

Igor (11 September 2011 - 05:03 PM):

Гумилев в исторических трудах попытался дать некое связное изложение истории Срединной Азии и всяких народов, ее населявших, за определенный отрезок времени.

Таким образом, это поптыка генеральной истории макрорегиона.

О результатх поптыки Гумилева можно всячески спорить, но только на поле, на котором он играл.

Мне кажется, что эту его попытку нельзя признать вполне удачной, особенно, что касается болгар и хазар:

Иван Добрев, Българите за руския народ, държава и култура. София, 2011

http://www.helikon.b...-i-kultura.html

http://books.bg/books/author/17931/

Ето защо вече нищо друго освен чиста белетристика, гарнирана обилно, но повече от излишно, с прословутата пасионарност, са следните редове на Л. Гумилев [2010а]:...

Вот почему уже, ничего другого кроме абсолютной белетристикой, гарнированной обильно прословутой пассионарности, являются следующие строки Л. Гумилева...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Позволил себе отредактировать ваше сообщение, что бы все было хорошо видно и вполне ясно: #20 проф. Добрев

Мне кажется, что эту его попытку нельзя признать вполне удачной, особенно, что касается болгар и хазар:

Иван Добрев, Българите за руския народ, държава и култура. София, 2011

http://www.helikon.b...-i-kultura.html

http://books.bg/books/author/17931/

Ето защо вече нищо друго освен чиста белетристика, гарнирана обилно, но повече от излишно, с прословутата пасионарност, са следните редове на Л. Гумилев [2010а]:...

Вот почему уже, ничего другого кроме абсолютной белетристикой, гарнированной обильно прословутой пассионарности, являются следующие строки Л. Гумилева...

Профессор, повторюсь, я не оценивал попытку Гумилева в терминах удачности или неудачности. Мне кажется, и я могу это доказать, что некоторые теоретические положения, на которых основывался Гумилев, скорее всего ошибочны.

Значение Гумилева состоит в том, что он впервые а) выделил и б) описал историю Срединной Азии в ее полноте. Описания всяких степных образований были и раньше. Понимания того, что это единый регион (точнее, два субрегиона, тесно связанных между собой), не было. Подходы были (уже Дегинь, Бичурин, Де Гроот, неопубликованный Халоун, Грумм-Гржимайло, Эберхард), а исполнения не было.

Это легко подтвердить. Все последующие за Гумилевым обобщающие работы по Степи несут и все родовые пятна гумилевских книжек. И у его немногочисленных последлвателей, и у его критиков. Например, вы совершенно правильно написали о недооценке болгар или, я бы уточнил, вообще западного движения степных людей.

В качестве другого примера укажу на совершенно вопиющий факт того, что все работы по кочевникам начинаются с имперских гуннов. Хоть Кембриджская история, хоть учебник Султанова и Кляшторного, а хоть и курсовая работа заштатного ПТУ. Это потому что Гумилев ее так начинает. Потому что Сыма Цянь так написал, а Бичурин так перевел. Тем не менее догуннская история известна довольно хорошо. Да, она фрагментарна, но не более, чем китайская история того времени. Да, она описывает не всю степь, а лишь ьу, что прилегает к Китаю или составляет его часть. Собственно, историю ахеменидского Ирана, к примеру, мы знаем так же - история войн с греками и пограничные взаимодействия. То есть, гуннский феномен это чисто историографический продукт и его начало кроется как раз у Гумилева, в его влиянии на любой обощающий труд по этой теме.

Разумеется, это только примеры, они не исчерпаывают всеъ тезисов, а служат лишь иллюстрациями.

Надеюсь, теперь я более ясно изложил свою точку зрения.

Share this post


Link to post
Share on other sites

1. Гумилев описывал историю различных степных, а не одних только тюркских, народов опираясь не на китайские источники, а прежде всего на переводы Бичурина, Дегиня, де Гроота Лю Маоцая, а также изложение Грумм-Гржимайло. Это абсолютно очевидно из текстов Гумилева. ... Насколько ему позволяла подготовка и насколько это служило его собственным теориям.

полностью согласен.

например, в конце имен он очень часто ставить "ь". может у китайцев это норма, но у тюркских народов - нет.

4. Шэлунь, кит. 社崙 для времен жоужаней звучало примерно как ʒ́alwin. Если предположить, что имя было тюркским по происхождению, то это должно было быть нечто похожее на булг. эпигр. Jalvi. Однако никакой уверенности, что жоужани говорили на какой-то форме тюркского нет. Сколь-нибудь древнего тюркского имени Шелун попросту не зафиксировано. Честно сказать, я и современного такого не знаю.

в книге Хунну (гумилёв, айрис пресс, 2004) в синхронистической таблице, под годом 452, указан вступивший на престол "шилунь". в детстве меня мама называла шелун - "прятаться", "скрываться". имя может означать - "срытный".

5. Тухэчжэнь 吐賀真 thóɣầćin в принципе можно свести к Тауке-жан (что за имя такое, кстати?), поскольку тауке “первенец” вполне достойный вариант для имени. Элемент -жан, однако, встречает трудности. Это не может быть жан “душа”, поскольку это слово новоперсидское, а для жоужаней мы бы встретили какой-нибудь пехлеви или согдийский. Старые форманты мужских имен -жан в значении “волк” (?) или “белый” (?) в сибирских тюркских совершенно определенно заимствованы из монгольских. Однако, скорее всего как во всех жоужаньских и тобасских словах последний слог здесь является суффиксом имени деятеля -чи(н).

тауке - звали казахского хана. достаточно прославленного.

вообще почему вы считаете что жан - душа не может быть? слово новопресидское, стало быть персы его заимствовали у тюрок в VI-VII в. таких имён у тюркютов достаточно. и вариант жан - шоно тоже не плох. в любом случае "ь" в конце имён тюрокютов - неправльно.

6. Анахуань, вероятно имеется ввиду Анагуй, кит. 阿那瓌. Анахуань это так Бичурин прочел, потому что это чтение дается словарем Канси. Известно имя аварского начальника Anagaios, но я совершенно не понимаю, что это за имя Анакуан...

куан - желтоватый, половый. достатоно распространённое имя у казахов. как отдельно так и в паре - куан дык, куан тай.

для тех архаичных времён не вижу проблем и для ана куан.

7. Хуань. Неясно, что имеется ввиду. Куан я тоже не понимаю, что это за имя такое, где оно зафиксировано?

см. выше.

8. Асянь-ше (стр. 29) – Асан-жан. Про “жан” см. выше. Шэ (не ше!) это стандартная транскрипция титула шад.

хорошо, пусть будет асан - шад.

между прочим ше - читается как шэ. например произнесите слово шелест. также, как ши произносится как шы. то, что вы постояно акцентируете на этом внимание, - глупая придирка.

9. Моде – Медеу. Вероятно, имеется ввиду шаньюй Моду, который традиционно пишется как Модэ в ранней литературе (у Бичурина и его последователей, у Дегиня и т.д.) или Маодунь, как читается в современных китайских словарях. Медеу это очень позднее имя, встречается у казахов с 19 в., совершенно ясно происходит от арабского слова со значением “помощь”.

медеу - надежда; поддержка; опора. возможно арабское, не буду спорить.

по-ходу замечу, что есть такая расистская мода, все тюркские слова объяснять арабскими, персидскими или монгольскими языками.

а может, на самом деле, наоборот? как то, мне доказывали, что слово кайсар (также и имя) происходит от арабского кейсар.

10. Не очень понятно почему Гумилев "славянский националист". Гумилев был человеком патриотичным, считал себя русским и гордился этим, но по воззрениям был интернационалистом.

почему - не знаю. может мама так воспитала, може в лагерях понабрался. а, может, врождённое.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гумилев сам не заметил, что стал мыслить как те тюрки о которых он писал. На самом деле я всегда говорил, что концепция пассионарности Гумилева очень похожа на концепцию кут'а у тюрков. Пока есть кут - есть удача и эл. Нет кут'а - нет всего остального.

А так, чтобы стать популярным историком, нужно быть хорошим писателем (кем Гумилев и был) потому что история и есть нарратив - то есть рассказ. Популярен тот кто умеет интереснее рассказывать рассказы о прошлом

теория пассионарности - фуфло.

есть четыре действительно пассионарных (вынуждено применяю термин гумилёва) этносов: евреи, римляне, тюрки и германцы.

остальные - трава.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...