Jump to content



Kumuk

Тамги русских князей

Recommended Posts

У кого есть инфа по тамгам русских князей.

В википедии про полоцкого князя Изяслава Бориславича написано:

Известен его родовой знак (тамга) — трезубец с маленьким крестиком на среднем зубце.

Мне интересно эти тамги заимствованы у тюрок, или достались от варягов или всё тамги применялись и у славян?

Link to comment
Share on other sites

\\эти тамги заимствованы у тюрок, или достались от варягов или всё тамги применялись и у славян? \\

Родовые знаки встречаются у многих народов. Тюрок, славян, фино-угров и т.д.

Link to comment
Share on other sites

Киевская Русь никогда не была частью Булгарского государства. Про ветвь Рюриковичей из Дуло вообще смешно. Никакими источниками это не подтверждается.

Видимо автор не видел тамги ранних Рюриковичей, они вовсе не похожи на булгарские тамги. Так можно и символ Посейдона/Нептуна превратить в булгарскую тамгу.

Княгиня Ольга, в рождении Елена - дочь болгарского царя Симеона.

Следовательно, Святослав является внуком, а Владимир - правнуком Симеона: http://nauka.bg/forum/index.php?showtopic=6955

Link to comment
Share on other sites

Княгиня Олга, в рождении Елена - дочь болгарского царя Симеона.

Следовательно, Святослав является внуком, а Владимир - правнуком Симеона: http://nauka.bg/forum/index.php?showtopic=6955

Столько фантазий.

1) Прошу предоставить конкретные источники родства Ольги с болгарскими правителями, а не мнения кого-либо, в особенности Ю. Венелина, который много фантазий написал.

2) К тому же прошу предоставить летописный источник, на который указывает архимандрит Леонид, где бы было упоминание Ольги как "княжна болгарская".

Link to comment
Share on other sites

Столько фантазий.

1) Прошу предоставить конкретные источники родства Ольги с болгарскими правителями, а не мнения кого-либо, в особенности Ю. Венелина, который много фантазий написал.

2) К тому же прошу предоставить летописный источник, на который указывает архимандрит Леонид, где бы было упоминание Ольги как "княжна болгарская".

А вы не обижайте, а читайте на данном адресе!

Что-же касается архимандрита, то вы его еще тогда задушили, но все таки имеются и другие факты, показывающие, что это - самая правда!

Link to comment
Share on other sites

А вы не обижайте, а читайте на данном адресе!

Что-же касается архимандрита, то вы его еще тогда задушили, но все таки имеются и другие факты, показывающие, что это - самая правда!

Так источников нет, где бы указывалось происхождение Ольги от болгарских правителей, и любое генеалогическое построение на такой основе как Ольга чья-то родственница из представителей династии Крума, имеет вымышленный характер. Все основано на предположениях, которые являются необоснованными.

Link to comment
Share on other sites

Так источников нет, где бы указывалось происхождение Ольги от болгарских правителей, и любое генеалогическое построение на такой основе как Ольга чья-то родственница из представителей династии Крума, имеет вымышленный характер. Все основано на предположениях, которые являются необоснованными.

Ваши "научные" представления являются более чем примитивно-первобытными, потому что Историография не источники, а научная теория, созданная на основе конечного набора научных фактов, которые со своей стороны извлекаются и синтезируются из существующих в источниках сообщениях.

Кроме сообщение архимандрита, имеется еще огромный брой разнородно-разнопорядковых научных фактов, именно на системной совкупности которых зиждется и научная теория для того, что кн. Ольга является дочерью царя Симеона.

Link to comment
Share on other sites

Я вас просил привести источники, вы их не привели. И вы еще смеете оскорблять меня. Ваша теория зиждится на фантазиях.

Предположение о родстве Ольги с Симеоном не имеет доказательств. Поэтому не нужно сильно распаляться на сей счет.

Link to comment
Share on other sites

Я вас просил привести источники, вы их не привели. И вы еще смеете оскорблять меня. Ваша теория зиждится на фантазиях.

Предположение о родстве Ольги с Симеоном не имеет доказательств. Поэтому не нужно сильно распаляться на сей счет.

Это вы меня оскорбляете, обявляя фантазером. Не имеете права и не вам в чести!

Я вас не оскорбляю, а только оцениваю ваш методологический подход, который в гносеологии называется "ползучий эмпирический позитивизм".

Одном из немаловажных доказательств является и то, как княгиня Ольга ведет себя на приеме, разговаривая по гречески.

Но когда ваша изборская славянка стала говорит по гречески и видела дворцы, она еще на первом шаге спотокнулась бы!

Второй прием Ольги Русской

Девятого сентября, в среду116 состоялся прием, во всем сходный с вышеописанными,117 по случаю прибытия Русской княгини Ольги. Княгиня вошла со своими родственницами княгинями и избраннейшими прислужницами, причем она шла впереди всех других женщин, а они в порядке следовали одна за другою; она остановилась на том месте, где логофет обычно предлагал вопросы.118 Позади ее вошли апокрисиарии Русских князей и торговые люди и стали внизу у завес; последующее совершилось подобно вышеописанному приему.

Выйдя снова чрез сад, триклин кандидатов и тот триклин, в котором стоит балдахин119 и производятся магистры, княгиня прошла чрез онопод и Золотую руку, т. е. портик Августея, и села там.

Когда царь по обычному чину вошел в дворец,120 состоялся второй прием следующим образом. В триклине Юстиниана было поставлено возвышение, покрытое багряными шелковыми тканями, а на нем поставлен большой трон царя Феофила и сбоку царское золотое кресло. Два серебряных органа двух частей (=димов) были поставлены внизу за двумя завесами, духовые инструменты121 были поставлены вне завес.

Княгиня, приглашенная из Августея, прошла чрез апсиду, ипподром и внутренние переходы того же Августея122 и, вошедши, села в Скилах. Государыня воссела на вышеупомянутый трон, а невестка ее на кресло. Вошел весь кувуклий и препозитом и остиариями были введены ранги;123 ранг 1-й - зосты; ранг 2-ой - жены магистров; ранг 3-й - жены патрикиев; ранг 4-й - жены протоспафариев служащих; ранг 5-й - прочие жены протоспафариев; ранг 6-й - жены спафарокандидатов; ранг 7-й - жены спафариев, страторов и кандидатов.

Затем вошла княгиня (введенная) препозитом и двумя остиариями, причем она шла впереди, а за нею следовали, как сказано выше, ее родственницы-княгини и избраннейшие из ее прислужниц. Ей был предложен препозитом вопрос от имени Августы, и затем она вошла и села в Скилах.[48]

Государыня, вставши с трона, прошла чрез лавсиак и трипетон, вошла в кенургий и чрез него в свою опочивальню. Затем княгиня со своими родственницами и прислужницами вошла чрез триклин Юстиниана, лавсиак и трипегон в кенургий и здесь остановилась для отдыха.

Когда царь воссел с Августою и своими багрянородными детьми, княгиня была приглашена из триклина кенургия и, сев по приглашению царя, высказала ему то, что желала.

В тот же день состоялся званый обед в том же триклине Юстиниана. Государыня и невестка ее сели на вышеупомянутом троне, а княгиня стала сбоку.124 Когда стольником были введены по обычному чину княгини и сделав земной поклон, княгиня, немного наклонив голову на том месте, где стояла, села за отдельный стол с зостами по чину.125 На обеде присутствовали певчие церквей св. апостолов и св. Софии и пели царские славословия. Были также всякие сценические представления.

В Золотой палате состоялся другой званый обед; там кушали все апокрисиарии Русских князей, люди и родственники княгини и торговые люди и получили: племянник ее 30 милиарисиев, 8 приближенных людей по 20 мил., 20 апокрисиариев по 12 мил., 43 торговых человека по 12 мил., священник Григорий 8 мил., люди Святослава по 5 мил., 6 людей (из свиты) апокрисиариев по 3 мил., переводчик княгини 15 мил.

После того как царь встал из-за стола, был подан десерт в ариститирии, где был поставлен малый золотой стол, стоящий (обыкновенно) в пектапиргии, и на нем был поставлен десерт на блюдах, украшенных эмалью и дорогими камнями. И сели царь, царь Роман Багрянородный, багрянородные дети их, невестка и княгиня, и дано было княгине на золотом блюде с дорогими камнями 500 мил., шести приближенным женщинам ее по 20 мил. и 18 прислужницам по 8 мил.126

Октября 18-го, в воскресенье, состоялся званый обед в Золотой палате, и сел царь с Руссами, и опять был дан другой обед в пентакувуклии св. Павла, и села государыня с багрянородными детьми ее, невесткою и княгинею, и дано было княгине 200 мил., племяннику ее 20 мил., священнику Григорию 8 мил., 16 приближенным женщинам ее по 12 мил., 18 рабыням ее по 6 мил., 22 апокрисиариям по 12 мил., 44 купцам по 6 мил. и двум переводчикам по 12 мил [Багр-Цер, 1-2].

Link to comment
Share on other sites

Одном из немаловажных доказательств является и то, как княгиня Ольга ведет себя на приеме, разговаривая по гречески.

И где же Ольга говорит на греческом, в каком же месте это указывается? И разве переводчиков тогда не было (коим мог быть и священник Григорий)? Это не доказательство, а необоснованное предположение.

Вы опять таки не привели источники, которые бы говорили о родстве Ольги с Симеоном. И я буду ваши фантазии называть фантазиями, так как вы верите необоснованным версиям, которые не подкреплены источниками.

Link to comment
Share on other sites

И где же Ольга говорит на греческом, в каком же месте это указывается? И разве переводчиков тогда не было (коим мог быть и священник Григорий)? Это не доказательство, а необоснованное предположение.

Вы опять таки не привели источники, которые бы говорили о родстве Ольги с Симеоном. И я буду ваши фантазии называть фантазиями, так как вы верите необоснованным версиям, которые не подкреплены источниками.

Наука не является регистрацией, а реконструкцией событий. Отдельные источники никогда не указывают на событие эксплицитно-прямо и во всей его завершенной полноте. Но взятые в своей совкупности, источники всегда дополняют и потверждают друг-друга в определенном аспекте и на определенном уровне. Все остальное – цель и задача, право и должность исследователя, который должен делать также и простейшие умозаключения.

А вы продолжаете оскорблять меня, не зная даже основной литературы:

Иван Добрев, Българите за руския народ, държава и култура

Онзи Олег пък, когото княз Игор придружава и за когото съобщават някои летописи, всъщност не е неговият по-голям родственик и наставник княз Олег и още по-малко пък “местен управител в района на Таман и Източен Крим” (К. Егоров), а воеводата му Олег, който фактически е заедно с него и му помага в далечните бойни походи, като непосредствено-пряко ръководи и командва и войската, много добре видно от следните цитати, подредбата и номерацията на които е от нас, но пък съгласно вътрешната логика и естествения ход на събитията:

1. И възрастъшю же ему, Игорю, и бысть храборъ и мудръ. И бысть у него воевода, именемъ Олегъ, муж мудръ и храборъ.

2. В лЂто 6429 [921]. Игорь и Олегъ пристроиста воя многы, и Варягы и ПолянЂ и СловенЂ и Кривичи, и корабля многы бещисленыи.

3. В лЂто 6430 [922]. Иде Олегъ на ГрЂкы и прииде къ Цесарюграду; и Греци замкоша Съсуд, а град затвориша.

4. В лѣто s҃ у҃ а҃ [6411 (903)] Ігореви възрастъшю и хожаше по Ѡлзѣ и слуш̑ше єго и прививедоша єму жену ѿ Плескова именемь Ѡльгу.

5. И пакы приведе себЂ жену от Плескова, именемъ Олгу, и бЂ мудра и смыслена, от нея же родися сынъ Святославъ (ИпатЛт).

Именно поради всичко това и летописецът съобщава, че в действителност Олег жени Игор тъкмо в България и то за царска дъщеря:

Игоря же жени в болгарях, поя за него кнжну именем олгу и мдра велми (по Р. Павлова) [ИпатЛт, 34; ИпатСп, 16; НовгЛт, 4-6, вж. и срв. Голб, Прицак 2009, 160; Егоров 2009, 138-140; Златарски 2009а, 532-533; Павлова 2001, 51-61; Сахаров 1978, 69-76; ~*~2009, 10-11, срв. Брайчевский 2009, 79; Михайлов 1989, 122-124; Никитин 2009а, 142-165; Творогов 2009, 1; Шайкин 2007, 615-626].

.........................

Именно поради това сред неговите съчинения под съответните номера се намират и следните заглавия:

262. Откуда родом была святая великая княгиня русская Ольга? (заметка по поводу сведения из летописца библиотеки гр. А. С. Уварова) // Русская старина, кн. 7, с. 215–224.

266. Древняя рукопись // Русский вестник, кн. 4, с. 1–24. [Содержание: 1. Изборник Болгарского презвитера-мниха (иеромонаха) Григория и уцелевшая часть памятника. Первоначальный Славянский Хронограф или «Еллинский Летописец»,– болгарской редакции, X века. Презвитер-мних Григорий. Значение его Изборника в деле христианского просвещения киевских руссов времен великой княгини Ольги. 2. О трех сочинениях, входивших в состав «Изборника Григориева», по списку XIII века: а) Апокалипсис толковый, б) Сборник, ныне именуемый Святославов, 1073 г., в) Сборник Пчела.] [Труды архимандрита Леонида 2009, 2-17].

Но ето ги не само конкретните форми на преследване и гонения, на които е подложен архимандрит Леонид, а и неговите лични екзекутори:

Аз, за щастие, попаднах на съобщението на архимандрит Леонида в отчета на заседанията на Киевското историческо дружество на “Нестора летописеца” от 11 декември 1889 г.; на това заседание между другото, руският учен И. И. Малышевский е докладвал за тази реляция на архимандрита Леонида, като изказал съмнение за нейната стойност, тъй като сметнал разликата между този сборник и официалния текст на “Повесть временныхъ летъ” за случаен вариант.

Обаче нито Малышевский, нито другите учени, които се изказали на това заседание по откритието на архимандрита Леонида, не са могли да изтъкнат нито един аргумент, който да отрече или опровергае фактите, съобщени от архимандрит Леонид [Николаев 1949, 102].

Не бих казал, че са особено много на брой българските, руските и чуждестранните изследователи които знаят тези студии на архимандрит Леонид, да не говорим за това да си направят и съответните изводи и заключения, именно поради което привеждаме тук два абзаца от съответните проучвания на съвременни руски изследователи, очевидно не си поскъпили труда да се поровят и в тази насока, най-малкото поради това, че не са обхванати от манията на малко по-горе цитирания “българин”:

Олёна-Елена это христианское имя Ольги. Выходит, что Ольга была христианкой в момент замужества? Объяснение мы находим в историческом сборнике XV века, в которой цитировался отрывок древнего летописца. Сведения из этого сборника опубликовал в 1888г. в июльском номере «Русской старины» обнаруживший сборник архимандрит Леонид (8). Из текста следует, что Ольга была болгарская княжна, и что город Плесков (так в Ипатьевском и Радзивилловском списках) это не Псков, а Плиска - первая столица Болгарии [Пивоваров 2009, 8-9].

В лýто s҃ у҃ а҃ [6411 (903)] Ігореви възрастъшю и хожаше по Ѡлзѣ и слуш̑ше єго и прививедоша єму жену ѿ Плескова именемь Ѡльгу [ИпатСп, 16].

Одним из дружинников Олега, вероятно знатным, был молодой Свенельд. Из похода Свенельд привез жену - болгарку, дочь от этого брака была названа в честь Олега Ольгой. (Это по АВ). Когда она подросла, то стала женой уже постаревшего князя Игоря. В 1888 году архимандрит Леонид в статье «Откуда была родом св. великая княгиня русская Ольга» сообщал, что согласно историческим документам XV века он нашел, что Ольга была родом из болгарских князей [Сахаров 2009а, 6].

.......................

Наред с това, макар и не особено категорично-определено до идеята за това, че княгиня Олга всъщност и в действителност е дъщеря на цар Симеон достига пък А. Никитин [2009]:

Связать имена Ольги и Бояна-Вениамина заставляет не только сам факт ее происхождения из древней болгарской столицы, какой была Плиска, но так же полная неизвестность о судьбе этого многообещающего сына царя Симеона и комплекс сведений о Бояне, киевском поэте второй половины XI века, который содержится в «Слове...» [7-10].

Много странно и необяснимо обаче в друго свое проучване на въпроса същият автор допуска, че тя може и да е племенница на цар Симеон или пък най-малкото - представителка на страничен клон на неговия род, което като цяло и пак по току-що цитираните съображения и принципи отново ние напълно преднамерено-съзнателно не подлагаме на хронологически анализ, за да видим и проследим субективно-индивидуалното му развитие или евентуално отстъпление, което само по себе си не е съществено за настоящото изследване, но всичко това пък не ни пречи да цитираме тук съответните места, просто за пълнота и достоверност на изложението:

Пересмотр традиционной хронологии ПВЛ в отношении Олега, Игоря и Ольги, приведенный выше, делает сомнительным возможность столь близкого родства последней с Симеоном, хотя сам факт ее происхождения из Плиски, как я покажу далее, способен прояснить многие, иначе не объясняемые моменты как ее собственной биографии, так и действий ее сына Святослава.

Перечисленные обстоятельства, а также странное в его устах выражение, что Переяславец на Дунае «есть среда земли моей», заставляет сопоставить всё изложенное, во-первых, с вероятным фактом происхождения его матери из болгарской Плиски, а, во-вторых, с беспрецедентным приемом ее Константином Порфирогенитом, сопоставленным Ж.-П. Ариньоном с приемом «опоясанной патрикии», т.е. свойственницы императора ромеев. И то, и другое заставляет видеть в Ольге если и не племянницу царя Симеона, то, безусловно, представительницу боковой ветви его рода, что, в свою очередь, делает вполне реальными (и обоснованными) притязания Святослава на свою долю «болгарского наследства» после смерти царя Петра Симеоновича 30.1.969 г., женившегося еще в 927 г. на византийской принцессе, которому наследовал его сын, Борис II Петрович [Никитин 2009а, 178,198-199].

.........................................

Между впрочем до приблизително същата идея и за мотивите на Светослав за тези две войни, и за идентификацията на Переяславец като Велики Преслав по свой път и начин достига и А. Никитин [2009а]:

Перечисленные обстоятельства, а также странное в его устах выражение, что Переяславец на Дунае «есть среда земли моей», заставляет сопоставить всё изложенное, во-первых, с вероятным фактом происхождения его матери из болгарской Плиски, а, во-вторых, с беспрецедентным приемом ее Константином Порфирогенитом, сопоставленным Ж.-П.Ариньоном с приемом «опоясанной патрикии», т.е. свойственницы императора ромеев. И то, и другое заставляет видеть в Ольге если и не племянницу царя Симеона, то, безусловно, представительницу боковой ветви его рода, что, в свою очередь, делает вполне реальными (и обоснованными) притязания Святослава на свою долю «болгарского наследства» после смерти царя Петра Симеоновича 30.1.969 г., женившегося еще в 927 г. на византийской принцессе, которому наследовал его сын, Борис II Петрович [192-199].

.....................

И все пак факти и свидетелства с изключителна доказателна сила за това, че княгиня Олга наистина е дъщеря на цар Симеон и то тъкмо на име Елена, са видът и характерът, а и формата и начинът на провеждане на приема, който ромеите дават на княгиня Олга и който преспокойно може да се нарече едновременно уникално-неповторим, високо-приповдигнат и тържествено-помпозен, а на моменти даже и гротескно-забавен заради наличието тук на всякакви механични играчки и фигури като например ревящ лъв, от които княгинята изобщо не се впечатлява, за разлика от епископ Луипранд, който запазва самообладание само поради това, че е предупреден предварително за необичайната изненада (А. Кестлер).

При този прием прави впечатление най-напред това, че самата тя разговаря с императора и императрицата без посредничеството на преводач. Това очевидно-безспорно е повече от невъзможно за една славянка или всяка друга жена от отечеството й, но пък е напълно възможно и дори е съвсем в реда на нещата за една княгиня, родена и израсла в двореца на най-образования и висококултурен европейски монарх, където тя без всякакво съмнение още от много малка под ръководството на собствено-лични учители изучава гръцки, латински, музика, танци, богословски, философски и природно-математически науки.

Ромеите още от времето на нейната женитба за руския княз знаят много добре коя е тя, а още по-добре пък кой е нейният баща и наблюдават най-внимателно-отблизо нейните вътрешно- и външнополитически изяви и прояви. Тъкмо поради това те й оказват възможно най-почетния прием, от който най-напред е изключен задължителният по протокол троен поклон с лягане на пода, заменен само с леко навеждане на главата, и разрешение да седи в присъствието на императора и императрицата и да беседва с тях толкова, колкото си пожелае, както и освен това и да се оттегля заедно с тях във вътрешните им покои на непринудено-дружеска беседа:

С великой честью была принята русская княгиня императором Константином VII Багрянородным (913-959) и патриархом Феофилактом (933-956), которым вручила многие дары, достойные таких лиц. Для высокой русской гостьи были не только соблюдены дипломатические приемы, но сделаны и особые отступления от них. Так, вопреки обычным правилам двора, кн. Ольга принималась не вместе с послами из других государств, а отдельно от них.

В то же время императору удалось отразить в церемониалах приема и то «расстояние», которое отделяло русскую княгиню от повелителя Византии: кн. Ольга больше месяца жила на корабле в Суду - гавани Константинополя, прежде чем состоялся первым прием во дворце 9 сентября.

Шли долгие утомительные переговоры о том, как, с какими церемониями должна быть принята русская княгиня. При этом большое значение церемониалу придавала прежде всего сама кн. Ольга, добивавшаяся признания высокой престижности Русского государства и своей лично как правительницы его.

В Константинополе Ольга поучалась вере христианской, ежедневно с усердием внимая словам Божиим и присматриваясь к великолепию богослужебного чина и к другим сторонам христианской жизни. Она присутствовала за богослужением в лучших храмах: Святой Софии, Влахернской Богоматери и других [Житие святой Ольги 2010, 9].

На възможно най-високото ниво на оказания на княгиня Олга прием от страна на ромеите като че ли първи обръща внимание френският историк Ж.-П. Ариньон [1980], който си поставя за цел да направи едно “ново изследване, основано на повторната интерпретация на всички извори”, чрез което “да датира и локализира кръщаването на Олга”. А ръководен принцип при това трябва да му бъде не противопоставянето на изворите, а разглеждането “в каква степен и как те се допълват един друг”.

Ето защо наред с анализа и описанието на обособените в три отделни групи извори – гръцки, латино-германски и руски, както и на редица други проучвания по въпроса авторът специално отбелязва също така, че през 957 г. княгиня Олга е приета в Константинопол от Константин VII Багрянородни и императрица Елена; руската делегация е “представителна” и в нея наред с всички останали присъства и “свещеник Григорий”; на “руската княгиня са оказани изключителни знаци на внимание” – покана в покоите на императрицата и позволение от страна на императора да седне и да беседва с тях; отмяна на тройното падане по корем пред императора и замяната му само с “леко навеждане на главата”; разрешение да седне на императорската маса и подаряването на “богатия дар” от общо 700 милиарсии или 60 номизми, които са три пъти повече от обикновено даваните пари на една примерно “опоясанная патрикия”;...

...съгласно съществуващата практика при кръщаването на Олга й се дава името на императрица Елена; свещеник Григорий е гръцки “дипломат-клирик, каквито императорският двор често използва за водене на дипломатически преговори” и който още преди това е изготвил съглашението с русите, а сега тук се осъществява само неговата императорска санкция; невероятно е на вдовицата Олга да е направено предложение за брак с женения император; кръщаването на Олга става само в присъствието на императрица Елена и поради това Константин VII не знае новото име на руската княгиня и я нарича само с нейното езическо име Элга; може да се допусне още, че Олга приема Свето Кръщение през 959 г. непосредствено от гръцките свещенослужители, с които води преговори за участие на русите в критската кампания; по ред съображения тази хипотеза трябва да бъде изоставена, но независимо от това “крещение княгини Ольги имело место, вероятно, в конце 959 г. в Киеве” [113-124].

Пред всичко това за нас така и ще си остане абсолютна загадка обяснението на този изключителен прием, който все пак и въпреки всичко ромеите оказват на княгиня Олга, с твърдението, че според Ж.-П. Ариньон ромеите още от началото били гледали на княгинята като на свекърва на тяхна принцеса [Никитин 2009а, 184].

Тъкмо едно такова обяснение ние няма как да приемем чисто и просто и най-малкото, защото на началния етап на преговорите това все още не се знае и мудно-тежкият дворцов протокол не може да се пренагласи и препрограмира съобразно един по същество трудно предвидим резултат:

Приезд большого посольства в столицу империи (а именно таким было посольство Ольги) заранее согласовывался по дипломатическим каналам. В посланиях было обязательным при этом обозначение не только официальных титулов государей обеих сторон, но и личных имен.

...уже до приезда посла в Константинополь там было известно его имя; в составлявшихся протонотариями дрома в трех экземплярах “сценариях” приема (включая смету дипломатических расходов) указывались имена посла и наиболее видных лиц его свиты [Литаврин 1999, 433].

От своя страна пък А. Никитин [2009а] обяснява високото ниво на приема чрез много неясно какво точно и по каква линия роднинство на княгинята с тогавашния български цар Петър, който е и византийски зет, следователно Олга е роднина и на императора:

Однако была ли Ольга/Эльга в глазах императора представительницей «варваров»? На этот вопрос уже сейчас можно ответить отрицательно, и не только потому, что она была христианкой и ее сопровождал священник. Сам факт неординарного приема княгини росов в императорском дворце таким блюстителем этикета, каким был Константин VII, заставляет вспомнить происхождение Ольги «из Плиски», что является недвусмысленным свидетельством ее родства с царствующим домом Первого Болгарского царства и непосредственно со здравствующим в то время царем Петром Симеоновичем, который был женат на Марии-Ирине, внучке Романа Лакапина.

В таком случае Ольга/Эльга приходилась императору, как бы он того не хотел признавать, свойственницей, почему и была принята во внутренних покоях дворца, куда не допускались иностранные послы и вообще иноземцы. Следует также помнить, что Константин VII оставил описание только торжественных приемов Ольги/Эльги, на которых ее сопровождала свита, официальные послы и купцы, как то требовалось по этикету, в то время как между ними должны были происходить и полуофициальные встречи с императорской семьей в жилых помещениях, закрытых для посторонних [185].

Що се отнася обаче до “народното баснословие” на Н. Карамзин [2009], то тук трябва да се има предвид още и това, че в действителност тогава властващ император все още е Роман Лакапин, който при това не присъства на нейното кръщение, докато самият Багрянородни пък съвсем отскоро вече е вдовец, така че не са съвсем без нищо и пристигащите с повод и без повод златни були на ромея, адресирани надменно-високопарно “к Российскому Государю”, а не към онази обикновена жена, която той цял живот е искал и очаквал:

Когда Ольга прибыла во дворец, за нею шли особы Княжеские , ее свойственницы, многие знатные госпожи, Послы Российские и купцы, обыкновенно жившие в Царьграде. Константин и супруга его, окруженные придворными и Вельможами, встретили Ольгу: после чего Император на свободе беседовал с нею в тех комнатах, где жила Царица.

К сим достоверным известиям о бытии Ольгином в Константинополе народное баснословие прибавило,...

Link to comment
Share on other sites

The name "Olga" is equal to vangardian name "Helga"..

http://www.promacedonia.org/em/mihajlov_rusi_i_bylgari.pdf

Със своята многостранна енергична дейност Олга е остазила траен спомен в съзнанието на руския народ. За нея са създадени редица предания и легенди, които, от една страна, допълват оскъдните летописни известия, но, от друга, затрудняват възсъздаването на историческата действителност.

Един от най‐спорните и неясни моменти от биографията ѝ е проблемът за нейния произход. Според една версия Олга произхожда от района на град Псков в Северозападна Русия от княжески род, според друга — от незнатни родители от варяжкото население на същия район [671]. Но през 1888 г. архимандрит Леонид публикува едно неизвестно сведение от един руски исторически сборник от втората половина на XV в., в което се казва, че по произход Олга с българка: „Игоря же [Олег] жени в Болгарѣхъ, поятъ за него княжну именемъ Олгу. И бѣ мудра велми” [672].

От това сведение не е ясно за кои българи става дума: за дунавските, за волжските или за черните българи по Долен Днепър, но то бе възприето от редица автори,

които в случая виждаха дунавските българи [673]. Според тях българският произход на кн. Олга обяснявал редица черти в характера и дейността на руската княгиня и на първо място нейната ревностна привързаност към християнската религия [674]. Но несъстоятелността на това съобщение бе доказана своевременно [675] и архим. Леонид още на следната година се отказал от своето становище [676].

Какви са доводите, които говорят против българския произход на княгиня Олга. Доколкото сведенията за нейния произход са твърде противоречиви и носят изключително легендарен характер, то в случая трябра да изходим от някои данни на нейната биография:

1. Че княгиня Олга не може да бъде българка, личи на първо място от нейното име. Мнението на някои автори, че първоначално Олга е носила християнско име (Елена) и че тя е наречена с езическо име в чест на княз Олег, който уж я довел от България за княз Игор, е произволно [677]. Нейното име недвусмислено говори за варяжкия ѝ (нормански) произход, от какъвто е бил и самият княз Игор. В края на X в. в Русия е имало много варяги и напълно естествена е женитбата на първите руски князе със своите сънароднички [678].

2. Невъзможно е да си представим сключването на един подобен брак между българска княгиня християнка и руски езически княз. В отношенията между българи и руси от началото на X в. няма такива събития, които биха го оправдали. Княз Владимир е имал жени християнки преди покръстването си („грекиня”, „болгарыня”), но те са били пленнички [679].

3. Че княгиня Олга не е била християнка по рождение, а езичница, личи много ясно от данните на руския летопис и редица други извори: след убийството на княз Игор тя се разправила най‐жестоко с древляните съгласно езическите обичаи и нормите на езическата религия. В самия замисъл и начина на тройното отмъщение личи по‐скоро спазване на езическата традиция, отколкото личната жажда за отмъщение [680]. По‐късно когато Олга се запознава с християнството и приема неговите принципи, тя се стреми да получи кръщение от самия цариградски патриарх, при което тя казва за себе си: „Азъ погана есмъ, да аще мя крестити, то крести мя самъ; аще ли, то не крещюся”. След кръщението патриархът ѝ казва: „Благословена ты в женах руских, яко возлюби свѣтъ, а тьму остави” [681].

В нейната възхвала във връзка със смъртта ѝ се казва: „Си бо омыся купѣлью святою, и совлечеся греховныя одежа вехтаго человѣка Адама, и въ Новый Адамъ облечеся, еже есть Христось. Мы же рцѣмъ к ней: радуйся, руское познанье къ Богу, начатокъ примиренью быхомъ” [682].

Преминаването в лоното на християнството е свързано с църковен обряд, предписван от религията. Ако Олга е била християнка по рождение, всичко това не би имало смисъл.

Освен това в Проложното житие на Олга се казва: „Сии блаженнаа Олга оставльши елиньскую прелесть [т. е. езичеството — Е. М.] отчию, паче же Дия вземши Еленину мудрость” [683]. Яков Мних в своята „Память и Похвала” на княгиня Олга пише: „Та бо блаженая княгинъ Олга, по смерти мужа своего Игоря, князя русского, освѣщене бывши Божиею благодатию и въ сердци приимши Божию благодать. . . просвѣщена Святымъ Духомъ истиннаго, творца небу и земли, вставши иде в землю грѣческую, въ Царьградъ, идѣ же цари крестьянин и крестианьство утвердися, и пришедши проси крещения, и приимши святое крещение возратися в землю русскую. . . По святомъ же крещении си блаженая княгиня Олга живе лѣтъ 15” [684].

От всички тези както и от редица други свидетелства може да се приеме за безспорно, че по своя произход Олга е била езичница [685].

4. Когато Святослав се отправя на поход срещу България от руските летописи по нищо не личи, че това е родината на неговата майка. При завръщането си в Киев, след отбиването на печенежската опасност през 968 г., киевчани казват на Святослав: „Ты, княже, чюжея земли ищеши и блюдеши, а своея ся охабивъ [686], малы бо нась не взяша печенъзи, и матерь твою и дѣти твои.” Самата Олга, чувствайки приближаването на смъртта, казва на сина си: „Видиши мя болну сущю; камо хощеши отъ мене ити?. . . Погребъ мя, иди, ямо же хочеши” [687]. („Погреби ме, пък върви където искаш.”) От думите ѝ към Святослав по нищо не личи, че България е нейната родина. По‐скоро за нея това е една чужда страна [688].

Следователно сведението за българския произход на кн. Олга трябва да се разглежда като етнологическа грешка на късния руски летописец. Но не е изключено тук да виждаме и намек за българския произход на руското християнство, първата и най‐видната представителка на което била кн. Олга [689].

------

http://docs.google.com/viewer?a=v&q=cache:h9xxTe8QM_cJ:www.lrc-lib.ru/rus_letopisi/let_dubr/dubr2.pdf+%D0%98%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8F+%D0%B6%D0%B5+%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8+%D0%B2+%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B3%D0%B0%D1%80%D1%8F%D1%85&hl=bg&gl=bg&pid=bl&srcid=ADGEESiMUpxoBVhWoyXoK16Av1ucETlu6i0y5v_kN_II1jWVe3ZwmS6qkz--2OYLEQsE4tJ2AbmSTGg-yIcvDUBVU0Gq5DtQ4VemhZ_onceMM4FcolipAozBDakNOBSL5goivlyUvT7C&sig=AHIEtbTf5oSUPgdGwQogC9fhg_zlcVfiYQ

http://www.lrc-lib.ru/rus_letopisi/let_dubr/dubr2.pdf

В лет(о) 6466. Крешение Олжино..

Link to comment
Share on other sites

Със своята многостранна енергична дейност Олга е остазила траен спомен в съзнанието на руския народ. За нея са създадени редица предания и легенди, които, от една страна, допълват оскъдните летописни известия, но, от друга, затрудняват възсъздаването на историческата действителност.

Следователно сведението за българския произход на кн. Олга трябва да се разглежда като етнологическа грешка на късния руски летописец. Но не е изключено тук да виждаме и намек за българския произход на руското християнство, първата и най‐видната представителка на което била кн. Олга [689].

И глупо, и смешно ждать и надеяться что бы летописец сказал бы тебе где и когда именно родилась княгиня Ольга!?!

И где точно в гносеологии и методологии Науки сказано, что ученый должен довольствоваться одним-двумя источниками и при том один из них непременно должен быть доминирующим?!?

Разве именно здесь третьего не дано???

Рецидивирующее применение давным-давно устаревшего традиционно-класического подхода и метода, исчерпающийся в основном тем, которое источник сообщает, более чем контрапродуктивно.

Вот и поэтому в конце концов: Никто не знает ничего достоверного о происхождении Ольги!?!

Ненормально, неморально, стыдно, очень стыдно!!!

Иван Добрев, Българите за руския народ, държава и култура

БЪЛГАРСКАТА КНЯГИНЯ ЕЛЕНА-ОЛГА НАЧЕЛО НА РУСИЯ

Безименната, безродната и безотечествената княгиня Олга

Днес вече русите и украинците напълно искрено, вдъхновено-ентусиазирано и даже високопатетично-екзалтирано възклицават, говорят, пишат, заявяват и прогласяват:

Великая! Мудрейшая! Святая! Матерь народа русского! Святая труженица Православия! Начальница Веры в Русской земле! Великая созидательница государственной жизни и культуры Киевской Руси!

На ранней заре русской истории, около тысячи лет тому назад, встречается имя женщины, которую по справедливости можно назвать матерью нашей государственности. Это - Святая Ольга Российская, великая княгиня тогдашней Руси.

Святая и Равноапостольная Великая Княгиня Ольга Мудрая! Ольга Богомудрая! Великая созидательница государственной жизни и культуры Киевской Руси!

Правительница могущественного киевского государства! Будущая просветительница Русского края и родину ее! Она праматерь нашего православия. Именно на ее мудрой голове корона впервые украсилась православным крестом.

И още, и още: Имя О. находится как бы в истоке русской истории, оно связано с величайшими событиями в период зачатия Русь, именно с основанием первой династии, с утверждением у нас христианства и западной цивилизации. Всем известны многочисленные сказания об Ольге, занесенные в летопись и повторенные историками (М. Меньшиков).

Княгиня Олга е застъпницата пред Бога на руския народ, подобно на застъпницата на цялото Човечество, Света Богородица:..

Здесь же св. Кирилл Туровский объединяет все темы, звучащие в предшествующих песнях, и кратко, в пределах одного тропаря, обозначает почти весь спектр смыслов, связываемых с образом Богородицы в христианской богословской традиции:...

Именно тя е залогът за спасението на руския народ:...

Към всички тези толкова възторжено-екзалтирани гласове се присъединяват и гласовете на чужденците, които я поставят по ум най-горе от всички хора на Света:

Сага Олафа Тригвасона знаетъ объ Ольгý, съ одной стороны, по преданiямъ вывезеннымъ изъ Руси Норманнами дружинниками; какъ у Нестора Ольга, так въ сагý Аллогiя именуется «мудрýйшею всýхъ челоýкъ» - «omnium feminarum sapientissima» (С. Гедеоновъ).

А ето какво пишат и руските историци, за които отпреди би трябвало да се очаква един по-въздържан тон, но очевидно това е повече от невъзможно, когато става въпрос за държавник и просветител като княгиня Олга:

Первая в русской истории женщина-правитель, явившаяся образцом для последующих русских правительниц, «праматерь князей русских», как именует ее одно из проложных житий, зачинательница христианства на Руси, сравниваемая Церковью с Еленой, матерью Константина Великого... (А. Никитин).

Возникла естественная ассоциация: Елена и Константин Великий в Римской империи, Ольга и Владимир на Руси (М. Брайчевский).

Не по-малко изпълнено с възхита и преклонение е и нейното църковно житие, в което безспорно Руската Православна Църква дава възможно най-високата оценка на нейното велико дело:

Неизмерима глубина великого и святого таинства крещения! Оно первое в ряду таинств, установленных Самим Господом Иисусом Христом и хранимых Церковью. Через него лежит путь к вечной жизни в благодатном единении с Богом.

Утверждению христианства на Руси при святом равноапостольном великом князе киевском Владимире (память 15/28 июля) предшествовало княжение великой княгини Ольги, которую в древности называли корнем правоверия. Блаженная Ольга явилась как заря пред наступлением светлого дня святой веры во Христа - Солнца правды, воссияла подобно луне во мраке ночи, то есть во тьме идолослужения, облегавшей Русскую землю. В период ее правления на Руси успешно насаждались семена веры Христовой. По словам летописца, святая равноапостольная Ольга «во всей Русстей земли первая разорительница кумирским требищам бысть и правоверию основание».

Княгиня Ольга, прославленная мудрым правлением во дни язычества и еще более обращением ее к христианству, которое указала она своему великому внуку, сделалась искони предметом любви народной.

Хотя языческое понимание святости совершенно отличное от христианского, но и оно предполагает в человеке особый духовный настрой, целомудрие и трезвение, ум и прозорливость. Позднейшие предания называли ее родовым имением весь Выбутскую, в нескольких километрах от Пскова, вверх по реке Великой. Родители блаженной Ольги сумели внушить своей дочери те правила честной и разумной жизни, которых сами держались, несмотря на свое идолопоклонство. Поэтому уже в юности ей были присущи глубокий ум и исключительная в языческой среде нравственная чистота. Богомудрой, мудрейшей в роде называют святую княгиню древние авторы, и именно чистота была той доброй почвой, на которой принесли такой богатый плод семена христианской веры(Житие святой Ольги).

Към всички тези напълно заслужени и справедливи възхвали, признания и много висока оценка, с някои допълнителни уточнения се присъединяваме и лично ние: Княгиня Олга е първият владетел на Русия християнин, който приема Свето Кръщение преди самата Русия и затова се явява и предизвестителят на една съвсем нова и по-друга епоха в нейното бъдещо развитие и състояние и който довежда до край полагането на основите; реформира, укрепва и утвърждава вътре и навън, пред Света руската държава.

Тъкмо поради всичко това княгиня Олга още е и първата и единствената, а следователно и най-великата сред всички владетелки в общочовешката история. По силата на всичко това и като цяло само досега българката по произход княгиня Елена-Олга е основният и главен персонаж на вече безброй руски, украински и чуждестранни научни и научно-популярни книги, статии, филми, сценично-музикални и скулптурни произведения и особено и най-вече и на църковни тропари.

Но колко жалко, повече от странно, а дори и направо обидно-срамно главно и преди всичко за нас българите, че отново според всички тези руси и украинци, а оттук и за целия Свят, за Нея, първата и най-великата сред безброя жени владетелки на Всички Времена се пише и признава същевременно и следното:

Когда и где родилась Ольга в точности неизвестно. Никто не знает ничего достоверного о происхождении Ольги. В последнее время было сделано предположение, что родиной Ольги была болгарская Плиска или Плескувия, но народное предание называет Ольгу уроженкой села Выбутина (Лыбутина) в окрестностях русского Пскова. Легенда гласит, что Псков даже был основан ею.

Записан трогательный рассказ о чуде, о небесных лучах, просиявших над местом будущего кремля Псковского и пророчество Ольги относительно будущей славы Пскова. Но история опровергает эту легенду. Несомненно, Псков древнее Ольги и существовал еще до пришествия варягов, однако легенда подтверждает то, что в Пскове существовал особый культ Ольги. Нестор говорит «И сани ея стоят в Плескове и до сего дня». Т.о. Псков избрали, как родину Ольги.

В чем же заключается историческое значение Ольги? Она праматерь нашего православия. Именно на ее мудрой голове корона впервые украсилась православным крестом. До Ольги было три более или менее смутного варяжского царствования; все три образуют эпоху не столько мирного управления, сколько постепенного завоевания огромной страны от Балтийского до Черного моря. В сущности, весь этот почти 100-й период от правления варягов до Игоря был не столько русской историей, столько варяжской - это была история их походов на Византию. Завоевание Руси было попутным. Оно было не целью, а лишь средством другого великого завоевания, захвата второго Рима.

Огромный напор с севера в центр тогдашней цивилизации прекратился лишь в веке Ольги. Она первая остановила варягов и внесла в варяжскую стихию, как славянка, начало более мирной и мягкой культуры. В лице Ольги варяжская национальность ломается и становится народно-русской. Ольга заканчивает варяжскую история на Руси и начинает русскую. Заканчивается княжеско-разбойнический период и начинается княжеско-богатырский.

В лице Ольги заканчивается тяжелое зачатие государственности - завоевание Руси варягами, начинаются времена народной независимости.

После смерти мужа Ольга унаследовала не государство. А захваченную варварами полудикую страну, где оседлый быт еще полон брожения и земледелие боролось со звероловством и кочевым скотоводством.

До Ольги варяжская государственность исчерпывалась двумя действиями: грабежем вне страны и грабежом внутри страны. Последствием такой системы явился древлянский мятеж и первое в нашей стране цареубийство. Ольга унаследовала крайне трудное положение дел: первый серьезный бунт, грозивший полним развалом еще не сросшемуся из племен государству. Осложнялся бунт тем, что он вспыхнул среди литовского или полу-литовского населения.

Успех мятежа явился бы роковым соблазном для других недавно покоренных племен. Всем известно, с какой хитростью, и если верить легенде - даже жестокостью, Ольга подавила древлянский мятеж, тем она восстановила единодержавие, усмирила страсти и спасла от смерти погибавшее молодое государство (М. Меньшиков).

Предания повествуют сразу о четырех пунктах, с которыми связывается рождение будущей княгини: деревни Горка, Ольгино (Волженец), Ерусалимская и погост Выбуты (А. Александров).

Это была решительная и деятельная женщина -”мужского характера”. С ее именем связаны некоторые важные мероприятия, оказавшие существенное влияние на дальнейшее развитие Руси. К сожалению, время ее правления тоже плохо освещено в источниках... К сказанному добавим, что и происхождение Ольги не совсем ясно. В литературе высказывалась гипотеза, что она была христианкой от рождения или во всяком случае стала ею еще до прибытия на Русь и замужества с киевским князем.

”Повесть временных лет” утверждает, что Олег привез невесту Игорю из Плескова. Это название трактуется как ”Псков”. Следовательно, получается, что будущая княгиня была родом из кривичей. Правда, имя ”Ольга”-”Хельга” будто бы указывает на скандинавское происхождение; отсюда - традиция считать Ольгу шведкой, дочкой одного из сподвижников Рюрика, которому был дан бенефиций в Пскове. То, что город существовал в середине IX в., надежно засвидетельствовано археологическими источниками (М. Брайчевский).

Равноапостольная Ольга родилась в Псковской земле, ее родословная восходит к Гостомыслу, тому славному мужу, который начальствовал в Великом Новгороде до тех пор, пока по его же совету не был призван от варягов на княжение русское Рюрик с братьями. Принадлежала она, уточняет Иоакимовская летопись, к роду князей Изборских, одной из забытых древнерусских княжеских династий, которых было на Руси в X-XI вв. не меньше двадцати, но которые все были вытеснены со временем Рюриковичами или свелись с ними посредством браков (Житие святой Ольги).

Според нас обаче за преголямо съжаление и общочовешки срам Тя все още чисто и просто продължава да няма нито дадено от майка и баща още в ранни години собствено лично име, нито пък свой род и родина. Съгласно дълга поредица от руски, украински и други изследователи от немалко поколения назад във Времето княгиня Олга главно и основно е варяжка, родом от Псков, и при това с неизвестни родители, понеже не били знатни. Или пък самата тя е красива лодкарка в мъжки дрехи, около която се увърта Игор и която го отблъсква повече от присторено плахо-свенливо, изразявайки се на висок стил, като че ли е френска госпожица графиня, която най-яростно-самоотвержено брани своята много отдавна липсваща, но напълно драговолно отдадената си моминска чест, изнасяйки при това една пълна с мъдри слова и поучения лекция по етика и морал на вече позастаряващия княз, който в народните очи обаче изглежда повече от недоразвит юноша и който в края на краищата си тръгва посрамен:

Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание (Княгиня Ольга).

Князь же Игорь, достигнув юношеского возраста, занимался охотой. Случилось ему во время охоты по окрестностям Новгорода зайти в пределы Пскова. Выслеживая зверя около веси Выбутской, он увидел на другой стороне реки место, удобное для лова, но не мог туда попасть за неимением лодки. Спустя немного времени Игорь заметил какого-то юношу, плывшего в лодке, и, призвав его к берегу, велел себя перевезти на другую сторону реки. Когда они плыли, Игорь, внимательно всматриваясь в лицо гребца, увидел, что это не юноша, а девица - то была блаженная Ольга. Красота Ольги уязвила сердце Игоря, и он начал прельщать ее словами, склоняя к нечистому плотскому смешению.

Однако целомудренная девица, уразумев помыслы Игоря, разжигаемого похотью, пресекла беседу мудрым увещанием: «Зачем смущаешься, князь, замышляя дело неисполнимое? Слова твои обнаруживают бесстыдное желание надругаться надо мною, чего да не будет! Прошу тебя, послушайся меня, подави в себе эти нелепые и позорные помышления, которых нужно стыдиться. Вспомни и подумай, что ты князь, а князю для людей должно быть как правителю и судии, светлым примером добрых дел - ты же теперь близок к беззаконию. Если сам ты, побежденный нечистой похотью, будешь совершать злодеяния, то как же будешь удерживать от них других и судить справедливо своих подданных? Оставь такое бесстыдное вожделение, которого гнушаются честные люди; они могут возненавидеть тебя за это, хотя ты и князь, и предать позорному осмеянию. Да и то знай, что, хотя я и одна здесь и бессильна по сравнению с тобой, ты все-таки не одолеешь меня. Но если бы ты даже мог и одолеть меня, то глубина этой реки мне тотчас же будет защитой; лучше мне умереть в чистоте, похоронив себя в сих водах, чем быть поруганным моему девству».

Такие увещевания к целомудрию образумили Игоря, пробудив чувство стыда. Он молчал, не находя слов для ответа. Так они переплыли реку и расстались (Житие святой Ольги).

Същевременно в младостта си княгиня Олга ту е шведска принцеса(Sic!) (И. Данилевский), ту генералска щерка варяжка, ту дъщеря на княз Олег, който я жени през 903 г., едва 10-годишна според някои, за родственика си княз Игор, ту пък знатна славянка и съвсем накрая, така между другото, за да не би някой да си помисли, че тя наистина е само и единствено българка, се споменава и съответното, повече от невероятно обаче за М. Меньшиков [2009] допускане на българските историци, което той за всеки случай бърза да отрече и отхвърли, разбира се, повече от неграмотно също така и лингвистико-ономастически и при това без изобщо да си даде труда да си направи съответната справка, за да научи, че след 893 г. столица на България не е Плиска, а Велики Преслав:

Когда Игорь возмужал, оженил его Олег, выдал за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, которая Прекраса звалась, а Олег переименовал её и нарек в своё имя Ольга. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу из-за мудрости её более других чтил.

Болгарские историки выдвигали также версию о болгарских корнях княгини Ольги, опираясь в основном на сообщение Нового Владимирского Летописца (Игоря же ожени [Олег] въ Болгарехъ, поятъ же за него княжну Ольгу.) и переводя летописное название Плесков не как Псков, но как Плиска - болгарская столица того времени.

Названия обоих городов действительно совпадают в древнеславянской транскрипции некоторых текстов, что и послужило основанием для автора Нового Владимирского Летописца перевести сообщение «Повести временных лет» об Ольге из Пскова как об Ольге из болгар, так как написание Плесков для обозначения Пскова давно вышло из употребления [1].

Между впрочем според нас началото на ето тази безброй пъти тиражирана приказка-басня тук не само този автор, но и Светът като цяло я дължи на бащата на руската историография В. Татищев [2009а], който пък се позовава на Раскольничая Летопись:

6411 (903). Брак Игоря. Игорю возмужал под властию Олега, тогда Олег совокупил его браком, приведши девицу Ольгу от Изборска (76) [34,41].

Ето и едно кратко-бегло упоменаване, че по произход княгиня Олга е от български царски род, само че то така си и отминава незабелязано-забравено след предишните няколко летописни версии, всяка една от които сама по себе си, колко странно, е еднакво меродавно-вероятна наред с всички останали:

ОЛЬГА (Вольга, Прекраса, в крещении - Елена) (ок. 894-11.07.969), великая русская княгиня. Жена вел. русского кн. Игоря Рюриковича. Относительно происхождения кн. Ольги существует несколько летописных версий. Одни авторы называют ее уроженкой Плескова (Пскова), другие - Изборска. Одни заявляют, что она происходила из рода легендарного Гостомысла и первоначально носила имя Прекраса, но была переименована Олегом Вещим в свою честь, другие называют ее дочерью Олега Вещего, третьи сообщают, что она была простой крестьянкой, понравившейся Игорю и потому ставшей его женой. В рукописном сборнике XV в. имеется известие, согласно которому Ольга была болгарской княжной из города Плиски и приведена на Русь Олегом Вещим в качестве невесты для кн. Игоря (Ольга Мудрая).

Но нека да се насладим докрай и на щастливия завършек на най-широко разпространената и разказвана приказка, като забележим, че ако тази приказка е наистина вярна и потомствената славянска княгиня по него време в най-добрия случай е на 14 год., то тогава княгиня Олга се споминава през 969 г. ни повече, ни по-малко, а точно на 80 год., което при тогавашната продължителност на живота и то за жена е направо фантастично:

Протекло немного времени. Князь Олег, утвердив престол княжения в Киеве и посадив своих наместников и прочих подчинившихся ему в городах Русской земли, стал искать невесту для князя Игоря. Собрали многих красивых девиц, чтобы среди них найти достойную княжеского чертога, но ни одна из них не полюбилась князю. Ибо в сердце его уже давно был сделан выбор невесты: он велел вызвать ту, которая перевезла его через реку Великую в час ловли в дремучих лесах Пскова. Князь Олег с великой честью привез Ольгу в Киев, и Игорь вступил в брак с нею в 903 году (Житие святой Ольги) [вж. и срв. Александров 2009, 1-5; Бедина 2010, 1-3; Брайчевский 2009, 78-79; Гедеоновъ 2010, 234-239; Данилевский 2004, 112; День Памяти 2009, 2; Житие святой Ольги 2010, 1-2; Карташев 2009, 49; Княгиня Ольга 2010, 1-2; Никитин 2009а, 176; Ольга (княгиня Киевская) 2009, 1-3; Ольга Мудрая 2009, 1-3].

Link to comment
Share on other sites

Киевская Русь никогда не была частью Булгарского государства. Про ветвь Рюриковичей из Дуло вообще смешно. Никакими источниками это не подтверждается.

Видимо автор не видел тамги ранних Рюриковичей, они вовсе не похожи на булгарские тамги. Так можно и символ Посейдона/Нептуна превратить в булгарскую тамгу.

Болгарский ученый проф. Асен Чилингиров обосновал и доказал, что геральдический знак Владимира является лишь модификацией геральдического знака болгарского царя Петра (927-970).

Иван Добрев, Българите за руския народ, държава и култура

СВЯТОЕ КРЕЩЕНИЕ И ПРОСВЕЩЕНИЕ ВЕЛИКОЙ РУСИ

Святое Крещение и Просвещение Великой Руси

Според най-новите руски нумизматични проучвания хералдичният знак на Владимир няма аналог във византийската нумизматика. Тъкмо поради това оставяме на съвестта на долуприведения автор голословно-необоснованото му твърдение, че Владимировите златници и сребреници били повторение на византийските монети от това време:

Древнейшие изображения сохранились на монетах В. С.- т. н. златниках и сребрениках, чеканенных после Крещения Руси, на рубеже X-XI вв., к-рые в иконографическом отношении являются переработанным повторением визант. солидов и милиарисиев X в., а также имп. печатей того же времени. На лицевой стороне златников и сребреников помещено изображение В. С. по образцу поясных имп. портретов на визант. монетах и печатях, но дополненное схематичным изображением ног и превратившееся в портрет государя, восседающего на престоле (в визант. монетной иконографии того периода подобный тип уже не использовался).

Для всех монетных изображений князя характерны общие физиогномические признаки и атрибуты: В. С. с усами и выбритым подбородком, в плаще, с крестом в правой руке и в имп. венце с подвесками-пендулиями (по мнению М. П. Сотниковой, на нек-рых штемпелях вырезано изображение рус. высокой шапки).

На оборотной стороне монет I типа располагается поясное изображение Христа Вседержителя с закрытым Евангелием. К числу особенностей I типа, не имеющих аналогов в визант. монетах, относятся размещенный над левым плечом В. С. княжеский знак-трезубец (на монетах II-IV типов встречается на обороте) и надпись: «Владимир на столе» или «Владимир, а се его злато/сребро» (первую считают наиболее ранней), на сребрениках др. типов оба варианта легенды объединены. Известен экземпляр сребреника IV типа с уникальной надписью, указывающей языческое и христ. имена князя: «Владимире серебро святаго Василя» [Серёгина, 2010, 1].

Немаловажно свидетелство и доказателство за това, че тук става въпрос именно за приемане от страна на Владимир на хералдичния знак на рода Дуло е фактът, че този знак е нанесен и на тухла от стената на Десятинната Църква, която построяват български майстори непосредствено след кръщението на киевчани:

Одними из носителей знака трезубца являлись династические представители варяжского рода Рюриковичей. Первоначально, как утверждают исследователи, княжеским знаком Рюрика, Игоря и Святослава был двузубец, но по линии Владимира это был уже трезубец (о переходе символики двузубца в трезубец мы уже упоминали выше, рассматривая древние цивилизации).

Далее, у представителей княжеской династии Рюриковичей этот знак у каждого из них немного видоизменялся (добавлялись линии, крестики, кружочки, изгибы), но в основе все равно сохранялось стилизованное изображение трезубца (реже двузубца).

Знаки и медальоны с трезубцем на территории древней Руси известны историкам давно. В частности, знак трезуба найден на кирпиче Десятинной церкви в Киеве (986-996), на плитках Успенской церкви во Владимире Волынском (1160), на кирпиче и камнях других церквей, замков, дворцов, на посуде, оружии, перстнях, медальонах, рукописях. Знаки, напоминающие трезубец и ухват, постоянно находили на самых различных предметах Киевской Руси.

Их встречали на черепице, на древнейших русских монетах и печатях, которыми скрепляли государственные документы, на поясах дружинников, их оружии и различных украшениях. (Поначалу историки, в частности академик Б. Рыбаков, считали, что это были просто знаки служебного отличия и выдавались великим князем своим наместникам вассалам - сборщикам налогов. Или служили знаком собственности, например, как клеймо у ремесленников, принадлежащих князю, или княжеские знаки на бляшках поясов. Но впоследствии, когда была найдена женская трапециевидная подвеска из бронзы с изображением знаков в форме трезубца на обеих сторонах, знак стали признавать скорее родовым символом, нежели утилитарным клеймом или знаком отличия княжеских подданных).

Таким образом, на Руси в X-XIII вв. имели заметное распространение «знаки Рюриковичей» - тамгообразные эмблемы в виде дву- или трезубца. Изначальный символ двузубца, который использовал еще великий князь-воин Святослав Игоревич, трансформировавшись в «трезубец» Владимира, стал гербом Рюриковичей, а впоследствии - гербом Украины [Леонов 2010, 5].

Link to comment
Share on other sites

Мне интересно эти тамги заимствованы у тюрок, или достались от варягов или всё тамги применялись и у славян?

у финно-угров также бытовали родовые знаки ( в частности у моего рода Кокон (по имени первопредка) тамга трезубец из трёх ромбов - вырубалась на деревьях в качестве обозначения собственности) . А ведь и Рюриковичей порой называли каганами вроде , как и Борджгинов , прямо как имя моего первопредка Кокона =) Кстати ещё одна параллель из статьи о трезубце - в ней предположили родство Рюриковичей и Борджгинов , через сармат - так ещё в начале 20-го века историк Кузнецов предположил происхождение слова - черемис (от тюркизированного - сармат (у чувашей звучит как Сярмис) .
Link to comment
Share on other sites

Вот кое что о славянских родовых знаках(знаменах)

"Когда учился в Твери, в микрорайоне "Юность" (1995 г.) встретил бабульку с троской, всю изукрашенную узорами. Подарить и продать отказалась, но рассказала вот что:"Родом я с д. Емельяново Старицкого сельсовета. В нашей деревне у всех были родовые знаки. На каждом доме свой. Моя мать знала все - идёт и мне говорит, кто где живёт. А домов около 150 было, потом немцы сожгли почти все. У нас родовой знак был "бубновка", Ершовы мы. Когда немцы подошли, мужики в лесу под деревьями закопали муку, вещи. На дереве ставили родовой знак..."

PS. У моих дедов тоже были родовые знаки: у русского в виде Х (даже на своей ложке деревянной поставил, она у меня теперь, супец ей хлебаю:), а дедок-эст на избе в п. Брусово (Тверская губ.) свой знак поставил, в виде бубновки с лучами. Эти знаки я и поставил на свою троску."

А это пишет мой друг из Твери: "Пережил переживание. -

Приезжаю на Белое море к поморам, лет 10 назад, в экспедиции (д. Паньгома). Смотрю, на князьке (на коньке крыши) мой знак. Спрашиваю, а вы откуда? Они говорят - Мы Марфы посадницы поморы, ушли, тогда когда её москвичи в плен взяли – Марфы Борецкой. А у меня она лежит, через реку около Спасского храма. Да и мы все те ещё! Как свою вспоминаем. Признак!"

А это знамена Рыльского уезда из писцовой книги нач. 17 в.

990a6d687411.jpg

Link to comment
Share on other sites

А это знамена Рыльского уезда из писцовой книги нач. 17 в.

990a6d687411.jpg

не знаю когда именно башкиры получили свои тамги, но в легендах их связывают с Чингизханом, ежели это правда, с таким же успехом славянские князья могли получить тамгу, с другой стороны, у не башкирских народов, проживающих в Башкортостане, имею ввиду финноугорских, тоже были свои тамги, схожие с тюркскими, которыми они метили свои борти и т.п.

ежели принять, что многие финноугры ассимилировались в славян, возможно, что они перенесли и свои тамги

Link to comment
Share on other sites

\\ с таким же успехом славянские князья могли получить тамгу\\

\\ежели принять, что многие финноугры ассимилировались в славян, возможно, что они перенесли и свои тамги \\

Все возможно, но вот только у кашубов родовые знамена тоже сильно развиты, а они не с фино-уграми, не с тюрками не пересекались. Плюс, у рюриковичей знамена появились задолго до монгольского нашествия

Link to comment
Share on other sites

\\ с таким же успехом славянские князья могли получить тамгу\\

\\ежели принять, что многие финноугры ассимилировались в славян, возможно, что они перенесли и свои тамги \\

Все возможно, но вот только у кашубов родовые знамена тоже сильно развиты, а они не с фино-уграми, не с тюрками не пересекались. Плюс, у рюриковичей знамена появились задолго до монгольского нашествия

ок, меняем Чингизхана на хуннов, на угров (кому как нравится)...тамги у кашубов схожи ли тамгам тюрков, (на рунич.письмена?)

вот если кто нибудь на форуме, у кого руки растут там, где нужно, на карте евразии проставил бы все тамги тех или иных племен и народов, получилось бы полезное наглядное пособие (что то при этом мне подсказывает, что карта совпадет с границами существовавших когда либо тюркских империй)

Link to comment
Share on other sites

вот если кто нибудь на форуме, у кого руки растут там, где нужно, на карте евразии проставил бы все тамги тех или иных племен и народов, получилось бы полезное наглядное пособие (что то при этом мне подсказывает, что карта совпадет с границами существовавших когда либо тюркских империй)

Azat Bashqort, хорошая идея. Я как-то преполагал также антропологическую карту...

Есть потребность в картах! Типа наглядных пособий.

Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now


×
×
  • Create New...