Jump to content



Sign in to follow this  
Guest Тынчтык Малдыбаев

2200 летие Кыргызской государственности

Recommended Posts

Guest Василий

Здраствуйте Игорь! Интересно, как бы относитесь к трудам Л.Н.Гумилева

о хунну, особенно к хунну в Китае! Е.И.Кычанов еще работает?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Игорь

Добрый день, Василий. Кычанов вроде работает, но я в Питере не был уже несколько лет... К Гумилеву я отношусь хорошо, я учился у него.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот что пишет Аскар Акаевич

Эсеху хан

В 1415 г. Угэчи умер; ханом стал его сын Эсеху, захвативший во время убийства Батулы его жену Цамур гунджи (дочь Элбек хана) и оказавшийся в силу этого табунангом, то есть за ним признали ханскую фамилию. Его ханство длилось до 1425 г.

Кыргызское ханство Угэчи хашага и его сына Эсеху хана находившегося на территории Моголского Алтая, занимало таким образом, промежуточное положение между Ойрат Монголами, населявшими прихангайский район.

По мере роста своего влияния среди Ойратов на Алтай кыргызские ханы Угэчи и Эсеху активизировали свою политику и в Или-Иртышском междуречье, где постепенно складывались благоприятные для них условия. Эсеху хан безраздельно властвовал в 1415-1425 гг. среди ойратов, это завершилось установлением его полной власти в Восточном Тянь-Шане. Правителем большей части тянь-шаньских монголов в то время был внук Хызра, Увэйс хан. Согласно красочному описанию историка восточно-тянь-шаньских монголов Мирзы Хайдара поражений, понесенных Увэйс ханом от Эсеху хана, из шестидесяти одной битвы он выиграл только одну и дважды попадал в плен к своему противнику в районе Бешбалыка Турфана. В третий раз во время бегства он чуть не утонул в реке Или.

Захватив однажды Увэйса в плен в районе Турфана, Эсеху потребовал от пленника в жены его сестру Махтум ханум, от которой родились два сына: Ибрагим-онг и Илияс-онг, а также дочь, выданная впоследствии за сына могущественного Тянь-Шаньского монгола-феодала Карим Берды. Так кыргызский хан породнился с другой ветвью "золотого рода" чингизханидов, ханствовашей у тянь-шаньских монголов. В ходе войн с тянь-шаньскими монголами Эсеху хан вытеснил улус Увэйса из Бешбалыка до реки Или, что имело следствием восстановление власти кыргызов по всему Восточному Тянь-Шаню.

по материалам Института Истории Национальной Академии Наук Кыргызской Республики

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Elch
А вот что пишет Аскар Акаевич

Эсеху хан

В 1415 г. Угэчи умер; ханом стал его сын Эсеху, захвативший во время убийства Батулы его жену Цамур гунджи (дочь Элбек хана) и оказавшийся в силу этого табунангом, то есть за ним признали ханскую фамилию. Его ханство длилось до 1425 г.

по материалам Института Истории Национальной Академии Наук Кыргызской Республики

А кто А.Акаевич по профессии? Историк? Инженер-слесарь? Писатель? или бывший работник КПСС?

Какие работы он выпустил кроме этих?

А как вы принимаете это, господа историки? :-))

Share this post


Link to post
Share on other sites
А вот что пишет Аскар Акаевич

Эсеху хан

В 1415 г. Угэчи умер; ханом стал его сын Эсеху, захвативший во время убийства Батулы его жену Цамур гунджи (дочь Элбек хана) и оказавшийся в силу этого табунангом, то есть за ним признали ханскую фамилию. Его ханство длилось до 1425 г.

по материалам Института Истории Национальной Академии Наук Кыргызской Республики

А кто А.Акаевич по профессии? Историк? Инженер-слесарь? Писатель? или бывший работник КПСС?

Какие работы он выпустил кроме этих?

А как вы принимаете это, господа историки? :-))

он всего лишь пишет, вы смотрите кто материалы дает. уж точно не сантехники и не слесари.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Aldar

Эсэн тайш же ойрат, ну никак не может быть чингизидом это же тривиально... :rolleyes:

К Гумилеву я отношусь хорошо, я учился у него.

Не можете ли вы рассказать тут про Л.Гумилева, каким он был человеком (в личном плане) и ученым? Наверняка не мне одному это интересно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Altinai

Аскар Акаевич - ученый-физик.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Василий
Эти ди регулярно появляются в традиционных источниках с середины 7 века. Нам известны две основные группы – Бай ди и Чи ди, белые и алые, соответственно. Чжоусцы считали их более или менее бродячим народом, однако были ли они кочевниками в чистом виде из источников не ясно.

Вопрос Игорю. Имеют ли ди отношение непосредственное к динлинам?

Если бай ди - это хунну, то чи-ди это уйгуры, так дисцы получается

тюркоязычные? Ганьсуйские бома - ветвь ди имеют ли отношение к

бома (пеголошадникам)? Или это схожие иероглифы, как и в случае

с дисцами и динлинами?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Игорь
Не можете ли вы рассказать тут про Л.Гумилева, каким он был человеком (в личном плане) и ученым? Наверняка не мне одному это интересно.

Да чего я там могу рассказать, уважаемый Алдар... Я же его младше на полвека. Водку таскал. Беломор у него стрелял, когда в Питере было туго с сигаретами.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Игорь
Вопрос Игорю. Имеют ли ди отношение непосредственное к динлинам?

Если бай ди - это хунну, то чи-ди это уйгуры, так дисцы получается

тюркоязычные? Ганьсуйские бома - ветвь ди имеют ли отношение к

бома (пеголошадникам)? Или это схожие иероглифы, как и в случае

с дисцами и динлинами?

Прямо к динлинам не знаю, это же предположение. Соответствия бай-ди - сюнну и чи-ди - уйгуры, это, наверное, слишком вольная трактовка. Не забывайте, что речь идет о временах, когда не знали не только уйгуров, но и сюнну. Да что там сюнну, там еще с китайцами надо разбираться - это же 7 век!

Тюркоязычие тоже проблема. С какого времени мы можем говорить о "тюрко"язычии? Мне кажется это не вполне тривиальный вопрос. По тому, что я вижу сам, еще для 3 в ВС мы видим язык, обладающий архаичными алтайскими (как противопоставление собственно тюркским) чертами. То, что дисские племена вошли в состав сюнну и собственно тюркских племен - абсолютная правда.

Про ганьсуйских бома я не помню навскидку, но это, кажется, тибетцы. Иероглифов, соответственно, тоже не помню. Знаки ди и динлин - соврешенно разные.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Василий

Хуннское племя хэлань (алан, ала) могло ли дать название местности

Алашань и племени ала (бома) как это представлял Ю.А.Зуев.

Басмылы (били) могли ли происходить от бома (били). Вопрос вопросов?

Иероглиф Ханьхай что все-таки означает, пустыню ГОби как считал,

Бретшнейдер или Байкал, согласно Бичурину.

Усуньский гуньмо действительно ли можно прочитать как хан-бег (по Зуеву). По Сиратори кунь можно произвести от киэн.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Игорь

Племя Хэлянь, быть может? Название местности врдя ли происходило от этнонима. Зуева, к сожалению, я не читал.

Теоретически басмыл может происходить от бома. Но у меня есть подозрение, что китайское бома является описательным термином, как, например, гаоцзюй. Кроме того, мы знаем два совершенно разных племени бома, одно из которых совершенно точно было родственным мохэ. Мохэ, как представляется, были тунгусо-маньчжурским народом.

Иероглифа Ханьхай вовсе не существует, это два знака. Ханьхай обозначал разные понятия в разные времена. Мы еще знаем пару-тройку таких, например, Тяньшань или Цунлин.

Куньмо при некотором усилии можно прочесть как хан-бег, но, кажется, такой титул нигде не фиксируется. И вообще выглфдит странным. Слово хан для Западной Хань (когда зафиксирован титул куньмо) по китайски транскрибировалось знаком с современным чтением юй.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest sanj

тут помнится из хэлян выводили керяд

Share this post


Link to post
Share on other sites
тут помнится из хэлян выводили керяд

Вроде бы очень просто.

хэлянь - кэрэн - (кэрян - на ойратском диалекте)

в множественном числе будет "кэрэд" или "кэряд".

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest bolich

Есть какие-дь статьи по государственному, политическому устройству кыргызов в 19 веке?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest aksy

Разумеется есть, что за вопросы.:kg1:

Смотри все статьи касательно Кокандского ханства со времени правления Шералы -хана Таласского и Болот - хана Чаткальского из рода Бостон.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest aksy

Пулат-хан

Появление в кыргызской истории имени Пулат-хана связано с драматической историей, началом которой послужило убийство в 1809 году восьмого кокандского правителя Алим-хана. Прошли годы. В конце 60-х - начале 70-х годов Кокандское ханство напоминало вулкан своими непрерывными восстаниями и бунтами, в которых выплескивалось возмущение населения. Обстановка усугубилась и тем, что в 1870 году произошел огромный падеж скота, начался голод, усилились беспорядки.

Под ударом оказался престарелый Худояр-хан. Нужно было искать ему замену из царствующего рода, имеющего законные права на ханство. Наиболее приемлемой фигурой оказался Пулат-бек, являвшийся внуком скончавшегося за шестьдесят лет перед этим Алим-хана. К Пулат-беку в Самарканд была направлена делегация кыргызских старейшин и родоправителей. Но тот, вспомнив судьбу деда и последующих коканд-ских ханов, опасаясь за свою жизнь, отказался от сделанного предложения.

По преданиям, на обратном пути в Ташкенте делегация встретила в доме, где она остановилась на ночлег, молодого человека, напоминающего своей внешностью Пулат-бека. Это был мулла Исхак Хасан уулу, происходивший из рода бостон южно-кыргызского племени ичкилик. Одно время он учился в медресе, а потом, бросив учебу, жил среди сородичей в родном кишлаке Ухне, где был имамом в местной мечети. По сведениям из источников той поры, он был достаточно образованным человеком, приобрел опыт общения с людьми, отличался энергией и живым умом и, что весьма существенно, был по своему внутреннему характеру склонен к смелым поступкам. После откровенной беседы с кыргызскими посланцами молодой человек дал согласие отречься от своего имени и принять на себя титул Пулат-хана, внука Алим-хана. Это произошло в 1873 году.

Напряженность в Кокандском ханстве достигла в тот период своего пика. Появление харизматического лидера - законного наследника ханского трона буквально наэлектризовало массы. Вокруг него сразу же сплотились противники Худояр-хана, в том числе и из высоких кругов. Самозваный Пулат-хан вскоре был поднят на белой кошме и тем самым приобрел как бы законные права властителя ханства.

Военная удача не всегда сопутствовала повстанцам. Однако поражения сменились удачами. 9 октября 1875 года повстанческая армия овладела Кокандом. Насреддинбек, являвшийся законным наследником своего отца Худояр-хана, бежал под защиту российских войск, пользуясь заключенным в 1868 году соглашением Коканда с Россией.

В создавшейся обстановке Россия приняла решение ввести на территорию Кокандского ханства свои войска, которые обрушились на повстанцев. Обстановка приобрела в результате иной политический характер. Теперь уже русские войска стали противниками повстанцев. Пулат-хан провозглашает газават - войну с неверными. Однако силы были неравны. Исход противостояния был предрешен. Отряд барона Меллер-Закомельского разбил повстанче-ские силы.

Раненого Пулат-хана выдали российским войскам. 1 марта 1876 года он и некоторые его соратники военно-полевым судом были приговорены к повешению на базарной площади Маргелана. Повстанче-скому вождю было 32 года. Народу на площади было полно. Многие рыдали.

Восстание под руководством Исхака Хасана уулу явилось по существу стихийным и было заранее обречено. Россия в тот период не могла допустить в регионе неконтролируемого развития событий.

Исхак Хасан уулу был яркой, колоритной личностью. Его действия являются частью кыргызской истории и заслуживают народной памяти.

/из книги Аскара Акаева "Кыргызская государственность и народный эпос "Манас"/

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest aksy

6 июля 2004 г.

фергана.орг

Кадамжай. В районе построены новая мечеть и памятник Полотхану

Минувший выходной стал для кадамжайцев знаменательным днем. В торжественной обстановке была открыта долгожданная новая мечеть. На сегодняшний день в Баткенской области более 200 мечетей, и большая часть из них - 90 % - располагаются в Кадамжайском районе.

Новая мечеть «Имам Бухари» стала одной из самых крупных мечетей в области, на которую были затрачены огромные средства. Гражданин Саудовской Аравии Саид Мухаммед Баюли, являющийся спонсором и вложивший 20 тысяч долларов, специально прибыл на открытие мечети. Однако 20 тысяч долларов было недостаточно, и недостающую сумму внесло население Кадамжайского района.

В ходе торжественного открытия руководство Баткенской области обратилось к уважаемым аксакалам с просьбой в стенах мечети вести пропагандистскую работу среди молодого поколения, рассказывать о вреде наркотиков, призывать молодежь к духовной нравственности и правильной жизни.

В тот же день в Кадамжае был открыт памятник великому сыну кыргызского народа Полотхану, о котором немало написано в последней книге президента КР Аскара Акаева. Новый памятник был создан местным скульптором по инициативе народа. В организации строительства помогала райгосадминистрация. Население Кадамжайского района мобилизовалось на 100% и без труда были собраны необходимые средства на строительство памятника, а это 100 тысяч сомов.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest aksy

В течение нескольких лет правитель Кокандского ханства Худояр послушно исполнял волю туркестанских властей. По настоянию Кауфмана, он прекратил военные действия против Бухары из-за спорных территорий Каратегина (сентябрь 1869 г. — март 1870 г.), выслал в Ташкент шахрисабзских беков, бежавших в Коканд после поражения в борьбе с отрядом генерала Абрамова, передал управление Шахрисабзским оазисом бухарским вельможам (август 1870 г.)

В 1871 г. Кауфман уверенно сообщал в Петербург, что Худояр отказался «от всякой мысли враждовать с нами или прекословить нам». Хану даже вручили бриллиантовые знаки ордена св. Станислава I степени и титул «светлости». Русский дипломат Струве в мае 1870 г. писал, что Худояр «строит дворцы, базары, караван-сараи, разводит сады, задает большие пиры для угощения народа.» Эта идиллическая картина имела очень мало общего с действительностью. Утверждение российской власти на правобережье Сыр-Дарьи в ее среднем и нижнем течении, Ташкентом, Аулие-Ата, Пишпеком и другими городами резко сократило налоговые поступления в ханскую казну. Естественно, и сам правитель, и его приближенные пытались возместить потери за счет оставшихся подданных и совершенно разорили их поборами.

Широкое распространение получил насильственный сгон крестьян на работы, причем методы применялись весьма суровые. Так, земледельцев не пришедших в страду на прокладку ханских арыков живьем закопали в землю. В ханстве были введены самые невообразимые налоги: [417] на камыш, на степные колючки, на пиявок, которых вылавливали в прудах... В дополнение ко всему, не получавшие жалования воины-сарбазы просто грабили населения, отбирая все, что понравится. Востоковед А. Кун в начале 1870-х гг. особо подчеркивал на заседании Географического общества, что в Коканде глубоко «пустила корни болезнь всеобщего неудовольствия против хана и его приближенных». Кауфман неоднократно предупреждал Худояра о пагубности его курса, но тщетно.

Весной 1873–1874 гг. в Кокандском ханстве неоднократно вспыхивали мятежи, однако хану удавалось кое-как с ними справиться. Нередко повстанцы обращались за помощью к русским властям, но всегда получали отказ. Весной 1875 г. против Худояра поднялась даже кокандская знать: во главе заговора встали: сын некогда всесильного регента Мусульманкула Абдуррахман Автобачи, мулла Исса-Аулие и брат хана, правитель Маргелана Султан-Мурад-бек. Им удалось также привлечь на свою сторону наследника престола Насреддин-хана.

15 июля 1875 г. в Коканд прибыл русский посол Вейнберг в сопровождении ехавшего в Кашгар М. Д. Скобелева и конвоя из 22 казаков. Два дня спустя пришло известие, что мулла Исса-Аулие и Абдуррахман Автобачи, направленные во главе 4-тысячного войска против восставших киргизов, объединились с мятежниками. Предводитель киргизов Мулла-Исхак объявил себя дальним родственником хана Пулат-беком. На сторону заговорщиков перешел и сын хана Насреддин, находившийся с 5-тысячным войском в Андижане. Города Ош и Наманган открыли им ворота. 20 июля стало известно, что мятежники без боя вступили в Маргелан, всего в 77 км от Коканда, а мулла Исса-Аулие призвал народ к газавату против русских и их пособников. Вейнберг сразу же направил генералу Головачеву письмо, в котором описывал ситуацию и просил выслать для защиты хана отряд из Ходжента. [418]

В ночь на 22 июля мятежники подошли к Коканду. Половина ханского войска сразу же перешла на их сторону вместе со вторым сыном Худояра Мухаммед — Алим-беком. Утром начались волнения среди горожан. Худояр решил укрыться под защитой российских властей. Во главе 8-тысячного войска с 68 пушками и караваном, груженном сокровищами из казны, он двинулся по дороге в Ходжент. Вместе с ханом отправилось и русское посольство: Вейнберг, Скобелев, 22 казака, 9 купцов и 6 казахов-караванщиков. В шести километрах от Коканда хан остановился, что бы дать бунтовщикам бой, но все его войско по примеру прочих перешло на сторону противника. С Худояром осталась лишь его свита численностью примерно в 500 чел., да русское посольство. Подвергаясь постоянным нападениям восставших маленький отряд к вечеру 23 июля смог добраться до территории, контролировавшейся русскими войсками, а на следующий день прибыл в Ходжент.

После бегства Худояра восстание охватило все ханство. Правителем провозгласили Насреддина. Разумеется, ни о каком снижении налогов он и не думал, но решительно обвинял во всех бедах русских и сразу же заявил о необходимости восстановить ханство в его старых границах от Ак-Мечети с одной стороны и до Пишпека — с другой. Российская администрация прекрасно понимала, что в сложившейся ситуации промедление «смерти подобно». Уже 23 июля уездный ходжентский начальник Нольде посадил 50 солдат 7-го Туркестанского линейного батальона на реквизированных у населения лошадей и выслал эту импровизированную кавалерию к пограничной крепости Махрам. Вслед за этим отрядом двинулся весь батальон и дивизион 2-й артиллерийской батареи под общим начальством полковника Савримовича. Именно приближение этих сил к границе заставило мятежников отказаться от преследования хана и посольства. [419]

Русская администрация Ходжента была, впрочем, тоже не в восторге от приезда Худояра. Его свита разъезжала по городу с оружием, да и кормить гостей было накладно. 27 июля 1875 г. Кауфман, находившийся в форте Верный, распорядился по телеграфу отправить Худояра в Ташкент. Отъезд был назначен на 5 августа. Новые правители Коканда быстро получили об этом информацию. Оставлять свергнутого правителя в живых по правилам восточной дипломатии не полагалось, а потому 5 и 6 августа кокандское войско численностью более 10 тыс. чел. спустилось с гор и захватило несколько селений на р. Ангрене. Один из отрядов кокандцев вышел на ташкентско-ходжентский тракт, где принялся жечь почтовые станции, захватывая в плен ямщиков и проезжающих. Следовавшие из Ура-Тюбе в Ходжент врач 2-го линейного батальона Петров и прапорщик Васильев были зарезаны, а шестилетняя дочь доктора увезена в Коканд. Попали в плен ехавшие из Ташкента в Ходжент два юнкера 2-го линейного батальона Клусовский и Эйхгольм. Хан, находившийся во время этих погромов на станции Пскент чудом избежал гибели от рук своих подданных.

Впрочем, иногда нападавшие сталкивались с ожесточенным сопротивлением. На станции Мурза-Рабат ямщицким старостой был отставной солдат 3-го стрелкового батальона, крестьянин Псковской губернии Степан Яковлев. Узнав о приближении кокандцев, он закрыл и завалил дровами и мебелью ворота в станционный двор, а сам засел на стоявшей напротив ворот вышке. Когда кокандцы явились к станции отважный ямщик открыл огонь из винтовки. Почти двое суток один человек удерживал целый отряд. В конце концов кокандцы, пользуясь численным преимуществом подожгли станцию. Тогда Яковлев бросился на толпу врагов, раздавая им удары прикладом, но был зарублен. Отсеченную голову смельчака увезли в Коканд. Уже в 1877 г. на месте гибели [420] Яковлева была установлена плита, а в 1895 г. — гранитный обелиск с мраморным крестом.

Вечером 8 августа 1875 г. большая армия кокандцев появилась под самим Ходжентом. Мулла Исса-Аулие рассылал местным жителям прокламации, но те хорошо помнили погромы, которые устраивали прежде кокандские воины во время походов на Ташкеннт, и присоединяться к газзавату не спешили. В Ходженте в то время находились батальон и две роты пехоты, уездная команда, сотня казаков и батарея артиллерии. 9 августа эти силы под командованием полковника Савримовича смогли отбить нападение 15-тысячного войска противника. 10 августа прибыло подкрепление из Ура-Тюбе во главе с майором Скарятиным, которое помогло отбросить врага от городских ворот.

12 августа полковник Савримович во главе 4 рот, сотни казаков и дивизиона артиллерии начал наступление на 16-тысячное кокандское войско, находившееся под командованием Абдуррахмана Автобачи и стоявшее у селения Коста-Кола. Метким артиллерийским огнем противник был опрокинут, после чего пехота обратила его в бегство. В тот же день в Ходжент прибыл из Ташкента 1-й стрелковый батальон с дивизионом конных орудий под командованием подполковника Гарновского, заменившие защитников Ходжента на самых трудных участках обороны. Поняв бесперспективность дальнейшей осады кокандцы отступили от Ходжента.

Генерал-губернатор Кауфман, получив в ночь с 6 на 7 августа известие о вторжении кокандских войск, тотчас стал стягивать в район боевых действий войска. К г. Теляу был выдвинут отряд генерал-майора Головачева. Из Ташкента выступила колонна подполковника Аминова. К18 августа русские войска сосредоточились в Ходженте, куда прибыл и сам Кауфман. Абдурахман Автобачи с огромной, 50-тысячной армией расположился недалеко от Ходжента, у крепости Махрам. 20 августа Кауфман [421] двинулся на противника. В сражении 22 августа 1875 г. кокандцы и их союзники кочевники-киргизы были наголову разгромлены. В бою полегло свыше 1200 воинов Абдуррахмана. Потери русских составили 6 чел. убитыми. Автобачи бежал в Маргелан.

26 августа отряд Кауфмана двинулся к Коканду. Навстречу ему выехал Насреддин-хан с просьбами о мире. 30 августа пришло покаянное письмо и от правителя Маргеана Мурад-бека. Лишаясь одного союзника за другим, Абдуррахман Автобачи отступал. В погоню за ним отправился отряд Скобелева, который включал 6 сотен казаков, дивизион артиллерии, ракетную батарею и две роты солдат, посаженных для скорости передвижения на арбы. Всего за 10 часов (с 9 часов вечера 8 сентября до 7 часов утра 9 сентября) отряд прошел 72 км и у селения Мин-Тюбе разгромил арьергард войска Абдуррахмана. 10 сентября солдаты и казаки вступили в город Ош. После всех поражений сторонники Абдуррахмана стали разбегаться. Вскоре от многотысячного войска у него осталось всего лишь 400 воинов, с которыми он метался между Андижаном и Узкентом.

23 сентября Кауфман подписал с Насреддином мирный договор, составленный по типу соглашений с Бухарой и Хивой. Он предусматривал отказ хана от непосредственных дипломатических соглашений с какой-либо державой, кроме России. Ряд земель на правом берегу Сыр-Дарьи (так называемое «Наманганское бекство) был включен в состав Туркестанского генерал-губернаторства пол именем Наманганского отдела. Начальником этого отдела стал М. Д. Скобелев. Вопрос о восстановлении на престоле Худояра даже не поднимался.

25 сентября русские войска переправились через Сыр-Дарью и заняли Наманган. Здесь Кауфман получил сообщение, что в восточной части ханства вновь подняли голову мятежники. По предложению Автобачи ханом был провозглашен киргиз Пулат-бек. Центром сосредоточения [422] его войск стал город Андижан. Однако противостоять русским войскам он не мог. В начале октября русские отряды генерал-майора Троцкого разгромили конные «скопища» киргизов, но не смогли взять штурмом Андижан.

Между тем в Коканде началась новая смута. Подстрекаемые Абдуррахманом Автобачи жители напалм на ханский дворец. Насреддин, подобно своему отцу Худояру, бежал под защиту русских. 10 октября 1875 г. он прибыл в Ходжент. Кокандцы захватили Наманган и русский гарнизон, укрывшись в цитадели, едва смог отбить штурм. В ответ, в район Намангана были переброшены новые русские войска. Возглавляемый Скобелевым Наманганский действующий отряд предпринимал отважные рейды в различные районы ханства.

В январе 1876 г. Кауфман, прибыв в Петербург, смог добиться в обход министерства иностранных дел санкции императора на полную ликвидацию независимости Кокандского ханства. Об успехе он немедленно телеграфировал в Ташкент, приказав Скобелеву немедленно начать подготовку к занятию Коканда. 24 января совершенно подавленный поражениями Абдуррахман сдался. Теперь можно было приниматься и за ханскую столицу. 2 января Кауфман направил новую телеграмму генералу Колпаковскому с приказом начинать наступление на Коканд. Одновременно такую же телеграмму Скобелев, стоявший в Намангане, получил от генерала Троцкого. Злые языки впоследствии утверждали, что на телеграмме Троцкого имелась приписка «Миша, не зевай!» Так или иначе, первым к Коканду поспел именно Скобелев, пройдя за день более 80 км.

Коканд сдался практически без боя. На этот раз его самостоятельность была ликвидирована полностью. Кокандское ханство было включено в состав Туркестанского генерал-губернаторство в качестве Ферганской области. Военным губернатором края стал М. Д. Скобелев. [423] Абдуррахман Автобачи был выслан в Россию, а вот замешанного во многих жестокостях Пулат-бека казнили в Маргелане, на той самой площади, где он расправлялся с русскими пленными.

После завершения войны с Кокандом, в Средней Азии наступила мирная передышка. В апреле 1877 г. Россия вступила в войну с Турцией, что, естественно, отодвинуло «туркестанские дела» на второй план. Поэтому основные усилия местных властей были сосредоточены на организации научно-исследовательских и разведывательных экспедиций. В 1878 г. академик Миддендорф совершил поездку по Фергане, а капитан-лейтенант Брюхов поднялся на пароходе вверх по Аму-Дарье до Ходжа-сале. Было также организовано несколько экспедиций в Афганистан, вызванных, как говорилось в официальном отчете, «политическими резонами».

Победы русских войск над турками крайне обострили русско-английские отношения. Вследствие этого в начале 1878 г. туркестанские войска выдвинулись на границы российской территории и сосредоточились у Джама (48 рот, 21 сотня казаков, 40 орудий, 8 ракетных станков), в Маргелане (6 рот, 3 сотни, 6 орудий, 4 ракетных станка) и в Петро-Александровске (6 рот, 2 сотни, 4 орудия). Одновременно в Афганистан отправилось российское посольство, первое со времен поездки Виткевича в 1838 г. В его состав вошли генерал-майор Столетов, полковник Розгонов, военный врач Яворский, топограф Бендерский, переводчики Малевинский, Назиров и Земан-бек. Миссия выступила из Самарканда 2 июня 1878 г. и проследовала, по бухарским землям, в Карши, а затем к переправе через Аму-Дарью у Чушка-Кисара. Уже 29 июля послы торжественно вступили в Кабул. Шир-Али-хан принял русских очень благожелательно и, в то же самое время, отказался принять английских дипломатов. Эти события послужили прологом к Афгано-британской [424] войне, которая разразилась в ноябре и ознаменовалась страшным поражением британских войск в битве при Майванде 27 июля 1880 г. Даже то, что англичанам все-таки удалось посадить в Кабуле покорное себе правительство, не могло сгладить тягостного впечатления.

Однако противостояние России и Британии в Афганистане и на Памире — тема для отдельной книги, которая, возможно, еще появится. Пока следует заметить, что Россия блестяще реализовала свой замысел нажима на британцев через их азиатские владения. Но вместе с тем, она сама все сильнее и сильнее втягивалась в борьбу за далекие «азиатские просторы», борьбу по истине бесконечную, затянувшуюся до исхода XX века.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest aksy

Библиография

Мемуары и публикации документов

1. Алексеев Л. Дело под Иканом. // Исторический вестник. 1893. Т. 51. № 3. С. 796–805.

2. Арский А. В. Хивинский поход 1873 года. // Русский вестник. 1879. Т. 142. № 7. С. 4–39.

3. Бларамберг И. Ф. Воспоминания. М., 1978.

4. Верещагин В. В. На войне в Азии и Европе. М., 1894.

5. Иванов Д. Л. Под Самаркандом. СПб., 1877.

6. Колокольцев Д. Г. Экспедиция в Хиву в 1873 г. СПб., 1873. [428]

7. Мак-Гохан Я. А. Военные действия на Окусе и падение Хивы. М., 1875. v

8. Материалы для описания Хивинского похода 1873 г. Кн. 1–9. Ташкент. 1881–1882.

9. Михайлов М. Поход в Коканд в 1875 г. (Из записок артиллериста). Ташкент. 1884.

10. Перов А. А. Путевые заметки о Хивинских походах 1876 и 1877 гг. Елисаветград. 1905.

11. Саранчёв Е. С. Хивинская экспедиция 1873 г. Записки очевидца. СПб., 1874.

12. Сборник материалов для истории завоевания Туркестанского края (составлен полковником А. Г. Серебренниковым). Т. 1–22. Ташкент. 1914–1915.

13. Сярковский Г. Воспоминания офицера о туркестанских походах 1864–1865 гг. // Военный сборник. 1891. Т. 197. № 1–2. С. 370–382.

14. Описание военных действий в Заилийском крае в 1860 г. СПб., 1861.

15. Отряд, действующий на левом берегу Сыр-Дарьи. Рапорт генерал-майора Троцкого. Ташкент. 1875.

16. Черняев М. Г. Дневник. М., 1999.

Научная и научно-популярная литература

1. Гребнер А. В. Осады и штурмы средне-азиатских крепостей и населённых пунктов. СПб., 1897.

2. Гродеков Н. И. Война в Туркмении. Поход Скобелева в 1880–1881 гг. Т. 1–4. СПб., 1883–1884.

3. Гродеков Н. И. Хивинский поход 1873 года. СПб., 1883.

4. Куропаткин А. Н. Завоевание Туркмении (1839–1876). СПб., 1899.

5. Желябужский Е. Очерки завоевания Хивы. М., 1875.

6. Зайончковский П. А. Военные реформы 1860–1870-х годов в России. М., 1952. [429]

7. Козубский Е. И. История Дагестанского конного полка. Петровск. 1909.

8. Макшеев А. И. Исторический обзор Туркестана и наступательного движения в него русских. СПб., 1890.

9. Маркозов В. И. Красноводский отряд. Его жизнь и судьба. СПб., 1898.

10. Маслов А. Н. Завоевание Ахал-Теке. СПб., 1882.

11. Левтеева Л. Г. Присоединение Средней Азии к России в мемуарных источниках. Ташкент. 1986.

12. Лобысевич Ф. И. Описание Хивинского похода 1873 г. СПб., 1898.

13. Лукин В. А. Геройский подвиг бомбардира Агафона Никитина. М., 1903.

14. Наливкин В. Краткая история Кокандского ханства. Казань. 1885.

15. Петровский А. Г. Походы русских войск на Хиву. М., 1887.

16. Потто В. А. О степных походах. СПб., 1873.

17. Терентьев М. А. История завоевания Средней Азии. Т. 1–3. СПб., 1903.

18. Халфин Н. А. Политика России в Средней Азии (1857–1868). М., 1960.

19. Халфин Н. А. Присоединение Средней Азии к России. М., 1965.

20. Шеманский А. Д. Бой на Кушке и его 25-летний юбилей. СПб., 1910.

21. Эсадзе Б. С. Скобелев в Закаспие. М., 1914.

22. Якунин А. Ф. Народы Средней Азии и Казахстана во второй половине 19 века. М., 1954.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest aksy

Кокандское восстание 1873—1876, восстание на территории Кокандского ханства. Началось как антифеодальное движение кочевников-киргизов, вызванное увеличением налогов и податей кокандским ханом Худояром. К восстанию, которое возглавил Исхак Мулла Хасан-оглы (действовавший под именем Пулат-бека) примкнула часть духовенства и феодалов. Однако участие в нем на отдельных этапах представителей светской и духовной знати не изменило в общем народного характера восстания, ибо основной его движущей силой были широкие народные массы, выступавшие как против ханского гнета, так и военной экспансии русского царизма. Худояр-хан направил против восставших карательный отряд во главе с Абдурахманом Афтобачи, но ему не удалось подавить восстания; в течение 1874 и середины 1875 между восставшими и ханскими войсками происходили столкновения. Поворотным пунктом восстания был заговор против Худояр-хана его военачальников, к которым примкнули сын Худояр-хана Насреддин-бек (правитель Андижана) и его брат Мурат-бек (правитель Маргелана). Заговорщики вместе со своими отрядами присоединились к Пулат-беку. Худояр-хан обратился за помощью к туркестанскому генерал-губернатору и летом 1875 бежал в Ташкент под защиту русских войск. Ханом был провозглашен Насреддин-бек, который тайно от восставших 22 сентября 1875 заключил договор с туркестанским генерал-губернатором К. П. Кауфманом и признал себя вассалом России. Предательская политика Насреддин-хана привела к новому подъему К. в. не только против хана, но и против русского царизма. Вместо Насреддина ханом был провозглашен Пулат-бек. Восставшие одержали ряд успехов, однако в январе—феврале 1876 русские войска под командованием генерела М. Д. Скобелева разгромили восставших у Андижана и Ассаке. Пулат-хан с 5 тыс. повстанцев укрепился в крепости Учкурган, но Скобелев овладел крепостью. Пулат-хану удалось бежать, но вскоре он был пойман и казнён (март 1876).

Лит.: История Узбекской ССР, т. 2, Таш., 1968, гл. 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...