Jump to content



Тюрколог

Древнетюркские божества

Recommended Posts

Существует так называемый "эффект Мэтью" (Mathew effect). Суть в том, что многие слова и предложения авторитетов использованные другими (зачастую мене авторитетными) становятся для многих аксиомой, хотя сами авторы использованных слов не пытались даже делать из своих слов аксиомы.

То что жара- быть годным и жарат- создавать были помещены авторами словарей в одну ячейку, я думаю не обозначает аксиомы автоматически, то что эти слова однокоренные.

"Создавать" - глагол сложного порисхождения, скорее всего поэтико-религиозный. Может происходить и от 'жар ат-', и от 'жар эт-', тем более что есть такие слова как 'жары-' 'светить', 'жарык'-'расколотый', 'жарык'-'светлый' (кстати пример целенаправленной рефракции с целью получения чистого имени - 'жаркы'-трава выосшая между камней)

Я еще раз хочу подчеркнуть роль созвучий, омофоний в построении мифов, а значит и религий и общей этнической картины мира

Share this post


Link to post
Share on other sites
eleri:

А вы профессор не можете объяснить почему это происходит? Просмотрел литературу по вопросу, все носит описательный характер. По крайней мере в том что я нашел. Я в своих любительских опытах просто сказал что существует тюркюк - принцип опорного согласного, тут за основу берется не слово, я слог или точнее согланый. Тут например. в Тенир - опорный -р и тогда нет разницы, между тенир или тенгри.

Вот может ли быть такое интересно что скажут тюркологи.

Что касается дуализма Тенир-Умай он возник позже, отсюда возможно и этнонимы кыпчак и куман.

В тенгрианстве существует, как я назвал "предел Кляшторного". Он сказал, что Тенгри - не тюркское слово, так как идет совмещение двух согласных в середине слова.

Ладно внизу - это не для вас профессор, больше к вам вопросов не имею.

Кое-что возможно объясняющее почему Тенир и Тенри, скорее всего Тенри будет грамматически правильнее Тенир - Тенри.

В первую очередь я предлагаю отказаться от такого привычного термина тюркологии как отглаголенное имя в пользу термина отглаголенное (и\или отыменное) причастие [которое может быть и именем существительным и прилагательным, и определением и т.п.] и добавить к именам, такое определение как чистое имя [существительное и\или прилагательное]...

Всегда следует помнить о буквальном значении, которое может вносить некоторые коррективы в смысл тюркской речи; этот буквальный смыл и делает разницу, причем существенную, между отглаголенным именем и отглаголенным причастием. Разница в написании и произношении ‘täŋir/täŋri’ связана с необходимостью превращения отглаголенного определения в чистое имя существительное и\или прилагательное: отглаголенное причастие как имя существительное и прилагательное: ‘täŋir’ – «тот, кто разделяет [и тот, кто поддерживает равновесие]» чистое имя существительное и\или прилагательное: ‘täŋri’ – Бог, божественный

Так что вряд ли метатеза явление диалектическое.

Тут моя вина, оказывается лишь пару раз упоминал, что работаю с народными этимологиями. Забыл также паталогическую ненависть филологов к народным этимологиям.

Я еще раз хочу подчеркнуть роль созвучий, омофоний в построении мифов, а значит и религий и общей этнической картины мира.

Таким образом, всущности или помимо этого вы пытаетесь решать и сугубо лингвистические

и в частности этимологические проблемы.

Вот почему вы не имеете права быть неуважительным к филологам, хотя бы они и профессора,

а то, что вы говорите о народных этимологиях, всего на-всего неверно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Ульгень, Эрлик - алтайские божества, оппозиционная пара. Хотя такое толкование возможно возникло под влиянием христианских исследователей, типа Вербицкого и Радлова.

Улген - не алтайское, а родовое божество тодошей и родственных им сеоков. Эрлик - не отрицательное божество, а только владыка мира мертвых. Никакого дуализма не вижу.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Арсен
А вы профессор не можете объяснить почему это происходит? Просмотрел литературу по вопросу, все носит описательный характер. По крайней мере в том что я нашел. Я в своих любительских опытах просто сказал что существует тюркюк - принцип опорного согласного, тут за основу берется не слово, я слог или точнее согланый. Тут например.

в Тенир - опорный -р и тогда нет разницы, между тенир или тенгри

Да ни при чём тут фонетические законы и принцип Владимирцева. Это даже в Сравнительно-исторической грамматике тюркских языков разобрано. Тут элементарная грамматика-в тюркских рунических текстах и употреблялась форма тенгир, но когда слово шло в тексте со слитным притяжательным местоимением третьего лица единственного числа, то правильная грамматическая форма и была тенгри. Со временем такое словоупотребление кодифицировалось и слово стало употребляться в основном как тенгри.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Да ни при чём тут фонетические законы и принцип Владимирцева. Это даже в Сравнительно-исторической грамматике тюркских языков разобрано. Тут элементарная грамматика-в тюркских рунических текстах и употреблялась форма тенгир, но когда слово шло в тексте со слитным притяжательным местоимением третьего лица единственного числа, то правильная грамматическая форма и была тенгри. Со временем такое словоупотребление кодифицировалось и слово стало употребляться в основном как тенгри.

Следовательно, в турецком языке основные формы должны быть АГЗЪ, ОМЗУ, НЕХРИ, ШЕХРИ;

почему они не кодифицировались, а и зачем пропускаете чувашские примеры?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Арсен
Следовательно, в турецком языке основные формы должны быть АГЗЪ, ОМЗУ, НЕХРИ, ШЕХРИ;

почему они не кодифицировались, а и зачем пропускаете чувашские примеры?

Ну раз неясно так, то попробую объяснить популярно, хотя проще было бы прочитать соответствуюющую главу в СИГТЯ. :)

Итак, слово teŋir (такова первоначальная форма) образовано от глагольной основы teŋ- "возвышаться, подниматься, взлетать" (смотрите Древне-тюркский словарь 551) с помощью аффикса "деятеля" -ir, так что первоначальный смысл "то, что поднимается, возвышается наверху". Отсюда развились семантические значения "небо" и "бог". Это Вам и без меня понятно, не так ли? Первичным значением было именно "небо", однако развитие религий у тюркских народов и потребность обозначения нового понятия привели к значительному сокращению его употребления в первой семантике и развитию значения "бог". Значение же "небо" сохранилось в тюркских языках, донесших до нас в той или иной степени древние верования - тенгрианство и шаманизм (алтайском и кыргызском, тувинском и тофаларском, хакасском, шорском и сарыг-югурском). Причём в основном в этих языках как раз сохранился более архаичный вариант с переднерядным гласным и конечным -r (кыргызское, кумандинское и сарыг-югурское teŋir, хакасское tigir и тувинское deŋer/dēr. Исключение из этого правило лишь каракалпакское и казахское teŋir/täŋir/täjir в значении "бог" (но исключения лишь подкрепляют правило-не так-ли? :lol: ).

Так вот в раннетюркский период явно происходила дифференциация форм слова и закрепление за ними разных значений (teŋir "небо" и teŋri "бог"). А откуда идёт вторая форма? От устойчивых древнетюркских словосочетаний aj teŋri "бог луны", jašyn teŋri "бог молнии", jel teŋri "бог ветра", kün teŋri "бог солнца", qunčuj teŋri "бог", qut teŋri "бог счастья" (смотрите Древне-тюркский словарь 544). Причём воспринимались-то эти словосчетания уже отчасти не как нарицательные, а как имена собственные определённых божеств - отсюда и кодификация формы с аффиксом принадлежности 3-го лица в качестве обычного словоупотребления именно в значении "бог".

Proto-Turkic: *teŋri / *taŋrɨ

Russian meaning: 1 бог 2 небо

Old Turkic: teŋri 2 (Orkh.), 1, 2 (OUygh.)

Karakhanid: teŋri 1, 2 (MK, KB)

Turkish: tanrɨ 1

Tatar: täŋre 1

Middle Turkic: teŋri 1 (Sangl., MKypch. - CCum., AH et al.)

Uzbek: taŋri 1

Uighur: täŋri 1

Sary-Yughur: teŋer 2

Azerbaidzhan: tanrɨ 1

Turkmen: taŋrɨ 1

Khakassian: tigǝr 2

Shor: tegri 2

Oyrat: teŋeri 1, 2

Chuvash: tora 2

Yakut: taŋara 1

Dolgan: taŋara 1

Tuva: dēr 2

Tofalar: dēre 2

Kirghiz: teŋir 1, 2

Bashkir: täŋre 1

Balkar: tejri 1, 2

Karaim: taŋrɨ, teŋri 1

Karakalpak: täŋir 1

Salar: tanru (ССЯ) 1

http://starling.rinet.ru/cgi-bin/etymology...amp;root=config

Что касается Ваших примеров со словами nehir и šehir уважаемый доктор Добрев, то они просто напросто неудачны, так как слова эти - позднейшие заимствования из арабского и персидского. Естественно турки приспособляли их под строй собственного языка и длительной истории-то у них не было чтобы хоть в каком-то виде кодифицировать иную грамматическую форму - то есть употребляются они в основном как имена нарицательные, а не собственные.

Share this post


Link to post
Share on other sites

:ost1: Уважаемые господа, предоставляю книгу С.М. Арсала!

Там есть много чего, в том числе о тюркских божествах.

Хотя книга в основном о древнетюркском праве.

http://www.tataroved.ru/publicat/cadri_m.pdf

(учтите, что элек.версия его книги изданная в Казани в

2002 г., накачиваеться не сразу. Терпение, только

терпение...)

С уважением, Oquzer...

Share this post


Link to post
Share on other sites
Что касается Ваших примеров со словами nehir и šehir уважаемый доктор Добрев, то они просто напросто неудачны, так как слова эти - позднейшие заимствования из арабского и персидского. Естественно турки приспособляли их под строй собственного языка и длительной истории-то у них не было чтобы хоть в каком-то виде кодифицировать иную грамматическую форму - то есть употребляются они в основном как имена нарицательные, а не собственные.

Поскольку вспоминаю, там на первом месте были собственно тюркские по происхождению АГЗЪ, ОМЗУ.

Между впрочем грамматическая форма может только лексикализироваться.

По вашему фонетические законы выбирают - какое слово нарицательное

и какое - собственное существительное имя, так ли?

Большое спасибо.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Ну раз неясно так, то попробую объяснить популярно,

хотя проще было бы прочитать соответствуюющую главу в СИГТЯ.

Итак, слово teŋir (такова первоначальная форма) образовано от глагольной основы teŋ- "возвышаться, подниматься, взлетать" (смотрите Древне-тюркский словарь 551) с помощью аффикса "деятеля" -ir, так что первоначальный смысл "то, что поднимается, возвышается наверху". Отсюда развились семантические значения "небо" и "бог". Это Вам и без меня понятно, не так ли? Первичным значением было именно "небо", однако развитие религий у тюркских народов и потребность обозначения нового понятия привели к значительному сокращению его употребления в первой семантике и развитию значения "бог". Значение же "небо" сохранилось в тюркских языках, донесших до нас в той или иной степени древние верования - тенгрианство и шаманизм (алтайском и кыргызском, тувинском и тофаларском, хакасском, шорском и сарыг-югурском). Причём в основном в этих языках как раз сохранился более архаичный вариант с переднерядным гласным и конечным -r (кыргызское, кумандинское и сарыг-югурское teŋir, хакасское tigir и тувинское deŋer/dēr. Исключение из этого правило лишь каракалпакское и казахское teŋir/täŋir/täjir в значении "бог" (но исключения лишь подкрепляют правило-не так-ли?).

Так вот в раннетюркский период явно происходила дифференциация форм слова и закрепление за ними разных значений (teŋir "небо" и teŋri "бог"). А откуда идёт вторая форма? От устойчивых древнетюркских словосочетаний aj teŋri "бог луны", jašyn teŋri "бог молнии", jel teŋri "бог ветра", kün teŋri "бог солнца", qunčuj teŋri "бог", qut teŋri "бог счастья" (смотрите Древне-тюркский словарь 544). Причём воспринимались-то эти словосчетания уже отчасти не как нарицательные, а как имена собственные определённых божеств - отсюда и кодификация формы с аффиксом принадлежности 3-го лица в качестве обычного словоупотребления именно в значении "бог".

http://starling.rinet.ru/cgi-bin/etymology...amp;root=config

Как хорошо и большое спасибо, что разяснили мне все до конца и самое главное, столь доходчиво,

что даже я понял все без затруднений, а именно:

1. Вашему словообразовательному лабиринту может позавидовать даже прословутый древнегреческий лабиринт.

2. В тюркских языках, как будто, не имеется глагольный словообразовательный суффикс -ир?!

Было бы хорошо, если вы приведете подходящие примеры.

3. Деятельный(!) семантический признак не может создать на основе процессуальной семантемы такой несуществующий предмет как “то, что поднимается, возвышается наверху”, тем более, что в огузских языках имеется слово ТЕНГЭК “небо” (ДТС, 552), но здесь словообразование совсем другое(!??).

4. В вашем случае не только словообразовательная семантика серезно хромает в плане внутренней кореляции и координации, но и такая большая, да и не совсем обычная абстракция-генерализация в тех времен, по моему, невозможна и при том, по вашему, на этой основе потом возникает и образуется более конкретное значение “небо”(!??).

Вот почему идти дальше не дано!

5. В рамках этой гипотезы нельзя объяснить такие фонетические варианты как Танръ, Тангара, Тайри,

дунай-болг. Тангра, да и чув. Тура и здесь вам не может помочь даже ваш столь оригинальный и остроумный каламбур относительно правил и исключений.

6. Каждая гипотеза обязательно должна включать и объяснять еще и шумер. Дингир и осет. дингир,

изза ихной семантико-фонетической близости и даже тождественности.

7. Я не думаю, что являются даже минимально адекватными собствено лингвистико-генеалогическая и культурно-историческая основы ваших рассуждений, которые основы хотя здесь и не эксплицированы, все таки их можно проследить и восстановить, имея ввиду некоторые имплицитно содержащиеся и ясно видимы детали.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Арсен
2. В тюркских языках, как будто, не имеется глагольный словообразовательный суффикс -ир?!

Было бы хорошо, если вы приведете подходящие примеры.

Имеется. :) Общетюркская форма на -r, как вам должно быть хорошо известно (раз вы себя позиционируете как серьёзного тюрколога-компаративиста) употребляется:

а) практически во всех тюркских языках в качестве основы лично-спрягаемой формы времени с семантикой настоящего общего либо будущего,

б) во многих языках выступает в функции причастия настоящего или будущего времени,

в) реже отмечается в роли склоняемого имени действия.

Можно много примеров словообразования в принципе привести, но я возьму наиболее наглядный, первый пришедший на ум. Одного из сыновей золотоордынского хана Тохтагу звали Эльбасар или Ильбасар, в источниках он также фигурирует как Ильбасмыш. То есть в понимании золотоордынцев форма причастия настояще-будущего времени Ильбасар=Ильбасмыш (другой форме причастия). В кыпчакских языках в частности это, как видите, весьма распространённая форма имяобразования. Так что форма типа teŋir от глагола teŋ- это законная форма словообразования не только для древнетюркского, но и для ряда современных языков.

3. Деятельный(!) семантический признак не может создать на основе процессуальной семантемы такой несуществующий предмет как “то, что поднимается, возвышается наверху”, тем более, что в огузских языках имеется слово ТЕНГЭК “небо” (ДТС, 552), но здесь словообразование совсем другое(!??).

4. В вашем случае не только словообразовательная семантика серезно хромает в плане внутренней кореляции и координации, но и такая большая, да и не совсем обычная абстракция-генерализация в тех времен, по моему, невозможна и при том, по вашему, на этой основе потом возникает и образуется более конкретное значение “небо”(!??).

Вот почему идти дальше не дано!

Извините, но тут, если внимательно почитаете собственный пост, Вы вступаете в противоречие с самим собой: утверждаете что деятельный признак не может создать семантический предмет такого характера, но сами тут же находите пример когда другое слово от той же глагольной основы (teŋ-ek "воздух, небосвод") употребляется именно в таком роде.
5. В рамках этой гипотезы нельзя объяснить такие фонетические варианты как Танръ, Тангара, Тайри,

дунай-болг. Тангра, да и чув. Тура и здесь вам не может помочь даже ваш столь оригинальный и остроумный каламбур относительно правил и исключений.

Эта гипотеза как раз очень стройно всё объясняет. Смотрите внимательно:
Yakut: taŋara 1

Dolgan: taŋara 1

В языках Саха, где все гласные в слове перешли в заднерядные, употребляется именно посессивный аффикс -a/-y, то есть это законная форма категории принадлежности третьего лица единственного числа от слова taŋar. Как раз в предлагаемую Вами фонетическую систему, где гласный должен якобы смещаться, этот характерный пример не укладывается (корневой гласный остаётся на месте и после согласной добавляется еще один гласный). Ещё более показательны примеры из языка тадар (хоорай), распадающегося на хакасский и шорский диалекты (в одном диаклекте сохранилась более архаичная форма, в другом она идёт только с законным аффиксом принадлежности -y/-i):
Khakassian: tigǝr 2

Shor: tegri 2

Примеры из тобаских языков лишь убеждают нас в законности гипотезы:
Tuva: dēr 2

Tofalar: dēre 2

Вот две формы которые явно употреблялись долго одновременно в тобасских языках. Очевидно, что тут просто нет гласного, которому необходимо было бы сместиться в постконсонантную позицию. Наоборот гипотеза развития более поздней формы из устойчивых словосочетаний в значении "такой-то бог" очень логично укладывается в фонетический и грамматический строй отдельно взятых языков.
6. Каждая гипотеза обязательно должна включать и объяснять еще и шумер. Дингир и осет. дингир,

изза ихной семантико-фонетической близости и даже тождественности.

В традиционной отечественной тюркологии принята гипотеза о заимствовании этого слова предками шумеров у праалтайцев. В принципе за недостатком источников относящихся к IV тысячелетию до нашей эры не вижу возможности обосновать другую гипотезу.
7. Я не думаю, что являются даже минимально адекватными собствено лингвистико-генеалогическая и культурно-историческая основы ваших рассуждений, которые основы хотя здесь и не эксплицированы, все таки их можно проследить и восстановить, имея ввиду некоторые имплицитно содержащиеся и ясно видимы детали.
Так Вы вообще неадекватно оцениваете тюркское языкознание. В частности, как видите, аффикс -r является в тюркских законным способом словообразования, а Вы говорите что не знаете примеров. Я бы мог только порекомендовать Вам ознакомиться со Сравнительно-исторической грамматикой тюркских языков (которая должна быть библией любого тюрколога) и пересмотреть свои взгляды по ряду актуальных проблем.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Так Вы вообще неадекватно оцениваете тюркское языкознание.

Я бы мог только порекомендовать Вам ознакомиться со Сравнительно-исторической грамматикой тюркских языков (которая должна быть библией любого тюрколога) и пересмотреть свои взгляды по ряду актуальных проблем.

Не понимаю почему вы думаете, что я их не знаю и не пользуюсь ими - http://bolgnames.com/text/References.html - Серебренников Б. А., Н. З. Гаджиева, Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Москва, 1986, а также и Щербак.

Раз и рекомендуете пересмотреть свои взгляды, не будете ли любезным послать на личку список своих научных публикаций, а вот и мой - http://bolgnames.com/text/Publications.html - только не ссылайтесь на свое незнание болгарского языка, очень несерезно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Арсен
Не понимаю почему вы думаете, что я их не знаю и не пользуюсь ими - http://bolgnames.com/text/References.html - Серебренников Б. А., Н. З. Гаджиева, Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Москва, 1986, а также и Щербак.

Раз и рекомендуете пересмотреть свои взгляды, не будете ли любезным послать на личку список своих научных публикаций, а вот и мой - http://bolgnames.com/text/Publications.html - только не ссылайтесь на свое незнание болгарского языка, очень несерезно.

Уважаемый, во-первых труд этот шеститомный, если Вы ознакомились с одним томом, то не мешало бы ознакомиться и с другими (чтобы не возникали странные вопросы о наличии в тюркских языках словообразовательного суффикса -r). Во-вторых с Вашим сайтом я ознакомился не без интереса, подчерпнул там кое-что для себя интересное, но с болгарским действительно незнаком (понимаю его лишь постольку-поскольку знаю русский), Ваши же публикации на русский не переводились и широкой известностью в русскоговорящих странах не пользуются. Или Вы думаете что все на этом русскоязычном форуме обязаны знать болгарский? В третьих может я научных публикаций и не имею? :blink: И Вы и я филологи, и здесь просто ведём беседу о конкретном вопросе, и не имеет значения сколько у нас научных публикаций по другим вопросам (либо они вообще отсутствуют), имеет значения лишь то насколько логично мы с Вами можем обосновать то или иное положение.

Share this post


Link to post
Share on other sites
И Вы и я филологи, и здесь просто ведём беседу о конкретном вопросе,

и не имеет значения сколько у нас научных публикаций по другим вопросам (либо они вообще отсутствуют),...

Не имеет значения только для вас!

Share this post


Link to post
Share on other sites
В традиционной отечественной тюркологии принята гипотеза о заимствовании этого слова предками шумеров у праалтайцев.

В принципе за недостатком источников относящихся к IV тысячелетию до нашей эры не вижу возможности обосновать другую гипотезу.

Имя заимствовано шумерами у предков хазар касситов булгаров, но точнее былгаров

к середине ІІ тыс. до Н.Э, см. ниже.

А как насчет осет. дингир?

В действителност, не особено широко известните и сигурни тюркобългарско-асирийски етнолингвистични контакти и взаимодействия като че ли наистина ще да са имали място, но не през последната третина на ІІІ хил. пр.н.е., както на места, без достатъчно солидна аргументация се приема и твърди, че шумерите били тюркското племе Somar, Suvar [напр. Mızıulu 2004, 8; Miziyev 2004, 9], а едва след началото на ІІ хил. пр.н.е., когато във вавилонската Шумерска империя нахлуват каситите, които идат откъм североизток и водят със себе си все още непознатия тук кон, впрегнат в бойна колесница, и които около 1750 г. здраво се закрепват по тези земи и владеят Месопотамия около 600 год.

Пак тогава, към 1800 г. пр.н.е., хиксите, също водейки със себе си коня, нахлуват и завладяват Египет, където се задържат по-дълго. Приблизително по същото време, около началото на ІІ хил. пр.н.е., и китайските летописи започват да съобщават за нападения на различни северни и северозападни племена, които обаче извършват своите нападения не на колесници, теглени от коне, а като ги яздят [Съсълов 2000, 29-31].

Наистина според някои по-нови проучвания около 2000 г. пр.н.е., по земите на Източна Европа и Урал, индоиранците са скотовъди земеделци от степен тип с основно-водеща роля и значение на скотовъдството, докато специално каситите са иранци, които дълго време след като завладяват Вавилония, разпростират своето влияние върху част от планинските райони на Западен Иран и се задържат по тези земи и през първите векове на І хил. пр.н.е. [Грантовский 1998, 12,60-63].

Ето защо голямата все пак вероятност тези контакти наистина да са имали място в историята на тюркобългарите и предноазиатските народи се подсилва и потвърждава и от страна на индоевропеистиката, където по безспорен и напълно определен начин се установява, че колесницата с колела със спици и с един впрегнат кон, от рисунка в Микена през около 1600 г. пр.н.е., е подобна на колесниците със спици, намерени в Синташт, в централната евразийска степ и които се датират четири столетия по-рано и докато конят започва да се използува за езда в Западна Европа например едва около 1100 г. пр.н.е., то в степите “конете се използуват за езда с военни функции от няколко столетия по-рано”; около 2000 г. пр.н.е. се осъществява “откриване на евразийската степ” с преминаване на културно-икономическата граница по Волга и реките на Среден Урал, по силата на което след началото на ІІ хил. пр.н.е. “възниква значителен трансконтинентален обмен” откъм Андроновската култура, в “технологията на талигата, колесницата, металургията на бронза и редица разновидности на оръжието”, а така също и в керамиката, облеклото, стопанството, животновъдството и митологията, при което пак тогава впрегнатият в колесница кон, “за първи път започва да се използува във въоръжени стълкновения” [вж. Грантовский 1998, 60-91; Ренфрю 2002, 21,29; Kuzmina 1994; ~*~2001, 289-296].

Пред вида и характера на евентуалните (!?) етнолингвистични контакти и взаимодействия между народите и племената от Централна и Предна Азия, вече като повече от съмнително и никак неаргументирано се очертава и твърдението, че в предноазиатските езици има ни повече, ни по-малко, точно 100 думи, които доказват роднинството между шумерския и карачаево-балкарския език [срв. Mızıulu 2004, 8-9; Miziyev 2004, 9-10], докато в действителност, ако изобщо някога е имало подобни контакти, една от малкото и дори единствената лексикална заемка от тази епоха, но не от акадо-шумерските езици към тюркските, а от тюркските към предноазиатските езици трябва като че ли да е шум. дингир “бог”, с най-вероятна основа бълг. *täŋir “небе; бог”, което пък от своя страна има за основа тюрк. *täŋir и от което са широко и добре известните във всички тюркски езици названия на главния и основен бог на тюрките Тенгри, Танръ, Тура и други такива, историколингвистически и етимологически лесно доказуеми и обясними на основата и в рамките на тюркските езици, форми и разновидности, една от които е и по-късният праб. теонм Тангра.

Златното съкровище на българските ханове от Атила до Симеон. София, 2005. - http://bolgnames.com/text/Treasure.html

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Арсен
Имя заимствовано шумерами у предков хазар касситов булгаров, но точнее былгаров

к середине ІІ тыс. до Н.Э, см. ниже.

А как насчет осет. дингир?

В действителност, не особено широко известните и сигурни тюркобългарско-асирийски етнолингвистични контакти и взаимодействия като че ли наистина ще да са имали място, но не през последната третина на ІІІ хил. пр.н.е., както на места, без достатъчно солидна аргументация се приема и твърди, че шумерите били тюркското племе Somar, Suvar [напр. Mızıulu 2004, 8; Miziyev 2004, 9], а едва след началото на ІІ хил. пр.н.е., когато във вавилонската Шумерска империя нахлуват каситите, които идат откъм североизток и водят със себе си все още непознатия тук кон, впрегнат в бойна колесница, и които около 1750 г. здраво се закрепват по тези земи и владеят Месопотамия около 600 год.

Пак тогава, към 1800 г. пр.н.е., хиксите, също водейки със себе си коня, нахлуват и завладяват Египет, където се задържат по-дълго. Приблизително по същото време, около началото на ІІ хил. пр.н.е., и китайските летописи започват да съобщават за нападения на различни северни и северозападни племена, които обаче извършват своите нападения не на колесници, теглени от коне, а като ги яздят [Съсълов 2000, 29-31].

Наистина според някои по-нови проучвания около 2000 г. пр.н.е., по земите на Източна Европа и Урал, индоиранците са скотовъди земеделци от степен тип с основно-водеща роля и значение на скотовъдството, докато специално каситите са иранци, които дълго време след като завладяват Вавилония, разпростират своето влияние върху част от планинските райони на Западен Иран и се задържат по тези земи и през първите векове на І хил. пр.н.е. [Грантовский 1998, 12,60-63].

Ето защо голямата все пак вероятност тези контакти наистина да са имали място в историята на тюркобългарите и предноазиатските народи се подсилва и потвърждава и от страна на индоевропеистиката, където по безспорен и напълно определен начин се установява, че колесницата с колела със спици и с един впрегнат кон, от рисунка в Микена през около 1600 г. пр.н.е., е подобна на колесниците със спици, намерени в Синташт, в централната евразийска степ и които се датират четири столетия по-рано и докато конят започва да се използува за езда в Западна Европа например едва около 1100 г. пр.н.е., то в степите “конете се използуват за езда с военни функции от няколко столетия по-рано”; около 2000 г. пр.н.е. се осъществява “откриване на евразийската степ” с преминаване на културно-икономическата граница по Волга и реките на Среден Урал, по силата на което след началото на ІІ хил. пр.н.е. “възниква значителен трансконтинентален обмен” откъм Андроновската култура, в “технологията на талигата, колесницата, металургията на бронза и редица разновидности на оръжието”, а така също и в керамиката, облеклото, стопанството, животновъдството и митологията, при което пак тогава впрегнатият в колесница кон, “за първи път започва да се използува във въоръжени стълкновения” [вж. Грантовский 1998, 60-91; Ренфрю 2002, 21,29; Kuzmina 1994; ~*~2001, 289-296].

Пред вида и характера на евентуалните (!?) етнолингвистични контакти и взаимодействия между народите и племената от Централна и Предна Азия, вече като повече от съмнително и никак неаргументирано се очертава и твърдението, че в предноазиатските езици има ни повече, ни по-малко, точно 100 думи, които доказват роднинството между шумерския и карачаево-балкарския език [срв. Mızıulu 2004, 8-9; Miziyev 2004, 9-10], докато в действителност, ако изобщо някога е имало подобни контакти, една от малкото и дори единствената лексикална заемка от тази епоха, но не от акадо-шумерските езици към тюркските, а от тюркските към предноазиатските езици трябва като че ли да е шум. дингир “бог”, с най-вероятна основа бълг. *täŋir “небе; бог”, което пък от своя страна има за основа тюрк. *täŋir и от което са широко и добре известните във всички тюркски езици названия на главния и основен бог на тюрките Тенгри, Танръ, Тура и други такива, историколингвистически и етимологически лесно доказуеми и обясними на основата и в рамките на тюркските езици, форми и разновидности, една от които е и по-късният праб. теонм Тангра.

Златното съкровище на българските ханове от Атила до Симеон. София, 2005. - http://bolgnames.com/text/Treasure.html

Вы бы лучше на русский наверно перевели бы? А насчёт осетинского ДЫНДЖЫР (хотя я не сомневаюсь что изначальной формой было дынгыр), может нам расскажете нам о его семантической связи с остальными словами и о том как оно приобрело значение "большой"? :)

Share this post


Link to post
Share on other sites
А насчёт осетинского ДЫНДЖЫР (хотя я не сомневаюсь что изначальной формой было дынгыр), может нам расскажете нам о его семантической связи с остальными словами и о том как оно приобрело значение "большой"?

Можете найти в словаре проф. В. Абаева.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ос. "дынджыр"- "большой" В.И.Абаев действительно сопоставлял с шумерским Dingir. Однако сегодня более приемлемой считается гипотеза Т.А.Гуриева о заимствовании из монгольского, где dengjiger означает "высокий". Действительно, монгольское заимствование является в данном случае более обоснованным, нежели сепаратное осетино-шумерское схождение. (ср. ос. йегъау- большой из монг. yeke - большой).

Share this post


Link to post
Share on other sites
Ос. "дынджыр"- "большой" В.И.Абаев действительно сопоставлял с шумерским Dingir. Однако сегодня более приемлемой считается гипотеза Т.А.Гуриева о заимствовании из монгольского, где dengjiger означает "высокий". Действительно, монгольское заимствование является в данном случае более обоснованным, нежели сепаратное осетино-шумерское схождение. (ср. ос. йегъау- большой из монг. yeke - большой).

Даже и так проблемма отнюдь не снимается, а еще больше усложняется и в таком случае

только мой тезис должен быть переформулированным, при том не забывая, что все это

единствено какой-то первично-начальный минимум:

Каждая гипотеза обязательно должна включать и объяснять еще и

шумер. теоним Дингир, осет. дынджыр "большой" и монг. dengjiger “высокий”,

изза ихной семантико-фонетической близости и даже тождественности.

Спасибо, уважаемый Таму.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Таким образом, всущности или помимо этого вы пытаетесь решать и сугубо лингвистические

и в частности этимологические проблемы.

Вот почему вы не имеете права быть неуважительным к филологам, хотя бы они и профессора,

а то, что вы говорите о народных этимологиях, всего на-всего неверно.

Я не вижу где я выразил неуважение к Вам лично уважаемый профессор и к филологам вообще. Надеюсь без обид.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Однако сегодня более приемлемой считается гипотеза Т.А.Гуриева

о заимствовании из монгольского, где dengjiger означает "высокий".

Можно ли статю Гуриева найти в Нете?

Спасибо заранее.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это кусочек из нартского эпоса. Тейри создал первого нарта- Дебета.

ГУ И ЧЕХИИ-СЫНОВЬЯ ДЕБЕТА

Ради крепости дома, для чести и славы

Старцу-нарту Дебету Тейри светлоглавый

Даровал девятнадцать сынов-соколов,

Девятнадцать сердец, девятнадцать голов.

Старший сын Алауган всех поздней стал женат,

И слова всех поздней про него зазвенят,

А сейчас я о первом поведаю горе,

Что познал человек на подлунном просторе.

Расскажу я о нартах, о Гу и Чехии,

Расскажу, как погасли их светлые дни.

Эй, отважные нарты, мужи-силачи,

Плачут горы по вас и тоскуют ключи!

Здесь впервые земля обрела свою муку,

Брат на брата здесь поднял без умысла руку,

Здесь людей темный ужас впервые потряс,

Кровь людская была пролита в первый раз.

Гу, второй сын Дебета, старательный Гу,

Пас отцовское стадо на горном лугу,

А Чехии, третий сын, был могучим, суровым,

Несравненным охотником и звероловом.

Знал повадки зверей, знал и вольницу птичью,

Старца - нарта отца он кормил свежей дичью.

Вот однажды зажегся семейный очаг.

Стал Чехии похваляться с насмешкой в очах,

Стал над братом смеяться охотник умелый:

"Ох, и зорок мой глаз, ох, верны мои стрелы!

Заприметил я лань на вершине седьмой,

А с шестой я настиг ее быстрой стрелой.

И тебе, бы, мой брат, поохотиться надо!

Ты, как видно, все дни проводя возле стада,

И беседуя только с овцой и бараном,

Стал и зрением слаб, да и слух твой с изъяном,,

Берегись, украдут твоих лучших ягнят!"

С лаской младшему старший ответствовал брат:

"Эй, ты сокол мой зоркий, мой волк быстроногий!

Я с тобою сравняюсь ли, слабый, убогий!

Здесь и в зимнюю пору и в летнюю пору -

Тишина; где тут взяться нежданному вору!"

Темной ночью, дыханье свое затая,

Подбирается к стаду Чехии, как змея.

Он ползет и не сдвинет ни стебля, ни ветки.

Что задумал охотник удачливый, меткий?

"Ох, и буду же завтра над братом смеяться!

Кто же выкрал баранов? - спрошу я у братца".

Но не спит и не дремлет прилежный пастух:

Гу сидит у "остра, напрягает свой слух.

Где-то чудится шорох. Иль ветки шумят?

Но смекает, что хочет потешиться брат:

"Подползает к отаре Чехии озорной,

Посмеяться над старшим решил, надо мной,

Дай-ка, сам я над ним подшучу: позабавлю

Я себя -и его испугаться заставлю".

Крикнул Гу-словно грянул с угрозою гром.

От его богатырского крика кругом,

Как песок, полетели утесы во мглу.

Черный лук натянул и пустил он стрелу.

Словно буря, сквозь чащу кустов, загудела,

Заревела стрела, устремясь без прицела.

Стон протяжный ответил ей из-за куста,

Из-за изгороди для загона скота.

Но нашла она цель, устремясь без прицела:

Держит Гу, обнимает холодное тело.

Ранен в сердце-Чехии оперенной стрелой,

Кровь течет и кипит светло-алой струей.

Нарты плакать не могут, их жребий таков:

Не дал бог стальногрудым ни слез и ни слов,

Чтобы выразить боль о тяжелой утрате.

Но о друге своем, о возлюбленном брате

Горевал бедный Гу, предок всех горемык.

Он к холодному телу всей грудью приник,-

Светло-алою кровью окрасилась грудь.

Если б душу в безгласное тело вдохнуть!

Закричать бы-но кто же на крик отзовется?

Зарыдать бы-не то его грудь разорвется!

Но Тейри положил его горю предел,

Волю дал, чтоб несчастный о брате скорбел:

Обратил неповинного братоубийцу

Повелитель земли в быстрокрылую птицу,

В красногрудую чайку: видать, неспроста

Кровью брата была его грудь залита.

Реет чайка с тех пор над пучиной морскою

И о брате убитом рыдает с тоскою.

http://www.elbrusoid.org/content/liter_theatre/p171548.shtml

Мне кажется в какой-то мере есть сходство с Библейскими преданиями о Каине о Абеле.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это я взял в одном форуме

Введение

Статья ниже базируется на Названия Бога у Язычников Гордона Холмеса Фрейзера, © 1975, с http://www.creationism.org/symposium/symp5no1.htm . Я слегка подредактирувал ее, чтобы "развязать" историю от религиозных убеждений автора, и поэтому это назвается "цитатой", с полным пониманием, что огромный кредит нужно дать автору за хорошее исследование и всестороннее рассмотрение. Что поразительно, это универсальность и распространение морфем Ти/Те/Ди/Де по всему миру и по всей нашей истории, в отношении Высшего Бога, будь ли это Тенгри, Худай, Деос или Год. Концентрируясж на этом предмете, и на начальных письменных доцументах, я "боксировал" другую ценную, но неспецефичную информацию.

Первоначальные Названия Бога

В самых ранних стадиях известного нам письменного языка, один письменный символ имел несколько фонетических выражений, и в некоторых случаях единственный символ представлял синонимы с непосредственным контекстом указывающим какое слово было использовано. Символ Божества, например, выражал и идею и фонетическое звучание.

В самых старых известных линейных написях линией до-клинописных Шумерских таблетках, слово Бог написано триадой звезд (Фигура 1, ниже). Это было позже упрощено к единственной звезде. Тогда, как клинопись появилась и была стилизованная, звезда была написана ударом стилета. Когда клинопись расширила инвентарь письменных символов, звезда была далее упрощена к кресту, потом к еще более простому кресту, и наконец к единственному горизонтальному штриху (Фигура 1, ниже) .26

Фигура 1. Самые ранние символы Бога

Символ выражал, в дополнение к "Богу", еще "свет", "день", "небеса", "яркость", и, по развитию почитания предков, и монархии были прибавлены, "король", "обожествленные предки", "герой".

Поскольку признаки Божества были особыми, тот же самый символ использовался для Ел, Всемогущего; ХВ, Вечный; и Ти, Наивышый, термин используемый позже, и всесторонне, как языческое название Бога. Во всех случаях контекст указал, какой термин был предназначен.

Как развивались племенные языки и диалекты, новая фонетика была выражена тем же символом, и эта тенденция продолжалась, пока клинопись использовалась в Шумерском, Хиттском, Угаритском, Халдейском и Вавилонском, и Старом Персидском. C. J. Ball пишет, что "знак 1-D, 'высок', 'небеса', и 'Бог Небес', который читался (в Шумерском языке - Примечание Переводчика) Дингир

и в смысле бога, также означал (в Семитском - Примечание Переводчика) Иа'у или Я'у и Ия-а-ти или Я-ти. Последнее также является ассирийским местоименим первого лица ... и вполне может быть прототипом Семитского местоимения первого лица."27 Он также предполагает, что Иа'у и Я'у - это предшественники заключительной формы евреиского Яахве.28

Ball также дает ключ развитию названия Бога в языках Урало-Алтайских, Тюркских, Ненецкого народа. Их названия для Бога изменяются очень немного и в пределах диалектических закономеростей: Тенгри (Калмык), Тенгери (Бурят), Тангере (Татар), Тангара (Якут и Долган). Монгольский фольклор говорит о Голубом Тенгри и Вечном Тенгри. Поразительное совпадение это название Тангароа, одно из названий Бога в Южно- Тихоокеанском архипелаге. Когда термин редуцирован до его доминантных фонем, это подобие еще более очевидно. Фонемы /d/ или /t/, /n/, /g/ и /r/ те же самые. Гласные звуки меняются с диалектами, и добавочные гласные в Южных Тихоокеанских формах - это требование Полинезийских и Меланезийских языков. Подробнее будет сказано относительно этого когда мы исследуем эту область.

Как имеет место для большинства языков, этот же термин также вмещает нарицательное имя для богов и предков, и так же непосредственно для неба. Ball говорит: "Нормальный Шумерский термин для 'бога', Дингир, Дигир, Димир пишется как на Рис.1-D, который в самой старой форме появляется как одна звезда, в то время как мул (Рис.1-D) - это группа из трех звезд. Мало того, слово Рис.1-D (Дигир, и т.д.) означает (в Семитском - Примечание Переводчика) каккабу, 'звезду', и так же (в Семитском - Примечание Переводчика) илу, 'бог'. См. Табл. 5R 21539, в то время как Табл. C T XXI 4 добавляет (в Семитском - Примечание Переводчика) к этим значениям эллу, 'яркий', 'чистый' (что равняется Эл-высшему). Причина для этих применений слова лежит в том, что Дигир - это интенсивный состав, означающий (в Тюркском - Примечание Переводчика) что-то подобное 'яркой вспышке'; составленный из ди, 'искриться' или 'блестеть' (набту) и гир, 'молния', ' вспыхнуть'. "29 Этот термин сохраняется в Тюрском языке в связи с поклонением небесам. М. A. Чаплика пишет "Жертва небу, Тигиру, - это одна из самых постоянных церемоний среди старых и современных Тюрков и исполняется каждое третье лето."

Отдельный корень, Ди или Ти, может быть изолирован в языках и семействах языка во всем мире. Это - фактор языка или морфема, которая указывает:

(1) название Бога,

(2) общее нарицательное имя для божеств,

(3) священные понятия,

(4) почетный титул для предков или королей.

Эта морфема присутствует в первых зафиксированных фонетических выражениях ранних Шумерских глиняных таблеток (ок. 3,000 г. до н.э), и как правило встречается, когда доселе непереведенные языки обнаруживаются в письменной форме.

Этот фактор языка присутствует как полное слово в изоляционных языках как Китайский и во флективных языках как Английский язык. Он найден как приставка, суффикс, или инфикс в агглютинативных языках как Финскоий и Навахо языки, и в полисинтетических языках как Алгонкин. Это конечно твердое свидетельство, что этот фактор был распространен во всем мире из общего источника, когда племена мира с этой чертой начали мигрировать.

Присутствие этой морфемы в американских индийских языках - это свидетельство того, что эти племена принесли с ними это слово из старого мира достаточно поздно, демонстрируя что вариации уже развивались, те вариации которые ожидаютсяся когда народы разбиваются на племена и нации.

Индо-европейское семейство языков хорошо демонстрирует дисперсию корня этого слова или морфемы. Не думая особо, мы используем слово божество как родовой термин для выраения и понятия Высшего Бога и так же богов вообще.

Божество исходит из латинского слова деус, которое немедленно предлагает, например, Итальянское Дио, французскское Диеу, испанскское Диос, Старо-Ирландскское Диа, Уэльское Дуу, Бретонское Доуе, Литовскское Диевас, Латышскское Диеус, Санскритское Дую, Греческое Теос (Зеос), Каталонское Деу, Корнуэльскское Деу, Гэльскское Диа.

Год может казаться несвязанным, но он фактически связан с Германским Готт, и Датским и шведским Гуд, и т.д.

Кажущаяся несвязанная вариация используемая в Славянских языках представлена Руссским Бог, Чешским и Словацким Богу, Сербо-Хорватским Бог, Авестским (Индия) Бага, и т.д.

''Год'' происходит из северной Индии, где Ху Да используется в Брахуи диалекте в Белуджистане, Мусалмани диалекте в Пенджаби, и Урду в Индустане. Худа - это вариант, используемый в Балочи диалекте Белуджистана. Древний вариант близкий к оригиналу - это Гу ти, высший бог Гутиев, горного племени которое завоевало Шумер и Аккад ок. 2,230 г. до н.э., и осталось у власти в течение столетия 30. Они позже распространились от Армении до Персии. Вероятно, они были идентичны древним Курти, предшественникам современных Курдов.

Киргизы азиатских степей использовали Кудай как название высшего бога; древние Персы использовали Худай, что предполагает древнее родство между этими двумя народами. Соломон К. Малан связывает эти два слова с английским Год'ом: "Удовлетворительная причина использования 'Год' без артикля находится ... непосредственно в значении этого слова. Оно является родственным с Худа или Худай... и как название принадлежящее Самому Высшему, подобно (в Семитском - Примечание Переводчика) с Иллати и Елилла, оно означает 'существо, которое принесло себя в существование... .'Год' был вероятно взят как означающий 'самосуществующий.' "31

Бог Русского, Бага Авестинского, Бух Богемного, и т.д., также происходят от Арийского (Индийского? Не Тюркского, надо понимать, не Персидского, прямо Арийского, кого бы мы не называли этим словом - Примечание Переводчика) слова, Бхага, из Урартско-Армянско-Славянской цепи развития. Мы находим, например, Куркус использующими Баг Да как их название для Самого Высшего Бога. Энциклопедия Религии и Этики сообщает нам, что "Куркус (западная центральная Индия) поклоняются Баг или Ваг Део... кто как будто знает заклятья которыми он может защитить себя и его прихожан от диких животных (тигра)."32

Балахи и другие племена в западной центральной Индии знают и Багда и Худай. "Багуан ... также называется Параматма (высший Дух), Пармешуар (Высший Бог), Ишвар (Бог), Худа (название Бога используемого Мусульманами). Багуан наиболее приближается к понятию Бога монотеистических религий. Балахи ясно различают диа и мата. Они не идентифицируют Багуан с кем-то из индусской триады, Брахма, Бешну (Вишну), Макеш, как они называют их. Они верят что они созданы Багуаном .... Они полагают, что Багуан имеет отдельную индивидуальность, он вечен, без отца или матери."33

Ball находит параллели между Шумерами и Китайцами, которые он считает признаком общего элемента времени и лингвистического источника: Шумерское слово, означающее "месяц", ити или иту, эквивалентно Ккитайскому ует; Шумерское слово эзен, "фестиваль", "установленное время", исинну, сравнимо с Китайским сун, семи или десяти дневный период.34

L. W. King предполагает также соответствие между письменными формами. Он дает пример диоритной статуи Гудеа, Патеси из Ширпурла (Лувр; Dйc. en Chald. PL 14.), которая имеет ранние клинописиые символы, в вертикальных колонках так как устроены китайские символы. Они показывают переходную форму Ти как рис. 1-C вместо рис. 1-D. В этой надписи используются и стлетное, и еще более древнее линейное письмо. Несколько символов в этой надписи имеют отличимое подобие китайским знакам. На памятнике Блау (Br. Mus. No. 86260), знаки написаны в вертикальных колонках, и предклинописиый рис. знака 1-B используется для Ti.35

Развитые Названия Бога

Китай и Восточная Азия.

Про Китайцев можно сказать, что они единственные люди, которые как грамотная нация существовали без перерывов, через все эпохи документированной истории. Они (2 500 г. до н.э. - Примечание Переводчика) имели рудиментарную грамотность когда они мигрировали в долину Хуанхэ, и эта грамотность была улучшена и кодифицирована в более или менее постоянную форму в спустя нескольких столетий после их существования как однородного народа. В течение сорока пяти столетий китайской истории ощутимо это не изменилось, и Китаисты сегодня способны расшифровать, со сравнительной легкостью надписи на оракульных костях.

Некоторые утверждают, что отчеты первых шести столетий, с 1766 г. до н.э (Династия Шанг) до 2,356 г. до н.э (царствование Фу Хси), являются настолько мифическими, что не имеют исторической ценности. Хотя верно что мифы переплетены с любыми древними известиями, также верно, что мифология является романтизированной историей. Основные известия верны. Факт в пользу надежности этого известия это то, что спустя менее ста лет после Гомера с его Илиадой, доцументы Китая выросли в такой объем, что Кунг Фу Тзу составлял антологию литературы пятнадцати столетий предшествовавших его времени. Известен факт, что библиотеки состоящие из сотен тысяч томов уже существали столетиями прежде чем западные Европейцы зарождались как цивилизованные нации.

Факт важный для нашего исследования - это то, что они несли с собой название и понятие Самого Высшего Бога, и так внедрили его в их язык и литературу, что оно было непрерывено с тех пор как началось их письмо. Обратите внимание на то, что первое появление письмнного китайского названия для Бога, Наивысший, предшествует первому библейскому использованию термина (Бытие 14:18-22) на несколько сотен лет.

Два названия Бога конкурировали за превосходство в древнем Китае. Оба в основном правильны, происходя от того же самого корня, Ти. Люди Шанг настаивали на использовании Шанг Ти, тогда как Чоу настаивали на Тиен. В конечном счете Шанг Ти определил Божество и Тиен небеса, Его местопребывание.

Китайский язык обладает двумя терминами, которые, насколько понимает этимология, кажутся адекватными для "Бога". Первий из них - Шанг Ти или Верховный (Ти) над (Шангом); второй - Тиен, или небеса; часто используемый в более поздних столетиях для видимых небес, но объясненный в древнем словаре Династии Хан как наиболее Возвеличенный, быраженный знаками означающими тот, кто является великим.

Нельзя использовать название Шанг Ти буднично, и поэтому мы называем Его по Его местожительству, т.е. Тиен, или небеса.

Самая ранняя ссылка на Шанг Ти, или на любую религию вообще, найдена в древней истории Китая в словах, "Желтый Император (2,697-2,598 г. до н.э.) пожертвовал Шанг Ти, собрав весь народ вместе, и распространил среди них принципы управления и религии. 36

Всеобщее принятие Шанг Ти показано его широким распространением по многим языкам и диалектам Китая, и по языкам племен в пределах сферы влияния Китая.

Письменная форма Шанг Ти всегда та же самая, но разговорная форма изменяется немного в каждом языке и диалекте. Таким образом Шанг Ти в Мандаринском это Шеунг Тай в Кантонском, Синг Ди в Хайнанском, Сон Ти среди Хакка Области Гуандуна, Шийонг Дой в Киен Нинг, и Зонг Ти в Тай Чоу. Вероятно, есть пятьдесят вариантов разговорной формы.

Среди других народов Азии, более или менее в пределах сферы влияния Китая, Пнонги Индокитая используют Н'ду Чайонг, очевидно транспозиция китайского термина; Камхоу диалект на Чин Холмах Бирмы, использует Шианг То; и Чунгчи, некитайское племя живущее в области Куеичоу использует Санг Да.

Вероятные использования термина как общее существительное включает Уати, "король" в Лизу; туан (который может быть заимствованием китайского т'иан или Шумерского тиан), "босс'' в Малайским; и ду, "босс''на языке Качинов.

Шинто, "Путь Богов" в Японском, несомненно заимствован от Китайцев. Другие Японские использования морфемы: Та Кама, "Равнина Высоких Небес"; Диабот, богиня; Дай коку, бог и дождя и ремесленников; и Хотей, бог великодушия.

Японцы, кажется, были первоначально теисты, а не поклонники предков. Ученый по Синто, Атсутанс Хирата (1776-1843) говорит: "Объект страха и поклонения в иных странах известен под несколькими названиями; Высшее Существо, Верховный Правитель, Имперские Небеса, или Небеса. Он не кто другой чем наш Небесный Ками, живущий на Небесах и управляющий всеми делами мира."37

Айну, не-Японские аборигены живущие на острове Хоккайдо, являются в значительной степени шаманистами и анимистами; они имеют, однако, рудиментарное знание Самого Высшего Бога. George C. Ring пишет: "Айнская археология свидетельствует о вере в жизнь после смерти, но находки не бросают дальнейшего света на древнюю религию расы. В настоящее время они признают Нис Ти, Высшее Существо, живущее в верхнем небесном своде. Он упоминается в молитве в специальных случаях, но так как он таинственен и отдален и передал мирские дела Ками (духам), эти последние получают каждодневные моления."38

Корейцы, определенно в зоне китайской сферы влияния в классические времена, имеют Сианг Тиеи как их Высший Бог, это очевидное использование Китайского Шанг Ти. Корейцы, подобно многим другим, используют корень слова как аффикс в их названиях божеств; Тигяма это божество дома и Тачуе, "Бог Места", ожидается как предотвратель зла и проводник удачи.

Африка.

Исследование знания Самого Высшего Бога на континенте Африки может быть полезным. Вероятно ни в какой области мира ее родные религии не были под таким близким наблюдением, и "темный континент" был характеризован больше чем любой другой как земля колдовства, шаманства, обрядов оргий, влияний демонов, и заразительного и подражательного волшебства. Как обычно, большинство обозревателей видело только самые драматические религиозные отступления и не запрашивало о более высоком понятии высшеого бога.

Подтверждением что африканские племена действительно имели знание Бога является тот факт, что когда Священные писания были переведены на их языки, удовлетворительное название было найдено почти без исключения для Самого Высшего как Всемогущий, Создатель, и Опора. В более чем 120ти переводах Священного писания, исследованных этим автором, только один, Гу или Дагомей, использовал термин Иигейе, очевидно транслитерация названия Иегова; и только девять, все из Ислам-предоминантного Судана, Сьерра-Леоне, Французской Западной Африки, и Нигерии используют модификацию Аллаха. Все другие используют колоквиальные термины, наиболее видными из которых являются Мулунгу, Мунгу, Молонго и Нзамби, или вариантами языков Банту.

Использование универсального слова корня для Наиболее Высшеого является нечастым, хотя культурные антропологи обнаружили некоторые: Ти хо у Каффира в Басутоленде; Дыю у Басса в Центральной Либерии; Дыем у племени Ангоас предгорий Бочи в Нигерии; Дебан у Агоас из Абиссинии; и редуцированный термин, Да, бог змей из Дагомей. Другие возможные случаи это Азиата у Нанда из Золотого Берега Африки; Ауондо у Мунши из Северной Нигерии; Катонда у Боганда, из Банту племени Восточной Африки; и Тило, "темная таинственная власть связаная с Небом", у племени Тонга из Южной Африки.

Австралия.

Исконные Австралийцы бросали вызов воображению антропологов начиная с првого момента. Они предполагали, что они наконец обнаружили самых примитивных людей земли которых, из-за их изоляции, обошла эволюция. A. L. Kroeber выводил, что "Австралийская культура... был почти отрезана и поэтому отделена от континентов в течение десятков или сотен тысяч лет, в течении которых люди и их культура распространились по земле ..., и правильно определить австралийский общий уровень как задержаный на тысячелетия позади Евроазиатского... уровни культуры."39

Антропологи думали, что они наконец нашли "ископаемого человека", но адекватное исследование показало, что нет типичного австралийского аборигена, есть только люди многих категорий. На реке Муррай в Южной Австралии они описаны как чрезвычайно волосатые на груди и теле,40 что помещает их в класс с белыми западноевропейцами (или Айну, или Армянами и Грузинами, и т.д. - Примечание Переводчика), которые, вероятно, самые волосатые люди во всем мире. В пустыне Виктория у них "медного цвета кожа, наклонные лбы, выступающие бровные дуги, почти орлиные носы, большинство из них грациальной конституции."41 В Центральной Австралии они имеют "глубокопосаженные глаза и широкие ноздри. Часть женщин их народа ... имеет светлые медного оттенка волосы."42 На границе между Северной территорией и Западной Австралией "люди с Еврейскими профилями и выдающимися носами."43 Kroeber описывают австралийца как "чернокожий, очень широконосый, долгоголовый, прогнатный, но их волосатость, бороды и волнистые волосы исклучают их из чистой негроидной сферы."44 Hooten классифицируют их как "смесь, с преобладающей белой расой."45 Наших лучшее заключение - это что мы здесь имеем широкое разнообразие народов, мигрировавших столетиями из множества разных мест к тупику юго-восточной Азии. Способ транспортировки не дает никакой проблемы: народы юго-восточных Азиатских архипелагов были с самого начала компетентнми мореплавателями с суднами гораздо более мореходными чем у западных Европейцев в их первых исследовательских поездках. Взможно, компетентные навигаторы переплывали Пролив Торреса между Малайским архипелагом и Австралийским материком, расстояние не больше ста миль, за один хороший день плавания.

Имея только деревянные или грубые каменные инструменты, которые классифицирует их как палеокаменных, они имели высокоразвитую социальную систему со строгой системой родства. Kroeber описывает "социальный, концептуальный и ритуальный мир Австралийцев ... определенно сложный: полный особенностей и точных, хорошо взаимосвязанных, правил. Фактически, еще нигде теоретические этнологи и социологи не имели способности демонстрировать столь опрятную функциональную интеграцию частей культуры к ее целому как среди Австралийцев."46

Племена Австралии, как все примитивные общества, обладают древним понятием Бога Небес. Ранние исследователи, неспособные это обнаруживать из-за нежелания аборигенов показать их племенные знания, заключили, что Австралийцы были только анимистами без определенного анимистического культа. Lang писал в Энциклопедии Религии и Этики что "идея о высшем существе не недавнее появление в их культуре, и не эхо их монархов. Она найдена среди демократических племен Австралии, которые в лучшем случае имеют 'главу' сообщества, в то время как совет старейшин делает его положение более или менее конституционным. 'Высший Отец' это не возвеличеный его образ, потому что перед смертью Он, в мифах, вступил в мир; и он все еще существует, обычно в Его собственном мире, над небесами."

Mircea Eliade пишет, что молодежь Курнайя в обрядах перехода к зрелости посвящяется богу неба. "Преподаватели поднимают новичков в воздух несколько раз, и новички протягивают их руки к небу насколько возможно."47 Он идентифицирует их бога неба как Дарамулен. Другой ученый добавляет, что "это среди Курнай, коих на других основаниях мы оценивали как наиболее архаичных племен, у которых мы встретили монотеистическую веру в ее самой простой форме."48

Другое австралийское название для Наиболее Высшеого это Кела ди.

Кайтиш и окружающие племена называют Бога Атнату. В другой статье энциклопедии, Ланг описывает аборигенную концепцию Атнату: "Атнату был до Алчеринга или, 'Время до Начала Всего Существующего'; Он вышел в небе в очень далеком прошлом.... Он сделал Себя и дал Себе имя .. .Он выслал из Его небес множество Его сыновей, которые пренебрегли Его священными службами, и они спустились к земле, на которою Атнату послал все, что имеет черный соплеменник."

Кажется очень вероятным что Атнату родственнен с древним Шумерским именем Ануту или Анути. То же самое должно быть с именами, используемыми другими племенами Малайского архипелага и смежного материка: например, Radй из Аннам используют Анете; Latй из Папуа используют Аноту; Рагетта из Новой Гвинеи используют Анути; племя Katй из Финсшавен в Папуа использует Анутуле; Ябин из залива Хуон в Восточной Новой Гвинее используют Аното; и Илкано из Северного Лусон используют Анито.

Океания.

Островные массивы Юго-Восточной Азии и Южного Tихого океана дают один из наиболее плотно населенных и, в то же самое время, отдаленных областей для исследования нашего предмета.

Потоки мигрантов от давления перенаселения оставили материк Азии для больших островов, и затем большие острова для меньших и для атоллов. Постоянные перемещения из интерьера Азии привели к смешиванию расовых групп и языков, заканчиваясь новыми культурами и образами жизни. Едва ли есть атолл больше нескольких акров который не был заселен семействами и племенами ищущими новые дома.

Эта миграция, возможно, началось около 2000 г. до н.э. и продолжалось до восемнадцатого века. Оно состояло из племен без известний грамотности. А наиболее отдаленный из островов, Остров Пасхи, только 2 030 миль от южноамериканского побережья, имел грамотность, остатки которой были обнаружены в прошлом столетин. Она, кажется, была местного происхождения, хотя некоторые пробовали идентифицировать ее с нерасшифрованой письменностью Долины Инд, у них есть схожесть, но оба являются пиктографическими, так что подобие может быть чистым совпадением.

Культура Южного Tихого Океана, подобно большинству культур, имела два уровня религиозных понятий. Первые европейские наблюдатели увидели только низший уровень, суеверия, предзнаменования, мана, табу, чародеев занимающихся заразительным и подражательным волшебством, идолы, храмы, и другие принадлежности, связанные с религиозными обрядами. Заметным ритуалом был рассказ с описанием длинной генеалогии, которая закончилась только когда декламатор достигал бога, от которого якобы произошло его семейство.

Когда позднейшие исследователи обратились к этой области и вошли в доверие к людям, они обнаружили, что повсюду в Южном Tихом Океане признан тот же самый пантеон, и он был эквивалентен высшим богам самих антропологов и Высшему Существу богословов. Три божественных имени доминируют сцену: Tanй, Тан-garoa, и Atua; их признаки идентичны и могут вполне обратиться к одному и тому же Существу.

Переводчиками Библии наиболее часто используется Атуа. Изменения в написании переводчиками происходят вероятно из-за различной остроты слуха писцов. Атуа становится Отуа на Тонга, Айту в Ротома, Тоа на Самоа островах, Ату Мотуа на Мангарева, и Акуа на Гавайях, где /t/ становится /k/. Уиверсально, Атеа - это Бог Пространства.

Tanй - это Бог-Создатель повсюду в Полинезии; Tanй Махута - это бог неба Маори который отделил свет от темноты; Tanй становится Kanй на Гавайях.

Тангароа появляется как Создатель, саморожденный. На острове Tаити он становится Та'ароа; на острове Банкс, Тагаро; на Самоа островах , Тагалоа-лаг, т.е. Тагалоа небес; на Острове Пасхи, Хангароа (Бог Океанов), /t/ перечодит в /h/.

Америки.

Распространение названия Бога на американских континентах это стимулирующий предмет изучения; и это также пункт противоречия между теми, кто настаивает, что нет никакой связи языков между Америкой и Старым Миром и теми, кто настаивает, что она есть.

Тот факт, что каждое из языковых семейств Западного Полушария содержит универсальную морфему для названия Божества, с допустимыми вариациями, предполагает отдельные миграции из нескольких пунктов Старого Света. Степень отхода от знания Бога может быть ключем к времени миграции из Старого Мира.

(Достаточно обоснованно можно сказать что миграции к Америкам, и прибытия до-колумбовских племен, 49 продолжались еще в христианскую эпоху. Племена, занимавшие Западное Полушарие к прибытию Европейцев, были потомками мигрантов которые пересекли земляной мост приблизительно 20 000 - 30 000 лет назад. То, что земляной мост был, не оспаривается. - Примечание Переводчика)которым наносят ущерб ,

"Наполовину образованные и полностью предубежденные Европейцы" 51, которые исследовали, торговали, и попытались быть миссионерами, были весьма уверены, что Американские аборигены (численно оцененные ок. 50 миллионов ок. 1,500 г. нашей эры и уничтоженые до 5 миллионов к 1,800 г. нашей эры - Примечание Переводчика) были меньше чем люди и были в недоумении, что такие дикари могли отклонить европейскую культуру и быть против иммиграции этих бледнолоцых пришельцев. Европейцы полностью отклонили культуру аборигенов, думая она не достойна внимания. Прошло по крайней мере 300 лет прежде чем несколько европейцев начали рассматривать возможную ценность черт Американских Индийцев, обычаев, и верований.

Испанцы неустанно разрушали все на их пути и "конвертировали" аборигенов под лезвием меча. Все что имело культурное значение было уничтожено как языческое.

Французские Иезуиты не верили когда Хуроны в Канаде сказали им что они поклоняются истинному Богу небес. Миссионеры быстро ввели Бон Дию как верное имя Бога.

Английские колонисты оценивали Индейцев от "потерянных племен Израиля" до бескультурных дикарей, не достойных благости христианской религии. John Eliot колонии Массачусетского залива был своего рода исключением из правила. Он считал аборигенов людьми, проповедуя евангелие и прсвящая их. Однако, когда он в 1640 перевел Священное Писание на язык индейцев из племени Могикан, он предвзял, что они не имели названия для Бога, и просто транслитерировал английское слово Год.

Когда компетентные наблюдатели начали выяснять верования исконных племен, они обнаружили, что эти "дикари" были весьма зрелыми и разумными людьми, верования и методы которых распространялись от анимистических ритуалов до истинного теизма. Они обычно имели два уровня религиозной веры и практики: первой и наиболее очевидной была обрядность, которая замиряла всегда присуществующих пагубных духов, которые окружили их, духов мертвых (манизм) и естественные силы, и которые нуждались в священниках или шаманах для их проведения; вторая и не столь очевидная, особенно для нетренированных наблюдателей, это вера в мощные небесные силы и в Высшеого Бога, который является Создателем, Опорой, и Правителем живущим в небесах. Hartley B. Alexander пишет: "Едва ли есть племя, которое не обладает верой в то, что можно должным образом назвать Великим Духом, или Великой Тайной, или Хозяином Жизни. Такое существо, без сомнения, редко или никогда не выражено антропоморфологически, редко, или никогда как четкая персона; но если избегнуть эти предвзятые мнения белого человека, Большой Дух, оцененный его деяниями и церемонией обращения к нему, его отличие от Высшего Божества белого человека совершенно не очевидны."52

Эволюционные авторы или постоянно игнорировали или уклонялись от свидетельства о понятии высоких богов. Если они признавали это понятие, они настаивали что оно было внедрено европейцами или, как утверждал Tylor, миссионерами: "Создатель и Верховный Руководитель вселенной, 'Большой Дух', о котором мы читаем в современных описаниях Североамериканских Индейцев, пришел от учения Иезуитов в семнадцатом столетии; и подобные божественные существа в других местах кажутся мало оригинальными."53

Один из самых устойчивых аргументов, опровергающих утверждение Tylor'а - это то, что миссионеры, переведшие Священные Писания на аборигенные языки нашли; в большинстве случаев, родное слово или название, которое включало или универсальную морфему для Божества или колоквиальный термин который выражал такие признаки Божества, что миссионеры нашли это приемлемым названием для Бога.

P'ere Ragenau, один из самых проницательных Иезуитов, написал о Хуронах: "Хотя они были варварами, в их сердцах оставалась секретная идея божественности, и впереди всего, об Авторе всех вещей, которого они призывали, не зная его."54 Паунии шеф, у которого взял интервью P'ere Ragenau в его исследовательской и миссионерской поездке через долину Миссиссипи, сказал: "Белый человек говорит о Небесном Отце; мы говорим Тирауа Атиус, Отец Свыше, но мы не думаем о Тирауа как о человеке. Мы думаем о Тирауа во всем, как о силе устроившей и бросившей сверху вниз все в чем нуждается человек. На что сила свыше, Тирауа Атиус, похожа, никто не знает. Никто там не был."55 Можно заполнить бесконечные страницы цитатами сообщений исследований о верованиях племен от Алеутских островов до Патагонии. Однако, достаточно перечислить примеры использования универсальной морфемы в названиях Бога среди различных языковых семейств.

Юки Северной Калифорнии, язык которой принадлежит к Юкской семье языков, 56 чествуют Тай комол как Бога Небес. Гранича с Атапаскскими племенами, Хучном и Като используют тот же самый термин; они вероятно заимствовали его от Юки. Другие Атапаскские племена в Северной Калифорнии, Хупа и Чилула, используют составное название, Йинантувингьян, термин, очевидно заимствованный от их Алгонкских соседей, Юрок. В Южной Калифорнии некоторые племена Юманской группы языков, сегмента Хокан-Сиоуанской семьи, имеют родственные термины: Юма используют Ту Чиапа, Хуанены Ту кма, и Хавасупай и Хуалапай в западной Аризоне То чопа. Все эти термины, как говорят, означают "Благодатный Один."

Среди северо-западных прибрежных племен мы находим разнообразие форм названий Высшеого бога. Чинуки и другие племена семейства Салиш от реки Колумбия до пролива Хуан-де-Фука имеют форму названия, которое начало относиться к любой сверхествественной силе; это также относится к злым силам, особенно среди Чехалис и их родственных племен области Пьюджет-Саунд, и они называют их Тиманоуас. James G. Swan пишет, что Салишские племена залива Вилапа полагает, что каждый человек имеет его собственный Тиманоуас.57 Другой термин для Божества является Сахале Тыии, "Шеф Свыше". Другая Салишская форма это Тахома, иногда записанная Таккобад или Докибахл.

На далеком севере Канады, племя Бобра использует Тга, и другие племена Атапаскана на реке Маккензи используют Т'та Нитоси. Тлингиты на побережье штата Аляска используют Та хит. Нутка на острове Ванкувер и их соседи с севера, Тсимши, используют Ти хо, "Сила Светлых Небес." Хайда на островах Королевы Шарлотты используют эквивалент термина используемого Тлингитами, Тачет или Таксет. Эскимосы из Кускоуин используют Тойтен. Эскимосы на восточном берегу, Гренландии, и Лабрадоре используют Гутип или Гудип, термины показывающие влияние европейцев.

Племена равнин Сиоуан и их родня Ирокезы используют Уакенда, иногда Оренда. Многие из этих людей были набожными теистами.

Мускогин племена Креек, Семинол, Чостау имеют понятие Бога как Хозяин Дыхания, Есауге Тух эмисси, которое могло быть ономатопоетическим словом с определяющим инфиксом, Тух.

Множество племен приняло колоквиальные термины, то ли потому что они потеряли первоначальное слово, или потому что оно затерлось и не могло и дальше выражать достоинство Высшеого Бога. Примеры этому К'мукамтох, "Старик", из Кламатского; Олелбис, "Сидящий Свыше", из Винтунского; Ютторе, "Сидящий на Верху", из Бабинс (Курьер) в Северной Британской Колумбии.

Большинство антропологов имеет предвзятое понятие что они найдут исследуя странную культуру. При этим они не в состоянии обнаружить что исконные люди на самом деле нормальные люди и столь же интеллегентны как сам антрополог; слишком часто их результаты отражают их собственное взгляды, а не взгляды источников.

Интересный примером служит Силас Хек, последний наследственный шеф племени Чехалис с побережья Салиш. Его интервьюировали множество антропологов, и он стал весьма циничным. Автор был с ним знаком и как антрополог, и как друг. "Они задавали вопросы так как они хотели получить ответ, так что я говорил им то, что они хотели слышать", рассказал старик. Он имел обширный запас знаний, несмотря на ограниченное формальное образование в пограничной школе в 1890-ых годах. Он свободно говорил по-французски и по-английски, и достаточно хорошо знал по крайней мере еще четыре индийских языка, так что мог служть хорошим источником.

Его учителем в индийских знаниях и религиозных понятиях была его материнская бабушка, которая была девочкой когда Капитан Грэй вошел в реку Колумбия в 1793 г. Племя Чехалис жило от Гавани Грей вглубь страны, и с белыми перед 1850-ыми имело только незначительный контакт. Поэтому их верования не были окрашены поучениями христианских миссионеров.

Во время дружеских визитов я расспросил старика о племенных понятиях о Боге и о вторичных богах, в которых верило племя. Его ответы были откровенны и свободны: "Антропологи улыбнулись углами их ртов, когда я говорил им, что мы знали и верили в одного Высшеого бога. Они говорили что это было только идеей полученой от миссионеров. Мы поклонялись Богу молитвами которые я услышал от моей бабушки, когда я был маленьким мальчиком. Она никогда не знала никаких белых людей".

Колоквиальное название Высшеого Бога у Чехалис было Хаулаук, что означало "Величайшее Величье или Высочайшее Высь. " Иногда они призвали Его как Сахале Тыии, Чинукское "Властитель Свыше". Он был Создателем, Опорой, и небесным Владыкой. Он был только духом и не мог быть изображен. Поклонение Ему не вовлекало никакого ритуала и никакого духовенства. Шаманство было связано только с Тиманауас духами. Силас Хек объяснил: "Были две группы наших людей [на побережье Салиш]. Были те кто поклонялся Хаулауку и те кто поклонялся черному Тиманауас. Духи Тиманауас жили в лесу и были злым духами, и духами умерших Индейцев, и они возвратились, чтобы стращать. Четырнадцатилетние мальчики шли в лес и голодали пока они не получат видение жизни и дух тотема. Они говорили с Тиманауас и когда они становились старше, они делались знахарями. Они учились у старших знахарей как делать фетиши и бить в барабаны. Мы, люди Хаулаука, никогда не использовали барабаны". Набожные теисты отрицали службы знахарей. Они имели то, что они называли белым Тиманауас, ценное знание племени которое преподавалось подросткам по мере их роста к возмужалости: как использовать дикие растения в пищу и травяные снадобья, как делать засаду на оленей и ловить маленькую дичь.

Силас Хек объяснил о меньших богах, которые постоянно появляются в антропологической литературе:

"Конечно, у нас был длинный лист тотемных животных как бобер и громовая птица и орел и ондатра. Мы имели героев как снежные братья и женщина-паук. Они были людьми в сказаниях которые мы рассказывали детям вокруг костра и у нас были церемонии в которых мы разыгрывали всех этих людей из леса. Один старый сказатель мог рассказывать историю снежные братьев всю зиму, рассказывая немного каждую ночь. Вы белые люди имеете те же самые вещи: Вы имеете Красную Шапочку говорящую с койотом; Вы имеете Микки Мышь и Древесного Дятла и истории о рыцарях и драконах. Женщина-паук хватала плохих маленьких индийских детей и забирала их подобно вашему пугалу. Люди с Гудзонова залива украли нашего бобра и сделали его своим тотемом. Англичане тоже имели своеих тотемов льва и единорога. Американцы взяли наш тотем орла".

Он невольно отделял уровни религиозной мысли и поклонства, зловещего от безвредного, сбодя большую часть "религиозного пантеона антропологов" к героям культуры.

Латинская Америка.

Высоко развитые культуры типа Мексиканский Долины и Юкатанского полуострова в Центральной Америке, Оаксака и Монте Албан в Северной Америке, и области Инка в Южной Америке, требуют детального расследования, невозможное в статье этого размера. Один примечательный факт это то, что эти культуры, кажется, были импортированы из Азии без длительных миграций, которые производят аборигенные культуры. Gladwin, Buck, Heyerdahl, и другие настаивают на логике из ряда миграций направленных движущимися в восточном направлении экваториальными течениями к побережью Америки между Панамой и кончиком Баха Калифорния. Такие поездки от групп островов уже заселенных в Южном Tихом Океане, возможно были бы сделаны этими квалифицированными мореплавателями за шесть или менее недель.

Для этой статьи представляет интерес поразительные соответствия в форме названия Бога. Ацтеки, завоеваные Испанцами, унаследовали свои знания и язык от Толтеков, кто в свою очередь, унаследовал их от малоизвестных Теотихуаниканов. Последовательность этих культур восходит ко времени Христа или еще ранее. Термин, последовательно используемый для Бога, был Тео, и этот же самый термин использовался как общее имя для священных объектов или божеств их культуры. Теотл было титулярное Божество, но Тео использовался в языке постоянно. Древний священный город был Теотихуаникан, "город богов"; Теокалли был храм или священное место; Ксочипилли кинтеотл был бог цветов или кукурузы; Теояоимки был бог смерти воина; Тетео иннан был бог изобилия; теотлалли это широкое пространство земли (бог земли); и Теоатл это океан или "бог воды". Это - только часть длинного списка нарицательных имен и названий мест в Мексике.

Ацтекское-Толтекское использование морфемы /teo/ имеет поразительное сходство с его использованием потомками Веддоидов в Индии. Например, Дулха Део есть бог женихов у Гондс; Нагар Део есть бог охраны рогатого скота среди Гарвал; Гансям Део есть бог урожая у Гондс; Сонал Део это название бога солнца среди Бхилов из Холмы Сатпура. Део Индусов, Тео Ацтеков, Диу Санскритских народов, и Део Латинян все соответствуют между собой.

Прото-Инки Южной Америки, которые, возможно, имели развитую культуру, использовали слегка другуюую форму морфемы: Тиахуанако это название священного города; Титикака это озеро на острове, который был домом богов. Тики у островитян острова Пасхи мог быть с той же самой линии миграции.

Название Наивысшего Бога, используемого племенами бассейна Амазонки предполагает другую миграцию пересекающию Тихий Океан. Тупи-Гуарани используют Тапан; Чороты в Гран-Чако используют Тумпа; племена бассейна Амазонки британской Гвианы, используют Тума; и Гуарани Парагвая используют Тупа. Эти формы напоминают формы используемые на Малайском архипелаге: диалект Лода на Суматре использует Тоехан; диалект Паккуа Северного Силебезиспользует Тухан; Макуши британской Новой Гвинеи использует Тума; и Баттак из Суматры использует Тухан.

Упоминание о Южно-тихоокеанских пересечениях всегда вызывают крики протеста, не из-за недостатка свидетельства или логики, а из-за насилия которое это причиняет земляному мосту через Беринговый пролив и 35,000-летнему периоду, так хорошо написаному в учебниках.

Меланезийцы и Полинезийцы были заслужеными мореплавателями вероятно еще за 1 500 лет до того, как Европейцы начали робко исследовать берега Африки, и плохо оснасщенные и плохо обученные (Чукчи? Коряки? Инуиты? т. е. Азиаты - Примечание Переводчика) приплыли по южной стороне Алеутских острововв поисках богатств северного побережья Америки. Они путешествовали на морских судах которые несли целые семейства, домашних животных, и оборудование. Они имели большой опыт по ловле рыбы и заманивании в ловушку морских птиц. Они использовали астронавигацию. Каждый остров и атолл стали населены, явно мнигрантами восточного направления. Логично ли предпологать что никто никогда не путешествовал далее островов, теперь известных как заселенных с ранних времен? Конечно группы двигались в восточном направлении в надежде нахождения новых островов и, не обнаружив новых островов, дрейфовали или плыли на восток до неизбежного приземления на берегах Северной или Южной Америки.

Заключения

Исследование универсального распространения названия и понятияэ Самого Высшего Бога ведет к нескольким неизбежным заключениям.

1. Синтетическая схема развития, которое начинается с анимизма, волшебства и фетишизма, табу и тотемизма, и поклонения предкам, прогрессирует к племенным богам и обожествленным королям, поклонению природе и культам плодородности, и затем достигает понятия единобожия, страдает отсутствием доказательств и противоречит заключениям множества компетентных исследователей и лингвистов прошлых 150 лет.

2. Американские континенты были населены зрелыми людьми, которые принесли с ними название Живущий на Небесах для Самого Высшего Бога.

Share this post


Link to post
Share on other sites
На далеком севере Канады, племя Бобра использует Тга, и другие племена Атапаскана на реке Маккензи используют Т'та Нитоси. Тлингиты на побережье штата Аляска используют Та хит. Нутка на острове Ванкувер и их соседи с севера, Тсимши, используют Ти хо, "Сила Светлых Небес." Хайда на островах Королевы Шарлотты используют эквивалент термина используемого Тлингитами, Тачет или Таксет. Эскимосы из Кускоуин используют Тойтен. Эскимосы на восточном берегу, Гренландии, и Лабрадоре используют Гутип или Гудип, термины показывающие влияние европейцев.

От себя хочу добавить, что адыги тоже говорят Тха

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересная была дискуссия у проф. Добрева и Арсена. Я с интересом ознакомился, как раз потому что несколько лет назад присутствовал на одной дискуссии по поводу этимологии термина тэнгри. Бурятский лингвист считала, что слово все-таки имеет китайский корень, точнее признавала эту версию относительно приемлемой. С этим мало кто согласился. Но возможность увязать монг. deger-e "верх" или "высь" с этимологией тэнгри, она вроде бы отказалась, как и не стала с ней спорить. Насколько я понял, тувинский дээр фонетически совпадает с совр. халха-монгольский термином дээр, что есть тот же самый deger-e "верх". Звонкая форма вообще видимо была древней, потому и шумерский дингир мы видим. И он ближе к deger-e.

В якутском тангара - это заимствованное слово, их коренное слово - халлан"небо", оно же родственное уйгурскому и др. надежно этимологизируется на основе тюрских (халык и т.д.). В монгольских языках слово тэнгэр (халх.) или тэнгэри (бурят.) означает вообще-то просто "небо", и только потом уже "бог". Но наряду с ним у монголов есть и тюркское заимствование огторгуй (небосвод, небо): кок + тор и суфф.-гуй. К8к - видимо - древнее тюркское название неба?

Обратим внимание на бурятскую форму - тэнгэри. Для бурятского характерно -ри в конце слова на месте халх.-монг. -р. Напр., хYдэр - хYдэри, или удээс - Yд88ри. Подобное явление наблюдается в японском. Впрочем, я не настаиваю на том, что это может иметь отношение к бурятскому слову тэнгэри. Может быть, тут сработала другая закономерность фонетической истории термина.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...