Jump to content



Guest Alp-Tas

Узбеки

Recommended Posts

37 минут назад, Yagli Canac сказал:

 

 

к сожалению из всего богатого наследия об узбекской общности вы сохранили только это выражение.

это ихняя очередная байка чтобы разобщить узбекский народ

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Nurali сказал:

это ихняя очередная байка чтобы разобщить узбекский народ

расскажите всем о чем вы?

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 минуту назад, Yagli Canac сказал:

расскажите всем о чем вы?

а че рассказывать придумали  они " узбек оз агам сарт садакам"-  :D возможно и не придумали но постоянно тычат, этим термином из прошлого, т.е. подрывают устои  узбекского единства

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
37 минут назад, Yagli Canac сказал:

то что казахи были казахами подтверждает тот же Гродеков, но кроме того что они чатсь одного объединения, гродеков говорит, что они сами еще себя осозновали частью еще более общего объединения. так же Чиялом было сказано, что Хорошхин всех называл узбеком. 
Конечно тут загвоздка, по сравнению с остальными источниками, но это тема для дальнейшего изучения. 
у меня в связи  сэтим остается вопрос в какой именно момент было разделение и противопоставление Казах и Узбек. когда началось мы Казахи другие, а вот они другие , сякие Узбеки? думаю что в своетское время. 
в какой момент название Казах с имени нарицательного стал именем собственным? 
было ли вообще национальное самосознание у ср.азиатов.? 

Ну, я согласен, что казахи во все времена осознавали, что в широком смысле они часть узбеков. Разделение и противопоставление было уже при Шейбани-хане, в смысле разделения политических группировок. Сами люди, думаю, тогда еще осознавали, что они единое целое, действительно, как, например, Пруссия и другие германские государства при Бисмарке.

Плюс постоянные войны за тот же Ташкент и другие города, наверняка ускорили процесс и политического и этнического разделения

Share this post


Link to post
Share on other sites
3 часа назад, Nurali сказал:

гуруглю от монголоидного:lol: самаркандского чагатайца

 

Это чисто тюркский эпос. На видео не потомки чагатайцев же, а потомки дашти-кипчакских узбеков. 

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 минут назад, Бахтияр сказал:

Это чисто тюркский эпос. На видео не потомки чагатайцев же, а потомки дашти-кипчакских узбеков. 

Ягли Чанач  ранее почемуто считал что гурулю только туркское(чагатайское):D ну и я пошутил

Share this post


Link to post
Share on other sites
В Wednesday, May 10, 2017 в 18:17, кылышбай сказал:

я так понимаю эти каракалпаки влились в состав узбеков поздно и байсунские конграты к каракалпакам отношения не имеют?

 

Кармышева. Конгираты:

 

bbdc74bdea68.jpg

 

be845bf519e0.jpg

 

a6d8d955f9e0.jpg

 

fa355b190673.jpg

 

 

46a551da11ae.jpg

 

400f5f17fdaa.jpg

 

6c9fb1bd2c2c.jpg

 

  • Одобряю 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гребенкин о зарафшанских каракалпаках, которые вошли в состав племенных узбеков:

 

 

XIII. Кара-калпаки

 

У кара-калпаковъ заравшанского округа существуетъ преданiе, что они первоначально обитали въ Ургенче, т.е. въ Хивинскомъ ханстве. Около 200 летъ тому назадъ, влiятельныя лица ихъ рода, считавшiя себя прямыми потомками Чингисъ-хана, вступили въ распрю съ султаномъ Нiязомъ, ханомъ ургенчскимъ. После долгихъ междоусобныхъ войнъ, они были побеждены и, съ своими приверженцами, откочевали изъ Хивинскаго ханства къ Акъ-мечети, откуда двинулись: на Туркестанъ, Чимкентъ, Ташкентъ, Чиназъ, Джизакъ, и, летъ 100 тому назадъ, достигли береговъ Зеравшана.

 

На столько справедливо это преданiе, пока еще трудно решить; однако оно имеетъ за себя то обстоятельство, что остатки этого рода мы видимъ по всему вышеочерченному пути. Но, насколько намъ известно, нигде кара-калпаки не составляютъ самостоятельнаго сильнаго рода: везде въ названныхъ местахъ они являются какъ будто оторванными отъ целаго частями, везде они поглощены окружающими ихъ тюркскими родами и въ некоторыхъ местахъ уже успели присоединиться къ более сильнымъ изъ нихъ. Въ большинстве случаевъ, другiе тюркскiе роды везде смотрятъ на кара-калпаковъ какъ на чужихъ. Какъ кочевники, обладатели стадъ, кара-калпаки, во время своего движенiя по при-сыръ-дарьинскимъ землямъ, не могли существовать рядомъ съ большими, сильными кочевыми родами: такiе роды отбивали у нихъ скотъ и лишали ихъ самыхъ необходимыхъ условiй для кочеванiя. Обедневшiе отъ баранты, кара-калпаки принуждены были искать пахотныхъ местъ, а те изъ нихъ, у которыхъ сохранилось достаточное количество скота, продолжали кочевать. Въ округъ изъ кара-калпаковъ сначала пришли только одни родовитые и богатые, въ сравнительно незначительномъ количестве. Остальные кара-калпаки мало по малу подвигаясь къ долине Зеравшана, о которой доходили до нихъ слухи, какъ о мало-населенной, и, по прибытiи сюда, селились между раньше прибывшими своими родичами. Такiя переселенiя продолжались до 1840 г. Эмиграцiи эти, прибывшiя изъ подъ Чиназа и изъ за Чирчика, еще свежи въ памяти жителей Мiанкана. 

 

Подвигаясъ перекочевками сперва на востокъ (отъ Акъ-мечети), а потомъ на югъ (начиная съ Чимкента), кара-калпаки уходили изъ местъ, занятыхъ сильными родами, и всегда старались держаться оседлыхъ местъ. Они настолько утратили свою силу, что не могли уже, по киргизскому выраженiю, разгуливать по безпредельнымъ степямъ, подобно вольному ветру. Они нуждались въ такой опоре, которая бы признавала ихъ права на свободное существованiе, не смотря на ихъ численную слабость: такую опору они находили только тамъ, где было оседлое населенiе, где царили беки и казiи. Необходимость держаться оседлаго населенiя дала имъ возможность присмотреться къ условiямъ этой жизни, постепенно сыкнуться съ ней, и облегчила для нихъ переходъ отъ кочеванiя къ полу-оседлости. А къ такому переходу они вынуждены были силою обстоятельствъ, вследствiе отсутствiя у нихъ матерiальной, численной силы. Отсутствiе этой силы заставило кара-калпаковъ идти въ такiя места, где недостатокъ этотъ не былъ бы очень заметенъ. Только въ Мiанкане, въ стране сгрупированiя обломковъ отъ большихъ узбекскихъ родовъ, кара-калпаки почувствовали себя дома; только тутъ они могли войти въ сношенiя съ разноименными съ ними тюркскими родами, какъ равные съ равными.

 

Далее Мiанкана на югъ кара-калпаки не распространялись. Здесь они прiобрели себе друзей въ кипчакахъ, около которыхъ и поселились. 

 

 

Войны съ эмиромъ Сеидомъ, въ которыхъ принимали участiе кара-калпаки, какъ союзники кипчаковъ и ктаевъ, въ конецъ разорили ихъ и заставили обратиться къ оседлости и приняться за хлебопашество. Къ этому роду занятiй побуждало также кара-калпаковъ начавшееся въ то время возрастанiе Самарканда и налогъ “кошь-пуль”, установленный Шамуратъ-бекомъ.

 

Правда, что и до этихъ войнъ уже были между ними оседлые, но все-таки въ весьма незначительномъ количестве. Съ обрашенiемъ кара-калпаковъ въ земледельцевъ, стали появляться вокругъ ихъ кибитокъ рощи, войлокъ заменился камышемъ, воду начали собирать въ арыки, рыть отводныя канавы для стока оросившей поля воды (кара-су), высушивь болота озера, уничтожать колючку и камыши. Кара-калпаки потратили много времени и труда, старясь сделеть свою территорiю вполне годною для земледелiя; но и до сего времени они не вполне достигли этой цели. И теперь еще не все болота осушены, завалены землой. Богатая ирригацiонная система ихъ земли еще не получила законченности. 

 

Где кибитки кочевниковъ, тамъ находятся теперь дворы землевладельцевъ, – почему каждый кара-калпакскiй кишлакъ, по разбросанности своихъ дворовъ отдельными группами, более всего напоминаетъ стоянку кочевниковъ.

 

Средне-азiатская деревня по большой части, если не исключительно, представляетъ сплошной рядъ дворовъ и сакелъ, вокругъ которыхъ находятся пахатныя земли. У кара-калпаковъ же деревни состоятъ изъ совершенно изолированныхъ хутуровъ (рабатъ), разбросанныхъ на 10 квадрат.верстахъ.

 

Въ рабатахъ живутъ по несколько, не всегда родственныхъ между собою, семействъ, въ камышевыхъ, редко войлочныхъ юртахъ и еще реже въ сакляхъ. 

 

Территорiя кара-калпаковъ, начинаясъ на юге отъ правого берега Заравшана, тянется почти прямо на северъ и, чрезъ западную половину Годунъ-тау, доходитъ до севернаго Джума-базара. 

 

Кроме земледелiя, кара-калпаки занимаются деланiемъ кереговъ (у нихъ много рощъ), плуговъ, граблей, рукоятокъ для текменей и айбалтъ; ткутъ патлакъ, мохнатые ковры; женщины ихъ ткутъ изъ хлопка весьма тонкiя нитки для адряса, делаютъ фитили для огнестрельнаго оружiя и сбиваютъ кошмы. Богачей между иллюбаями (кочующими) изъ этого рода нетъ: самые ботагые имеютъ до 2,000 головъ мелкаго скота и до 50 человекъ имеютъ отъ 150-200 овецъ.

 

 

Лошади кара-калпаковъ уступаютъ только наймановскимъ. 

 

Съ другими узбекскими родами кара-калпаки вступаютъ въ бракъ редко, а съ таджиками никогда. 

 

Этотъ родъ всегда шелъ противъ эмировъ бухарскихъ. Но тем не менее онъ входилъ въ составъ родовъ, поставлявшихъ воиновъ для эмировской армiи. Военноначальники эмировской армiи говорили: кара-калпаковъ можно набирать въ конницу, но доверять имъ нельзя.

 

Всего кара-калпаковъ до 15,000 душъ обоего пола. Они заселяютъ 37 кишлаковъ. 

Share this post


Link to post
Share on other sites
В Thursday, May 11, 2017 в 08:20, Yagli Canac сказал:

Нельзя относиться к списку 92 бовли илллат серьезно. это полумифический список, который сохранялась как традиция у дашти. узбеков. Этот список не говорит об этничности. Туда могли входит кто угодно, которые когда-то были в составе узбекских ханств. Тем более что их составляли некоторые муллы, которые особо то  в кочевниках не разбирались. Единственное этот список говорит, что все кыргызы, казахи, турки, туркмены входили в узбекские иллаты, наряду с остальными дашти. узбеками. например, в кокандском ханстве сартия и иллатия, так вот в этот иллат входили кыргызы, турки, казахи. поэтмоу список чисто говорит о стороников дашти.узбеков или этих ханств.

 

В списке узбекских племен упоминаются названия современных народов. Например, киргиз, каракалпак, туркмен, калмык итд. Но это не современные нации (Хорошхин немного передергивал). Предки современных киргизов или туркменов не входили в состав узбеков. Речь идет лишь о тех туркменах, каракалпаках и других, которые жили в Бухарском эмирате и в силу своего меньшинства вошли в состав узбеков как узбекское племя:

 

 

Калмыки, зеравшанские киргизы, афганские казахи, туркмены, каракалпаки, арабы среднеазиатские – это названия племен, которые, видимо, отделились от основной народности и инкорпорировались в состав узбеков. 

 

С.Абашин в одной из своих работ отмечает, что: 

 

"В Бухаре существовал квартал Калмок, где жили "калмоки", которые принадлежали к военному сословию "сипох" (Сухарева О.А. Бухара. XIX – начало XX в. С.137). Е.Мейендорф, который посетил Бухару в начале XIX в., писал, что "…В Бухаре живет несколько сот калмыков, некоторые из них владеют землей вокруг города, но большинство – военные…", и они "…почти совсем забыли свой язык и между собой говорят по-татарски; их можно узнать только по физиономиям. Они известны своей храбростью, восприняли обычаи узбеков и живут среди них в особых селениях в Мианкале и других районах Бухарии…"; всего их около 20 тыс. человек (Мейендорф Е.К. Путешествие из Оренбурга в Бухару)".

 

М. С. Андреев о туркменах сообщает следующее (1921 г.):

 

Очень любопытные сведения о туркменах, найденных экспедицией в небольшом числе в Самаркандском уезде и в довольно значительном количестве в северной части Катта-Курганского уезда, где имеется целая волость (Накругская) исключительно населенная туркменами. Кроме того, туркмены найдены мною еще в сев. западном конце Нуратинских гор, являясь самым крайним известным местонахождением туркмен в этом направлении. Туркмены, проживающие в Самарк. обл. подверглись сильному узбекскому влиянию и притом в такой степени, что обычно они сами склонны считать себя за один из узбекских родов (между прочим, туркмены, как один из узбекских родов показаны в перечне последних Ханыковым в его описании Бухарского ханства, согласно сведениям из «Насаб-Нама-i-Узбекия» генеалогической таблицы узбеков, найденной им в Бухаре). Среди туркмен попадались экспедиции старики, помнящие слышанные ими предания, что они являются осколками туркменского народа, проходившего когда-то этими местами. «Мы происходим от одного прадеда Эрсари», говорили, старики в одном месте. –  «Те, у которых было много скота, прошли дальше, уйдя и те земли, где находятся сейчас туркмены, а не имевшие скота остались здесь и занялись земледелием». 

 

Несмотря на упомянутое сильное влияние окружающих узбеков, эти туркмены, подчинившиеся в значительной степени узбекскому быту, все же сохранили и некоторые свои особенности, позволявшие их отличить от узбеков. Помимо чисто физических расовых признаков (несколько более высокой рост, разница в типе лица, строения тела и пр.) по которым туркмены легко отличают даже незнакомых им туркмен среди узбеков, их язык тоже немного разнится от узбекских наречий. До самого последнего времени среди туркмен Самаркандской области сохранялись характерные туркменские певцы-бахши и сазандары. Еще и сейчас, по словам встреченных экспедицией туркмен в соседней бухарской полосе жив известных бахши Джалгаш. Было бы очень желательно, конечно, поскорее записать его песни и предания как одного из самых последних хранителей эпоса и сказаний этих самых северо-восточных представителей широко раскинувшегося туркменского народа. Туркмены Самаркандской области делятся на несколько родов: куз-тамгали, сары-туркман, канжагали, кизил-уллур ук. 

 

От узбеков, в числе прочего, эти туркмены отличаются также уменьем выделывать ковры.

Edited by Chial

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Гребенкин также описывал тех народов, которые отделились от основной народности и инкорпорировались в состав узбеков Заравшанского округа (ныне Самаркандской и Джизакскрй областей):

 

Въ округе живутъ узбеки следующихъ главныхъ родовъ: 

1) Тюаклы, 2) Мингъ, 3) Найманы, 4) Уйшуны, 5) Кутча, 6) Катаганъ, 7) Мангиты, 8) Сарай, 9) Багринъ, 10) Юсы, 11) Кыркъ, 12) Каракалпаки, 13) Кипчаки, 14) Ктаи, 15) Митаны, 16) Туркмены, 17) Джалаиръ, 18) Дурменъ, 19) Урганчи и 20) Тюркъ. Въ спецiальной части описанiя узбековъ мы, на сколько возможно, подробно разсмотримъ каждый изъ нихъ порознъ.

 

VI. Кутчи 

 

Кутчи говорятъ, что они выходцы изъ Кашгара, но, издавна живя между узбеками, утратили свой природный языкъ и говорятъ по узбекски. Ихъ типъ ничуть не напоминаеть то племя, языкъ котораго они уже успели усвоить. Цветъ ихъ лица темный, съ коричневымъ отливомъ, глаза черные и большiе, правильнаго прореза, борода густая, окладистая. Сами себя они называютъ “узбеками” и делятся на слелующiя четыре отделенiя: 1) Тогусъ-науча, 2) Ших-саятъ, 3) Моли и 4) Кашгари. 

 

Въ военной службе никто изъ нихъ не служиль. Грамотныхъ между ними нетъ. 

 

Кутчи заселяютъ 10 кишлаковъ. Число ихъ не простирается свыше 1,500 д. обоего пола.

 

XVI. Митаны. 

 

На западе отъ кипчаковъ и на севере отъ ктаевъ, поселились митаны. Территорiя ихъ, начинаясь отъ правого берега Акъ-Дарьи, раскинулась по Тусунскому ручью въ направленiи съ юго-запада на северо-востокъ, южная же часть, ограниченная арыкомъ Янчикентъ, имеетъ орошенiе изъ Акъ-Дарьи и вся засевается подъ искусственную поливку. 

 

“Мы пришли изъ Россiи”, говорятъ митаны, “мы ногаи, а не узбеки. У нас есть песни, въ которыхъ говорится о томъ времени, когда намъ хорошо жилось въ Россiи, а мы все-таки вышли изъ нея и пошли къ Самарканду”. 

 

Лицо митана, по нашему мненiю, больше всего напоминаеть татаръ. Беглые татары изъ Россiи всегда находятъ для себя радушный прiемъ въ этомъ роде. 

 

Митаны только въ последнее двадцатилетiе стали входить въ родственныя связи съ узбеками; до этого же времени они жили весьма замкнуто, не дружились и не роднились съ своими соседями. 

 

Незначительное меньшинство митанцевъ – полукочевые; остальные же – земледельцы, а все вообще ремесленники. 

 

Митанскiя женщины пляшуть и поютъ, но не при посторонныхъ мущинахъ. Жены ботатыхъ людей закрываются, а простонародье ходитъ съ открытымъ лицомъ. Дутаристы и певцы между митанцами очень уважаются; все ихъ песни старинныя. 

 

Митанцы – народъ смирный, войнъ не любятъ. Во время междоусобныхъ войнъ эмировъ съ ктаями, кипчаками и каракалпаками митанцы всегда старались оставаться нейтральными; поэтому, естественно, имъ доставалось отъ обеихъ воюющихъ сторонъ. 

 

Всего митанцевъ въ 29 деревняхъ не многимъ больше 10,000 душъ обоего пола.

 

 

XVII. Туркмены. 

 

Весь гористый северъ заравшанскаго округа, на западъ отъ Джюма-базара севернаго, занять туркменами. Здешнiе туркмены, сравнительно недавнiе пришельцы округа, переселились сюда изъ местностей, занимаемыхъ нуратынскими туркменами. Но откуда и когда появились туркмены нуратынскiе? Заравшанскiе туркмены говорятъ, что у нихъ есть достоверное преданiе, указывающее на Туркестанъ, какъ на первоначальное место ихъ жительства. Изъ-подъ Туркестана, по этому же преданiю, туркмены двинулись на югъ еще при жизни Хазретъ-султана, т.е. во времена Тимура, и остановились въ нуратынской степи, откуда медленно подвигались въ нуратынскiя горы, Акъ-тау и Кара-тау и перейдя черезъ нихъ, пришли въ бассейнъ Заравшана. 

 

Туркмены сеютъ: пшеницу, ячмень, тарихъ, кундуть, зыгиръ, хлопчатникъ и джугару. 

 

Мелкiй скотъ составляетъ главное богатство туркменовъ; между ними есть имеющiе по семи тысячъ головъ овецъ и козъ. Владеющихъ 1,000 овецъ насчитываютъ до 20. 

 

Туркмены выделываютъ алачу-челемъ, хорошiе ковры (этимъ занимаются исключительно женщины). Куржумы, попоны, армячину и кошмы, а также приготовляютъ керега, крутъ и масло. 

 

Истые туркмены живутъ въ юртахъ, считая жизнь въ сакляхъ за особенно жестокое наказанiе за грехи. 

 

 

Имеющихъ по три и по четыре жены – много, но большинство состоятельныхъ туркменовъ имеютъ только по две жены. 

 

Туркменскiе женщины не закрываются. Споры, драки, дележъ наследства и т.п. туркмены решаютъ безъ посредства казiевъ. 

 

Грамотныхъ между ними нетъ этотъ родъ всегда держалъ сторону эмировъ и служилъ въ ихъ коннице; но намъ неизвестенъ ни одинъ туркменъ, дослужившiйся до высшаго бухарскаго чина. 

 

Число туркменовъ округа весьма трудно определить. Ихъ не больше 4,000 и не меньше 3,300 душь обоего пола.

 

XX. Ургенчи 

 

Ургенчи пришли въ округъ изъ Хивинскаго ханства, при Шамуратъ-беке, и разселились въ немъ по разнымъ кишлакамъ катта-курганскаго отдела. 

 

Они слывутъ за хорошихъ мастеровыхъ, делаютъ арбы и разныя вещи изъ дерева; ткутъ бязь и занимаются земледелiемъ. Всего ургенчей до 700 душъ обоего пола.

 

P.S. Так автор описывал и другие племена. Например, каракалпаков, кипчаков, тюрков. О них уже написано в предыдущих комментариях.  

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Другой автор Зарубин. Население Самарк. Области (20 век):

 

Каракалпаки, отличаемые переписью в количестве всего 3 чел. в одной из волостей Голодностепского района, никем из исследователей за самостоятельную народность в пределах Самаркандской области не признаются, а считаются лишь одним из узбецких родов. О каракалпаках, как особом народе, можно говорить лишь в отношении Хивинского оазиса (с Амударьинским отделом) и, быть может, Ферганской области. Узбецкий род каракалпак довольно многочислен и населяет несколько десятков селений, но переписью 1917 г. он отдельно не отмечался (за исключением названных 3-х человек). Так как эти три каракалпака могли оказаться выходцами из Хивы, то мы, хотя и включаем их в число узбеков, но, подобно, тюркам, выделяем в особую группу. Сюда же присоединены каракалпаки не переписанной Кургантепинской вол. Джизакского уезда. 

 

Подобным же образом мы поступили с туркменами, отмеченными переписью в количестве 1.885 человек (главным образом в Джизакском и Ходжентском уездах). Большинство местных исследователей (В.Л. Вяткин, Н.С. Лыкошин, П.С. Скварский и др.) самаркандских туркменов считают не отдельным народом, а лишь одним из узбецких родов, быть может, с более развитым родовым самосознанием. М.С. Андреев в своем рукописном описании Нуратинского района хотя и называет отдельно от узбеков, но повсюду слово "туркмен" поставлено у него в кавычках. К тому же отдельно от узбеков им отмечается и найманы и даже "алтыбеки", выделять которых из обще-узбецкой массы нет оснований. А.Д. Гребенкин о туркменах Самаркандской области, которых он не выделяет от узбеков, пишет: "здешние туркмены составляют незначительную часть племени тока, а именно отделения казаяклы… (они) сравнительно недавние пришельцы округа, переселились сюда из местностей, занимаемых нуратинскими туркменами. Откуда и когда появились туркмены нуратинские? Зеравшанские туркмены говорят, что у них есть достоверное предание, указывающее на Туркестан, как на первоначальное место их жительства. Из под Туркестана туркмены двинулись на юг во времена Тимура и остановились в Нуратинской степи, откуда… и пришли в бассейн Зарафшана. Прикаспийские туркмены признают настоящими туркменами племени тока только казаяклов; туркмен же остальных трех отделений называют рабами". Перепись 1920 г. среди узбецких родов называет туркмен в двух волостях Джизакского уезда (Синтабской и Фаришской) и целом ряде Самаркансдкой. Все эти туркмены показали своим родним языком узбецкий, на вопрос о национальности отвечали: туркмен-узбек, и по внешнему виду и образу жизни ничем не отличается от окружающей узбецкой массы, хотя сохранили некоторые черты туркменской старины.

 

В ряду национальностей перепись помещает ходжа, мангыт и китайцев. Ходжа отдельной народностью никоим образом считаться не могут: это – особое звание, встречающееся среди всех народов, исповедующих Ислам. Вероятнее всего, что ходжа переписи – узбеки, но из осторожности лучше их отнести к незарегистрированным. Мангыт – узбецкий род, и включен в разряд узбеков без всяких оговорок. Перепись отмечает в 3 селениях Калькурганской волости Каттакурганского уезда 31 китайца, наличность которых не подтверждается другими источниками и весьма сомнительна. Конечно, эти китайцы могли быть случайными пришельцами, но вернее, другое объяснение: район, где переписью указаны эти китайцы, населен узбеками рода Китай (Хитай, хтай, ктай) и одно из трех населенных ими селений даже носит название Китайляр. Вероятно, при опросе произошло смешение китайцев с китаями, почему все эти "китайцы" включены в число узбеков. 

 

Арабы Самаркандской области говорят по-узбецки, в бытовом отношении почти не отличаются от узбеков, но сохранили особенности типа и предание о своем происхождении. Почему в согласии с другими исследователями мы выделяли их, как особую народность. Под именем "арават" переписью, очевидно разумеются те же арабы.

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Chial сказал:

Другой автор Зарубин. Население Самарк. Области (20 век):

можете поделиться если есть данные про казахов Бухарского эмирата и Чирчик-Ахангарана? буду признателен

Share this post


Link to post
Share on other sites
6 hours ago, Chial said:

Другой автор Зарубин. Население Самарк. Области (20 век):

Quote

Каракалпаки, отличаемые переписью в количестве всего 3 чел. в одной из волостей Голодностепского района, никем из исследователей за самостоятельную народность в пределах Самаркандской области не признаются, а считаются лишь одним из узбецких родов. О каракалпаках, как особом народе, можно говорить лишь в отношении Хивинского оазиса (с Амударьинским отделом) и, быть может, Ферганской области. Узбецкий род каракалпак довольно многочислен и населяет несколько десятков селений, но переписью 1917 г. он отдельно не отмечался (за исключением названных 3-х человек). Так как эти три каракалпака могли оказаться выходцами из Хивы, то мы, хотя и включаем их в число узбеков, но, подобно, тюркам, выделяем в особую группу. Сюда же присоединены каракалпаки не переписанной Кургантепинской вол. Джизакского уезда. 

Вопрос интересный: не отмечался или не отметили отдельным народом? Об этих каракалпаках писала как раз-таки Толстова в середине 20-го века. Еще интереснее, а сколько еще каракалпаков были не отмечены отдельным народом???

Share this post


Link to post
Share on other sites
6 hours ago, Chial said:

Другой автор Зарубин. Население Самарк. Области (20 век):

Казаяклы очень распространенный у каракалпаков род, входит в состав разных каракалпакских племен. Скорее всего, они огузы по происхождению, т.к. Низами Мамедов отмечает наличие казаяклов и ряда других родов также в составе нынешних карапапахов и гагаузов, с чего делает вывод об исторической общности этих народов, причем казаяклы распространились на юго-запад из Приаралья. 

Quote

Гребенкин о туркменах Самаркандской области, которых он не выделяет от узбеков, пишет: "здешние туркмены составляют незначительную часть племени тока, а именно отделения казаяклы… (они) сравнительно недавние пришельцы округа, переселились сюда из местностей, занимаемых нуратинскими туркменами. Откуда и когда появились туркмены нуратинские? Зеравшанские туркмены говорят, что у них есть достоверное предание, указывающее на Туркестан, как на первоначальное место их жительства. Из под Туркестана туркмены двинулись на юг во времена Тимура и остановились в Нуратинской степи, откуда… и пришли в бассейн Зарафшана. Прикаспийские туркмены признают настоящими туркменами племени тока только казаяклов; туркмен же остальных трех отделений называют рабами". 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Для собрания возможно большего числа сведений о
времени, предшествовавшем взятию гор. Ташкента, и
самом штурме, составитель настоящих примечаний обратился к сартамгор. Ташкента с предложением описать
свои впечатления, а также рассказать о том, как происходило
дело. Из сартов взялся за это мулла Юнус, бывший
мирзою (секретарем) при кокандских властях, и представил
рукопись на сартовском языке. Несмотря на некоторую1
спутанность в рассказе, увлечение перемещением кокандских
чиновников и неясность хронологии событий, рукопись
содержит в себе много интересного о происхождении и
деятельности Алимкула, о шортюбинской битве и проч.
Перевод рукописи помещается целиком.
 

Скрытый текст


Восемьдесят три года тому назад (в 1805 г.), в бытность
ташкентским хакимом султана Юнуса-ходжи, гор. Ташкент
сделался подвластным кокандским ханам. Перед этим ко-
кандцы в течение семи лет ежегодно подступали к Ташкенту
с целью взять его, но это им не удавалось; наконец ко-
кандский хан Алим хан, лично предводительствуя войском,
овладел Ташкентом и, поставив его в зависимость от Ко-
канда, назначил ташкентским хакимом Раджаба-кушбеги,
помощником к нему, или аскер басы, был назначен аскер
Беглербеги.
Спустя два года Алим хан вторично приходил в Ташкент;
на возвратном пути к Коканду жестокость его достигла
крайних пределов, и он был убит выстрелом из ружья
одним из своих воинов, в местности Чарбак-Туранга
После смерти Алим хана ханом сделался брат его Омар
хан.
Жители Ташкента были очень недовольны тем, что их
покорили кокандцы.
После Омар хана ханом был Мадали хан; после Мадали
хана Шерали хан, после Шерали хана Мурат хан, который,
пробыв ханом всего только четырнадцать дней, был сменен
Худаяр ханом; после Худаяр хана был Малля хан, после
Малля хана наступило время господства муллы Алимкула,
эмир-аскера, который имел на народ большое влияние, и
все ему повиновались.
Во времена Алимкула в Коканде было 12 000 войска,
а всего войска, вместе с гарнизонами крепостей и городов,
было около 40 000 человек.
Алимкул происходил из года киргизов кыпчак, обитающего
в местности Карасу ; отец Алимкула был незначительный
человек по имени Хусен-бий.
Во время первого правления Худаяр хана, а именно
после смерти Мусульманкула, Алимкул состоял в качестве
конюха при Ходжа-раисе, затем, как человек грамотный,

он попал в число гиранда (люди, сопутствующие раису и
носящие широкую плеть, называемую дорра).
Маллябек, брат Худаяр хана, будучи перемещен из
Маргелана беком в Ташкент, начал с Худаяр ханом войну,
но, потерпев неудачу, бежал в бухарские пределы. Эмир
Насрулла, не оказав ему никакого внимания, оставил его
в Самарканде, где он и жил в большом унижении до того
времени, пока Худаяр хан не оказал ему родственной;
милости, позволив возвратиться в Коканд. По возвращении
Маллябека в Коканд прежние его люди, боясь навлечь на
себя гнев Худаяр хана, не шли к нему на службу, поэтому
в штат его прислуги стали поступать люди, до того времени
неизвестные; в числе этих людей на службу к Маллябеку
поступил и мулла Алимкул на должность конюха. В то
время, когда Алимкул служил у Маллябека, эмир Насрулла,
собрав свое войско, двинулся на Уратюбе; город был взят,
а тамошний хаким Рустамбек зарезан; затем Насрулла
двинулся на Ходжент, где тогда был хакимом тюрк Мухаммед
Муса парванаши. Во время этих военных действий
Маллябек бежал из Коканда к киргизам и поселился в
ауле Фулата парванаши. Он по прибытии Маллябека дал
знать Сеидбеку и Алимбеку. Мулла Алимкул принимал
деятельное участие в возбуждении своих сородичей поступить
на службу к Маллябеку; он же входил в сношения
с кыпчакскими старшинами, подговаривая их стать на сторону
Маллябека. Когда все собрались, Маллябек двинулся
к Коканду, выждав, пока эмир Насрулла отступит от Ход-
жента. В местности Саманчи произошла битва между Худаяр
ханом и Маллябеком; во время этой битвы с поля
сражения бежал в Бухару кокандский мынбасы мирза Ах-
мет-кушбеги. На помощь к Худаяр хану двигался" из Ташкента
брат хана султан Мурадбек, но войско его дорогой
расстроилось и с Акжара вернулось обратно в Ташкент.
Хан пробыл в осадном положении около 20 дней, после
чего Коканд был взят Маллябеком.
По взятии Коканда Алимкул был назначен зинбардаром;
вскоре после этого назначения он получил звание мирахура,'
так как, ввиду присутствия знатных киргизов, Маллябек считал
неудобным наградить его более высоким чином. Спустя
некоторое время Малля хан отправился в Ташкент, где он женил
Алимкула на дочери таджика мирзы Даулет-бия. Возвра-
тясь после этого в Коканд, Малля хан произвел Алимкула в
пансат-басы, дал ему знамя и вместе с сим, назначив его номинально
хакимом в Чуст, оставил при себе.
В бытность ташкентским хакимом Канагат аталыка
Алимкул был у него самым приближенным пансат-басы.
Затем Алимкул был назначен хакимом в Маргелан.
Когда киргизы и кыпчаки задумали сделать ханом Ша-
мурада, мулла Алимкул не принимал в этом деле никакого
участия, но, несмотря на это, Шамурад хан назначил его
беком в Андижан, а на его место в Маргелан назначил
Хыдыр-угры; в Наманган был назначен Худай-Назар-Чу-
лак, из тюрков.
После впуска Канагат аталыком Худаяр хана в Ташкент
Шамурад хан отправился с войском к Ташкенту.
Я в это время был назначен мирзой к Курбанбеку,
собиравшему зякет с кочевников в окрестностях Чимкента.
На берегу Салара к Шамурад хану явились беки, собиравшие
зякет; после чего все мирзы были отправлены в разные
стороны, меня же как чужестранца и человека, хорошо
пишущего по-тюркски, по приказанию Шадман-ходжа-куш-
беги и его мирзы-баки муллы Юнуса Джан-Шигаула оставили
среди кокандских мирз. Здесь я увидел, что главою
всех был Шадман-ходжа-кушбеги, а аскер-басы, или начальниками
войска, были: Хыдыр-угры, тюрк Худай-На-
зар-Чулак, мулла Алимкул и Ссидбек, из киргизов, а
начальником артиллерии был Джамадар, из индустанцев.
В виде помощи Худаяр хану бухарский эмир, двинув-
щись с войском, взял Уратюбе и подошел к Нау. Кокандское
войско, узнав о военных действиях бухарского эмира, потеряло
головы и отступило от Ташкента со своей позиции
при Яфуклик-мазаре, направилось к Коканду и остановилось
в Тойтюбе.
В Тойтюбе я видел Садыка тюре; он находился в небольшом
шатре, расположенном около одного холма. Выйдя
из Тойтюбе, войско направилось в Керсучи, где мы услышали,
что Садык тюре бежал в Ташкент. В Джан-Булаке
к нам явились почетные жители Ходжента и выпросили у
хана себе в хакимы Якупбека . По приходе войска из
Джан-Булака в Самгар войско расстроилось, начались злоумышления
друг против друга; Шадман-ходжа и Алимкул
были заодно с ханом; о чем узнали их противники Хыдыр-
угры, Худай-Назар-Чулак и Ирис-Али, кыпчак.
Противники хана направились к Камыш-Кургану, а
согласные — к броду у Ходжа-Ягона, но по необходимости
все остановились у Ходжа-Ягона.
Мулла Алимкул и сарбазы собрались вокруг Шадман^
ходжи-кушбсги. К обеду около шатра с казной Шадман

ходжи собрались все согласные и порешили избавиться от
противников. С этою целью они позвали к себе сперва
Хыдыра под предлогом получить его совет, а когда он
пришел, то убили его; точно таким же образом убили
Худай-Назар-Чулака и Ирис-Али, кыпчака. Чутан пансат-
басы, кыпчак, и Хайдаркул, жузбасы, были отправлены в
Коканд для убиения Алимбека.
После этого хан назначил беками: в Маргелан — муллу
Алимкула, в Тюре-Курган — Сеидбека, в Андижан —
Кюйчи, киргиза, в Чует—муллу Султана, кырк-юза, и еще
одного в Шарихан; сделав эти назначения, хан направился
в Коканд, куда вслед за ним пришли Худаяр хан и Канагат.
На следующий год бухарский эмир с войском пришел в Коканд
и, пройдя до Узгента, возвратился обратно. Возвращаясь,
эмир изгнал брата Худаяр хана султана Мурадбека;
ходжентским хакимом он назначил каракалпака Дост Мата;
Шамурад хана эмир оставил номинально ханом. В это время
Шадман-ходжа был мынбасы, а Алимкул — эмир-аскер; они
были самые большие люди, и все их слушались.
Шадман-ходжа отправился в Ташкент, а Алимкул, оставшись
в Коканде, сделал ханом сына Малля хана султана
Сеид хана.
Спустя немного времени Алимкул отправился в Ташкент
и уничтожил Шадмана-ходжу: а на его место хакимом в
Ташкент назначил Нор-Мада парванаши родом из Зодиана,
в Туркестан же он назначил хакимом мирзу Даулет-бия;
сделав эти назначения, Алимкул возвратился в Коканд.
Осенью этого года Нор-Мад парванаши отправился с
войском в Чимкент, из Чимкента он отправился в Чулак-
Курган, а оттуда в Саудакент, из Саудакента берегом
Таласа он прошел до Аулие-Аты, откуда послал Турдыкула,
кыпчака, хакимом в Мерке. Во время отсутствия Нор-Мада
парванаши в Ташкенте оставался Мынбай датха. На возвратном
пути из Аулис-Аты Нор-Мад парванаши послал
донесение Алимкулу, прося сменить аулис-атинского ха-
кима Садык-Назара; дойдя до Шарапхана, он получил из
Кока.нда ярлык о назначении аулие-атинским хакимом Таш-
кары. Получив ярлык, он вытребовал Садык-Назара и назначил
его есаул-басы, ташкентский есаул-басы Нор-Му-
хаммед бы назначен беком в Чардары. Шадыбек-Абдуса-
мад-бий был сделан датхой, бывший чардаринский бек
Бердымурад получил назначение пансат-басы.
Весной Нор-Мад парванаши отправился вторично в.Чимкент
собирать зякст с кочевников; придя туда, он услышало движении русских. Аулие-атинский хаким Ташкара был
сменен, а на его место назначен Нияз-Али-бий. В Аулие-
атинский гарнизон Нор-Мад парванаши назначил из рода
шынышкылы Исламкула-пансата и Тимура-пансата с подчиненными
им войсковыми частями.
С приближением русских войск к Карабалты меркенский
хаким мулла Тардыкул бросил крепость и, захватив семьи
и имущество, отправился через горы Кара-Кишлак, Сандук,
Хан-Жайлау (за Таласом) и перевал Бутамулпак, вместе
с Шадыбек датхой прибыл в Аулие-Ату. Русские обложили
Аулие-Ату, и в начале месяца мухаррема 1820 года взяли
город. Нияз-Али, мулла Турдыкул и составлявшие гарнизон
пансаты и Шадыбек датха ушли в Манкент.
Войска Алимкула пришли из Коканда в Ташкент, где
он приказал взять обманом Байзака. Нор-Мад парванаши,
послав несколько писем, залучил к себе Байзака и, арестовав,
отправил его к Алимкулу.
Русские взяли Яны-Курган и Сузак, обложили Туркестан
и вскоре взяли город. Туркестанский хаким мирза
Даулет-бий, минуя Чимкент, по сары-агачской дороге бежал,
к Алимкулу. Алимкул объявил поход к Чимкенту.
Русские между тем двинулись из Туркестана к Чимкенту;
идя по мулдурской дороге, они, при впадении р.
Буролдая, перешли р. Арысь и остановились у Бурджара.
Генерал Черняев, шедший с отрядом из Аулие-Аты, перевалил
Чокмак и остановился в курганче Кунабая; когда
же отсюда он подвинулся к Кара-Булаку, тогда Алимкул
форсированным маршем двинул свой отряд к Чимкенту. С
отрядом Алимкула в Чимкент прибыли: Батырбек парванаши,
курома, Мынбай датха, кыпчак, и еще несколько
знатных людей.
Войска, бывшие в распоряжении- Нор-Мада парванаши,
были им отправлены в Манкент и Машат. На другой день
после прибытия отряда в Чимкент приехал Алимкул и
расположился на Кокар-Ате; Нор-Мад парванаши был отправлен
в Манкент. Прибыв в Манкент, Нор-Мад услыхал,
что пришедшие из Аулие-Аты русские ходили по р. Арыси
и, остановившись в Хан-Кургане, высылают разъезды для
осмотра дороги.
Узнав об этом, он задумал пресечь им кумачскую дорогу
и повел туда войска, но дорогой, случайно, наткнулся на
русский отряд, расположившийся у Бурджара, и, не долго
думая, пустил свои войска на него в атаку. Во время атаки
были убиты: Садык пансат-басы, мулла Азимкул-казначей

и еще человек сорок. Получив об этом известие, Алимкул
сам двинулся туда и, остановившись в Кош-Тигермене,
двинул войска в битву. Во время этой битвы погибло много
народа.
Мир-Сабыр-бий был отправлен послом к русским, возвратившись
от них, он дал совет не вступать с русскими
в сражения, а держаться в виду их. Атабек датха тоже
заявил, что очень трудно будет победить русских прИмым
нападением и что лучше держаться в виду их, не вступая
в сражение; Алимкул ужасно рассердился на них за такие
советы и распорядился вновь произвести атаку.
Во время этой атаки были убиты: есаул-басы ходжент-
ского бека мирзы Ахмета-кушбеги Атабай, махрам-басы
Алимкула мулла Дадабай, мирза Даулет-бий и много других.
После сражения русские остались на месте, а мулла
Алимкул расположился в Кош-Тигермене, где по его приказанию
были похоронены все убитые: место, где они похоронены,
было названо Шеид-мазар (т. е. могила мучеников).
Русский отряд, пришедший из АулиегАты, не' соединившись
с туркестанским отрядом, отправился за Алимкулом
к Чимкенту по кумачской дороге;..когда отряд подошел к
Чимкенту, Алимкул собрал все орудия к обращенным в
сторону Туркестана воротам (Кумачским, Кош-Тигермен-
ским) и послал Мынбая и Нияз-Али в поле, чтобы они
дали русским упорное сражение. Они, дав сражение, заставили
русских поспешно отступить к Кок-Тереку и горам
Беркут.
Садык тюре и Арсланбек тюре хотели преследовать
русских, но Алимкул их не пустил.
В бытность Нор-Мада парванаши ташкентским хакимом
Алимкул расстрелял: Нияз-Али-бия, Мухаммед Юсуф-Ку-
тана, Исламкула-пансата и Тимура-пансата. Байзак датха
и один молодой человек из рода чемыр по имени Абдуа-
ли-бий были привязаны к пушкам и из них убиты. Атабек
датха и Худайкулбек с завязанными глазами были изгнаны
через Угамский перевал к Кетменьтюбе.
Нор-Мад парванаши был смещен с должности ташкентского
хакима, а на его место назначен мирза Ахмет-куш-
беги.
Назначив мирзу Ахмета беком, Алимкул приказал ему
восстановить чимкентские стены, сам же возвратился в
Команд.

Командовать гарнизоном в Чимкенте был назначен
Джаббаркул-пансат-басы и еще один пансат.
Мирза Ахмет-кушбеги, руководя работами, восстановил
укрепления. Июнь, июль и август прошли спокойно, в
конце сентября стало известно, что из Туркестана и из
Аулие-Аты выступили русские войска; об этом тотчас же
дали знать Алимкулу. Он, получив известие о наступлении
русских, послал приказание, чтобы кураминский хаким
Хайдаркул двинулся с имевшимися в его распоряжении
войсками к Чимкенту; туда же был послан кавалерийский
отряд из Коканда под начальством начальника артиллерии
Якупбека. Между тем Алимкул разослал гонцов по всем
городам с приказанием собираться в поход.
Отряд, вышедший из Туркестана, пройдя Бурджаром,
направился к Садыку и занял ташкентскую дорогу Кашка.
Аулие-атинский отряд, придя с верхней стороны Чимкента,
через Манкент, перешел Аксу и остановился в местности
Курук-Сай.
В этот день никто ничего серьезного не предпринимал,
только на далекую дистанцию было сделано несколько
пушечных выстрелов по русским да некоторые всадники
разъезжали в виду русских; русские же высылали стрелков
обстреливать холм, на котором располагался эмир-аскер.
Во вторник после полудня русские пошли в атаку вверх
через Кочкар-Ату прямо на Хаир-Мухаммеда и мирзу Ах-
мета-кушбеги; гарнизон не выдержал атаки русских и побежал
без оглядки. Кош-Тигсрмснские ворота были
атакованы казаками. Таким образом со стыдом и срамом
мы бежали из Чимкента; киргизы из русских отрядов нас
преследовали и грабили, но когда мы вышли на дорогу
Кашка; около спуска в Бадамсай, нас встретил шедший с
войском в Чимкент кураминский хаким Хайдаркул, который,
прогнав преследовавших нас киргизов, вывел нас из
Бадамсая и проводил до рабата Бсглербеги. Остановившись
на ночлег в рабате Бсглербеги, мирза Ахмст и Хайдаркул
отправили донесение. Следовавшие за ними пехотинцы и
конные дошли ночью да Шарапханы и, выступив оттуда
поутру, к полудню были на Капланбеке, где с нами встретился.
шедший с отрядом из Коканда Якупбек; отсюда было
послано второе донесение за печатями мирзы Ахмета и
Якупбека. Переночевав на Капланбеке, поутру двинулись
в_/Гашкент и, придя туда, поместились в урдс.
Спустя неделю получилось известие, что русские, выйдя
из Чимкента, идут на Ташкент. В четверг русские были в

Чинабате, в пятницу же, пройдя выше Бура-Аты, русские
спустились у Алтынтюбе, перешли Салар и, остановившись
в Ак-Кургане, поставили пушки.
В Ташкенте пушек не было; достали из Кереучи одну
пушку, у которой не было лафета, да, собрав в городе
некоторое количество чугуна, вылили из него одну пушку
и открыли по русским пальбу. Русские очень много стреляли
из орудий и из ружей и лезли на стену, закидывая крючья.
Якупбск был около Каймасских ворот, а оттуда передвинулся
к Кокандским воротам. Ходжснтский хаким Мухам-
мед-Аюб был около Кашгарских ворот; мирза Ахмет-
кушбеги с орудиями был недалеко от того места, где теперь
тюрьма. Нападение русских было везде отражено. Всю ночь
защитники были наготове и не спали. На другой день
русские ушли по той же дороге, по какой приходили.
По уходе русских мирза Ахмст-кушбеги поселился в
урде, Якупбек поселился в своем доме, по приезде же в
ташкентскую урду Алимкула мирза Ахмст переселился в
дом Утембая-кушбеги. Спустя немного времени наступила
зима. Зимой к Алимкулу приехали из Кашгара от Садык-
бека послы, дунганцы, которые привезли подарки и пленных
китайцев; послы эти просили, чтобы Алимкул дал им в
хакимы ходжу . Алимкул дал им в хакимы Бузрукхана
тюре, а в батыр-басы к нему назначили Якупбека. Мирза
Ахмет-кушбсги был назначен беком в Маргелан; на его
место ташкентским хакимом был назначен кыпчак Кош
парванаши.
Сделав эти назначения, Алимкул послал Садыка тюре
и Арсланбека тюре на сары-агачскую дорогу для снятия
русских пикетов; сам же степной дорогой, форсированным
маршем, отправился с легким отрядом в сторону Туркестана
и взял Икан и Чилик. Из Туркестана выходил небольшой
отряд русских и дрался с Алимкулом на Чит-Арыке; большая
часть русских была убита, а меньшая возвратилась в Туркестан.
Алимкулу досталось в добычу: одно орудие, несколько
ружей и около сотни голов. Жителей Икана
Алимкул взял с собою и, привезя их в Ташкент, разместил
в четыре части города; после этого Алимкул возвратился
в Коканд. Кош парванаши остался хакимом в Ташкенте,
мирза Ахмст отправился в Маргелан, в Чиназ был назначен
киргиз кыпчак мулла Ташбек, в Ниязбск был назначен
также один из киргиз-кыпчаков.
Кош парванаши занялся исправлением городских стен;
он каждый день выезжал на работы и лично наблюдал,

чтобы все повреждения и разрушения в стенах были исправлены
и, смотря по надобности, строил барбеты и банкеты.
Все работали по собственному желанию, хотя,
впрочем, большую часть работ исполняли войска.
Весной Кош парванаши занялся обучением войск.
13-го дня месяца зильхиджа 1820 года русские войска подступили
к Ниязбеку. Начальником сарбазов был чужестранец
по имени Батча-Батур. Кош парванаши с ташкентскими войсками
и начальником гарнизона выступил к Дурмену (Дур-
бету.—Прим.ред.) Утром на другой день Кош парванаши сел
на коня и, выехав на холм близ кишлака Кыбрая, стал наблюдать
русских в подзорную трубу. Батча-Батур, захватив с собою
несколько небольших пушек и несколько китайских,
отправился к Уймаут-арыку; здесь он сделал по русским несколько
холостых выстрелов. Когда Батча-Батур стрелял по
русским, из русского лагеря отделилась толпа конных киргизов
и направилась к Кыбраю. Тогда по ташкентским войскам
пронесся слух, что двинулись русские, и все войска, нигде не
останавливаясь, возвратились в Ташкент.
Арсланбека тюре назначили пансат-басы над ташкентскими
сартами. Садык тюре со своими джигитами уезжал
в Коканд, но в конце зимы возвратился и стоял в степи.
Вслед за возвращением в Ташкент Кош парванаши
пришло известие, что русские заняли Ниязбек.
Несколько доверенных людей от шынышкылы и сартов
были отправлены к Алимкулу с донесением.
24-го дня зильхиджа, в пятницу вечером, Алимкул пришел
к Ташкенту и остановился на Мын-Урюке. Русские в
это время были около Шортюбе )
Почетные жители Ташкента выехали и представились
Алимкулу; они звали его в город, но он остался. На другой
день из города выехало много народа; составили совет, на
котором было решено просить Алимкула вывести в урду
обоз и не начинать военных действий, пока не подойдут
все войска и артиллерия. Алимкул не согласился на просьбу
жителей. Во время этих переговоров около ста русских
показалось в виду жителей и было произведено несколько
выстрелов из орудий. Алимкул разгорячился и послал отряд
по направлению к показавшимся русским, сам сел на коня
и отправился к Кашгарским воротам, чтобы произвести
смотр ташкентским войскам. Во время смотра около Салара
жжазалась другая партия русских, которая произвела также
несколько выстрелов из орудий. Разделив свои войска по
роду орудия на части, Алимкул произвел наступление.

Русский отряд повернул обратно в свой лагерь; Алимкул
же, проводив русских до Шортюбе, также вернулся.
Вернувшись обратно, Алимкул начал деятельно приготавливаться
к сражению, не ожидая прибытия всех войск,
шедших из Коканда. Окончив приготовления, он на другой
день с рассветом двинул свои войска к Шортюбе.
В пятницу 26 зильхиджа, сотворив утреннюю молитву,
Алимкул начал производить бомбардировку русского лагеря;
русские отвечали редким орудийным огнем; в таком положении
дел находились до полудня. Алимкул, теряя терпение,
после каждого выстрела подвигал орудия ближе к
русским, предполагал, придвинув их ближе, произвести
решительную атаку. Он уже начал разъезжать от одного
знамени к другому с приказанием производить атаку, как
одна пуля ранила его; Алимкул со словами: «Не выгорело
мое дело»— схватился за луку седла. Джамадар с несколькими
людьми грудями вытолкали орудия из арыков, запрягли
в них лошадей и отступили.
Стоявшая отдельно кавалерия кокандского отряда, не
входя в Ташкент, ушла обратно в Коканд. Мирза Ахмет-
кушбеги под предлогом болезни не выезжал на поле сражения,
а, выйдя через Каймасские ворота, отправился в
Коканд. Кош парванаши также бежал, присоединившись к
кокандской кавалерии. Сарбазы и артиллерия вошли в
город.
Султан Сеидхан был женат на дочери Хасанхана ишана,
дом его тестя находился недалеко от Камеларских ворот,
куда он и отправился.
После полудня Алимкул умер. Султана Сеидхана жители
взяли из дома тестя и провозгласили ханом.
Шашку Алимкула вручили Садыку тюре и назначили
его эмир-аскером. Оставшиеся в Ташкенте кокандские войска,
однако, не признали Садыка тюре эмир-аскером; некоторые
хотя и называли его эмир-аскером, но большинство
называли его просто тюре.
Султан Сеидхан, не будучи в состоянии выполнить сам
возложенных на него обязанностей, изъявил покорность
бухарскому эмиру, о чем и послал просьбу к месту нахождения
эмира, в Самарканд.
Ташкентские жители всходили на окопы и наблюдали
как за русскими, так и за кокандскими сарбазами.
К эмиру были посланы: Муса Мухаммед-бий, ишан
Абул, Касымхан, Хаким-Ходжа ишан казы-келян, тюре
Ходжа-аглям, Туртбай, киргиз, шынышкылы мулла Кошук

и еще несколько сартов и киргизов. Послы эти явились к
эмиру в Самарканд и, получив от него подарки, возвратились
обратно. Эмир отправил с послами в Ташкент Ше-
рали-бия, Чулака и Искандерхана-токсабу; им он вручил
письмо, в котором высказывал необходимость в приезде к
нему султана Сеидхана. Не "видя другого выхода, исходя
из своего беспомощного положения, жители отправили султана
Сеидхана к эмиру.
Русские же показывались то около одних ворот, то
около других, наконец однажды ночью они незаметно подошли
к Рахмет-арыку.
Бес-Агачские, Камеларские и Самаркандские ворота защищали
Шерали-бий и Ходжабск. На рассвете русские
приставили лестницы к тем частям городской стены, где
не было видно народа, и взобрались по ним к банкетам
во время всеобщего сна, и начали стрелять из ружей и
сбрасывать с барбетов орудия.
Узнав, что русские вошли в город, все сели на коней
и бросились бежать вдоль городской стены, ища место
выхода, так как все ворота были заперты; несколько сарбазов
и артиллеристов от Каймасских ворот, захватив с
собою Искандерхана, бросились к Кашгарским воротам, а
оттуда к Кокандским, но потом, не найдя и там выхода,
разобрали часть стены около протока Щильви и бежали.
Вслед за войсками бежали и жители, имевшие лошадей,
в городе же остались одни слабые и муллы.
На другой день, в среду, оставшиеся в городе слабые
и муллы под предводительством муллы Салибека ахуна
вели с русскими перестрелку, тогда как жители Сибзарской
и Кукчинской частей вышли к русским с покорностью. В
четверг жители выходили и здоровались с русскими, а в
пятницу русские уже спокойно расхаживали по Ташкенту.
Во вторник, когда русские вошли в город, Садык тюре
приезжал на улицу Ходжа-Куча и предлагал свои услуги
жителям воевать с русскими, если они к нему присоединятся;
жители не приняли его предложения, и он в Кук-
чинские ворота ушел по направлению к Келесу.
День заключения мира с русскими был четверг 6-го
числа сафара.
К генералу Черняеву с предложением мира выходили:
Хаким-Ходжа ишан, Мухаммед Согат-ходжа, Мир-Салих-
бай, Мухаммед-Расул караван-басы и Алим-ходжа.
После этого город Ташкент стал подвластен русским.
Мулла Юнус.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
29 минут назад, Le_Raffine сказал:

гор. Ташкента,

всегда интересовало где это крепость в Ташкенте, которую осаждал Черняев?  

Share this post


Link to post
Share on other sites
15 минут назад, Yagli Canac сказал:

всегда интересовало где это крепость в Ташкенте, которую осаждал Черняев?  

А она не сохранилась сейчас?

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 минуту назад, Le_Raffine сказал:

А она не сохранилась сейчас?

наврядли. я сколько раз был не видел никаких крепостей, может узбекистанцы подскажут?  возможно крепость ранее находилась близ района Занги-ота? но на месте где щас томажня "Черняевка" как раз люди говорят что была ставка этого генерала.

Share this post


Link to post
Share on other sites
On 5/10/2017 at 11:20 PM, Nurali said:

какой такой источник? это все фуфло

Какой глубокий анализ и высочайший полет мысли проглядывает за вашими словами. Интересно, смогли бы вы сказать в лицо потомкам Булунгура, что память об их предке - "фуфло". 

Share this post


Link to post
Share on other sites
10 hours ago, Le_Raffine said:

Для собрания возможно большего числа сведений о
времени, предшествовавшем взятию гор. Ташкента, и
самом штурме, составитель настоящих примечаний обратился к сартамгор. Ташкента с предложением описать
свои впечатления, а также рассказать о том, как происходило
дело. Из сартов взялся за это мулла Юнус, бывший
мирзою (секретарем) при кокандских властях, и представил
рукопись на сартовском языке. Несмотря на некоторую1
спутанность в рассказе, увлечение перемещением кокандских
чиновников и неясность хронологии событий, рукопись
содержит в себе много интересного о происхождении и
деятельности Алимкула, о шортюбинской битве и проч.
Перевод рукописи помещается целиком.
 

  Reveal hidden contents

 

Восемьдесят три года тому назад (в 1805 г.), в бытность
ташкентским хакимом султана Юнуса-ходжи, гор. Ташкент
сделался подвластным кокандским ханам. Перед этим ко-
кандцы в течение семи лет ежегодно подступали к Ташкенту
с целью взять его, но это им не удавалось; наконец ко-
кандский хан Алим хан, лично предводительствуя войском,
овладел Ташкентом и, поставив его в зависимость от Ко-
канда, назначил ташкентским хакимом Раджаба-кушбеги,
помощником к нему, или аскер басы, был назначен аскер
Беглербеги.
Спустя два года Алим хан вторично приходил в Ташкент;
на возвратном пути к Коканду жестокость его достигла
крайних пределов, и он был убит выстрелом из ружья
одним из своих воинов, в местности Чарбак-Туранга
После смерти Алим хана ханом сделался брат его Омар
хан.
Жители Ташкента были очень недовольны тем, что их
покорили кокандцы.
После Омар хана ханом был Мадали хан; после Мадали
хана Шерали хан, после Шерали хана Мурат хан, который,
пробыв ханом всего только четырнадцать дней, был сменен
Худаяр ханом; после Худаяр хана был Малля хан, после
Малля хана наступило время господства муллы Алимкула,
эмир-аскера, который имел на народ большое влияние, и
все ему повиновались.
Во времена Алимкула в Коканде было 12 000 войска,
а всего войска, вместе с гарнизонами крепостей и городов,
было около 40 000 человек.
Алимкул происходил из года киргизов кыпчак, обитающего
в местности Карасу ; отец Алимкула был незначительный
человек по имени Хусен-бий.
Во время первого правления Худаяр хана, а именно
после смерти Мусульманкула, Алимкул состоял в качестве
конюха при Ходжа-раисе, затем, как человек грамотный,

он попал в число гиранда (люди, сопутствующие раису и
носящие широкую плеть, называемую дорра).
Маллябек, брат Худаяр хана, будучи перемещен из
Маргелана беком в Ташкент, начал с Худаяр ханом войну,
но, потерпев неудачу, бежал в бухарские пределы. Эмир
Насрулла, не оказав ему никакого внимания, оставил его
в Самарканде, где он и жил в большом унижении до того
времени, пока Худаяр хан не оказал ему родственной;
милости, позволив возвратиться в Коканд. По возвращении
Маллябека в Коканд прежние его люди, боясь навлечь на
себя гнев Худаяр хана, не шли к нему на службу, поэтому
в штат его прислуги стали поступать люди, до того времени
неизвестные; в числе этих людей на службу к Маллябеку
поступил и мулла Алимкул на должность конюха. В то
время, когда Алимкул служил у Маллябека, эмир Насрулла,
собрав свое войско, двинулся на Уратюбе; город был взят,
а тамошний хаким Рустамбек зарезан; затем Насрулла
двинулся на Ходжент, где тогда был хакимом тюрк Мухаммед
Муса парванаши. Во время этих военных действий
Маллябек бежал из Коканда к киргизам и поселился в
ауле Фулата парванаши. Он по прибытии Маллябека дал
знать Сеидбеку и Алимбеку. Мулла Алимкул принимал
деятельное участие в возбуждении своих сородичей поступить
на службу к Маллябеку; он же входил в сношения
с кыпчакскими старшинами, подговаривая их стать на сторону
Маллябека. Когда все собрались, Маллябек двинулся
к Коканду, выждав, пока эмир Насрулла отступит от Ход-
жента. В местности Саманчи произошла битва между Худаяр
ханом и Маллябеком; во время этой битвы с поля
сражения бежал в Бухару кокандский мынбасы мирза Ах-
мет-кушбеги. На помощь к Худаяр хану двигался" из Ташкента
брат хана султан Мурадбек, но войско его дорогой
расстроилось и с Акжара вернулось обратно в Ташкент.
Хан пробыл в осадном положении около 20 дней, после
чего Коканд был взят Маллябеком.
По взятии Коканда Алимкул был назначен зинбардаром;
вскоре после этого назначения он получил звание мирахура,'
так как, ввиду присутствия знатных киргизов, Маллябек считал
неудобным наградить его более высоким чином. Спустя
некоторое время Малля хан отправился в Ташкент, где он женил
Алимкула на дочери таджика мирзы Даулет-бия. Возвра-
тясь после этого в Коканд, Малля хан произвел Алимкула в
пансат-басы, дал ему знамя и вместе с сим, назначив его номинально
хакимом в Чуст, оставил при себе.
В бытность ташкентским хакимом Канагат аталыка
Алимкул был у него самым приближенным пансат-басы.
Затем Алимкул был назначен хакимом в Маргелан.
Когда киргизы и кыпчаки задумали сделать ханом Ша-
мурада, мулла Алимкул не принимал в этом деле никакого
участия, но, несмотря на это, Шамурад хан назначил его
беком в Андижан, а на его место в Маргелан назначил
Хыдыр-угры; в Наманган был назначен Худай-Назар-Чу-
лак, из тюрков.
После впуска Канагат аталыком Худаяр хана в Ташкент
Шамурад хан отправился с войском к Ташкенту.
Я в это время был назначен мирзой к Курбанбеку,
собиравшему зякет с кочевников в окрестностях Чимкента.
На берегу Салара к Шамурад хану явились беки, собиравшие
зякет; после чего все мирзы были отправлены в разные
стороны, меня же как чужестранца и человека, хорошо
пишущего по-тюркски, по приказанию Шадман-ходжа-куш-
беги и его мирзы-баки муллы Юнуса Джан-Шигаула оставили
среди кокандских мирз. Здесь я увидел, что главою
всех был Шадман-ходжа-кушбеги, а аскер-басы, или начальниками
войска, были: Хыдыр-угры, тюрк Худай-На-
зар-Чулак, мулла Алимкул и Ссидбек, из киргизов, а
начальником артиллерии был Джамадар, из индустанцев.
В виде помощи Худаяр хану бухарский эмир, двинув-
щись с войском, взял Уратюбе и подошел к Нау. Кокандское
войско, узнав о военных действиях бухарского эмира, потеряло
головы и отступило от Ташкента со своей позиции
при Яфуклик-мазаре, направилось к Коканду и остановилось
в Тойтюбе.
В Тойтюбе я видел Садыка тюре; он находился в небольшом
шатре, расположенном около одного холма. Выйдя
из Тойтюбе, войско направилось в Керсучи, где мы услышали,
что Садык тюре бежал в Ташкент. В Джан-Булаке
к нам явились почетные жители Ходжента и выпросили у
хана себе в хакимы Якупбека . По приходе войска из
Джан-Булака в Самгар войско расстроилось, начались злоумышления
друг против друга; Шадман-ходжа и Алимкул
были заодно с ханом; о чем узнали их противники Хыдыр-
угры, Худай-Назар-Чулак и Ирис-Али, кыпчак.
Противники хана направились к Камыш-Кургану, а
согласные — к броду у Ходжа-Ягона, но по необходимости
все остановились у Ходжа-Ягона.
Мулла Алимкул и сарбазы собрались вокруг Шадман^
ходжи-кушбсги. К обеду около шатра с казной Шадман

ходжи собрались все согласные и порешили избавиться от
противников. С этою целью они позвали к себе сперва
Хыдыра под предлогом получить его совет, а когда он
пришел, то убили его; точно таким же образом убили
Худай-Назар-Чулака и Ирис-Али, кыпчака. Чутан пансат-
басы, кыпчак, и Хайдаркул, жузбасы, были отправлены в
Коканд для убиения Алимбека.
После этого хан назначил беками: в Маргелан — муллу
Алимкула, в Тюре-Курган — Сеидбека, в Андижан —
Кюйчи, киргиза, в Чует—муллу Султана, кырк-юза, и еще
одного в Шарихан; сделав эти назначения, хан направился
в Коканд, куда вслед за ним пришли Худаяр хан и Канагат.
На следующий год бухарский эмир с войском пришел в Коканд
и, пройдя до Узгента, возвратился обратно. Возвращаясь,
эмир изгнал брата Худаяр хана султана Мурадбека;
ходжентским хакимом он назначил каракалпака Дост Мата;
Шамурад хана эмир оставил номинально ханом. В это время
Шадман-ходжа был мынбасы, а Алимкул — эмир-аскер; они
были самые большие люди, и все их слушались.
Шадман-ходжа отправился в Ташкент, а Алимкул, оставшись
в Коканде, сделал ханом сына Малля хана султана
Сеид хана.
Спустя немного времени Алимкул отправился в Ташкент
и уничтожил Шадмана-ходжу: а на его место хакимом в
Ташкент назначил Нор-Мада парванаши родом из Зодиана,
в Туркестан же он назначил хакимом мирзу Даулет-бия;
сделав эти назначения, Алимкул возвратился в Коканд.
Осенью этого года Нор-Мад парванаши отправился с
войском в Чимкент, из Чимкента он отправился в Чулак-
Курган, а оттуда в Саудакент, из Саудакента берегом
Таласа он прошел до Аулие-Аты, откуда послал Турдыкула,
кыпчака, хакимом в Мерке. Во время отсутствия Нор-Мада
парванаши в Ташкенте оставался Мынбай датха. На возвратном
пути из Аулис-Аты Нор-Мад парванаши послал
донесение Алимкулу, прося сменить аулис-атинского ха-
кима Садык-Назара; дойдя до Шарапхана, он получил из
Кока.нда ярлык о назначении аулие-атинским хакимом Таш-
кары. Получив ярлык, он вытребовал Садык-Назара и назначил
его есаул-басы, ташкентский есаул-басы Нор-Му-
хаммед бы назначен беком в Чардары. Шадыбек-Абдуса-
мад-бий был сделан датхой, бывший чардаринский бек
Бердымурад получил назначение пансат-басы.
Весной Нор-Мад парванаши отправился вторично в.Чимкент
собирать зякст с кочевников; придя туда, он услышало движении русских. Аулие-атинский хаким Ташкара был
сменен, а на его место назначен Нияз-Али-бий. В Аулие-
атинский гарнизон Нор-Мад парванаши назначил из рода
шынышкылы Исламкула-пансата и Тимура-пансата с подчиненными
им войсковыми частями.
С приближением русских войск к Карабалты меркенский
хаким мулла Тардыкул бросил крепость и, захватив семьи
и имущество, отправился через горы Кара-Кишлак, Сандук,
Хан-Жайлау (за Таласом) и перевал Бутамулпак, вместе
с Шадыбек датхой прибыл в Аулие-Ату. Русские обложили
Аулие-Ату, и в начале месяца мухаррема 1820 года взяли
город. Нияз-Али, мулла Турдыкул и составлявшие гарнизон
пансаты и Шадыбек датха ушли в Манкент.
Войска Алимкула пришли из Коканда в Ташкент, где
он приказал взять обманом Байзака. Нор-Мад парванаши,
послав несколько писем, залучил к себе Байзака и, арестовав,
отправил его к Алимкулу.
Русские взяли Яны-Курган и Сузак, обложили Туркестан
и вскоре взяли город. Туркестанский хаким мирза
Даулет-бий, минуя Чимкент, по сары-агачской дороге бежал,
к Алимкулу. Алимкул объявил поход к Чимкенту.
Русские между тем двинулись из Туркестана к Чимкенту;
идя по мулдурской дороге, они, при впадении р.
Буролдая, перешли р. Арысь и остановились у Бурджара.
Генерал Черняев, шедший с отрядом из Аулие-Аты, перевалил
Чокмак и остановился в курганче Кунабая; когда
же отсюда он подвинулся к Кара-Булаку, тогда Алимкул
форсированным маршем двинул свой отряд к Чимкенту. С
отрядом Алимкула в Чимкент прибыли: Батырбек парванаши,
курома, Мынбай датха, кыпчак, и еще несколько
знатных людей.
Войска, бывшие в распоряжении- Нор-Мада парванаши,
были им отправлены в Манкент и Машат. На другой день
после прибытия отряда в Чимкент приехал Алимкул и
расположился на Кокар-Ате; Нор-Мад парванаши был отправлен
в Манкент. Прибыв в Манкент, Нор-Мад услыхал,
что пришедшие из Аулие-Аты русские ходили по р. Арыси
и, остановившись в Хан-Кургане, высылают разъезды для
осмотра дороги.
Узнав об этом, он задумал пресечь им кумачскую дорогу
и повел туда войска, но дорогой, случайно, наткнулся на
русский отряд, расположившийся у Бурджара, и, не долго
думая, пустил свои войска на него в атаку. Во время атаки
были убиты: Садык пансат-басы, мулла Азимкул-казначей

и еще человек сорок. Получив об этом известие, Алимкул
сам двинулся туда и, остановившись в Кош-Тигермене,
двинул войска в битву. Во время этой битвы погибло много
народа.
Мир-Сабыр-бий был отправлен послом к русским, возвратившись
от них, он дал совет не вступать с русскими
в сражения, а держаться в виду их. Атабек датха тоже
заявил, что очень трудно будет победить русских прИмым
нападением и что лучше держаться в виду их, не вступая
в сражение; Алимкул ужасно рассердился на них за такие
советы и распорядился вновь произвести атаку.
Во время этой атаки были убиты: есаул-басы ходжент-
ского бека мирзы Ахмета-кушбеги Атабай, махрам-басы
Алимкула мулла Дадабай, мирза Даулет-бий и много других.
После сражения русские остались на месте, а мулла
Алимкул расположился в Кош-Тигермене, где по его приказанию
были похоронены все убитые: место, где они похоронены,
было названо Шеид-мазар (т. е. могила мучеников).
Русский отряд, пришедший из АулиегАты, не' соединившись
с туркестанским отрядом, отправился за Алимкулом
к Чимкенту по кумачской дороге;..когда отряд подошел к
Чимкенту, Алимкул собрал все орудия к обращенным в
сторону Туркестана воротам (Кумачским, Кош-Тигермен-
ским) и послал Мынбая и Нияз-Али в поле, чтобы они
дали русским упорное сражение. Они, дав сражение, заставили
русских поспешно отступить к Кок-Тереку и горам
Беркут.
Садык тюре и Арсланбек тюре хотели преследовать
русских, но Алимкул их не пустил.
В бытность Нор-Мада парванаши ташкентским хакимом
Алимкул расстрелял: Нияз-Али-бия, Мухаммед Юсуф-Ку-
тана, Исламкула-пансата и Тимура-пансата. Байзак датха
и один молодой человек из рода чемыр по имени Абдуа-
ли-бий были привязаны к пушкам и из них убиты. Атабек
датха и Худайкулбек с завязанными глазами были изгнаны
через Угамский перевал к Кетменьтюбе.
Нор-Мад парванаши был смещен с должности ташкентского
хакима, а на его место назначен мирза Ахмет-куш-
беги.
Назначив мирзу Ахмета беком, Алимкул приказал ему
восстановить чимкентские стены, сам же возвратился в
Команд.

Командовать гарнизоном в Чимкенте был назначен
Джаббаркул-пансат-басы и еще один пансат.
Мирза Ахмет-кушбеги, руководя работами, восстановил
укрепления. Июнь, июль и август прошли спокойно, в
конце сентября стало известно, что из Туркестана и из
Аулие-Аты выступили русские войска; об этом тотчас же
дали знать Алимкулу. Он, получив известие о наступлении
русских, послал приказание, чтобы кураминский хаким
Хайдаркул двинулся с имевшимися в его распоряжении
войсками к Чимкенту; туда же был послан кавалерийский
отряд из Коканда под начальством начальника артиллерии
Якупбека. Между тем Алимкул разослал гонцов по всем
городам с приказанием собираться в поход.
Отряд, вышедший из Туркестана, пройдя Бурджаром,
направился к Садыку и занял ташкентскую дорогу Кашка.
Аулие-атинский отряд, придя с верхней стороны Чимкента,
через Манкент, перешел Аксу и остановился в местности
Курук-Сай.
В этот день никто ничего серьезного не предпринимал,
только на далекую дистанцию было сделано несколько
пушечных выстрелов по русским да некоторые всадники
разъезжали в виду русских; русские же высылали стрелков
обстреливать холм, на котором располагался эмир-аскер.
Во вторник после полудня русские пошли в атаку вверх
через Кочкар-Ату прямо на Хаир-Мухаммеда и мирзу Ах-
мета-кушбеги; гарнизон не выдержал атаки русских и побежал
без оглядки. Кош-Тигсрмснские ворота были
атакованы казаками. Таким образом со стыдом и срамом
мы бежали из Чимкента; киргизы из русских отрядов нас
преследовали и грабили, но когда мы вышли на дорогу
Кашка; около спуска в Бадамсай, нас встретил шедший с
войском в Чимкент кураминский хаким Хайдаркул, который,
прогнав преследовавших нас киргизов, вывел нас из
Бадамсая и проводил до рабата Бсглербеги. Остановившись
на ночлег в рабате Бсглербеги, мирза Ахмст и Хайдаркул
отправили донесение. Следовавшие за ними пехотинцы и
конные дошли ночью да Шарапханы и, выступив оттуда
поутру, к полудню были на Капланбеке, где с нами встретился.
шедший с отрядом из Коканда Якупбек; отсюда было
послано второе донесение за печатями мирзы Ахмета и
Якупбека. Переночевав на Капланбеке, поутру двинулись
в_/Гашкент и, придя туда, поместились в урдс.
Спустя неделю получилось известие, что русские, выйдя
из Чимкента, идут на Ташкент. В четверг русские были в

Чинабате, в пятницу же, пройдя выше Бура-Аты, русские
спустились у Алтынтюбе, перешли Салар и, остановившись
в Ак-Кургане, поставили пушки.
В Ташкенте пушек не было; достали из Кереучи одну
пушку, у которой не было лафета, да, собрав в городе
некоторое количество чугуна, вылили из него одну пушку
и открыли по русским пальбу. Русские очень много стреляли
из орудий и из ружей и лезли на стену, закидывая крючья.
Якупбск был около Каймасских ворот, а оттуда передвинулся
к Кокандским воротам. Ходжснтский хаким Мухам-
мед-Аюб был около Кашгарских ворот; мирза Ахмет-
кушбеги с орудиями был недалеко от того места, где теперь
тюрьма. Нападение русских было везде отражено. Всю ночь
защитники были наготове и не спали. На другой день
русские ушли по той же дороге, по какой приходили.
По уходе русских мирза Ахмст-кушбеги поселился в
урде, Якупбек поселился в своем доме, по приезде же в
ташкентскую урду Алимкула мирза Ахмст переселился в
дом Утембая-кушбеги. Спустя немного времени наступила
зима. Зимой к Алимкулу приехали из Кашгара от Садык-
бека послы, дунганцы, которые привезли подарки и пленных
китайцев; послы эти просили, чтобы Алимкул дал им в
хакимы ходжу . Алимкул дал им в хакимы Бузрукхана
тюре, а в батыр-басы к нему назначили Якупбека. Мирза
Ахмет-кушбсги был назначен беком в Маргелан; на его
место ташкентским хакимом был назначен кыпчак Кош
парванаши.
Сделав эти назначения, Алимкул послал Садыка тюре
и Арсланбека тюре на сары-агачскую дорогу для снятия
русских пикетов; сам же степной дорогой, форсированным
маршем, отправился с легким отрядом в сторону Туркестана
и взял Икан и Чилик. Из Туркестана выходил небольшой
отряд русских и дрался с Алимкулом на Чит-Арыке; большая
часть русских была убита, а меньшая возвратилась в Туркестан.
Алимкулу досталось в добычу: одно орудие, несколько
ружей и около сотни голов. Жителей Икана
Алимкул взял с собою и, привезя их в Ташкент, разместил
в четыре части города; после этого Алимкул возвратился
в Коканд. Кош парванаши остался хакимом в Ташкенте,
мирза Ахмст отправился в Маргелан, в Чиназ был назначен
киргиз кыпчак мулла Ташбек, в Ниязбск был назначен
также один из киргиз-кыпчаков.
Кош парванаши занялся исправлением городских стен;
он каждый день выезжал на работы и лично наблюдал,

чтобы все повреждения и разрушения в стенах были исправлены
и, смотря по надобности, строил барбеты и банкеты.
Все работали по собственному желанию, хотя,
впрочем, большую часть работ исполняли войска.
Весной Кош парванаши занялся обучением войск.
13-го дня месяца зильхиджа 1820 года русские войска подступили
к Ниязбеку. Начальником сарбазов был чужестранец
по имени Батча-Батур. Кош парванаши с ташкентскими войсками
и начальником гарнизона выступил к Дурмену (Дур-
бету.—Прим.ред.) Утром на другой день Кош парванаши сел
на коня и, выехав на холм близ кишлака Кыбрая, стал наблюдать
русских в подзорную трубу. Батча-Батур, захватив с собою
несколько небольших пушек и несколько китайских,
отправился к Уймаут-арыку; здесь он сделал по русским несколько
холостых выстрелов. Когда Батча-Батур стрелял по
русским, из русского лагеря отделилась толпа конных киргизов
и направилась к Кыбраю. Тогда по ташкентским войскам
пронесся слух, что двинулись русские, и все войска, нигде не
останавливаясь, возвратились в Ташкент.
Арсланбека тюре назначили пансат-басы над ташкентскими
сартами. Садык тюре со своими джигитами уезжал
в Коканд, но в конце зимы возвратился и стоял в степи.
Вслед за возвращением в Ташкент Кош парванаши
пришло известие, что русские заняли Ниязбек.
Несколько доверенных людей от шынышкылы и сартов
были отправлены к Алимкулу с донесением.
24-го дня зильхиджа, в пятницу вечером, Алимкул пришел
к Ташкенту и остановился на Мын-Урюке. Русские в
это время были около Шортюбе )
Почетные жители Ташкента выехали и представились
Алимкулу; они звали его в город, но он остался. На другой
день из города выехало много народа; составили совет, на
котором было решено просить Алимкула вывести в урду
обоз и не начинать военных действий, пока не подойдут
все войска и артиллерия. Алимкул не согласился на просьбу
жителей. Во время этих переговоров около ста русских
показалось в виду жителей и было произведено несколько
выстрелов из орудий. Алимкул разгорячился и послал отряд
по направлению к показавшимся русским, сам сел на коня
и отправился к Кашгарским воротам, чтобы произвести
смотр ташкентским войскам. Во время смотра около Салара
жжазалась другая партия русских, которая произвела также
несколько выстрелов из орудий. Разделив свои войска по
роду орудия на части, Алимкул произвел наступление.

Русский отряд повернул обратно в свой лагерь; Алимкул
же, проводив русских до Шортюбе, также вернулся.
Вернувшись обратно, Алимкул начал деятельно приготавливаться
к сражению, не ожидая прибытия всех войск,
шедших из Коканда. Окончив приготовления, он на другой
день с рассветом двинул свои войска к Шортюбе.
В пятницу 26 зильхиджа, сотворив утреннюю молитву,
Алимкул начал производить бомбардировку русского лагеря;
русские отвечали редким орудийным огнем; в таком положении
дел находились до полудня. Алимкул, теряя терпение,
после каждого выстрела подвигал орудия ближе к
русским, предполагал, придвинув их ближе, произвести
решительную атаку. Он уже начал разъезжать от одного
знамени к другому с приказанием производить атаку, как
одна пуля ранила его; Алимкул со словами: «Не выгорело
мое дело»— схватился за луку седла. Джамадар с несколькими
людьми грудями вытолкали орудия из арыков, запрягли
в них лошадей и отступили.
Стоявшая отдельно кавалерия кокандского отряда, не
входя в Ташкент, ушла обратно в Коканд. Мирза Ахмет-
кушбеги под предлогом болезни не выезжал на поле сражения,
а, выйдя через Каймасские ворота, отправился в
Коканд. Кош парванаши также бежал, присоединившись к
кокандской кавалерии. Сарбазы и артиллерия вошли в
город.
Султан Сеидхан был женат на дочери Хасанхана ишана,
дом его тестя находился недалеко от Камеларских ворот,
куда он и отправился.
После полудня Алимкул умер. Султана Сеидхана жители
взяли из дома тестя и провозгласили ханом.
Шашку Алимкула вручили Садыку тюре и назначили
его эмир-аскером. Оставшиеся в Ташкенте кокандские войска,
однако, не признали Садыка тюре эмир-аскером; некоторые
хотя и называли его эмир-аскером, но большинство
называли его просто тюре.
Султан Сеидхан, не будучи в состоянии выполнить сам
возложенных на него обязанностей, изъявил покорность
бухарскому эмиру, о чем и послал просьбу к месту нахождения
эмира, в Самарканд.
Ташкентские жители всходили на окопы и наблюдали
как за русскими, так и за кокандскими сарбазами.
К эмиру были посланы: Муса Мухаммед-бий, ишан
Абул, Касымхан, Хаким-Ходжа ишан казы-келян, тюре
Ходжа-аглям, Туртбай, киргиз, шынышкылы мулла Кошук

и еще несколько сартов и киргизов. Послы эти явились к
эмиру в Самарканд и, получив от него подарки, возвратились
обратно. Эмир отправил с послами в Ташкент Ше-
рали-бия, Чулака и Искандерхана-токсабу; им он вручил
письмо, в котором высказывал необходимость в приезде к
нему султана Сеидхана. Не "видя другого выхода, исходя
из своего беспомощного положения, жители отправили султана
Сеидхана к эмиру.
Русские же показывались то около одних ворот, то
около других, наконец однажды ночью они незаметно подошли
к Рахмет-арыку.
Бес-Агачские, Камеларские и Самаркандские ворота защищали
Шерали-бий и Ходжабск. На рассвете русские
приставили лестницы к тем частям городской стены, где
не было видно народа, и взобрались по ним к банкетам
во время всеобщего сна, и начали стрелять из ружей и
сбрасывать с барбетов орудия.
Узнав, что русские вошли в город, все сели на коней
и бросились бежать вдоль городской стены, ища место
выхода, так как все ворота были заперты; несколько сарбазов
и артиллеристов от Каймасских ворот, захватив с
собою Искандерхана, бросились к Кашгарским воротам, а
оттуда к Кокандским, но потом, не найдя и там выхода,
разобрали часть стены около протока Щильви и бежали.
Вслед за войсками бежали и жители, имевшие лошадей,
в городе же остались одни слабые и муллы.
На другой день, в среду, оставшиеся в городе слабые
и муллы под предводительством муллы Салибека ахуна
вели с русскими перестрелку, тогда как жители Сибзарской
и Кукчинской частей вышли к русским с покорностью. В
четверг жители выходили и здоровались с русскими, а в
пятницу русские уже спокойно расхаживали по Ташкенту.
Во вторник, когда русские вошли в город, Садык тюре
приезжал на улицу Ходжа-Куча и предлагал свои услуги
жителям воевать с русскими, если они к нему присоединятся;
жители не приняли его предложения, и он в Кук-
чинские ворота ушел по направлению к Келесу.
День заключения мира с русскими был четверг 6-го
числа сафара.
К генералу Черняеву с предложением мира выходили:
Хаким-Ходжа ишан, Мухаммед Согат-ходжа, Мир-Салих-
бай, Мухаммед-Расул караван-басы и Алим-ходжа.
После этого город Ташкент стал подвластен русским.
Мулла Юнус.

Шашку Алимкула вручили Садыку тюре и назначили
его эмир-аскером.

Еще один исторический пример тесной связи наших народов - это история сына хана Кенесары султана Садыка Кенесарина, защищавшего Ташкент, о котором среди прочего говорится в вышеуказанной рукописи.

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 минут назад, birqazaq сказал:

Еще один исторический пример тесной связи наших народов - это история сына хана Кенесары султана Садыка Кенесарина, защищавшего Ташкент, о котором среди прочего говорится в вышеуказанной рукописи.

Садык участвовал в боевых действиях при Шымкенте, Туркестане и даже в Хиве.

Share this post


Link to post
Share on other sites

на 3:44 мин бабушка гвоорит: картишка когирятырмын., а на 4:35 мин молодая лакайка говорит типично на ферганском деалекте(или гос.языке). походу диалект лакайский потихоньку исчезает? 

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Yagli Canac сказал:

на 3:44 мин бабушка гвоорит: картишка когирятырмын., а на 4:35 мин молодая лакайка говорит типично на ферганском деалекте(или гос.языке). походу диалект лакайский потихоньку исчезает? 

это не ферг. диалект  тебе показалось, но вообщем ты прав  в узбекских школах преподают на государственном языке, даже в Таджикистане  и это оставило отпечаток на все другие диалекты, и только турков Кыргызстана это не коснулось я слышал они предпочитали кыргызские школы 

Share this post


Link to post
Share on other sites
4 часа назад, Nurali сказал:

только турков Кыргызстана это не коснулось я слышал они предпочитали кыргызские школы 

ну, не знаю откудо вам слышаться, но диалект границами государства неограничивается.  что джизахскими туркам бахмала, что андиджанскими турками, что кыргызстанскими у всех у нас один диалект. особых различий не замечал, единственное у турков юга узбекистана больше персидских слов например, бешлик мы говорим, о в джизахе-пандшоха и т.д. турки кыргызстана и турки андиджана-это одни и те же турки, просто половина родственников турков тама а вторая половина в андиджане, и диалект идентичный. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...