Jump to content



Guest sanj

Улус Джучи (Золотая орда)

Recommended Posts

Сабитов Ж.М. Популяционно-генетические исследования полиморфизма Y-хромосомы среди тюркских народов: современное состояние

Аsan-kaygy, статья, указанная по ссылке отличается по содержанию от той, которая вошла в сборник 2016 года?

http://e-history.kz/media/upload/4901/2015/09/01/560fa35ebb353142145f2332940f0117.pdf

Link to post
Share on other sites
  • Модераторы

 

Сабитов Ж.М. Популяционно-генетические исследования полиморфизма Y-хромосомы среди тюркских народов: современное состояние

Аsan-kaygy, статья, указанная по ссылке отличается по содержанию от той, которая вошла в сборник 2016 года?

http://e-history.kz/media/upload/4901/2015/09/01/560fa35ebb353142145f2332940f0117.pdf

 

Безусловно

  • Одобряю 1
Link to post
Share on other sites
  • Модераторы
  • Модераторы
  • Модераторы
  • Модераторы

Сабитов Ж.М. Происхождение Кутлук-Тимура, эмира хана Узбека//Сборник материалов II городского Форума преподавателей истории, социально-экономических, общественных и правовых дисциплин образовательных учреждений города Астаны, посвященной 25-летию независимости Республики Казахстан Қазақстан Республикасы: тарихи даму тәжiрибесi және тағлымы. Астана. 2016. С.182-184. https://www.academia.edu/21031216/%D0%A1%D0%B0%D0%B1%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%B2_%D0%96.%D0%9C._%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%9A%D1%83%D1%82%D0%BB%D1%83%D0%BA-%D0%A2%D0%B8%D0%BC%D1%83%D1%80%D0%B0_%D1%8D%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0_%D1%85%D0%B0%D0%BD%D0%B0_%D0%A3%D0%B7%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%B0_%D0%A1%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%B8%D0%BA_%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B2_II_%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%A4%D0%BE%D1%80%D1%83%D0%BC%D0%B0_%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B9_%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8_%D2%9A%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D2%9B%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD_%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%81%D1%8B_%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%85%D0%B8_%D0%B4%D0%B0%D0%BC%D1%83_%D1%82%D3%99%D0%B6i%D1%80%D0%B8%D0%B1%D0%B5%D1%81i_%D0%B6%D3%99%D0%BD%D0%B5_%D1%82%D0%B0%D2%93%D0%BB%D1%8B%D0%BC%D1%8B._%D0%90%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0._2016._%D0%A1.182-184

Link to post
Share on other sites
  • Модераторы

Сабитов Ж.М. Происхождение Кутлук-Тимура, эмира хана Узбека//Сборник материалов II городского Форума преподавателей истории, социально-экономических, общественных и правовых дисциплин образовательных учреждений города Астаны, посвященной 25-летию независимости Республики Казахстан Қазақстан Республикасы: тарихи даму тәжiрибесi және тағлымы. Астана. 2016. С.182-184. https://www.academia.edu/21031216/%D0%A1%D0%B0%D0%B1%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%B2_%D0%96.%D0%9C._%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%9A%D1%83%D1%82%D0%BB%D1%83%D0%BA-%D0%A2%D0%B8%D0%BC%D1%83%D1%80%D0%B0_%D1%8D%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0_%D1%85%D0%B0%D0%BD%D0%B0_%D0%A3%D0%B7%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%B0_%D0%A1%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%B8%D0%BA_%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B2_II_%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%A4%D0%BE%D1%80%D1%83%D0%BC%D0%B0_%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B9_%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8_%D2%9A%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D2%9B%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD_%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%81%D1%8B_%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%85%D0%B8_%D0%B4%D0%B0%D0%BC%D1%83_%D1%82%D3%99%D0%B6i%D1%80%D0%B8%D0%B1%D0%B5%D1%81i_%D0%B6%D3%99%D0%BD%D0%B5_%D1%82%D0%B0%D2%93%D0%BB%D1%8B%D0%BC%D1%8B._%D0%90%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0._2016._%D0%A1.182-184

Link to post
Share on other sites

УЭЙН С.ВУЧИНИЧ

ПРОФЕССОР СТЭНФОРДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Происхождение узбеков представляет собой сложный вопрос. Профессор Оллворт утверждает, что основу истории узбеков, которая зафиксирована документами, можно проследить только с конца четырнадцатого века. Он бросает вызов популярным тезисам советских ученых, которые отнесли начало узбекского общества и политики к древним и средневековым цивилизациям и историческим событиям Средней Азии, таким, как Ахмениды, Бактрия, Согдиана и Тохаристан, завоеваниям А. Македонского, Селевкидам и так далее. В течение многих лет, при официальной поддержке и направлении, советские ученые уделяли большое внимание изучению предшественников узбеков в Средней Азии и узбекского этногенеза. Охватывание многочисленных увлекательных археологических материалов предыдущих цивилизаций действительно впечатляет. Однако в интерпретации этих и других данных советские историки полагались на марксистскую доктрину, широко используя идеологические диктаты исторического материализма и приписывая слишком широкие и неосторожные значения доступным историческим источникам.

По мнению Олворта, историки затруднялись оценить узбекский вклад в цивилизации ранних насельников региона. В конце пятнадцатого века крупная масса узбеков смешивается с различными группами. Этническая неоднородность узбеков положила конец расовым и кровным связям как эффективным способам определения или изучения идентичности этнической группы.

Оллворт концентрируется на двадцатом веке узбекской истории, но ранняя история также получает значительное внимание. Эта книга является первым образцом изучения социокультурной динамики узбекской истории на Западе, написанным одним автором, и предлагает тщательный и глубокий критический анализ советской историографии и ее основных философских и идеологических сторон. Не менее ценными и похвальными являются исследование и оценка профессора Оллворта относительно документов в турецких, европейских и американских источниках, посвященных узбекам.

Критика советского исторического метода профессором Оллвортом сделана посредством осторожных и критических рассмотрений источников и исходя из логики исторических процессов. В последнее время советские историки, относясь менее критично и более положительно к взглядам Оллворта на узбекскую историю, начали сомневаться в достоверности точки зрения советской марксистской истории Средней Азии. Современные советские историки не согласны со всеми рассуждениями в книге «Современные узбеки», но они, несомненно признают научность книги и принимают многое из его интерпретаций.

ГОГА ХИДОЯТОВ

В 1990г. г. Сиэтл объявлен городским муниципалитетом побратимом с Ташкентом. В Вашингтонском университете (г. Сиэтл) открыта специальная кафедра, которая занимается исследованием проблем истории и культуры Узбекистана (зав. кафедрой проф. Ильза Сиртаутас). В 1995г. в США издан учебник узбекского языка под редакцией известного узбекского ученого Э.Фазылова. Можно уверенно говорить о развитии в США научной дисциплины «узбековедения». Работы Э. Оллворта, Д. Монтгомери, Ю. Брегеля, И. Сиртаутас, Д. Бодрогилетти открыли для американского народа прекрасную историю нашего народа со всеми яркими событиями, подчеркивая тот огромный вклад, который внес узбекский народ в мировую историю и общечеловеческую цивилизацию.

Жаль, что у нас не было своих шекспиров и вальтерскоттов, которые могли бы дать свою психоаналитическую характеристику своих макбетов, ричардов, лиров, йорков и ланкастеров. История является бесценным сокровищем духовной жизни нации. Она требует бережного отношения. Книга Э.Оллворта показывает каким неоценимым сокровищем мы обладаем. История является важнейшим источником воспитания национального достоинства и национального сознания.

Link to post
Share on other sites

Итак, книга Э.Оллворта.

УЗБЕКИ

Некоторые персидские историки, писавшие в средневековье, называли узбекской территорией районы к северу от Сырдарьи. Между тем, узбеки в 1390-1420 годах зачастую не доминировали в восточной части равнины Дешти-Кипчака. Грозные ханы Золотой Орды основались на Волге и оспаривали Хорезм у властителей Средней Азии.

Мощная конфедерация узбеков возникает на северо-западе Центральной Азии в начале четырнадцатого столетия. Ныне есть доказательства, что первый конгломерат народов, названный узбеками, был создан тюркскими воинами, служившими в Золотой Орде. Они принадлежали к тюркскому племени прославленного хана Гиясиддина Узбека (был ханом в 1312-1341х гг.), внука Бату-хана. Он являлся одним из самых могущественных правителей орды. Его авторитет и чингизидское происхождение обеспечили ему абсолютную власть. Он устроил свою резиденцию на другом берегу Волги, напротив Сарая-Берке, расположив свое племя на территории по обе стороны реки. Племя стало обладателем определенной территории и приняло его имя – узбек. В исторических работах персидских авторов уже в то время говорится об узбеках как особом племени, а Золотую Орду называют Улуси узбек.

Между тем другая узбекская конфедерация возникает с приходом Тимура к власти к северу от Казахстана. Историки того времени (Хондамир, Кохистани, Натанзи, Абдураззак Самарканди) располагают этих узбеков в Западной Сибири, примерно в 1600 км к северо-востоку от Сарая. В связи с этим, можно утверждать, что узбек как корпоративное название тюркских племен возникает где-то около 1360х годов. По всей вероятности после смерти Узбекхана какая-то группа его племени отправилась в Сибирь и в районе реки Тобол объединилась с проживавшими здесь еще со времени Шейбани тюркскими племенами, которые приняли его название. Столицей нового образования стала Чимга Тура (ныне Тюмень), которая и стала родоплеменным центром сибирских узбеков. С того времени западная Сибирь, кыпчакские степи, приволжские равнины арабскими и персидскими историками стали называться «узбекскими владениями», но не по имени Узбек-хана, а как территорию корпоративного объединения.

Согласно Абулгази-хану узбеки северо-западной Сибири считали себя поданными Абулхайир-хана, который дал название владениям, в которых они жили. В согласии с тем, что писал Абдулгази-хан в северно-западной Сибири узбеки считали себя подданными Абулхаир-хана, который между 1428 и 1468гг. объединил большую часть узбекской племенной конфедерации. Исключая рейды к югу, ни узбеки, ни их имя до пятнадцатого столетия не утверждалось в каких-либо регулярных событиях к югу от Сырдарьи.

ИЗМЕНЕНИЕ УЗБЕКСКИХ ТЕРРИТОРИЙ

Королевство Абулхайр-хана называлось Дашти кипчак (кипчакская степь). Оно охватывало огромную территорию от низовьев Волги до Сырдарьи. Конфедерация быстро расширялась, число племен росло, росли и сами племена и хан предпринимает усилия для перемещения своей резиденции из холодного окружения Чимги Тура в более теплый климат Центральной Азии.

Некоторые племена (Хитай, Найман, Карлук, Уйгур и другие) располагались на западе вдоль берегов Волги и причерноморских степях, появившись в северо-западной Сибири в пятнадцатом столетии. Вокруг Абулхаир-хана (род. 1412г.) молодого принца из дома Джучи, происходившего от Шайбана, сконцентрировалось большое число видных вождей из племён Золотой Орды расположившихся вдоль Волги и ряд мощных лидеров кланов: Шейх Суфи Найман, Ак Суфи Найман, Кара Осман Найман, Абеке Бахардир Хитай, Фуладак Бахадир Хитай, Кепекбий Уйгур, Хасанбий Уйгур, Абдул Малик Карлук и другие.

Абулхайр султан стал ханом во главе конфедерации, которая начиналась с не менее чем 24 племен, многие из которых имеют многочисленные подразделения. В алфавитном порядке оригинальный список включал такие племена, как Барак, Бейли, Дурман, Имчи, Жат, Кенегес, Хитай, Кият, Курлаут, Кушчи, Мангит, Минг, Найман, Карлук, Конгират, Тангут, Таймас, Тубай, Туман, Угриш- Найман, Утарчи, Уйгур, Уйшын и Йийджан / Алман. Четырнадцать прежних племен сохранились по крайней мере еще сто лет в соответствии с местными источниками, но некоторые исчезли или вымерли, некоторые раскололись или смешались с другими и откололись. Но в списке узбекских племен 16 века числятся уже 92.

Когда он объявил на общем курултае вождей племен и родов о намерении переселиться в Центральную Азию на берега Сырдарьи и сделать своей новой столицей Сигнак это вызвало взрыв возмущения, а такие как Сайидек или братья Ибак хан и Бурак Султан, возглавлявшие богатые и влиятельные племена, открыто заявили о нежелании уходить из Сибири. «Ты как хочешь, а мы отсюда не уйдем» – сказали они ему.

Большая часть племен ушла с Абулхайром. Но конфликт продолжался. В 1446-1447гг. он двинулся на юг. Решив обосноваться здесь навсегда, он образовывает по нижнему течению Сырдарьи зимние квартиры для своих войск. Для кочевых племен он избрал территорию по среднему течению реки, объявив своей столицей г. Сигнак и практически создав плацдарм для дальнейшей экспансии на юг. Перенесение узбекской столицы на Сырдарью расценивается историками как самое важное событие в период правления Абулхайирхана и поворотным пунктом в истории узбекских племен.

После массовой миграции в конце пятнадцатого века, узбеки утверждают свои победоносные знамена в нижнем течении Сырдарьи. Уже через несколько лет после обоснования на новых территориях происходит новый раскол. Несколько племен во главе с Гиреем и Джанибеком удаляются с отведенных для них территории и переселяются к востоку от Сигнака на территорию Могулистана. Это были первые узбекско-казахские племена известные ныне под названием казахов. Слово казах означало «отколовшийся» или «беглый». Хан Могулистана Ишан Буга предоставил им убежище и поселил их в долинах рек Или и Чу, расположенных непосредственно за равнинами кыпчакских степей. Здесь они стали жить, как пишет средневековый историк, «в мире и согласии». С течением времени узбеко-казахи отбросили первую часть названия, чтобы их не путали с узбекской конфедерацией и стали называть себя просто казахами, навсегда порвав с патерналистской конфедерацией узбеков. По фактическим подсчетам, узбекская конфедерация из тех 92 племен разделила с узбекско-казахскими сепаратистами по крайней мере двадцать имен племенных групп. Они включали: Кирк, Джалаир, Конграт, Алчин, Аргун, Найман, Кипчак и 13 других.

Link to post
Share on other sites

(Продолжение)

В менталитете узбеков, когда они вторглись в Мавераннахр, сохранились в памяти их над племенные групповые названия. В их коллективном сознании народный эпос Алпамыш занимал центральное место. Здесь герой отождествлялся с народом – узбеками. И по-видимому многие стихи и поэмы, вошедшие в него были составлены еще до вторжения узбекской конфедерации в Мавераннахр. Алпамыша у тимуридов не было. Были и языковые различия. Кыпчакский диалект кочевых узбеков отличался от огузского варианта узбекского языка конгратов, проживавших в Хорезме и изысканного разговорного тюркского языка Ферганской долины и Восточного Туркестана. В то же время в таких городах как Бухара, Самарканд и Худжанд господствовал аристократический фарси. Это привело к языковому отчуждению разных групп узбеков, которое сохранялось

вплоть до советских времен.

Хотя узбеки были рассредоточены и этнически неоднородны, они сделали эстетический вклад в культуру всей Средней Азии. После четырех с половиной столетий доминирования в регионе над остальными узбеки были подчинены другой имперской власти. Это не только изменило их взгляд на мир, но и вызвало разительные перемены в отношении к обществу и лидерству. Между 1863 и 1876 годами, когда русские войска взяли власть из рук местных правителей во всем южной и восточной Центральной Азии (за исключением Афганистана и Кашгара), узбекские политические деятели в правительстве и обществе оказались в новых для себя условиях. Это само по себе не представляло резкое политическое или технологическое изменение в регионе, но это событие породило важные элементы данного процесса.

После существенной миграции на юг в конце пятнадцатого века крупные массы узбеков жили с различными этническими группами западной Сибири, Туркестана, Хорезмского, Кокандского ханств и Бухарского эмирата, севера Афганистана и Хорасана. За исключением Сибири (западной части Дешти-Кипчака) Центральная Азия сегодня включает в себя регионы, охватывающие приблизительно то пространство, определенное советской администрацией, включая южный Казахстан и область к югу от него, достигая границ Ирана, Афганистана и Китайской Народной Республики. Южная часть Центральной Азии составляла область ниже Казахстана. Афганский Туркестан охватывала полоса северного Афганистана, граничащая с советской Средней Азией. Восточный Туркестан лежал полностью на территории Китая, и ныне называется китайцами Синьцзяном. Эти названия регионов на протяжении всей интеллектуальной истории Центральной Азии отражаются в качестве родины узбеков. Средняя Азия охватывает регион, который простирается далеко за пределы политическо-территориальной единицы, впервые официально названной Узбекистаном в 1920 году.

Кампания по размежеванию утаивала в себе антитуркестанскую политику, под которой, в свою очередь, скрывалась антиузбекская цель. Узбеки как в культурной, так и в политической сфере играли доминирующую роль на большей части южной Центральной Азии. Для русских, узбекское племенное и династическое наследие представляло собой трёхстороннюю угрозу. (1) Узбеки рассеивались на большей части оседлых регионов Центральной Азии в достаточном количестве, чтобы принят участие в общественной и культурной жизни всей южной территории. (2) Если узбеки продолжали бы заниматься политикой территории населенные ими, то они дальше оказали бы сильное влияние на местные дела. (3) Узбеки больше чем любой другой народ Центральной Азии обладали способностью ассимилировать другие этносы, которые в итоге расширили бы ареал обитания узбекского населения и увеличили бы их влияния почти в каждой области.

Этот процесс, который продолжался на протяжении веков без сознательных усилий или внимания, оказался заметным в городах и селах, населенных народами с разным происхождением. Узбеки оказались в лучшем положении, чтобы объединить различные этнические группы, поскольку они доминировали в большей части образовательной и культурной системы старых городов. Благодаря активной торговле и огромной духовной энергии своего духовенства, узбекское влияние простиралось далеко за пределы своего обитания.

Казалось, эти факторы бросили вызов российской миссии в Азии и колониалистам, что данный вопрос стал очень актуальным в течение десятилетия после марта 1917 года, когда идеи и политики Социал-демократической рабочей партии, инициированной Ленином и Сталиным, стали руководящими указаниями для нового советского правительства России. Лидеры Москвы почувствовали, что ослаблением узбекского влияния управление Центрально-Азиатским регионом станет легче и резко увеличиваются шансы контролировать людей всех этнических групп. Поэтому, изоляция узбеков от других народов стала краеугольным камнем советской кампании по разделению Центральной Азии на шесть административных единиц вместо трех ранее существовавших.

Когда коммунистическая политика разделения Центральной Азии требовала создание современного Узбекистана, чтобы заменить понятия Туркестан, Бухара и Хива в середине 1920-х годов, российские чиновники культуроведения искали логическую базу для языка. Они скоро стандартизировали советский узбекский язык для своих писателей на основе чистой, наиболее отличительной, самой узбекской версии языка.

Идеологи установили иранизированный, неслаженный ташкентский диалект в качестве базового официального языка и изменили латинской алфавит, который представлял собой сингармоничный язык.

Уменьшение количества гласных в языке впредь отличало узбекский язык от остальных тюркских языков, в том числе от уйгурского, туркменского, турецкого, казахского и азербайджанского. Этот шаг, сделанный в языковом вопросе, также разорвал связь со старым кыпчакско-узбекским (с языком Абулхайр-хана и Шейбани-хана), который способствовал возникновению исторической идентичности у современных узбеков.

Link to post
Share on other sites

(Конец)

Советские идеологи, выступающие в качестве историков, утверждают, что узбекская миграция в регион не оказала существенное влияние на Среднюю Азию, что, наоборот, приход узбеков привел к печальным последствиям. Тем не менее, западная интерпретация узбекской истории предполагает, что миграция Шейбани-хана и его многочисленных соплеменников в южную часть Центральной Азии значительно изменила жизнь региона начиная с 1500 года. Несмотря на плохую репутацию, созданную тимуридами и сефевидами, узбеки через инструменты своего названия, посредством стиля руководства, ценностей, взглядов, языка и другого вклада, должно быть, коснулись воображения и чувства людей и социальных институтов на юге Центральной Азии. В свое время, новые переселенцы изменили ментальную картину населения, в том числе и литературу.

Советское учение отрицает важность хронологии и самоидентификации и в соответствии с принципами марксизма-ленинизма о национальностях утверждает, что «узбекская народность возникла в древнейшее время на территории Средней Азии».

В отличие от интерпретации исторических событий, описанных в главе 7 этой книги («Современные узбеки»), советские ученые утверждали, что:

«Узбекская народность состоит не из недавно прибывших кочевых узбеков шестнадцатого века из кыпчакских равнин, а древних жителей Согдианы, Хорезма и Ферганы. С самых отдаленных времен они вели оседлый образ жизни и занимались земледельчеством».

Еще в середине 1970-х годов сельские люди – консерваторы еще жили среди названий, напоминающих о племенном прошлом в топонимах во всех сельских и деревенских районах.

Чиновники, проводившие обзор, узнали, что очень многие узбеки по-прежнему сохраняют сильную племенную идентичность после раздела Центральной Азии. По этим и другим причинам местное руководство УзССР считало необходимым популяризацию новых названий среди людей в административно-территориальных единицах. В списке населенных мест в топонимическом исследовании, проведенном в середине 1970-х годов, доля иностранных, как правило, славянских названий вместо узбекских названий городов и сел резко увеличилось. Хотя в середине 1920-х годов невозможно было встретить иностранную номенклатуру, пятнадцать деревень в Самаркандской области УзССР теперь носили имя Калинина после смерти советского политического деятеля Михаила Калинина И. (1875-1946), одного из глав государства при Ленине и Сталине. Восемнадцать деревень в Хорезмской области приобрели имя Кирова, убитого товарищем Сталином (1888-1934). Эти примеры показывают, что введение иностранных названий в Узбекистане началось с 1930-х годов и стремительно усилилось после Второй Мировой войны. Позднее менее образованные среднеазиаты могли еще сохранить воспоминания о тех временах, когда они приняли другие названия, отличительные от узбекских.

Тем не менее, традиционные обозначения малых городов и поселений сохранились в очень многих местах, и, что более существенно, имена, полученные из племенных генеалогий, сохранились прочно в этот же период, несмотря на толкование советских антропологов о том, что племена потеряли свое значение в Средней Азии. В Бухарской области название Дорман встречается дважды как название кишлаков вместе с Жанкелди, Алчин, Чандир (дважды) и Кунграт. В Ферганской области оказались деревни Жалаир, Найманбостан, Уйрат и Кунграт. В Хорезмской области сохранились названия Кенегес, Найман, Катаган, Уйгур (дважды), Чандиркият, Юкари Дорман, Кият и Катаган. В Каракалпакской АССР путешественники могли встретить города с названием Нукус, Кунграт и Чимбай и деревни, называемые Кенегес, Найманкол, Хитай, Кипчак и Киргиз. Есть такие города, как Чимбай, Кунграт и Мангит и районы с теми же названиями. Люди называли еще один поселок Ак Мангитом. Это имена, получены из родовых названий. В Наманганскую область входило село Найман. В Кашкадарьинской области перечислены деревни, называемые Кэт, Уйшын, Хитай, Катаган и Кутчи. В Самаркандскую область включены деревни Журият, Ката Минг, Масит, Чимбай, Кангли и Кунграт. В Ташкентской области остались деревни Аргинчи, Телав, Чигатай, Кият и Карахитай. В Самаркандском округе Янги Казан мангиты составляли основную группу населения. В Сурхандарьинскую область входили села Жалаир, Юрчи и Карлук. Под городом Денау большинство узбеков состояло в основном из юзов с его кланами каратамгали и туркмен, также из таких племен, как дурман и кунграт. Узбеки из племени кипчак в Баликчинском и Наринском районах Андижанской области составляли значительную часть семей в этих районах. В Андижанской области деревни с племенными названиями – Баликчи, Найман (дважды) и Уйгур; Баликчи также является названием района. Однако в списке от 1975 года опущено пять деревень из Андижанской области – Сарай, Аргын, Киргиз, Дорман и Кипчак-Курган, которые существовали в 1954 году. Вычеркивая эти топонимы с карты, параллельно отрицали существование ранних культур в истории региона и игнорировали вину политиков, совершающих эти проступки.

Такое представление о происхождении узбеков сформулировано, как это было в 1940 году, для того, чтобы отрицать значение узбеков и их название в пользу биологической идентификации людей с определенной территорией. Идеологи коммунистической партии таким же образом произвели многие другие реформы и выдвинули лозунги, которые появились в регионе с 1920 года.

Link to post
Share on other sites
  • Модераторы

Золотоордынское обозрение №1 2016



СОДЕРЖАНИЕ



 



Публикации



 



Uli Schamiloglu. Climate Change in Central Eurasia and the Golden Horde



 



Узелац Александар. Монгольская империя и татары в Дубровницкой летописи Джакомо Лукари



 



Мари Фавeро. Венецианские источники по истории Золотой Орды: новые перспективы изучения



 



Крамаровский М.Г. Крым и Рум в XIII-XIV ст. (анатолийская диаспора и городская культура Солхата



 



Миннегулов Х.Ю. Проблемы властелина и государственности в литературе Золотой Орды



 



Mirgaleev I.M. The Islamization of the Golden Horde: New Data



 



Сабитов Ж.М., Рева Р.Ю. Сравнительный анализ данных письменных источников и нумизматики о ханах Улуса Джучи.



 



Почекаев Р.Ю. Инкорпорация мусульманских институтов во властную структуру Золотой Орды и пост-ордынских государств



 



Зайцев И.В. В каком году умер казанский царевич Петр Ибрагимович – Худайкул б. Ибрахим?



 



Виноградов А.В. Дипломатическая документация Крымского ханства в XVI в. (1515–1596): к вопросу о современном состоянии публикации



 



Беляков А.В. Крымские выходцы в России. Служба и правовой статус



 



Дискуссия



 



Иванов В.А. Археологическое источниковедение кочевников Золотой Орды или стагнация диалектики



 



Наследие



 



Абу Бакр Каландар. Каландар-наме. Глава 6. «Восхваление ‘Али, повелителя правоверных» и Глава 7. «Восхваление *ал-Хасана и ал-Хусайна, повелителей правоверных»



 



Рецензии



 



Маслюженко Д.Н., Парунин А.В. Сибирские татарские государства в системе позднезолотоордынского мира (рецензия на «История татар с древнейших времен. Том IV. Татарские государства XV-XVIII вв.». Казань: Институт истории им Ш. Марджани АН РТ, 2014. 1082 с.)



 



Новая книга: Роман Хаутала. От “Давида, царя Индий” до “ненавистного плебса Сатаны”. Антология ранних латинских сведений о татаро-монголах / И.М. Миргалеев (ред.) // Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage». Вып. 2. Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2015. 496 с.



 



Хроника



 



Рахимзянов Б.Р. Всероссийская научно-практическая конференция «Сююн-бике – выдающаяся женщина и правительница (к истории связей татарских государств в XVI веке)» (Касимов, 12 ноября 2015 г.).



 



Аксанов А.В. Круглый стол «Право Казанского ханства»


Link to post
Share on other sites
  • Модераторы

Золотоордынское обозрение №1 2016



СОДЕРЖАНИЕ



 



Публикации



 



Uli Schamiloglu. Climate Change in Central Eurasia and the Golden Horde



 



Узелац Александар. Монгольская империя и татары в Дубровницкой летописи Джакомо Лукари



 



Мари Фавeро. Венецианские источники по истории Золотой Орды: новые перспективы изучения



 



Крамаровский М.Г. Крым и Рум в XIII-XIV ст. (анатолийская диаспора и городская культура Солхата



 



Миннегулов Х.Ю. Проблемы властелина и государственности в литературе Золотой Орды



 



Mirgaleev I.M. The Islamization of the Golden Horde: New Data



 



Сабитов Ж.М., Рева Р.Ю. Сравнительный анализ данных письменных источников и нумизматики о ханах Улуса Джучи.



 



Почекаев Р.Ю. Инкорпорация мусульманских институтов во властную структуру Золотой Орды и пост-ордынских государств



 



Зайцев И.В. В каком году умер казанский царевич Петр Ибрагимович – Худайкул б. Ибрахим?



 



Виноградов А.В. Дипломатическая документация Крымского ханства в XVI в. (1515–1596): к вопросу о современном состоянии публикации



 



Беляков А.В. Крымские выходцы в России. Служба и правовой статус



 



Дискуссия



 



Иванов В.А. Археологическое источниковедение кочевников Золотой Орды или стагнация диалектики



 



Наследие



 



Абу Бакр Каландар. Каландар-наме. Глава 6. «Восхваление ‘Али, повелителя правоверных» и Глава 7. «Восхваление *ал-Хасана и ал-Хусайна, повелителей правоверных»



 



Рецензии



 



Маслюженко Д.Н., Парунин А.В. Сибирские татарские государства в системе позднезолотоордынского мира (рецензия на «История татар с древнейших времен. Том IV. Татарские государства XV-XVIII вв.». Казань: Институт истории им Ш. Марджани АН РТ, 2014. 1082 с.)



 



Новая книга: Роман Хаутала. От “Давида, царя Индий” до “ненавистного плебса Сатаны”. Антология ранних латинских сведений о татаро-монголах / И.М. Миргалеев (ред.) // Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage». Вып. 2. Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2015. 496 с.



 



Хроника



 



Рахимзянов Б.Р. Всероссийская научно-практическая конференция «Сююн-бике – выдающаяся женщина и правительница (к истории связей татарских государств в XVI веке)» (Касимов, 12 ноября 2015 г.).



 



Аксанов А.В. Круглый стол «Право Казанского ханства»


Link to post
Share on other sites
  • Модераторы
  • Модераторы
  • Модераторы
Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now




×
×
  • Create New...