Jump to content



Recommended Posts

Башкирский эпос "Идукай и Мурадым"

Золотой Ордой владел

Хан по имени Туктамыш;

Много стран во власти имел,

Их в рабах при себе держал:

Ясак у них скотиной брал,

Рабов от жителей их забирал;

Всесильным себя возомнив,

Жил вольготнее богов.

И на вольный Урал посягнул.

Живший там народ всколыхнул.

Богатыри края того:

Кыпсак, Катай и Тамьян, –

Жившие на отрогах Урала;

Юрматы, Табын еще –

Вдоль Нугуша и Идели –

По примеру батыров тех,

Пятеро из семи родов.

Туктамыша отвергнув власть.

Не желая платить ясак,

Не желая давать рабов,

При приближении ханских войск,

В скалах укрытие ища,

Бились с врагами вместе и врозь.

Аулы целые в каждом бою

Выгорали дотла в том краю;

Женщин и девушек позорил враг,

Скалы и склоны уральских гор

Кровью алою увлажнились;

В той крови утопая по седло,

Батыры к обидчикам пробивались;

Но те, Урал-тау окружив,

Огнем нещадным его подпалив,

Превратили цветущий сад

В кроваво-красный ужасный ад;

От ударов со всех сторон

Нес народ там большой урон.

Без матерей оставались, отцов

Сироты – дети лихих удальцов;

Боевых не осталось коней –

Только лишь недоросли лошадей;

Все ж пять батыров пяти родов,

Израненные десятки раз,

Оземь сброшенные с седла.

Все ж, лук не бросив в смертельный час,

Не выпуская булатный меч.

Вновь и вновь устремлялись в сечь.

Полный текст

Оригинальный текст на башкирском языке

Иҙеүкәй менән Мораҙым

Алтын Урҙа башында

Туҡтамыш хан ултырған,

Ҡул аҫтында күп илде

Ҡолдай итеп биләгән:

Яһаҡ алған малынан,

Ҡолдар алған халҡынан,

Үҙ тигәнсә эш итеп,

Бер хоҙайҙай йәшәгән;

Уралға ла ҡул һуҙып,

Унда халыҡты ҡуҙғаған.

Уралдағы батырҙар:

Ҡыпсаҡ , Ҡатай, Тамъян –

Урал тауы яғында,

Юрматы, Табын тағы ла –

Иҙел, Нөгөш буйында;

Был батырҙарға эйәреп,

Ете ырыуҙан бишеһе

Туҡтамышҡа буйһонмай,

Уға яһаҡ түләмәй,

Халыҡтан ҡолдар алдырмай,

Хандың яуы килгәндә,

Ҡаяларға һарышып,

Ҡара-ҡаршы һуғышып,

Ауыл-ауыл һәр яуҙа,

Йорто-ере үртәлеп,

Ҡатын-ҡыҙы хурланып,

Урал бите, ҡаяһы

Ҡыҙыл ҡанға дымланып,

Батырҙары сергенән

Ҡыҙыл ҡанға йөҙһә лә;

Урал тауҙы уратып,

Хандың яуы ут һалып,

Урал буйын ҡып-ҡыҙыл

Тамуғылай ҡылһа ла;

Күп яуҙағы ҡырғында

Илдең халҡы миктәлеп*,

Ата-әсәһеҙ ҡалышып,

Етем-еҫер тулһа ла;

Аты бөтөп, яу аты

Тай-тулаҡҡа ҡалһа ла;

Биш ырыуҙан биш батыр,

Яраланып ун тапҡыр,

Аттан ҡолап төшһә лә, –

Ян керешен бушатмай,

Ҡулдан булат ташлатмай,

Һаман ҡаршы һуғышҡан.

Полный текст на башкирском языке

Татарский дастан "Идегей"

В стародавние времена,

Там, где была нугаев страна,

А предком Нугая был Татар

Там, где стольный Сарай стоял.

Там, где вольный Идиль бежал

Там, где город Булгар блистал,

Там, где текла Яика вода,

Там, где была Золотая Орда

Там, где жили кыпчак и булгар

Ханствовал над страною татар

Хан по имени Токтамыш.

Кто был ему друг – того любил.

Кто был ему враг – того губил.

То, чем владел он, были стада.

То, что имел он, были рабы:

В муках текли их года.

Link to post
Share on other sites

Он халха-монгол или как говорят хасгууд, тоже любил беркутов! <img src='http://forum.eurasica.ru/public/style_emoticons/<#EMO_DIR#>/malahai8yu.gif' class='bbc_emoticon' alt=':kz1:' />

В эпосе Тохтамыс-хан также хотел узнать его происхождение. Так вот, Сыбыра-йырав, видевший при жизни Чингисхана, ответил ему, что происхождением он выше Чингисхана (Алшалгыра)и не монгол вовсе, а потомок Абу-Бекра ибн Сидика первого халифа мусульман, т.е араба из племени курейш.

Link to post
Share on other sites

Я c вами полностью согласен Идегай это великий каракалпакский амир Едиге, родом из Мангита одного из шести состоящихся основных арысов каракалпаков (Конырат, Мангит, Муйтен, Кыпшак, Кенегес, Кытай) или как у нас называется "Алты арыс каракалпак".

У нас в Каракалпакстане есть 4 х метровый памятник батыру ЕДИГЕ.

А может быть эмир Мангытов, насколько я понимаю разница между каракалпаками и ногаями заключается лишь в том, что у каракалпаков в борьбе за власть победил куб Конгырат. Хотя, ногайцы никогда не отвергали алтыул или алты аул или по-ногайски - Ембойлык,каракалпаки довольно активно "тянут одеяло на себя".

(Вот вам старый ногайский шын -

"Ай, ембойлык, ембойлык,

алты атасы бир койлык,

алты орда - бир ожак,

алты - аул бир байрак" -

Эх, ембойлуки,

шесть ваших отцов похоронены в одной могиле,

шесть обрешёток юрты сплотил один дымоход(шыгарак),

на шесть аулов - (у вас) одно знамя)

Link to post
Share on other sites

Эдиге был ногаем и похоронен в Казахстане к татарам он мало какое отношение имеет

Ну при отсутствии собственного средневекового национального героя для героики сойдет и ногай-Эдиге, и ногайка-Сююмбийке, и Шора-батыр - ногай из Крыма и многие другие.

Link to post
Share on other sites

Эдигей борджигин или мангут все-таки?

Link to post
Share on other sites

Эдигей борджигин или мангут все-таки?

мангытом был, к борджигинам никакого отношения не имел

Link to post
Share on other sites

мангытом был, к борджигинам никакого отношения не имел

Читал у Ахметзаки Валидова, что он из племени Мангыт, а род Ак-Мангыт,

Что касается "татарского" эпоса Едеге, так он сборный, взят там-тут, сами они не создовали, у них вообще нет эпоса как такого, и нет такой культуры, потому что возникли позже так называемого эпического периода. История создания "татарского" эпоса уходит своими корнями в глубину 20-х г. XX в. Наки Исанбат (родом с д. Тат. Малояз, ныне Салватский район РБ) был вместе с башкирскими учёными в экспедиции по Башкирии. Собирали фольклор, в Белорецком районе они записали один из вариантов Идеукай и Мурадым. отличавшийся от всех остальных. Вот с этим вариантом, он и помчался в Казань. и выпустил там "татрский" вариант "Едеге". Взяли и добавили у других тюрков вырезки, что -то наоборот убрали. Спор между башкирскими и казанскими учёными продолжался до 30-х годов, пока башкирских не репрессировали, правда в 40-е г. и казанским досталась. и после до перестройки всё и лежало под запретом 50 лет. Как видите и нация искусственная и сборная и эпос эту нацию "цементирующий" такой же. Как говорил Бодрияр симулякр, т.е "копия без оригинала".

Link to post
Share on other sites

Читал у Ахметзаки Валидова, что он из племени Мангыт, а род Ак-Мангыт,
Что касается "татарского" эпоса Едеге, так он сборный, взят там-тут, сами они не создовали, у них вообще нет эпоса как такого, и нет такой культуры, потому что возникли позже так называемого эпического периода. История создания "татарского" эпоса уходит своими корнями в глубину 20-х г. XX в. Наки Исанбат (родом с д. Тат. Малояз, ныне Салватский район РБ) был вместе с башкирскими учёными в экспедиции по Башкирии. Собирали фольклор, в Белорецком районе они записали один из вариантов Идеукай и Мурадым. отличавшийся от всех остальных. Вот с этим вариантом, он и помчался в Казань. и выпустил там "татрский" вариант "Едеге". Взяли и добавили у других тюрков вырезки, что -то наоборот убрали. Спор между башкирскими и казанскими учёными продолжался до 30-х годов, пока башкирских не репрессировали, правда в 40-е г. и казанским досталась. и после до перестройки всё и лежало под запретом 50 лет. Как видите и нация искусственная и сборная и эпос эту нацию "цементирующий" такой же. Как говорил Бодрияр симулякр, т.е "копия без оригинала".


Едиге из племени Акмангыт. :turkmen1: 

Каракалпакская шежире:

1) 6-и Арсовая шежире (до XIX в.): Арса Мангыт – племя Каратай – племя Акмангыт;

2) 2-х Арсовая шежире (современная после XIX в.): Арса «Он торт уру» –племя Мангыт – Каратай (группа) – племя Акмангыт.

В Каракалпакстане городок Акмангыт – районный центр Нукуского района (образован в 1968 году, http://ru.wikipedia....%B9%D0%BE%D0%BD), в городке есть памятник Едиге батыра.

В первые каракалпакскую версию эпоса «Едиге» записал 1905году студент Московского университета Беляев от Бекимбет жырауа (Чимбай).

Каракалпакская версия эпоса «Едиге» самая крупная из всех версий, т.е. много стоков в сравнение с другими версиями.

В 1990 году в издательстве «Каракалпакстан» (г. Нукус) первыенапечатали книгу «Едиге», т.е. каракалпакскую версий эпоса «Едиге» на каракалпакском языке. В книге 2 варианта каракалпакского версии эпоса:

1) Ерполат жырау Рамберди улы из Чимбая, автор Каллы Айымбетов (записи 1929 - 1934 гг.);

2) Кыяс жырау Кайратдинов из Чимбая, автор Калбай Кайратдинов (записи 1970 г.).

Каждая версияэпоса состоит примерно 200 страницы в формате 60 х 841/19.

Link to post
Share on other sites
В 1990 году в издательстве «Каракалпакстан» (г. Нукус) первыенапечатали книгу «Едиге», т.е. каракалпакскую версий эпоса «Едиге» на каракалпакскомязыке.

А в электронном виде есть эта книга?

Link to post
Share on other sites

Что касается "татарского" эпоса Едеге, так он сборный, взят там-тут, сами они не создовали, у них вообще нет эпоса как такого, и нет такой культуры, потому что возникли позже так называемого эпического периода. История создания "татарского" эпоса уходит своими корнями в глубину 20-х г. XX в. ...

Естественно, эпическая традиция будучи продуктом средневековой эпохи более живо сохранялась в наиболее архаичных сообществах.

Русский эпос про Илью Муромца, например, сохранился у северных поморов. Еще бы прошло немного времени и он исчез бы бесследно, но благодаря ученым сохранился.

Татарская нация к концу 19 века была практически полностью вовлечена в капиталистические отношения и соответствующие им процессы разложения родо-племенных отношений традиционного кочевого общества у поволжских татар начались на несколько столетий раньше чем у других тюрков.

Однако и здесь не все так однозначно не будучи специалистом, кажется встречал в литературе ссылки на бытовавшие у татарского населения списки фрагментов эпоса.

Например, "в Татарском научно исследовательском институте языка, литературы и истории (ныне архив ИЯЛИ АН РТ) хранится рукопись варианта эпоса «Идегей», записанная в 1854 году Габидуллой Ахметжан углы"

Link to post
Share on other sites

Попытки объявить эпос достоянием только одной современной национальности, а порой провозгласить некий "эталонный" вариант по сути нелепы.

Мое личное мнение, что Золотая Орда дала начало многим современным тюркским народам и культурно-языковое наследие у нас общее.

"

...

Так «Сказание об Идегее» стало достоянием ряда народностей и было записано в разное время у казахов, каракалпаков, кочевых узбеков, ногайцев, туркмен, башкир, тюркских народностей Крыма, сибирских татар и горных алтайцев. Эпос «Идегей» вошел в цикл сказаний «Богатырского века ногайцев». На вопрос, как же эпос ногайцев стал своим для многочисленных, перечисленных народов, дает ответ в своих работах Ч. щ Ч. Валиханов: «Надо полагать - пишет он, что под ногаями первоначально разумелись в Средней Азии все кочевые племена тюркского и монгольского происхождения, говорившие татарским языком (то есть на тюркских языках). Почти все кочевые народы среднеазиатских степей, - продолжает Валиханов, - все древнее приписывают ногаям, и многие считают их своими предками» [23, 515]. Объясняя распространение эпоса, первоначально сложившегося в Ногайской Орде, за ее пределами П. А. Фалев писал: «Ногайцы (после распадения Золотой Орды на ханства Казанское, Астраханское и Крымское) сохранили свою самостоятельность. Помня, свое воинственное прошлое, они отрядами выходили из своих улусов и нанимались в военные защитники в соседних ханствах и у соседних племен. В этот период ногайцы разнесли свой эпос по всей Средней Азии до самого Алтая»/18/.

Последняя запись сказания, выполненная в 1958 году и пополнившая предыдущие тексты эпоса тоже сделана ногайским фольклористом Ашимом Сикалиевым на территории Карачаево-Черкесской области.

История изучения эпоса уводит нас в глубокий пласт поисков до первой записи сказания об Идегее, опубликованной в 1820 году в «Сибирском вестнике» как прозаическое переложение казахского варианта исследователем Сибири Г. И. Спасским. В 1830 году А. Ходзько в своей книге «Народная поэзия Персии» представил вниманию читателей «Песни об Идиге» на английском языке.

Бесценной находкой является казахская версия эпоса «Идегей» /18411842 г./. Как с филологической точки зрения, так и по близости его содержания к архетипу она и по сегодняшний день является надежным источником исследования. Данная версия была сделана Чоканом Валихановым и его отцом, султаном Ченгисом в Аман-Карачаевском округе от акына /певца/ из рода кипчаков Жамангула и от двух других казахов. Оригинал рукописи Ва-лиханова был опубликован П. М. Мелиоранским [23, 351]

К числу наиболее полных и хорошо сохранившихся относятся записи знаменитого исследователя В. В. Радлова /1866 - 1872/, четыре варианта им были записаны от барабинских татар, омских татар и горных алтайцев /телеутов/ [60; 61]. Позднее в 1896 году предыдущие записи пополнились четырьмя вариантами эпоса, записанными от жителей степной части Крыма.

Казахский вариант дополнился в 1896 году вариантами эпоса А. Дивае-ва и Г. Н. Потанина. В 1930-х годах дошел до нас обширный по объему каракалпакский вариант записи Каллы Аимбетова и ученика П. И. Мелиоранско-го И. А. Беляева. Несколько текстов «Идегея» были найдены у кочевых узбеков и опубликованы Хади Зариповым.

Не меньшего внимания заслуживает подробный пересказ ногайских версий, записанных А. А. Семеновым, М. Османовым и И. Н. Березиным.

Ногайский материал заслуживает особого внимания, так как эпические сказания об Идегее и ногайских богатырях, его потомках сложились исторически в Ногайской Орде.

Предметному изучению всех известных к тому времени национальных версий эпоса посвящается работа В. М. Жирмунского «Сказание об Идеге» [23, 349-387].

Объектом исследования автора является татарская версия эпоса, поэтому остановимся на довольно сложной и противоречивой истории записывания и изучения татарского варианта дастана «Идегей». Записи татарских вариантов эпоса производились на обширной территории проживания татарского населения от Крыма, Поволжья и до границ бывшей Синей Орды, а ныне Западной Сибири. Первые записи и публикации татарской версии уходят в отдаленное прошлое. Первые тексты сказания «Идегей» и отдельных его частей зафиксированы в поволжско-татарских письменных источниках XVII-XVIII веков.

Анализируя вопрос об источниках «Сборника летописей» Кадыр-али-бека 1602 г., академик АН РТ Усманов М. А. пишет: «Большим подспорьем для автора служили памятники фольклора, в первую очередь известный среди кыпчакоязычных тюркских народов эпос «Идегей» /78, 53/.

Чрезвычайно богатый материал для изучения тюрко-монгольского, в том числе и татарского фольклора, дает «Дафтар-и-Чингиз-наме», в котором нашли отражение сюжеты, мотивы, герои и художественные особенности народного творчества. «Дафтар-и-Чингиз-наме» - уникальный по содержанию и подаче материала по истории Среднего и Нижнего Поволжья, Золотой Орды привлекал, и привлекает по сегодняшний день внимание многих ученых, историков, этнографов и фольклористов. В эту рукопись, содержащую повествование о Чингиз-хане и его потомках, включено и сказание об Идегее. Академик И. А. Усманов, давая оценку вышеуказанному труду и его автору, пишет: "Автором его был человек весьма талантливый, живший в XVII столетии. В связи с конкретными задачами автора, его историческими воззрениями у него получился «не документально-исторический трактат, а полуфольклорный поэтический дастан, основанный, как на историческом материале, так и на необузданном вымысле незаурядного художника» /78, 131/. Человеком, который первым взялся за его изучение, был Ибрагим Хальфин, адъюнкт Казанского университета, в 1822 году опубликовавший известную в литературе хрестоматию «Жизнь Чингиз-хана и Аксак-Тимура». Этот источник пользуется популярностью не только в России, но и за рубежом. В XIX и в первом десятилетии XX веков книга издавалась неоднократно на татарском и русском языках.

Из рассмотренного выше можно сделать вывод, что со второй половины XIX века сказания об Идегее и Токтамыше появляются в памятниках письменности как самостоятельные художественные устные произведения.

Согласно исследованиям Н. Исанбета, в Татарском научно исследовательском институте языка, литературы и истории (ныне архив ИЯЛИ АН РТ) хранится рукопись варианта эпоса «Идегей», записанная в 1854 году Габи-дуллой Ахметжан углы /99/. Дастан этот записан на смешанном книжном и народном языке. Согласно данного варианта, местом постоянного пребывания главного эмира Идегея считается село Большие Тарханы на территории Татарстана.

Большой популярностью пользуется в кругах исследователей вариант эпоса из хрестоматии Н. И. Березина 1862 г., где вариант эпоса представлен как туркменский. Из исследований профессора Мелиоранского и известного фольклориста Н. Исанбета, которые выполнили сравнительно - лингвистический анализ, данный вариант признан татарским.

Самобытны варианты эпоса, представленные В. В. Радловым в конце 60-х годов XIX столетия от татар, проживающих на территории Омской области, Барабинска и Крыма /61, 352/. Сам автор находит их близкими к оригиналу.

Среди материалов Хасана Гали, хранящихся в архиве ИЯЛИ АН РТ находится запись варианта эпоса, произведенная в 1909 году в Акмолинской области. Там же представлен краткий вариант эпоса, записанный в 1910 году губернским учителем Д. Батиевым в Ханской Ставке Архангельской губернии (Внутренней Киргизской Орды). В 1914 году был опубликован исторический вариант эпоса М. Госмана /101/. Все варианты записей, исключая последний, никогда и нигде не публиковались.

Исходя из этого, можно заключить, что татарские варианты частично выпали из объекта исследователей тех лет.

Более удачной оказалась судьба варианта, записанного в 1919 году доцентом Казанского педагогического института Н. Г. Хакимовым /166/. Вариант Хакимова Н. Г., записанный в 1919 году деревне Яланкуль, Тарского уезда (Омская обл.) у Ситдыка Магдиевича Зайнетдинова (Сиддык-бабая), является одним из наиболее полных и ранних. Однако и эта запись в свое время не была опубликована, хотя и стала объектом внимания крупных фольклористов А. Н. Самойловича, В. М. Жирмунского и других, заслужила их серьезного научного анализа. «Вариант сказания об Едигее Сыддык - бабая из селения Йыланлы Омской области - пишет академик А. Н. Самойлович, - является по числу песен самым обширным из записанных и изданных версий и представляет, в общем, выдающуюся ценность для изучения сказания о Едигее с литературоведческой, исторической и языковой точек зрения» /65, 211/.

Конец тридцатых и начало сороковых годов знаменателен увеличением записей татарских вариантов эпоса. Большая работа в этом направлении велась учеными Н. Исанбетовым и X. Ярмухаметовым - все они хранятся в архиве ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова АН РТ.

Описанные выше варианты эпоса явились хорошей предпосылкой для создания и публикации сводного национального варианта эпоса «Идегей». Первым, кто взялся за эту достаточно сложную, но интересную работу, был писатель и ученый - филолог Наки Исанбет. В 1940 году Н. Исанбетом был опубликован сводный текст дастана «Идегей»."

http://www.dissercat.com/content/narodnyi-epos-idegei-i-ego-istoricheskie-osnovy

Хайруллина, В. И.

Link to post
Share on other sites
То, что имел он, были рабы:

В муках текли их года.

Надо отметить, что последняя строчка - это чистая "вольность" переводчика С. Липкина.

В его переложении эпоса вообще чувствуется некоторая тенденциозность в придании отсутствующих в поэтическом оригинале негативных красок в описании Золотой Орды.

Также как перевод тюркского "кол" как "раб" не совсем точно, по-моему.

Link to post
Share on other sites

Например, в этом месте неверный перевод слова "кол" приводит к нелепице:

"

Кутлукыя – сокольничий твой.

Смилуйся над его головой!

Один из предков его

Врагом-губителем был,

Другой из предков его

Другом-воителем был,

Один из предков был раб,

Другой – правителем был,"

Наиболее близким по смыслу был бы перевод слова "кол" как "слуга".

Link to post
Share on other sites

А в электронном виде есть эта книга?

Надо найти книги автора Карла Райхла, там есть каракалпакскийверсия дастана «Едиге»

Жумабай Базаров (1927 – 2006)

Последний

традиционный каракалпакский сказатель - «жыраў». Родился и жил в

Шоманайском районе Каракалпакстана.

От воспоминаний Карла Райхла

(профессор средневековой литературы и исторического языкознания Института

англистики, американистики и кельтологии Боннского университета (Германия),

почётный профессор Каракалпакского государственного университета им. Бердаха

(Нукус, Узбекистан) и член Академии наук земли Северный Рейн-Вестфалия

(Германия).)

Цитата

В 1981 г., когда я впервые приехал в Узбекистан в качестве

участника германско-советского научного обмена, мне повезло познакомиться в

Ташкенте с Турой Мирзаевым, а в Нукусе — с Кабулом Максетовым, двумя выдающимися

специалистами в области узбекского и каракалпакского устного эпоса, которые в

течение многих лет поддерживали и вдохновляли меня в моих исследованиях. В том

же, 1981 г. я встретил талантливого каракалпакского сказителя Жумабая Базарова.

За годы нашей дружбы мне удалось записать весь его репертуар; его версия эпоса

«Эдиге» была опубликована в 2007 г. Академией наук Финляндии. Жумабай Базаров

был последним (в полном смысле этого слова) традиционным каракалпакским жырау; он умер в 2006 г. …

Райхл К. Тюркский эпос : традиции, формы, поэт. структура /

Карл Райхл ; [пер. с англ. В. Трейстер под ред. Д.А. Функа]. — М. : Вост. лит.,

2008. — 383 с. ; 145 x 215 мм. — (Исследования по фольклору и мифологии

Востока). — ISBN 978-5-02-036358-8 (в пер.), 800 экз.

Книга Карла Райхла, профессора Боннского университета, специалиста по

средневековой литературе и историческому языкознанию, является описательным

исследованием тюркского устного эпоса. Основное внимание уделяется эпическим

традициям узбеков (и уйгуров), казахов, каракалпаков и киргизов. Автор

ссылается и на соседствующие устные традиции — эпическую поэзию туркмен,

азербайджанцев и турок, проживающих в западных и юго-западных регионах

Центральной Азии, а также эпос алтайцев, тувинцев и др. В книге обсуждаются

взаимоотношения различных текстов эпоса, распространенных на обширных

территориях, традиции исполнения, жанры, сюжетные модели, художественные

приемы.

Для тюркологов, фольклористов, специалистов по сравнительному

литературоведению.

УДК 398

ББК 82.3(3)

Link to post
Share on other sites

Надо найти книги автора Карла Райхла, там есть каракалпакскийверсия дастана «Едиге»

Не как не могу найти эл. почту профессора.:(

Мне повезло в серединах 90х, я сопровождал 2 – 3 раза в районных поездках профессора. Мы общались чисто на каракалпакском.:turkmen1:

Link to post
Share on other sites

Я в некоторой степени знаком произведениями Исы Капаева, ногайца по национальности. Он дал оценку фольклору кочевых народов.

http://www.proshkolu.ru/org/128-226/file/1146406/download

Ногаи-единственный народ, создавший эпос, в котором отражены события, произошедшие в Золотой Орде. Другие народы, жившие в этом государственном образовании, не могли создать эпических произведений, т.к. не имели отношения к историческим личностям.

Надо оговориться, что под ногаями я еще подразумеваю казахов, каракалпаков и кочевых узбеков, поскольку в золотоордынский период это был один народ. Ногайский эпос у них в дальнейшем получил свое самобытное развитие. До 19 века названные народы даже не знали, как определиться в самоназвании. Это было отражено в первоначальном их эпическом творчестве. И только в 20 веке, особенно среди казахов и узбеков, прошла мощная волна редактирования эпоса. Избавлялись от имени ногаев или приуменьшали их значение, подводили повествование под составляющие их народ рода. Как говорится, их дело, их фольклор, что хотят то и делают. Однако достаточно открыть дореволюционные издания фольклорных текстов казахов и кочевых узбеков, чтобы обнаружить искажения. Я не называю каракалпаков, т.к. они в эпических песнях сохранили имя ногаев. Больше того, в песнях каракалпаков выражено столько любви и скорби по утраченному могуществу ногаев, что перед ними меркнут даже собственно ногайские песни.

  • Одобряю 1
Link to post
Share on other sites
Ногаи-единственный народ, создавший эпос, в котором отражены события, произошедшие в Золотой Орде. Другие народы, жившие в этом государственном образовании, не могли создать эпических произведений, т.к. не имели отношения к историческим личностям.

Автор умудрился вместить не менее 5 ущербных с логической и исторической точки зрения тезиса в 2 предложения.

Подобные утверждения явно грешат трайбализмом.

С таким же успехом я могу утверждать, что татары - "мишаре", это - суть единственные наследники Золотой Орды, т.к. им единственным из всех народов имя, как нынче модно говорить "государствообрзующего" народа - татар, принадлежало в качестве самоназвания. Не говоря уже о количестве "знатных" родов и фамилий.

Есть некий внутренний порок в самом фундаменте подобного хода мыслей, показатель интеллектуальной неразвитости и зашоренности в самих попытках "делить" глубинный культурный пласт.

  • Одобряю 1
Link to post
Share on other sites

Я лично не отгораживаюсь вымышленными перегородками от ногайцев.

Считаю, что мы по сути дети одного народа.

Так было и в старину. Не думаю, что татары относились к ногайцам как к какому -то чужому народу.

Например, одна часть моего аула имела название "ногай оцы" - "ногайский конец".

Ногайцы- это те же татары.

Если же некоторые ногайцы захотят отгородиться в этническом и культурном смысле от татар, то как же тогда эпос "Идегей"?

Ведь там речь идет как раз о татарах.

В таком случае придется признать, что эпос татарский, а не ногайский.

Хотя, повторюсь подобное противопоставление на мой взгляд абсурдно.

Link to post
Share on other sites

Любим же мы, однако, делить и делиться. Хоть жизнь нас бьет железной палкой по голове, мы все продолжаем эту древнюю убийственную забаву.

Я вот иногда пытаюсь представить, что было бы если на месте тюркоязычных народов оказались "армяноязычные" или "ивритоязычные".

Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now




×
×
  • Create New...