Jump to content



Kamal

Пользователи
  • Content Count

    5452
  • Joined

  • Days Won

    163

Everything posted by Kamal

  1. Я в детстве часто бывал в деревне у бабушки, в принципе, на каникулы вся детвора собиралась то в одной деревне, то в другой. Так вот, у бабушек были фирменные блюда названия которых почти не помню. Полат, ты оказывается эстет по каракалпакской кухне. У бабушек мы ели катыбыламык, гунжи (толкут в ступе), гоже с фасолью заправленное кефиром, загара нан и еще какие-то сытные пищи. Молочных продуктов разного вида, много фруктов, овощей и бахчевых, сушеных фруктов и овощей разного вида... Короче, вспоминаю и уже слюнки потекли. В городе, наши мамы такое не готовили, но на рынке купить можно было, а все ровно у бабушек все было вкусно. Уже 10 лет на Родине не был. Такое готовят сейчас? Кажется, наши предки так питались.
  2. Терминология родства у каракалпаков А. Т. Бекмуратова (ОТРЫВОК) http://www.kavkazweb.net/forum/index.php?showtopic=27886 Одной из особенностей каракалпакской семьи является прочность родственных связей. Как в прошлом, так до известной степени и в наши дни важное значение имеет родство не только по отцовской, но и по материнской линии. Терминология родства для каракалпакского народа до сих пор не была предметом специального изучения. Тем не менее в некоторых работах по этнографии и языку каракалпаков имеются записи терминов родства, к сожалению, все они недостаточно полные. Впервые номенклатура родства и свойства у каракалпаков была описана Т. А. Жданко , отчасти она также освещена в работах С.К. Камалова , А.С. Морозовой , У.Х.Шалекенова . Т. А. Жданко считает, что бытующая у этого народа классификационная система родства отражает архаичные традиции брачных И родственных отношений и является памятником глубокой древности, характеризуя следы группового брака, существовавшего у далеких предков каракалпаков 5. Следы древних форм брачных отношений проявлялись и в экзогамии, и в других пережитках. Конечно, термины родства каракалпаков давно уже не соответствуют фактическим взаимоотношениям родственников в современной каракалпакской семье. Они возникли в отдаленные времена господства родового строя. Так же как у каракалпаков, древняя система терминов родства сохранилась и у других тюркских народов . Н. П. Дыренкова, изучавшая систему родства у киргизов и народов Алтая, выявила главные черты этой системы, сходные у всех тюркских народов. К ним относятся: 1) обозначение одним термином целого («класса» лиц различных степеней родства; 2) дифференциация терминов родства по старшинству и полу; 3) разграничение в терминологии отцовской и материнской линий родства . У большинства народов, помимо терминов родства по крови, существуют термины, обозначающие родство по браку (свойство). Общие черты терминологии родства и свойства тюрко-язычных народов Средней Азии, а также и многих народов Алтая мы видим и у каракалпаков. Терминология родства у каракалпаков строго различалась по отношению к родственникам отца и матери, мужа и жены. В терминологии родства, как и в экзогамии, сказались следы древнейшей формы группового брака, существовавшей у далеких предков каракалпаков. Это типичная классификационная система родства, в которой отсутствуют абстрактные термины для обозначения кровных брата и сестры, а братья и сестры разных степеней родства делятся на младших и старших со специальными терминами по отношению к говорящему. Эти термины указывают на принадлежность к старшей или младшей группе. Термины родства зависят от возраста (старше или младше говорящего) и от пола (говорит мужчина или женщина). Так, многие термины у каракалпаков применяются не только к родным старшим братьям и сестрам, но и к целому ряду родственников, близких и дальних, а также и к посторонним лицам того же возраста. Таковы, например, термины ага, ажага, апа, ажепа, ата, ини, карындас и т.д. Эта классификационная система родства считается весьма древней и отражает ранние формы брака и семьи, в том числе групповой брак. Родными по крови считаются дети, родившиеся от одного отца и от одной матери, - туган бала; дети, родившиеся от одного отца, но разных матерей,-аталас; дети, родившиеся от одной матери, но разных отцов,- емшеклес. Близкими родственниками считаются и дети от разных родителей, но вскормленные грудью одной женщины, - молочные родственники. Все эти термины обозначают кровнородственные связи и относятся к мужскому и женскому полу. Кровные родственники делились на близких и дальних. Самыми близкими - жакын туыскан считались родственники до третьего поколения. Родственники после трех поколений (в 4, 5, 6-м и далее) считались дальними, их называли немере-шобере (так же как правнуков). Близкие родственники жили обычно в одном ауле; дальние реже общались друг с другом. Есть у каракалпаков пословицы по поводу этих двух видов родства. Одна из них относится к жакын туыскан, или, как их иногда называли, агайын' (ага ин'и - старшие и младшие братья); «Агайыннынбары жаксы, тары го же ишип онып калдыю" (хорошо, что есть близкие родственники, они наелись гоже - жидкой каши из проса - и остались довольны). Эта пословица высмеивает скупых родственников. Существовала также насмешка-поговорка и о немере-шобере: «Немере несин береди, етин жеп суйегин береди» (Дальний родственник что даст? Мясо сам съест, а кости отдаст, тебе). Независимо от близости или дальности родства кровным родственникам нельзя было вступать между собой в брак - все сородичи подчинялись обычаю экзогамии. Помимо кровных родственников по отцу, существовали родные по линии матери, а также свойственники - родственники жены. Во многих семьях эти две последние группы совпадали, так как у каракалпаков в давние времена предпочитали брать жен из одного и того же рода и нередко бывало, что зять был сородичем матери своей жены и дочь уходила после замужества в тот же аул, откуда родом была ее мать. Однако традиционные отношения с родными матери и с родными жены очень строго соблюдались и сильно влияли на быт семьи и общественную жизнь каракалпакского дореволюционного аула. Обычаи и обряды, унаследованные от древних форм семьи (матриархальной и патриархальной семейных общин), переплетались с другими пережитками родового строя и способствовали сохранению косности быта, его общей отсталости и, замкнутости. Лишь после Октябрьской революции эти старые устои стали разрушаться. При рассмотрении системы терминов родства и свойства каракалпаков (см. составленные нами таблицы) легко заметить, что большинство терминов родства имеют групповое значение и охватывают широкий круг лиц: близких и дальних родственников по отцовской и материнской линии, а также посторонних лиц. Например, по отцовской линии термином ата называют деда (отца), младших братьев Деда , своего отца (однако при обращении к отцу этот термин родства обычно не употребляется), старших братьев отца; вместе с тем в разговоре обращаются с этим же термином ко всем старикам сородичам. Термином ага называют отца, а также каждого сородича старше говорящего (но не старика). Интересен также термин ажага, буквально означающий «старший брат»), - так называют отца (если жив дед). Этот термин для наименования отца связан с обычаем воспитания первого ребенка в семье деда. Поэтому ребенок называет своего деда термином ага, а родного отца - ажага (соответствующим старшему брату). Термином ажага называют также младшего брата отца, сына старшего брата отца, своего родного старшего брата. Термином ини называют своего родного младшего брата, сына своего старшего брата, сына младшего брата отца и каждого сородича, младше говорящего. То же относится и к женским терминам родства: апа, ажепа называют и старшую сестру отца, и свою старшую сестру, и дочерей братьев отца, т. е. Своих двоюродных сестер по отцу, если они старше говорящего, а также посторонних женщин из рода говорящего, если они старше его по возрасту. Невестка называет апа старших родственниц своего мужа. Жен всех родных мужского пола, относящихся к группе ата, называют шеше; жен родных категории ага называют женге; жен родных категории ини - келин. Если обратиться к терминам кровного родства по женской линии, то увидим, что мужья всех апа, ажепа называются жезде; мужья всех карындас, синли называются куйеу. Термин жuйен (племянник) применяется к детям сестры, к детям сестер отца, детям сестер мужа. Зятя - мужа дочери, если он одного рода с тещей, называют жuйен к'yйey. Мужья сестер называют друг друга бажа; дети сестер независимо от пола при обращении друг к другу употребляют термин боле. Такую же картину мы видим у узбеков и у киргизов. Так, К. Л. Задыхина пишет, что термином ага и ини (в зависимости от возраста) называют: родного брата, сына брата, сына брата oтца, т. е. братьев родных, двоюродных, троюродных и более отдаленных родственников . Как уже говорилось, у каракалпаков термины родства зависели от возраста, а также от того, мужчина или женщина говорит о родственнике или обращается к нему. Можно привести много примеров возрастных отличий у родственников по отцовской линии. Мы уже отмечали, что своего старшего брата, старшего двоюродного брата по отцу и т. д. называли ага, ажага, а младших братьев - ини, уке; старших сестер называли апа, ажепа; младших сестер мужчины называли карындас, а женщины - синли; невестку - жену старшего брата (старшую по возрасту) называли женге, а жену младшего брата – келин и т. д. Соблюдались возрастные различия и в терминах свойства: старших братьев и сестер своей жены муж называл' кайын ага и кайын апа; всех младших братьев и сестер своей жены – кайын и балдыз. Невестка называла старшего брата своего мужа кайын ага, младшего – кайыни (кайыни ини); старшую сестру мужа кайынбике, апа, а младшую - бийкеш и т. д. Разным терминам соответствовал раньше и разный характер взаимоотношений невестки с родственниками по мужу. Некоторые из каракалпакских терминов родства приняли характер общих терминов обращения: ата, ага, апа, карындас, ини, кайнага, келин, бийкеш, куйеу, бала, жезде, балдыз, шеше, женге - так обращаются даже и к посторонним, но всегда при этом учитывается возраст. Примеров различия в терминах в зависимости от того, говорит мужчина или женщина, мало (например, карындас-синли), но различия в терминологии по отцовской и материнской линии очень велики. Приведем несколько примеров для сравнения каракалпакских терминов родства и башкирских. У башкир, как сообщает Н. В. Бикбулатов, родственники по матери и отцу обозначались одинаковыми терминами. В отношении жены старшего брата отца или матери они применяют тот же термин, что и в отношении родной или двоюродной сестры отца или матери . А у каракалпаков жену старшего брата отца называют кемпир шеше, шеше; жену старшего брата матери дайы шеше. Родная или двоюродная сестра отца - апа, ажепа, а матери - дайы апа, аайы ажепа. У башкир одинаковым термином обозначаются старший брат отца и матери и муж старшей сестры отца и матери , а у каракалпаков первого называют ата, аке, ага; второго - дайы, ата, дайы аке, аайы ага; мужа старшей сестры - жезде, ата; а мужа сестры матери – дайы жезде. Одни термины родства и свойства у каракалпаков имеют самобытные исторические черты, иные при сравнении с терминологией других народов оказываются очень сходными с ними. У каракалпаков, как и у других среднеазиатских народов, отсутствует устойчивость термина для обозначения матери и отца. Например, у каракалпаков мать называют апа, ана, аже, ене, шеше, кемпир, кuше, женге; у казахов - апа, ана, аже, шеше; у киргизов - апа, эне; отца у каракалпаков называют ага, аке, ата, гарры, ажага.Термин ана употребляется, когда говорят о матери (в третьем лице), но, обращаясь к ней, говорят апа. Все эти термины (кроме ана) употребляют не только по отношению к матери, но и к другим старшим родственницам . Когда есть в семье дед и бабушка (родители отца), то иногда бабушку называют матерью, а родную мать - кuше (т. е. младшая мать) или женге (жена старшего брата) - в случае, если человека (мужчину или женщину) воспитали старики - родители его отца. Отдавать первого ребенка на воспитание родителям отца очень распространенный обычай у каракалпаков. В этих случаях отца его родной сын или дочь называют ажага - так же, как, младшего брата отца или своего старшего брата, а воспитавшего их деда называют ага - отец. Обычно же деда называют баба или улкен ата. Во всяком случае, как мы видели, у каракалпаков еще не выработался постоянный, не групповой, а индивидуальный термин для обозначения отца и матери. Это отличает каракалпакскую систему родства от тех, где в меньшей степени сохранились пережитки древних форм семьи, например от башкирской. По данным Н. В. Бикбулатова, у башкир для материи отца термины постоянные - атай и аней (иней) . Термин аже, обозначающий старших родственников, мы встретили только у каракалпаков рода муйтен; у других групп каракалпаков его нет, но у казахов он широко распространен. Вероятно, под влиянием казахов он появился и у рода муйтен, живших издавна по соседству с. ними и имеющих с казахами много сходных черт быта. У каракалпаков термин аже употребляется для женщин - аже, аже-апа (ажепа) (мать, старшая сестра) и для мужчин - ажага, аже-ага, ажега (отец, старший брат). У казахов, киргизов и узбеков это только женский термин (бабушка, мать, старшая сестра, тетя по отцу и др.). Л. А. Покровская при сравнительном исследовании употребления этого термина разными тюрко-язычными народами не отметила, что он встречается у каракалпаков, но, по ее данным, у хакасов, тувинцев, алтайцев, шорцев таким термином обозначают родственника мужчину (отца, старшего брата, дядю по отцу и др.). Возможно, что при более глубоком изучении терминологии родства у других тюрко-язычных народов встретятся еще примеры употребления термина ажа как для мужчин, так и для женщин. Л. А. Покровская выявила его в' древнетюркских памятниках, там он имеет «очень широкое, нерасчлененное значение «старший родственник». * У каракалпаков интересны термины, употребляемые невесткой. Из-за сильно развитого обычая избегания, при котором невестка не имела права называть по имени родственников своего мужа, она употребляла дополнительные названия, если у мужа было несколько братьев, сестер, много племянников и племянниц. Так, старших братьев мужа невестка называла кайнага, кайнамыс; его младших братьев - кайын, кайни, мырзага, улкен бала (старший), ортаншы (средний), кишкене (младший), боке и др.; старших сестер мужа - апа, кайын бийке; младших его сестер бийкеш, улкен кыз (старшую из них), ортаншы кыз (среднюю), кишкене кыз (младшую), аппак кыз (белая) и, наконец, просто кыз (девочка). К сыну старшего брата мужа она обращалась мырзага, боке; к дочери старшего брата мужа - аппак кыз, ак кыз, т. е. применяла название того или иного цвета по своему вкусу. Сыновей старшей сестры мужа звала жuuен бала, жuuен; дочерей старшей сестры мужа - жиuен кыз, жиuен. Только детей младших сестер мужа невестка имела право называть просто по имени, как своих собственных детей. Для всех родственников по материнской линии (принадлежащих к ее роду) употребляется термин дайы иногда в сочетании со словом, показывающим родственные отношения (дайы ата, дайы шеше, дайы апа), но чаще просто дайы. Так именуются дяди по матери (ее брат), двоюродные братья и сестры по матери, т. е. дети братьев матери как сыновья, так и дочери. Дети сестер матери без различия пола называются боле. Мы видим, что по материнской линии родства во многих случаях не учитываются половые различия и главное - в отношении родственников со стороны матери - возрастные. Ту же особенность видим у других тюркских народов Средней Азии, а также алтайцев. Так, у киргизов для родственников со стороны матери возрастные различия не существовали: брата матери и всех его мужских потомков называли одним термином тай аке независимо от их возраста и степени родства. Они в свою очередь называли всех детей сестер своего отца и детей своей сестры жээн . Л.П. Потапов, указывая, что северные алтайцы называли термином тай (соответствует каракалпакскому дайы) дядю по материи некоторых других родственников по матери, бабушку по матери и свойственников, являющихся родственниками дяди по матери, высказывает предположение, что (по происхождению своему этот термин означал, по-видимому, родню со стороны матери, т. е. членов материнского рода» . Выше мы говорили об общем значении термина даиы, который обозначает вообще родство по линии матери. Большой интерес представляет этот термин, когда он непосредственно относится к брату матери. У всех народов Средней Азии сохранились пережитки авункулата, под которым подразумевается теснейшая связь человека со своим дядей по линии матери. Авункулат служит веским доказательством того, что тот или иной народ проходил стадию материнского родового строя. Пережитки авункулата - обязанности дяди (по линии матери) опекать племянников (детей своей сестры) - у каракалпаков были очень сильны. Когда племянник гостит в ауле дяди (даиы журтында), его угощают специальным блюдом, так называемым жииен табак; когда собирается уходить, ему делают подарок - жииен хакы. Внимание, забота часто проявляются во время свадьбы. Между племянником и дядей складываются очень близкие отношения, более свободные, чем с отцом. Жийен пользовался исключительными правами в ауле своего дайы, ему должны были прощать многие проступки, вплоть до воровства. В связи с этим у каракалпаков есть пословица: «Жийен еркин болады дайсына, дайысы карамайма майысына (жайына)» , т. е. племянник свободно ведет себя перед дядей, дядя должен прощать ему все. Существует другая пословица: «Балалыгын ядына туссе дайы журтына бар, жигит - лигин ядына туссе кайын журтына бар, картайып колдан кеткен уактында, оз журтынды излерсен», т. е. когда вспоминаешь о детстве, приходи в аул дайы; когда вспоминаешь о юности, приходи в аул жены, на старости лет будешь искать «свой аул». В поговорках хорошо выражена мысль о близости племянника к дяде по матери, однако эти поговорки созданы, вероятно, в более позднее время, когда дядя по линии матери, хотя и обязанный по древнему обычаю оказывать племяннику любую материальную помощь, нередко начинал уже роптать. Отсюда поговорка: «Лучше, если стадо волков придет, чем один племянник в гости явится». Таким образом, изучение терминологии родства каракалпаков (как и ряда других народов алтайской языковой семьи), являющейся типичным образцом классификации турано-ганованской системы родства, стадиально одной из наиболее ранних, давая богатый сравнительный историко-этнографический и историко-лингвистический материал, помогает исследователям проникнуть в глубины общественных и семейных отношений народов на ранних этапах их развития.
  3. В каракалпакской легенде о Чингиз-хане, записанной известным русским востоковедом И. А. Беляевым в ауле Нукус в 1903 г. и опубликованной им же накануне Октябрьской революции в Ашхабаде, есть интересующий нас сюжет "сундук - река". . . . Некий царь Алтын-хан уступил свой престол дочери. Однако, поверив наговорам младшего брата, он приказал изготовить специальный сундук и, снабдив пищей и одеждой, посадить туда царь-девицу, а сундук бросить в море (заметим, у каракалпаков, живущих у Аральского моря, в данном случае "море", а не "река"). Плывущий по морю сундук увидели охотники Тамаул и Шабанкор и попытались завладеть им. После долгих усилий это им удалось (выстрелами из лука сундук прибило к берегу). В сундуке они обнаружили красавицу, которая вскоре родила сына. Мальчика назвали Чингизом. Остановимся на этом, ибо вторая часть легенды, повествующая о том, как Чингиз стал ханом, сейчас нас мало интересует. Здесь сюжетная линия "сундук - море" стала еще ближе к пушкинскому сюжету "бочка - море". Но это не все. Чингиз развивался в чреве матери, находившейся в сундуке, а новорожденный сын царя Салтана, посаженный в бочку вместе с матерью, рос "не по дням, а по часам". Можно было бы сравнить и следующую сюжетную линию: по совету матери Чингиза, его, а не кого-либо из ее двух сыновей, прижитых от Шабан-кора (она стала его женой), избирают ханом; брошенный в море сын царя Салтана впоследствии становится князем Гвидоном и возвращается к отцу. Сходны не только сюжеты, но и мотивы. В каракалпакской легенде царь-девицу оговаривает ее дядя, а царицу в пушкинской сказке - две ее сестрицы-завистницы (это они сообщают царю, что царица родила "Не то сына, не то дочь, Не мышонка, не лягушку, А неведому зверюшку", а не долгожданного богатыря). В обоих случаях причина навета - корысть, зависть. http://pushkinu1.narod.ru/8.html Остановимся теперь на исторической поэме классика каракалпакской литературы Бердаха "Шежире"("Родословная"). В этой энциклопедической летописи, изложенной стихами, есть строки, посвященные Алтын-хану, его дочери Алмалы-корикли. Царская дочь в окружении 40 служанок жила во дворце, построенном по приказу ее отца специально для нее. Когда Алмалы-корикли достигла пятнадцатилетнего возраста, она взглянула на солнце, влюбилась в него и зачала от солнца. Алтын-хан, узнав от своей жены о беременности дочери, разгневался и повелел посадить дочь в сундук и, снабдив ее одеждой и пищей, бросить сундук в реку. Приказ выполнили. Два охотника - Томаул и Шбан увидели плывущий сундук. Выстрелом в угол сундука, чтобы не повредить его содержимое, они подогнали его к берегу. По жребию Шбану достался сундук, а Томаулу - его содержимое. Согласно уговору, Томаул (который, кстати, метким выстрелом из лука прибил сундук к берегу) взял в жены девушку, и вскоре она родила сына. Мальчика назвали Чингизом. У Томаула и Алмалы-корикли (его жены) родились еще двое детей: Бодентай и Бургултай. Впоследствии они изгнали Чингиза из семьи. Но по настоянию Алмалы-корикли его вернули и избрали ханом. Поэт заканчивает повествование стихами об отце Чингиза - солнце. Как видим, легенда Бердаха о Чингизе более поэтична, но и более драматична, чем ее прозаический пересказ И. А. Беляева на русском языке. К тому же рассказчик или сам Беляев в последнем случае не упоминает о внебрачном зачатии царь-девушки. Есть и другие пропуски. И. А. Беляев точно указывает время и место записи сказки о Чингиз-хане (1903 г., селение Нукус), ее информатора неграмотного кочевника-каракалпака, но, к сожалению, он не сообщает других подробностей, например, в прозе или в стихах звучала эта легенда на каракалпакском языке, где и от кого слышал информатор эту легенду, да и имя информатора не названо. Многие (в том числе и автор этих строк) предполагают, что "Родословная каракалпаков"- это бердаховское "Шежире", услышанное И. А. Беляевым от каракалпакских сказителей (Бердах умер в 1900 г., за три года до приезда И. А. Беляева к каракалпакам). Эти детали помогли бы определить принадлежность легенды: дело в том, что легенда о Чингизе была довольно распространена в Средней Азии и Казахстане. Новизна варианта Бердаха заключается в том, что он эту легенду изложил стихами и связал ее с историей появления названий некоторых каракалпакских родов... Далее - пропуск с 22 страницы по 27 страницу. Шежире
  4. Аналогии произведении Пушкина можно увидеть и в произведениях каракалпакского поэта 19 века Бердаха "Царь Самодур", "Родословная", "Шарьяр" и т.д. Некоторое сходство пушкинской "Сказки о царе Салтане" с эпической поэмой Бердаха "Шарьяр". http://pushkinu1.narod.ru/5.html Удивляет и сходство сюжетов древней эпической поэмы каракалпаков "Шарьяр" и пушкинской "Сказки о царе Салтане". . . . Хан Дарапша, несмотря на то, что девять раз был женат, не имел наследника. Разочарованный царь оставляет трон, и, облачившись в простую одежду, отправляется паломником в Мекку. Однажды ночью в поисках ночлега он заглянул в светящееся окно и, увидев там трех красавиц, невольно подслушал их разговор. Девушки пряли и мечтали: старшая о том, что если бы она стала женой хана Дарапши, то из одного кокона наткала бы груды атласа и сшила из него шатры для всего его войска; средняя говорила, что она из одного зернышка напекла бы гору лепешек для сорока тысяч воинов хана; а младшая обещала родить хану двух близнецов. Хан женился на всех трех девушках в надежде, что кто-нибудь из них родит ему наследника. Отгремел свадебный "той". Две старшие жены не выполнили своих обещаний, чем вызвали гнев хана и были изгнаны. Младшая жена Гулынара зачала и родила близнецов: мальчика и девочку. Хан на охоте ждал вестей о беременной жене. Девять прежних жен хана, обуреваемые завистью, с помощью старухи-колдуньи подложили Гульшаре щенка и котенка, а новорожденных близнецов бросили в пруд. Когда хан возвратился с охоты, жены сообщили ему, что Гульшара родила щенка и котенка. Разгневанный хан приказал выгнать младшую жену в степь. Одна из рабынь - прислуг ханских жен - Шируан случайно обнаружила на дне пруда и вытащила двух малышей с отсвечивающими золотым и серебряным чубами. Но коварные жены, узнав об этом, избили ее и заставили молчать, а детей попытались умертвить с помощью мясника Кодара. Но их спас раб Караман. Детей с чудесными чубами взяли на воспитание хозяева Карамана - бездетная ханская чета из другого владения - Шасуар и Акдаулет. Сорок мудрецов предсказывают мальчику героические подвиги, девочке - мудрость и советуют назвать их Шарьяром и Анжим. Вторая часть этой большой поэмы посвящена юности Шарьяра и Анжим. В ней рассказывается о их борьбе против коварных замыслов жен Дарапши и колдуньи, о поисках Шарьяром любимой, его битвах с чудовищами, о многих других его приключениях, о поисках и спасении храброй и мудрой Анжим своего брата, о возвращении брата и сестры вместе с плененной ими птицей зла Бюльбилгоя. Акдаулет открывает тайну, называя настоящих родителей Шарьяра и Анжим. Дети возвращаются на родину, но отвергнув отца, разыскивают мать - страдалицу Гульшару. Старуха колдунья находит свою смерть в тандыре - печи для лепешек. Дарапша изгоняет девять жен в степь. Гульшара - прощает Дарапшу. Хан отказывается от престола в пользу сына. Счастливы и чабан Хасан со своей любимой Анжим. Начальная часть и конец поэмы во многом схожи с сюжетом "Сказки о царе Салтане" Пушкина. Кроме того, в "Шарьяре" и пушкинской сказке есть и отдельные совпадения. Например, Шарьяр, подобно Гвидону, скучает по отцу, по родным местам; коварная старуха расхваливает Шарьяру дочь владельца волшебного города Тахта зарин Жулдызши - Кундызшу, подобно Бабарихе, описывающей царю Салтану заморскую царевну, которая "Днем свет божий затмевает, Ночью землю освещает, Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит". Стены зданий волшебного города Тахта зарин сделаны из золота, серебра, мрамора и др. У Пушкина купцы рассказывают царю Салтану о городе с златоглавыми церквями, хрустальным дворцом, белкой, которая грызет орехи с золотой скорлупой. Имя владельца города Тахта зарин Жулдыз-хан или Жулдызша (Хан-звезда, или Звездочка), у пушкинской царевны-лебеди "во лбу звезда горит". О серебряном и золотом чубе Шарьяра и Анжим и о месяце, блестящем под косой царевны-лебеди, поговорим позже. Но что все это? Заимствование, влияние, проникновение? Скажем прямо: Пушкин вряд ли знал эпос "Шарьяр" (хотя нельзя утверждать это), каракалпакские сказители прошлых времен не знали Пушкина (хотя и в данном случае нельзя утверждать категорически). Кстати, поэт или писатель, используя тот или иной сюжет, не всегда бывает осведомлен о его первоначальном источнике. Купцы, путешественники, военные, военнопленные и т. п. (так по крайней мере нам думается) через третьих лиц могли донести и до слуха русского поэта чудесные сказания народов Средней Азии. И может быть, в отличие от корабельщиков-купцов из пушкинской сказки, эти люди передавали их не лично поэту, а своим случайным собеседникам, не подозревая, что их рассказы косвенным путем, через посредников дойдут до великого поэта и лягут в основу одного из его произведений. Если учесть огромный интерес Пушкина к Востоку, то надо полагать, что дивные восточные сказания находили благоприятную почву в творчестве поэта и продолжали свою жизнь уже на ниве русской литературы. Если узбекские и таджикские аналоги пушкинской сказки были отмечены (пусть даже очень скупо) в публикациях московских и ленинградских авторов, то из приведенных нами в "Шарьяре" сюжетных аналогий и перекличек образов мало что известно широкому кругу ученых. На сходство сюжетов "Сказки о царе Салтане" А. С. Пушкина и каракалпакской эпической поэмы "Шарьяр" впервые, еще в середине 40-х годов, обратил внимание известный каракалпакский переводчик и журналист Орынбек Кожуров. Об аналогиях сюжетов этих произведений писали также каракалпакские фольклористы К. Аимбетов и К. Максетов. Некоторые авторы предполагают, что Пушкин был знаком с каракалпакской народной поэмой "Шарьяр". Не осмеливаясь это утверждать категорически, я, однако, допускаю знакомство А. С. Пушкина с блуждающим восточным сюжетом, который, по всей вероятности, пришел к нему из Средней или Центральной Азии, хотя прямых свидетельств этого пока нет. Исследователь каракалпакского фольклора К. Максетов в статье "Сказки А. С. Пушкина" высказал верную, на мой взгляд, мысль о том, что в основе этих двух произведений, возможно, лежит какой-нибудь восточный сказочный сюжет. Позже К. Максетов повторяет свою мысль о том, что пушкинская сказка написана на основе восточных легенд, но воздерживается от объяснения причин сюжетных аналогий "Сказки о царе Салтане" и "Шарьяра", хотя продолжает удивляться этому сходству. Он пишет: "Способствовал ли этой близости каракалпакский эпос "Шарьяр", или было обратное влияние установить сейчас трудно. Но факт поразительный". К. Максетов почему-то видит сюжетные совпадения только в начале этих произведений, где изложены мечты трех девиц. Между тем, судя по сюжету эпоса,- это лишь небольшая часть сходств между пушкинской сказкой и каракалпакской народной поэмой. К. Максетов предполагает, что "Шарьяр" - не чисто устное произведение, что его устные варианты появились в конце XVIII в. на основе письменных образцов. Он ссылается на предположения сказителей и информаторов, на то, что этот (?) эпос был издан отдельной книгой в Казани, Уфе, Эмбе. Однако это любопытное заявление, к сожалению, недостаточно объяснено и раскрыто; к тому же робкие доводы К. Максетова по-разному сформулированы в русском и каракалпакском изданиях (в одном месте - утверждение, в другом - предположение; наличие различных ссылок, цифр и т. п.). Если верить каракалпакскому тексту К. Максетова, то утверждение о том, что этот эпос (или его аналогичный вариант) был издан в конце XVIII в., дает пищу для размышления: Пушкин мог знать его, тем более побывав в Казани и других пугачевских местах. Но пока это только предположение. Эпос "Шарьяр"
  5. А этот хит в стиле 70-х в исполнении Мирзагул Сапаевой я слушаю постоянно. Я постараюсь загрузить каракалпакскую музыку в соответствующую тему. Правда в той теме есть какое-то ограничение от администрации. Получится или нет, не знаю. http://www.youtube.com/watch_popup?v=yaDowNZoj-c&vq=small
  6. Понятно. Видел клип Бахтияра Жуматаева в Москве, рядом еще Миран ходил. Значит, ребята совмещают приятное с полезным.
  7. Посередине, кажется Бегис Темирбаев, он тоже переехал? Мне его вот эта песня нравится "Гузги сагыныш", я часто слушаю каракалпакские песни, тоска по Родине. http://www.youtube.com/watch_popup?v=T4GJBzLYE0M&vq=small
  8. Местные, значит коренные Мангистауские? Или из числа переселенцев? А по национальности кто? Если верить прессе, то все каракалпаки, выезжающие в Казахстан сначала меняют национальность. Среди моих родственников, близких и знакомых в Мангистау никто не выезжал. Двоюродная сестра, у которой муж казах живет в Астане, а все остальные на Родине. А много ли таких центров по Казахстану?
  9. В первой половине 18 века Маман бий предпринял попытки объединения каракалпаков и вел политику присоединения к России. Из сочинений Бердаха видно, что некоторые племена Хивы присоединились к нему. Но приверженцы Айдоса из рода Колдаулы, вели политику присоединения к Хиве. Айдос отговаривал Мамана от его идеи с Россией, даже разругался с Маман бийем, обозвав его старым козлом и в конце-концов отказался от объединения. Это обусловлено тем, что каракалпаки Хивы в 1722 году под руководством Ишим Мухамеда уже предприняли такие шаги, но не получили от России желаемого, тем самым попали в оппозицию Хивинского хана, а Айдос твердо решил исправить положение и превратился в близкого соратника хана. Свою ошибку он понял слишком поздно и поплатился своей головой. Мои догадки, что род Колдаулы является аборигеном своего края подтверждаются и с материалом со ссылки Чиала. Род Колдаулы распространился из юхного Приаралья на юго-восток. Стало быть, нынче и у узбеков должен быть род Колдаулы. Но просматривая шежере узбеков, казахов, ногайцев такого названия не обнаружил, зато у туркменов есть племя Голдаглы, возможно огузское произношение этого названия.
  10. Нет же. Он Махмуд Номозов, народный артист Узбекистана и Каракалпакстана, любимец миллионов слушателей его творчества.
  11. В 20-х годах 18 века, в результате нашествия джунгар, каракалпаки оказались разбросанными по всей степи. Многие оказались под властью джунгар, некоторые самоуправлямые, многие ушли в Бухарские и Хивинские ханства, а нижние Сырдарьинские составили союз с казахами Малого жуза. В российских архивах имеются данные только о Хивинских каракалпаках 1722 года и нижних Сырдарьинских каракалпаках 1731, 1743 годов, с просьбой о принятии на российское подданство. Среди них есть имена Убейдуллв, Каип, Мамыт (скорее Быбыт), Шаях (возможно Шайбак), Шуна (возможно Байбулат). У каракалпаков есть обычай, первенцев в семье своими именами не называют. Моего старшего брата зовут Караматдин, а все его знают по имени Тимур. Поэтому, если Шайбак, Быбыт, Байбулат к этому моменту если и были живы, то возможно у них были другие имена. Буквально с принятием российского подданства в третий раз, с казахами малого жуза началась война по вине Абулхаир хана, хана Малого жуза. Начиная с 1743 по 1762 год началось передвижение нижних каракалпаков на юг. В 1786 году, нижние каракалпаки и вовсе покинули Сырдарьинский бассейн. Скорее всего после 1743 года, в кровопролитиях с казахами, Кучумовичи убиты или отстранены казахскими, хивинскими и бухарскими ханствами, так как до 1873 года, каракалпаки оказались полностью зависимы от этих ханств, кроме каракалпаков на Жанадарье, которые на некоторое время сохраняли независимость. http://www.lib.csu.ru/vch/215/vcsu10_34.pdf (стр. 121). В поэме Бердаха «Шежире» первоначально каракалпаки жили в Хорезме, Ургенче. Муйтен, Конырат, Кытай, Кыпшак, Кенегес, Мангыт – Ак пышак. Все шесть племен каракалпаков заняли Ургенч. Причиной для переселения каракалпаков стала несправедливая политика Хивинского ханства в начале XVIII века, что привело к разорению народа, кровопролитным войнам. Как изображается в эпизодах поэмы, в это время каракалпаки беспощадно боролись за сохранение единства народа. Затем хорезмские каракалпаки присоединились к туркестанским каракалпакам. Но и здесь они не могли долго жить, переселились в сторону Жанадарьи и Куандарьи. К примеру, в июле 1786 года в своем письме генералу-поручику О. А. Игельстрому Ералы Султан пишет: «Все руководители кыргыз-кайсаков вышли на тропу войны против каракалпаков. Здесь никого не осталось, и поэтому я тоже пошел с ними. С нашим приходом каракалпаки готовились к войне, но они потерпели поражение, некоторые из них ушли в сторону Ургенча, а большинство умерли вместе со своими семьями …». http://pod-styagom-rossii.blogspot.com/2008/07/6.html 1722 г. августа 701 ГРАМОТА КАРАКАЛПАКСКОГО2 ХАНА ИШИМ МУХАММЕДА ИМПЕРАТОРУ ПЕТРУ I ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ДРУЖЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ И ОБМЕНЕ ПЛЕННЫМИ Перевод письма чагатайского, писанного к е. и. в. от кара-калпацкого Ишим Мухамет Багадыра3, подали посланцы его Джабек Багадыр с товарищи 1722 г. августа 10-го дня. В начале пишет тако, от желания от Эбут Музафара* девлет Саадет Ишим Мухамет Багадыра хана Белому хану (или государю) поздравления и потом доношение наше, то есть понеже хотя чрез верных и неверных между нами ни­когда (и чрез элчиев**) о делах наших присылка и переписка не бывала, но, однако же, мы элчиев своих к вам посылали, с которыми и от вас к нам элчи был прислан, и ныне мы еще на­ших элчиев с оным вашим элчием послали ж, дабы между нами добрые действа чинились, а злые действа укратились (ибо есть пословица, кто благодействует, у того брада белеет, а кто злодействует — у него кости белеют), и тако подобает вам добродетельство нам и свою государскую милость показать в том, что в ваших руках которые суть пять человек из наших рабов в полону, чтоб благоволили их с сими нашими элчиями к нам отпустить, а мы тако ж из Ургенча ваших людей (ко­торые были в полону) выкупили, желая их вам отдать. Ежели бы мы тех людей ваших у ургенцев не выкупили, то б они их продали в Бухару и в Самарканд, и в Перейду и в Ташкент, и когда от вас, Белого государя, по вашему указу элчи к нам при-шлется, то тогда с оным братья отпустятся и присланному от вас отдадим; и как элчи ваш к нам ехал,'на пути, не доехав к нам, казацкий народ в полон их взяли. А мы, услыша о сем, для выручания вашего элчия с войском на них ездили и насильст-вом взяли, токмо лошадей его и кош в казацкой орде оставили. А о прочем словесном нашем приказе наши элчи вам скажут, спросите у них. Первый старший элчи: Джан бек Багадыр, потом Ходжа Багадыр, Турдибай, Калмухамед Багадыр, князя Дусмена сын Темербег Мурза Шанзир. гт^в1В НаЦИЯ? °быЧаЙ еСТЬ' ЧТ0 свеРх имени Дается кР°ме титула) прозвание, как и сеи пишется или называете* победителем и счастливым. (примеч. пер.) Термин генеральный, называют чрезвычайного курьера и посланца и посланника. (Примеч. пер.) 326 При сем паки поздравляем. На другой стороне наверху печать, в которой изображено имя Ишим Мухамет Багадыр-хана. Переводил Тевкелев. АВПР, ф. Каракалпакские дела, оп. 117/2, 1722, д. 1, л. 2, 5—6 (подлинник). Примечания 1 Дата документа дана по переводу. 2 Каракалпаки (нация) в XVII — середине XVIII в. занимали территорию в среднем и нижнем течении р. Сырдарья. После похода царских войск на Хиву в 1873 г. и заключения договора с хивинским ханом о протекторате России территория Каракалпакии, расположенная на правом берегу Амударьи, была присоединена к России. 3 Ишмухаммед. 1731 г. январь — ноябрь ПИСЬМА КАЗАХСКИХ И КАРАКАЛПАКСКИХ ХАНОВ, СУЛТАНОВ И СТАРШИН ИМПЕРАТРИЦЕ АННЕ ИОАННОВНЕ О ПРИНЯТИИ ИМИ ПОДДАНСТВА РОССИИ (1731 г. января 2) Всепресветлейшая, державнейшая, великая государыня императрица и самодержица всероссийская и всея северные страны и протчих государств повелительница, припадая к стопам в. в., всепокорно доношу. По указу в. и. в. присланный к нам посланец Мамет-мурза Тевкелев указ в. и. в. нам объявил, по которому я, Абулхаир-хан, с подданными моими кайсаками в. и. в. и предкам в. в. в подданстве быть и служить нижеписаные пункты за благо при­нял. В начале обещаюсь и клянусь в подданстве быть всепресветлейшей и державнейшей великой государыне императрице нашей Анне Иоанновне и самодержице все­российской и проч., и проч., и проч. 1. Великой государыне императрице нашей и предкам в. в. всегда верно и справедливо служить обещаюсь. 2. И когда указ в. и. в. нам, кайсацкой орде, будет идти на службу с российскими- подданными, башкирцами и кал­мыками, вместе, в то число в повеленные места мы справедли­востью своею пойдем. 3. Кайсацкой орде на яицких казаков, на башкирцев, на калмыков и на всех российских подданных неприятельски не набегать, и убытков им не чинить, и жить с ними в миру. 4. Когда российским подданным с купеческим караваном 327 из Астрахани и из протчих мест чрез нас, кайсаков, случится им куда ехать или и к нам, кайсакам, с караваном же прибудут, то нам худа б им не чинить, а от худых людей их защищать, и в надлежащих местах нам их препровождать. 5. Из нашей кайсацкой орды взятые в полон от российских подданных возвратить, а впредь в полон не брать и взятых пленников от башкирцев и из России, кроме тех, которые при­няли крещение, тех возвратить, и для верной повсегодной службы нашей в. и. в. против рабов в. в. башкирцев и ясаку по 4000 лисиц присылать обещаюсь, и во уверение того я, Абулхаир-хан, к сему листу печать свою приложил и посланца своего Бака батура отправил. Писан 1143 г. месяца режепа 17-го дня 1732 г.1 генваря во 2-й день. (1731 г. января...) Лист к е. и. в. от киргис-кайсацкой Средней орды от Ше-мяки-хана того ж содержания, токмо ясаку платить обещает он по 2000 лисиц, 1000 корсаков. Отправил двух посланцев с одним служителем — первого Кулага, второго Жаелмаша. (1731 г. января...) Лист к е. и. в. от зятя Абулхаир-хана Батыр-Махомет-Салтана, сына Гаиб-хана, владельца киргис-кайсацкой же ор­ды, того ж содержания, токмо ясаку платить обещает от 1000 лисиц, 1000 корсаков. Отправил одного посланца Махомет-ходжу с служителем. (1731 г. января...) Лист к е. и. в. от сына Абулхаир-хана Нуралы-салтана то­го ж содержания, токмо ясаку платить обещает он 1000 лисиц, посланец его Чакани. (1731 г. января...) Всепресветлейшая, державнейшая, от востока до запада и все северные страны российских государств великая государы­ня императрица, потирая стопы в. в. лицом и глазами моими, всепокорно доношу. По указу в. и. в. посланец в. в. Мамет-мурза в нашу кай-сацкую землю прибыл и всех кайсацких ханов, салтанов и беков со всеми их людьми в подданство в. и. в. привел. И все владельцы, ханы и салтаны, приказали с подданных своих на платеж ясаку в. и. в. сбирать лисиц и корсаков, о чем к в. в. с доношениями посланцев своих отправили. В. в. всенижай­ 328 шей рабы муж мой Абулхаир-хан, над всеми ханами главный, который в. и. в. вначале со всеми детьми своими в подданство пришел, и того ради в. и. в. всепокорно прошу, дабы по своей императорской высокой милости мы, рабы ваши, оставлены не были, понеже нам неприятелей много явилось, однако ж, уповая на в. и. в. защищение от тех неприятелей, никакого опасения не имеем, и желаю от Всемогущего Бога в. и. в. мно­голетнего здравия, в. и. в. всенижайшая раба Абулхаир-хана ханша Пупай-ханим при нижайшем поздравлении послала в презент 10 лисиц. При том же листу чернильная печать, в которой изобра­жено же имя ее, ханши. (1731 г. ноября 22) Всепресветлейшая, державнейшая, великая государыня императрица, потирая лицом и глазами своими стопы в. в., всепокорно доносим сего 1143 г.— 1731 г. месяца ноября 22-го, месяца Жамазиель Ахыря 5-го дня, известие нам учини­лось, что от в. и. в. посланец Мамет-мурза Тевкелев в кай-сацкую орду прибыл, то и мы от каракалпацкого хана своего к вышеписаному Маметю-мурзе поехали, и по приезде нашем мы с ним разговор имели, и оный посланец, Мамет-мурза, зачем в кайсацкую орду прибыл, о том нам объявил и нас добрыми словами увещевал, которые мы за благо приняли и на пользу нашу рассудили, и того ради в. и. в. и самодержицы все­российской, припадая стопам в. в. и потирая лицом и глазами своими, в подданство пришли. И когда от в. и. в. к нам указ пришлется с протчими рабами в. в. против неприятелей идти, тогда мы во всякой готовности службу в. в. отправим и вы­шеписаному Мамет-мурзе обещались и руку дали, чтоб с ним, Маметем-мурзою, к стопам в. и. в. государыне нашей я, ни­жайший раб, Оразак-батур, приеду и обо всем в. в. словесно донесу. А в. и. в. посланца Маметя-мурзу до весны сохранно содержим. Я, каракалпацкий учитель Чин-ходжа, Якуп-ходжин сын, печать свою приложил. Я, каракалпацкий же старшина Оразак-батур, печать свою приложил. При том письме две чернильные печати, в которых изобра­жены имена их. (1731 г. ноября...) Честнейший и почтеннейший великой государыни россий­ской императрицы посланец Мамет-мурза Тевкелев от нас, каракалпацких ханов Гаиб-хана и Мурат-шаиха, поздравление 329 (слово наше) нам в каракалпацкой земле известие учинилось, что казацкие ханы и беги в подданство российской великой государыне пришли, и для разговору с вами Жин-ходжу с пятью знатными бегами к вам отправили, а над бегами глав­ным Уразак-батур, при том письме две чернильные печати, в которых изображено тако: Гаиб-Махомет-Батыр-хан и Мурат-шах. АВПР, ф. Киргиз-кайсацкие дела, оп. 122/4, 1732, д. 5б, л. 1—5 (копия). Опубл.: Казахско-русские отношения в XVIII—XIX веках.— Алма-Ата, 1964.— С. 37. Примечание 1 Ошибка переводчика. Должно быть 1731 г. 1743 г. февраль ПИСЬМО КАРАКАЛПАКСКИХ ХАНОВ ИМПЕРАТРИЦЕ ЕЛИЗАВЕТЕ ПЕТРОВНЕ О ПРИНЯТИИ ИМИ ПОДДАНСТВА РОССИИ Перевод с татарского письма, присланного от каракалпац-кого нижнего народа, полученного тайным советником и ка­валером Неплюевым чрез посланцев их, приехавших с поручи­ком Гладышевым майя 14-го числа в лагере при устье реки Уя. Всепресветлейшая, державнейшая великая государыня императрица Елисавета Петровна, самодержица всероссий­ская. В. и. в. по всеподданнической присяжной должности до­носим, что мы, нижний каракалпацкий народ, четыре сана, то есть сорок тысяч, со всею морской волостью в подданство пришли и присланных Дмитрия Гладышева да Мансура Дел-нова в том не ослушались и поверили, причем просим, дабы между нами посланцы посылались, а во-первых бы, для уверения оного ж Дмитрия Гладышева да Мансура Делнова прислать, по которому могут купцы с караванами наши к вам, а ваши к нам приезжать. Мы же ныне, которые вам приятели, тех к себе приятелями, а кои неприятели, тех потому ж неприятелями почитаем и в знак нашей верности находящихся у нас российских полоненников к вам отослали, а вас просим наших посланцев немедленно возвратить. Когда приезжал к нам Мурза Тевкелев, то, хотя мы и тогда в. и. в. в подданство приклонились и триста дворов ваших подданных башкирцев с ним выступили, сверх же того триста человек купцов своих послали, которых тогда яицкие казаки убили всех, что в. и. в. 330 небезызвестно есть, но после того как купцами, так и послами никто не ездил, а ныне с Дмитрием Гладышевым Мамана баты­ря и Полата есаула к в. и. в. отправили. Ежели нас почтить соизволите, то просим Дмитрия Гладышева к нам с теми на­шими показанными Маман батырем и Полат есаулом не за­держивая (а именно) октября месяца прислать. Понеже между нами в средине находятся киргис-кайсаки, и хотя нас Мурза Тевкелев в бытность свою обнадеживал, что ежели от них, киргис-кайсаков, каракалпакам или от кара­калпаков им, кайсакам, чиниться будут обиды, то от всемилос­тивейшей государыни в защищение российское войско посы­латься может, но после того киргис-кайсаки нас, каракалпаков, четыре раза приезжая, разоряли, и затем в. и. в. служить недопущены. А ныне же, как по высочайшей императорской своей милости к нам с повелением прислать соизволили, то мы со всем своим почтением оное исполнили, и для того просим, дабы киргис-кайсаки в непропуске ими посланцев и караванов усмирены были, и как соизволите Дмитрия Гладышева и тол­мача Мансура с посланными нашими посланцами без за­медления возвратить, то мы и настоящего посла и три тысячи купцов и находящихся у нас российских полоненников ко дво­ру в. и. в., ежели Бог соблаговолит, прислать обещались и в том присягою утвердились, ибо, хотя Мурза Тевкелев в киргис-кай-сацкую орду к Абухаир-хану приезжал со многою казною, чрез что киргис-кайсацких биев и протчий нечувственный их народ в подданство приводил, а к нам ныне Дмитрия Гладышева без всякого награждения прислали, но мы и без того по по­велению в. и. в. сорок тысяч человек рабски в подданство пришли и, как выше показали, имеющихся у нас российских полоненников отдать обещались и в том присягою утверди­лись, а ежели с таким же почтением наших ханов, салтанов и знатных людей ко двору в. и. в. востребовать соизволите, то мы и к тому со всею нашею готовностью рады, ибо прися­гали. Такожде просим, дабы Дмитрий Гладышев и толмач Ман-сур, как Мурза Тевкелев, награждением были неоставлены, а более все в воле вашей императорской состоит. Маман батыря да Маман Шиха, Сагыйдыка батыря, Полата есаула, Ших есаула ко двору в. и. в. при сем отправили и в том для увере­ния чернильные свои печати приложили: первая — Каип-ханова, вторая — Муратшиха, третья — Губейдуйла салта-на. На том письме на стороне прописано: 1743 г. февраля из города Джанкента послано от каракал-пацкого Каип-хана и от протчих салтанов и знатных людей, 331 а именно: Губейдуйла салтан, Алтай салтан, Джарык салтан, Шуна салтан, Кедай салтан, Муратших з детьми своими, Хыл-вятших, Джюманших, Хасянших, Абдуйлаших, Карабатури-ших, Шейхасан, Тнаших, Маманших, Кундай, Багатур со все­ми народами белому государю в подданство пришли против приятеля быть приятелем, а против неприятеля быть неприяте­лем и весь народ наш более в повелении состоя у Мратшиха. Переводил переводчик Емагул Гулеев. АВПР, ф. Киргиз-кайсацкие дела, оп. 117/1, 1743, д. 1, л. 6 об.—7 (под­линник), л. 8—9 (перевод). 1743 г. августа 12 ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ КАРАКАЛПАКСКИМ ХАНАМ, СУЛТАНАМ И СТАРШИНАМ О ПРИНЯТИИ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ Божиею милостью мы, Елисавета Первая, императрица и самодержица всероссийская и проч., и проч., и проч. Нашего императорского величества подданным каракал-пацкого нижнего народа Каип-хану, Урускул-хану, Муратши-ху Губейдуллы солтану и другим солтанам и старшинам и все­му народу наша императорская милость. Нам, великой государыне, нашему императорскому вели­честву, тайный наш советник и кавалер Иван Неплюев доносил, что вы в верном подданстве нам, великой государыне, учинили присягу, которую вы и листом своим, сюда к нам присланным, подтвердили, обещаясь в том подданстве нам, великой го­сударыне, содержать себя всегда непременно, и во знак оного прислали вы в Оренбург двух человек невольников наших подданных, также обещание освободить и всех наших рос­сийских подданных, доныне у вас в неволе находящихся, и притом просите о высочайшей нашей императорской мило­сти, и с тем к нашему императорскому двору прислали вы своих посланцев: Мамат батыря Уразанова, Маманшиха Му-ратшихова, Пулата есаула. А понеже нашему императорскому величеству небезызвест­но есть, что и в 1731 г. присланные от вас при присутствии нашего Мурзы Мамета Тевкелева в бытность оного в под­данном нашем киргис-кайсацком народе именем вашим в вер­ности к нам присягу учинили. Того ради мы, великая госу­дарыня, наше императорское величество, вашу к нам верную подданность милостиво похваляем и приемлем вас в число на­ших подданных, и обнадеживаем нашею императорскою 332 высочайшею милостью и награждением, яко же и ныне в знак того вышереченные ваши посланцы были допущены пред наше императорское величество, причем и от уст на­ших о нашей императорской к вам милости слышать удостои­лись. И со особливым награждением отпущены к вам воз­вратно. И мы, великая государыня, наше императорское величество всемилостивейше уповаем, что вы, видя к себе нашу импе­раторскую милость, будете в подданстве нашем содержать се­бя всегда непоколебимо и в знак первой вашей к нам верной службы имеющихся ныне у вас в плену российских наших людей, какого б звания и веры ни были, собрав всех конечно пришлете во Оренбург, за что и действительною нашею императорскую милостью от помянутого нашего тайного советника Неплюева награждены будете. И тако, будучи вы на нашу императорскую милость благонадежные, можете от себя и в Оренбург с купечеством караван отправлять и тем пользоваться, а оный тайный наш советник яко главный в тамошнем крае командир о всем том и о прочем указ наш имеет. И о чем он указом нашим будет к вам писать или при персональном свидании словесно вам объявлять, и вам тому совершенно верить и исполнение чинить. Елико же принадлежит до прошения вашего на наших под­данных яицких казаков, которые за неведением вашего в под­данство наше вступления, взяли в полон некоторых каракалпа­ков, и о том имеете изъясниться часто реченному тайному советнику Неплюеву, который может тех ваших пленных отыскать и к вам возвратить и впредь то яицким казакам чинить запретить. Такой формуляр подан в Сенат при до ношении 12 авгу­ста 1743 г. АВПР, ф. Каракалпакские дела, оп. 117/2, 1743, д. 5, л. 1—2 об. (копия). 1743 г. ПРИСЯГА КАРАКАЛПАКСКИХ ХАНОВ, СУЛТАНОВ И СТАРШИН НА ПОДДАНСТВО РОССИИ Присяга, переведенная с вышеписаных татарских листов, по которой каракалпацкие ханы, салтаны старшины1. Аз, нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом (пред святым его Евангелием), что хощу и должен своей природной и истинной всепресветлейшей державней-шей великой государыне императрице Елисавете Петровне, ззз самодержице всероссийской, и после е. и. в. высоким закон­ным наследникам, которые по изволению самодержавной е. и. в. власти избраны будут, верным, добрым и послушным рабом и подданным быть и все к высокому е. и. в. самодержав­ству, силе, власти принадлежащие права и прерогативы и узаконения, впредь узаконяемые, по крайнему разумению, си­ле, возможности предостерегать и оборонять и в том во всем живота своего в потребном случае не щадить, и притом, по крайней мере, стараться споспешествовать все, что к е. и. в. верной службе и пользе государственной во всяких случаях касаться может, и как я пред Богом и Судом его страшимым в том всегда ответ дать могу, как суще мне Господь Бог душев­но и телесно да поможет. В заключение же сей моей клятвы целую слова и Коран. Аминь. На вышеписаных татарских листах подписки. 1. По сей присяге нижний каракалпацкий Наип-хан Ишим ханов Белому царю в подданство пришел, Коран целовал и во уверение черниличью свою печать приложил, а я, Яшнияз Ахун, по повелению Наип-хана подписался. 2. По сей присяге пред Кораном присягал и целовал, ниж­ний каракалпацкий Кунуратского роду урускул хан и во уверение печать свою приложил. По повелению же его Яшнияз Ахун подписался. 3. По сей присяге присягал каракалпацкий Губайдулла салтан и во уверение печать свою приложил. И по его по­велению Яшнияз Ахун подписался. 4. По сей присяге присягал каракалпацкий Алтай салтан, и по его повелению Яншияз Ахун руку приложил. 5. По сей присяге присягал каракалпацкий Вали салтан Наип-ханов. По его прошению Яшнияз Ахун подписался. 6. По сей присяге присягал каракалпакский Бахтиг Ирей салтан Габит-ханов и во уверение печать свою приложил, а по его велению Яшнияз Ахун подписался. 7. По сей присяге присягал каракалпацкий хан Салтан, и по его велению Яшнияз Ахун подписался. 8. По сей присяге присягал каракалпацкий Шуна салтан Гобалдуила Салтанов, и по его велению Яшнияз Ахун подписался. 9. По сей присяге присягал каракалпацкий Абулхаир сал­тан Губайдулла Салтанов, и по его велению Яшнияз Ахун подписался. Итого: ханов — 2, салтанов —7 человек1. 9'. Нижнего каракалпацкого народа над всеми пока стоящем Наип-хане первый старшина Муратших Белому го­сударю в подданство пришел и с целованием Корана присягу 334 утвердил в том, что Белому государю против приятеля быть приятелем, а против неприятеля быть неприятелем, а между нами б купцы и посланцы ездили беспрестанно, и во уверение того на сей присяге его, Муратшиха, чернильная печать приложена. 10. По сей присяге присягал каракалпацкий Ябинского роду Хылвятших и в том своеручно подписался. 11. По сей присяге присягал и Коран целовал, и Белому государю в подданство пришел каракалпацкий Чеманьших Муратшихов и во уверение печать приложил и своеручно подписался. 12. По сей присяге присягал каракалпацкий Ябинского роду Хусейнших. В том по его велению я, Яшнияз Ахун, ру­ку приложил. И он, Хусейнших, тамгу свою приложил та-кову... 13. По сей присяге присягал каракалпацкий Ябинского роду Караба Тырших. По его велению я, Ахун Яшнияз, руку приложил. И он, Караба Гадуших, тамгу свою приложил та-кову... 14. По сей присяге присягал каракалпацкий Ябинского роду Шаях Хасянших, в чем по его велению Яшнияз Ахун руку приложил, и он тамгу свою приложил такову. По сей при­сяге присягал каракалпацкий Ябинского роду Ишмухаммет Иребай Бирюбай ясаул и Басар батырь Алеби Базар Аткитя-рев. Сии написанные все Белому государю в подданство приш­ли и тамги свои приложили такову... И оный Яшнияз Ахун по просьбе их писал и руку приложил. 15. По сей присяге присягал каракалпацкий Хатанского роду старшина Дявлетбай батырь, в чем и тамгу свою при­ложил такову... а по его велению Ахун Ишнияз руку прило­жил. 16. По сей присяге присягали каракалпацкий Хатайского роду бий мулла Караби Байкуч-карбаев, Маилыби Джиаин-бай батырь. Ириазби Чюваубай батырь, батырь Бетби, Арак батырь, Хошман батырь, Бай Мурза батырь, Халы-бяк батырь, Уразеилди батырь, Базар батырь, Минлияк батырь, Кушкай батырь, Артаман батырь, Кукнитаиби Ирябаиби Ярлыкап батырь. Сии вышеписаные тамги свои приложили такова... И по их прошению Ахун Яшнияз руку приложил. 17. По сей присяге присягали каракалпацкий Кунурат­ского роду старшина Сеюк Дукби с пятью тысячи людьми, Бе­лому государю в подданство пришли и печать приложили... и по их прошению Ахун Яшнияз руку приложил. 18. По сей присяге присягал Кунуратского роду Баик Скарби с тысячью дворами, в подданство пришел и во увере­ 335 ние и тамгу свою приложил... А по просьбе его Ахун Яшнияз руку приложил. 19, По сей присяге присягали каракалпацкий Кунуратско-го роду Антуран, ясаул, Худай Берган Сеюндук Биев, Азанабай ясаул, Утяш батырь, Кулан бытарь, Аляркарбая Карабатырь, Кюинтей батырь в подданство пришел и подписался в том, и по просьбе сих биев и батырев Ахун Яшнияз подписался и тамгу приложил такову... 20. По сей присяге присягал каракалпацкий Кунуратского роду старшина Шамурат бий с пятьюстами дворами, и в под­данство пришли, и тамгу свою приложили такову... А по его прошению Яшнияз Ахун подписался. Реестр присягавшим в приезд поручика Дмитрия Гла-дышева каракалпацким ханам, салтанам и старшинам. 1. Наип хан Ишим ханов. 2. Кунуратского роду Урускул хан. Салтаны. 3. Губайдулла, вышеписаного Наип-хана большой родной брат, который в той же подписке и ханом написан. 4. Алтай 5. Вали — Наип-хановы дети. 6. Хан Урускул ханов сын 7. Шуна 8. Бахтигирей, да Губайдулла-салтановы дети 9. Абулхаир Итого: салтанов —6. 10. По вышеписаном Наип-хане состоящий первознатней-ший старшина Муратших Ходжа, то есть главный духовный. 11. Хылвятших Его, Муратшиха, 12. Чуманших дети, роду 13. Хусейнших Ябинского 14. Карабатырших 15. Шаих Хасянших, оного ж, Муратшиха, внук. Старшины 16. Ишмухамет Того ж 17. Ирызбай Ябинского 18. Бирюбай Есаул роду 19. Избасар батырь 20. Алебий 21. Базарь Аткитярев 22. Девлет-бай, самый главный своего роду. 336 Хатайского роду. Того ж Хатайского роду 23. Бий Мулла 24. Караби Байкучкарбиев 25. Маилы бий 26. Джияибай батырь 27. Ириазби 28. Чувакбай батырь 29. Батрыибет бий 30. Арак батырь. 31. Хошман батырь 32. Баймурза батырь 33. Халыбяк батырь 34. Уразгильды батырь 35. Базар батырь 36. Мишляияк батырь 37. Кушка батырь 38. Куртаман батырь 39. Яртаман батырь 40. Мрюбаиби 41. Арлыкап батырь 42. Сеюндюк бий 43. Баикучкарби 44. Актуган ясаул 45. Ходой Берген Сеюк Дюкбиев 46. Азнабай есаул 47. Утяшь батырь 48. Кулаибай батырь 49. Алявкара 50. Бай Карабатырь 51. Кюите батырь 52. Шамуратби Секретарь-канцелярист Иван Коптяжев2. АВПР, ф. Каракалпакские дела, оп. 117/1, 1743, д. 1, л. 10а — 30 (подлин­ники), л. 31—34 (перевод). Купуратского роду Примечания ! Так в подлиннике. 2 Через весь текст на полях л. 31—34 скрепа: «Секретарь-канцелярист Иван Коптяжев». 337
  12. Он из Сурхана, но и заслуженный артист Каракалпакстана. Одно из его выступлении в Нукусе.
  13. Из архивного документа 1742 года, не считая других ханств, в подданстве самих каракалпаков было 40 тысяч дворов. Это минимум 200-300 тысяч населения. Каракалпакский Шайбак хан просил своего дядю Карасакала, чтоб тот разорял поселения каракалпаков, ушедших в подданство некоего сарта Абдрахмана, кой на- пред сего жил в Уфимском уезде, на Ногайской дороге в разных местах и называет себя яко бы он Солтан-Мрат хан и бутто напред сего пойман он был в Астарахани и повешен был в Казани, и оттуда будто ж он яко бы своим святовством не обвесился и ушел, и показывает на себе рану пониже груди на боку крючную. Он наказал сарта, который выдавал себя за Мурат Султана, сына каракалпакского Кучук хана. О нем в татарских источниках вот, что есть: http://protatar.narod.ru/Kitaplar/TatarHistory.html 4.АЛДАР-КУСЮМОВСКОЕ ВОССТАНИЕ. Окрыленные крупными победами, повстанцы загорелись желанием уничтожить все карательные войска на своей территории и возродить Казанское ханство. Дабы поднять народный дух, вожаки восстания решили найти и будущего правителя. Они связались с каракалпакским принцем Мурат-султаном и пообещали ему ханский трон в случае возрождения Казанского ханства. Мурат прибыл к восставшим и с целью получения военной помощи, защиты и признания со стороны Крымского хана Давлет-Гирея и турецкого султана Ахмета III, в сопровождении 30 человек (22 из них были татарами) направился в далекий и трудный путь. Он побывал и в Крыму, и в Турции. Однако поддерживающие с Россией мирный договор Давлет-Гирей и Ахмет-Султан не оказали помощи посланникам татар и башкир. Никто не признал Мурата и будущим ханом. Забегая вперед, расскажем о дальнейшей судьбе Мурата. Безусловно, он был храбрым и умелым предводителем. Так, на обратном пути он смог поднять на восстание 1600 кубанских татар и с их помощью в феврале 1708 года захватил город Терек, в течение 10 дней держал в осаде его крепость. Но посланные астраханским воеводой Петром Апраксиным правительственные отряды, в их составе 400 астраханских татар (вот он - пример кровавой политики царизма: уничтожение мусульман руками самих же мусульман!), разгромили повстанцев. Раненый Мурат попал в плен. Сначала его пытали в Астрахани, затем препроводили в Казань, где он принял мученическую смерть на виселице, будучи повешенным за ребро... http://ufagen.ru/node/28939 А в бытность мою в Каракалпаках от оного ж Шайбака и от матери ево Аиши, которая ево Карасакала вскормила, что я об отце ево Карасакалове и о протчем слышал, что отец ево Карасакала Хасян солтан был в городе Урганисе ханом, которой между Каракалпаков и Бухар к Хиве, только не знаю какой ради притчины, выгнат ли или сам выехал х калмыцкому хану за Волгу з двумя сыновьями Ишимом да Бай-Булатом, кой называется ныне Карасакал ом, которой Карасакал был 13-ти лет, а ныне как я слышал чрез Шайбака хана, что ему ныне 51 год. И по прошествии де нескольких лет каракалпаки приезжали в Калмыки и испросили у Хасяна сына одного Ишима к себе в ханы на место умершаго хана Зянгира, и помянутой Хасян солтан отдал им сына своего Ишима в ханы, которой там и был по смерть. А после ево принял владение ево сын ево большей Шайбак хан, которой и поныне там живет отцовское, называемой китайской и кипчацкой роды, в котором владении з 20000 дворов, с которым меньшей брат Выбыть салтан в одном владении живет. А брат Убеитулла хан живет ханом над каратским родом, у которого владения по их скаске з 10000, а четвертой брат Каип хан над морскими каракалпаками, у которого владения з 10000. А по. отдаче болышаго сына Ишима Бай-Булат, называемой Карасакал, остался при отце своем в Калмыках, где оной ево отец Хасян солтан и умер, а сколько времяни, о том не знаю. А после смерти отца своего Хасяна с кем, и когда, и куда ис Калмыков ушел и где жил, того не слыхал. И о вышеписанном объявил я по присяжной своей должности сущу правду, в том и тамгу приложил [тамга42].
  14. Что-то ты разошелся. Все у тебя через строку, здесь сойдет, а здесь нет. То, что некоторая часть каракалпаков из Волги об этом никто и не сомневается. Они всегда помнили, что их Родина Средняя Азия. http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/113432/%D0%A7%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B5 ЧЁРНЫЕ КЛОБУКИ́ (тюрк. каракалпаки — черные шапки), название тюркского племенного объединения, сложившегося около середины 12 века в лесостепных районах Руси (в основном на реке Роси (см. РОСЬ)) из осевших там во второй половине 11 века остатков печенегов, торков, берендеев. Являясь вассалами Руси, черные клобуки были обязаны охранять южные границы государства, участвовать в походах киевских князей. Черные клобуки постепенно переходили от кочевого скотоводства к земледелию. В 13 веке, после монголо-татарского нашествия, они частично смешались с русским населением, частично откочевали в степи. Каракалпаки по Брокгаузу и Ефрону http://www.bibliotekar.ru/bek/225.htm Каракалпаки"черные шапки", древние "черные клобуки" — упоминаются уже в древней летописи, как помогшие русским отбить половцев. Они были в родстве с узами, печенегами, хазарами; имя их упоминается историками Чингисхана и Тамерлана, как имя народа, жившего по соседству с русскими, вблизи древних булгар, башкир и печенегов, на левом берегу Волги. По всей вероятности, они — близкие родичи печенегов, если не потомки их. У них имеется предание, что они жили некогда в Средней Азии, а в настоящее место жительства пришли с Северо-Запада, именно из бывшего Казанского царства, откуда, по преданию, они были выгнаны ногаями, бродили после того долго по степи, боролись с хазаками (киргиз-кайсаками) и наконец распались на три части, поселившиеся: одна на нижней Сырдарье и Ени-дарье, другая — в Зарявшанской долине, третья — в дельте Амударьи. В половине Xviii в. зап. ветвь приняла русское подданство, но так как русские не могли их оградить от киргизов, то они отдались под покровительство Хивы и отчасти Бухары. Теперь наибольшее их число живет в пределах Хивы, в дельте Аму, затем в Бухаре. Вамбери насчитывал их около 60000, Рюттих — около 90000; по другим — их гораздо меньше. По типу они отличаются от киргиз, туркмен и узбеков, особенно своим более высоким ростом (по Вамбери — влияние иранцев), иногда довольно большой, редкой бородой и большими глазами, плосковатым лицом с выдающимися скулами, тупым носом. Соседние народы смеются над их неуклюжестью и неразвитостью, но женщины их считаются красивыми. Живут оседло и даже разводят крупный рогатый скот (похожи на черкасский), лошадей (порода крупнее киргизской, но уступает туркменской) и овец; занимаются и земледелием, а также рыболовством (имеют лодки, солят рыбу и сбывают в Россию). Палатки их больше киргизских, но беднее и без убранства. Женщины К. выделывают порядочные ковры. Живут довольно грязно, почему презираются соседями. Еще в прошлом столетии занимались барантой (грабежом), но теперь это народ совершенно мирный.
  15. Каракалпакское саукеле представляет собой довольно плотную суконную круглую шапку с наушниками, богато украшенную металлическими ювелирными бляхами и подвесками, цветными камнями и бусами, главным образом коралловыми. Верхняя часть шапки— «тумак» — непременно перекрещивается широким черным крестом; на лоб опускается тяжелая бляха ювелирной работы, украшенная резьбой, камнями и бусами. Эта бляха, как сообщила нам 62-летняя Сары-бике (из колхоза «Кзыл-ту» Кегейлинского района), носит специальное название "жига" (корона), тогда как другие, мелкие бляхи на саукеле называются, по ее словам, «кран». Сзади к саукеле прикреплена длинная полоса ткани, разветвляющаяся внизу на три иногда на четыре части. Общая форма саукеле с его большими наушниками и налобным украшением — жига — чрезвычайно напоминает шлем воина. Шлемообразные женские головные уборы с наушниками имеются также у народов Поволжья: у чувашей («тухья»), башкир («такия») и удмуртов («текья»). Интересно, что у чувашей наушники тухьи делаются из кожи. Каракалпакский мужской костюм http://www.sanat.orexca.com/rus/archive/2-03/history_art3.shtml
  16. Свадебный костюм. Воссоздано по по экспонатам Государственного краеведческого музея Каракалпакстана. Стилизация под форму повседневного платья » в пол». Воссоздано по по экспонатам Государственного краеведческого музея Каракалпакстана. Классическое женское платье с женским чапаном. Рукава платья по традиции полностью скрывают руки. Воссоздано по по экспонатам Государственного краеведческого музея Каракалпакстана. Классическое платье каракалпакской женщины, выполненное не однотонным, а из особой каракалпакской ткани «пашшаи».
  17. Я потомок Айдоса (Колдаулы), очень жаль, что мне об этом не рассказывали. У родственников в аулах лошади были, одну лошадь при мне даже пристрелили и похоронили, подробности не знаю, маленький был, возможно болела чем-то. Спасибо за информацию. Грациозность, сила и выносливость лошади меня всегда восхищали. Красивое животное. И жалко, что идет в пищу.
  18. А узбеки в Хивинских землях составляли всего 11 процентов, каракалпаки (левобережные 3,8, правобережные 11,4 процента), туркмены 29,8 процентов и т.д. Хива никак не претендует на узбекские земли, согласно численности, скорее всего туркменские земли. http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/112792/%D0%9D%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE Но их территории не были разграничены в национальном отношении: из общего числа узбеков, населявших Среднюю Азию, 66,5% жили в Туркестанской республике, 22,2% — в Бухарской и 11,3% — в Хорезмской; из всех туркмен, проживавших в Средней Азии, 43,2% жили в Туркестане, 27% — в Бухарской и 29,8% — в Хорезмской республике; 47,7% среднеазиатских таджиков жили в Туркестане, 52,3% — в Бухарской республике и т.д.
  19. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%80%D0%B0-%D0%9A%D0%B0%D0%BB%D0%BF%D0%B0%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C Кара-Калпа́кская автоно́мная о́бласть — административно-территориальная единица РСФСР в 1925—1932 годах. Столица — Турткуль. История Кара-Калпакская АО образована 16 февраля 1925 года (неофициально, в 1924 году) как автономное территориальное образование для каракалпаков. До получения официального статуса располагалась на части территорий Туркестанской АССР и Хорезмской ССР. Первоначально входила в состав Киргизской (с марта 1925 — Казакской АССР), а в 1930 была переведена в непосредственное подчинение РСФСР. 20 марта 1932 года преобразована в Кара-Калпакскую АССР. В 1936 году стала частью Узбекской ССР. Национальный состав По переписи 1926 года: каракалпаки — 38,1 %, казахи — 28,2 %, узбеки — 27,6 %, туркмены — 3,2 %, русские — 1,6 %.
  20. Но ты же утверждал, что 40 тысяч это все каракалпаки, будто сам Вамбери тебе на ухо шепнул. Ты бы заодно спросил тогда, почему он про узбеков написал, что название узбек не имеет этнического значения. А когда появилась территория Узбекистана или Узбекское государство? В 1924 году, в тот же период, когда образовалась Каракалпакская Автономная область в составе КазАССР со своей нынешней территорией.
  21. Видимо у Чиала кончились версии. Пусть почитает википедию "Узбекское ханство". Там написано, центром Узбекского улуса (Абулхаира) в 15 веке был город Сыгнак, где он указывает центр каракалпакских земель. По его версии получается, каракалпаки выгнали кочевых узбеков из этой территории и в 16 веке те ушли на Мавереннахр и Хиву. Видимо в сторону Сырдарьи их выгнали башкиры. Версия Чиала строится в таком духе, якобы в 18 веке казахи выгнали каракалпаков на Амударью. А на все остальное наплевать, пусть историки всего мира делают какую-то непонятную для него историю, только он один знает, что каракалпак появился только в 1926 году (в Туране им делается такое заключение). Только мне не понятно, почему 1926 год. Если он имеет ввиду юзера КАРАКАЛПАКа, то он вроде молодой еще. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D0%B7%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D1%85%D0%B0%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE
  22. У каракалпаков гортанное песнопение сопровождается исключительно на кобызе. Я открыл тему: "Каракалпакский толгау Орманбет бий", там есть и узбекский Алпамыш. Но в узбекском варианте гортанным только пару предложений в начале и конце, а все остальное обычным голосом, к тому же вся поэма всего два-три куплета. У меня на Родине остались пластинки об Алпамысе в исполнении каракалпакского жырау Кияса Кайретдинова, от начала до конца эпос исполнен гортанным голосом на кобызе. Жырау таким голосом может петь целыми днями пока не споет весь сюжет, а все жырауы о своих способностях говорят, что дар к ним пришел во сне.
  23. Каракалпаки, кто скажет мне, каракалпаку, каракалпакам можно есть конину или нет? Я сейчас в эмиграции, лицо без гражданства. Конину никогда не пробовал и даже не знал, что ее употребляют в пищу. А теперь время от времени приходится угощаться, при этом гложет совесть, можно или нельзя. Среди русских прямо заявлял, что свинину не ем, а тут свои мусульмане, выделяться как бы не хочется.
  24. Или вот это вполне реально. Это анализ политиков стран СНГ. Кроме Ташкента, все видят, что происходит в Каракалпакстане. http://www.cisnews.org/news/uz/5663-uzbekistan-v-noveyshuyu-istoriyu-karakalpakii-v-xxi-veke-esche-predstoit-vpisat-novye-stranicy-intriga-v-tom-kto-ih-napishet.html Разница в уровне жизни в городах и поселках Каракалпакской автономии по сравнению с остальной территорией Узбекистана заметна буквально во всем. Столица Каракалпакии г.Нукус словно застыла во времени в середине 70-х прошлого столетия. Обладая богатыми природными ресурсами и пополняя госбюджет Узбекистана, взамен автономия получает жалкие крохи. Ташкент сознательно не заинтересован развивать индустриально-техническую базу Каракалпакии, отводя региону роль сырьевого придатка. Несмотря на то, что численность узбекского этноса составляет одну треть от тамошнего населения руководящие и ключевые посты в органах власти и управления занимают в основном лица узбекской национальности. Десятки и сотни тысячи каракалпаков и этнических казахов, не видя здесь будущего и в поисках лучшей доли, стремятся выехать на постоянное место жительство в сопредельный Казахстан. Несмотря на внешнее спокойствие, в Каракалпакстане на фоне недовольства политикой официального Ташкента все чаще слышны голоса о возможности проведения всенародного референдума по вопросу провозглашения независимости. В этой ситуации, заинтересованные иностранные государства имеют реальные шансы посредством экспорта т.н. «оранжевых революций» дестабилизировать внутриполитическую обстановку и отделить Каракалпакстан от Узбекистана. В случае обращения нового правительства в ООН с просьбой о признании суверенитета, есть все основания полагать, что данный вопрос будет решен положительно. Преимущества Каракалпакии очевидны: ее географическое расположение удобно к традиционным рынкам, а также для размещения военных баз. В результате зарубежных инвестиций, в первую очередь от стран, стремящихся решить свои территориальные вопросы, Каракалпакия имеет возможности совершить небывалый индустриально-технологический рывок и стать одним из цветущих оазисов на евразийском пространстве. В качестве платы Каракалпакия предоставит возможность для заселения ее территории народами западноевропейских и тихоокеанских азиатских государств. Для последних, это гораздо предпочтительнее, чем болтаться в своих плавучих мегаполисах в мировом океане, не имея возможности пристать к какому-нибудь клочку суши.
×
×
  • Create New...