Jump to content



Kamal

Пользователи
  • Posts

    6717
  • Joined

  • Days Won

    182

Everything posted by Kamal

  1. Донесение И. Неплюева в Государственную коллегию иностранных дел, 23 мая 1743 г. ...порутчик Гладышев доносил, что они ево приняли с радостию и содержали у себя со всяким удовольствием; из них де прибывшие посланцы как у генерал-майора фон-Штокмана, так и у меня при подаче писем объявляли, что их каракалпацкой народ назад тому з 260 лет от Российской империи отстал и называли себя природными подданными, [178] ибо, как то прибывшей с ними порутчик Гладышев о них объявлял, что они изстари живали между Астрахани и Казани, а потом на Бухарскую сторону к Аральскому морю отошли в раззорение оных царств,
  2. Насколько помню, это из булгарских или башкирских шежере. Под "бес калпаками", ЕМНИП, подразумеваются каракалпаки, проживавшие в 14-15 веках в Волго-Уральском регионе в тесной связи с ногайцами, башкирами, казанцами, и насколько помню речь о Муйтенском племени, у которых как раз таки пять подразделений - абызлар, алпылар, айллар, байлар и баршалар. Кстати, у башкир есть легенды о Муйтенском царстве, и вроде несколько их родов производят себя от Муйтенов. В то же время, Трепавлов исключает наличие Муйтенов среди ногайского народа, но по сведениям Магидовича, зарафшанские муйтены называли себя ногайцами, а не узбеками, и что предки их жили в России.
  3. Тем не менее, отдельное Каракалпакское ханство хотело существовать и существовало. Но, видимо, как и Вы, советские историки также предпочли обойти этот факт стороной, потому что слишком много путаницы главным образом из-за схожих имен каракалпакских ханов с другими чингизидами, проще было "свалить" все на известных чингизидов, благо никто не "оспаривал". Но, как говорится, все тайное когда-нибудь становится явным, то есть, дойдем и до истины.
  4. Понимаете ли, мы с вами толкуем о разном. О том, что часть каракалпаков входила в состав казахов, бухарцев, хивинцев и т.д., я никогда не отрицал. И так понятно, что проживая на такой огромной территории, каракалпаки не могли контролировать всю эту территорию (Астрахан-Фергана, Урал-Арал). Но у них были собственные ханы (не считая лжешибанидов), которые локализовались на определенной территории, сначала по Эмбе-Уралу, позже по Сырдарье и основная часть каракалпаков их поддерживала и вместе создавали собственное государство, к сожалению, не всегда идеальное, но это было отдельное Каракалпакское ханство. Я толкую именно об этом, и источниковой базы для этого предостаточно.
  5. Неужели непонятно, что каракалпаки в позднесредневековье это не только нынешний малочисленный народ, обитающий на маленькой точке и лишенный всего политического влияния, а слишком даже многочисленный и в то же время сильно раздробленный народ, обитавший на обширных территориях от Астрахани до Ферганы, и от Урала до Амударьи. Некоторые племена входили в состав разных ханств, в том числе и казахских ханств и об этом я пишу уже 10 лет. Помимо всех этих вкраплений в составах разных ханств, существовало ещё чисто Каракалпакское ханство под управлением Кучумовичей, которые никому не подчинялись, лишь временами усиливались или терпели поражения от неприятелей, потом снова усиливались, и последнее усиление их влияния пришлось к первой четверти 18 века, но на этот раз разгромлены джунгарами. Нападение казахов начиная с 1740-ых годов на каракалпаков это всего лишь завершение того финала, которого начали джунгары ещё в 1723 году, раздробившие каракалпаков на несколько частей. Лишь с одной этой частью (Нижними) казахи и вели войну в течение полвека. В общем, если в каком-то письме увидели слово каракалпак, то это не подразумевает весь каракалпакский народ. Если у вас чистый интерес к истории, а не болеете патриотическими чувствами как некоторые ваши соотечественники, то надеюсь, что примете это к сведению.
  6. Уже столько раз отмечал, что это лишь мнимое, ничем не обоснованное предположение советских историков. Нижние каракалпаки в 1743 году повторно присягали России уже в ходе войны с казахами, поэтому принятие российского подданства не является причиной войны, к тому же каракалпаки принимали российское подданство ещё в 1731 году. В записке Гока задокументированы события 1741-1742 годов, и как видно из документа, война уже шла задолго до событий 1743 года, но имела локальный характер. Есть даже эпизод, не зная какой численностью каракалпаки напали, Батыр султан и Абулхаир хан бегут в глубь казахских кочевий. В большинстве набегов зачинщиком фигурирует Батыр султан, которому кроме своих войск помогали ещё племена Среднего жуза, а также как минимум один набег он совершил совместно с Карасакалом, который в то время выдавал себя за Шоно Лаузана, находясь в Старшем жузе. По сведениям Гока, именно Батыр султан, а не Абулхаир хан планировал мобилизовать всех казахов против каракалпаков (вполне возможно, что причиной войны является внутренние противостояния, возникавшие между Батыр султаном и Абулхаиром, то есть, если бы всеказахской армией руководил Батыр султан, то репутация Абулхаира сильно пострадала бы, ибо это фактически передача власти). В общем, война была не внезапной, к крупным сражениям каракалпаки были готовы, потому и держались долго, почти полвека. Интересно также обращение Мурат Шейха к Абулхаир хану с просьбой, чтоб каракалпакских пленных русским не продавать, так как собираются их выкупить, указывается цифра 1 тысяча пленных каракалпаков. Спрашивается, откуда у Абулхаира могут быть каракалпакские пленные, если они ему подчинялись?! Где логика, ведь, своих людей не берут в плен, лишь сажают в тюрьмы за плохое поведение?! В общем, прочтите записки Гока, если кому интересно. Многое станет ясно: 1742 г. июня 13. — Запись показаний английского купца Гока о его поездке в Каракалпакию через казахские степи. https://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/M.Asien/XVI/1580-1600/Kazach_rus_16_18/81-100/88.htm
  7. После Джунгарского нашествия 1723 года часть каракалпаков вполне могла бежать на северо-запад к верховьям Эмбы и Яика, ибо в этих районах некоторые группы каракалпаков проживали с давних времён (по старым картам так обозначены), а по калмыцким сведениям эти же каракалпаки вместе с джунгарами нападали не только на калмыков, но и на казахов, и даже на своих туркестанских сородичей-каракалпаков. Тем не менее, основная масса каракалпаков так и оставалась на нижнем и среднем течении Сырдарьи, и что касается Верхних и Нижних, то они никуда не бежали, ибо первые и так просились в джунгарское подданство (у них соправителем Ишим хана числится Султан Мурат, самозванец, по одной из версии беглый башкир, по другой некий сарт, по третьей каракалпак из племени Муйтен, выдававший себя за казнённого русскими в 1708 году Султан Мурата - Кучумовича, который якобы тогда не умер), а Нижние оставались на своих местах, только после разгрома Средних каракалпаков во главе с Ишим ханом, Нижние в 1724 году заключили военный союз с казахами Абулхаира. Судя по данному Союзу, скорее всего Средние разгромлены и Ишим хан погиб в 1724 году, а не годом позже как в исторической литературе отмечается. Что касается принятия русского подданства в 1731 году, то принятие произошло не вместе с казахами МЖ, а если внимательно посмотрите документы, то казахи приняли подданство в январе 1731 года, а каракалпаки в ноябре того же года. В своих письмах Нижние каракалпаки писали, что узнали от казахов, что те приняли русское подданство, поэтому и они обратились к русским послам по такой же просьбе, что и было удовлетворено.
  8. Вообще-то не часть, а основная масса каракалпаков к концу 16 века была собрана именно по среднему и нижнему течению Сырдарьи, хотя часть каракалпаков обитала по Сырдарье и ранее, при лжешибанидах Шайхим султане и Барак хане, а в период 1603-1605 годы при Абдал Гаффаре захватили туркестанский регион со многими городами по Сырдарье, а город Ташкент был столицей. После 1605 и до 1670-ых годов полных сведений о каракалпаках в данном регионе нет, так как здесь они на время утратили свое политическое влияние, а Кучумовичи были заняты Сибирью. С 1670-ых годов на Сырдарье обосновался один из потомков Кучума Кучук хан, который не подчинялся Бухарскому ханству, а оказывал военную помощь (...царевичи каракалпацкие, люди, надёжные в бою... Б. Пазухин), а Младшему жузу казахов, каракалпаки никогда не подчинялись, разве что некие туристы. В конце 17 века у каракалпаков была война с Хивой, где каракалпаки потерпели поражение, тогда же погиб Табурчак султан, а Хасан султан бежал к туркестанским каракалпакам (кстати, для справки: хорезмские каракалпаки своих сырдарьинских сородичей называли туркестанцами). Хасан султан в дальнейшем, если точно, то в 1704 году вместе со своей семьей отправлен в ставку калмыцкого Аюки хана, так как Аюка начал переговоры с турками об установлении дружественных отношений, а чингизид-мусульманин мог оказать ему кое-какую услугу, хотя есть версия, что Хасан султан находился у Аюки в качестве аманата. До вторжения джунгар в 1723 году, туркестанскими каракалпаками управлял сын Хасан султана Ишим Мухаммед хан, предположительно в 1725 году погиб при разгроме каракалпаков от джунгар, двое его сыновей Шайбак хан и Бабыт султан приняли вассальную зависимость от джунгар, двое других детей Каип хан и Убейдулла султан управляли Нижними каракалпаками. Про старшего сына Ишим хана Алим султана есть сведения, что его выпрашивали бухарцы к себе в ханы, но стал он ханом Бухары или нет, сведений пока не нашел, хотя возможно поменял имя.
  9. Некоторые моменты относительно истории Нижних каракалпаков и аральцев конца 18 и начала 19 веков в стихах каракалпакских поэтов: Как выше отмечал, группа Айдос Бия организованно покинула территории Нижних каракалпаков в сторону Хивы раньше остальных (Бердах, поэма "Шежере"). А группа Маман Бия, перешедшая после его смерти на сторону Нуртай батыра, частью погибла в последней битве с казахами, а часть ушла в сторону Аральского ханства, и по рассказам очевидца (Жийен жырау, поэма "Разоренный народ") при переходе через пустыню большинство их погибло по дороге. Поэтому соотношение сил хивинцев и аральцев на начало 19 века конечно же складывалось в пользу хивинцев. Что касается конфликта Айдос Бия с хивинским ханом, то в поэме Бердаха "Айдос бий" говорится следующее: налог собранный от аральцев, хивинские чиновники решили часть прикарманить себе, две части отдать хивинскому хану и часть отдать Айдос бию с чем конечно же Айдос не согласился, требуя все перечислить в общую казну. В общем, в поэме Бердаха Айдос бий фигурирует как положительный герой, но в народе его считали предателем, и в войне с хивинцами 1827 года его поддерживали лишь близкое окружение, в основном род Колдаулы, а Бердах именно с этого рода происходит, поэтому не верить ему нельзя.
  10. По поводу зависимости от Хивинского ханства (то, что внесено в хивинские летописи частично, ибо в них в основном идет восхваление великих побед хивинских ханов, "мелочи" оставались за кадром): В конце 18 века Нижние каракалпаки разделились в два противоборствующие кланы в связи с тяжёлой обстановкой, связанной с войнами с соседними ханствами, которые главным образом начались с казахами еще в 1743 году. Более половины каракалпакского населения в конце 18 века во главе с Айдос бием, пожелавшего присоединиться к Хиве, ушли в состав Хивинского ханства, другая пророссийская группа, подвластная Маман бию, после его убийства Айдос бием, ушла к Аральским владениям, ибо голод, болезни, разруха и постоянные набеги неприятелей не оставили иного выбора, а путь в Россию был плотно закрыт казахами. Таким образом, благополучное соотношение сил в пользу Хивы, куда главным образом ушло основное войско под командой Айдос Бия, привело уже к полномасштабной войне Хивы с Аральцами, где последние потерпели поражение. Тем не менее, Айдос бий согласно договору с хивинским ханом, ещё долгое время управлял Аральцами, но в 1827 году, скорее всего на почве невыполнения обещанного со стороны хивинского хана, Айдос бий начал войну против Хивинского хана, потерпел поражение и был убит, после чего каракалпаки полностью оказались под властью Хивы. В крупном восстаний 1855-1856 годов, каракалпаки фактически победили Хиву, но хивинцам удалось-таки рассорить два Арыса друг с другом и переманить Арыс Онторт уру в свою сторону, в результате каракалпаки упустили удачу, но все же обрели самоуправление (Автономию). Восстание 1858-1859 годов дало частичную независимость главным образом для правящей верхушки Арыса Конрат, но в 1873 году Хива была завоёвана Российской империей, и каракалпаки правого берега Амударьи вошли в состав РИ, а каракалпаки левого берега вплоть до 1925 года оставались в составе Хивинского ханства и ХНСР. Два берега воссоединились лишь в 1925 году, когда была образована КК Автономная область.
  11. Были и до сих пор есть попытки отделить исторических "аральцев" от каракалпаков, считая первых узбеками (аральские узбеки), тем не менее никак нельзя путать их с современной узбекской нацией. На самом деле "Аральцы" это топонимический термин подданных правителя города Арал (позднее - город Кунград), от названия которого и происходит нынешнее название уже почти высохшего Аральского моря. В приводимой мной ниже исследовании тоже пишут аральские каракалпаки и аральские узбеки, но, для адекватных должен быть понятен политический смысл данного разделения - куда мы, уж, без узбеков-то?! Некоторые сведения об Аральских владениях в книге "Археология Приаралья", Выпуск 7. https://www.academia.edu/6050002/Ягодин_В.Н._Хожаниязов_Г.Х._Амиров_Ш._Бендезу-Сармиенто_Х._Искандерова_А.Д._Комплекс_археологических_объектов_на_возвышенности_Крантау С конца XVI– начала XVII вв. наступает новый этап истории Арала. Основной сток Амударьи осуществлялся через Приаральскую дельту, по старому, так наз. “Кердерскому” руслу. Обводнялась после запустения в конце XIV–первой половины ХVI в. вся территория Приаральской дельты р. Амударьи, хотя отмечаются периодические прорывы амударьинских вод в Сарыкамыш. Письменные источники позволяют довольно точно определить прекращение стока Амударьи в Сарыкамыш и ее поворот в сторону Арала последней четвертью XVI в. В.В.Бартольд указал на то, что хивинский хан – историк Абулгази относит это событие к 986/1578 г. Факт изменения течения реки Амударьи отметил в 1582 г. османский автор [Бартольд, 1965 в, с.176]. Для данного этапа характерны высокие уровни Арала. Эта ситуация сохраняется до начала 60 гг. XX в., когда начинает развиваться современный Аральский кризис. Следствием всего этого стало стремление расселявшихся здесь каракалпаков к переселению на вновь обводненные земли в Приаральской дельте р.Амударьи. Её новое заселение, связанное в значительной степени с каракалпаками, происходит с начала XVII в., а может быть и несколько ранее и памятником этого периода на Южном холме Крантау является могильник Калмак-кала (АО-2). После нового обводнения в Приаральской дельте начинаются работы по строительству ирригационных систем. В 1602 году Араб Мухаммед хан (отец Абулгази хана) выше Токтау проводит канал до Кунграда. В то же время перестает обводняться Дарьялык в Присарыкамышской дельте Амударьи, и население из этих районов переселяется в более Южные части оазиса [Вайнберг, 1999, с.59]. Из-за маловодья в районе Гурганджа резиденция хакима города была временно перенесена на левый берег Амударьи, в местность, расположенную напротив Ток-калы, по всей вероятности в район старого Ходжейли [Гулямов, 1957, с.192]. В это время Приаральская дельта становится пристанищем некоторых царевичей — детей Араб Мухаммеда, в междоусобных войнах боровшихся за хивинский трон. Один из претендентов на хивинский трон Хабаш султан в течение некоторого времени (1622 г.) располагался недалеко от Крантау на возвышенности Токтау. Все перечисленные события свидетельствуют о том, что уже в конце XVI–начале XVII вв. жизнь в районе Крантау возобновляется. Именно в это время на базе средневекового некрополя начинает складываться каракалпакский некрополь Калмак-кала, использовавшийся до XIX в. Каракалпаки в XVI-начале XVII вв. занимали необычайно разбросанную территорию.Один из центров каракалпаков этого периода находился на Сырдарье, а другой продолжал еще оставаться значительно далее на северо-запад, по-видимому, между верховьями Яйка и Эмбы [Иванов, 1935, с.41]. Часть каракалпаков, по данным «Шежире» Бердаха, по фольклорным материалам, жила в районе Ургенча и Аккалы (Адак) [Бердах, 1950, с.212; Тлеумуратов, 1968, с.8-10; Есбергенов, 1982, с.59; Толстова,1984, с.115-120; Бижанов, Хожаниязов, 2003,с.55-57]. Однако значительная часть каракалпаков в XVI-XVII вв. располагалась в бассейне среднего и нижнего течения Сырдарьи, в области, которая по каракалпакской народной традиции называлась «Туркестаном». Здесь, как было установлено академиком Б.Ахмедовым, в 1578-1582 гг. каракалпаки под своим современным именем принимают участие в политической борьбе в Бухарском ханстве [Ахмедов, 1985, с.65]. Каракалпаки в 1598., как особая народность, жившая в окрестностях города Сыгнак, фигурируют в грамоте бухарского хана Абдуллы (1583-1598) [Иванов, 1935, с.33-35]. В конце XVI-начале XVII вв., в связи с усыханием Присарыкамышской дельты и упадком значения Ургенча и Вазира возрастает значение Приаралья и собственно дельты Амударьи, которая вновь обводняется после средневекового Аральского кризиса. Каракалпаки возвращаются на земли своих предков. Полагают, что расселение каракалпаков на территории Приаральской дельты Амударьи происходило в три этапа: XVI, XVII и XVIII вв. и, согласно «Шежире» Бердаха, одна из основных групп сырдарьинских каракалпаков переселилась в низовья Амударьи в XVI в. [Есбергенов, Хошниязов, 1988, с.61-62]. По данным исторического фольклора, в XVI-XVII вв. переселяются в правобережные районы Амударьи также Куня-Ургенчские каракалпаки [Есбергенов, 1982, с.59]. В местности Арал, на берегу Аральского моря собираются три тысячи узбекских семейств, сходившихся туда в разное время: конграт, кыпчак, канглы и мангыт, которые затем стали именоваться «аральскими» [Задыхина,1952, с.325]. В результате в первой половине XVII в. в Южном Приаралье было образовано государственное объединение “ Аральское владение”. Время образования владения датируется 1625 г. [Задыхина, 1952, с.324-325; Есбергенов, 1995, с.25]. Его население –каракалпаки и узбеки — были тесно связаны с соседними народами [Узбекистоннинг янги тарихи, 2000, с.27]. Правители Аральского владения вступили в тесную связь с суфийским орденом Яссави, пользовавшимся большим влиянием среди населения северного Хорезма. Пытаясь придать движению аральцев в известной мере религиозный характер и подчеркнуть свою преемственность от Суфи –старейшей кунградской династии правителей Хорезма (Хусейн суфи,Юсуф суфи, Ак суфии и др.), Торемурад принял титул суфии [Андрианов, 1958, с.70-71]. Аральское владение по свидетельству Гладышева и Муравина, в 1741г. занимало достаточно большую территорию. Аральцы жили вблизи Аральского моря, около реки Уллыдарьи по обе её стороны, от самого устья вверх: по правую сторону до речки Кулабий, а по левую – до Биштюбя [Поездка.., 1851, с.72]. Граница между Хивинским ханством и Аральским владением на левом берегу Амударьи проходила между Гурленом и Мангитом. В народе эту территорию издавна называют “Майли шенгел” [Юсупов, 1993, с.79-92]. “Майли шенгел”, как пограничный район каракалпаков с Хивинским ханством отражен в трудах каракалпакского классика Бердаха Каргабай улы [Бердах,1950, с.251].Эта территория рассматривается как пограничный район Бланкеннагелем (1794 г.). Перечисляя города Приаралья, первым пунктом Хивинского владения на северной границе он называет Гурлен, расположенный в 20 верстах от Мангита [Григорьев, 1861, с.14]. К концу XVII в. в Арале, как и в Южном Хорезме,наблюдается широкое освоение земельных участков и постепенное оседание каракалпаков и аральских узбеков на землях, расположенных по естественным протокам и искусственным каналам. Сооружаются магистральные каналы, как, например, Эшим (Исим на картах). К середине XVIII в. территории Приаральской дельты мы видим целую серию систем земледельческих оазисов, заселенных аральскими узбеками и каракалпаками, с центрами в Ак-Якыш на Даукаре и Шахтемир и Мангит – в средней части дельты. В 1747-1810 гг. территория Аральского владения расширяется к востоку до средней и нижней дельты Сырдарьи. Население располагавшееся между Нижней дельтой Амударьи и Жанадарьей, называлось “Каракалпак ели”, образуя единое Аральское ханство [Камалов, 2001, с.26]. Абулгази, чтобы урегулировать отношения между узбекскими племенами и положить конец борьбе четырех враждовавших здесь племен (уйгуры-найманы, канглы-кыпчак, конграты-кияты, нукузы-мангыты), разделил большинство важнейших государственных должностей и званий между ними. Звания имели 4 представителя (по одному от каждого племени). В четыре крупных племенных объединениях узбеков было влито 14 мелких родов, так называемых «он торт уруг». В это время в Аральском владении, как свидетельствуют источники, были четыре тюби (мангитского рода, Кунградского рода, кипчакского рода и хожаэлинского рода, в них 32 рода). Наиболее мощные роды (Нукуз, Кият, Мангит, Кунград и др.) имели крепости и 2города: 1. Мангутского рода город Шахтемир; 2. Кунградского рода, возможно, город, Арал (Г.Х.); 3. Кипчакского рода; 4. Хожаэлинского рода [Поездка..,1861, с.20]. Деление каракалпаков на две части – арыс отражалось и на их расселении в Аральском владении. Арыс он торт уруг располагался на правом берегу, в бассейне протока (позже —канала) Кегейли на территории нынешних Чимбайского, Кегейлийского и Нукусского районов Республики Каракалпакстан.Племена и роды арыса конграт были сосредоточены в северной части дельты, на землях, прилегающих к Аральскому морю (бывшие волости Ишмская, Таллыкская, Наупырская, Кокузякская), а также на левом берегу Амударьи, в нынешних Муйнакском, Кунградском и Ходжейлийском районах Республики Каракалпакстан [Жданко,1952, с.507-515]. Что касается названия “ Арал”, то по этому поводу существует почти единое мнение. Так, В.Лохтин, ссылаясь на Абулгази, отметил, что место впадения реки получило название “Арал” в 1575 г.[Лохтин, 1879, с.48]. В.В.Бартольд считает, что Аралом первоначально называлась дельта реки и уже отсюда море, в которое впадала река, получило название Аральского [Бартольд, 1965, с.89]. Однако Арал, как населенный пункт, упоминается в связи с событием “Хорасанского мятежа” в 1628 г. [МИТТ, 1938, с.102-106]. В материалах посольства Флорио Беневени в 1725 г.отмечается, что в Арале и Хиве находятся 1500 русских пленников [Ахмедов, 1985, с.214]. На карте капитана Дубровина, составленной в 1729 г., указывается город Арал в провинции Аральский [Задыхина, 1952, с.325]. Муравин, побывавший в 1741 г. в Приаралье, упоминает об Аральском городке [Поездка..., 1851,с.2]. Самарский купец Рукавкин, проехавший по Средней Азии в 1753 г., утверждает, что у араллинцев есть городок, называемый Аралом. Город Арал,расположенный на берегу Аральского моря, упоминается в хивинских письменных источниках, в числе таких древних и средневековых городов Хорезма, как Ургенч, Кят, Вазир, Ианги Шахар, Тирсак, Питняк, Гандумкан, Хазарасп, согласно которым несколько раз разрушался, одно из них произошло во времена Абулгазихана (1644-1663 — Г.Х.)[Ахмедов, 1985, с.122-124]. Таким образом, первоначально “Аралом” назывался остров, а затем населенный пункт, возможно город, который был построен на этой территории. Название “Арал” – это топоним. Григорьев прав, полагая, что никакого “Аральского народа” или“Араллинцев” в этнографическом смысле никогда не было, а назывались так узбеки, поселившиеся в низовьях Амударьи, около Аральского моря, и составлявшие вместе с каракалпаками в разное время отдельное от Хивы владение, главным городом которого был Кунград [Григорьев, 1861, с.11] и Шахтемир. Не исключено, что город Арал находился на месте нынешнего старого Кунграда [Задыхина,1952, с.325]. В настоящее время известны имена нескольких правителей Аральского владения, одним из которых первым был Абулгази Бахадыр хан. Его “коронация”, как правителя Аральского владения,происходила в 1643 г. в городе Арале. Аральским владением после Абулгази Бахадырхана управляли Мухаммед аталык (в 80-е годы XVII в.), Адина Мухаммед аталык [Гулямов, 1957, с.213], при Ядгар хане Ишим Султан [Камалов, 1968, с.65] и др. Правители Аральского владения не только боролись за свою независимость, но и не раз участвовали в феодальных смутах Хорезма. Аральские владения имели дипломатические, экономические и культурные связи с внешним миром, в частности с Россией, Бухарой, казахскими султанами. Например, в грамоте императрицы России Анны Иоановны (1693-1740), написанной на имя правителя владения Сатемир хана сына Муса хана от 16 июня 1731 года речь идет о восстановлении торговли между Аралом и Россией (ЦГАДА.Фонд397. Опись 1. Дело 314, с.416-417 по Шамамбетову и Юсупову, 1995, с.59). От имени Шахтемир хана Оразак батыр в 1732 г. 19 февраля был у Тевкелова и информировал о том, что правители Арала и его население желают входить в состав России [Камалов, Кощанов, 1993, с.132]. После завоевания в 1811 г.жанадарьинских каракалпаков хивинский хан мобилизовал все силы для разгрома тогдашнего центра араллинцев Кунграда и в 1812 г. хивинцы захватили город. Аральское владение продолжало существовать полузависимо от Хивы до середины XIX в., но уже под названием “Кунградского владения”. Правители кунградского владения Тюря суфи, Кутлымурат бий, хотя и назначенный ханом, пользовались почти полной независимостью, и все его вассальство ограничивалось уплатой налогов, и они были полновластными хозяевами в Кунграде. Такую же политику вел внук Тюря суфии по имени Мухаммед Фена. В1858 году он объявил себя даже независимым ханом от Хивы. Его владычество продолжалось до зимы 1859-1860 гг., когда он был убит и Кунград снова поступил под власть Хивинского хана Сейида Мухаммеда [Григорьев, 1861, с.13]. Кунград в начале августа 1859 г. окончательно присоединен к Хиве. Таким образом Аральско-Кунградское ( Аральское (1625-1811), Кунградское (1812-1859) владение существовало более 200 лет как государственное образование каракалпаков и узбеков Южного Приаралья, которые наряду с Хивинскими и Бухарскими ханствами играли важную роль в политических событиях,происходивших в XVII-первой половине XIX вв. в Хорезмском оазисе и Средней Азии в целом [Хожаниязов, 2004, с.52-55]. В XVII-XVIII вв. район Крантау становится одним из крупных культовых и культурных центров каракалпаков в Правобережной части Приаральской дельты Амударьи. Первоначальным ядром его были, вероятно, впоследствии забытые объекты Акбилек Айым и Рустем баба, которые затем сменяются культами “Имам ишан” и “Бектемир ишан”. У мазаров этих святых одновременно с паломничеством и зиаратом шло и обучение студентов. Информаторы сообщают, что здесь находились мечети и медресе Имам ишан и Бектемир ишан [Карлыбаев, 2002, с.23], которые содержались за счет прибылей от вакуфных земель, освобожденных от налогов. В документе, датированном 1851 г., содержится прямое указание на то, что земли принадлежащие людям Имам ишана, освобождаются от уплаты заката [Брегель, 1967, с.139]. Вокруг этих мечетей и медресе разрастаются обширные комплексы, которые включали кладбища и другие культовые сооружения. Это характерная картина для многих аналогичных культовым объектам нижней дельты Амударьи того времени. Об этом свидетельствуют также и медресе, и мечеть другого крупного культового центра Приаральской дельты Ишан калы, мазар которой также располагался в середине кладбища[Жданко, 1960, с.169-170, рис. 18]. На крыше мазаров Крантау мы не встречаем рога, черепа рогатых животных или шесты, на верхнем конце которого устанавливалось рогообразное изображение из металла и др., характерные среди этнической группы конграт каракалпаков [Есбергенов, Хошниязов, 1988,с.88-93]. Это еще одно из доказательств того, что культовый центр Крантау в основном принадлежал и принадлежит до сих пор этнической группе каракалпаков он торт уру. Здесь и сейчас продолжают хоронить умерших, принадлежащих к этническим группам он торт уру: канглы, айтеке, кенегес, уйгыр и др. Среди них особое место занимают, конечно, первые две группы (канглы и айтеке). В данной связи необходимо заметить, что этногенез канглы может быть в определенной степени связан со средневековыми кангарами – населением Кердера. Интенсивное разрастание кладбищ в северном направлении в середине ХIХ вв. связано с общим перемещением общественно-культовых сооружений на север. Именно в это время возникают мечети айтекинцев(Маркабай казы) и канглийцев (Ибайдулла ишан), а также безымянная мечеть. В это время мазар Калмак-кала, вероятно, прекратил свое существование,общественно-культовые сооружения Бектемир ишан и Имам ишан превращаются в поминально-мемориальные объекты. Quote Reply to this topi
  12. Более подробно: Скудость источников не дает возможности проследить исторические! судьбы каракалпаков в послемонгольский период, когда разгромленная Тимуром (конец XIV в.) Золотая Орда распалась на несколько самостоя­тельных владений, в числе которых наиболее значительными были Ногай­ское и Узбекское ханства. Однако лингвистические данные и уже освещенные источниками события более позднего периода (XVII в.) неос­поримо доказывают факт вхождения каракалпакских племен в состав Ногайского ханства. Из всех тюркских языков каракалпакский язык наиболее близок ногай­скому. Все предания каракалпаков упоминают в качестве районов их обитания в прошлом наряду с низовьями Сыр-Дарьи области, входившие в пределы Ногайского ханства,— «Едиль» (Волгу), «Жаик» (Яик — р. Урал), а иногда и Крым. В каракалпакском фольклоре чрез­вычайно силен так называемый «ногайский пласт», связанный с именами известных ногайских ханов и мурз (Эдигей, Орус, Ормамбет и др.). Нако­нец, в русских документах XVIII в. имеются указания на совместные воен­ные действия каракалпаков и ногайцев Алтыульского улуса (располагав­шегося на Яике). Совокупность этих данных позволяет установить, что каракалпаки в XV—XVI вв. входили в состав ногайцев. В рамках их полити­ческого объединения завершился процесс этногенеза каракалпаков, окон­чательно сформировался язык и основные черты каракалпакской культуры, характерной своей связью как с древними центрами среднеазиатской циви­лизации (Хорезм), так и со степями Дешти-Кыпчак и нижнесырдарьинскими районами (Казахстан) и, наконец, с культурой народов Восточной Европы — Приуралья, Поволжья и Северного Кавказа.
  13. Более подробно выглядит так: Процесс формирования каракалпакского народа из различных пле­мен и народностей древности и средневековья происходил на территории Приаралья и был тесно связан с этногенезом других тюркоязычных наро­дов Средней Азии, в первую очередь казахов и узбеков. Древнейшими из племен, принявших, по всей вероятности, участие в этногенезе кара­калпаков, были жившие у южных берегов Аральского моря в первых ве­ках до нашей эры апасиаки, аугасии, и некоторые другие, входившие в сако-массагетскую конфедерацию племена, упоминаемые древними авто­рами. Археологические раскопки памятников культуры этих племен, про­водившиеся в последние годы Хорезмской экспедицией Академии наук СССР, позволяют определить своеобразные черты их хозяйственной жиз­ни, некоторые элементы материальной и духовной культуры. Апасиаки занимались земледелием, скотоводством, рыболовством и ремеслами (гон­чарство, кузнечное, ювелирное и др.). Под посевы использовались не только каирные влажные земли дельт Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи, но и бо­лее засушливые территории, орошаемые при помощи каналов. Наряду с остатками временных кочевых жилищ археологи обнаружили полуосед- лые сельские поселения апасиаков, укрепленные крепостными стенами городские поселения (Чирик-Рабат, Бабиш-Мулла, Баланды), курганы и величественные погребальные сооружения из сырцового кирпича и пахсы. Некоторые произведения каракалпакского эпоса (эпическая поэма «Кырк кыз») до сих пор сохранили следы архаических традиций этой от­даленной эпохи — столь характерных для сако-массагетских племен пе­режитков матриархата, древних обычаев их семейно-бытового уклада и верований. На этнической базе сако-массагетских племен, в результате частичного смешения их с нахлынувшими в нриаральские степи с востока гуннами (конец II в. до н. э.—IV в. н. э.), а затем тюрками (VI—VIII вв.), формирова­лись раннесредневековые народы Приаралья—печенеги и огузы. Доказано, что эти этнонимы имеют преемственную связь с именами древних апасиа- ков и аугасиев (см. стр. 78). Эта преемственность наблюдается в хозяй­стве и культуре аугасиев и огузов при археологическом изучении их горо­дищ, расположенных на побережье Аральского моря, между устьями Сыр-Дарьи и ныне пересохшей Кувандарьи. Подобно томукак сако-массагетские племена были связаны с населением и культурой могуществен­ных государств, возникавших на территории древнего Хорезма (см. стр. 52), таки средневековые огузы и печенеги находились под сильным политическим влиянием Хорезма и воздействием хорезмской цивилиза­ции, сохраняя вместе с тем своеобразие комплексной скотоводческо-рыбо­ловно-земледельческой культуры и полуоседлого образа жизни. В этногенезе печенегов, по сравнению с огузами, большую роль играли угорские элементы — племена Урала, вошедшие впоследствии в состав башкирского и других народов; язык печенегов был близок к булгарскому и суварскому — древним тюркским языкам и отличался от более развитого тюркского — огузского. В X в. государство огузов было весьма обширным — на юго-востоке оно граничило с областями Тараза (Джамбул) и Чача (Ташкент), а на западе охватывало часть плато Устюрт и граничило с владениями хазар. Во главе Огузского союза стоял правитель — ябгу, резиденцией кото­рого был г. Янгикент в низовьях Сыр-Дарьи (современные развалины Джанкент близ Казалинска). Племена печенегов и огузов VIII—XI вв. были той этнической средой, в которой началось формирование собственно каракалпакской народно­сти. Однако огузы, оказав значительное влияние на этногенез каракалпа­ков, в основном вошли в состав туркменского народа. К государству огузов примыкали владения Печенежского племенного союза; восточные группы составлявших его племен были тесно связаны с огузами, входя даже частично в их государство; до конца IX в. тер­ритория печенегов простиралась от Урала, доходила до Волги и граничила с владениями мадьяров. В начале X в. огузы («узы» или «торки» русских летописей), объединившиеся с хазарами, вытеснили западную часть пече­нежских племен, хлынувших в южнорусские степи. Постепенно печенеги заняли обширные пространства юга Киевской Руси от Хазарского кага­ната до Византии. Оставшиеся на территории Приаралья восточные пече­неги, называемые в исторических источниках «тюркскими» (в отличие от западных — «хазарских»), прочно объединились с огузами и в дальней­ших исторических событиях] неизменно выступали на политической аре­не совместно с «торками» на их стороне, даже в тех случаях, когда послед­ние вступали в борьбу с родственным им западным ответвлением Печенеж­ского союза племен. Именно эта группа восточных печенегов, связавшая свои судьбы с огу­зами, по мнению современных исследователей (П. П. Иванова, С. П. Тол- стова и др.)> стала основой формирования каракалпакской народности. Предания каракалпаков свидетельствуют о совместной с огузами жизни в областях Приаралья и об участии некоторых групп каракалпаков в гран­диозном сельджукском движении XI в. из бассейна Сыр-Дарьи через Хорезм и Нуратинские горы на юго-запад, в нынешнюю Туркмению, Хорасан и Малую Азию. В материальной культуре и искусстве потомков огузов — туркмен сохранилось много общих черт с каракалпакской культурой. В XI в. государство огузов подверглось завоеванию многочисленного тюркоязычного народа, выделившегося из среды кимакских племен,— кыпчаков, пришедших из Сибири, с бассейна Иртыша; под натиском кыпчаков (половцев, команов) часть огузов и объединившихся с ними восточ­ных печенегов продвинулась в пределы Киевской Руси и поселилась в бас­сейне р. Рось (приток Днепра). В XII в. впервые появляется в русских летописях в применении к этим поселенцам этноним «каракалпаки» в фор­ме «черные клобуки» — так переводил летописец тюркские слова «кара­калпак», буквально — «черная шапка». «Черные клобуки» вступили в до­говорные отношения с русскими князьями, получив от них пограничные земли для поселения под условием защиты границ Руси от половцев. «Чер­ные клобуки» постоянно упоминаются в летописях; они активно участво­вали в политической жизни Киевской Руси, и, входя в состав ее населения, по выражению летописца, становились «своими» на этой новой для них родине. В том же XII в. этнический термин «каракалпак» появляется и в Приаралье, где он применялся, очевидно, по отношению к оставшимся там восточнопеченежским племенам. В состав Кыпчакского союза, вклю­чавшего в свою территорию бывшие огузские владения, входило племя кара-боркли; этот этноним идентичен названию «каракалпак». Современные исследователи предполагают, что этноним «каракалпак» («черные клобуки», «кара-боркли») — кыпчакский термин, применявший­ся пришельцами из Прииртышья к огузско-печенежским племенам завое­ванного ими Приаралья и бассейна нижней Сыр-Дарьи и вызванный ти­пом и цветом их головных уборов; от половцев заимствовало этот этноним, по всей вероятности, и население Киевской Руси. В составе Кыпчакского союза определился не только этноним каракал­паков, но и их язык; они восприняли язык завоевателей — кыпчаков. Свидетельством связи каракалпакского этногенеза с родоплеменными союзами степей Приаралья XII—XIII вв. является тот факт, что одним, из многочисленных каракалпакских племен в XIX — начале XX в. было племя кыпчак, с родом печенежского происхождения— канглы. Эти же этнонимы сохранились в родоплеменной структуре узбеков, казахов и других тюркоязычных народов, формирование которых было связано с одной эпохой, территорией и этнической средой. В XIII в. консолидирующиеся племена каракалпаков были завоеваны монголами, разделив судьбы народов Средней Азии и Восточной Европы, в том числе своих собратьев «черных клобуков», жителей Руси. Пребывание каракалпаков в составе Монгольской империи отразилось на их родоплеменном составе, включающем множество племен и родов с названиями монгольского происхождения (кунграт, кият, мангыт и др.). Однако не всегда монгольское наименование свидетельствует о монгольском же происхождении. Известно, что население монгольских улусов, в осо­бенности улуса Джучи, в который входили области Приаралья, было в ос­новном тюркоязычным по своему составу; монголы представляли здесь лишь незначительную прослойку знати и войска. Остатками зависимых от монгольских нойонов тюркских племен с монгольскими названия­ми и были, вероятно, многие из каракалпакских и других тюркоязыч­ных племен Средней Азии, сохранивших до XIX — начала XX в. монголь­ские этнонимы. Quote
  14. Вот, об этом я и толкую, что это единственное общепринятое сведение о каракалпаках от советских историков. Хотите что-то узнать о каракалпаках, вот вам все сведения. Причем, о каракалпакских ханах (символах государственности) нет ни слова, хотя и Иванов, и Самойлович указывали на документы, но почему-то они проигнорированы, - кем и зачем, - только гадать. По древней и средневековой истории работали учёные, входившие в Хорезмскую экспедицию Толстова, и можно сказать, более комплексно и грамотно провели свою работу. А что касается по позднесредневековой и новой истории, то тут начинается какая-та мистика, скорее всего связанная с тем, что появление множества современных тюркских народов в истории началось с распадом Монгольской империи. Я учился в своей национальной школе, и изучали истории от Древнего Египта до истории современного Узбекистана, а история Каракалпакстана как предмет обучения отсутствовал, молодежь говорит, что до сих пор не ввели.
  15. Например, один из многих негативных моментов установления дружественных отношении с Россией, когда проджунгарски настроенные лица во главе с Султан Муратом, который сам являясь соправителем Ишим хана, творили пакости (диверсионные действия) за спиной своего хана, когда Ишим хан отлучался с инспекцией в дальние Улусы. Причем, кроме Филиппова позднее чудом спасшегося татарским муллой, все остальное сопровождение вместе с переводчиками убиты, и очевидно, что никто об этом Ишим хану не доложил. В общем, сложности были именно с каракалпакским населением, обитавшим в непосредственной близости к джунгарам (Верхние): А сего 724 году, декабря 21 дня в Казани в [241] губернской канцелярии оной афицер Филиппов явился и сказал: в прошлом де 722 году послан был ис Казани из губернской канцелярии в каракалпацкую орду к Ишиму хану с листами, да с ним же де послан был ис Казани татарского языка толмачь Семен Яковлев да Захарова полку писарь Иван Кононов, да каракалпацких посланцов восемь человек. И будучи де они в пути, не доехав до каракалпак верст с пять, вышеписанные де каракалпацкие посланцы, которые ехали ис Казани с ним, послали от себя одного каракалпака Толузбая, который прислан был посланцом от Салти Мурат хана, в каракалпаки, чтоб оттуды каракалпаки выслали их встретить. И оной де посланной от них каракалпак и с ним двенатцать человек каракалпаков, выехав к ним навстречю, и посланные с ним листы у них отняли и их ограбили, а их разобрали порознь, и он де прапорщик жил у каракалпака Сундука, а толмачь Яковлев у Джанбека, да у Тенябека, а писарь у Казибея, и жили у них в полону.
  16. Вообще-то Джунгария на тот момент была своего рода кочевой империей, склонной к расширению за счёт соседних территории для чего имела многочисленную хорошо вооруженную армию. А тюрки самостоятельно не могли им противостоять, так как не было единства. Например, только среди самих каракалпаков были как пророссийски, так и проджунгарски настроенные крупные группировки. Сам Ишим Мухаммед как чингизид возглавлял первую, но с авторитетом вождей и батыров тоже обязан был соглашаться. Поэтому дружественное отношение с Россией по большей мере помогло бы ему склонить скептиков к единению в пользу России, то есть привело бы к сплочению собственного народа, способного противостоять любой агрессии под прикрытием своего сильного соседа. Но, увы, джунгары опередили время.
  17. ПРИСЯГА КАРАКАЛПАКСКИХ ХАНОВ, СУЛТАНОВ И СТАРШИН НА ПОДДАНСТВО РОССИИ Присяга, переведенная с вышеписаных татарских листов, по которой каракалпацкие ханы, салтаны старшины1. Аз, нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом (пред святым его Евангелием), что хощу и должен своей природной и истинной всепресветлейшей державней-шей великой государыне императрице Елисавете Петровне, ззз самодержице всероссийской, и после е. и. в. высоким закон­ным наследникам, которые по изволению самодержавной е. и. в. власти избраны будут, верным, добрым и послушным рабом и подданным быть и все к высокому е. и. в. самодержав­ству, силе, власти принадлежащие права и прерогативы и узаконения, впредь узаконяемые, по крайнему разумению, си­ле, возможности предостерегать и оборонять и в том во всем живота своего в потребном случае не щадить, и притом, по крайней мере, стараться споспешествовать все, что к е. и. в. верной службе и пользе государственной во всяких случаях касаться может, и как я пред Богом и Судом его страшимым в том всегда ответ дать могу, как суще мне Господь Бог душев­но и телесно да поможет. В заключение же сей моей клятвы целую слова и Коран. Аминь. На вышеписаных татарских листах подписки. 1. По сей присяге нижний каракалпацкий Наип-хан Ишим ханов Белому царю в подданство пришел, Коран целовал и во уверение черниличью свою печать приложил, а я, Яшнияз Ахун, по повелению Наип-хана подписался. 2. По сей присяге пред Кораном присягал и целовал, ниж­ний каракалпацкий Кунуратского роду урускул хан и во уверение печать свою приложил. По повелению же его Яшнияз Ахун подписался. 3. По сей присяге присягал каракалпацкий Губайдулла салтан и во уверение печать свою приложил. И по его по­велению Яшнияз Ахун подписался. 4. По сей присяге присягал каракалпацкий Алтай салтан, и по его повелению Яншияз Ахун руку приложил. 5. По сей присяге присягал каракалпацкий Вали салтан Наип-ханов. По его прошению Яшнияз Ахун подписался. 6. По сей присяге присягал каракалпакский Бахтиг Ирей салтан Габит-ханов и во уверение печать свою приложил, а по его велению Яшнияз Ахун подписался. 7. По сей присяге присягал каракалпацкий хан Салтан, и по его велению Яшнияз Ахун подписался. 8. По сей присяге присягал каракалпацкий Шуна салтан Гобалдуила Салтанов, и по его велению Яшнияз Ахун подписался. 9. По сей присяге присягал каракалпацкий Абулхаир сал­тан Губайдулла Салтанов, и по его велению Яшнияз Ахун подписался. Итого: ханов — 2, салтанов —7 человек1. 9'. Нижнего каракалпацкого народа над всеми пока стоящем Наип-хане первый старшина Муратших Белому го­сударю в подданство пришел и с целованием Корана присягу 334 утвердил в том, что Белому государю против приятеля быть приятелем, а против неприятеля быть неприятелем, а между нами б купцы и посланцы ездили беспрестанно, и во уверение того на сей присяге его, Муратшиха, чернильная печать приложена. 10. По сей присяге присягал каракалпацкий Ябинского роду Хылвятших и в том своеручно подписался. 11. По сей присяге присягал и Коран целовал, и Белому государю в подданство пришел каракалпацкий Чеманьших Муратшихов и во уверение печать приложил и своеручно подписался. 12. По сей присяге присягал каракалпацкий Ябинского роду Хусейнших. В том по его велению я, Яшнияз Ахун, ру­ку приложил. И он, Хусейнших, тамгу свою приложил та-кову... 13. По сей присяге присягал каракалпацкий Ябинского роду Караба Тырших. По его велению я, Ахун Яшнияз, руку приложил. И он, Караба Гадуших, тамгу свою приложил та-кову... 14. По сей присяге присягал каракалпацкий Ябинского роду Шаях Хасянших, в чем по его велению Яшнияз Ахун руку приложил, и он тамгу свою приложил такову. По сей при­сяге присягал каракалпацкий Ябинского роду Ишмухаммет Иребай Бирюбай ясаул и Басар батырь Алеби Базар Аткитя-рев. Сии написанные все Белому государю в подданство приш­ли и тамги свои приложили такову... И оный Яшнияз Ахун по просьбе их писал и руку приложил. 15. По сей присяге присягал каракалпацкий Хатанского роду старшина Дявлетбай батырь, в чем и тамгу свою при­ложил такову... а по его велению Ахун Ишнияз руку прило­жил. 16. По сей присяге присягали каракалпацкий Хатайского роду бий мулла Караби Байкуч-карбаев, Маилыби Джиаин-бай батырь. Ириазби Чюваубай батырь, батырь Бетби, Арак батырь, Хошман батырь, Бай Мурза батырь, Халы-бяк батырь, Уразеилди батырь, Базар батырь, Минлияк батырь, Кушкай батырь, Артаман батырь, Кукнитаиби Ирябаиби Ярлыкап батырь. Сии вышеписаные тамги свои приложили такова... И по их прошению Ахун Яшнияз руку приложил. 17. По сей присяге присягали каракалпацкий Кунурат­ского роду старшина Сеюк Дукби с пятью тысячи людьми, Бе­лому государю в подданство пришли и печать приложили... и по их прошению Ахун Яшнияз руку приложил. 18. По сей присяге присягал Кунуратского роду Баик Скарби с тысячью дворами, в подданство пришел и во увере­ 335 ние и тамгу свою приложил... А по просьбе его Ахун Яшнияз руку приложил. 19, По сей присяге присягали каракалпацкий Кунуратско-го роду Антуран, ясаул, Худай Берган Сеюндук Биев, Азанабай ясаул, Утяш батырь, Кулан бытарь, Аляркарбая Карабатырь, Кюинтей батырь в подданство пришел и подписался в том, и по просьбе сих биев и батырев Ахун Яшнияз подписался и тамгу приложил такову... 20. По сей присяге присягал каракалпацкий Кунуратского роду старшина Шамурат бий с пятьюстами дворами, и в под­данство пришли, и тамгу свою приложили такову... А по его прошению Яшнияз Ахун подписался. Реестр присягавшим в приезд поручика Дмитрия Гла-дышева каракалпацким ханам, салтанам и старшинам. 1. Наип хан Ишим ханов. 2. Кунуратского роду Урускул хан. Салтаны. 3. Губайдулла, вышеписаного Наип-хана большой родной брат, который в той же подписке и ханом написан. 4. Алтай 5. Вали — Наип-хановы дети. 6. Хан Урускул ханов сын 7. Шуна 8. Бахтигирей, да Губайдулла-салтановы дети 9. Абулхаир Итого: салтанов —6. 10. По вышеписаном Наип-хане состоящий первознатней-ший старшина Муратших Ходжа, то есть главный духовный. 11. Хылвятших Его, Муратшиха, 12. Чуманших дети, роду 13. Хусейнших Ябинского 14. Карабатырших 15. Шаих Хасянших, оного ж, Муратшиха, внук. Старшины 16. Ишмухамет Того ж 17. Ирызбай Ябинского 18. Бирюбай Есаул роду 19. Избасар батырь 20. Алебий 21. Базарь Аткитярев 22. Девлет-бай, самый главный своего роду. 336 Хатайского роду. Того ж Хатайского роду 23. Бий Мулла 24. Караби Байкучкарбиев 25. Маилы бий 26. Джияибай батырь 27. Ириазби 28. Чувакбай батырь 29. Батрыибет бий 30. Арак батырь. 31. Хошман батырь 32. Баймурза батырь 33. Халыбяк батырь 34. Уразгильды батырь 35. Базар батырь 36. Мишляияк батырь 37. Кушка батырь 38. Куртаман батырь 39. Яртаман батырь 40. Мрюбаиби 41. Арлыкап батырь 42. Сеюндюк бий 43. Баикучкарби 44. Актуган ясаул 45. Ходой Берген Сеюк Дюкбиев 46. Азнабай есаул 47. Утяшь батырь 48. Кулаибай батырь 49. Алявкара 50. Бай Карабатырь 51. Кюите батырь 52. Шамуратби Секретарь-канцелярист Иван Коптяжев2. АВПР, ф. Каракалпакские дела, оп. 117/1, 1743, д. 1, л. 10а — 30 (подлин­ники), л. 31—34 (перевод). Купуратского роду Примечания ! Так в подлиннике. 2 Через весь текст на полях л. 31—34 скрепа: «Секретарь-канцелярист Иван Коптяжев».
  18. 1743 г. августа 12 ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ КАРАКАЛПАКСКИМ ХАНАМ, СУЛТАНАМ И СТАРШИНАМ О ПРИНЯТИИ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ Божиею милостью мы, Елисавета Первая, императрица и самодержица всероссийская и проч., и проч., и проч. Нашего императорского величества подданным каракал-пацкого нижнего народа Каип-хану, Урускул-хану, Муратши-ху Губейдуллы солтану и другим солтанам и старшинам и все­му народу наша императорская милость. Нам, великой государыне, нашему императорскому вели­честву, тайный наш советник и кавалер Иван Неплюев доносил, что вы в верном подданстве нам, великой государыне, учинили присягу, которую вы и листом своим, сюда к нам присланным, подтвердили, обещаясь в том подданстве нам, великой го­сударыне, содержать себя всегда непременно, и во знак оного прислали вы в Оренбург двух человек невольников наших подданных, также обещание освободить и всех наших рос­сийских подданных, доныне у вас в неволе находящихся, и притом просите о высочайшей нашей императорской мило­сти, и с тем к нашему императорскому двору прислали вы своих посланцев: Мамат батыря Уразанова, Маманшиха Му-ратшихова, Пулата есаула. А понеже нашему императорскому величеству небезызвест­но есть, что и в 1731 г. присланные от вас при присутствии нашего Мурзы Мамета Тевкелева в бытность оного в под­данном нашем киргис-кайсацком народе именем вашим в вер­ности к нам присягу учинили. Того ради мы, великая госу­дарыня, наше императорское величество, вашу к нам верную подданность милостиво похваляем и приемлем вас в число на­ших подданных, и обнадеживаем нашею императорскою 332 высочайшею милостью и награждением, яко же и ныне в знак того вышереченные ваши посланцы были допущены пред наше императорское величество, причем и от уст на­ших о нашей императорской к вам милости слышать удостои­лись. И со особливым награждением отпущены к вам воз­вратно. И мы, великая государыня, наше императорское величество всемилостивейше уповаем, что вы, видя к себе нашу импе­раторскую милость, будете в подданстве нашем содержать се­бя всегда непоколебимо и в знак первой вашей к нам верной службы имеющихся ныне у вас в плену российских наших людей, какого б звания и веры ни были, собрав всех конечно пришлете во Оренбург, за что и действительною нашею императорскую милостью от помянутого нашего тайного советника Неплюева награждены будете. И тако, будучи вы на нашу императорскую милость благонадежные, можете от себя и в Оренбург с купечеством караван отправлять и тем пользоваться, а оный тайный наш советник яко главный в тамошнем крае командир о всем том и о прочем указ наш имеет. И о чем он указом нашим будет к вам писать или при персональном свидании словесно вам объявлять, и вам тому совершенно верить и исполнение чинить. Елико же принадлежит до прошения вашего на наших под­данных яицких казаков, которые за неведением вашего в под­данство наше вступления, взяли в полон некоторых каракалпа­ков, и о том имеете изъясниться часто реченному тайному советнику Неплюеву, который может тех ваших пленных отыскать и к вам возвратить и впредь то яицким казакам чинить запретить. Такой формуляр подан в Сенат при до ношении 12 авгу­ста 1743 г. АВПР, ф. Каракалпакские дела, оп. 117/2, 1743, д. 5, л. 1—2 об. (копия).
  19. 1731 г. январь — ноябрь ПИСЬМА КАЗАХСКИХ И КАРАКАЛПАКСКИХ ХАНОВ, СУЛТАНОВ И СТАРШИН ИМПЕРАТРИЦЕ АННЕ ИОАННОВНЕ О ПРИНЯТИИ ИМИ ПОДДАНСТВА РОССИИ (1731 г. ноября 22) Всепресветлейшая, державнейшая, великая государыня императрица, потирая лицом и глазами своими стопы в. в., всепокорно доносим сего 1143 г.— 1731 г. месяца ноября 22-го, месяца Жамазиель Ахыря 5-го дня, известие нам учини­лось, что от в. и. в. посланец Мамет-мурза Тевкелев в кай-сацкую орду прибыл, то и мы от каракалпацкого хана своего к вышеписаному Маметю-мурзе поехали, и по приезде нашем мы с ним разговор имели, и оный посланец, Мамет-мурза, зачем в кайсацкую орду прибыл, о том нам объявил и нас добрыми словами увещевал, которые мы за благо приняли и на пользу нашу рассудили, и того ради в. и. в. и самодержицы все­российской, припадая стопам в. в. и потирая лицом и глазами своими, в подданство пришли. И когда от в. и. в. к нам указ пришлется с протчими рабами в. в. против неприятелей идти, тогда мы во всякой готовности службу в. в. отправим и вы­шеписаному Мамет-мурзе обещались и руку дали, чтоб с ним, Маметем-мурзою, к стопам в. и. в. государыне нашей я, ни­жайший раб, Оразак-батур, приеду и обо всем в. в. словесно донесу. А в. и. в. посланца Маметя-мурзу до весны сохранно содержим. Я, каракалпацкий учитель Чин-ходжа, Якуп-ходжин сын, печать свою приложил. Я, каракалпацкий же старшина Оразак-батур, печать свою приложил. При том письме две чернильные печати, в которых изобра­жены имена их. (1731 г. ноября...) Честнейший и почтеннейший великой государыни россий­ской императрицы посланец Мамет-мурза Тевкелев от нас, каракалпацких ханов Гаиб-хана и Мурат-шаиха, поздравление 329 (слово наше) нам в каракалпацкой земле известие учинилось, что казацкие ханы и беги в подданство российской великой государыне пришли, и для разговору с вами Жин-ходжу с пятью знатными бегами к вам отправили, а над бегами глав­ным Уразак-батур, при том письме две чернильные печати, в которых изображено тако: Гаиб-Махомет-Батыр-хан и Мурат-шах. АВПР, ф. Киргиз-кайсацкие дела, оп. 122/4, 1732, д. 5б, л. 1—5 (копия). Опубл.: Казахско-русские отношения в XVIII—XIX веках.— Алма-Ата, 1964.— С. 37.
  20. 1722 г. августа 701 ГРАМОТА КАРАКАЛПАКСКОГО2 ХАНА ИШИМ МУХАММЕДА ИМПЕРАТОРУ ПЕТРУ I ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ДРУЖЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ И ОБМЕНЕ ПЛЕННЫМИ Перевод письма чагатайского, писанного к е. и. в. от кара-калпацкого Ишим Мухамет Багадыра3, подали посланцы его Джабек Багадыр с товарищи 1722 г. августа 10-го дня. В начале пишет тако, от желания от Эбут Музафара* девлет Саадет Ишим Мухамет Багадыра хана Белому хану (или государю) поздравления и потом доношение наше, то есть понеже хотя чрез верных и неверных между нами ни­когда (и чрез элчиев**) о делах наших присылка и переписка не бывала, но, однако же, мы элчиев своих к вам посылали, с которыми и от вас к нам элчи был прислан, и ныне мы еще на­ших элчиев с оным вашим элчием послали ж, дабы между нами добрые действа чинились, а злые действа укратились (ибо есть пословица, кто благодействует, у того брада белеет, а кто злодействует — у него кости белеют), и тако подобает вам добродетельство нам и свою государскую милость показать в том, что в ваших руках которые суть пять человек из наших рабов в полону, чтоб благоволили их с сими нашими элчиями к нам отпустить, а мы тако ж из Ургенча ваших людей (ко­торые были в полону) выкупили, желая их вам отдать. Ежели бы мы тех людей ваших у ургенцев не выкупили, то б они их продали в Бухару и в Самарканд, и в Перейду и в Ташкент, и когда от вас, Белого государя, по вашему указу элчи к нам при-шлется, то тогда с оным братья отпустятся и присланному от вас отдадим; и как элчи ваш к нам ехал,'на пути, не доехав к нам, казацкий народ в полон их взяли. А мы, услыша о сем, для выручания вашего элчия с войском на них ездили и насильст-вом взяли, токмо лошадей его и кош в казацкой орде оставили. А о прочем словесном нашем приказе наши элчи вам скажут, спросите у них. Первый старший элчи: Джан бек Багадыр, потом Ходжа Багадыр, Турдибай, Калмухамед Багадыр, князя Дусмена сын Темербег Мурза Шанзир. 326 При сем паки поздравляем. На другой стороне наверху печать, в которой изображено имя Ишим Мухамет Багадыр-хана. Переводил Тевкелев. АВПР, ф. Каракалпакские дела, оп. 117/2, 1722, д. 1, л. 2, 5—6 (подлинник).
  21. Вообще-то да, именно из-за военной угрозы со стороны джунгар, в 1722 году Ишим Мухаммед вел переговоры с Россией, но принять подданство не успел, так как джунгары в 1723 году напали, захватив более половины каракалпакских территории в связи с чем Нижние каракалпаки заключили военный союз с казахами для совместной борьбы. В 1731 году по примеру казахов, Нижние каракалпаки также приняли русское подданство.
  22. Вроде уже лето, опасная пора для неуравновешенных уже прошла, а до осени ещё рановато. Или у вас хроническое?
  23. Вы и тут пытаетесь запутать. На самом деле Вы ответили на вопрос своего соотечественника, который спрашивал показать документ о том, что у Абулхаира были письма иного содержания, мол, подданства РИ он никогда не просил, а недобросовестные русские переводили его письма исказив содержание. А я привел конкретные документы, что Абулхаир все таки просился в русское подданство, ведь спор сугубо между нами был об этом, о принятии Абулхаиром подданства РИ. В 1722 году Ишим Мухаммед ещё не просил российского подданства, а вел переговоры о дружбе и сотрудничестве и обмене пленными. В 1731 году Нижние каракалпаки просили российского подданства позже казахов, то есть в ноябре того же года, а казахи в январе, но письма оказались в руках одного посла и занесён в один каталог архивных документов под названием "киргиз-кайсацкие дела", хотя присягали отдельно.
  24. Ещё раз прошёлся по всем казахско-русским перепискам на высшем уровне касаемо первой половины 18 века, но нигде не нашел упоминания каракалпаков в составе Казахских ханств. Под присягой Абулхаира кроме родов Младшего Жуза подписались еще некоторые рода из Старшего и Среднего Жузов, но и среди них каракалпаков нет, хотя в таком сводном составе они обязательно должны были быть, но это в том случае, если бы они тоже подчинялись Абулхаиру. Поэтому мне непонятно, откуда все таки появилось мнение о том, что, якобы каракалпаки всегда подчинялись казахским ханам, в том числе более поздние Нижние каракалпаки подчинялись Абулхаиру?! Казахские юзеры всегда недовольны когда я поднимаю этот вопрос, хотя мне было бы без разницы, если бы все сходилось. Но проблема в том, что общепринятая концепция (вымысел) и реальная история никак не сходятся. И как непосредственному любителю каракалпакской истории, мне приходится искать какую-то связующую нить между вымыслом и реальностью, но как глубже копаюсь, так и пропасть между вымыслом и реальностью расширяется все дальше. Данная тема очень проблемная, изучена лишь поверхностно, поэтому со стороны трудно вникнуть в суть проблем, нужно специально изучать. Причем главное внимание нужно уделить на наличие каракалпакских чингизидов, которые не были упомянуты в "трудах" советских историков, нужно разбираться об их военно-политической роли и взаимоотношениях с соседними ханствами, а остальное само собой сложится.
  25. 1738 г. сентября 19 ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ КАЗАХСКОМУ ХАНУ АБУЛХАИРУ В СВЯЗИ С ПОВТОРНОЙ ПРИСЯГОЙ ЕГО И СУЛТАНА НУРАЛИ НА ПОДДАНСТВО РОССИИ Божиею милостью мы, Анна, императрица и самодержица всероссийская и проч., и проч., и проч. Нашего императорского величества подданному киргиз-кайсацкому Абулхаир-хану и сыну его Нурали-султану и стар­шине и всему киргиз-кайсацкому войску наша императорская милость. К нам, великой государыне, к нашему императорскому величеству, всеподданнейшей твой, Абулхаир-хана, лист 13-го минувшего августа1, нашему тайному советнику Василью Татищеву врученный, здесь получен, из которого' мы усмотре­ли, что ты, Абулхаир-хан, и сын твой Нурали-султан, и стар­шина пред сим данное о верном к нам, великой государыне, к нашему императорскому величеству, подданстве вашем обещание ныне вновь при присутствии того нашего тайного советника паки засвидетельствовали и учиненною вами при­сягою наикрепчайше подтвердили, и притом приносите за нашу императорскую к вам показанную милость и жало­ванье всеподданнейшее благодарение. О чем и о прочих ваших добрых и верных поступках и на­мерениях и о согласных некоторых учреждениях и помянутый наш тайный советник нам всеподданнейше доносил. И мы, великая государыня, наше императорское вели­чество, сию твою, Абулхаир-хана, и сына твоего Нурали-султана, и старшин и всего киргиз-кайсацкого войска все­подданнейшую к нам верность и к службе нашей охоту при­емлем милостиво. И елико принадлежит до учреждения при новопостроенных по желанию вашему городах в лучшую всего киргиз-кайсацкого народа пользу, яко же о купечестве и о прочем, реченный тайный советник нашими императорскими указами снабден, и во всем том дана ему полная мочь. И что он указом нашим будет объявлять, и тебе, Абулхаир-хану, Нурали-султану и старшинам тому совершенно верить и исполнение чинить, и тем наипаче верные свои службы нам оказывать и других подданных наших киргиз-кайсацких ханов, султанов, и старшин, и войско в том утверждать. А о худых и противных чьих замыслах и намерениях ему, тайному советнику, и войскам нашим, где случай допустит, заблаго­временно ведомости подавать и самим вам против таких про­тивников супротивление чинить. 15' 371 За что толь наипаче в нашей императорской высочайшей милости оставлены не будете. Дан в С.-Петербурге сентября 19-го дня 1738 г. Подлинная во окончании вместо подписей припечатана государственною меньшою печатью и с переводом на татар­ском языке в конверте запечатана коллежскою печатью на сургуче. АВПР, ф. Киргиз-кайсацкие дела, оп. 122/1, 1738, д. 2, л. 1—2 (отпуск). Опубл.: Казахско-русские отношения в XVIII—XIX веках.— Алма-Ата, 1964.— С 129. Примечание 1 Имеется в виду письмо хана Абулхаира от 13 августа 1738 г. на имя Анны Иоанновны о согласии на охрану русских торговых караванов. 1742 г. августа 23 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ КАЗАХСКОГО ХАНА АБУЛХАИРА, СУЛТАНА ЕРАЛИ, БАТЫРОВ И БИЕВ СТАРШЕГО, СРЕДНЕГО И МЛАДШЕГО ЖУ30В В ВЕРНОСТИ И ПОДДАНСТВЕ РОССИИ Я, нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом и пророком нашим Махометом в том, что хощу и дол­жен е. и. в., своей истинной и природной великой государыне императрице Елисавете Петровне, самодержице всероссий­ской, й по ней по самодержавной е. в. императорской власти и по высочайшей ее воле избираемым и определяемым на­следникам верным, добрым и послушным рабом и поддан­ным быть и все к высокой е. в. силе и власти принадлежащие права и преимущества, узаконенные и впредь узаконяемые, по крайнему разумению, силе и возможности предостерегать и оборонять и в том во всем живота своего в потребном случае не щадить. И притом по крайней мере стараться споспешест­вовать все, что к е. в. верной службе и пользе государственной во всяких случаях касаться может, так как я пред Богом и судом его страшным в том всегда ответ дать могу, как суще мне Господь Бог душевно и телесно да поможет. В заключе­ние же сей моей клятвы целую закона нашего Коран. Аминь. По сему клятвенному обещанию присягали киргис-кай­сацкой Меньшой орды Абулхаир-хан и сын его Эрали-салтан августа 23-го 1742 г. в лагере при Орской крепости в присут­ 377 ствии тайного советника и кавалера Неплюева, в чем и печати свои приложили. (Печать Абулхаир-хана) (Печать Эрали-салтана) К присяге приводил Оренбургской комиссии татарский ахун Ибраим Тляков, в сем и подписуется по-татарски. По вышеизображенной присяге прибывшие с Абулхаир-ханом киргис-кайсацкие старшины и протчие нижеписаные кайсаки в верности к службе е. и. в. в присутствии тайного советника и кавалера Неплюева с Абулхаир-ханом присягали и тамги свои приложили августа 23-го числа 1742 г., а именно: Меньшей орды Алчинского рода: 1. Мунияк-Хозяйберди-бий, 2. Мамут-батыр Тюленев-мурза, 3. Тавашер Якшимбе-тев, 4. Тойбак-Анка Аталыков. Табынского рода: 5. Шаназар Тлевбаев-бий. Алчинского рода: 6. Козямрак-аталык Байдан-Мергенев, 7. Итимган-Тлекей Батырев, 8. Бостубай-батыр Рысайбаев, 9. Юмалак Аллабердин-бай, 10. Козягул Тюбетевбай, 11. Сенсенбай Тлевгузин, 12. Сеиткул-батыр, ЛЗ. Акалим-батыр, 14. Екшимберда Сатубалдеев, 15. Едык-бий Басаков, 16. Ко-зеик-бей Атекеев, 17. Карабай-бий Акинеев, 18. Кидей-бий Ниязов, 19. Кудайберда-батыр Тюлеев. Телевского рода: 20. Ортар Бекбов, 21. Урус Жадиков, 22. Батимер Качедов, 23. Алабай Туку-батыр, 24. Караманда Басарев, 25. Зеля Умбетев, 26. Турка Клузамшумиров, 27. Чака Сапин, 28. Лака Сасыкбаев, 29. Кумалак Сабалта-ев, 30. Бердык Шубаев, 31. Арал Кигирбеев, 32. Тойгулу Печаев, 33. Мамбет Ямбулатов, 34. Кимибай Челангулов. Присягавшие 26-го числа той же орды Атгайского рода: 1. Кулсары-бий
×
×
  • Create New...