Jump to content



Le_Raffine

Пользователи
  • Content Count

    4654
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    58

Everything posted by Le_Raffine

  1. Это тюрки огузы описаны видимо? По-моему очевидно, что они были как минимум туранидами.
  2. По-моему уже к 17-веку европейцев особо не впечатляли луки тех же крымчаков, например.
  3. Я имею в виду использовать эти слова стали для обозначения пингвинов и кенгуру уже в наше время.
  4. В общем современные неологизмы, а арман что означает?
  5. Идикут как-то выкладывал таблицу с распределением восточноазиатских линий у турок, надо бы сравнить ее с местами расселения крымчаков и ногайцев. Только табличку надо найти. Похоже на то. Погуглите фотки йоруков.
  6. Юруки с крымчаками вроде никаким боком. И еще как выясняется У некоторых прямо цыганские лица и одежда похожая.
  7. Мирная оседлая жизнь претила Тимуру, покой был не для него. В свои преклонные годы он задумал поход на Китай. Уже в рассказе о событиях 1398 г. говорится о намерении Тимура выступить против Поднебесной и истребить «идолопоклонников». Эмиру Тимуру было известно о притесне­ниях династией Мин китайских мусульман и враждебном отношении первого императора этой династии к исламу, что также подогревало его антипатию к этой империи. Те 1200 мусульман из Ганьсу, прибывшие с возвратившимся посольством в Самарканд, были наглядным свидетельством политики китай­ского императора в отношении единоверцев «Железного хромца». Камнем преткновения в отношениях Тимура с императорами Мин был вопрос о дани, о котором шла речь выше. Можно также предположить, что эмир Тимур имел намерения восстановить власть потомков Чингисхана над Китаем, так как известно о его связях с монгольскими Чингисидами. Сопоставляя сведения монгольских и некоторых мусульманских источников, можно сделать вывод, что при дворе Тимура жил бежавший из Монголии хан Улджэй-Тэмур - пото­мок правящей в Китае до 1368 г. монгольской династии Юань, павшей под натиском войск основателя династии Мин Чжу Юаньчжана. Вместе с тем ниче­го неизвестно о намерении эмира Тимура сделать этого Чингисида правителем Китая и низложить династию Мин. Нет сведений и об участии Улджэй-Тэмура в походе эмира Тимура на Китай. У мусульманского летописца Шереф ад-Дина путешествие к эмиру Тимуру приписывается другому Чингисиду из Монголии, Тайзи-оглану, преемнику Улджэй-Тэмура, который в 1404 г. был с Тимуром в Самарканде, а в начале 1405 г. - в Отраре, но предназначалась ли ему кака­я-нибудь роль в китайском походе, можно только предполагать. После смерти Тимура Тайзи-оглан стал приближенным тимуридских эмиров Худайдада и Шейх Нур-ад-Дина. Из политических планов эмира Тимура в связи с его походом на Китай известно только, что он задумал основание новых уделов в своей империи, куда должны были войти все области к востоку от Мавераннахра до границ Китая. До похода на Китай завоевания Тимура были нацелены на западное и южное направления - Ближний и Средний Восток, Восточную Европу, Кавказ, Индию, на востоке только предпринимались набе­ги на государство Моголистан [8, с. 159-160]. К 1404 г. Тимур поставил под свой контроль государство Моголистан в Семиречье и западной части Восточного Туркестана [9, с. 71]. Таким образом, обширный район Притяньшанья составил стратегический коридор, необходи­мый Тимуру для прорыва к границам «Срединной империи» - Китая, где тогда правила национальная династия Мин, 36 лет назад свергнувшая монгольскую династию потомков Чингисхана - Юань, господствовавшую на всей террито­рии Китая в 1279-1368 гг. К этому времени, спустя шесть лет после смерти Чжу Юаньчжана, после­довавшей в 1398 г., ситуация в Евразии в целом и в Китае в частности резко изменилась. Китай пережил «смуту», вызванную борьбой внутри правящей династии Мин за «трон Дракона», т. е. за императорский престол, когда в империи Мин вспыхнула широкомасштабная гражданская война, сильно осла­бившая ее. «Император катайский (китайский, т. е. Чжу Юаньчжан. - А. К.) умер и оставил трех сыновей, которым отдал свои земли и владения. Старший из них захотел отнять владения и земли у двух других„ Старший потерпел поражение от того, кто моложе, поджег свой стан и сгорел сам со множеством своих людей, а средний стал сеньором (т. е. владыкой Китая. - А. К.). Восстановив порядок на всей [своей] земле, он отправил тех посланников к Тамурбеку (эмиру Тимуру. - А. К.), чтобы он уплатил ему дань, которую ранее платил его отцу. Этих то посланников Тимур хотел повесить„ не знаем, что предпримет сеньор Катая и [как] ответит он на это бесчестие„ В этом году (1404. - А. К.), в июне месяце, из Камалека (Пекина. - А. К.) в Самарканте (Самарканд. - А. К.) пришло около восьмисот верблюдов, груженных товара­ми. Теперь, когда Тамурбек в этот раз возвратился в Самарканте, разгневав­шись за то, что ему сказали катайские послы, он велел задержать этих верблю­дов и не отпускать их„» [4, с. 140; 10, с. 14]. Как видно из приведенного выше текста записок испанского посла, сын и наследник Чжу Юаньчжана, третий император династии Мин - Чжу Ди, свергнувший в ходе гражданской войны с минского трона Чжу Юньвэня, сво­его племянника и сына старшего брата, совершил те же ошибки в отношении владыки Самарканда, что и его отец. Он потребовал от Тимура подтвердить навязываемый ему статус вассала империи Мин. Можно сказать, что своей политикой демонстрации превосходства Китая над другими народами его правители в определенной степени сами спровоцировали поход эмира Тимура на Поднебесную, поскольку владыка большей части Евразии не мог не отве­тить на брошенный ему вызов. К началу XV века эмир Самарканда успел покорить всю Западную Азию, разгромив самые могущественные империи Евразии: Делийский тюркский сул­танат в Индии, Золотую Орду (или Улус Джучи) в Восточной Европе и степях от Иртыша и Тянь-Шаня до Карпат, Египетско-Сирийский султанат черкесских мамлюков, Османскую империю в Малой Азии и на Балканах, которые, особен­но турки-османы, во многих аспектах были в военном отношении сильнее мин­ского Китая. Поход на империю Мин готовился Тимуром с присущей ему тщательно­стью. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что накануне похода в Самарканде распространялись слухи о том, что «Железный хромец» «нахо­дится при смерти». Де Клавихо сообщает, что при этом власти Самарканда побуждали испанское посольство возвращаться на родину, так и не предоста­вив им перед отъездом аудиенцию у эмира, несмотря на все просьбы испанцев [4, с. 152]. В действительности эмир Тимур в это время готовился к выполнению давно задуманного им грандиозного предприятия - похода на Китай, а слухи о его смерти, скорее всего, распространялись специально с целью дезинформа­ции противника и жертвы предстоящего похода. О плане похода можно судить только по распределению военных сил эмира Тимура. Силы правого крыла его войск находились в районе городов Ташкента и Сайрама, а левое крыло зани­мало город Ясы (ныне Туркестан). Сам Тимур с центром армии двинулся к городу Отрару зимой 1405 г., которая выдалась очень холодной. Все перепра­вы через реки Амударью и Сырдарью были покрыты льдом. Несмотря на свои 68 лет, эмир Тимур бодро переносил тяготы зимнего похода и не ожидал близ­кого конца. В Отраре он принял посла бывшего хана Золотой Орды Тохтамыша и обещал ему, что после похода на Китай, в победе над которым владыка Самарканда не сомневался, войска Тимура вновь совершат поход на Золотую Орду и вернут Тохтамышу трон. Джунгарские ворота, оазисы Восточного Туркестана стали опорными пунктами Тимура при подготовке похода на Китай. Первоначально в поход против империи Мин предполагалось направить 200 тысяч воинов, но в результате Тимур отправился завоевывать Китай с войском, насчитывав­шим 800 тысяч человек. В авангарде, в первом эшелоне, шли 20 тысяч отборных конников, ветеранов - победителей Делийского и Египетско- Сирийского султанатов, Золотой Орды и Османской империи, которым ста­вилась задача форсированным маршем преодолеть пустыню, отделяющую Восточный Туркестан от Китая [11, с. 70]. Узнав о военных приготовлениях Тимура, минский император Чжу Ди (он же Юнлэ) отдал приказ китайской армии готовиться к отражению возможного нападения на империю. Однако в какой мере она была способна противостоять войску Тимура, так и оста­лось неизвестным. Смерть «Железного хромца» и завершение конфликта Войско эмира Тимура было тщательно подготовлено и выступило в поход против Поднебесной. Однако великий правитель и военачальник умер в фев­рале 1405 г. в городе Отраре, оставив в наследство своим потомкам огромную империю. Реванш за поражение потомков Чингисхана, свергнутых в Китае в 1368 г., не состоялся, наследники Тимура отменили поход. План похода на Китай был оставлен тотчас после смерти Тимура, китайские послы были отпущены и вернулись домой в 1407 г., с ними прибыл посол преемника эмира Тимура на троне правителя Самарканда Халиль-Султана, которого звали Худайдад... Дальше вся статья. Очень интересная https://www.minbar.su/jour/article/view/498?locale=ru_RU
  8. Но, конечно, большинство йоруков европеоиды
  9. Кажись у еруков из всех турецких этнических групп больше всего следов монголоидности.
  10. Вроде общеизвестный факт. И умер он в любимом городе Меченосца - Отраре.
  11. Жангыр это типа жанбыр дождь или имя такое?
  12. И есть еще мнение, что кыпчаский язык был близок к огузскому, а не к современным кыпчакским. Хотя тут я что-то сомневаюсь.
  13. Тураниды точнее. Слышал, что излишняя европеоидность, как и излишняя монголоидность не оч хороший признак, а "чистокровные" туркмены такого типа как покойный Ниязов.
  14. Меченосец нормальный мужик, хоть и со своим пунктиком про среднеазиатов и Отрар. Яглакар = джалаир это еще версия Лурье.
  15. Интересно есть данные в источниках сколько у Джебе с Субедэем было кыпчаков/канглы? Гемябек вроде точно был из Хорезма.
  16. С нашего форума от пользователя Тетон: 1) Если в бою с ними погиб хан и десятки его знатных родичей, значит, произошло крупное сражение между большими массами конницы. Сомневаюсь, что чаты могли собрать эти массы. Не знаю, как в 1530-ых гг., но в 1597 г. тарский воевода писал царю, что " надеетца... Кучюм... на чатских людей, а в Чатах... людей, которые на конь садятца, человек с 1000". 2) В начале 17 в. чатские мурзы говорили русским, что они являются наследственными подданными "Урусовых царевых детей", т.е. казахских ханов. Допустим, что во времена Тугума чатов было много, они были могуществеными и воинственными и смогли разгромить казахское войско. Но тогда в дальнейшем казахи все-таки смогли их подчинить, превратив в наследственных подданных. Однако ничего о такой решающей победе "Урусовых детей" над сильным противником в источниках нет. Подозреваю, что на самом деле чаты были малочисленны и никак не могли дать отпор казахским ханам. И крупных сражений с ними не было. А Джагат - это скорее скорее Кашгария и Могулистан.
  17. У чатских татар вроде связь с казахами? Плюс они вроде как были наследственные подданные урус царевых детей, т.е. казахских ханов.
  18. О ней совершенно справедливо писали авторы учебника:, что татаро-монгольское завоевание способствовало складыванию и развитию казахской народности
  19. У кыргызов, как и у башкир, не было своих чингизидов, но тем не менее чингизидов они признавали и поднимали ханами, к примеру Юдин: Этот Есим, не Есим б. Шигай, а другой султан. М.б. Жаксылык прояснит его происхождение.
  20. Вот после этой статьи и началась смена парадигмы.
  21. Составители «Истории Казахской ССР» не только не показали глубоко реакционную роль монгольского ига, но ошибочно утверждают, что татаро-монгольское завоевание способствовало складыванию и развитию казахской народности, а одного из эмиров Золотой Орды Едыге прославляют, как народного героя и защитника трудящихся. Из статьи «Об ошибках и недостатках в идеологической работе в партийной организации Казахстана" 1944 г
  22. У вас же пистолет есть. Не убьют, где найти еще одного такого фаната нашего кинематографа?
×
×
  • Create New...