Jump to content



Letif

Пользователи
  • Content Count

    4
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

0 Обычный

1 Follower

About Letif

  • Rank
    Новичок

Старые поля

  • Страна
    Россия

Recent Profile Visitors

3412 profile views
  1. :kz1: Давайте на этом и прекратим наш разговор. Всего доброго. Ищите себе равных, ибо Вы их достойны ....
  2. :kz1: 1. А тем, что княжества Мамиконеан наряду с Багратидами, Базикан (Мардпетами Арцруни), Хорхоруни и Камсаракан особо выделялись от остальных княжеств и пользовались определенной независимостью. Эта также указывает на их этническое родство. Михраниды – курды и об этом подробно можно прочитать в статье «Курдское христианское государство в период династии Михранидов». 2. Вы не прочитали статью? Посмотрите выше: «Автор VI в. Агафий Маринейский сообщает, что «цанны, северное племя, которые с древних времен были подданными римлян, обитающие вокруг Трапезунда...»[9]. Интересное сообщение оставил нам античный греческий автор, знаменитый митрополит фессалоникский, живший в II веке Евстафий в «Комментарии к «Землеописанию» Дионисия»: «Макроны — народ понтийский, живущий южнее бехиров. Их называем саннами или, вульгарнее, цаннами... и страну саннов называют Цаникой употребляюшие вульгарную форму имени (Евстафий, 765). Цензорин, живший в первой половине III в. нашей эры, также сообщает о ченах (цанах): «...Против каппадокийцев, с правой стороны, армены, иберы,... бирраны, скифи, колхи, босфораны, санны, которые называются санниками...» (Цензорин. Книга происхождений,35). О саннах сообщает и Флавий Арриан (Объезд Эвксинского Понта,15), который Ксенофонтовское племя «дрилы» (Ксенофонт. Анабазис.V. II,1) считает саннами. Страбон таюке упоминает «над Трапезундом» тибаренов, халдеев и «саннов, которые прежде назывались макронами...» (Страбон. ХII, 3,18). В настоящее время этнологи выделяют племена мегрело-чанов/занов, которые вместе с родственными группами картов и сванов сыграли ключевую роль в сложении современного грузинского народа[10]. Поэтому «макроны-санны/цанны» античных авторов, «чаны/чены» древнеармянских источников и мегрело-чаны/заны современных этнографов имеют общие этнические корни и имеют непосредственное отношение к грузинам». 3. теперь будете знать: Г. Гейбуллаев. Древние турки и Армения. Баку. СС.122;133. 1992 (на азерб.яз.). , где автор стремиться доказать тюркское происхождение Мамиконян армянских источников. 4. Если бы Вы внимательно прочитали статью, в чем я уже сомневаюсь, как раз у меня критическое замечание относительно термина «мамак» у Н. Адонца. 5. Вы спрашиваете: «Какая связь между саннами и понятием "чен"? И как обьяснить у первых Мамиконаенах имена как Конак или Васак?» Выше указаные истчники называют и чанами и санами. Может, переплетем суда еще и чечен-ов? Что касается имена Конак и Васак: Вы можете, естественно, привести масса созвучных слов в пользу их тюркского корня. В курдском языке и по сей день в обиходе с.м.и. Kanоgоn , Kenagir, Kono, Weşger, Weşgоn, Weşgоo, Weşket, Weşganо. Давайте не будем забывать и об «ирано-парфянсоком» имени Валаршак. Вы сможете мне назвать хотя бы одного человека по имени Конак или Васак среди ныне проживающих на территории Азербайджана населения? Или за поиском автохтонности тюрок в Закавказье и Передней Азии, как и Ваши соплеменники, снова будете направляться в Среднюю Азию или Казахстан? 6. В Библии содержится сведение о мидо-персидском царе Артаксерксе (Ксеркс, 486-465 гг.до н.э.) и о его семи особо приближенных к нему персидских и мидийских князях — главных начальников войска Персидского и Мидийского и правителей областей своих , а не о тюрках. Этого Вам не достаточно? Или Мидийцы – тюрки? Вы мне сделали замечание о допущенной мною опечатке - правописании тюрки-турки, но при этом по одной букве Вы уже делаете вывод о тюрках? А Хун и ныне также на курдском, естественно и на персидском означает "кровь". А о появлении тюрок при Ахаменидах некоторыми тюркскими учеными построено на зыбких песках… 7. «Я добавлю еще пару слов как "мамзель", (ну раз уж французская "мамань" у вас выдается за курдское слово, то "мамзель" в этом списке просто закономерно), мамбрана (ну скажем курдизированная форма слова "мембрана" взято из французского), мамориал (французы произносят это именно так) итд, итп...». Сильный аргумент, конечно!!! При русских мы не произносим такие выражения, типа как - «Как я вспотел» и т.п. из-за боязни, что нас не так поймут (курдское слово «хой» (соль)). Но, что бы не говорили, сегодня есть и существует многочисленное курдское племя мамыкан, о которых есть сведения не только в курдских, но российских, европейских и армянских источниках. А главное, сами же армянские источники в племени мамыкан видят род Мамиконен, но при этом пишут, что курдское племя мамыкан – бывшие армяне, ассимилированные курдами. Разве эта не сильный довод? Курдское племя Мамыкан - вот они, рядом, мы с ними общаемся. Если Вы в Казахстане или Киргизии, я тут же оргнаизую Вам встречу с представителями этого племени... А что касается «Мамед (торговец апельсинами из московского базара)», он вынужден по обстоятельствам, зарабатывать на жизнь честным путем, чтобы обеспечить сносное существование своим семьям, и это не предмет язвительности, хотя для Вашего уровня можеть быть и допустимо. Так как и меня оскорбляете за так: «В третьих, вы разве не тот Летиф Меммедов, который брызжет ядом из ультранационалистических сайтов курдов?». Я – Лятиф Маммад. На таких, как Вы я не обижаюсь по той простой причине: что не входить в рамки Ваших привычных представлений, тут же переходите на личность… А эта, можеть сами догодайтесь, признак чего? Может быть Вы меня услышите в конкретном примере: «Selaheddin Eyyubi (1138-1193)-1171-93-cu illerde Misrin hakimi, Eyyubiler (bax), MENSHECE TURKLESHMIS KURDDUR». С.197. Этот опус из книги Azerbaycan klassik edebiyyatinda ishledilen adlarin ve terminlerin sherhi», Baki, 1993. Перевод: «Салахаддин Айюби (1138-1193)-1171-93 гг. правитель Египта, по происхождению из числа отуреченных курдов». И когда курдская сторона пытается на предмет высказать свое мнение, тут же «брызжет ядом»… А как же истина? Поэтому, господин Зиядоглу. Я за конструктивный диалог. Если у Вас есть претензии к «ультранационалистическим сайтам курдов», давайте переведем дискуссию на предметный разговор. Еще одно оскорбление, мне придется попрощаться с Вами.
  3. Лятиф Маммад Древний курдский род (племя) Мамыкан/Мамиконеан Армянские источники (Фавстос Бузанд. IV — 27,31,36,39; «История Армении» М.Хоренского; Н. Адонц[1]) сообщают о княжеском роде Мамиконеан, родовой областью которых считался Тайк. Источники подчеркивают, что княжества Мамиконеан наряду с Багратидами, Базикан (Мардпетами Арцруни), Хорхоруни и Камсаракан особо выделялись от остальных княжеств и пользовались определенной независимостью. [1]Адонц Н.В. Армения в эпоху Юстиниана. С. 293; 490-491. Ереван, 1971. Н. Адонц происхождение рода Камсараканов также роднить «по крови и званию со Спандиатом» — родом аршакидского происхождения и соотносить их Мехранидам[1]. «Дом Михрана» в ассирийских источниках всегда был упомянут в составе мидийского племенного союза. Ссылкой на Феофилакт (III, 18) Н. Адонц могущественный дом Михрана также считает одной из семи мидийских фамилий[2]. Г. Капанцян также считает Михранидов «иранского происхождения»[3]В армянской исторической традиции Мамиконидов принята считать пришлыми в Армению, а их род — происходящими от «ченов». Как пишет древнеармянский историк Фавстос (Фавстос Бузанд. V—37) «... сами Мамикониды с гордостью говорят о себе, что они ведут свой род от царей страны ченов». Себеос сообщает, что племена ченов появились в Армении в период правления парфянского царя Хосрова (217-252) из Ченистана (Себеос. XI.12,24). Согласно «Истории Армении» М. Хоренского, Мамикониды появились в Армении в период правления Шапура I (241-272, царь Персии и Мидии из династии Сасанидов), то есть в III в. Но, о «ченах» информация в письменных источниках присутствует, по крайней мере, с I-го века н.э. Армянский историк Вардан также политическое возвышение Мамиконидов также относит в период правления «пapcийcкогo царя, Шапуха»[4]. Многие народы Востока Китай называют «Чин», а самих китайцев — ченами. Историческая традиция это связывает с династической империей Цинь (221-207 гг.до н.э) и империей, где правила Маньчжурская династия Цинь (1644 - 1911гг.). Поэтому, некоторые склонные к преувеличениям современные армянские историки, поспешили род Мамиконеан связывать с китайцами («цанами»), а азербайджанские ученые, ставившие своей целью, во что бы ни стало «удревнить» и доказать «автохтонность» турков в Южном Закавказье и в Передней Азии, вполне серьезно стремятся видеть в Мамиконидах этнических турков[5]. Н.Адонц считает, что в районах, преобладающих «Иберийской полосой», в этническом смысле, для названия главой рода наиболее «ходкий» термин «мамак»[6], от «арменизированной формы иберийского мама –отец»[7] и на этом основании делает вывод, что «мамак» - как «собственное имя в роде Мамиконидов», который первоначально служил родовым титулом для одного из княжеских родов, а потом сделался фамильным именем»[8]. Автор VI в. Агафий Маринейский сообщает, что «цанны, северное племя, которые с древних времен были подданными римлян, обитающие вокруг Трапезунда...»[9]. Интересное сообщение оставил нам античный греческий автор, знаменитый митрополит фессалоникский, живший в 12 веке Евстафий в «Комментарии к «Землеописанию» Дионисия» : «Макроны — народ понтийский, живущий южнее бехиров. Их называем саннами или, вульгарнее, цаннами... и страну саннов называют Цаникой употребляюшие вульгарную форму имени (Евстафий, 765). Цензорин, живший в первой половине III в. нашей эры, также сообщает о ченах (цанах): «...Против каппадокийцев, с правой стороны, армены, иберы,... бирраны, скифи, колхи, босфораны, санны, которые называются санниками...» (Цензорин. Книга происхождений,35). О саннах сообщает и Флавий Арриан (Объезд Эвксинского Понта,15), который Ксенофонтовское племя «дрилы» (Ксенофонт. Анабазис.V. II,1) считает саннами. Страбон таюке упоминает «над Трапезундом» тибаренов, халдеев и «саннов, которые прежде назывались макронами...» (Страбон. ХII, 3,18). В настоящее время этнологи выделяют племена мегрело-чанов/занов, которые вместе с родственными группами картов и сванов сыграли ключевую роль в сложении современного грузинского народа[10]. Поэтому «макроны-санны/цанны» античных авторов, «чаны/чены» древнеармянских источников и мегрело-чаны/заны современных этнографов имеют общие этнические корни и имеют непосредственное отношение к грузинам. Все выше сказанное достаточно, чтобы отклонить утверждения и версии об «китайском» или «тюркском» происхождении рода Мамиконеан. Корни рода/племени Мамиконеан необходимо искать именно в курдском материале. М. Хоренский именем цаннов связывает нынешний населенный пункт Джаник[11], которая расположено 20-25 км. от г. Ван на север, на берегу озера Ван в Северном Курдистане и турками переименовано в Кедик – Булак («Холодный источник»). Но названия селения Джаник, горы Джаники вблизи Малатьи в северной (турецкой части) Курдистана, озера Джыгын на верховьях реки Веди на территории Республики Армения, населенные пункты Джинны и топонимы «Гора Джинны» на территории Северного Азербайджана непосредственно связаны именно с названием курдского племени джаникан (джюники) и цаннам никакое отношение не имеет. В Ассирийских клинописных текстах, датируемых 13 веком до н.э., рас­сказывается о походе ассирийского царя Тукульти Нинурты I в страны Щубарийцев, в частности в страну Мумми, которая по всей вероятности, граничила c странами Алзи, Мадани, Нихани и другими[12]. Под шубарейцами скрываются хурриты, матиены, мады (мидийцы) и другие родственные протокурдские племена. Алзи — позднийший Алзини,. Алдзини, Алдзник/Завазан (от курдского «Зозан»). Нихани — позднейшая Нихирия или Нихоракан. Мадани — поздняя Мигдония или Нисайбин. В этих «странах» уже обитали протокурды. Из письма ассирийского полководца Ашшурбелдана своему царю Саргону II (722/1- 705 г.до н.э.) становится известным, что он просит у царя совета, как быть с не подчинившимся жителями поселения мумийцев, которые отказываются от царской повинности. Видимо, Ашшурбелдан желает все решать путем мирных переговоров и «хочет пойти и поговорить с ними о приказе царя», так как эти поселения ассирийцам перестали подчинятся еще со времен Шамшилая (Шамашилая) — с 818г до н.э. В надписи Шамши-Адада V (823 - 810 гг.до н.э.), высеченный на монолите в Калху (Нимруде) в рассказе о походе на мидян упоминается имена родоначальников «поселения мидян» Амамаша Кингиш — тилензахского и Маманиша луксайского[13]. В запросе Ассархаддона (Ашшурахиддина — 680 - 669 гг. до н.э.) к оракулу бога Шамаша по политическим делам по мидийским событиям запрашивает его о возможном союзе «Каштарити (Фраорта — Л.М) — начальника поселения Кар-Кашши (колония касситов — Л.М.) с начальником поселения мидян Мамитиаршу (современное курдское племя мамрашан – Л. М.)» и вероятной направленности этого союза против Ассирийского царя[14]. Кар-Кашши локализуется на территории современного Хамадана - древней Экбатаны. В священной книге христиан Библии содержится сведение о мидо-персидском царе Артаксерксе (Ксеркс, 486-465 гг.до н.э.) и о его семи особо приближенных к нему персидских и мидийских князях — главных начальников войска Персидского и Мидийского и правителей областей своих, имена которых были : Каршена, Шефар, Адмафа, Фарсис, Мерес, Марсена и Мемухан, «которые могли видет и лицо царя и сидели первыми в царстве» (Книга Есфирь, I, 14). Так как мидийские князи в перечне идут после персидских, то мы в Мемухане должны видеть мидийца. Имя Мемухана, видимо, искажено поздними переписчиками Библии, так как суффикс «хан» явно заимствовано из тюркского социального института и обозначает звание, должность вельможи высшего сана. Принимая во внимание тот факт, что тюрки массово в Передней Азии стали стекаться спустя почти тысяча лет после описываемых в Библии событий, то этим придется согласиться. Скорее всего, имя Мемухан правилнее было бы записать как Мемухун (Мемхун). Для сравнения — в курдском языке широко распространены имена Джагархун («Кровавый печень»), Дыльхун («Кровавое сердце»). Во время испуга у человека с лица отхлынивает кровь и он бледнеет и это обычное физиологическое явление, а в экстремальных случаях у человека с крепкими нервами и сильной воли и характера эмоции более сдержанны и он мало изменяется в лице. Поэтому, имена Джагархун и Дыльхун по смыслу обозначает сильного, храброго и бесстрашного человека. Также у курдов общепринято, когда необходимо выразить свое восхищение бесстрашием и салой конкретного человека, иносказательно отзываются о нем как о человеке «Чар гурчык (человек с четырьмя почками»). Среди курдов широко распространены собственные мужские имена Мам, Мамо, Мамэ, Мемо, Меменд, Меман,. Мамык, Мамхувир и женские — Мамшене, Мемуа, Мамйан (Мамхан). Род Арделанского княжеского дома назывался «Мамуи», что соответствует Муммуи ассирийских источников. В жемчужине курдского народного фольклора и одноименной поэме «Мам у Зин» курдской литературы Ахмаде Хани главного героя та к ж е звали Мам. «Мам» мы встречаем и в названиях курдских племен мамазейди (мамзеды), мамакуйе, мамалийа, маманли, мамаети, мамаш, мамаш - а – решкан (или мам-решан), мамраши (исповедующих езидизм), мамасении, мамлуй, мамики, мамхоран, мемус (луры) и другие. В курдском племени реванди (ревандузи) десятеро из двенадцати колен связаны с именем «Мам»: мамгирд, м а м а с а м , м а м с а л ь, м а м б а л ъ , м а м е к а л , м а м с и ль , м а м л и с ь, м а м с е к и . м а м е к а л ь и м а м у и . В курдском языке, особенно в диалекте сорани очень много словообразований с кор н ем слов «мам», к примеру — мам. мамоста – «учитель, наставник»; мама — «мама, бабушка»; маман , мамани —«повивальная бабка, акушерка, акушерство»; мамо — «дядя по отцовской линии»; мамотк — «знающий, сведущий»; мамоза — «двоюродное братья и сестры по отцовской линии»; мамечка — «овца с ягненком» и многие другие. Глубоко ошибочно попытка некоторых курдологов связать варианты антропонима Мам — эти личные курдские имена и племенные названия с арабо-мусульманским именем Мухаммед, на что справедливо указывает и курдский ученый Чарказе Раш[15]. В Шумерском пантеоне существовал культ бога МАМЕТ. В шумеро-аккадской мифологии супругой владыка подземного царства Нергал была богиня Мамма (Мами, Мамету). В Вавилонском пантеоне Мама (Мамет) была богиней - матерю, создательницей людей и отождествлялосъ с богиней Аруру. В поэме, написанной в первой половине XI. века до н..э. жрецом - заклинателем Эсагил — Хиниуббибом в Вавилонии упоминается бог «Мам»[16]. Принимая во внимание Факт длительного господства ираноязычных племен кутиев в Шумере (более 120 лет) и касситов в Вавилонии (больше 400 лет, ХV1-XII вв. до н.э.), которые сыграли важную роль в формировании курдского народа, можно предположить и о существовании культа бога Мам и богини Мама среди протокурдских племен в качестве радо-племенных, которые и в дальнейшем вошли в названия курдских племен, родов, собственные мужские и женские имена. И в настоящее время среди курдов, исповедующих езидизм, сохранилось культ Бога Мам Шван — покровителя мелкого скота. Ведь у кардухов также существовал бог КАРДУЕЦ. Название Касситской Вавилонии Кардуниаш также, видимо, восходит к культу этого бога, возможно племенного, или по имени полумифического родоначальника. Не случайно, что курдская устная традиция основание г. Муша связывают с одним из родоначальников племени мамы(о)кан Мушетом[17], где поныне и продолжают жить курдское племя Мамыкан. Армянские источники также утверждают факта проживания иранцев-мидийцев на указанных территориях с древнейших времен. Говоря о мидийах, армянский ученый XIX в. Н. О. Эммин пишет, что «Слова «Вишапк» и «вишапазу′нк» сут перевод слова «аждахака». «Астиагес» и «астиагас» означает именно «змей». Древние армяне, твердо помня происхождение военнопленных мидийцев, называли их не только «драконидами», в честь их царя, но и змеями; и не только их, но и страну, откуда они были выведены. На этом основании и «мидийцы» и «Мидия» называется у древних армянских историков Мар′к. Откинув «к» (признак множественного числа) получим «Мар». В этой форме последнее слово существует в новоперсидском языке и есть не что иное, как зендское «мара» — «змей». В древней Армении встречаются даже города с зловещим названием «Оц» и «Вишап»; из них первый значит «змей», а второй — «дракон». Развалины Оц находится в Торонской области, ныне Муш. И второй город также здесь. Развалины не сохранились»[18].Древнеармянская историческая традиция под мидийцами-марами подразумевает современных курдов. Известный армянский писатель XIX века Раффи (Акоп Мелик-Акопян)в своем знаменитом романе «Искра» пишет, что «Хакари, Баязет, Ахбак, Багеш (Битлис), Муш, Шатах, Сасун, Хизан, Мокский край, Чарсанджак, Кечу и д. Всеми этими уездами владели курды[19]». Далее он, перечисляя обитающие на этих территориях основные курдские племена (как мусульман так и езидов), пишет, что «Они все мало отличались друг от друга своим характером и обычаяами. Говорили они все НА РАЗЛИЧНЫХ ДИАЛЕКТАХ МИДИЙСКОГО ЯЗЫКА (курсив мой — Л.М.»[20]. Эта традиция именовать курдов марами армянскими источниками перенята у персов. Еще в середине XIX в. письменные источники продолжали курдов именовать марами. Русский ученый В. Диттель так характеризует курдов-маров: «Курды вообще плохие мусульмане. Я приведу несколько поверий и поговорок, которые ходят о курдах на востоке, это даст понятие о нравственной физиономии этого народа. В Персии курд последний человек во всех отношениях; там не верят ни ему, ни его молитве. Если хотят сказать, что такое-то обещание никогда не сдержится, то говорят, «Это молитва Мора» («Мор» — одно из названий курдов). Другая поговорка персов, столь же верно характеризует курдов; они говорят: «Мор Казвинский – хороший вор, вор из Кенгавера (деревня курдов близ Хамадана) – отличнейший вор» и так далее»[21]. В древности Мамыкан жили на территории Арджис (Erdish), Халат (вокруг горы Сипан), Битлис, Муш, Хыныс, Малазгырт, Мотикан и Хизан. В годы Сасанидского правления за храбрость и доблесть в боях против римлян область проживания этих курдов были известны как Warebaran (позже арабы назовут Dur el Beran/Dar el Beran) — «Бараний[22] Стан». До сих пор курды обитателей этих территорий знают под общим антропонимом mamokiyan-Mamokan[23]. Таким образом, правильнее было бы род/племя Мамиконеан/Мамыкан непосредственно связать с курдскими племенами, в пользу которых и свидетельствуют вышеприведенные доводы. Армянский писатель XIX в. Раффи писал, что «От Мамгунян нахараров произошли племя Мамыкани»[24]. Автор тем самым признает сам факт связи рода/племени мамиконидов армянских источников с курдским племенем мамыкан. Род мамиконидов и племя мамыкан всегда в исторической арене выступал в своем курдском обличии и жалкие попытки внести в это чуточку тени сомнения уже потерпела неудачу. Как пишет Ч. Раш «армянский Мамикон тоже происходит от этого имени и переходил в армянскую среду из курдской антропономики»[25]. Видимо, область Тайк некогда принадлежала цанам/саннам и был завоеван во время мидийско-курдской экспансии на северо-восток в 590 г.до н.э., а может быть и чуть раньше. Фавстос (III.18,47) Тайк называет Мамиконидской страной. Эта начальная родина Мамиконидов. Усилившись, в VII веке Мамиконеаны уже владели областью Тарон и отняли у княжеского рода Слоеан (Слкуни — «дом/род Сло») крепость Олакан, расположенный на берегу реки Арацани (Мурадчай). В V веке этому роду перешел и западная часть Тарона и области на северо-восточной стороне. К ним перешли также Багреванд, Харк. В VII веке им уже принадлежал и владения в округе Арагацотн (Алагяз - Л.М.), где они построили крепость-поселение Аруч. По свидетельству Фавстоса, князя Мамикониды, недовольные царем Аршаком по поводу его жесткой расправы с княжескими родами Арцруни и Рштуни, оставили царя и удалились в свою область Тайк[26]. И по сей день многочисленное курдское племя Мамыкан живут в Северной (Турецкой)части Курдистана, Киргизии и Казахстане. В происшествии многих столетий курдская традиция всегда род/племя Мамиконеан считал и считает курдским и в этом неискушенного читателя должна убедить и вышеприведенные доводы. Первоисточники [1]Адонц, ук. соч., с.447. [2]Адонц, ук. соч., с.440, прим.1. [3]Капанцян Г. Р. Историко-лингвистические работы (Хайаса — колыбель армян. Этногенез армян и их начальная история). с.140. Ереван,1956. [4]Всеобщая история Вардана Великого.С.53. М. 1861 [5]Г.Гейбуллаев. Древние турки и Армения. Баку. СС.122;133. 1992 (на азерб.яз.). [6]Адонц, ук. соч., с. 405. [7]Адонц, ук. соч., с. 402. [8]Там же. [9]Агафий. О царствовании Юстиниана. V,1. М.-Л. 1953. [10]Брук С.И. Население Мира. Этнодемографический справочник. С.163. М., 1986. [11]Адонц, ук. соч., с. 403. [12]Дьяконов И.М. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту. Журнал Вестник древней истории. Москва. 1951. №2. С. 267-268. [13]Дьяконов И.М. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту. Журнал Вестник древней истории. Москва. 1951. №2. С. 302. [14]Дьяконов И.М. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту. Журнал Вестник древней истории. Москва. 1951. №3. С. 225;228. [15]Курдистан Рапорт. Журнал. Москва.1993.№3.С.43. [16]Хрестоматия по истории Древнего Востока. Т.1. М.1980 . С. 187;189. [17]Selahaddin Mihotuli. Arya uygarliklarindan kurtlere. S. 342. Istanbul, 1992 (на турецком яз.). [18]Н. О. Эмин. Новое толкование, данное Жюлем Оппертом слову «Астиаг». Мидийцы в древней Армении. СС. 10-11; 17. М., 1881 г. [19]Раффи. Искра. Роман. С. 534. Ереван, 148. [20]Раффи. Ук.соч., с. 151. [21]В. Диттель. «Русская словесность. Очерки путешествия по востоку с 1842 по 1845гг.». С. 193-195. [22]Эпитет «Beran» – «Баран» у курдов означает силу и мощи. [23]Ebdullah Meme Mehmed (Hoko) Xani Varli. Diroka Dugelen kurdan (600-1500). Derpec 1. S.134.Istanbul. 1997 (на курдском яз.). [24]Раффи. Искра. Роман. С. 534. Ереван, 148. [25]Курдистан Рапорт. Журнал. Москва.1993.№3.С.43. [26]Адонц, ук. соч., с. 309. http://www.kurdist.ru/index.php?option=com...=view&id=76
  4. Letif

    Курды

    «в XVII и XVIII веках курдские кочевые племена, двигаясь с юга, постепенно стали оседать в армянских поселениях..." Следует сказать, что вопреки историческим фактам, такой недостоверный подход к вопросу об автохтонности курдов и времени их заселения на рассматриваемых нами территориях присуще абсолютному большинству современных армянских исследователей, историков и политиков. Следует сказать, что вопреки историческим фактам, такой недостоверный подход к вопросу об автохтонности курдов и времени их заселения на рассматриваемых нами территориях присуще абсолютному большинству современных армянских исследователей, историков и политиков. В хеттских источниках XVII века уже есть упоминания о стране Манда (Умман Манда), имеющее непосредственное отношение к курдам. Из тех же древнехеттских документов становиться известным, что хурритские города Хассува и Хальпа были заселены мидийцами-курдами. Согласно летописи Хаттусилиса I (середина XVII в.до н.э.), города Хальпа (современный Халеб, Алеппо), Хассува (хетт.; Аккад. Хашшу, собств. Хуррит. Хассэ — хурритский город на западной стороне Евфрата в районе современного Антепа) и Хахха (город на западном берегу реки Евфрата в районе античной Самосаты, совр. Самсат) были союзниками и совместно выступали против войск Хаттулиса I[36]. «…Цалуди, начальник воинов Манда, Цукраши, военачальник человека Хальпы, со своим пешими войсками и колесницами пришли в город Хальпы. Цалуди, человеку города Хассувы клинописную табличку послал: «я сижу в крепости, ты выступай, я врага обращу в бегство»…»[37]. Общеизвестно, что бассейн озера Ван, Урмия и Севан и вся Верхняя Месопотамия была заселена родственными кутийскими, хуррито-луллубейскими, субарейскими и эламскими племенами, которые и в дальнейшем сыграли важную роль в этногенезе современных курдов. Манда-Манна – Мидия тождественны и этнически относятся к курдам. Имена Цалуди (Салуди—Саладдин?), Цукраши — до сих пор среди курдов распространенные мужские имена. А Цукраши/Чухраши — родовое фамилия; есть и курдское племя Чухраши. Страна Хубушкиа (Наири) была расположена южнее озера Ван в долине реки Бохтан и входила в сферу влияния ”кутийского или кутийско – луллубейской”, которые обитали ”на территории от Уруатри (племенной союз на Армянском нагорье, к западу от озера Ван и у этого озера) до Кутмухи (верхний часть долины реки Тигра); таким образом, долина реки Бохтан входила тогда в их территорию”[38]. Область Наири[39] с царским городом Хубушкиа во главе с своим правителем, носящим титул янзи (janzi - в современном курдском языке (yan - z(j)i – «богоподобный», «божественный») в долине реки Бохтан был с древнейших времен населен протокурдскими ираноязычными племенами. Основным их занятием было коневодство и скотоводство – разводили крупный и мелький рогатый скот. В период правления Ассархаддона (680 – 669 гг. до н.э.) Хубушкиа граничила уже Страной Маннеев. Армянский ученый Гр. Капанцян, ссылаясь на хеттский «Кодекс Закона», датируемый XIV веком до нашей эры, который сообщал о племенах манда и сила, писал о правильности научной постановки об этническом имени «курмандж» (как называет себя большая часть курдов) и рассматривал kurmапj как сложное слово, первую часть принимаю за kuг, а вторую часть выводит из имени mаnda — «древнего воинственного, распространенного по разным местам народа». Гр. Капанцян, как и другие ученые, также ставил вопрос о сходстве имени manda с матиенами и мадами (=мидийцами)[40]. Поэтому не случайно, что «мидяне» («мары») у Бероса – анахронистическое обозначение кутиев III тыс. до н.э., занимавших территорию в эпоху Беросса, заселенную мидянами. В «Хронике Гэдда о падении Ассирии», составленной на нововавилонском диалекте аккадского, речь также идет о войске «Умман Манда». В хронике сообщается, что в июле-августе 614 года до н.э. «мидянин», взяв штурмом город Тарбиц, двинулся на священный город ассирийцев Ашшур. Далее из хроники мы узнаем, что под «мидянином» подразумевается «Царь Умман Манды Умакиштар (Киаксар, Uvахishtrа, иранск. Нuvахshuга)[41]. В других вавилонских источниках («Сиппарском цилиндре Набонида») в связи со строительством храма Эхульхуль (в Харране, соврем. г. Урфа) рассказывается и о последнем мидийском царе Астиаге, который своим войском окружил строящийся храм: «Манда (Уmmаn Маnda и громадны силы его»... «Этот храм, который ты приказал строить, - его при наступле­нии третьего года Кир, царь Анзана, его малый раб поднялся на него, своим малочисленным войском рассеял обширное войско Манда; Ishtumegu, царя Манды, он захватил и забрал его пленным в свою страну». Так называемая «Хроника Набонида» (И.М. Дьяконов считает ее продолжением «Хроники Гэдда») сообщает: «... (Ishtumegu, читай Иштувег, царь Умман Манды) войска собрал и пошел против Кира (Кuгаsh) царя Аншана, чтобы захватить его ... а (что касается) Ishtumegu - то войско его восстало против него; он был захвачен и Киру (они его) отд(али). Кир в Экбатане maт Аgamtanu), царском городе, - серебро, золото, богатство, имущество и (живой) полон (?) из) Экбатаны они (?) полонили, - и он забрал в Эншан; бо­гатство, имущество...)[42]. Речь идет о событиях 550 г. до нашей эры, когда Кир, внук Астиага от его второй дочери и перса, в результате измены мидийского полководца Гарпага, который перешел на сторону персов, отнял власть у своего деда и объявил себя царем Персии и Мидии. Академик С.Т. Еремян считал, что «Мары тождественны с матиенами (хурритами — Л.М)» и что «мады были известны у армян обыкновенно под именем мааров»; «mar также восходит к mada»[43] В «Вавилонской истории» («Халдейская история») жреца Бероса мидийцы упоминаются и как мары: Фр.5. …Мары (мидийцы), направив войско против Вавилона, взяли его и поставили там своего наместника. После этого называет он наместников маров, всего 8, и число лет их правления — 224. И еще 11 царей и 28 лет. (с. 302). Фр. 6. После Самога[44] получил власть над халдеями на 21 год Сарданапал[45]. Он послал к Аждахаку[46], вождю и сатрапу маров войска на помощь, с тем чтобы получить у него в жены своему сыну Набукодроссору[47] дочь Аждахака, Амухидин[48]. Из истории хорошо известно, что к 595 г. до н.э. мидийцы взяли под контроль все окрестности озера Ван и озера Севан, входящие в государство Урарту. Древние греки под Кордуэнскими (Гордийскими) горами подразумевали современный хребет Хаккяри и его южные и юго-восточные отроги вплоть до района современного г. Эрбиля и от этнонима курдов эту область называли Кордуэной (Кортчея, Кордук армянских источников). В своей книге «Мидийцы в древней Армении» армянский исследователь Н. О. Эмин пишет, что слова «Вишапк» и «вишапазу′нк» сут перевод слова «аждахака». «Астиагес» и «астиагас» означает именно «змей». Армяне… мидийцев, называли не только «драконидами», в честь их царя, но и змеями; и не только их, но и страну, откуда они... На этом основании и «мидийцы» и «Мидия» называется у древних армянских историков Мар′к. Откинув «к» (признак множественного числа) получим «Мар». В этой форме последнее слово существует в новоперсидском языке и есть не что иное, как зендское «мара» — «змей»[49]. Далее он продолжает, что «В древней Армении встречаются даже города с зловещим названием «Оц» и «Вишап»; из них первый значит «змей», а второй — «дракон»[50]. Развалины Оц находится в Торонской области, ныне Муш. И второй город также здесь. Развалины не сохранились[51]. Древние армянские источники традиционно, с опорой на Вавилонские и древнеперсидские и парфянские источники, курдов до конца XIX в. называли «мар»амии и это этническое название у них было синонимом этнонима «курд». В древнеармянских источниках слово мар встречается в виде мар’к, мурк, а в переведенных на русский язык источниках — марский. М. Хоренский объясняет фразу «мур’ацан тер» через «мар’ацоц тер», т.е. «владетель мар-ов» — мидян. В армянской Географии VII века Мидия указывается и как «Марк». «Древнеармянское mar, как пишет академик И. М. Дьяконов, есть закономерная передача парфянского mвδ, которое, в свою очередь, закономерно соответствует древнему mвda; с другой стороны, med-aci — есть армянская передача греческого термина medoi, являющегося закономерным соответствием в литературном ионийском диалекте форме mвdoi, передающей тот же термин mвda. Русское «мидяне» восходит к позднегреческому произношению mкdoi, как midi»[52] На страницах (142 «а», «б») старинной армянской рукописи под №1495, хранящейся в Институте древних рукописей («Матенадаран») Армении, армянский географ подчеркивает, что мидийцы — те же самые курды. Согласно источнику, «жители той страны курды, (которые) называются мидийцами»[53]. В другом армянском источнике содержится сообщение о посещении 19 мая 1426 г. курдами церкви Цпн: «народ мидийцев, которые называются курдами, пришли на заре…»[54]. Армянские источники и в XIII-XIX вв. продолжали о Курдистане сообщать как о «Стране Маров» и под племенами маров подразумевали курдов[55]. Аракел Даврижеци (XVII в.) сообщает о «Некоем Гази-Хане из племени курдов, великом князе и правителе страны Маров, притесняемом османами, ибо османы хотели убить его и овладеть его княжеством…» и о другом князе «из племени маров по имени Улама-оглы Гайбад бек…»[56]. Другой историк XVII в. Закарий Канакерци писал, что «мары, то есть курды, (живущие) по ту сторону горы Масис, объединились и вздумали двинуться на долину Шарура...»[57]. Армянская анонимная хроника 1712-1736 гг. также сообщает, что Абдулла-паша перед началом штурма (османами) Ереванской крепости «послал за помощью к марам (курдам), которые… прислали 35 тысяч воинов…»[58]. Русские источники первой половины XIX в. также свидетельсвуют, что в Персии курдов знали и как маров («В Персии…если хотят сказать, что такое-то обещание никогда не сдержится, то говорят, это молитва мора (мор одно из названий курдов). Другая поговорка персов, столь же верно характеризует курдов; они говорят: «Мор Казвинский – хороший вор, вор из Кенгавера (деревня курдов близ Хамадана) – отличнейший вор!»).[59] Армянский историк XIX в. К. Хачатуров под марами непосредственно подразумевает курдов. По его словам «мар» — древнепарсийская форма названия мидянин. Хотя у армян также встречается наименование «мидянин», но употребительнее приведенная форма мар или иначе «мараци». Далее автор, основываясь на «Истории Армении» М. Хоренского, пишет, что «Царь Армении, победив Астиага (Аждахака), царя курдов, переселил их в свое государство и населил ими гористые местности Армении, главным образом Араратскую возвышенность»[60]. В мировой истории нет ни одного фактического материала или свидетельства, подтверждающее утверждение армянских источников о победе «царя Армении» над Астиагом. Но, важен то, что армянская традиция появление курдов на указанных территориях приписывают с именем Астиага, который жил и царствовал в V веке до н.э. Известный армянский писатель Раффи перечисляя крупные курдские племена мукри, такури, миланцы, айдаранли, шави, джалали, раванд, бильбас, мамекали, артоши, шикак, архи, езиды, пишет, что «они все мало отличались друг от друга своим характером и обычаями, говорили они все на различных диалектах мидийского языка»[61] Северная (Турецкая) часть Курдистана, которую армяне называют Западной Арменией, стала яблоком раздора между курдами и Римской империей (позже и с Византией и арабским халифатом) в лице курдских династий Аршакидов и Сасанидов. С XI века курдские князья уже в борьбе с тюрками отстаивали свою самостоятельность. Курдски историк Шараф Хан Бидлиси в третей главе своей книги, известной как «Шараф-наме» повествует «О правителях Сасуна, получивших известность как правители Хазо»[62]. Резиденцией курдских правителей Сасуна, родословную которых курдский историк возводит к Сасанидам и правителям Бидлиса, служил г. Хазо, располагавшийся в оконечности горного хребта, окаймляющего Арзанскую долину с ее реками Хазо, Арзан и Радван. Во времена султана Сулаймана I (Сулейман I Канун, 1495-1566; 1520-1566 — турецкий султан) этот эмират стал именоваться Хазо, что, вероятно, было связано с перемещением центра эмирата из Сасуна в Хазо. Согласно Ш. Х. Бидлиси, в конце IX века прибывшие из Хлата (Ахлата)[63] в Сасун братья Иззаддин и Зийаддин из племени ружаки (рузаки) «отобрали у некоего грузина по имени Давид» крепость Сасун. В. Ф. Минорский полагает, что речь идет о грузинском князе Давиде Куропалате (ум. в 1001 г.)[64]. Коренное население тех районов составляло всего четыре племени: 1. ширави, 2. бабуси, 3. сусани и 4. тамуки. Присоединив к своему наследственному оджаку округ Арзана[65], они подчинили себе и часть племен, обитающих в районе Хасан-кейфа, как-то племена халиди, даир-магари, азизан в другие. Среди правителей Курдистана правители Сасуна славились великодушием и доблестью, воинственностью и храбростью, превосходя равных и подобных себе в битвах и сражениях. Наряду с решимостью на вооруженное сопротивление, проявив недюжинные дипломатические способности, правители Сасуна с успехом отстаивали свою независимость путем переговоров с государями Ак-Койунлу, Сефевидами и османскими султанами. Во время их нападений на Курдистан, Сасунские правители «прибегали к заключению прочного договора о дружбе, [тем] спасали свою страну пред победоносной мощью благородных султанов и великих хаканов и даже получали всякого рода милости и знаки благоволения». Курдские правители Сасуна насколько были уверены в своей силе, что с пренебрежением относились к турецким султанам. После завоевания Багдада и Бидлиса турецкий султан Сулайман (1520-66) миновав ущелье Кефандур[66], разбил в Арзанской[67] долине лагерь. «Могущество его привело землю и вселенную в трепет, горы и небеса охватило волнение и тревога. [Но] подобно железной горе, исполненный неколебимости и величия, оставался [Правител Сасуна Сулайман-бек б. Мухаммад-бек б. 'Али-бек] в Сасуне, отослал ко двору государя с достоинством Сулаймана и Александра [Македонского] запасы провианта и не явился для лобызания [монаршего] порога, воспрепятствовав Шамсаддин-беку выехать из Малатии тоже»[68]. Правители Сасуна принимали участие в Чылдыранской битве 1514 г., на стороне Турции, участвовали во время походов осман в Египет (конец октября 1516 г. — январ [69]1517 г.), в Грузию, Ширван (Северный Азербайджан) (1584). Родословная эмиров Майяфарикина тоже восходит к Шайх Ахмаду б. эмиру 'Иззаддину, и эмирам Кулба они приходятся двоюродными братьями, то есть, также были выходцами из племени рузаки и свою родословную возводили к Сасанидам. В годы правления Сасанидский царь Хусрава Ануширван (531—579), Сасун, Муш и окрестности управлялись его дядей Джамасбом[70]. В 648 г. арабские войска во главе с полководцем Айаз б. Ганам, по приказу халифа Умара в 639 г. начал завоевание областей Верхней Месопотамии. Многие курдские князья оказывали ожесточенное сопротивление но разрозненность, феодальная раздробленность, существующая между ними вражда помешали к объединению и конечном счете привело к общему поражению в арабо-курдском противостоянии. Местное население, часть которой придерживались зороастризма, а незначительная часть исповедовали христианства несторианского только, вынуждены были просить у арабов гарантию неприкосновенности жизни и имущества при условии уплаты (в пользу арабов) джизьи и налога. Многие, чтобы не платить джизьи, переходили в ислам. Но, исламизация Курдистана была поверхностной. До середины Х в. Северный (Турецкой) части Курдистана подпадает под арабское владычество. С ослаблением арабского Халифата начинается период усиления местных династий, которые стали возвращать свои отцовские владения силой оружия. Этому процессу даже не помешали приток в регион тюркских племен, которые вынуждены были искать с курдами, которые представляли собой значительную военную силу, способы мирного сосуществования. Кроме Сасуна, курдские князья из рода Сасунских правителей, также правили округами Баргири, Ширави (крепости Ширави к юго-западу от оз. Ван), Кесан (в числе пяти районов округа Кардиган, к юго-западу от оз. Ван), Муш и Сиверек (район г. Сиверека, расположенного в 85 км к юго-западу от Диарбекира). Во второй половине XVI в. одним из этих князей и был курдский князь Сару-хан-бек б. Мухаммад-бек[71]. И последующие века этими землями владели курдские князья. В 18 веке курдские раздробленные феодальные княжества номинально зависимые от османов, ограничивались выплатой дани. С другой стороны отсутствие (или слабость) твердой центральной власти на местах становилось причиной частых восстаний и проявления своеволия. Курдское восстание 1830 г. под предводительством Кавалали Мехмет Али Паши на обширной территории, включая и Юго-Западный Курдистан, неудачные попытки ее подавления к 1838 г. подвело османское правление к признанию того факта, что ее власть на курдские княжества не распространяется. После смерти османского султана Махмуда II на его трон сел его сына Абдул Меджид. Переходный период осложнялся из-за непредсказуемой обстановки и неопределенности с Курдистаном. В 1841-1942 гг. очередное мощное курдское восстание против османского ига в Северной части Курдистана возглавил эмир Ботана Мир Бадирхан. Курдские племена Сасуна также примкнули к восставшим. Турецкие войска, состоявшие из отборных и наиболее боеспособных частей, стянутых из Харпута, Урфы, Амеда (Диярбакыр), Эрзерум, Багдат и Мосула, возглавлял маршал Хафиз Паша. Для подавления этого восстания направленный в Сасун войска под командованием Хафиз Паши во время известной среди курдов под названием «Битвы Kermileh», потерпели поражение. Но, силы были не равны и 27 июля 1847 г. с падением последнего бастиона курдского сопротивления — крепости Эрух (Eruh) восстание было подавлено. Чтобы как-то успокоить курдский народ и удовлетворить требования местной курдской военно-аристократической знати, турецкие власти вынуждены были вести местное самоуправление. Абдул Меджид, в честь победы над курдами чеканивший медаль «Курдистан», счел нужным, поддержать предложение высшего императорского органа власти Meclis-i Vвlвyı Ahkвmı Adliye для разрешения курдского вопроса образовывать Область Курдистан (Kьrdistan Eyaleti). Из архивов, датируемых от 14 декабря 1847 г. (5 мухаррем 1264 г. хиджры) становиться известным об объединении Диарбакырской области с ливами Муш, Ван, Хаккари и Джезире под общим названием «Область Курдистан». Согласно источника, губернатором вновь образованной Области Курдистан назначается губернатор Мосула Асад Паша. Согласно другого документа, датируемой от 22 декабря 1847 г., с зарплатой в 4 тыс. куруш главным судебным исполнителем Области Курдистан назначается Ахмед Эфенди из Крыма. В Сасуне местное самоуправление возглавил курдский бек Hemedo Birho. В случае, если какие-то недоразумения между властями и населением появлялись, то Хамадо Брхо для разбирательства ехал в Битлис для разрешения сложившейся ситуации. У Хамадо Брхо был свой многочисленный вооруженный конный отряд, который служил сдерживающим и предупреждающим фактором в поддержании порядка в Сасуне. Государство полностью покрывал его расходы и расходы на отряда[72]. Во второй половине XIX века в Мушском пашалыке из курдских племен жили гасанан, джебран и балеан, а также незначительное количество армян и турок. Раффи Муш называет в числе курдских уездов[73]. В своем письме к князю Долгорукову № 41 от 19 марта и №161 от 21 апреля 1856 года генерал Русского экспедиционного корпуса на Кавказе Муравьев сообщал: «…господствующее население Мушского пашалыка — курды»[74]. В письме от 7 марта 1856 г. полковник Лорис-Меликов (армянин), офицер русской армии, генералу Муравьеву сообщает о том, что «господствующее население Мушского пашалыка — курдское», которые не намерены предоставить новобранцев турецкому правительству[75]. Источники под «господствующим», кроме военно-политического, подразумевали и количественное превосходство курдов Мушской области над проживающими в этом пашалыке народностями. П. Лерх Муш вместе с Дерсимом и Диярбакыром включает в «Эялет Курдистан» и в Мушском пашалыке среди обитающих там курдских племен перечисляет племена гассанан, джибри, зилан, сипки (часть езиды; из этого племени род беев Баязедских Джаманли. Барозли, Зиркан). Также встречаются племена гормакли, рузаки (вокруг Битлиса), заза (на юге Муша), маманли (резиденция главы племени), муси — числом до 18 тысяч на юге Муша[76]. Эти данные на 1856 год. Район г. Мокса, расположенного в горах, в 99 км к юго-западу от г. Вана с прилегающими областями всегда оставался в сфере курдского влияния. Мукс (Мокс) до 1915 г. был под правлением курдского князья Муртулла-бека, с кем еще в 1911 г. встречался академик И. А. Орбели. Известный средневековый курдский поэт Факи Тайран (Mir Mehemmede Xakkari) (1302-1375) родился в селе Werezurf Мукса (Мокса). В XIV веке мирливом Мокса был один из классиков курдской поэзии Мела Джезири. В Моксе существует много строений, относящихся к материальной культуре курдов. Через главную реку Чаме Мокс построен старинный мост с названием «Пра Сор» (в переводе с курдского «Красный мост»). На кладке каменного моста надпись гласит о том, что этот мост построен во времена Мир-Авдала[77]. Ш. Х. Бидлиси писал, что Абдал-бек, зять правителя Хаккари, с помощью тестя присоединил к округу Мокс район Гаргар (Гэргэр), как было при отцах и дедах его. Мокс в качестве наследственного удела входил в состав владения правителя Хизана[78]. И в последующие столетия Мокс принадлежал курдским феодалам. В 1915 году последним курдским беком Мокса был Муртулла-бек, с которым академик И. А. Орбели имел личный контакт. Хачик Даштенц указываеи, что в Шатахе и Моксе заслены выходцы из Мокса. На это указывает и академик И. А. Орбели, который в своей книге о Моксе, рассказывая об армянском населении области, касается и вопросов армянского фольклора и пишет об «армянской» балладе «Мокский Мирза», где в частности подмечает, что «… географические пункты, упоминаемые в ней и, кроме Бохтанского Джезире, находящиеся в Моксе, в период моего пребывания уже были известны под другими названиями. Это дает основание думать, что баллада сохранена народной памятью от того времени, когда население области составляли не те армяне, которые были предками армян, населявших Мокс в 1911 году, и что в период между сложением этой баллады и началом ХХ в. произошли существенные сдвиги в топонимике страны»[79]. Поэтому нет сомнений, что армяне в Моксе — поздний этнический элемент. Таким образом, утверждение армянской стороны о приходе курдов на указанные территории в XVII-XVIII вв. крайне не серьезно[80]. Отношение курдов к армянам автором романа выложены в уста курдянки Джамилы: «Войдите, прошу вас, — сказала Джемиле, смиренно показывая на дверь. — Это дом брата Геворга Чауша, а я сестра Геворга. В Хуте и Моткане различия между курдом и армянином нету. Многие курды разговаривают на армянском языке, не на своем. Среди нас кто-то армянин, а кто-то курд, для одного святая книга — библия, а для другого — коран, но все мы одно, и брнашевский монастырь и церковь богородицы в Маруте — места нашего паломничества». Абаханец, «рожденный курдом, он верой и правдой служил армянской церкви Цорцора и архимандриту Гинду», курды делились последним и оказывали помощь армянам («…Макар старый, ноги уже не держат. Дошли мы до шалаша одного знакомого курда, взяли у него хлеба и пошли дальше. Макар, видим, совсем выбился из сил. Взяли у того же курда осла, посадили на осла Макара»). Курды всякими способами защищали армян и вовремя предупреждали их о грозящей их опасности: «Двадцать пятого июня, в четверг, как раз накануне Вардавара, курдских старейшин вызвали на совет в деревню Мапупнек, возле Хута. На этом собрании, говорят, присутствовали Аджи Феро и женщина по имени Чуро. На следующий день Феро пришел в Хасгюх и предупредил армян: «Знайте, вас будут резать...». Естественно, за исключением тех курдов, пострадавших от произвола армянских повстанцев. Если армянские повстанцы убивали несколько курдов из племени, где все были родственниками, а курдское племя мог выставить от нескольких сот и до десятка тысяч воинов, то можно было предоставить с какой яростью в дальнейшем эти курды обрушаться на армян. Ценные сведения об армяно-курдских отношениях содержаться и в работе «Историко-этнографические очерки Шатаха» армянского исследователя С. Д. Лисициана. Шатах в составе Ванского вилайета находился на западе Мукса (Мокса) и на юге Ванского озера. Шатах до середины XIX века область фактически пользовался независимостью курдских вождей, лишь номинально считавшихся вассалами Турции[81]. Шатах обилует курдскими названиями местностей: Родник Чылкани («Сорока ключей»), зом (пастпища, летовье), мазра и т.п. После поражения восстания Бедр хана «срыли более 30 курдских крепостей», в том числе и Шатахскую[82]. Как свидетельствует С.Д. Лисициан, «в шатахе обитали курдские племена осман-баги и ханиан[83]. Отношение между ними и армянами были самые дружественные и, характерное, оставалось таковыми до последнего времени, до возникновения курдско-армянских столкновений к началу мировой войны[84]. «Все мальчики околотка снимали у кого-нибудь обширную комнату, куда собирались в свободные часы. В этих помещениях — «oda», разводился огонь — t’emek, дым которого выходил через световое отверствие в потолке. Такой «клуб» выбирал ежегодно своего старшину — «agu», рсапорядителя — «malxu» и рассылного — «medju» (по курдски «слуга»)»[85] Не соответствует истине и то, что якобы в ухудшении армяно-курдских отношений виновны создание полков «Гамадие» и по этой причине «Геворг вел большую работу, чтобы восстановить дружбу между армянами и курдами, пошатнувшуюся в дни правления султана Гамида» Турецкий султан Абдул Хамид II (1842-1918) правил с 1876 г. по 1909 гг. В 1891 г., четыре года спустя после неудачная войны с Россией (1877-78), Абдул Хамид издал указ о формировании из курдских племен полков, названных в его честь «Хамадийе». До окончательного установления османской власти в указанном регионе в курдских противодействиях против османов принимали участие и армяне: «Эрзерумский сераскир Ибрагим-паша в 1747 году вел войну с мушским владетелем Аладин-беком; в 1777 г. Диарбекирский Узун-Абдулла-паша погиб с 30000 войском в бою с Курдами и Армянами, ибо отступление Турок было отрезано в единственном горном проход; въ 1782 г. Диарбекирский же паша, после 8-дневнаго боя с Понокскими Курдами и Армянами, потеряв 500 чел. убитыми, отступил. И в Ване сидели турецкие паши с послндней половины XVI века, но в области самовластно хозяйничали курдские беки»[86]. После подавления последнего крупного курдского восстания под предводительством Бедир-хана в 1847 г. в Северной (турецкой части) Курдистана окончательно утверждается «фактическое владычество Порты в лице турецких пашей, мутесарифов, каймакамов и мудиров». По признанию самого Лазерева Я. Д. , «можно по справедливости сказать, что армяне при курдских деребеках пользовались лучшими днями, нежели при 47-летней [87]турецкой анархии, имевшей для них гибельные последствия». Курдские беки считали делом чести поддержать порядок в своих владениях и любые противозаконные действия считали для себя личным оскорблением. «Рассказывают, например, что шемдинанский эмир Абдаль-бек пользовался особой известностью в этом отношении. Ежегодно он разбивал свой огород на склоне горы Шехидан рядом с летними пастбищами племени харки, причем не трудился даже обносить его изгородью. «Моя слава, — говорил он, — послужит ему изгородью». И в самом деле, при нем не было замечено ни одной кражи вплоть до того дня, когда некто Юнис, сорвиголова из селения Таре, украл лучшего барана из стада, принадлежащего христианам селения Хатуна-Иекхари. Все розыски оставались тщетными, и владелец приписал исчезновение барана волкам. Однако известие об этой краже дошло до ушей Абдаль-бека, который пришел в ярость и приказал разыскать виновного. Юниса доставили в Нери, и дело его передали на рассмотрение суда племени. Были предложены различные наказания. Одни считали, что следует сжечь дом Юниса, другие предлагали отрубить ему руку, ногу либо изгнать вора из страны. Ни одна из этих мер не была одобрена эмиром. «Поскольку в мое правление кража и нарушение порядка являются делом неслыханным, наказание должно быть таким же». И он приказал оскопить Юниса, что и было сделано. И года не прошло, как борода и усы Юниса вылезли, лицо его покрылось морщинами и стало похоже на старушечье. Люди поняли тогда, сколь мудрым было решение эмира, и до сих пор история Юниса жива в памяти народной. Можно было бы также привести пример равандузского паши Махмуда, при котором кражи стали чем-то неслыханным. Как-то торговец, потерявший свой кошель с деньгами, получил его обратно в целости и сохранности — так велик был авторитет паши»[88]. Отношение курдов к османам и русским в романе изложено автором со слов предводителей Хамадийских частей: «Мы, курды, всегда держим нос по ветру. Сегодня мы одно делаем, а завтра, если что-нибудь изменится, глядишь, и мы другие стали. Так что эти наши сегодняшние игры — то, что мы сюда пришли и на войну вроде отправляемся, — все это пустое. Мы против русского царя не можем, да и не хотим воевать. Османцы нас не любят, и мы только делаем вид, что участвуем в этой ихней войне. Пыль в глаза пускаем…». Проект, предоставленный Берлинскому Конгрессу (1878 г.) делегацией армянских представители, предусматривал создание Армении на границах: на востоке — границы с Россией и Ираном, на Западе — по линии от Тириболу (центр небольшого района, входивший в состав Трабзонского вилаета) на черноморском побережье до точки слияния Чубукчая с Ефратом, на юге — по линии от Ефрата через реки Битлис и озеро Ван до иранской границы. По решению Берлинской Конференции армянам предполагалось прердат 6 вилайетов: Эрзерум, Ван, Битлис, Диярбекир, Мамуретульазиз (Эльазиз) и Сивас (в настоящее время в результате административной реформы территория разбита на 9 вилайетов: Эрзерум, Эрзинджан, Агры, Ван, Хаккяри, Бингель (курдском - Зevik), Сивас, Амасья и Токкат, а также район Шебин Карахисар на юге Гиресуна). На указанных территориях к 1896 г. проживало около 1 млн.300 тыс. армян. По переписи 1893 г. в Турции ни в одном из этих 6 вилайетов армяне не предоставляли даже простого большинство: Цифры - 1. Мусульмане 2. Армяне 3. Всего Вилайеты A1). мусульмане Б2). армяне В3). всего Эрзерумский A1. 444.548 Б2.109.838 В3. 559.055 Ванский 119.860 60.448 180.308 Битлисский 119.956 80.406 206.222 Диярбекирский 336.689 83.047 438.740 Сивасский 766.558 118.191 926.671 Мамуретульазизский (Эльазиз) 300.188 79.974 381.346 Итого: 1.967.843 531.904 2.499.747 В данной статистике курды «затеряны» в общей «мусульманской» массе, хотя тот же полковник Я. Д. Лазарев признает, что «Мусульманское население в городах Ван, Битлис и Муш есть Курды, живущие под именем Турок… В город Баязет и провинции его вовсе нет Турок. Там живут Армяне и Курды»[89]. В середине 1878 г. в Баязетском округе Эрзерумской области обитали семей — 137 турецких (739 чел), 389 армянских (2580 чел.) и 1536 (8294 чел.) курдских . Статистика в определении количества членов семьи исходила при подсчете в среднем армянской семью 6,7 чел, а курдов 5,4 чел. , хотя традиционно курдская семья многочисленно. Даже с учетом того, что «часть мусульманского населения бежала из края, по занятию его русскими» и многие курдские семьи переехали в глубь страны, а также в данной статистике отсутствует количество кочевых курдов, в наиболее благополучное в статическом отношении для армян время, серовно курды составляли 76%, а армяне 21% население Баязетского округа. (ИКИОРГО. 1884 г. Том 8, №2. Таблица народонаселения Эрзерумской области в половине 1878 г. С.4-5.) Если взят за основу утверждения полковника Лазарева Я.Д. и итоги переписи 1893 г., соотношение числа армян только в Битлисской и Ванском вилайетах составляет 239.816 (курдов) против 140.854 (армян), то есть, только в этих двух областях курдов было около 60%, а в Баязете - 76%. Если из числа 1,3 миллиона армян около 600 тыс. жили в «Азиатской части Турции», то из 3,5 миллиона курдов в этой «Азиатской части Турции» было около 2-х миллионов курдов. Поэтому можно сказать, что отношение армян и курдов стали ухудшатся с того момента, когда у армян с осуществлением Россией своей «восточной политики» появилась надежда на приобретение национальной независимости и создание самостоятельного армянского государства. И сразу же сталь вопрос на каких территориях? Естественно на территории «Великой Армении от моря до моря». Появились агитаторы — армянские эмиссары из Кавказа, Европы. Многие местные армяне дорожили отношениями добрососедства, боялись последствий и поэтому когда армянский ученый-филолог из Росси Г. Эммин появился в Хнусе, который размахивая с книгой М. Хоренаци «История Армении» и призывал к пробуждению национального самосознания. Но более рационально мыслящие местные армяне попросили еог приехать через сто лет, так как пока они «этой борьбе не готовы». Но, «комитетчики» начали создавать повстанческие отряды, главной целю которой было «очищение Армении» от турок и курдов. Методы борьбы — партизанские, способы «очищения» — физическое уничтожение. Из-за засады предательски убивая главу курдских племенных вождей Бшаре Халил, Аджи Феро (балакец)[90] и вместе с ним десятка воинов, на что могли рассчитать армянские повстанцы: разве так сложно было предугадать последующей за ней кровную месть курдов за свою честь и честь племени? Несмотря на все эти бандитские вылазки армян против курдов, курды не были непосредственными виновниками погромов жителей Сасуна. По авторитетному заявлению полковника Лазарева Я. Д., «В данном же случае за раззорение Сасуна и избиение Сасунцев невозможно обвинить Курдов, ибо здесь действовало регулярное войско с артиллериею, по наказу правительства»[91]. Вопреки армянским пропагандистским утверждениям об хищническом отношении курдов к армянам и их разорении, источники свидетельствуют о том, что во время сбора налогов турецкими сборщиками налогов «многие сельчане (армяне) продавали курдам носимую одежду, для взноса податей, чтобы избавиться от тирании»[92] турок. В романе речь идет и Муртулла беке, правителе Мукса (Мокса): «Бей бею рознь. Князь Муртла-бек из Мокской провинции тоже был курд, но когда его вызвали в Ван и дали тайное поручение — устроить армянский погром, он ушел с собрания, оседлал лошадь и во весь опор помчался в Мокс. Лошадь его была в пене, так и мелькала белым пятном в ночной мгле. Муртла вместе с Лато из Возма спас армян Мокса и Шатаха от резни, увел их в горы. Джевдед хотел поймать Муртлу и вздернуть на виселице в городе Ване, но тот убежал в Курдистан. А коня своего подарил Лато в знак братства». Дальнейшая судьба курдского князя Муртулла-бека, покровителя живущих в Моксе и Шатахе армян, была трагической. Муртулла-бек лично своим небольшим конным отрядом сопроводил до реки Аракс до 16 тысяч армян и в благодарность за это внезапной атакой был убит отрядами Андраника: который спросил у спасенных Муртулла-беком армян: «Кто тот курд, гарцующий на великолепном коне! Спасенные от турецкого ятагана армяне ответили, что «Муртулла бек – наш спаситель! Если бы не он, мы бы до суда не дошли…». Тогда и Андраник своим подручным дал команду: «Голова (его) – ваш, конь мой!». Эта была благодарность за спасенных армян… Таким образом, утверждение армянской стороны о приходе курдов на указанные территории в XVII-XVIII вв. крайне не серьезно . Об этом подробно см. http://www.kurdist.ru/index.php?option=com...59&Itemid=1 :kz1: Кстати, на сайте www.kurdist.ru можно найте много интересного по курдам...
×
×
  • Create New...