Jump to content



OKEN

Пользователи
  • Content Count

    47
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

7 Обычный

About OKEN

  • Rank
    Пользователь

Старые поля

  • Страна
    Kyrgyzstan

Recent Profile Visitors

2867 profile views
  1. OKEN

    Кыргызы-2

    Наверное истина где-то посередине и Худяков прав, и Петров.Часть племён из Восточного Туркестана, от этого близость кыргызского и уйгурского, часть племён из Алтая и Прииртышья оттуда близость кыргызского к кыпчакским языкам. Другими словами как и всякий современный этнос это кыргызы сборная солянка различных народов.
  2. OKEN

    Кыргызы-2

    Вопрос об этническом родстве кыргызов Енисея и Тянь-Шаня, о возможном происхождении современного кыргызского народа от енисейских кыргызов давно волнует ученых. Одним из первых в отечественной историографии высказал предположение о происхождении современных кыргызов с Енисея Г.Ф.Миллер.1 Вслед за ним Н.Э.Фишер предположил, что кыргызы были переселены с Енисея на Тянь-Шань джунгарами в конце XVII века по договору с Россией.2 Это мнение разделяли К.Риттер, Ю.Клапрот и др. Особой позиции придерживался Н.Я.Бичурин, считавший кыргызов Енисея и Тянь-Шаня разными народами. В распоряжении ученых XVIII - начала XIX веков были русские исторические документы, повествующие о енисейских кыргызах XVII в. н.э., и китайские хроники династий Хань, Тан и Юань. Интересовавшийся данным вопросом Ч.Ч.Валиханов пытался привлечь к его решению сведения из сочинения Абул-Газихана и исторические предания кыргызов. У него сложилось впечатление, что кыргызы никуда не переселялись, поскольку в преданиях "самого народа, который совершенно опровергает это, не знает и не помнит о движении своем и единогласно считает своей родиной горы Анджанские, невольно приходишь к заключению, что не были ли киргизы (выходцы) анджанские? Действительно, что дикокаменные киргизы живут на нынешних местах, т.е. в горах от Кашгара до Анджана, издавна".3 Впрочем, "издавна" для Ч.Ч.Валиханова означает "до XVII века", т.е. он отвергает возможность переселения кыргызов джунгарами в XVII веке на Тянь-Шань, но не более того. "При всем том развить этот вопрос до известной ясности, принимая первое - дикокаменных киргизов за один и тот же народ с сибирскими киргизами, но переселившийся до Чингиз-хана или современно ему в Восточный Туркестан; второе, что сибирские киргизы исчезли не от переселения, как поняли прежде, а ушли вследствие различных неблагоприятных (обстоятельств), (и) живут на тех же местах, где жили прежде".4 Тем самым он допускал возможность переселения кыргызов из Сибири в Восточный Туркестан в домонгольское или монгольское время. В.В.Радлов, основываясь на состоянии изученности этого вопроса в середине XIX века, поначалу относил переселение кыргызов с Енисея на Тянь-Шань ко времени возвышения кыргызского государства в IX веке. Но со временем он изменил свою точку зрения и высказал предположение, что кыргызы были вытеснены с первоначальных мест обитания к югу от Саян монголами в XIII веке5 по трем направлениям: одна группа на Тянь-Шань, другая - в Верхний Енисей, третья - к северу от Саян. При этом В.В.Радлов опирался на данные этнографии и языкознания. История кыргызов восходит к IV в. до н.э., когда Енисей и Тянь-Шань входили в единую этнокультурную общность. "Наибольшее сходство" в культурном отношении для обоих районов "устанавливается для андроновского этапа. Это этнокультурное единство было разорвано вторжением гуннов. С этим временем и связано расчленение кыргыз на две ветви: "тянь-шаньскую и енисейскую". Используя материалы о родоплеменном составе киргизов и версию китайских источников о тождестве терминов "бурут" и "болюй", Н.А.Аристов высказывал предположение о том, что кыргызы под названием усуней обитали на Тянь-Шане еще с III в. до н.э.6 В.В.Бартольд первоначально считал, что кыргызы переселились на Тянь-Шань с Енисея в IX-X вв. Однако, обобщив в 1927 году все известные сведения китайских и мусульманских источников, он пришел к выводу, что "только в XVI в. впервые упоминаются киргизы в той местности, где они живут теперь, причем, как мы увидим, нет никаких сведений о том, как и когда они туда пришли".7 Ему возразил Г.Е.Грумм- Гржимайло, заявив, что "киргизы-буруты" обитали в домонгольское время в Баргужин-Токуме, по соседству с бурятами, откуда переселились на Тянь-Шань, "вероятно, в XIII в."8 Впервые опыт широкого привлечения для решения данной проблемы археологического материала был предпринят А.Н.Бернштамом. Согласно его взглядам, история кыргызов восходит к IV в. до н.э., когда Енисей и Тянь-Шань входили в единую этнокультурную общность. "Наибольшее сходство" в культурном отношении для обоих районов "устанавливается для андроновского этапа. Локальные различия нарастают к скифской эпохе. Характерно для этого времени бытование на Енисее и Тянь-Шане по существу одного и того же расового типа, который мы можем именовать динлинским".9Это этнокультурное единство было разорвано вторжением гуннов. "Енисей и Тянь-Шань - два фронта для центральноазиатских держав. Походы гуннов одинаково равномерно направлены и против усуней, и против киргиз Енисея". С этим временем и связано расчленение кыргыз на две ветви: "тянь-шаньскую и енисейскую".10 В последующие периоды господства сяньби, тоба и жужаней обе "ветви" оставались "расчленены". "Процесс некоторого объединения енисейских и тянь-шаньских племен" произошел в рамках Тюркского каганата. Однако тянь-шаньские западные тюрки в это же время смогли "два раза существенно проявить силу оружия над енисейскими кыргызскими племенами". В дальнейшем тюрки и уйгуры продолжают вести войну на два фронта. "IX-X вв. - эпоха побед кыргыз Енисея и эпоха сложения кыргызского героического эпоса Манас".11 В последующие века кыргызы терпят поражения от кара-китаев и монголов. "Кыргызское государство на Енисее сходит на нет".13 Следами кыргызской культуры, пришедшей с Енисея на Тянь-Шань, А.Н.Бернштам считал предметы торевтики из Кочкорского клада и погребения с конем. Прототипом Манаса, согласно А.Н.Бернштаму, послужил кыргызский каган, победивший уйгуров в 840 году, которого он именует Яглакар-ханом. Прототипом Манаса, согласно А.Н.Бернштаму, послужил кыргызский каган, победивший уйгуров в 840 году, которого он именует Яглакар-ханом. В 1953-1955 годы на территории Киргизии проводила работы Киргизская комплексная археолого-этнографическая экспедиция АН СССР, изучавшая материалы по этногенезу и этнической истории киргизов. Результаты этой работы нашли отражение в дискуссии научной сессии АН СССР и АН Киргизской ССР (Кыргызстан) по этногенезу киргизов и в издании трудов экспедиции. Мнения исследователей в отношении этнических связей кыргызов Енисея и Тянь-Шаня разделились. Л.Р.Кызласов, возглавлявший работу одного из археологических отрядов, проводившего раскопки Ак-Бешимского городища, утверждал, что никаких следов этнокультурных контактов между кыргызами Енисея и Тянь-Шаня не обнаружено. Однако, поскольку он уже ранее высказывал точку зрения о том, что на Енисее никогда не было кыргызов, а обитали так называемые "древние хакасы", результаты его "научных изысканий" и не могли быть иными. А.Н.Бернштам изложил свои взгляды о связях между кыргызами Енисея и Тянь-Шаня. В.П.Алексеев, проанализировав антропологические материалы, высказался в пользу генетического родства между енисейскими и тянь-шаньскими киргизами.14 О пришлом характере киргизского населения на Тянь-Шане говорили и другие антропологи, предполагая его происхождение с Алтая и уточняя время переселения - II тыс. н.э. Языковеды высказывались за родство современного киргизского и алтайского языков. Этнограф С.М.Абрамзон выявил в родоплеменном составе киргизов этнические группы тюркского, киданьского и монгольского происхождений. В целом дискуссия по этногенезу киргизов констатировала недостаточную изученность проблемы и необходимость ее дальнейшей разработки. Согласно имеющимся данным, киргизский народ и его культура сложились из двух компонентов: местного среднеазиатского и пришлого центральноазиатского. В начале 1960-х годов с серией работ по этногенезу киргизов выступил К.И.Петров. Он проанализировал данные о родоплеменном составе киргизов, их языковой принадлежности в тюркской языковой семье, об антропологических особенностях киргизов и пришел к выводу о невозможности их миграции непосредственно с Енисея в домонгольское время. Предками современных киргизов, по его мнению, были кимакско-кыргызские (кыпчакско-кыргызские) племена, обитавшие в верховьях Оби с конца 1 тыс. н.э. и продвинувшиеся на Тянь-Шань в XIII-XV вв. н.э. под давлением монголов в ходе междоусобных войн чингизидов.16 Особое мнение о происхождении киргизского народа сложилось у Л.P.Кызласова. Если К.И.Петров не считал енисейских кыргызов непосредственно предками тянь-шаньских, то все же признавал, что "кимакско-киргизские племена верхней Оби" занимали "как бы промежуточное положение между кыпчакско-кимакскими и киргизскими племенами", и следовательно: "предки тянь-шаньских киргизов действительно имели какие-то этногенетические связи с племенами енисейских кыргызов",17 то Л.P.Кызласов отверг какие-бы то ни было связи между кыргызами Енисея и Тянь-Шаня. Вместо кыргызов, по его мнению, на Енисее обитали "древние хакасы", а кыргызы - это их "династийный аристократический род". Предками же современных киргизов были так называемые "центральноазиатские киргизы", различные "тюркоязычные группы, из числа племен, входивших в тюркский и уйгурский каганаты, родственные алтайским и восточноказахстанским племенам", попав под власть "Древнехакасского государства" "они постепенно усвоили объединяющее их имя киргизов".18 Согласно Л.P.Кызласову, "центральноазиатские киргизы в эпоху монгольской империи верно служили юаньским феодалам",19 а затем их "основное ядро переселилось в XV в. на Тянь-Шань".20 Эти взгляды вызвали ряд серьезных возражений со стороны О.Караева. В работах, посвященных анализу арабских и персидских источников, он отметил, что целый ряд сведений о местах расселения кыргызов в IX-XII вв. н.э., об их соседстве с уйгурами, карлуками, чигилями, ягма, кимаками, "мусульманами", о некоторых особенностях их культуры, свидетельствует о проживании части кыргызов на Восточном Тянь-Шане.21 О.Караев подверг справедливой критике взгляды Л.P.Кызласова на енисейских и "центральноазиатских киргизов".22 Эту критику поддержали С.Е.Яхонтов, Н.А.Сердобов, автор настоящей работы и другие исследователи. Полемизировал О.Караев и с точкой зрения К.И.Петрова. Однако в очередном издании "Истории Киргизской ССР" в разделах о формировании киргизской народности нашла отражение позиция по этому вопросу, изложенная именно К.И.Петровым.23 В то же время в этой же работе присутствует раздел о государстве енисейских кыргызов, как одном из этнических компонентов киргизского этноса, в истории сложения киргизского языка выделялся "древнекиргизский период" на Енисее и в Саяно-Алтае.24Тем самым "енисейский период" этнической истории киргизов, хотя и с оговорками, но признавался. Совершенно иначе изложено "современное решение киргизского народа", в последнем издании "Истории Киргизской ССР", где уже в историографическом разделе сказано: "Енисейские кыргызы не являются прямыми и непосредственными предками киргизского народа, на их этнической основе сложилась хакасская народность".25 Правда, отдельные сведения о событиях в кыргызском каганате в этой работе все же приводятся.26 Однако к этнической истории киргизов эти события не относятся. Предками киргизов авторы считают прииртышских кимаков, ассимилировавших проникшие на Алтай группы кыргызов, но принявших их этноним - кыргызы. Именно на Алтае, по мнению авторов данного раздела, в XIII веке находилось "княжество Кыргыз". В эпоху монгольского завоевания земли кимако-кипчаков, принявших имя кыргызов, вошли в состав Моголистана. В середине XV века они переселились на Тянь-Шань.27Последняя точка зрения получила дальнейшее развитие в совместной работе С.Г.Кляшторного, A.M.Мокеева, В.П.Мокрынина. "Центром этногенеза" киргизского народа авторы считают Прииртышье, Северный и Горный Алтай, где в X-XI вв. сложилась этнополитическая группировка, включавшая: кимакско-кипчакские и господствующие кыргызские племена, переместившиеся сюда с Енисея; после XII в. собственно кыргызские племена полностью ассимилируются в кипчакской среде, заимствовавшей, однако, этническое имя "кыргыз".28 Эти "кыргызы" и переместились в Притяньшанье в середине XV в. из Прииртышья и Горного Алтая, где ассимилировали местные тюркские и монгольские племена.29 Данная концепция, изложенная в докладе авторов на V Тюркологической конференции, вызвала оживленную дискуссию. С возражениями по поводу кимакско-киргизского этапа в этногенезе киргизов выступали О.Караев, Т.К.Чороев, В.Я.Бутанаев, Ю.С.Худяков, Ю.И.Трифонов. Все выступавшие говорили о необходимости учесть "енисейский период" в этногенезе кыргызов. В докладе Э.Р.Тенишева было выделено три этапа формирования киргизского этноса и языка: енисейский, алтайский, тянь-шаньский. Кыргызы для А.Н.Бернштама - не столько реально существовавшая средневековая тюркоязычная народность, сколько "голубоглазые и рыжеволосые" потомки динлинов. Однако исторические динлины не обитали ни на Енисее, ни на Тянь-Шане, а жили в Монголии и "смешались" с гяньгунями в V в. н.э. Дискуссии последних лет со всей очевидностью продемонстрировали актуальность вопроса о соотношении кыргызов Енисея и Тянь-Шаня, о наличии определенных этногенетических связей между ними. С позиций современного уровня науки ряд гипотез на сей предмет потеряли свое научное значение. Безусловно устарела точка зрения Н.А.Аристова и А.Н.Бернштама об этнокультурной общности племен Енисея и Тянь-Шаня еще в эпоху раннего железа, в I тыс. до н.э. Строго говоря, она не имеет прямого отношения к вопросу, т.к. для того времени сложно определить, что представляли из себя гяньгуни-кыргызы и какова была их культура. Н.А.Аристов опирался на случайное созвучие некоторых этнонимов и политонимов в китайских источниках, описывающих события II-I вв. до н.э. и XVIII в. н.э.30 Ныне о таком "тождестве" говорить не приходится. А.Н.Бернштам рассматривал древнее население Центральной Азии как единый этнос, разорванный на две части вторжением хуннов, сяньби, жужан, тюрок, уйгуров, а в конце I тыс. н.э. "воссоединившийся" путем переселения части кыргызов с Енисея на Тянь-Шань. Кыргызы для А.Н.Бернштама - не столько реально существовавшая средневековая тюркоязычная народность, сколько "голубоглазые и рыжеволосые" потомки динлинов. Однако исторические динлины не обитали ни на Енисее, ни на Тянь-Шане, а жили в Монголии и "смешались" с гяньгунями в V в. н.э. Не выдержали испытания временем и археологические подтверждения переселения кыргызов в IX в. на Тянь-Шань, в частности, погребения с конем, предложенные А.Н.Бернштамом.31 Эти памятники принадлежат иному тюркоязычному этносу, но не кыргызам. В основе этого предположения лежит ошибочная версия С.В.Киселева, Л.A.Евтюховой и В.П.Левашовой о переходе кыргызов на обряд погребения с конем.32 Ныне она давно пересмотрена. Не выдерживает критики гипотеза Л.Р.Кызласова о так называемых "центральноазиатских киргизах" как предках современных киргизов. Она основана на неверном отождествлении китайского названия "Хэсыхэ" с родовым подразделением качинцев "хасха", а также на "различиях" в написании терминов для обозначения енисейских кыргызов (цзилицзисы) и центральноазиатских киргизов (циэрцисы) "в китайской иероглифике".33 Не впервые Л.Р.Кызласов, не зная ни китайского языка, ни письменности, смело интерпретирует звучание иероглифов. Но это ничуть не подкрепляет его домыслов. Даже если бы "Хэсыхэ" обозначала земли качинцев, а написание терминов "цилицзисы" и "циэрцисы" различалось, из этого отнюдь не вытекает наличие некоего особого народа, победившего во славу монгольского императора кыргызов на Енисее, но назвавшего себя именем побежденных. Не случайно Л.Р.Кызласов, едва придумав "центральноазиатских киргизов", тут же оставляет их в покое, утверждая: "Прослеживать историю центральноазиатских киргизов не входит в наши задачи".34 Мнение С.Г.Кляшторного, A.M.Мокеева и В.П.Мокрынина о переселении кыргызов-кимаков с Алтая, развивая предшествующую гипотезу К.И.Петрова, в сравнении с рассмотренными взглядами Н.А.Аристова, А.Н.Бернштама и Л.Р.Кызласова выглядит более фундированным.35 Однако и оно имеет немало уязвимых мест. Так, пытаясь определить исходный район поселения по особенностям языка, культуры и антропологии современного киргизского этноса и указывая на сходство с антропо-лингво-культурными особенностями алтайцев, авторы совершенно не учитывают времени и места образования такого сходства. Современные алтайцы отнюдь не автохтоны Горного Алтая, и возникновение сходных черт могло произойти в пределах более широкого региона, включая Джунгарию и Монгольский Алтай. Отмеченное сходство наблюдается по широкому спектру этнографических особенностей, в культуре, в фольклоре, в языке у современных киргизов не только с алтайцами, но и другими народами Саяно-Алтая: хакасами и тувинцами. Среди родоплеменных групп тянь-шаньских киргизов и тюрков Саяно-Алтая выделяются такие общие этнонимы, как: бугу, желден, мундуз, сарылар, толос и др. Многие частные положения гипотезы трех авторов не соответствуют современному состоянию знаний об археологии Алтая и Прииртышья. Культуры кимаков и кыргызов в IX-X вв. граничили в степях Приобья и Прииртышья, однако "кимакско-кыргызской" культуры там не возникло. Кимаки не обитали в Горном Алтае. После X века кимакская культура прекратила свое существование. В то же время кыргызы в XI-XII вв. н.э. продолжали занимать Горный Алтай, о чем свидетельствуют памятники их культуры. Таким образом, "ассимиляция кыргызов кимаками на Алтае и в Прииртышье" не подтверждается данными археологии. Нет памятников "кимакско-кыргызских племен" и на Тянь-Шане ни в начале II тыс. н.э., ни в последующие века. Напротив, исторические сведения и археологические материалы неопровержимо свидетельствуют, что после развала кимакского каганата, в начале II тыс. н.э. основное население Прииртышья - кипчаки - стали переселяться не на Тянь-Шань, а на запад в Приуралье и Причерноморье, где с XI века известны под именем половцев. Все сказанное выше свидетельствует, что гипотеза трех авторов нуждается в серьезной корректировке и ее "кимакская" часть должна быть снята. Из всех высказывавшихся в свое время точек зрения, наиболее вероятным нам представляется мнение о двухэтапном переселении части кыргызского этноса с Енисея в IX-X вв. н.э. в Восточный Туркестан и Монгольский Алтай, разделении кыргызов в начале II тыс. н.э. на два этноса: енисейских и восточнотуркестанских, и переселение в XV в. н.э. восточнотуркестанских на Тянь-Шань. Из всех высказывавшихся в свое время точек зрения, наиболее вероятным нам представляется мнение о двухэтапном переселении части кыргызского этноса с Енисея в IX-X вв. н.э. в Восточный Туркестан и Монгольский Алтай, разделении кыргызов в начале II тыс. н.э. на два этноса: енисейских и восточнотуркестанских, и переселение в XV в. н.э. восточнотуркестанских на Тянь-Шань. В отдельных аспектах эту точку зрения ранее высказывали В.Радлов, В.В.Бартольд, разделял А.Н.Бернштам. С начала 1960-х годов ее активно отстаивает и развивает О.Караев. Дело в том, что только это мнение об этногенетических связях кыргызов Енисея и Тянь-Шаня находит прямое подтверждение в письменных источниках. Общеизвестны исторические свидетельства о военных походах кыргызов в IX веке в Восточный Туркестан и захвате ими городов Бешбалыка, Кучи, Уч-Турфана и др. Эти завоевания носили "непродолжительный" характер, но военное присутствие кыргызов в Восточном Туркестане в IX веке было постоянным. После захвата в X в. монгольских степей киданями, кыргызы Енисея потеряли возможность совершать походы в Восточный Туркестан. Однако там продолжала обитать какая-то часть кыргызов. В конце X века они попали в зависимость от турфанских уйгуров. Об этом упоминает сунский посол Ван Яньдэ, посетивший уйгурское турфанское княжество в конце X века. "Кыргызы" находились "под управлением государства Гаочан" наряду с тюрками, чигилями, ягма, карлуками и другими племенами.36 О.Караевым подробно рассмотрены свидетельства мусульманских источников о кыргызах X-XII вв., помещавших их земли по соседству с турфанскими уйгурами, вдоль северных и западных границ, владений уйгурских идикутов, к востоку от земель карлуков и ягма, к северу от чигилей и к югу от кимаков.37 Им отмечены некоторые особенности кыргызской культуры, изменившиеся под влиянием "соседей-мусульман", в частности смена погребальной обрядности с кремации на ингумацию и др., которые свидетельствуют о том, что кыргызы в указанный период обитали в Восточном Туркестане. Следует уточнить только, что мусульманские авторы нередко смешивали сведения о кыргызах Енисея и Восточного Туркестана воедино, и при компиляции текстов не различали тех и других. О кыргызах в Восточном Туркестане, видимо, идет речь в сообщении о походах киданьского гурхана в XII в. Поскольку Елюй Даши после взятия Кашгара и Хотана "послал войско к пределу киргизов... и взял Бешбалык", резонно полагать, что эти "пределы" были неподалеку от Бешбалыка. То же можно сказать о походе найманских правителей в "область киргизов", граничащую со страной уйгуров". В XIII веке земли восточнотуркестанских кыргызов вошли в состав монгольских государств - улусов Джагатая, а затем Хайду, а после распада последнего в XIV в. - в состав Моголистана. В это время кыргызы неоднократно упоминаются в числе племен, обитавших в этих районах в XV в., кыргызы были "лесным племенем", обитавшим в лесных районах Моголистана. Из-за того, что для ханов Моголистана они были "зачинателями всех смут" в государстве, их переселили в центр страны на Тянь-Шань. По другим источникам, в середине XV в. часть кыргызов, сама "спасаясь от беспорядков, бежала и нашла приют в горах (Тянь-Шаня)".39 С этого времени кыргызы обитают на Тянь-Шане. В XVI в. известно самостоятельное кыргызское объединение во главе с Мухаммедом. Вокруг этих кыргызов, переселившихся на территорию Киргизии из Восточного Туркестана началось формирование современной кыргызской народности. Глава из монографии «История енисейских кыргызов». Авторы В.Я.Бутанаев, Ю.С.Худяков. Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2000. - 272 с., Абакан. 1. Миллер Г.Ф. Описание Сибирского царства и всех происшедших в нем дел от начала, а особливо от покорения его Российской державе, по сии времена. - СПб, 1750. - Кн. 1. - С. 12-19. 2. Фишер И.Э. Сибирская история. - СПб, 1774. 3. Валиханов Ч.Ч. Записки о киргизах // Собрание сочинений в пяти томах. - Алма- Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1985. - Т. II. - С. 59. 4. Там же. С. 65. 5. Радлов В.В. Этнографический обзор турецких племен Сибири и Монголии. - Иркутск, 1929. - С. 20. 6. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности // Живая старина. - 1896. - Вып. III-IV. - С. 298. 7. Бартольд В.В. Киргизы // Сочинения. -М„ 1963. - Т. II. - 4. 1. - С. 509-510. 8. Грумм-Гржимайло Г.Е. Реферат // Известия государственного географического общества. - Л, 1934. - Т. 66. - Вып. 1. - С. 180. 9. Бернштам А.Н. История кыргыз и Киргизстана с древнейших времен до монгольского завоевания // Краткие сообщения института истории материальной культуры. - М,- Л, 1947. - Вып. XVI. - С. 176. 10. Там же. С. 176. 11. Там же. С. 177. 12. Там же. С. 177. 13. Кызласов Л.Р. О связях киргизов Енисея и Тянь-Шаня // Труды Киргизской археолого- этнографической экспедиции. - Фрунзе, 1959. - Т. III. - С. 104-116. 14. Алексеев В.П. Хакасы, енисейские киргизы, киргизы // Труды Киргизской археолого- этнографической экспедиции. - М., 1956. - Т. 1. - С. 114-115. 15. Абрамзон С.М. Вопросы этногенеза киргизов по данным этнографии // Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции. - Фрунзе, 1959. - Т. III. - С. 31-48. 16. Петров Е.И. Очерк происхождения киргизского народа. - Фрунзе, 1963. - С. 47-95, 130-145. 17. Там же. С. 50, 122. 18. Кызласов Л.Г. К истории племен Саяно-Алтайского нагорья в XIII-XV веках // Уч. зап. ХакНИИЯЛИ. - Абакан, 1965. - Вып. XI. - С. 60. 19. Там же. С. 61. 20. Там же. С. 62, прим. 3. 21. Караев О. Арабские и персидские источники XI-XII веков о киргизах и Киргизии. - Фрунзе, 1968. - С. 30-93. 22. Караев О. К вопросу о терминах "кыргыз" и "хакас" // Народы Азии и Африки. - 1970 - № 4. - С. 256-259; Караев О. Еще раз о терминах "кыргыз" и "хакас" // Кыргыз терминологиясыным маслелери. - Фрунзе, 1972. - С. 130-133. 23. История Киргизской ССР. - Фрунзе, 1968. - Т. 1. - С. 143-157, 229-235. 24. Там же. С. 242-243. 25. История Киргизской ССР. - Фрунзе, 1984. - Т. 1. - С. 50. 26. Там же. С. 242-243. 27. Там же. С. 429-431. 28. Кляшторный С.Г., Мокеев A.M., Мокрынин В.П. Основные этапы этногенеза киргизского народа // Тюркология-88. - Фрунзе, 1988. - С. 42-43. 29. Там же. С. 43. 30. Петров К.И. Указ. соч. - С. 119-120. 31. Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алтая // Материалы и исследования по археологии СССР. - М.-Л., 1952. - №26. - С. 83-84. 32. Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири // Материалы и исследования по археологии СССР - М.-Л., 1949. - №9. - С. 342; Евтюхова Л.А. Археологические памятники енисейских кыргызов (хакасов). - Абакан, 1948. - С. 60-66; Левашова В.П. Два могильника кыргыз-хакасов // Материалы и исследования по археологии СССР. - М.-Л., 1952. - № 24. - С. 135-136. 33. Кызласов Л.Р. Указ. соч. - С. 62. 34. Там же. С. 62, прим. 3. 35. Кляшторный С.Г., Мокеев A.M., Мокрынин В.П. Указ.соч. - С. 42-43. 36. Малявкин А.Г. Уйгурские государства в IX-XII вв. - Новосибирск, 1983. - С. 177. 37. Караев С. Земли тогузгузов, карлуков, хазлажия, хилхия, кимаков и киргизов по карте Ал-Идриси // Арабо-персидские источники о тюркских народах. - Фрунзе, 1973. - С. 6-48. 38. Рашид Ад-Дин. Сборник летописей. - М.-Л., 1952. - Т. 1. - Кн. 1. - С. 135-137. 39. История Киргизской ССР - Фрунзе, 1984. - Т. 1. - С. 491. http://kghistory.akipress.org/unews/un_post:13968?from=portal&place=last&b=2
  3. Анализ ДНК показал, кем были обладатели таинственных длинных черепов Текст: Денис Передельский Фото: State collection for Anthropology and Palaeoanatomy Munich Ученые разгадали тайну скелетов с удлиненными черепами, найденных в Баварии. Останки принадлежали знатным женщинам-гуннам, которых выдавали замуж ради заключения межплеменных политических союзов. Работа опубликована в журнале PNAS, а кратко о ней сообщает Phys.org. Международная команда под руководством Иоахима Бюргера из Университета Майнца (Германия) проанализировала ДНК, выделенную из останков 41 человека. Они были обнаружены в 1960-е годы в Баварии на берегу Дуная. Возраст захороненийдатируется V-VI веками н.э. В 14 могилах находились останки женщин, которых отличали искусственно деформированные удлиненные черепа. Анализ показал, что все они были темноволосыми и темноглазыми. Также подтверждено их генетическое сходство с древними жителями, населявшими территории современных Румынии и Болгарии. Обладатели остальных черепов оказались генетически схожи с современными жителями Центральной и Северной Европы. Они были обладателями светлых волос и голубых глаз. Ученые считают, что обнаружили доказательство ранних межплеменных брачных союзов. По их мнению, удлиненные черепа принадлежали знатным женщинам-гуннам, которых выдавали замуж за вождей других народов по политическим соображениям. Но пока не найдено доказательств того, что в обратном направлении следовали "баварские принцессы". "Мы установили, что эти женщины заметно отличались от местных жительниц, - рассказал Иоахим Бюргер. - Однако жили они вместе. Об этом говорит одинаковая одежда и предметы, с которыми они были похоронены. Гунны практиковали традицию искусственного деформирования черепа. Это было признаком высокого социального статуса". https://rg.ru/2018/03/13/obladateli-dlinnyh-cherepov.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
  4. Назовите источники, если не затруднит
  5. Евстигнеев Ю.А. Половцы: кто они? К вопросу об этнической идентичности половцев. Интересная статья, в которой автор делает выводы о том, что на основе сопоставления сведений с данными о других этносах X–XI вв.: этнос «сары», известный в русской летописи как «половцы», был частью тюргешей (средневекового этноса, обитавшего в Семиречье), оказавшейся в результате социально-политических событий далеко от мест своего исконного обитания.
  6. Мне вот интересно, почему Карачаево-балкарский сильно схож с кыргызским? Хотя по идее ногайский, башкирский, татарский или казахский намного ближе географически. слушая новости можно даже спутать. У кого какие могут возникнуть теории?
  7. Похоже, что так. Единственное судя по лицу он ещё жив и взгляд осмысленный, будем надеяться что ранен.
  8. В своем исследовании ученый отмечает, что во введении к «Словарю» Махмуд Кашгари, говоря о себе, пишет, что принадлежит к основному племени тюрков1. Уйгуровед Имин Турсун предполагает, что Махмуд Кашгари происходит из уйгурского племени яглагар, которое в течение нескольких веков находилось у власти, и является одним из потомков Караханидов2. По сведениям арабского историка Ибн ал-Асира, Махмуд Кашгари являлся внуком Мухаммада Бограхана, правнуком Юсуфа Надырхана и праправнуком Абул Хасана Харуна. Отец Махмуда – Хусейн ибн Мухаммад был просвещенным для своего времени человеком, умным и находчивым. Будучи эмиром Барсхана, что на Иссык-Куле, в 1056–1057 гг. Хусейн принимал меры по установлению мира и спокойствия среди местных жителей. По свидетельству некоторых исследователей, М. Кашгари родился в г. Барсхан на берегу Иссык-Куля. Но профессор А. Нарынбаев, учитывая данные, содержащиеся в «Словаре тюркских языков» великого ученого, предполагает, что Кашгари родился и вырос в селе Азиг Опальского района3. Так, сам Махмуд пишет, что «Азиг и Опал – это названия нашей деревни, родины»4. Опал расположен в 45 км в юго-западном направлении от Кашгара. Согласно кыргызскому историку Т.Чоротегину, Махмуд Кашгари в «Диване» пять раз использует термин «кыргыз». Он также отмечает, что наряду с другими народами (тюрки, туркмен-огузы, чигил, ягма) Кашгари «исследовал города и долины кыргызов». Язык кыргызов, пишет М.Кашгари, мало чем отличается от литературного языка его времени (языка чигилей, т.е. основного населения Караханидского каганата). В результате, он делает вывод, что «кыргызы – один из родов тюрков»2. Т. Чоротегин категорически утверждает, что М. Кашгари нигде и никогда не называл себя уйгуром. По убеждению средневекового мыслителя, уйгуры – это оседлый народ, говорящий на тюркском языке и проживающий на востоке мусульманского мира, и даже на своей карте Уйгурское государство он располагает на востоке Караханидского каганата.
  9. Бограхановский язык – письменно-литературный язык, распространенный в Караханидской державе (940–1212 гг.), на территории которой, как мы уже отмечали, обитали разные тюркские и восточно- иранские этносы – чигили, ягма, карлуки, тухси, аргу, кенжеки, халаджи, атакже некоторые группы кыргызов, кыпчаков, огузов, уйгуров. Главенствующим этносом в Караханидском государстве в Х–XIв. были чигили, и язык данного этноса, по всей вероятности, сыграл наибольшую роль в формировании бограхановского языка. язык поэмы «Кутадгу билиг» представляет образец литературного языка высокого стиля, весьма популярного в свое время, однако давно оторвавшегося от народной (караханидской) основы, которая сама впоследствии бесследно исчезла, растворившись в других языках. Этот литературный памятник принадлежит не одному, а всем тюркоязычным народам и является их общим достоянием, общим культурным богатством2. Данный вывод подтверждают и исследования ряда других ученых. Так, например, М. Н. Хыдыров и А. Матгазиев отмечают лексические, грамматические и другие особенности, роднящие современный туркменский и староузбекский языки с языком поэмы Ж. Баласагына3. О фонетическом и лексическом сходстве «Кутадгу билиг» и «Ровнак ал-Ислам» говорит туркменский ученый З. Б. Мухамедова1. В. И. Асланов прослеживает лексические параллели между «Кутадгу билиг» и диалектами азербайджанского языка. Он даже уверен, что без учета материала «Кутадгу билиг» изучение исторической лексикологии азербайджанского языка не может быть полным2. К.Аширалиев приводит ряд доводов, что Юсуф Баласагуни пользовался родственным диалектом, более близким кыргызскому языку, нежели другим тюркским языкам3. Таким образом, работа Жусупа Баласагына «Кутадгу билиг» является первым энциклопедическим произведением не на официальном литературном языке, каким в то время являлся арабский язык, а на родном языке тюрков, на своеобразном праязыке современных кыргызов, казахов, узбеков, уйгуров и др.
  10. Сфера влияния поэмы Жусупа Баласагына не исчерпывается лишь древнетюркскими памятниками литературы. Интересно заметить, что А. Х. Касымжанов видит определенную связь «Кутадгу билиг» с кыргызским эпосом «Манас». Он, в частности, отмечает, что оба этих культурных памятника близки по времени создания и по территориальному признаку. Одно из благодатных мест, описываемое как отчий край, – долина Таласа – находит выражение в образах, близких по своей красочности и эмоциональной насыщенности в обоих произведениях. В них пересекаются историко-этнические реалии. Видеологической основе «Манаса» и «Кутадгу билиг» видны общие пласты, отражающие процессы традиций и духовных перемен, произошедших много веков назад и связанных с принятием ислама. Доисламские шаманистические, зороастрийско-тенгрианские верования присутствуют в текстах наряду с сугубо мусульманской идеологией
  11. Алиев Асилбек в своей диссертации ВОСТОЧНЫЙ РЕНЕССАНС И ЕГО РОЛЬ В ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОМ РАЗВИТИИ КЫРГЫЗСТАНА И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ (X в. – первая треть XVI в.) пишет: Жусуп (Юсуф) был родом из тюркского племени чигили – одной из карлукских ветвей, относительно которых мы располагаем определенными сведениями. Так, в анонимном сочинении «Худуд ал-Алам» (Хв.) отмечается: «Предметов дохода у них много, живут они в шатрах и в палатках, а городов и деревень у них мало, и (основные статьи) их благосостояния и дохода – это коровы, овцы и лошади. Некоторые из них поклоняются солнцу и звездам; люди они добрые, общительные и приятные; правитель – из них же»2. В определенной степени данные сведения дополняют строки из сочинения XV в. «Аджа„иб ал-булдан» («Диковинки стран») Низам ад-Дина ал-Бирджанди: «Чигили – один народ [из] тюрков. Они поклоняются тому месту, где женятся падишахи, [а также] звезде Канопус, созвездиям Близнецов и Большой и Малой Медведицы, а Сириус в созвездии Большого Пса называют богом всех богов»3. Известно также, что столицей чигилей был город Яр, который находился на южном берегу озера Иссык-Куль.
  12. итоги: название отдельных кыргызских родов и племён тождественны с племенами Караханидов и моголов, местная топонимика, русско-советские источники, лингвистика, отдельная устная память и санжыра. И самое главное логика вещей - тюрко-монгольские племена всегда невзирая на географию и политико-географическое устройство активно перемешивались и входили на разных этапах в различные государственные образования региона. Но вместе с тем следует признать в ВТ в большей степени сохранились устное творчество и все.
  13. Такое ощущение мы на базаре и взвешиваем эти источники годны в наследство того народа, это нет ибо свежесть не совсем, а это пойдёт.
  14. А приводимые источники даже мусульманских, а не русских и советских не счёт? Это же не научно!
  15. Вашими словами этого мало творчество, как и язык могли перенять местные народы. У Вас есть не уйгурские источники, подтверждающие исход из других территорий караханидского образования в ВТ? Как быть с термином уйгур, существовавших уже в данную эпоху? Есть ли тождественность материальной культуры и др? Как быть с тем, что на начало 20 века население ВТ делилось по географическому признаку и не сильно отличалось друг от друга? К быть с тем, что на момент прихода могольских ханов местное население ВТ практиковало язычество?
×
×
  • Create New...