Jump to content



Aryslan

Пользователи
  • Posts

    331
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    3

Everything posted by Aryslan

  1. долгожитель

  2. долгожитель

  3. долгожитель

  4. долгожитель

  5. долгожитель

  6. Aryslan

    Кыргызы

    Как сейчас понимается этногенез кыргызов? Согласно генетическим данным 50% кыргызов имеют Y-геном R1a, т.е. такую же как у восточных европейцев, по умолчанию она считается древнеарийской. R1a у кыргызов не связан ли с саками, проживающих до н.э. в Чуйской долине?
  7. Всё это народные этимологии (главный волк, главный пчеловод), см. книгу Кузеева Р.Г. Происхождение башкирского народа. Башкорт переводиться 'главный народ', такое же название носили сарматы, 'главное племя', они почитали волка.
  8. В Абзелиловском в основном тамьяны, на севере табынцы (роды кубаляк и телеу), есть кипчаки. В Бурзянском районе в основном кипчаки, на востоке Бурзянского района - бурзяне. Бурзяне в основном проживают в Баймакском районе и в Куюргазинском.
  9. Это на сегодняшний день, или навсегда такое утверждение? Сами генетики утверждают, что ещё рано делать выводы, т.к. постоянно находят новые данные. А если потом найдут более древний R1b в Европе? Если я не ошибаюсь R1b считают кельтской. Сами кельты в своих преданиях говорят о приходе их предков с Востока. Конечно археологию, историю, мифологию нужно отдельно исследовать, но рано или поздно то все геномы с древними этносами начнут сопоставлять. Вон уже R1a считается к примеру скифской, а N угрофиннской.
  10. А вот генетик пишет. http://www.rodstvo.ru/forum/index.php?showtopic=236 Гаплогруппа (древних скифов) составляет половину генофонда у русских. Но вот получили они ее с запада (от славян) или с востока (от алтайцев), пока мы не знаем. Со временем генетика ответит и на этот вопрос.
  11. Генетический анализ показал. Вот ТенреУлы пишет: Цитирую. Конкретных данных по Башкирам сейчас в открытом доступе нет, но согласно диссертации Исламовой А.А. частоты различных гаплогрупп у Башкир следующие: R1b3 - 43% R1b* (за исключением R1b3) - еще около 7% R1a - 24% (восточноиндоевропейская гаплогруппа) N3 - около 5% (финно-угорская гаплогруппа) I - около 5% (палеоевропейская гаплогруппа) Согласно более надежному источнику - ЭТНОГЕНОМИКА И ФИЛОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ НАРОДОВ ЕВРАЗИИ (Э.К. Хуснутдинова, И.А. Кутуев, Р.И. Хусаинова, Б.Б. Юнусбаев, Р.М. Юсупов, Р. Виллемс ) (2006) (у них выборка побольше и представлены 5 групп Башкир) гаплогруппы кластера R (R1a и R1b) встречаются с частотой в 82% гаплогруппы кластера N (N2 и N3) - еще 10% остальное - это уже "экзотика", возможно I, C, J Как видим, по мужским линиям у Башкир - западноевразийские гаплогруппы, финно-угорская примесь на уровне 5-10%, а азиатских (монголоидных) практически нет Материнские линии. Прямая материнская линия - это гаплогруппы митохондриальной ДНК. По Башкирам мне известны следующие данные : ============================================================= Европеоидных - 55,27 % Монголоидных - 44,42 % Выборка - 221 человек Источник - Diversity of Mitochondrial DNA Haplogroups in Ethnic Populations of the Volga–Ural Region M. A. Bermisheva, K. Tambets, R. Villems, E. K. Khusnutdinova (2002) ============================================================= восточные Башкиры (Белорецкий р-н) - 62% евр, 24% аз N=59 северо-западные Башкиры (Илишевский р-н) - 80% евр, 11% аз N=53 юго-западные Башкиры (Стерлибашевский р-н) - 71% евр, 9% аз N=32 в среднем 71% евр, 16% аз Источник - Полиморфизм гипервариабельного сегмента I митохондриальной ДНК в трех этнических группах Волго-Уральского региона. М.А.Бермишева, Т.В.Викторова, О.Беляева, С.А.Лимборская, Э.К.Хуснутдинова (2001) Т.е. монголоидная примесь у Башкир - по материнским линиям Конец цитаты. P.S. Всё решает господин Время...
  12. Aryslan

    Осетины

    Да я знаю эту тему потом удалят или перенесут в другой раздел, она оффтоп, здесь исторический форум. Война идёт на территории Южной Осетии, непризнанного государства, коренной родины южных осетин. Южная Осетия это не Грузия, Грузией она стала при Сталине. Урянхаец, есть право наций на самоопределение, самое главное право это право на жизнь, осетины хотят быть осетинами и жить со своими северными собратьями. Южные осетины не хотят жить в фашистском государстве, созданным Саакашвили , где осетин уничтожат, как этнос.
  13. Aryslan

    Осетины

    В шоке. За три дня войны погибло более 2-х тысяч мирных жителей Южной Осетии. Идёт планомерный геноцид осетинского народа ! Опять лидеры крупных народов уничтожают маленькие народы, Саакашвили настоящий фашист и прежде всего для грузинского народа!
  14. Давайте по скифскому и сарматскому языкам будем писать в другой теме: http://www.kyrgyz.ru/forum/index.php?showtopic=3134 чтобы не оффтопить.
  15. А вот ещё про скифский и сарматский языки. СКИФСКИЙ (прототюркский) ЯЗЫК: 1) V.3.I. Скиф. *aδi- "трава", ср. āδi-gar- "саранча", букв. "(насекомое), пожирающее траву": > тох. Α āíi, в āt(i)yai obl. sg. "трава" > тюрк. *ōt "трава". 2) Апи – богиня из скифского пантеона богов. Геродот отождествляет ее с греческой Геей. Имя Апи ассоциируется с тюркским "апай" – мать, матушка. Геродот IV 59. 3) Эор – мужчина, муж по-скифски. Специалисты отмечают, что скифское эор оказывается поразительно похожим на тюркское ойор, эйр, эр – мужчина. Геродот IV 110. 4) Асхи – сок из плодов дерева "понтик". Г.А. Стратановский в комментариях к "Истории" Геродота замечает, что у современных башкир есть кушанье "ахша". Слово принадлежит народу, родственному скифам. Геродот IV 23. См. http://kladina.narod.ru/dremin/dremin.htm
  16. Придерживаюсь точки зрения, что скифы были тюркоязычны, а сарматы ираноязычны. ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ № 5 1992 © 1992 г. ВИТЧАК К.Т. СКИФСКИЙ ЯЗЫК: ОПЫТ ОПИСАНИЯ Одним из наиболее важных вопросов иранской филологии является проблема скифского языка как такового и его связей с другими иранскими языками. Данные для решения этого вопроса, имеющиеся в нашем распоряжении, весьма скудны, но они, как кажется, все же дают возможность в какой-то степени охарактеризовать язык скифов и определить его место в составе индоиранской языковой семьи. Такими данными являются прежде всего скифские глоссы у античных авторов, особенно у греческих писателей, в меньшей степени — скифская ономастика. 1. Скифская проблематика в существующей литературе.1 Почти до наших дней продержалась точка зрения, согласно которой близкие друг другу иранские диалекты, на которых говорили согдийцы, хорезмийцы и другие северо-восточные племена, а на западе — сарматские племена и современные осетины, восходят к единому скифскому языку как особой ветви общеиранского праязыка [3]. Несколько модифицированный подход к этой проблеме неоднократно излагал В.И. Абаев [4—7], считающий скифский (т.е. североиранский) язык обособленным, прежде всего лексически, от других иранских диалектов, однако внутренне однородным языком. Исходной предпосылкой для Абаева как палеолингвиста и этимолога является идентификация осетинского в качестве продолжения сарматского диалекта и в дальнейшей хронологической перспективе — скифского. Отсутствие тех или иных скифских элементов в осетинской лексике Абаев склонен объяснять их позднейшей утратой, а не изначальным отсутствием. Следует, однако, добавить, что им признается и наличие диалектной дифференциации между скифским и сарматским. С критикой обеих точек зрения выступил Я. Харматта [8—9], считающий, что необходимо пересмотреть концепцию Готьо и Абаева, базирующиеся на теории генеалогического древа и на убежденности во вторичном характере диалектных различий. Харматта выдвинул гипотезу формирования осетинского этноса в результате "наслоения" различных иранских племен. Исходя из предположения об относительно древнем характере диалектной дифференциации иранского праязыка, он полагал, что скифо-сарматские языки (или диалекты) не были гомогенными, и иранские племена, обитавшие в первом тысячелетии до н.э. в Северном Причерноморье, говорили на нескольких самостоятельных 1 Здесь нет надобности входить в обсуждение скифской проблемы в целом. Работами К. Мюлленгофа, Вс. Миллера, В. Томашека, М. Фасмера, В.И. Абаева и др. полностью доказано распространение ираноязычного (т.е. скифского и сарматского) элемента на территории Северного Причерноморья в период от VIII—VII вв. до н.э. до IV—V вв. н.э. Этот этнос был известен классическим авторам под общими названиями "скифы" (греч. ΣκύÞαι / лат. Scythae) и "сарматы" (греч. Σαυρομάται, Σαρμάται / лат. Sarmatae), Если под этими наименованиям скифов и сарматов скрывались также некоторые неиранские элементы, что возможно (ср. спорные толкования-этимологизации Джавахишвили. который предполагал северокавказские этно-глоттогенические связи скифов), то приходится согласиться, что для их этнической и языковой характеристики сделано пока недостаточно; ср., однако, попытку изучения О.Н. Трубачевым индоарийского (т.е. синдского) слоя в Северном Причерноморье (см. [1, с. 39—63; 2, с. 13-29] и мн. др. его работы). 50 иранских языках, во многих отношениях отличавшихся друг от друга. Харматта считал, что на основании одного лишь фонетического критерия можно выделить по крайней мере четыре языка или диалекта [8, с. 58]. Таким образом, была предпринята попытка установить (на основании ряда фонетических изоглосс) отдельные языки или диалекты, существовавшие на территории к северу от Черного моря. Однако изоглоссы Я. Харматты2 далеко не бесспорны, а их характер неоднороден, что вынуждает скептически отнестись к достоверности данной попытки3. С моноязычной теорией Р.Готье и полиязыковой Я.Харматты с давних пор конкурировала третья, наименее популярная, хотя она представлена еще у Геродота. Эта концепция, особенно поддержанная М. Фасмером [11—12], предполагает существование двух отдельных языков — скифского и сарматского (аланского). Точка зрения, близкая данной, была высказана и Л. Згустой [10], который усматривал наличие диалектных различий в иранских антропонимах, зафиксированных в греческих надписях северного побережья Черного моря; они разделяются им на две группы: архаичные — западные (т.е., по мнению Згусты, скифские) и более поздние — восточные (т.е. сарматские). Подобный подход не является совершенно неприемлемым для В.И. Абаева [4, с. 148; 7, с. 274], который не исключает, что отдельные иранские племена, обитавшие в причерноморских степях в VIII в. до н. э. — IV в. н. э., несколько отличались по языку, поскольку "редко вообще бывает, чтобы язык не делился на диалекты и говоры" [7, с. 273]. Он допускает, что наибольшая дифференциация существовала между скифами и сарматами, поскольку Геродот отмечал политико-географическую самостоятельность обоих племен (отражением ее была граница по реке Танаис, или Дону) и их отличие по языку. Абаев ссылается в этом последнем случае на свидетельство Геродота (IV, 117), который указывает, что "языком сарматов является тот же скифский, но только с давних пор испорченный" [... φον& δέ οί Σαυρομάται νομίζουσι ΣκυÞικ&, σαλοικίζουτες αÓê& Ïπ• τοý αρχαίου (Геродот IV, 117)]. Однако Абаев недооценивает значения данного свидетельства. Не подлежит сомнению, что во времена Геродота (1-я пол. V в. до н. э.) языковые различия между отдельными иранскими народами были относительно невелики. Поэтому шесть веков спустя Страбон мог совершенно определенно заявить, что такие народы, как персы, мидийцы, бактрийцы и согдийцы, относятся к ариям и пользуются почти одним и тем же языком [εúσι γ…ρ π¸σ καÑ ûμόγλωττοι παρ… μικρόν (Страбон XV, 724)]. Слова Геродота "скифский с давних пор (Ïπ• τοý αρχαίου) испорченный", употребленные по отношению к сарматскому, приобретают в свете сообщения Страбона смысл "другой иранский язык". Поэтому концепция, предполагающая наличие двух отдельных иранских языков — скифского и сарматского, — существовавших в Северном Причерноморье, представляется нам наиболее подкрепленной источниками4. Однако ее надлежит проверить, опираясь на лингвистические данные. При этом необходимо исключить из рассмотрения те факты, которые не обладают признаками, позволяющими отнести их к конкретному иранскому этносу. Далее сле- 2 Харматта [8] выделяет, например, такие изоглоссы, как иран. *аrу > 1) аrу, 2) al, 3) ir (осет. ir), 4) il на основании главным образом антропонимии, данные которой могут быть интерпретированы иначе, чем в работе венгерского ученого, тем более что рассматриваемый им материал (1) неоднороден хронологически, (2) не имеем твердой этнической соотнесенности и (3) мог подвергнуться греческой адаптации. 3 Точка зрения Харматты оспаривается Л. Згустой [10, с. 268—271]. Отрицательно оценил подход венгерского исследователя также В.И. Абаев [7, с. 274], отметивший, что сопоставление фактов не всегда осуществляется им со строго синхронных позиций: возникает опасность усмотреть диалектные различия там, где в действительности мы имеем различия хронологические, отражающие разные этапы звукового развития одного и того же языка. В одной из последних своих работ Абаев заявляет: "Концепция двух диалектов, скифского и сарматского, восходящая еще к Геродоту и принятая также Фасмером, имеет наиболее солидную базу" [7, с. 274]. 51 дует весь скифско-сарматский лексический материал подвергнуть сплошной проверке с целью отделения лексики бесспорно скифской от сарматской и иранской неясного происхождения. Затем необходимо осуществить этимологическую реинтерпретацию скифского материала, поскольку его анализ прежде проводился в соответствии с законами историко-сравнительной грамматики осетинского языка (т.е. сарматского диалекта). Хотя результаты такого анализа могут обладать высокой степенью достоверности, это вовсе не следует со всей обязательностью. Необходимо отметить, что источники для изучения обоих рассматриваемых здесь языков совершенно различны. Скифская лексика сохранилась прежде всего в виде глосс и ономастики, тогда как словарный состав сарматского почти полностью отражен в осетинском [ср. [4, с. 9—94], особенно с. 41—47); кроме того, остатки одного из аланских диалектов были зафиксированы на венгерской территории в письменности начала XVI в. н. э. [13], а благодаря греко-византийским авторам в большом количестве сохранились глоссы и даже целые аланские выражения (ср., например, аланские фразы у византийского писателя Цеца, жившего в XII в. н. э. [4, с. 254—259]), не считая имен собственных. Таким образом, на основании указанных источников положение сарматского языка в (индо)иранской языковой семье определено вполне однозначно. Место же скифского языка в этой семье до сих пор остается неуточненным. Данная работа имеет своей целью в определенной мере устранить эту лакуну. 2. Место скифского языка в (индо)иранской языковой семье. Характеристика скифского языка будет даваться с опорой на аргументы фонетического, морфологического и лексического характера при одновременном использовании всего доступного лексического и ономастического материала. Целью данного анализа является: 1) сопоставление скифского и сарматского языков, что позволит определить их соотношение и характер генетических связей; 2) уточнение положения языка скифов по отношению к другим (индо)иранским языкам. 2.1. Фонетические аргументы. I. Иран. *d > сарм. d (или δ): скиф. l: киммер. l. Сарматский язык унаследовал иранскую фонему *d в неизменном виде, ср. осет. don "вода", ясск. dan тж. [13, с. 30] < иран. *dānu- "река, течение, вода"; осет. däs "десять" < иран. *dasa < и.-е. *deʹk^m "10", ср. ягн. das, ишк. da, сангл. dos тж.. Нельзя установить, прошла ли осетинская фонема d в своем развитии стадию [δ], хотя такая возможность часто постулируется на основании того, что в большинстве восточноиранских языков иран. *d изменилось во фрикативный δ или даже в фонему l, ср. согд. (маних.) δs', шугн. δīs, хотан. dasau [d = δ], руш.: δos; сарык. δes, язг. δus, вах. δas наряду с афг. lás, йидга las "10". В скифском языке в противоположность сарматскому уже во время Геродота (1-я пол. V в. до н. э.) иран. *d через стадию зубного фрикативного δ развилось в фонему l. В пользу такой интерпретации говорят следующие факты: I.1. Скиф. Παραλάται, племенное название, означающее, по словам Геродота (IV, 6), правящую скифскую династию и разъясняемое им в других местах с помощью выражения ΣκύÞαι βασιλητοι, т.е. "царские скифы"; < иран. *paradāta-"поставленный во главе, по закону назначенный", ср. авест. paraδāta- (почетный титул владыки, букв. "поставленный впереди, во главе"), н.-перс. pešdādiyān (первая легендарная династия иранских царей у Фирдоуси). Следует заметить, что данная этимология является общепринятой [4, с. 161, 175; 7, с. 285, 298; 11, с. 15; 14, с. 112; 15, с. 322; 16, с. 85, 120; 17, с. 22]. 1.2. Скиф. Σκόλοτοι, племенное название, которое, по Геродоту, было общим самоназванием всех скифских племен и происходило от имени их царя (σύμφασι [=ΣκύÞαισ] δŠ εñναι ο‘νομα Σκολότους τοý βασιλέως Ðπωνυμίην — Геродот IV, 6) < 52 иран. *skuda-ta- "лучники" [17, с. 17-23], где -ta- являются показателем собирательности. (Ср. IX. 1). Производными от данного этнонима являются, несомненно, греч. Σκύϑαι "скифы", ассир. Ašgūzai или Išgūzai тж. (ок. 680 г. до н. э.), лр.-евр. Askenez или Askeuez, библейский эпоним скифов (Книга Бытия, X. 2, 3)5. Этим подтверждается, что первоначально в данном этнониме на месте скиф. l выступал зубной фрикативный δ, который передавался посредством греч. ϑ acсир. z, др.-евр. z. Нельзя исключить связи этого этнонима с личным именем ср. [17, с. 21—23]), поскольку в другом месте Геродот (IV, 78—80) сообщает о скифском царе, носящем имя Σκύλης (ср. греч. Σκύϑησ "скиф"), т.е. "лучник". Внешним подтверждением post quem процесса δ > l является ассирийский поход скифов (около 680 г. до н. э.), а также расселение их в причерноморских степях (VII в. до н. э.), поскольку лишь тогда греки могли соприкоснуться со скифами и познакомиться с их этническим самоназванием. Временные границы рассматриваемого процесса ad quem неизбежно связаны со скифским путешествием Геродота (начало V в. до н. э.). I.3. Скиф, maluwyam "напиток, приготовленный на меду" (μελύγιου [гамма [Г] вместо дигаммы [#]). πόμα τι οκυϑικόν μέλιτος ùψομένου σύν −δατι καί πο÷ τινί — Гесихий) < иран. *madu- "мед" (ср. скр. *mádhu "мед", греч. μέϑυ тж., осет. ирон. myd, дигор. mud "мед") + суф. -wya-. I.4. Скиф. maglú "лебедь" (μαγλύ [книжн. Ïγλύ]. û κυκν•ς üπ• Σκυθºν — Гесихий) < иран. *madgu-, ср. н.-перс. māγ "водоплавающая птица", скр. madgú- тж. I.5. Иран. *d несомненно, является источником скифского l, которое относительно богато представлено в скифской ономастике (преимущественно в антропонимии), например, имя Κολάξα'ισ — мифический предок скифов (возможно, из иран. *skuda-kšay- "повелевающий скифами"), Λιπόξαισ, Λύκος, Παλα‡οσ, Σαýλιος, Σκίλουρος и т.д., а также в киммерийской ономастике, например, Λύγδαμις (ассир. Tugdammē), киммерийский владыка (из иран. *Duγδa-maiši-, ср. ниже, III. 4). II. Иран. *h- > сарм. ø-: скиф. ø-. Западноиранские языки сохранили начальное h- (ср. например, ср.-перс. haft, тадж. haft, тат. häf, бахт. haft / häft, хурд. häft, парачи höt, ормури hō/wō "семь" < иран. *hafta < и.-е. *septm "7"), тогда как восточноиранские утратили h-, ср. согд. 'βt [=avd], хорезм. 'βd, афг. ονÊ, ягн. aft/avd, язг. uvd, мундж. ovda, сарм. *avda [αβδα] "семь", зафиксированное в аланском названии города Феодосии в Крыму: Άρδ-άβδα, переводимом как греч. Έπτά-θεοσ "имеющий семь божеств" (< иран. *ərəta-hafta-), осет. avd "7" (< иран. *haftá)6. Аналогичным образом и в скифском языке не сохраняется начальный *h-. Об этом могут свидетельствовать следующие данные: II. 1. Скиф. *arima- "число один" (αριμα γαρ ’ä καλέουσι Σκύθαι — Геродот IV, 27) < иран. *ha*rima- (букв. "число 1"). Компонент ha- (< и.-е. -sm̥ "один") в индоиранских языках часто выступает в составе сложений, ср., например, авест. ha-kərət, скр. sa-kt (< и.-е. *sm̥-kwt "один раз"). Относительно компонента *rīma- "число" ср. ниже IV. 3. II.2. Аристофан в комедии "Женщины на празднике Фесмофорий" вложил в уста скифского лучника формы ¿οπερ вм. Äοπερ, “περ вм. þπερ и т. д.. Во времена Аристофана скифские лучники выполняли в Афинах обязанности службы по охране порядка, следовательно, указанная ошибка, очевидно, была у скифов 5 В литературе по данному вопросу соотношение греческого названия Σκύθαι и скифского племенного названия Σκόλοτοι истолковывается по-разному; не убеждает, однако, ни точка зрения, отделяющая друг от друга оба эти этнонима, ни имевшие место попытки выяснить возникшую соотнесенность (ср., например, выведение греч. Σκύθαι из *skul-ta-, где -ta- является коллективно-множественным показателем, а *skul- якобы позаимствовано у доиранского населения этой территории [4, с. 243—244; 7, с. 363—364]). Из восточноиранских языков лишь хотанский сохранил начальный h-, ср. хотан. hauda "семь". 53 очень распространенной. Не будет лишено вероятности предположение, что опушение сильного придыхания (') в греческих словах связано с тем, что в своем родном языке скифы не имели начального h-. III. Иран. интервокальный *-š- > сарм. -s- [-š-]: скиф. Ø (киммер. Ø). Одной из наиболее характерных черт восточноиранских языков является развитие интервокального -š-. В северо-восточных диалектах интервокальных -š- обычно сохраняется без изменений (ср., например, согд. γwš, ягн. γuš, осет. ирон. γos, дигор. qus "ухо" < иран. *gauša- тж.), тогда как в юго-восточных диалектах интервокальный -š- претерпел изменения, превратившись в отдельных языках в следующие фонемы (ср. [16, с. 116, 121]): ž (афг. γwaž "ухо"); -γ¢- (шугн. γиγ¢ тж.); -l- или -l̥- (сарык. γεwl, ишк. γůl/γůl̥, сангл. γol̥/γōl̥); -у-(мундж. γuу "ухо"); -w- или -ø- (руш., хуф. γōw, йидга γū, барт., орош. γūw, хотан. gguv̮a-, язг. γəvón "ухо"). В скифском языке интервокальный -S- видоизменился в фонему -Ø- (или -w-). Такой вывод мы делаем на основании следующих данных. III. 1. Скиф. spáu [οπου] "глаз" (’άριμα γάρ ‘έν καλέουσι Σκύθαι, οπου δέ το ν όφθαλμόν — Геродот IV, 27) < иран. *spášuš- "глаз" < и.-е. *spék^sus- тж. Словообразовательной основой в данном случае является иранский корень *SPAS-[18, с. 1614], продолжение и.-е. корня *SPEK^- "смотреть, видеть" [19, с. 984—985], ср. лат. specio "смотрю", скр. spašati, авест. spasyeiti "смотрит". Скифское слово образовано аналогично скр. cáksus- "глаз" (производное от скр. глагола cas+te "смотрит, видит"): *CAŚ- [19, с. 638—639], ср. авест. cašman "глаз", н.-перс. čašm тж. III 2. Скиф. kararú- "крытая повозка, используемая для жилья" (καραρύεσ. οι Σκυθικοι οικοι.ένιοι οε τάσ κατηρεφετσ [книжн. κατηρετς] αμάξας — Гесихий) < иран. *kerəšaru- "кибитка кочевников", ср. тох. Α kursär тж. (мн. ч. kursärwa/ kartsru), в kursar/kwarsär (мн. ч. kursarwa/kwärsarwa). Ш.З. Скиф. *krau-kasi- "белый от снега", скифское название Кавказа (... Scytae ipsi Persas Chorsaros et Caucasum Croucasim, hoc est nive candidum — Плиний, NH. VI, 50) < иран. *kraušu- "снег, лед", ср. греч. κρύος "холод" (из *krusos), κρύσταλλος "лед, кристалл", др.-в.-нем. (h)rosa/(h)roso "лед", литов. krušà/kriušá "град", русск. кроха [19, с. 622; 20, с. 23, 88]. Второй компонент данного сложения (т.е. -kasi-) обычно объясняют как "блестящий" [19, с. 622; 21, с. 116—117]. Ш.4. Имя собственное (греч.) Λύγδαμις, (ассир.) Tugdamme, имя царя киммерийцев7 (VII в. до н. э.) < иран. *duγδa-maišī- "владеющий молочными овцами" (см. [8, с. 5]), ср. авест. имена собственные Duγδō.vā- f. (мать Заратустры) и Dawrā.maešī- m. ("имеющий жирных овец, принесших приплод"). В данном антропониме проявляются две типично скифские языковые черты: (1) процесс перехода *d > скиф. l через стадию зубного фрикативного δ, а отсюда неоднозначность записи: греч. Λ- наряду с ассир. T-; (2) утрата интервокального -š-. 7 Невозможно определить, является ли данное имя собственное киммерийским или скифским, пока не будет решен вопрос об этнической принадлежности киммерийцев. Материал, которым мы здесь располагаем, еще более скромен, чем имеющийся в отношении скифов, а трудности более значительны. Серьезную проблему представляет хотя бы уже само название этого народа; ведь греч. Κιμμέριοι эллины получили не от самых киммерийцев, а от оседлого анатолийского населения, которое обычных степняков называло *gimmariai, ср. хет. gimmaral "степь", лув. immari- тж. На данном этапе исследования следует склониться к точке зрения, в соответствии с которой киммерийцы представляют собой народ иранского происхождения, родственный скифам. Об этом свидетельствует следующее: (1) сталкиваясь с киммерийцами в Малой Азии, восточные народы с трудом отличали их от появившихся там позднее скифов и часто смешивали оба этноса; (2) в греческих источниках эти народы не всегда различаются; (3) представления греков о киммерийцах имеют типично "скифский" характер, например, Ήρως Κιμμέριος представлялся в образе скифского лучника; (4) в Библии (Книга Бытия, III, 2, 3) Askeuez (т.е. эпоним скифов) считается сыном Gomer (т.е. эпонима киммерийцев); (5) по культуре и языку киммерийцы ближе всего к скифам [6, с. 125; 12, с. 169 и сл.; 22, с. 115; 23, с. 131; 24, с. 88; 25, с. 10—13]; (б) археологически культуры киммерийцев и скифов почти тождественны [26, с. 171—173]. 54 IV. Иран. *-ry-, *-ri- > сарм. -l-: скиф. -ry-, -ri-. В сарматском языке сочетания -ry- и -ri- преобразовались соответственно в фонемы /-1-/ либо /-ll-/, ср. например, сарм. Άλανοί / Alani (осет. Allori) — название одного из главных сарматских племен < иран. *Aryāna- [4, с. 245—247], осет. fal- (приставка) < иран. *pari-, ср. авест. раri-, скр. pari-, греч. περί- [6, с. 35—41]. Скифский же, напротив, сохранил эти сочетания звуков без изменений, о чем свидетельствуют следующие примеры: IV. 1. Скиф. anarya- "гермафродит" (οι‛ ’Ενάρεες = οι` ανδρόγυνοι — Геродот Ι, 105; IV, 67) < иран. *a-narya- (букв. "не-мужской"), ср. скр. narya- "мужской", осет. näl "муж, мужчина" [4, с. 151, 174; 7, с. 276, 296; 10, с. 13]. Менее вероятным является возведение к иран. *an-arya- "не-арийскнй" (ср. авест. anairya- [18, с. 120]), предположенное Мюлленгофом [14, с. 104]. IV.2. Скиф. arya- "арийский, ариец" (ср. авест. aírya-, др.-перс. ariya-), выступающее обычно в именах собственных: Άρια-πείθης (< индоиран. *arya-paićas- "имеющий арийский облик", ср. ниже V.2.) и Άρίαντας (< иран. *arya-vant-"ариеподобный", ср. [4, с. 156; 7, с. 280; 10, с. 12; 26, с. 158]). IV.3. Скиф. *rima- "число" (выступает в скифском сложении a-rima- [άριμα] "число один", ср. выше 11.1.) < иран. *ríma- < праи.-е. *ariϑmó- "число", ср. др.-в.-нем. rīm "ряд, очередность, число", др.-исл. rīт "счет" и т.д. (из герм. *rīma-), др.-ирл. rīm "число", греч. αριθμός тж. [19, с. 60]. V. Индоиран. *ć *í(h) > сарм. s z: скиф. ϑ δ. Иранские языки продолжают индоиранские фонемы *с и *f(h), восходящие к и.-е. *k и *ĝ(g), двояким образом: либо в виде аффрикат ϑ δ (в древнеперсидском и языках, его непосредственно продолжающих), либо в виде аспират s z (в большинстве иранских языков). Сарматский относился ко второй группе языков, ср. осет. däs "десять", авест. dasa, др.-перс. *daϑa "10" (сохранившееся, в частности, в н.-перс. dah, тадж. dah, тат. däh, бахт. deh и т.д.) < и.-е. *dek̉m̥ "десять", ср. выше, I.). Скифский же язык сохранил такое положение, как в древнеперсидском, т.е. аффрикаты ϑ δ. Об этом свидетельствуют следующие факты: V.1. Скиф, ϑapsa- "растение, использовавшееся для окраски шерсти и волос в золотистый цвет" (Θάψινον. το ξαντόν, άπό τοΰ ξύλον τήσ θάψου, ω ξανθιζουσι τά ερια και τάσ κεφαλάσ. του̃το τινεσ Σκυοικὸν λέγουσι. και ο ποταμός, παρ' ω φύεται το ξύλον, Θάψος καλείται — Гесихий) < индоиран. *ćapsa- (1) "какое-то растение": афг. sabah "вид травы", н.-перс. sabz "зелень, трава", скр. šaṣpam п. "(свежая) трава" (с метатезой неясного происхождения в сочетании -ps-), пракрит. sappha- "свежая трава" [27, III, с. 318—319, 797]; (2) "какое-то дерево": хотан. *sausa- (засвидетельствовано в заимствованиях: коми sûs "кедр", арм. saus, н.-арм. sos "платан"; ср. осет. ирон. sūsqäd, дигор. sōsqädä "липа") < и.-е. *k̂opso-"вид растения (дерева)", ср. алб. thanë f. "кизил" и псл. *sosna "Pinus silvestris L." (оба из и.-е. *k̑ops-nā- f.). V.2. Скиф. paiϑah- п. "облик, вид" (лексема зафиксирована в сложных именах собственных: Σπαργα-πείθης. имя скифского царя, из индоиран. *spr̥̄ga-paićas- "подобный юной лозе" [4, с. 175, 183; 7, с. 297—298; 10, с. 16; 28, с. 164], а также Άρια-πείθης, имя скифского князя, из индоиран. *arya-paićas- "обладающий арийским обликом (украшением)" [10, с. 12; 14, с. 117; 16: 11; 28, с. 158]) < индоиран. *paićas- "вид, облик, цвет, украшение", ср. скр. péśas- n. "вид, цвет", авест. paesah- n. "украшение". Не вызывает сомнений, что запись Геродота передает здесь аффрикату [ϑ], поскольку в другом месте он приводит имя князя Массагетов (сына царицы Τίμουρις) как Σπαργα-πίσης. Сопоставление обоих имен, скифского и массагетского, восходящих к единой индоиранской праформе * spr̥̄ga-paićās, однозначно свидетельствует о соотноше- 55 нии между скифским ϑ и массагетским s, аналогичном соотношению между др.-перс. ϑ и авест. s8. V.3. Скифские заимствования в сарматском языке (т.е. праосетинском) и других соседних языках (в том числе финно-угорских, славянских, тохарских, хотанском, чувашском, тунгусских и др.) В.И. Абаев [4, с. 138—143; 29, с. 7—12] приводит несколько осетинских слов, в которых продолжением индоевропейских заднеязычных палатальных является зубная фонема, и считает их заимствованиями из древнеперсидского языка. Однако это в равной степени могут быть и скифские заимствования. В пользу последнего, по нашему мнению, свидетельствуют следующие обстоятельства: (1) древнее соседство скифов и сарматов (предков осетин); (2) география заимствований: например, лексема *par(a)ϑu- "секира, топор" проникла не только в осетинский, но также в хотанский, тохарские, финно-угорские, тунгусские, чувашский и, вероятно, в славянские языки (если мы считаем псл. *toporъ скифским заимствованием с последующей метатезой); (3) отсутствие в древнеперсидском материале тех лексических элементов, для которых предполагается древне-персидское происхождение (например, *par(a) ϑu-, *raϑanā- и т.д.). Полагаем, что это достаточные основания для того, чтобы считать лексические элементы данного рода происходящими из скифского. Следующие "миграционные слова", по нашему мнению, восходят к скифскому источнику: V.3.I. Скиф. *aδi- "трава", ср. āδi-gar- "саранча", букв. "(насекомое), пожирающее траву": > тох. Α āíi, в āt(i)yai obl. sg. "трава" > тюрк. *ōt "трава". V.3.2. Скиф. *aϑu-ka adv. "быстро, внезапно" (ср. скр. āśú- adj. "быстрый", греч. ώκύς тж.): > тох. А ātuk. V.3.3. Скиф. *ϑasta- "рука" (ср. скр. hasta-, авест. zasta-, др.-перс. dasta- "рука"): > согд. δst, хорезм. δst, хотан. dastä; афг. läs, вах. last, шугун. δust "рука". Данное предположение учитывает распространение форм типа dasta- в восточноиранских языках, поскольку трудно признать древнеперсидскую лексему генетическим источником этих всех заимствований. V.3.4. Скиф. gaδa- "дерево, древесина, лес" (ср. иран. *gaza- 1) "древесина, дрова", 2) "тамариск", 3) "камыш" [30. с. 40]): > осет. ирон. qäd, дигор. γädä "лес, (срубленное) дерево, бревно" (ср. осет. ирон. qäz, дигор. γäzä "камыш"); > венг. gaz "небольшой лес; поваленное дерево". V.3.5. Скиф. *par(a)ϑu- "топор, секира" (ср. скр. paraśú-, греч. πέλεκυς, язг. parůs, парачи pasȫ "топор"): > осет. färät; > тох. Α porat, В peret "топор"; > чув. purĐé; > тунг. purta "нож"; > вотяк. purt, зырян. purt тж. (откуда заимствовано др.-русск. порть "топор") [31, с. 76]; хотан. padä "топор"; цсл. *toporъ тж. (с метатезой согласных под влиянием глагола *tepǫ "бью, ударяю", ср., например, др.-русск. топоръ, польск. topór и т.д.). V.3.6. Скиф. *raϑanā- f. "ремень, веревка" (ср. скр. raśanā- f. тж., н.-перс. rasan): > осет. rätän тж. V.3.7. Скиф. *ϑarmi- "вид дерева" (ср. др.-перс. ϑarmi- "кедр", ср.-перс. sarv "кипарис", хет. kalmi- "полено, обрубок дерева" < и.-е. *k̂olmi-): > осет. talm "вид дерева; ильм". V.4. В скифской лексике и ономастике находим фонемы, передаваемые в греческом посредством ϑ и δ, например, Θαγιμασάδας (бог вод у скифов, отождествляемый с греческим Посейдоном), Μαδύης (имя скифского царя), τάρανδ(ρ)ος (обитающее в Скифии рогатое животное, похожее на оленя9) и т.д. Поскольку иран. *d в скифском регулярно соответствует l (ср. выше, I), не вызывает сомнения, что скиф. d/δ/ должно в конечном счете представлять собой фонему, 8 Уже Абаев сообщает, что скифские имена Σπαργα-πείθης и Άρια-πείθης выступают "с др.-персидским оформлением ϑ вместо s" (ср. [4, с. 175; 7, с. 297]), но он ограничивается лишь этой информацией. 9Из индоиран.*ćaran-tara- (см. [32, с. 62—65; 33, с. 49—53]), ср. скр. śarabha- "вид оленя", манс. šuorp, šōrp "лось". 56 близкую авест. z и др.-перс. d. Per analogiam скиф. ϑ соответственно должно быть фонемой, близкой авест. s и др,-перс. ϑ. VI. Иран. *-rn- > сарм. -rn-: скиф. -ll- Сочетание согласных -rn- в сарматском языке не претерпело изменений (см. ниже, VI.2), тогда как в скифском оно трансформировалось в геминату -ll-. Данный процесс на скифской почве подтверждается двумя свидетельствами: VI. 1. Скиф. Māspallā f., скифская богиня луны (Μεσπέλλη [книжн. Μέσπλη10]. ή Σελήνη παρά Σκύϑαιϑ — Гесихий) < иран. *Mās-pərənā- f. (с закономерным сохранением *s в позиции перед взрывным согласным), ср. др.-перс. Māh- f. "богиня луны": māh- f. "луна", бактр. Мао "божество луны", фриг. (из киммер.?) Μάς или Μα̃ f. "богиня луны . Данный скифский теоним образован из тех же элементов (только в обратном порядке), что и индоиранская лексема *pr̥̄na-mās- "полная луна", ср. скр. pūrna-mās- "полная луна", авест. pərənō.māh- m. "луна, божество луны" [34, с. 61—62]. Следует заметить, что в хотанском мы встречаем слово purrā- "луна", которое будучи субстантивированным прилагательным жен. рода, продолжает индоиранскую лексему *pr̥̄nā- f. (букв. "полная"). VI.2. Скиф. *xvallah- n. "хвала, слава" (> псл. *chvala f. тж.) < иран. *xvarnah- п. "слава, величие", ср. авест. xvarənah- "царский блеск, величие" (часто выступающее в качестве символа законной царской власти), хотан. pharrā-, др.-перс, (из мидийского) farnah- n. "королевский блеск, слава, счастье" [35, с. 118], согд. prn, н.-перс. farr "блеск, величие", бактр. φαρ(ρ)ο, осет. färn "счастье, богатство, покой". Псл. *chvala неоднократно признавалось иранским заимствованием [36, с. 143—145; 37; 38, с. 25—26; 39, с. 53—54]. Важнейшее доказательство в пользу иранского происхождения данной лексемы приводит Т. Милевский [28, с. 206— 207; 40, с. 50], показавший, что славянское сложное имя *Bogu-chvalъ "славный перед богом" (ср. др.-русск. Богухвалъ, чеш. Bohuxval, польск. Boguchwał) является точным отражением ("репродукцией") мидийского Bagā-farnah- тж. Скифское существительное ср. рода с основой на -ah- (< и.-е. *-es-) было преобразовано славянами как слово женского рода с основой на -а. Адаптация такого типа является вполне регулярной, с учетом того факта, что другое иранское слово *xvarnah- п. "пища" (ср. авест. xvarənah- n. тж. [18, 1873]), омонимичное (sic!) предыдущему, было заимствовано славянами как *chorna f. "пища", также "охрана, защита" [36; 41, с. 36; 42, с. 85—91]. В последнем случае источником заимствования, несомненно, явился один из диалектов сарматского (сохранено сочетание -rn-)12. VII. Иран. *w/*w' > сарм. ν/Ø: скиф. β/w. Характерной чертой восточноиранских языков является развитие *w твердого либо *w' мягкого. В сарматском языке первый позиционный вариант сохранился в виде ν (ср. осет. дигор. väss "теленок", ясс. vas "bidellum" [13, с. 19, 21], ср. скр. vatsa- "теленок"), второй же был полностью утрачен (ср. осет. ирон. ssäȝ, дигор. insäi "двадцать" [43, с. 555] < иран. *wī(n)sati, ср. авест. wísaiti "20", скр. vimśatíḥ тж.). 10 В лексиконе Гесихия данная глосса находится между статьями μεσοφέρδειν и μεσπίλα (книжн. μεσπήλα), поэтому алфавитный порядок заставляет нас принять конъектуру: Μεσπέλλη (книжн. Μέσπλη). 11 Фригийская богиня Μάς/Μα̃ в новофригийской надписи (Но. 48) соседствует с такими заведомо иранскими божествами, как Miϑra- и Wāta- (ср. ... Μιτρα Φατα κε Μας Τεμρογειος κε Πούντας Βασ κε ...), что склоняет к выводу об иранском (предположительно киммерийском) происхождении имени и данной богини. 12 Фонологические, хронологические и формальные аспекты вышеупомянутых заимствований, свидетельствующих об интенсивных славяно-иранских контактах в скифский и сарматский периоды, будут рассмотрены нами в специальной работе. 57 В скифском языке *w' (мягкое) сохранилось как w, тогда как *w (твердое) развилось в спирант β. Наличие такой оппозиции показывают следующие примеры: VII. 1. Скиф. *wira- "муж, мужчина" (οίόρ = ό άνήρ — Геродот IV, 110) < иран. *wīra- тж., ср. скр. vīráḥ, авест. vīra- m. "Mann" [18, с. 145]. Данная этимология является общепринятой [4, с. 172—173; 7, с. 295, 298, 308; 10, с. 15]. VII.2. Скиф. *ahuwira- "ум, разум, мудрость" (ανορ. νου σ υπό Σκύϑων — Гесихий) < иран. *anu-wīra- тж., ср. курд, bīr "память", н.-перс. vīr "разум, ум, память" (< иран. *wīra-). Префикс апи- в аналогичной функции выступает также в санскрите, ср. скр. anumatiḥ f. "суждение": matiḥ f. "мысль, замысел, цель, понимание, суждение, молитва, гимн", скр. anukāmaḥ т. "жажда, стремление": kāmaḥ m. "стремление, любовь". VII.3. Скиф. maluwyam (μελύγιον) n. "напиток, приготовленный на меду" < иран. *madu-wya- (ср. выше, I. 3). VII.4. Скиф. *βaru- "широкий" (прилагательное зафиксировано в скифском названии Днепра — βορυσϑένης [Геродот, Птолемей, Страбон]) < индоиран. *wr̥̅u- adj. "широкий", ср. скр. urú-, авест. vouru-, греч, ευρύ- тж, (< праи.-е. *ëwr̥Hú-). VII.5. Скиф. *Arti-βasa-, скифская богиня счастья и порядка, соответствующая Афродите Урании ('Αρτίμπασα = Ουρανίη 'Αφροδίτη — Геродот IV, 59) < индоиран. *Rti-wasištha- "прекраснейшая R̥ti- (т.е. Судьба)", ср. ср.-перс. Ardibehešt (один из язатов), бактр. Αρδοχος, богиня, изображенная как римская Фортуна [44, с. 149] < иран. *ərəti-wahišϑa- [45, с. 318; 46, с. 324]. Первый компонент *R̥ti- (ср. авест. aši-, ср.-перс. ard) является именем богини счастья ("Glücksgottin") [15, с. 325, п. 4]; /μπ/ передает в записи Геродота скифский фрикативный [β]. VII.6. Киммер. βατα "бог ветра" (имя которого заимствовано фригийцами как Φατα, см. ссылку 11) < иран. *Wāta- "бог ветра": *wāta- "ветер", ср. авест. Vāta-: vāta- тж., бактр. Οαδο "бог ветра", осет. wad "буря, ветер". VIII. Индоиран. *th > сарм. t: скиф. h (> Ø). Индоиранская фонема /*th/ (> скр. th, авест. ϑ) в сарматском совпала с фонемой /*t/, тогда как в скифском она упростилась в h (>Ø), ср., например: VIII. 1. Скиф. *Yakšām-pāyah, название священного места близ реки Гипанис (Южный Буг), где находился источник с соленой водой (Έξαμπαι οσ=Ίραι οδοί "священные пути" — Геродот IV, 52) < индоиран. *Yakšäm pathayas (буквально "пути якшей"). Конечный компонент (-παι ος = ‘οδοί "пути") представляет собой скиф. nom. pl. *pāyah от скиф, pāy (< *pahi) "путь", ср. скр. pathi- тж., мн. ч, pathayas, др.-перс. paϑi- "путь". VIH.2. Скиф. *βāša-, superl. "прекраснейший, -ая, -ее" (прилагательное зафиксировано в имени скифской богини счастья и порядка, отождествляемой Геродотом [iV, 59] с Афродитой Уранией) < иран. *wahištha-, тж. (ср. выше, VII.5.). * Выводы. Представленные сопоставления фонетических взаимоотношений дают возможность, уже на этом этапе работы, сформулировать вывод о соотношении между сарматским и скифским языками. Приведенные факторы фонологического рода несопоставимо доказывают, что в скифском языке V в. до н. э. представлены такие явления, которые не наблюдаются ни в сарматском праязыке, ни в одном из происходящих от него языков (аланский, ясский, осетинский). Здесь можно указать на такие процессы, как: (1) иран. *d > скиф. l; (2) интервокальное *-š- > -Ø (или -w-); (3) *-rn- > -ll-. Кроме этого, скифский продолжает использовать индоевропейские гуттуральные палатальные согласные (и.-е. *k *g *ĝh) в виде аффрикат /ϑ δ/ и приближается в этом отношении к староперсидскому, а в сарматском здесь употребляются s z, т.е. продолжается традиция большинства иранских языков. Перечисленные расхождения наглядно показывают, что нельзя говорить о языках скифов и сарматов, как о близких друг другу диалектах какого-то единого североиранского языка. Это безусловно два разных иранских языка. 58 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Трубачев О.Н. О синдах и их языке // ВЯ. 1976. № 4. 2. Трубачев О.Н. Лингвистическая периферия древнейшего славянства. Индоарийцы в северном Причерноморье // ВЯ. 1977. № 6. 3. Gauthiot R. Essai de grammaire sogdienne. Premiere partie. Р., 1914—1923. 4. Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор. Т. I. М.; Л., 1949. С. 147—244. 5. Abaev V.I. Isoglosse scito-europee // Annalí. Istituto Universitario Orientale Napoli. Sezione linguistica. IV. 1962. 6. Абаев В.И. Скифо-европейские изоглоссы. На стыке востока и запада. М., 1965. 7. Абаев В.И. Скифо-сарматские наречия // Основы иранского языкознания. Т. 1: Древнеиранские языки. М., 1979. 8. Harmatta J. Studies in the language of the Iranian tribes in South Russia // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. 1950/1951. T. 1. 9. Harmatta J. Studies in the history and language of the Sarmatians. Szeged, 1970. 10. Zgusta L. Die Personennamen der griechischen Städte der nördlichen Schwarzmeerktiste. Die etnischen Verhältnisse, namentlich das Verhältnis der Skythen und Sarmaten im Lichte der Namenforschung. Praha, 1955. 11. Vasmer M. Untersuchungen uber die älteste Wohnsitze der Slaven. I: Die Iranier in Siidrussland. Leipzig, 1923. 12. Vasmer M. Skythen. Sprache // Reallexicon der Vorgeschichte. 1928. Bd 12. 13. Németh J. Eine Wörterliste der Jassen, der ungarländischen Alanen. В., 1959. 14. Mullenhoff K. Deutsche Altertumskunde. Bd III. В., 1892. 15. Humbach H. Scythe-Sarmatica // Die Welt der Slaven. 1960. Jg. V, Hf. 3—4. 16. Оранский И. Μ. Введение. Иранские языки в историческом освещении // Основы иранского языкознания. Т, I: Древнеиранские языки. М., 1979. 17/ Szemerényi О. Four Old Iranian ethnic names: Scythian — Skudra — Sogdian — Saka. Wien, 1980. 18/ Bartholomae, Chr. Altiranisches Wörterbuch, Strassburg, 1906. (2.-te unveränderte Aufl. В., 1961). 19/ Pokorny, J. Indogermanisches etymologisches Wörterbuch. Bern; Munchen, 1959. 20/Illich-Svitych V.M. Nominal accentuation in Baltic and Slavic. Cambridge; London, 1979. 21. Eilers W., Mayrhofer M. Namenkundliche Zeugnisse der iranischen Wanderung? Eine NachprUfung // Die Sprache. 1960. Bd VI. 22. Minns E.H. Scythians and Greeks. Cambridge, 1913. 23. Harmatta J. Le probleme cimmérien // Archeologíai Erfesitö. 1946—1947. Ser. 3. № 7/9. 24. Potratz, J. Die Skythen in Sūdrussland. Basel, 1963. 25. Абаев В.И. О некоторых лингвистических аспектах скифо-сарматской проблемы // Проблемы скифской археологии. М., 1971. 26. Куклина И.В. Ранние известия о скифах и киммерийцах // ВДИ. 1981. № 2. 27. Mayrhofer Μ. KurzgefaUtes etymologisches Wörterbuch des Altindischen. Bd I—III. Heidelberg, 1953—1979. 28. Milewski I. Indoeuropejskie imiona osobowe. Wroctaw; Warszawa; Krakow, 1969. 29. Абаев В.И. Древнеперсидские элементы в осетинском // Иранские языки. Т. I. М., 1945. 30. Стеблин-Каменский И.М. Флора иранской прародины // Этимология. 1972. М., 1974. 31. Redei К. Zu den indogermanisch-uralíschen Sprachkontakten. Wien. 1986. 32. Isebaert L. Encore grec τάρανδ(ρ)ος "renne" // Glotta. 1982. LX, Hf. 1/2. 33. Witczak K.T. Tocharian В karse "hart, deer" and Hittite karšaš "locust, grasshopper" // Tocharian and Indo-European studies 1990. IV. 34. Scherer A. Gestirnnamen bei den indogermanischen Völkern. Heidelberg, 1953. 35. Brandenstein W., Mayrhofer M. Handbuch des Altpersischen. Wiesbaden, 1964. 36. Goab Z. The initíal x- in Common Slavic: a contribution to prehístorical Slavic-Iranian contacts // American contributions to the Seventh International Congress of slavists. The Hague, 1973. 37. Reczek J. Najstarsze síowiaásko-iranskíe stosunki jezykowe. Krakow, 1985. 38. Мартынов В. В. Балто-славяно-иранские отношения и глоттогенез славян // Балто-славянские исследования. 1980. М., 1981. 39. Мартынов В. В. Язык в пространстве и времени. К проблеме глоттогенеза славян. М., 1983. 40. Milewski Т. Ewolucja morfologiczna indoeuropejskich zložonych imion osobowych // BPTJ. 1957. XVI. 41. Трубачев О.Н. Из славяно-иранских лексических отношений // Этимология. 1965. М., 1967. 42. Reczek J. Iranische Entlehungen im Urslavischen // FO. 1968. IX. 43. Исаев Μ. И. Осетинский язык // Основы иранского языкознания. Т.4: Новоиранские языки. Восточная группа. М., 1987. 44. Göbl R. Zwei neue Termini fllr ein zentrales Datum der alten Geschichte Mittelasiens, das Jahr I des Kuíankönigs Kaniška. Wien. 1964. 45. Лившиц В.А. [Перевод сурх-коральской надписи] // Массон В.М., Рамодин В.А. История Афганистана. Т. 1. М., 1964. 46. Стеблин-Каменский И.М. Бактрийский язык // Основы иранского языкознания. Т.2: Средне-иранские языки. М., 1981. Перевел с польского Уткин А.А. 59
  17. Уважаемый господин Окузер: Называйте меня Арслан, так легче будет общаться 1) По словам Диодора, Сарматы, поселившиеся при р. Дон, вывезены туда из Мидии (II. 43). Плиний также сообщал, что Сарматы родственны мидийцам. Мидийцы были ираноязычны. Географ Помпоний Мела (I в. н.э.) говорит, что "сарматы ближе всего к парфянам". А парфяне были яраноязычны, как вы знаете. 2) О принадлежности саков к ираноязычным хотя бы те факты, что Сидхарт Гаутама (Будда) был из рода саков, Область Сеистан (Сакастан) и т.д. 3) Люди, знающие иранские языки подтвердят, что приводимая мной частично выше некоторая топонимика Юж.Урала индоевропейского корня. По археологии: Раскопанные на Юж.Урале Аркаим и Синташта относят к племенам андроновской культурной общности, обряды захоронений синташтинцев описаны в Авесте и Ригведе, которые как известно индоиранские эпические сказания.
  18. Хванирас как раз таки согласно Авесте срединный каршвар.
  19. Иранское название Даити древние арии могли позаимствовать у скифов. И те и другие жили на Юж.Урале в том числе. На мой взгляд, название реки Яик идёт от авестийского Даити, а вот авестийское Даити возможно произошло от скифского (прототюркского) языка.
  20. В античном названии Даикс я слышу родное Яик. Скорее бредни считать Аркаим "моей спиной". Так что давайте занимайте свою позицию лингвиста, всё равно последнее слово за археологами, антропологами и генетиками. Отнюдь не за лингвистами.
  21. Долгое время я считал, вслед за Гамрелидзе, что прародина индоевропейцев Малая Азия, то бишь современная Турция. Недавно ещё раз перечитал книгу Толстова С.П. о древнем Хорезме. Кто знаком с Авестой наверное знает, иранцы своей прародиной считали Иранвеж, а прародиной всех арийских каршваров Хванирас. Толстов С.П. очень обстоятельно замечает в своей книге, что Хванирас это Хорезм (страна Хварна, благодати), и упоминает о почитании древними хорезмийцами учения Авесты.
  22. И не собираюсь. Может лучше про "мою спину" (Аркаим с башкирского языка дословно "Моя спина") А бушмены в Африке родственны бушман-кипчакам, оз Чад чадам у славян. (Шутка) Аркаим или вар Йимы, который строил его на берегу реки Даити (Яик), спасая арийцев от зимы. Всё сходится, Ар. Учите матчасть
  23. Того же кого первоначально так древние персы называли, т.е. скифов, сарматов, саков и др. степных и афганских обитателей Северной Евразии. Но отнюдь не расологическое понятие. Авеста возникла намного раньше расологии современных учёных.
  24. Уважаемый господин Окузер. Приведённые выше мною топонимы всё же иранского происхождения, носителями которого были сарматы, саки. К иранским топонимам Юж.Урала ещё следует также отнести такие названия как Ирандек (Арийская возвышенность), Аркаим (Свет Йимы), Утаган, Сакмара (извилистая река саков), Самара (река саков) и др. Но дело в том, что на Юж.Урале есть и топонимика прототюркского языка и тоже рубежа конца 1 тыс до н.э. и нач. 1 тыс н.э. Связана она скорее всего со скифами и иседонами (асами,усунями). Это к примеру, историку Малову дало право утверждать о существовании ещё в сер. 1 тыс до н.э. некой прототюркской общности на территории Юж.Урала. Этой же версии придерживался, в частности, и языковед Дж.Киекбаев. http://suraman7.narod.ru/minhylyu.html Сарматов, саков, скифов древние персы без разбора именовали туранцами, отмечая их схожий образ жизни, и не особо различая их язык. Но мне самому непонятно, с какого будуна то, в наши то дни, советская историография относила скифов или усуней, к примеру, к ираноязычным. Самоназвание скифов Ишкуза тюркского корня, и имена скифских вождей (Таргитай, Липоксай, Колаксай) общего с индоевропейскими языками мало имеют. К потомкам скифов я отношу в первую очередь огузов и булгар: а это такие современные тюркоязычные народы как: башкиры, казанские татары, туркмены, уйгуры, каракалпаки, карачаи и балкары, кумыки, часть азербайджанцев и турок (огузского корня), чуваши. А вот сарматы и саки те да, ираноязычные были племена, на мой взгляд.
  25. Это ещё ромашки. К примеру замалчивают, что Аркаим как археологический объект, отражает минимум две эпохи: 17-15 вв. д.н.э. и 13 в. н.э. Т.е. понимаете в одном случае были синташтинцы, в другом тюрки-кипчаки. Трубят в основном о синташтинцах, при этом все находки Аркаима дилетанты относят именно к ним.
×
×
  • Create New...