Jump to content



Reiki

Пользователи
  • Content Count

    219
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Reiki

  1. Выдающийся азербайджанский ученый, доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки почетный профессор Гарвардского университета Рустам Мусса оглы Алиев был одним из ярчайших личностей в истории отечественного и советского востоковедения. Его перу принадлежат фундаментальные труды по азербайджанской, иранской и турецкой филологии. Многочисленные работы ученого по проблемам исследования персо-язычных текстов, теоретическим вопросам источниковедения и текстологии являются блестящим доказательством его таланта, огромного трудолюбия и самозабвенной преданности науке. Рустам Мусса оглу Алиев родился 13 января 1929 года в селе Морул Шамкирского района Азербайджанской Республики. В 1946 году по окончании морульской средней школы им. Низами Рустам Алиев поступил на факультет востоковедения Азербайджанского государственного университета, а через год, успешно сдав экзамены, стал студентом Ленинградского государственного университета. Именно ЛГУ, как одному из признанных центров мирового востоковедения принадлежит важная роль в становлении Рустама Алиева как ученого-востоковеда. Сам ученый считал себя воспитанником русской востоковедной школы. В лице таких ее прославленных представителей, как А. Крымский, И. Крачковский, Е. Бертельс, А. Фрейман, В. Струве, и одновременно, последователем азербайджанской востоковедной традиции, таких ее видных ученых, как Ахмед бек Агаев, Бекир Чобанзаде и др. Творческим принципам Рустама Алиева близки и приоритеты европейской востоковедной школы. Объективность, точность, апелляция к конкретным фактам, элиминация от всякого рода фальсификаций. Феноменальная память, свободный образ мышления, глубокий интеллект, способность к языкам сыграли исключительную роль в реализации его научного потенциала. Свободное владение русским, персидским, арабским, английским и турецким языками дало ученому возможность знакомиться с образцами запанной и восточной литературы в оригинале. Глубокое проникновение в суть, философский смысл каждого текста, способность свободно мыслить и тонко чувствовать, ораторское мастерство, умение увлечь слушателя смелостью, логикой, пафосом суждений - все это снискало Рустаму Алиеву, заслуженную славу во многих странах Востока и Запада. Окончив, в 1951 году ЛГУ с отличием, Рустам Алиев продолжает образование в аспирантуре университета. Объектом исследования молодого ученого становится сложная и крайне ответственная область востоковедения - подготовка и издание научно критических текстов литературных и культурных памятников Востока. В 1954 году ЛГУ, Рустам Алиев защищает кандидатскую диссертацию на тему "Критический текст" Гюлистана "Саади". В 1955 году известный советский востоковед Е.Э. Бертельс приглашает уже зарекомендовавшего себя научной общественности молодого ученого в Институт Востоковедения Академии Наук СССР. Здесь Рустам Алиев работает до 1971 года, пройдя путь от младшего научного сотрудника до заведующего отделом восточной текстологии. В 1968 году Рустам Алиев защищает докторскую диссертацию на тему "Проблема поэтического наследия Саади Ширази" Посвященные самым различным проблемам востоковедения исследования ученого привлекли внимание и в не страны. Зарубежные научные и образовательные центры неоднократно приглашали Рустама Алиева читать лекции и вести совместные научные изыскания. Лекции, прочитанные ученым в Индии, Египте, Марокко, Иране, Ираке, Сирии, Тунисе, США, Великобритании, Франции на иностранных языках, принесли Рустаму Алиеву, заслуженную славу. Наряду с научной деятельностью Рустам Алиев вел широкую педагогическую работу в Военном институте иностранных языков, Ленинградском государственном университете, Азербайджанском государственном университете и других учебных заведениях. Одновременно с работой над составлением научно - критического текста "Гулистана" Саади, его переводом на русский язык, подготовкой большого предисловия и комментариев Рустам Алиев проводил исследования по творчеству таких корифеев восточной литературы, как Джами, Хайям, Низами, Физули. Это свидетельствует о многосторонности научных интересов ученого и его компетенции в самых различных областях восточной филологии. Вместе с тем следует отметить, что в этой многогранности возможностей и интересов Рустам Алиев доминировал текстологический профиль. Еще в студенческие годы в издательстве университета им была опубликована "Арабская хрестоматия". Наибольшую известность ученому принесли издания, связанные с составлением научно - критических текстов, переводами и исследованиями произведений всемирно известных корифеев восточной литературы - Фирдоуси ("Шахнаме"; IV, V, VIII тт.), Омара Хайяма ("Рубаи"), Саади Ширази ("Бустан" и "Гулистан"). Впоследствии ученым был также составлен научно критический текст "Сокровищницы тайн" Низами и подготовлены к изданию диваны Фазлуллаха Наими Табризи и Имедеддина Насими. Как известно, текстология - наиболее "трудная в востоковедении", сложная и обширная область, требующая особой скрупулезности. Текстологические факты подобны плавающим в океане айсбергам. Глубокий знаток теоретических и практических проблем текстологической науки Рустам Алиев, опираясь на свой творческий опыт, писал: "Текстология - исключительная, математически точная наука, требующая от исследователя глубоких познаний в классической поэтике, науках соответствующей эпохи, чувства стиля исследуемого поэта, профессиональной интуиции в выборе представленных рукописей". Первым серьезным трудом Рустама Алиева как текстолога явилось составление научно - критического текста известного произведения "Гулистан" классика персидской литературы Саади, его филологический перевод, а также исследования в области критики текста, его художественного анализа. Посвящение ученым кандидатской и докторской диссертаций двум произведениям - "Гулистану" и "Бустану" Саади было следствием его увлеченности и очарованности творчеством корифея персидской поэзии. Эти монографические работы, ставшие бытием в востоковедной науке, принесли их автору мировую известность. В 1957 году в Москве был издан поэтический перевод "Гулистана". Автором подстрочного перевода, предисловия и комментариев был Рустам Алиев, поэтический же перевод был сделан А. Старостиным. В 1959 году Рустам Алиев издал научно - критический текст "Гулистана". В обширном предисловии под названием "Основные публикации "Гулистана" Саади, описание использованных рукописей и принципы составления текста" ученый охарактеризовал художественное отражение в нем средневекового мышления, культуры и этических воззрений эпохи автора, дал новые сведения о жизни творчестве Саади, выдвинув свою версию об истории создания произведения. Касаясь вопроса о причинах широкой популярности "Гулистана" на Ближнем и Среднем Востоке как произведения, состоящего из маленьких новелл и поэтических афоризмов, композиционно сочетающих стихи и рифмованную прозу, автор обращается к традициям народного творчества и подтверждает свои заключения многочисленными образцами. Рустам Алиев оценивает не только идейно - художественные достоинства "Гулистана", но и дает исчерпывающую характеристику произведению как историко-литературному памятнику, содержащему важнейший информационный материал. По мнению ученого произведение Саади, неоднократно переписывавшееся и подвергавшееся при этом различным изменениям, дополнениям и искажениям, существовало в нескольких вариантах. Известно, что "Гулистан" Саади, выдержавший около 200 изданий на Востоке и Западе, часто использовался как учебное пособие. Поэтому восстановление первоначального текста "Гулистана" всегда стояло в качестве важнейшей задачи перед востоковедением. Первые попытки в данной области были предприняты еще в 16 веке турецкими учеными. Готовя критический текст произведения, Рустам Алиев ознакомился с изданиями "Гулистана", осуществленными европейскими ориенталистами начиная с 50 годов 17 века, а также с изданиями и исследованиями восточных и русских ученых и критически переосмыслил их. Ученый отмечал, что старые и новые издания определенным образом дополняют друг друга и создают прочную основу для восстановления первоначального текста произведения. Следуя правилам научной этики, ученый проявил внимание к каждому экземпляру рукописи или печатного издания "Гулистана". Вместе с тем особым предпочтением у Рустама Алиева пользовались два варианта. Одним из них был труд известного турецкого филолога 16 века Суди "Комментарий к "Гюлистану", отличавшийся особой полнотой и обстоятельностью. Заслугу турецкого ученого Рустам Алиев видел, прежде всего, в попытке восстановления авторского варианта путем сличения десятков рукописей и комментариев к ним. Другим было "Собрание сочинений Саади", опубликованное в 1936 году в Тегеране Мохаммедом Али Фируги. В Своей работе Фируги взял за основу переписанную в конце 18 века в Исфагане рукопись, которую сличал с рукописными экземплярами, хранившимися в Лондоне, Париже, Оксфорде и Бомбее. Среди последних изданий Рустам Алиев особо выделял и опубликованный в 1922 году перевод Е.Э.Бертельса, его точность и обстоятельные научные комментарии, одновременно указывая на наличие в издании только "избранных" рассказов. Впоследствии и сам Е.Э.Бертельс писал о необходимости подготовки более совершенного издания: "+До сих пор хорошего издания "Гулистана" нет. Расхождения текста в рукописях и изданиях громадны. Нужна большая и тщательная критика текста". В целях подготовки максимально приближенного к оригиналу критического текста "Гулистана" Рустам Алиев использовал 9 рукописей, комментарии к 3-м рукописям, а также 5 опубликованных вариантов произведения. Именно на основе критической переработки всего этого обширного материала ученому удалось реконструировать первоначальный текст "Гулистана". В процессе длительной и упорной работы был восстановлен текст, адекватный грамматическим и лексическим особенностям языка поэта, а также языковым нормам эпохи. После завершения работы на "Гулистаном" Рустам Алиев начал исследование "Бустана" Саади. В 60-е годы по указу шаха Ирана был объявлен конкурс, посвященный наиболее полному восстановлению текстов произведений Саади. Одержавший победу на этом конкурсе Рустам Алиев в 1966 году был приглашен в Иран для составления критического текста поэмы "Бустан". В одном из своих интервью ученый отмечал: " В Иран я поехал в целях испытать себя. Над подготовкой к печати "Бустана" Саади работали многие видные ученые. Я подумал: интересно, как тюркское научное сознание способно в новое время сохранить свой характерный ля средних веков уровень создания и комментирования восточной классической литературы+" В 1968 году Рустам Алиев защитил докторскую диссертацию на тему "Проблема восстановления поэтического наследия Саади Ширази". В том же году в Тегеране была издана (на персидском языке) книга "Саадинаме или Бустан". В книгу вошли основные положения первой части диссертации ученого, сведения об истории восстановления текста "Бустана", об основных изданиях памятника, описание существующих рукописей, определение полного перечня сочинений поэта. Филологический анализ сдержал и критическое исследование текста. В работе "Проблема восстановления поэтического наследия Саади Ширази" Рустам Алиев выступил как видный текстолог, теоретик и историк литературы, а также как литературный критик. Здесь впервые ставился вопрос о поэме "Бустан" Саади как новой эпохе в литературной жизни и истории общественной мысли Ирана в средние века, определении им перспектив развития эстетических воззрений, а главное, гуманистического начала в персидской литературе. Ученый с сожалением отмечал отсутствие исследований по идейно - художественной проблематике "Бустана", указывая на крайнюю необходимость подобных исследований. По мнению ученого, роль "Бустана" в развитии таких кардинальных историко-литературных явлений, как проблема гуманизма, ренессансные традиции в литературах Востока, неоспорима. Одним из трудов, прославивших Рустама Алиева, является восстановление критического текста "Шахнаме" Фирдоуси. В целом на эту работу, осуществлявшуюся под руководством Е.Э.Бертельса, ушло 15 лет упорного, кропотливого труда. В результате в 1971 году в Тегереане им был издан научно-критический текст "Шахнаме" После 1971 года Рустам Алиев заведовал отделом "Арабские рукописи" в Рукописном Фонде АН Азербайджана. Считая описание рукописей основой текстологической работы, ученый проделал серьезную работу по описанию и катализации рукописей, доведя это дело до норм мировых стандартов. Результатом этой работы явилось издание в 1984 году книги "Каталог арабских рукописей" в соавторстве с другими исследователями, а также публикация статьи "Принципы составления каталогов рукописей". Весьма плодотворным научным периодом деятельности ученого были 70-е годы, когда им был подготовлен перевод на русский язык "Дивана" Рахмати Тебризи, двухтомник "Лирики" Насими, составлен и опубликован в Иране персидский "Диван" Фазлуллаха Наими Тебризи и Имадеддина Насими. С 1980года Рустам Алиев возглавил отдел "Низамиведения" Института Литературы им. Низами АНА. Еще в первые годы работы над произведениями Саади Ширази ученый одновременно издал "Лейли и Меджнун" (1957) и "Лирику" Низами Гянджеви. Во вступительном слове и "комментариях" к этим изданиям нашли отражение огромная любовь ученого к творчеству великого поэта, оригинальные в тоже время весьма убедительные доводы относительно эпохи и поэзии. Последующие годы были также посвящены исследованию и изданию сочинений гениального азербайджанского поэта. Заслуживающим внимание событием стало выступление Рустама Алиева на конференции по проблеме "Культура Азербайджана 11-12 веков и творчество Низами Гянджеви" (1980), определившее новое направление поисков в области назамиведения. Именно он возглавил развитие назамиведения в республике, способствовал определению его актуальных проблем и перспектив. Наряду с разработкой проблем, связанных с эпохой Низами, его литературной средой и биографией, идейно - тематическими и поэтическими особенностями произведений поэта, а также монументальной темой "Низами и мировая литература", исследование которых было начато в республике еще в 40-е годы, Рустам Алиев давал предпочтение работе над "Хамсе" и их переизданиям. Его неутомимая деятельность в этом направлении наряду с филологическими переводами других видных ученых положило в 80-е годы начало новому этапу в низамиведении. В канун 840-летнего и 850-летнего юбилея Низами Гянджеви Рустам Алиев взял на себя нелегкую миссию, возглавив большую работу по осуществлению филологического и поэтического перевода произведений поэта на азербайджанский и русский языки. Блестящими результатами самоотверженной деятельности ученого в последующие годы явились уникальные труды, как "Краткий библиографический справочник" по Низами, "Видные русские ученые и писатели о Низами Гянджеви", изданный в Ленинграде однотомник "Стихи и поэмы" из серии "Библиотека поэта", иллюстрированный средневековыми миниатюрами пятитомник сочинений Низами (Москва). А также Бакинские издания на русском языке - "Низами Гянджеви. Избранные сочинения" (1989) и монография "Поэма о бессмертной любви" (1991). Следует указать, что в эти годы все издания сочинений Низами осуществлялись при неизменном участии Рустама Алиева или в качестве редактора, или же в качестве составителя, переводчика, автора водной статьи и комментариев. Важной областью научной деятельности ученого являлись филологические переводы "Хамсэ" на азербайджанский и русский языки и исследования бессмертных поэм Низами. Ему принадлежит неоценимая заслуга по восстановлению первоначального текста поэтического наследия Низами и освобождению его от позднейших наслоений и дополнений. Деятельность ученого как видного низамиведа всегда была в центре внимания научной и литературной общественности. Каждая новая книга ученого становилась сенсацией, вызывая многочисленные отклики и дискуссии. Достаточно вспомнить признание народного поэта Азербайджана Бахтияра Вагабзаде, который отмечал: "Лично я постиг величие Низами и то, какие великие идеи он привнес в национальное азербайджанское сознание благодаря филологическим переводам Рустама", - чтобы представить силу воздействия книг ученого на широкого читателя. Следует отметить, также, что в многочисленных изданиях филологических переводов произведений Ниазами, исследованиях творчества поэта ученый никогда не повторялся, каждый раз сопровождая новые издания результатами новых исследований, оригинальными научными суждениями. Работы Рустама Алиева о жизни и творчестве Низами всегда привлекали внимание исследователей оригинальностью суждений и их глубокой аргументированностью. Особый резонанс имели публикации ученого 70-х начала 80-х годов: "Неизвестный современник Низами", "Кыпчагско-огузская красавица в поэмах Низами", "Новые разработки относительно биографии Низами", которые дали новый толчок развитию низамиведения. В частности Рустам Алиев сумел внести определенную ясность в целый ряд таких спорных проблем. Как социальное происхождение поэта, вопросы, связанные с именем ("Заки Муаййаддин") его деда. Этимологией имени его матери, историей брака его с девушкой по имени Афаг из кыпчагского племени и др.. При этом исследователь апеллировал к распространенной в эпоху Низами антропонимической системе и ономастическим принципам. Творческая биография Низами началась с лирики. С предисловия и комментариев к книге "Лирика", изданной в Москве в 1960 году, начинается и отсчет научных исследований Рустама Алиева о Низами. В последующих изданиях книг "Лирика", в предпосланных им вступительных статьях достаточно полно представлены жизнь, эпоха, общественно-литературная среда, характеристика творчества поэта. Отличие и превосходство лирики Низами над творчеством современников ученый видел, прежде всего в умении отразить все сферы эмоциональной жизни человека. Касаясь вопроса о жанрах касыды и газели в творчестве Низами, Рустам Алиев, прежде всего, обращается к истории этих поэтических форм. Освещая проблемы происхождения, содержания и композиции касыды, автор прослеживает историческую поэтику жанра. Начиная с характерного для него в свое время тематического разнообразия, впоследствии сузившегося до панегирика. Приобретшего творчестве Низами новую жизнь и реальное содержание. В касыдах Низами, прежде всего, нашли отражение его гуманистические идеалы, философская концепция, общественно - политические взгляды. Новации, привнесенные поэтом в тематику, содержащие касыды, во многом предопределили будущее развитие этой поэтической формы. По мнению ученого, жанровая форма философско-дидактической касыды своим зарождением обязана Низами. Видные поэты Востока, творившие после Низами, только продолжили традиции его школы. Анализируя новаторство Низами в области жанра газели, ученый отмечает отход поэта от традиционной риторически - помпезной образности, апелляцию и внутреннему миру лирического героя и как результат - создание прекрасных образцов поэтического искусства. Одним из фундаметальных трудов, изданных Рустамом Алиевым к 850 летнему юбилею Низами, был "Муниснаме" Абу Бакра ибн Хосрова аль-Устада - современника великого поэта. Книга "Муниснаме" в 1920 году оказалась в Великобритании, где хранилась под названием " Тысяча и одна ночь". Благодаря усилиям академика З.М. Буньятова в Азербайджан была привезена ее фотокопия. Рустам Алиев скупулезно исследовал это произведение, перевел на русский язык и опубликовал, снабдив обширным предисловием и комментариями. Будучи тонким знатоком арабской, персидской и тюркской классической литературы Рустам Алиев, перевел целый ряд ее образцов на азербайджанский и русский языки. Он считал принципиально важным публикацию перевода и комментариев к подготовленным критическим текстам - в целях совершенности издания. В число первых переводов ученого входят "Гулистан" Саади, "Рубаи" Хайама. В его переводческом наследии доминируют образцы персо-язычной литературы, особенно творчества Низами. Блестящими образцами переводческого мастерства являются переводы на азербайджанский и русский языки поэм "Сокровищница тайн" и "Семь красавиц", а также перевод подстрочный на русский язык поэмы "Лейли и Меджнун" и лирики великого поэта. В число переводов из персо-язычной литературы входят "Персидские сказки". Из тюрко-язычной, литературы им переведены на русский язык "Поэма о Шейхе Береддине Симави". Перу Рустама Алиева принадлежит и ряд переводов из арабской литературы. Подготовленные Рустамом Алиевым критические тексты классических произведений, осуществленные им переводы, предпосланные к различным изданиям вступительные статьи и комментарии демонстрируют широту научных интересов ученого и масштаб его исследовательского таланта. Каждое из написанных им предисловий является небольшим по объему, но в тоже время глубоким по содержанию научным исследованием, воссоздающим общественно-исторический фон, литературную среду соответствующей эпохи. Комментарии ученого содержат исчерпывающие сведения об исторических, литературных, религиозных, мифологических и других реалиях, являясь бесценным информативным материалом. Раскрывая феномен Рустама Алиева, невозможно обойти молчанием и яркий ораторский талант ученого, умение в увлекательной и очень доступной форме довести до аудитории свои мысли. Этим ученый еще более популяризовал творения великих классиков, приобщая к ним многочисленных слушателей. Увлекательность и доступность были присущи и манере письма ученого. Рустам Алиев уделял большое внимание подготовке научных кадров. Ученый принимал самое активное участие в выборе для них научных тем, направлений их исследования, щедро делился своим богатым опытом и познаниями. Каждое его появление в руководимом им отделе, общение с сотрудниками превращались для окружающих в целое событие. Одной из неоценимых заслуг Рустама Алиева были его встречи с живущими за рубежом азербайджанцами во время частых поездок ученого в зарубежные страны в 60-70-е годы, и в том числе, в Иран. По возвращении он выступал по телевидению и в печати, делился многочисленными впечатлениями. Эти выступления ученого вызывали огромный интерес в обществе. Самой большой заслугой Рустама Алиева как ученого - гражданина было установление культурных взаимоотношений между Ираном и Азербайджаном, наведение так называемого "Рустамовского моста" Рустаму Алиеву удалось наладить связи между азербайджанцами по обе стороны границы. Через него пересылались стихотворения, письма, другая корреспонденция. Особенно дорожили этой его деятельностью южно-азербайджанские поэты, которые посвящали ему стихи, называли его "мостом надежды" и "голубем - посланцем" 12 апреля 1994 года Рустама Алиева не стало. Ученому не удалось завершить свой последний труд, как он сам называл - "Книгу моей жизни", посвященное жизни и творчеству Низами фундаментальное исследование. Не суждено было ему увидеть и издание завершенной первой части этого труда. Издание этой книги, написанной на русском языке, и озаглавленной "Низами, Жизнь", ознакомило бы научную общественность и многочисленных почитателей таланта Рустама Алиева с еще одним образцом творчества выдающегося ученого и общественного деятеля Рустама Алиева, оставившего ярчайший след в истории науки и сердцах тех, кому посчастливилось лично его знать. Г.Б. Бахшалиев Доктор филологических наук, профессор. З.Т. Рагимова Кандидат филологических наук.
  2. Reiki

    Алтайцы

    очень интересная статья Мирфатыха Закиева Происхождение тюрков и татар. http://s155239215.onlinehome.us/turkic/20R...sis76-124Ru.htm Обратите внимание, что он также говорит о несостоятельности теории ассимиляции тюрками пришельцами местных аборигенов.
  3. А вот и увертюра к опере "Кероглу". http://uzeyir.musigi-dunya.az/uzeyir/audio/uvertura.mp3 P.S. Увертюру "Кероглу" когда слышу, у меня дрожь по телу, от гениальной музыки, Аллах ряхмят элясин дахи Узеир бяя...
  4. ...Шли годы. Гремел по странам грозный меч Кёр-оглы. Но вот появился порох, огнестрельное ружье, незнакомое Кёр-оглы. Грустно стало на сердце великого героя. К тому же и годов ему было немало. Дрожат мои руки и слепнут глаза, То я постарел или время само? Весь мир говорит об отваге моей, То я постарел или время само? Героев, грустя, поминают пиры, Мечи заржавели с давнишней поры, А время настало для тех, кто хитры. То я постарел или время само? Нет, время великому не по плечу, Здесь трус храбреца отдает палачу, И должен орел поклонится сычу! То я постарел или время само? Я рад, что хоть смерть мне на помощь пришла. Окончились все боевые дела. Ружье появилось, и храбрость ушла — То я постарел или время само? Ведь я, Кёр-оглы, на Гыр-ате скакал, Злодеям я головы с плеч отрубал, Великие полчища я побеждал — То я постарел или время само? Но не дрогнет рука храброго воина. Крушит он иранских ханов и турецких пашей. Снова дерется Кёр-оглы с врагами своего народа. Неравная борьба. Всего горсть молодцов у Кёр-оглы. Что будет — потом узнаем. Еще радоваться будем. До сих пор, говорят, дерется Кёр-оглы за горами, за морями, в чужих горах, где есть еще ханы и беки, тысячу лет уже дерется... Еще споет о Кёр-оглы ашуг свою бессмертную песню! Полная версия Кер-оглу дастана здесь: http://www.ksam.org/forum/index.php?act=At...ost&id=5324
  5. Делибаши мои, на коней, на коней, Сбросим с трона тирана—айда! Сосчитаем казну, все добро заберем, Меч на голову хана—айда! Налетим на него, поломаем хребет, Ченли-бель кумачом дорогим расцветет. Там, где город стоял, разведем огород! Против шахского стана—айда! Закричу, и стальная рука задрожит, Закричу, и воинственный враг побежит, Уничтожим пашей, не забудем обид! В ад отправим султана — айда! Под копыта гейсара! Сардара поймать! Руки старым и малым покрепче связать! Перед грудью коня в Ченли-бель их погнать! Эй, не прячь ятагана—айда! Кёр-оглы с делибашами весел сейчас. Замедлят птицы свой полет. Султанов меч мой разобьет. На башни их нахлыну я. Люблю Эйваза я в бою: Он бьет врагов, как я их бью. За друга грудью постою, Покуда сам не сгину я. В тяжелый день нам нужен друг И мощь его геройских рук. Нигяр, Эйваз сберутся в круг, Скликаю всю дружину я.
  6. Насреддин Ходжа или Молла Насреддин. Насредин Ходжа или Молла Насреддин, как его называют в Азербайджане - турецкий баснописец, живший в конце XIV и в начале XV веков. Родился он в Анатолийском местечке Сиврихисар, был кадием (народный судья), одно время преподавал, на что указывает его титул Ходжа (учитель) и умер в городе Агшихаре. Насреддин вошел в мировую литературу своими остроумными и популярнейшими анекдотами, известными на всем Ближнем Востоке. Помимо анекдотов, Насреддину принадлежит ряд басен, которые впервые изданы в Париже (1923 г.), но анекдоты Насреддина сделались достоянием европейцев гораздо раньше. В Турции лятаиф (анекдоты) были собраны и изданы в 1837-1838 гг. Французский востоковед Малауф перевел их на французский язык и издал в Париже. Второе издание этого труда относится к 1859 г. Татарский текст анекдотов Насредцина был напечатан в 1845 году. Азербайджанцы же стали печатать их гораздо позже, хотя Насреддин не менее популярен у них, чем в других Восточных странах. Начиная с 1906 г. в память Насредцина издавался на азербайджанском языке юмористический журнал "Молла Насреддин", который просуществовал 25 лет. Это показывает насколько он любим в Азербайджане. Насреддин принадлежал к тому среднему духовенству, которое угнеталось феодальным строем; отсюда и протест Насреддина против угнетателей. Но этот протест не глубок и отражает все же мораль господствующего класса. *** Сидя в кругу друзей, Молла Насреддин как-то заметил: - Моя сила та же, что и в юности. Друзья рассмеялись, а один спросил: - Уважаемый! Как твоя сила может быть той же, что и в юности, когда тебе уже много лет? - Очень просто, - не смутился Молла Насреддин. В нашем дворе уже много лет лежит огромный камень. Как-то в юности я попытался его поднять, но не смог. Вчера я опять попытался его осилить, но опять ничего не получилось. Вот почему я думаю, что моя сила та же, что и в юности. *** Рано утром соседи застали Моллу Насреддина горько рыдающим возле своего дома. - Что случилось, что тебя так опечалило? - спросили соседи. - Ишак, - ответил Молла Насреддин. - Он околел. - Подумаешь, беда, - успокоились соседи. - Купишь себе нового. - Такого не будет, - молвил Молла. - Мой ишак был единственный в мире не кушающий ишак. - Так не бывает, - возмутились соседи. - Нет, бывает, - воспротивился Молла. - Десять дней назад я забыл покормить ишака. Он промолчал. На следующий день я опять забыл его покормить. Он опять промолчал. Увидев такое, я перестал его кормить вообще. Ишак молчал. И только он научился ничего не кушать, как взял и околел. Где я теперь найду такого? *** Как-то раз Молла Насреддин пришёл на базарную площадь и громко спросил у присутствующих: - Знаете что? - Нет, не знаем, - ответили присутствующие. - Раз не знаете, тогда вам нечего говорить, - произнёс он и удалился. На следующий день Молла Насреддин опять пришёл на базарную площадь и спросил: - Знаете что? - Знаем, - ответили удручённые опытом присут ствующие. - Раз знаете, тогда вам нечего говорить, - снова произнёс он и ушёл. Через день Молла Насреддин вновь явился на базарную площадь: - Знаете что? - Знаем, - отвечали одни. - Не знаем, - отвечали другие. - Раз так, тогда пусть те, кто знает, расскажут тем, кто не знает, - молвил Молла и исчез с базарной площади. *** К обедневшему вконец Молле Насреддину ночью забрались воры. На шорохи проснулся сам хозяин и прислушавшись, спросил: - Кто тут? - Спи, а то убью, - ответил грубый голос в тем ноте. - Сплю, сплю, - прошептал Молла. - Только одна просьба к тебе: если в моём доме найдёшь что-нибудь стоящее, пожалуйста, разбуди меня. *** Молла Насреддин женился. В ночь после свадьбы жена впервые открыла перед мужем своё лицо и спрашивает: - Молла, ты теперь мой повелитель. Скажи мне, перед кем из твоих родственников я могу показываться с открытым лицом, перед кем с закрытым, а перед кем вообще не показываться? Молла посмотрел на неё внимательно и говорит: - Открывай лицо перед кем хочешь, только передо мною этого не делай. http://azeri.ru/AZ/cultur/chemenzeminli.htm
  7. Один из наиболее любимых эпосов и героев Азербайджанского дастанотворчества является распространившийся в различных вариантах у всех тюркоязычных народов эпос "Кёроглу". В детстве на свадьбах в деревне моей бабушки, я помню, как деревенская детвора с нетерпением ждала прихода ашугов, и на вопрос нас, городских и не сведущих, а что будет то? Они отвечали---Кероглы дастаны. И кстати, наиболее популярным был дастан "Путешествие в Дербент". Моя бабушка знала его наизусть, а отец часами, вместо сказок, нам рассказывал и мы замерев слушали про подвиги Кероглы. И помню, что на вопрос наш---папа а его убили все таки? Он неизменно отвечал---нет, он забрал свою любимую жену Нияр ханым, свой саз, сел на Гырата и ускакал далеко, туда , где не появилось оружие труса--ружье, и где живут настоящие мужчины...
  8. Народные песни. В народных песнях, являющихся наиболее древним и важным жанром музыкально-поэтического творчества азербайджанского народа, отражены его чистая, высокая мораль, внутренний мир, чаяния и надежды. По тематике и содержанию, ясности музыкального и поэтического языка, народные песни делятся на несколько жанровых групп. Среди них можно назвать трудовые песни, церемониальные, бытовые (включая и лирические) и исторические песни. Наиболее древним жанром народного творчества являются трудовые песни. Наиболее распространенными видами трудовых песен были: у животноводов - так называемые "Саячы созляри", а у земледельцев - "Холавары". К числу наиболее древних образцов трудовых песен относятся: "Чобан авазы", "Туту ненем", "Сагым махнысы", "Чичек, шумла йери", "Шум негмеси" и др. Еще одним видом песенного творчества азербайджанского народа являются церемониальные песни. В соответствии с исторически сложившимися обычаями и традициями, праздничные и свадебные торжества, а также траурные церемонии сопровождались пением определенных песен, большинство которых до сих пор сохранились среди народа. К числу таких песен относятся образцы народного творчества, которые поются во время сезонных церемоний и посвящены солнцу, огню, дождю и др. природным силам. Такие народные игры и театрализованные церемонии как "Гюн, чых, Гюн, чых! Кехер аты мин чых!" или "Ягыш чагыр", "Хыдыр Ильяс", "Семени", "Коса-коса", "Экенде йох, биченде йох, йейенде ортаг гардаш" сопровождались традиционными церемониальными песнями. Текст таких песен состоял из баяты, являющихся наиболее распространенной формой народной литературы. Бытовые песни, в свою очередь отличаются по своему содержанию, форме и выражаемым чувствам, делятся на детские, юмористические, сатирические и лирические песни. Детские песни, в особенности колыбельные, которых пели матери своим детям, являются наиболее древним видом бытовых песен. К колыбельным относятся "Нинни", "Лайла" и "Охшама". Лирические песни представляют собой наиболее богатый и прекрасный вид песенного жанра. Лирические песни составляют наибольшую часть этого жанра. Основное содержание таких песен, как правило, посвящено чувствам чистой любви, восхвалению красоты возлюбленной, разлуке, печали, тоске и др. ощущениям. Лирическое песенное творчество превратилось в наиболее сильное средство национального художественного самовыражения народа. Часть таких песен, по своему содержанию являются оптимистичными и веселыми, а другая часть отличается печальными чувствами. Характерными чертами песен, условно отнесенных к первой группе, являются широта мелодии, ритмичность, лад "Сегях", а печальные любовные песни, как правило, сопровождаются восклицаниями "ах!", "вай!", соответствующие ладу "Баяты-Шираз". В них обычно чередуются измерения 6/8 и 3/4. К песням первой группы относятся "Гюл оглан", "Яр бизе гонаг геледжек", "Гой гюлюм гелсин" и др., а второй - "Сенден мене яр олмаз", "Ону деме, залым яр" и др. Лирические песни являются более сложной и широкой также по форме. Им присущи форма куплета, а также сложная форма, напоминающая рондо, состоящая из двух частей, повторение вариантного обновления, секвентность и др. черты. Песни на историко-эпические и героические темы также занимают важное место в песенном творчестве азербайджанского народа. Эти песни начали создаваться с древнейших времен, и, как правило, посвящены какому-либо историческому событию или народному герою, сыгравшему выдающуюся роль в жизни народа. Примерами этого жанра можно назвать цикл песен, посвященных Короглу, его возлюбленной Нигяр, соратникам по борьбе - "дели" (буквально: "безумец"), а также преданному коню Гырат. Были сочинены дастаны и песни, посвященные народным героям Гачаг Наби, Гачаг Керем, Гачаг Исмаил, Дели Алы, Ганадлы Нагы и др. В числе таких песен можно назвать "Геден гелмеди", "Пияда Короглу", "Гачаг Неби" и др. Танцы. Наряду с широко распространенным в народе песенным жанром важную часть национальной фольклорной музыки азербайджанского народа составляет танцевальная музыка. Народные танцы представляют собой основу национальной инструментальной музыки. Танцы, созданные народом в течение столетий переходили из поколения в поколения в устной форме. Для танцевальной инструментальной народной музыки Азербайджана характерны разнообразие мелодий, симметричность структуры, разнообразие диапазонов, постепенное развитие, метод повторения, секвенции и вариации. Танцы отличаются специфическими ладовыми основами, метроритмическими особенностями и разнообразием форм. В танцах, как и в народных песнях, отражены чувства, ощущения, характер и темперамент народа. Среди народных танцев особо отличаются женские танцы, например "Вагзалы", "Узундере", которым присущи лиричность, тонкость и др. черты. Есть такие танцы, которые исполняются только женщинами. К ним относятся "Нелбеки", "Джейраны" и др. Мужским танцам присущи быстрый ритм, выражение бойких чувств, силы и темперамента. Примерами мужских танцев являются "Гайтагы", "Дженги", "Газагы", "Ханчобаны" и др. У азербайджанского народа есть и такие танцы, которые исполняются коллективно. Большинство из них сопровождают трудовой процесс и бытовые церемонии. Танцы "Халай" относятся к этой группе, а танец "Вагзалы", как правило, сопровождает свадебную церемонию. Танец "Гёрек ким кими йорду" также является представителем группы танцев, совместно исполняемых мужчинами и женщинами. Наиболее распространенным и наиболее древним коллективным танцем азербайджанского народа является "Яллы", корни которого уходят к древнейшим временам. Мугам. В музыкальном фольклоре Азербайджана наряду с песнями и танцевальной музыкой развивались также жанры устных профессиональных исполнительских традиций народа. Наиболее значимыми представителями таких жанров являются мугамы. Мугамы представляют собой высшие образцы вокально-инструментальной композиции народа, отличающейся эмоциональным смыслом, глубиной и сложностью идейного содержания. Многовековое постепенное развитие мугамов, начавшееся с древнейших времен привело к становлению и совершенствованию этого жанра. В классической восточной музыке "мугамат" или "мугам-дестгях" (набор) состоял из 12 мугамов - Ушшаг, Нэва, Абусалик, Раст, Ираг (или Эраг), Исфахан, Зерифкенд, Бузрук (Бозорг), Зэнгуле, Ревахи, Гусейни, Хиджаз; 24 отделений, 48 "гуше", 6 "авазов", рэнгов и теснифов. В азербайджанской музыке термин "мугам" употребляется в двух значениях. Во-первых мугам - то же самое, что и лад. В современной азербайджанской народной музыке существуют 7 основных ладов или мугамов: Раст, Шур, Сегях, Чахаргях, Шуштер, Баяты-Шираз, Гумаюн и несколько дополнительных мугамов. Во-вторых, мугам означает музыкальное произведение, отличающееся чрезвычайно сложной и интересной, своеобразной структурой, состоящей из нескольких частей. По форме мугам сравнивают сюитой-рапсодией или симфонией. Каждый мугам строится на определенном ладе и развивается в рамках строго определенных правил и порядков. Исполнители мугамов - ханенде и сопровождающий его отряд музыкантов - "сазенде" (трио - тар, каманча и гавал) или соло-инструменталисты, в зависимости от их творческой фантазии, умения и таланта, в течение многих столетий дополнили мугамы многочисленными изменениями, новыми оттенками, "зэнгуле" и др. Ханенде исполняли мугамы на основе лирико-философских гезелей известных поэтов Хагани, Низами, Насими, Физули и др. В мугам-дестгяхах импровизационные части мугама чередуются точными метро-ритмическими отрывками дестгяха - вокальными теснифами и инструментальными рэнгами. Азербайджанские мугамы, в отличие от мугамов других народов, выделяются изобилием импровизаций и яркостью. Поэтому профессиональные исполнители мугама выступают также как творцы этих мугамов. Зерб-мугамы "Хейраты", "Аразбары", "Овшары", "Мансурийе", "Симайи-Шемс", "Кереми", "Кэсме шикэсте", "Гарабаг шикэстеси" представляют собой особый вид вокально-инструментальных мугамов Азербайджана. Главная отличительная особенность этих мугамов состоит в том, что партия вокальной импровизации мугама в исполнении ханенде имеет точное метроритмическое сопровождение. При этом, основное место в трио сопроводителей занимают гавал или нагара. Измерение сопровождения чаще двух ударное. Вокальным партиям зерб-мугамов присуща богатая орнаментальная мелодия, начинающаяся в верхнем регистре. Ашугское творчество. Наряду с мугамами, музыкально-поэтическое творчество ашугов также занимают заметное место в профессиональных устных традициях азербайджанской музыки. Слово "ашуг" образовалось от слова "эшг", означающего влюбленность, в данном случае влюбленность искусству. Как термин слово "ашуг" стало употребляться примерно в XIV веке. Еще в древности ашугское искусство выражало чаяние и желание народа, и по этой причине данный вид музыкального искусства был весьма популярным и известным в народе. Ашугское творчество, по своей основе являющееся демократическим, отличается весьма широким и разнообразным содержанием. Ашугское искусство включает в себя древние эпические дастаны, песни, воспевающие свободу и героизм народа, а также сатирические и юмористические песни, в которых воспеваются дружба и любовь. Ашугское искусство является синтетическим искусством, т.е. ашуг сам пишет стихи, сочиняет музыку, играет на сазе и сам же танцует. Часто исполнение ашуга сопровождает исполнитель на балабане и ансамбль духовых инструментов, но основным музыкальным инструментом ашуга является саз. Саз - древний азербайджанский музыкальный струнный инструмент. Поэты всегда воспевали саз за его прекрасный тембр. Наиболее распространенным жанром ашугского творчества является дастан, в частности, героико-эпические дастаны. В дастанах вокально-инструментальные части чередуются фрагментами диалога в стихах. Особо известен дастан о народном герое XVI столетия, смелом и бесстрашном Короглу, выступавшем против феодалов и иноземных захватчиков. В этом дастане есть несколько песен, которые посвящены воспеванию подвигов Короглу. К ним относятся песни "Короглу дженгиси", "Атлы Короглу", "Пияда Короглу", "Короглу" и др. Песня "Мисри" на тему героизма часто исполняется во время диалога ашугов. В таком диалоге могут участвовать два, три и даже четыре ашуга, которые импровизируют на определенную тему. В лирическом жанре ашугского творчества особо известны так называемые "гезеллеме", в которых восхваляется герой песни. "Гезеллеме" могут быть посвящены любимой, красивой женщине, а также герою, например, Короглу или его легендарному коню Гырат. Часть ашугских песен, как "Яныг Кереми", "Дилгеми", наполнены тоской и печалью, а другая часть, например "Афшары", "Шерили" - отличаются ритмичностью и относятся к прекрасным образцам ашугской лирики. В ашугском творчестве заслуживает интерес также стихи в жанре "устаднаме", состоящие из песен-наставлений. Жанры национальной поэзии - гошма, мухаммес, устаднаме, гыфылбенд, а также их поэтические формы - герайлы, дивани, гошма, теджнис - наиболее любимые формы творчества ашугов. Эти формы могут войти и в текст дастанов. Наиболее распространенной мерой стихов в ашугском творчестве является слог. Большинство ашугских песен имеют форму строф - куплетную форму. В начале каждого куплета бывает инструментальное введение и каждый куплет отделяется от другого инструментальным соло. Азербайджанские ашуги распределены по определенным зонам и их манеры исполнения отличаются по специфическим особенностям местного творчества. Например, ашуги, представляющие каждый из регионов Геокча, Гянджа, Кельбаджар, Газах, Товуз, Борчалы, Ширван и Сальян , заметно отличаются своим индивидуальным мастерством и с особой стойкостью берегут традиции ашугского искусства. В древности и в средние века ашугов называли "озан", "варшаг", "деде". Наиболее древним письменным источником, посвященным жизни, любви, патриотизму и героизму древних озанов - предков современных азербайджанских ашугов, является народный дастан "Китаби Деде Горгуд", относящийся к VII веку. 1300 лет тому назад наш прадед - Деде Горгуд мечтал о мире и спокойствии в наших краях, домах, желал, чтобы озаны пели и играли. Ибо озан - это мудрый аксакал, осведомленный обо всем, знающий "и добрых и злых мужей". Сам Деде Горгуд был именно таким озаном. Основным музыкальным инструментом огузских озанов был гопуз. Согласно мифологическим преданиям этот инструмент был изобретен именно Деде Горгудом, который прекрасно исполнял на нем. Исторически озанско-ашугская музыка Азербайджана имела огромное влияние на другие отрасли и виды нашего музыкального фольклора, а в последующем и на творчество современных композиторов. Впервые неповторимыми особенностями ашугской музыки с высоким профессионализмом и умением воспользовался великий композитор У.Гаджибеков (в своем коронном произведении опере "Короглу"). Другой наш известный композитор Гара Гараев мастерски сочетавший специфику ашугской музыки с техническими средствами современной музыки был Гара Гараев, который во второй части своей третьей симонии сумел создать их прекрасное сочетание. http://super-mp3.narod.ru/musics_of_azerbaijan.html
  9. Китаби-Деде Горгуд - это главная наша обще-тюркская книга. Деде Горгуд - это наш общий древний предок. Мы все одинаково гордимся тем, тем, что у нас такой древний предок, как Деде Горгуд. Вряд ли возможно четко указать где его могила, он был странник...как и его потомки, любил путешествовать-кочевать,но..Дербет был когда-то столицей Азербайджана, и там кстати есть Дербентский проход, который древние тюрки называли "Демир капы" ("Железные ворота"), а в Кахском районе Азербайджана, есть другой проход,который наши предки назвали--- Хун бели , ТО ЕСТЬ "Гуннская седловина". Так вот через эти переходы, тюркское племя Баят (т.е., огузское племя баятов),к которому принадлежал и сам Деде Горгуд пришли в Азербайджан. В Дербенте одно из крепостных ворот Дербента "Баят гапысы" ("Баятские ворота") названо в честь этого племени огузов. Потому и существует миф, что могила странника-кобзаря, нашего общего деда, в Дербенте.
  10. Большое спасибо за статью, низкий поклон за позицию...
  11. Reiki

    Алтайцы

    обббалдеть , что за чепуха? Геноцид здесь не обсуждается!
  12. Reiki

    Алтайцы

    Ваш тезис не выдерживает никакой критики. Знаете кто только Кавказ не завоевывал? И арабы, и и персы, и русские... и что ассимилировали? Арабы переселяли в частности к нам в Азербайджан в Кюрдамирскую зону целые арабские поселения-деревни, для ассимиляции местного населения. Арабские деревни не облагались данью в отличии от местных тюркских аборигенов, прибавьте к этому обязательное изучение арабского для чтения Корана в школах, запрет на национальные традиции,праздники... в частности Новруз, каленным железом выжигался....и в результате, вся Кюрдамирская зона, смуглая, антропологически чистые арабы, дружно обтюречилась и только внешне напоминает недалеких арабских предков. Кстати, тюрки были очень терпимы не только к языку покоренных народов, но и к вере и традициям...так что что-то не очень убедителен ваш тезис уважаемый, честное слово по батюшке горной, а по матушке равниной тюрчанки.
  13. "Этнонимическое сознание волжских болгар в ХХ веке" (доклад на научно-практической конференции "Этническая и государственная история волжских болгар", посвященной 70-летию выдающегося историка А.Х.Халикова, Казань, 09.10.99г.) Интересная этнонимическая ситуация сложилась на рубеже ХХ века в России. Правительство русского царя называло все тюркские и мусульманские народы татарами. Но каждый из этих народов называл себя своим собственным именем. Например, великий русский историк Карамзин Н.М. писал: "Ни один из нынешних народов татарских не именует себя татарами." В известной энциклопедии Брокгауза и Эфрона, вышедшей в 1907 году, читаем, что народа под именем татары не существует, а понятие это - собирательное название тюркских народов. К сожалению, эта ситуация относилась и к нашему народу. Официальные власти называли нас татарами, а сам народ имел твердое убеждение, что мы болгары и считал оскорблением прозвище татары. И, понятное дело, боролся против такой несправедливости. Одно из главных тому свидетельств - Ваисовское движение. Созданное в 1862 году крупным теологом Багаутдином Ваисовым оно явилось продолжателем многовековой борьбы нашего народа за возрождение Волжской Болгарии. И, конечно же, в новых условиях резко отрицательно выступало против употребления термина татары в отношении болгарских мусульман. Это героическое движение было оформлено как партия "Фиркаи Наджия" (партия Избавления), а позднее переименовано в "Совет волжских болгарских мусульман". Это была первая в истории партия волжских болгар. Она была воистину народной. В суровых условиях царского самодержавия, в условиях угнетения народов она имела силы даже на вооруженную борьбу против царских войск и порой насчитывала в своих рядах до 50 тысяч человек. "Совет волжских болгарских мусульман" выражал интересы тех людей, которые ставили своей целью во что бы то ни стало сохранить родное имя болгары, добиться свободы и торжества Истины, изгнать зло и насилие из жизни. Но не всем было дано стойко противостоять гнету великорусского шовинизма, который в начале ХХ века переживал свой зловещий расцвет. Многие не выдерживали. И вот под этим давлением этнонимическое сознание народа раскололось на три основных течения. Появились люди, которые увидели выгоду для себя в названии татары. Они считали, что надо называться татарами назло русским. Это течение называется татаризмом. Оно явилось выражением шовинистических тенденций оскорбленного национального чувства. Шовинизм против шовинизма. Зло против зла. Отчаяние, выражаемое формулой: чем хуже, тем лучше. Например, один из основоположников этого течения писатель Г.Ибрагимов, именем которого названы институт языка, литературы и истории (ИЯЛИ) АН РТ, и один из проспектов нашего города, так изложил основной тезис татаризма: "Мы не только тюрки, мы и монголы. Мы - люди, мы - монголы; мы - тюрки; мы - татары. Наша зарождающаяся культура будет татарской культурой." (1912год) Сколько злобы в этой цитате, сколько глупости. И в то же время бесспорное свидетельство того факта, что в начале ХХ века татарского народа ещё не было. Его только зарождали искусственным способом, как в пробирке. Третье течение, наверное, можно назвать нейтральным. Его характеризовало стремление отстоять Истину и справедливость политически гибкими методами. Видным представителем этого течения был Садри Максуди. Он родился в семье муллы, получил блестящее образование в Париже в Сорбонском университете, в совершенстве владел французским языком. Будучи депутатом Государственной Думы, он неоднократно выступал на заседаниях Думы с заявлениями, что "термин татары … историческое недоразумение", что называть нас "татарами" неверно. С.Максуди явился одним из организаторов мусульманской партии "Иттифак", которая ставила своей целью объединение всех мусульманских народов в борьбе за национальную независимость. Хочу подчеркнуть, что партия называлась мусульманской, а не татарской. В нее входили видные представители всех мусульманских народов: волжских болгар, башкир, узбеков, казахов, азербайджанцев и др. Апогеем деятельности С.Максуди явилось создание республики "Идель - Урал", территория которой включала исторические земли Волжской Болгарии. Нейтральное название республики "Идель - Урал" , ни Болгария, ни Татария, обусловлено борьбой татаристов против С.Максуди. С.Максуди никак не хотел употреблять термин татары. Но проявил слабость, уступил татаристам, фракцией которых в Милли Меджлисе руководил все тот же Г.Ибрагимов. Этим он допустил недооценку важного значения родного имени болгары в сознании народа. Если бы республика была названа Болгарской, то её силы утроились бы поддержкой широких народных масс и в первую очередь поддержкой "Совета волжских болгарских мусульман". Уже через неделю после создания республики "Идель - Урал" к власти пришли большевики. Ваисовцы с радостью их поддержали, увидев в их пришествии начало "царства добра и справедливости". Большевики разгромили и республику "Идель - Урал" и ваисовцев и создали на части земель Казанской губернии татарскую республику. Проект татарской республики был подготовлен в наркомате по делам национальностей, руководимом Сталиным, при активном содействии таких татаристов, как уже известный нам Г.Ибрагимов, а также М.Султангалиев. Последний принимал личное участие в разгроме государственных учреждений республики "Идель - Урал". Поэтому площадь возле НКЦ, где установлен памятник свободе "Хоррият", названа его именем: площадь Султангалиева. Решение о создании татреспублики было принято на заседании политбюро РКП(б) в феврале 1920 года. И уже в марте на территории Казанской губернии вспыхнуло восстание болгарского народа против "безбожного" имени татары. Это восстание известно под названием "Вилочное восстание". Большевики безжалостно подавили его силами регулярных войск Красной армии, уничтожая при этом целые деревни. Затем отняли у крестьян весь урожай этого года и искусственно создали страшный голод 21-22 годов. Опять умерло много народа. Выжившим было не до национальной гордости, не до национального имени. Так большевики расправились с духом независимости болгарского народа. 27 мая 1920 года Ленин подписал декрет об образовании татарской республики. Акт насильственного навязывания волжским болгарам позорной клички татары в качестве национального имени совершился. Эту дату - 27 мая 1920 года - можно считать датой зарождения казанских татар. Хотя народ ещё долго помнил свое родное имя и даже во время Всесоюзной переписи 1926 года полтора миллиона человек в республике назвали себя болгарами. Почему же произошла такая несправедливость? Сегодня не секрет, что большевики явились продолжателями худших традиций имперской политики в национальном вопросе, а именно: великорусского шовинизма. Во имя воспитания "классового" превосходства человека над человеком, во имя создания великого советского народа и во имя обоснования претензий на мировое господство народы делились на хороших и плохих, на старших и младших. Чтобы исторически обосновать эту политику, искажалась история всех народов России. В первую очередь истории русского и болгарского народов. Большевикам нужен был второсортный татарский народ в качестве исторического пугала, для нагнетания психоза враждебности и ненависти в народе, а татаристам - тот же татарский народ, но только в качестве первосортного, самого великого, который сумел бы возродить Золотую Орду и поставить русских на место. Для достижения этих "великих" целей тоже нужно было воспитывать взаимную злобу и неприязнь между двумя самыми большими народами России. Поэтому то интересы большевиков и татаристов совпали, поэтому то большевики, пользуясь властью, поддержали татаристов и создали татарский народ. Коммуно - татаристы первым делом подвергли репрессиям истинных ученых. Хранители памяти народной - религиозные деятели - безжалостно уничтожались. Много честных и добропорядочных людей сгинуло в те годы. Но Истину невозможно уничтожить. Какие бы сильные позиции в обществе ни занимала ложь, Истина неубиенна. Борьба Истины и лжи в конечном итоге всегда завершается торжеством Истины. Это как борьба жизни и смерти. Хоть и сильна смерть и на каждом шагу нас подстерегает, жизнь развивается неуклонно в прогрессивном направлении. Было много попыток возродить Истину. Скажу лишь об одной. В 1946 году в Москве состоялась специальная научная сессия при АН СССР, посвященная проблеме этногенеза казанских татар. Она была организована ИЯЛИ и отделением истории АН СССР. В работе сессии приняли участие выдающиеся ученые-историки, археологи, этнографы, языковеды и др. специалисты, среди которых такие известные как Тихомиров М.Н., Греков Б.Д., Дмитриев Н.К., Якубовский А.Ю.. Один из основных докладчиков-историк и археолог Смирнов А.П., посвятивший всю свою жизнь изучению Волжской Болгарии, касаясь этнического самосознания народа подчеркнул, что "татары" испокон веков называют себя болгарами. Известный языковед-тюрколог Заляй Л. установил, что язык современных татар является естественным и прямым продолжением языка болгар. Выдающийся тюрколог Якубовский А.Ю. отметил, что "население Татреспублики, занимающее территорию былого Булгарского государства, отсюда не уходило, никем не было истреблено и живет по сие время"; "мы действительно с уверенностью можем сказать, что этнический состав татар или Татарской автономной республики составляют древние булгары…". Главный вывод научного форума изложил академик Греков Б.Д.: современные татары по своему происхождению не имеют никакого отношения к монголам, татары являются прямыми потомками булгар, этноним татары в отношениии их является исторической ошибкой. Силы добра и справедливости одержали великую победу. Но татаризм не собирался сдавать своих позиций. Сокрытие Истины, откровенная фальсификация истории, мифотворчество продолжаются по сей день. Выдающийся ученый современности академик Закиев М.З. различает несколько разновидностей татаризма. Нахожу необходимым осветить ещё одну из её форм под условным названием "татарский сионизм". Он сводится к тому, что некоторые татаристы рассматривают возможность возвращения татар "на родину предков в Монголию", что, по их мнению, приведет к возвышению Монголии как во времена Чингис хана. Якобы монгольское правительство подготовило законопроект о бесплатном выделении нескольких гектаров пахотных земель татарам-эмигрантам. Кстати сказать, академик Закиев является сторонником компромиссного течения этнонимической мысли, т.е. исходя из принципа безусловной автохтонности нашего народа и с учетом обстоятельства, что сегодня имя татары довольно сильно признано, предлагает называться нам болгаро-татарами, что несомненно явится большим шагом в деле защиты общественного сознания от засилья лжи и невежества. Современные ученые-историки и смежных дисциплин вносят огромный вклад в дело защиты исторической Истины от извращения. Всех не перечесть, кто объективно и научно освещает историю. Сегодня нельзя не упомянуть А.Х.Халикова. Я учился у Е.А.Халиковой, писал у неё курсовые и имел честь ощутить на себе благотворное влияние самого Альфреда Хасановича. Могу с уверенностью сказать, что роль его в формировании адекватного этнонимического сознания нашего народа очень велика. Это титан, поддерживающий своды Истинной исторической науки, светлые своды общественного сознания. Огромную лепту в дело защиты этнонимического сознания народа от тлетворного влияния лжи и невежества внесли такие известные ученые как Каримуллин А.Г., Алишев С.Х., Бариев Р.Х. Но есть один ученый и просто патриот своего народа, деятельность которого несомненно надо оценить как подвиг во имя торжества Истины и счастья народа. Это Нурутдинов Ф.А-Х. Он сберег от уничтожения бесценный свод булгарских летописей "Джагфар тарихы", переданный ему в наследство, подготовил его к печати и опубликовал. Это огромный труд, который под силу разве что научным институтам. А он сделал это один, причем в условиях материальных затруднений и психологического прессинга. Он нашел в себе силы создать сеть историко-просветительских клубов "Булгар аль джадид", что явилось фактом возрождения движения волжских болгар за возвращение родного национального имени. Воистину героическая деятельность Нурутдинова Ф. является важной вехой в развитии национального сознания волжских болгар, важным шагом в обретении собственной Истинной истории. Общественно-просветительская деятельность клубов "Булгар аль джадид" явилась необходимым условием для формирования общественно-политического движения "Болгарский Национальный конгресс", создание которого в 1990 году мы расцениваем как продолжение Ваисовского движения, как начало нового этапа многовековой борьбы болгарского народа за возрождение Волжской Болгарии и возвращение родного имени болгары. Президент Болгарского Национального конгресса: Г.Халил. 09.10.99 http://www.gbg.bg/dadzibao/mat/9910/doklad.htm
  14. Reiki

    Алтайцы

    Вот именно как?
  15. Reiki

    Алтайцы

    А почему? Тут могут быть несколько вариантов доказательства "абсурдности" статьи : 1.Этого не может быть, потому что не может быть. 2.Я прав, потому что это аксиома--истина нетребующая доказательства. 3..........какой еще аргумент? Я тож так думаю.
  16. +1. P.S. Я вас умоляю, когда предлагаете книги, пишите сразу 10 экземпляров, чтобы хотя бы один достался и мне.
  17. И где тут факт по вашему? больше похоже на безаргументированный флуд. Как говорил Великий индийский суфий Хазрат Иноят Хан---Гармония мира во взаимности. В Азербайджане я лично (впрочем и окружающие) подобной огульной характеристики не наблюдала.К ним относятся взаимно уважительно. В основном очень трудолюбивые и скромные люди. Хотя и разные конечно, как и в любом народе...У нас говорят---лес без шакалов не бывает... Кстати, вопрос был в теме не про ваши личные симпатии-антипатии-предположения... , а какова история этого народа? Почему их выселили вместе с другими репрессированными народами, но до сих пор, они не могут вернуться на свою землю?
  18. Факты в студию....если они у вас есть...
  19. При всей общей трагичности и сложности судьбы тюркских народов СССР ( и не только СССР...), один из тюркских народов, судьба которого сложилась особенно трагично это наверное все-таки тюрки-месхетинцы, или как они сами себя называют Ахыска тюркляри. Вначале их преследовали за фамилии, с 1928 года началась принудительная грузинизация тюркских имен и фамилий, затем маленький народ, численность которого не превышала в те времена 150 тыс человек, отдал 26 тысяч своих сынов в Великой Отечественной войне. Согласитесь, что это огромные жертвы для столь малочисленного народа. Затем в "благодарность" за доблестный труд и героизм на фронте, последовала Сталинская репрессия 1944 года и в результате народ лишен своей исторической Родины. Депортированные ахыска тюрки (те кто доехал, ибо в дороге погибло 17 тысяч человек из 115 тысяч ...)рассредоточены по отдельным посёлкам в различных областях Узбекистана, Казахстана и Киргизии как "спец. переселенцы" (т.е. без права изменения места жительства). В 1989 году страшные погромы в Ферганской области (кстати, непонятно кем сфабрикованные..или все же понятные??) заставили несчастный народ-беженец опять тронуться с насиженных мест. Их переселяли куда угодно: в Азербайджан, в Краснодарский край, Северный Кавказ...но только не на историческую Родину. Почему? В Краснодарском крае местное казачье население очень плохо приняло вынужденных переселенцев и в результате постоянных, кровавых столкновений, тюрки стали эммигрировать в разные города России, а позже в Турцию и США. Их судьба не менее трагично сложилась и в Азербайджане. Хотя надо сказать, что азербайджанцы встретили их как кровных братьев и в тяжелейший период войны в Карабахе пытались людей согреть своим теплом и радушием. К сожалению, когда Карабах был под контролем властей, какая- то часть тюрок-месхетинцев была расселена в Ходжалах, городе в Карабахе, позднее повторившем судьбу Хатыни... Так вот если азербайджанцев армянские банд.формирования уничтожившие город еще и обменивали на пленных и деньги, то ни одного ахыска-тюрка обменять не удалось---все были тотально уничтожены в Карабахе,при чем зверски уничтожены... Сегодня прочла в газете, что тюркам позволено вернуться на их историческую Родину, в Грузию,Самцхе-Джавахк. Согласно взятым перед СЕ обязательствам, руководству страны необходимо решить этот вопрос до конца 2011 года. Однако оппозиция крайне негативно приняла это решение... Знатоки, расскажите если знаете про этот маленький, но прекрасный народ (сталкивалась с ними и не раз, восхищаюсь их трудолюбием и терпением...). Какова их история? За что их так??
  20. История видела немало тюркских ренессансов, но настоящий тюркский ренессанс я думаю что впереди Инша-Аллах! У нас азери-тюрков есть поверье---когда воды седого Хязяря (Каспия) мелеют, то тюрки тоже отступают, хиреют, погибают...но когда Хязяр наступает и затопляет свои берега, то тюрки идут вперед, начинается их подъем и развитие. С конца 20 века наш Хязяр перестал мелеть, наоборот воды его увеличиваются. И с конца прошлого века количество тюркских государств резко увеличилось, навсегда заставив Турцию забыть свое трудное одиночество единственного тюркского государства. Нас теперь шесть независимых тюркских государств на карте мира. Недалек тот день, когда к нам присоединятся еще как минимум десяток независимых, тюркских государств Инша-Аллах и Саха-Якутия будет среди них. Да мы не так дружны , не так сотрудничаем тесно, не поддерживаем друг друга, как хотелось бы....но мы есть и мы хотя бы не враждуем , а ведь тюрока может уничтожить только тюрок, и это тоже факт.
  21. Азербайджанские свадебные обычаи. Предварительное оповещение (послание). Родственники жениха, предварительно наведя справки, посылают в дом девушки близкого им человека, который должен сказать о намерении придти на сватовство. Бывает так, что в доме девушки не дают на это согласия. В таком случае самый почитаемый, самый уважаемый из рода жениха старается получить согласие у родителей девушки. Малое сватовство. Согласно обычаю, первыми в дом девушки приходят две женщины - мать жениха с одной из близких родственниц. Считается, что мать может понять сердце девушки. Как только женщины приходят к соглашению, должны встретиться главы двух семейств - отцы. Отец жениха приходит в дом невесты с тремя уважаемыми людьми. Всем своим поведением они дают знать о своих намерениях."На сватовство ночью не идут" "Чай, которым угощают сватов, не выпивается" Сватая, говорят: "Дерево девушки - ореховое дерево, каждый может кинуть камень, "Девичья поклажа - поклажа соли"С первого раза отец девушки не дает согласия. "Дверь невесты - дверь шаха. Я должен посоветоваться с дочерью, ее матерью, близкими родственниками, затем дать вам окончательный ответ", - говорит он. Когда спрашивают мнение девушки, она молчит. Говорят молчание - знак согласия. Однако окончательного согласия не дают. Согласие дается на большом сватовстве. Потому что главные слова должны сказать главные люди в роду. Сватовство. Отец жениха приглашает в дом близких людей - своих братьев, братьев жены и других родственников. Посоветовавшись с ними, принимает общее решение о сватовстве. Сестра или невестка жениха встречаются с девушкой, узнают ее мнение. Затем, придя к матери ее, говорят: "Мы придем к вам такого-то числа на сватовство". Мать невесты передает эту новость своим домашним. Зовут домой близких родственников. Они советуются, затем, придя к согласию, интересуются мнением девушки. Мнение девушки спрашивает близкий ей человек: сестра, невестки, мать или близкая подруга. Обычно девушка выражает свое согласие фразой: "Как вы скажите". Сваты приходят в назначенный день. После общих разговоров они открывают цель своего визита. Если сторона девушки не согласна, им отвечают отказом. Если согласна, то говорят: "Дайте нам подумать, посоветоваться, придти к согласию, сегодня же вы наши гости". Через некоторое время родственники жениха снова во второй раз приходят в дом девушки. И снова они заранее предупреждают: "мы собираемся к вам". В этот раз родственники девушки дают свое согласие. Заранее приглашают близких родственников, соседей. Сваты приходят. Их сажают во главе стола. Родственники девушки тоже рассаживаются. Здесь присутствуют как мужчины, так и женщины. Все, кроме матери невесты. Она заходит в комнату, но не садится. Через некоторое время после общих разговоров один из родственников жениха подводит разговор к основной теме. Обращаясь к родственникам невесты, он спрашивает их: "Теперь, что вы скажите, каково ваше окончательное решение?". Обычно ответ дает один из дядей невесты, после слов: "Ну, раз вы открыли нашу дверь; мы давно знакомы и пр.", он говорит: "Пусть будут счастливы" или "Пусть благословит их Аллах". Сидящие за столом говорят: "Аминь". Новые родственники поздравляют друг друга. Сестра или невестка девушки приносит чай. Все пьют "сладкий чай". Иногда подают обед. После того, как сваты ушли, сестра или невестка идут к подруге невесты. Потому, что во время сватовства девушка не бывает дома. Они поздравляют девушку и проводят ее домой. Дома, когда ее поздравляют братья, родители, обычно она плачет. Маленькое обручение. После сватовства и получения согласия в течение месяца родственники жениха приходят в дом невесты для маленького обручения. Как всегда, заранее оповещают родителей невесты. На маленькое обручение собирается 25-30 человек: в основном это подруги невесты, ее ровесницы. Они садятся вокруг невесты. Приходят родственники жениха, приносят с собой кольцо, платок и сладости. Сестра жениха, его брат, невестка или отец надевают кольцо на палец невесты, накидывают платок на ее плечи, затем дает надкусить что-то из сладостей невесте, а вторую половину относит жениху. Затем начинается праздничное застолье, веселье. Стол сладкий. После ухода родственников жениха начинается девичник. Невеста по очереди кладет правую руку на голову незамужних подружек, дает им примерить свое кольцо. Говорят, кто из них первый примерит кольцо, та первой и замуж выйдет. Затем подружки расходятся, они несут с собой сладости. Ложась спать, они кладут себе под подушку две одинаковые сладости. Говорят, тогда во сне можно увидеть суженного. Большое обручение. Через несколько месяцев отмечается большое обручение. К нему сторона жениха готовится заранее. На обручение покупают и приносят все нужное для невесты. Все кроме обуви. Ее через некоторое время приносит в дом невесты свекровь. Очень часто расходы на обручение берет на себя дом жениха. Они посылают в дом невесты мясо, масло, муку, зелень и все нужное из продуктов, кроме лука. Говорят, лук к горечи. Подарки в дом невесты приносятся на подносах и в чемоданах, украшенных красными лентами. После окончания празднества и ухода гостей, близкие собираются вокруг невесты. Им показывают подарки, они поздравляют невесту. Ответный визит. Приблизительно через 2-3 месяца после обручения возвращают подносы. Для этого эти подносы украшаются. Один поднос готовится для жениха. На второй поднос кладутся подарки для мужчин: сорочки и пр. Третий поднос предназначен женщинам: здесь духи, отрезы, шали и прочее. На остальные подносы кладутся сладости, испеченные дома. Дом жениха оповещается заранее. Здесь заранее готовятся к приему гостей, зовут пять-шесть близких родственниц, накрывают стол. Со стороны невесты приходят пять-шесть близких родственниц - сестры, тети, невестки и другие. В конце перед уходом кто-то из пришедших открывает подносы и говорит, какие подарки кому из родственников невесты предназначены. Мать невесты благодарит их. Часть принесенных сладостей она раздает родственникам и соседям. Праздничные подарки. До свадьбы к каждому празднику невесте приносят праздничные подарки. Особенно интересно и радостно проходит поздравление с праздником Новруз. В дом невесты с подарками приходят или вечером в последний вторник или в день праздника. Приносят платье, платок (что-то из них должно быть красного цвета), какую-либо драгоценность и барашка с выкрашенными хной рогами. Кроме этого на подносах приносятся пахлава, шекербура, гаттама и прочие национальные сладости, орехи, хурма и другие фрукты, а также семени (проросшие зерна пшеницы), украшенные свечками, корзинки. Невесте приносят хну и окрашивают ею руки, ноги, волосы. Предсвадебный разговор. Отец жениха оповещает родителей невесты: "В такой-то день будьте дома, мы придем к вам на переговоры". Обычно о свадьбе договариваются мужчины. Со стороны жениха присутствуют отец, дядя, брат или другие близкие родственники. Принимают участие также отцы подруги невесты и друга жениха. Здесь назначается день свадьбы. Договариваются, кто будет вести свадьбу, какие музыканты будут играть на ней. Свадебные расходы берет на себя сторона жениха. Иногда родители невесты отказываются от этого. Однако родители жениха все же стараются помочь или могут взять на себя хоть какие-то расходы по свадьбе невесты. После того, как стороны приходят к согласию, они расходятся с добрыми пожеланиями. Приданое. За 2-3 дня до свадьбы в дом жениха прибывает приданое невесты. Приданое привозят братья невесты, ее двоюродные братья, друзья жениха. Мать жениха одаривает брата невесты. Затем сестра невесты и одна-две близкие родственницы наводят порядок, расставляют приданое, украшают дом. После этого на некоторые из вещей невесты привязывают красные ленты. Свекровь преподносит им подарки. Приготовление Фетира. За несколько дней в доме невесты начинаются приготовления к свадьбе. С утра женщины принимаются печь фетир (сдобные лепешки). Девушки помогают им. Приходят родственницы жениха во главе с его матерью. Они приносят подарки женщинам. Вечером в доме невесты режут барана. Молодежь жарит шашлык, готовит хаш. Готовится помещение для свадьбы. Расставляются столы и стулья. Свадебное помещение украшается коврами. Идут приготовления к завтрашнему дню. Приготовление хлеба. Хлеб к свадьбе печется заранее. За 3 дня до свадьбы близкие родственницы собираются в доме жениха или невесты. Готовится тесто, его разделывают, раскатывают и пекут лаваши и юху. Первый испеченный хлеб дают хозяйке дома - матери жениха или невесты. "Пусть всегда в вашем доме будет благоденствие, пусть ваш хлеб будет горячий", - говорят ей. "Шах" невесты. У каждой девушки есть близкая подруга. На свадьбе подруга поднимает "шах". Приготовление "шаха" было широко распространенным обычаем. "Шах" - это свадебное украшение, приготовленное из дерева, к нему прикреплены свечи, зеркало, материя, сладости и фрукты. Для его приготовления необходимо умение. Если подруга невесты уже замужем, "шах" приносят из дома ее мужа. В доме подруги накрывается стол, украшается "шах". Здесь собирается молодежь. Они празднуют и веселятся. Примерно в 9 часов вечера сюда на "шах" приходит молодежь из дома жениха. Жених и его брат также с ними. Во дворе зажигаются костры, факелы, здесь поют и танцуют. Затем они берут "шах" и с музыкой, стреляя из ружей, идут в дом невесты. Здесь также веселятся. Хна. Девушки собираются вокруг невесты в одной из комнат. Одна из родственниц невесты берет чашу с заранее размоченной хной, танцует. Затем кладет 2 чаши перед одной из родственниц жениха - одну с хной, другую пустую. Родственница жениха кладет деньги в пустую чашу, а из другой берет немного хны. Затем, взяв чашу с хной, танцуя, подходит к невесте, окрашивает ей руки, ноги, волосы. Затем она подносит хну присутствующим, те берут хну, в другую чашу кладут деньги или подарки. В это время молодые люди собираются отдельно. Кто-то из родственников невесты кладет перед женихом и его друзьями двухцветный чай. Те пьют чай и кладут на блюдце деньги. Одна из девушек приносит им хну. Они чуть-чуть окрашивают кончики мизинцев хной. Регистрация брака. Обычно регистрация брака проводилась моллой за несколько дней до свадьбы. На этой церемонии присутствовали представители с обеих сторон. Было по одному свидетелю с каждой стороны. Часто присутствовали жених и невеста. Молле за это давали 3 рубля денег и головку сахара. Головка сахара весила 8 кг. После установления Советской власти в Азербайджане с 1920 года регистрация брака проводится со стороны государственных органов. Свадьба в доме невесты. Часов с одиннадцати - половины двенадцатого утра раздавались звуки зурны, которые разносились на всю деревню. Начиналась свадьба. Снова молодежь собирается, чтобы прислуживать на свадьбе. Приходят гости, едят, пьют, веселятся. Кто-то из них приносит подносы с подарками, кто-то дарит деньги. Перед подачей угощения приходит один из родственников жениха, кладет деньги на один из казанов с угощением. После этого кастрюли открываются, их содержимое преподносится гостям. На свадьбе молодежь соревнуется в силе. Победитель имеет право пригласить на танец любого из присутствующих. Уйти, отказаться от танца приглашенному нельзя. К победителю надо отнестись с уважением. Родственницы жениха поднимают невесту на танец, и сами танцуют с ней. Затем, часам к четырем-пяти они возвращаются к себе. После ухода гостей из дома жениха, в доме невесты продолжается веселье. Вечером молодежь отправляется за "шахом". День свадьбы. Обычно свадьба в сельской местности длилась 3 дня: пятницу, субботу и воскресенье. Она начиналась под вечер первого дня. На свадьбе играли и пели музыканты, ашуги. Руководил свадьбой тойбаши - "глава свадьбы". Желающие могли заказать для танца полюбившуюся мелодию, для этого обращались к тойбаши. На второй день приглашенные танцевали, веселились, играли в народные игры. Исполняли старинные народные мелодии. На третий день свадьба продолжалась. Устраивалась церемония "хвалы" невесте, или жениху на его свадьбе. В свадебном помещении ставят столик, уставленный сладостями. На него ставят также зеркало. В центре за столик садится жених, слева и справа от него - сопровождающие его на свадьбе друзья. Мать жениха дает друзьям подарки. Если жених опаздывал на эту церемонию, любой желающий мог занять его место, получить подарок и встать, уступив жениху его место. Затем жениха или невесту вызывают на танец. Говорят если жених или невеста танцуют на своей свадьбе, будет благоденствие, достаток. Проводы невесты. Одна из самых древних азербайджанских мелодий - "Вагзалы". Под ее звуки из дома жениха приезжают за невестой. Они танцуют и поют:Пришли за бархатом Пришли за шелком Мы люди жениха, Пришли за невестой.Дверь в комнату, где сидит невеста, заперта. Ее открывают, получив подарок. Перед тем, как уйти из дома, невеста получает благословение отца и матери. Деверь невесте перевязывает талию красным платком. На голову невесте накидывают вуаль. Во дворе разжигают большой костер, невесту 3 раза обводят вокруг него, чтобы дом, в который она войдет был светлым, а очаг его всегда горячим. Вслед невесте кидают камень, чтоб дом, в который она идет, был всегда крепким. Вслед невесте кидают воду, чтоб ей было легко и светло. Как только невеста подходит к порогу своего нового дома, ей под ноги кладут тарелку, чтоб она поломала ее. Ее усаживают подле двери, на руки ей дают мальчика, чтобы первенец ее был мальчик. Во дворе под ногами невесты режут жертвенного барана. Капельку его крови мажут на лоб и на платье невесты, чтобы она быстро освоилась в новом доме, и подружилась с новыми родственниками. Мать жениха гладит невесту по голове, чтобы в доме было дружелюбие, взаимное уважение. На голову невесте высыпают монеты, конфеты, рис, пшеницу, чтоб был достаток и изобилие. Перед невестой несут зеркало, украшенное красной лентой. По правую и левую стороны невесты идут подруги, они несут стаканы со свечками и рисом. Рис - к изобилию. В доме жениха проводят в отведенную для нее, украшенную комнату. Ей желают счастье, удачи, детей. Через три дня после свадьбы мать невесты вместе с близкими родственницами приходят навестить ее. Свадьба жениха. На следующий день после свадьбы невесты начинается свадьба в доме жениха. С утра пораньше готовят свадебное помещение, украшают его, затем готовятся ехать за невестой. Украшается транспорт, на котором едут за невестой. Часам к одиннадцати - половине двенадцатого едут за невестой. По обычаю ни мать, ни отец жениха за невестой не едут. Приехавшие за невестой собираются у ее дверей, все, кроме жениха. Посылают весть матери невесты. Она приходит, дает подарок водителю и жениху. После этого жених выходит и присоединяется к своим родственникам. Во дворе играет музыка, все танцуют. Молодые девушки и женщины собираются вокруг невесты. Деверь невесты обвязывает ее талию красной лентой. Он 2 раза завязывает и открывает ленту, на 3 раз завязывает ее. Брат говорит невесте: "Иди, пусть судьба твоя будет удачной. Когда придешь в гости, куплю тебе подарок". Затем кладет деньги в ладонь невесты и завязывает их платком. Все родственники целуют невесту, прощаются с ней. Наконец, уступают место отцу невесты. В нескольких словах отец напутствует дочь, желает ей счастье и целует ее в лоб. Мать невесты тоже благословляет ее. Сестра невесты громко говорит: "Давайте, увезем нашу невесту". В это время ребенок из дома невесты бежит и быстро закрывает двери. Жених и его друг должны дать деньги, чтоб дверь открыли. Из комнаты невесту выводят жених и его друг. Во дворе отплясывают родственники жениха. Невесту усаживают в машину. Затем один из молодых людей - родственников жениха, приносит "шах" и поднимает его. Зажигают свечи, лампады. Перед невестой держат зеркало. Наконец трогаются в путь. Зажигают факелы, стреляют из винтовок и пр. в пути машины обгоняют друг друга, только машину с невестой никто не обгоняет. В пути свадебный кортеж останавливается. Кто-либо берет одну из туфель невесты и быстро едет вперед. Опередив всех, он показывает туфлю свекру и свекрови, говоря: "Давайте муштулуг (подарок ха радостную весть), ваша невеста едет". Свекровь дает ему подарок. Свадебный кортеж приезжает, все выходят. Свекровь дает подарок водителю. Перед невестой режут жертвенного барана. Свекровь наносит капельку крови на лоб жениха и невесты. Затем новобрачные переступают через жертвенного барана. Берут первый из заранее испеченных фетиров, крошат его, перемешивают с монетами, рисом, сахаром, конфетами и дают жениху. Он сыпет это на голову невесты. Затем невесту проводят в комнату. Невеста не садится. Свекровь дарит ей подарок или дает обещание купить какой-либо подарок. После этого все садятся. Во дворе идет свадебное веселье. Под вечер часов в шесть, полшестого из дома невесты на свадьбу жениха приходят гости. Могут придти все, кто пожелает, кроме отца и матери невесты. Через час-два они уходят. После этого молодежь собирается за "шахом" жениха. Они приходят в дом "дружки" жениха. Здесь участвуют только молодые люди. Они веселятся. Наконец, забрав "шах" жениха, возвращаются на свадьбу. Жених с невестой открывают оба "шаха". Все, что есть на обеих "шахах" достается им. Все конфеты и фрукты раздается родственникам и соседям. Выход невесты. Новобрачная некоторое время не выходят из своей комнаты при свекре, она старается не попадаться ему на глаза. На 10-15 день после свадьбы свекровь накрывает стол и сзывает всех членов семьи. Все садятся за стол, кроме невесты. Свекор зовет невесту и сам идеи за ней. Затем он дарит ей подарок и говорит, что она самый дорогой член семьи. Визит к невесте. Через 2-3 месяца после свадьбы из дома невесты приходит весть: "В такой-то день мы придем навестить невесту". В доме жениха заранее готовятся и приглашают нескольких гостей. Мать невесты с несколькими близкими родственниками приходят в дом жениха. В конце визита мать невесты дает подарки жениху и невесте. Первый визит невесты к своим родителям. Мать невесты зовет дочь и зятя в гости. Сзываются гости, накрывается стол, устраивается большое празднество. Из дома жениха приходят, как женщины, так и мужчины. Мать невесты дарит новобрачным подарки. Невеста остается в доме родителей. Через 2-3 дня за ней приходит муж. После этого невеста с мужем посещают дом ее родителей, когда захотят. Визиты к родственникам. Затем близкие родственники, как со стороны жениха, так со стороны невесты зовут их в гости. Пригласивший дарит новобрачным подарки. Вообще по обычаю, если новобрачные в первый раз ступают в чей-то дом, им должны преподнести подарок. Первый внук. С радостью воспринимается прибавление в семье новобрачных. Постель первому внуку готовит мать невесты. Как только внук (или внучка) появился на свет, она начинает хлопотать, готовит приданое, шелковую постель, покупает колыбельку. Все это украшают красными лентами. Навестить внука приходят через 40 дней после его рождения. Ему дарят подарки, в колыбельку кладут деньги. © www.traditions.aznet.org
  22. Общество и менталитет чеченцев Эмиль Сулейманов, доктор философских наук специально для Prague Watchdog. Происхождение чеченцев Чеченцы принадлежат к древнейшим автохтонным этносам Кавказа. Они относятся к кавказско-балканскому типу европеоидной расы. Говорят на чеченском языке, который образует вместе с близким языком соседних ингушей т. наз. вайнахскую ветвь иберо-кавказской языковой группы. Чеченцы сами себя называют «нохчо», кроме Чечни живут также в Хасавюртовской области в западней части Дагестана, в Ингушетии и в Ахметской области на севере Грузии (район Панкисского ущелья). Первое сохранившееся упоминание о предках сегодняшних чеченцев находится в Армянской географии 7 века. Также грузинские летописи упоминали о дзурдзуках - так в средневековой Грузии называли вайнахские племена. Общество и горская демократия Жизнь в горах обусловила формирование этнического менталитета кавказских народов. Во-первых, она отразилась в своеобразных экономических отношениях. Горцы вели комплексное земледельческо-скотоводческое хозяйство, неприспособленное формам принудительного труда. В горах нашли чеченцы пастбища для скота, в то время как на равнинах выращивали земледельческие культуры. Оба типа хозяйства надо было в течение года искусно комбинировать. Опасность, исходящая со стороны соседних воинственных тюркских племен с севера, постоянные молниеносные набеги которых имели целью угон скота и захват заложников для выкупа, заставляла горцев быть всегда настороже и не расслабляться. Эти племена по численности и качеству вооружений не всегда превосходили чеченцев, но горцы должны были объединить свои силы, чтобы дать нападающим достойный отпор. Если же противник оказывался сильнее, чеченцы имели возможность организованно отступать из низменностей и предгорий в твердыню недоступных высокогорных массивов на юге (т.е. в область, называемую Ичкерией, из тюркского «ичкер», «ичер» - внутренняя (земля)), откуда они вели партизанские бои против завоевателей. Для чеченцев и вообще кавказских народов горы всегда означали и означают приют и убежище, где они могут себя чувствовать действительно безопасно. Со временем чеченцы сами переняли тактику тюркских конниц: молниеносные и неожиданные нападения и столь же стремительные отступления, только уже не в северные степи, а в южные горы. Оборона села - аулы Таким образом, кавказские горцы начали объединяться в постоянные отряды ополчения, их горные села – аулы – были вооружены и укреплялись. У вайнахов каждый род в аулах строил собственную оборонительную, т. наз. родовую башню, где представители рода могли скрыться в случае набегов своих или чужеземных агрессоров и по несколько недель кряду оказывать организованное сопротивление. Быт и менталитет чеченцев, равно как и прочих обитателей кавказских гор, таким образом, значительно милитаризировались. Ежедневно они должны были воевать, чтобы выжить, причем соперниками была с одной стороны суровая окружающая среда высокогорья, и с другой стороны неожиданный и коварный агрессор. Аулы объединялись в большие селения, чтобы повысить свою обороноспособность. Главной задачей таких селений, или же т. наз. вольных горских обществ, жители которых имели равные права и обязанности и назывались уздены, была, в первую очередь, оборона земли, имущества и жизни селян. Так как в битвах каждая сабля могла сыграть решающую роль, каждый юноша со дня своего рождения считался будущим воином и защитником семьи, рода и селения (джигитом, из тюркского “jiğit”, “žiğit”, “iğit”, “džiğit” – смелый), и уже с пеленок его воспитывали надлежащим образом. Походы Тамерлана и их влияние на формирование общества В течение всей своей истории у чеченцев не было ни государства, ни короля. Единственная сохранившаяся исторически попытка вайнахских племен образовать государство кончилась трагедией: королевство Симсир, созданное в 14 веке, было в конце того же века жестоко уничтожено отрядами Тамерлана. Многие чеченцы не примирились с чужим господством и переселились в недоступные горы, откуда продолжали сопротивление против отрядов Тамерлана. Тамерлан совершил в ответ ряд карательных походов, в результате которых чеченские аулы буквально потоплены в крови. Захватнические походы Тамерлана, также как в 13 веке Чингиз-хана, имели возможно решающее значение в процессе становления чеченского общества и формирования его истории. Население Чечни, по некоторым оценкам, трижды сократилось в результате эпидемий и массовых расправ. Подавляющее большинство вайнахского населения ушло в высокогорье, где эффективно можно было заниматься лишь скотоводством. Опустошенные низменности начали постепенно заселяться тюркскими кочевниками. Феодальные распри В то время как князья и ханы в соседнем Дагестане, в Осетии и в Кабардинии, в грузинских землях и азербайджанских ханствах укрепляли в 16-18 вв. свою власть, чеченское общество развивалось по другому направлению. Равнинный быт некоторых северокавказских этносов способствовал развитию интенсивного земледельчества, что стало импульсом для усиления феодальных структур и государственности в обычном понимании. Разрозненность обществ этих этносов со временем постепенно возрастала. С одной стороны повышалось богатство и упрочались привилегии феодальной аристократии, с другой стороны углублялась зависимость крестьян от арендованной у феодала земли. Феодальные распри из-за захвата все новых земель значительно участились. В спорах участвовали, главным образом, довольно узкие прослойки профессиональных солдат из отрядов феодалов - их дружины. Крестьяне, составляющие ядро этих этносов, имели все меньше и меньше желания принимать участие в межфеодальных распрях, углублялся конформизм, снижалась готовность и желание крестьянства жертвовать жизнями в борьбе за чужую землю, за землю феодалов - поработителей. Распад феодального общества и образование горской демократии У основной массы чеченцев, которые в 13-14 вв. переселились из низменностей в горы, происходили в 15-18 вв. противоположные процессы распада феодального общества и его преобразования в демократическое, вследствие чего «крестьянская революция» со временем «одержала победу». Жизнь в горах исключала принцип ленного хозяйствования, и наоборот укрепляла скотоводческие отношения. Таким образом, не было предпосылок для возникновения и развития феодализма и государства. первоочередную роль в жизни чеченцев играли вольные горские общества, т. наз. горская демократия, основывающаяся прежде всего на родовых и клановых началах. По Яну Чеснову (современный историк, этнолог – зам. PW), горская демократия укрепились благодаря изгнанию своих и чужеземных (т.е. кабардинских, кумыкских, осетинских, аварских) аристократов, и усиливала в крестьянах и пастухах чувство личного достоинства, которое позже создало своеобразный чеченский менталитет, и проявлялось в нормах поведения, аналогичных аристократическому этикету. Этот «крестьянский аристократизм» лежит в основе широко известных понятий «кавказец» и «кавказство». Тукхумы и тейпы Горный характер кавказского ландшафта привел к существенной изоляции очагов обитания чеченского населения. На протяжении тысячелетий по всему высокогорному Кавказу возникали, как правило, автономные горские сообщества, связь между которыми была нередко минимальной. Для Чечни является специфическим то обстоятельство, что общество дифференцировалось не по сословному принципу, как почти во всем остальном мире, а по региональному, на т. наз. тукхумы (напр. Урас-мартановский, Шатойский и т. д., всего 13 тукхумов), и по родово-клановому принципу, на т. наз. тейпы. Тейп В тейпах сосредоточено все чеченское население, отдельные семьи образуют тейп. Численность членов тейпа в принципе зависит от древности тейпа: в самых древних тейпах, которые обычно более уважаемы, степень родства является вследствие постоянных миграционных процессов более или менее формальной. С другой стороны младшие тейпы состоят в большинстве случаев из односельчан – родственников. Тейпы делятся на гары (ветви), гары на нэкье (патронимические семьи). Есть тенденция, по которой гары и нэкье для повышения своего престижа сами себя называют тейпами. Число тейпов, таким образом, возросло с середины 19 века с 30 на 150 единиц. Чеченские тейпы – это своего рода народ внутри народа. Члены тейпа поддерживают друг друга. Особое значение имеет понятие честь тейпа. Тейп защищает психе чеченцев, как показывает типичная поговорка «тейп – это крепость адата (обычая или обычного права)». Совет старейшин У каждого клана был свой верховный орган – совет старейшин, который обычно состоял из старейших и наиболее уважаемых представителей тейпов (аксаккалов – по-тюркски дословно белобородые). Совет обычно решал важные вопросы, касающиеся всего клана, как напр. объявление войны и прочее. Соперничество и престиж тейпа Среди представителей отдельных тейпов царствовал дух соперничества и значительная напряженность, чего пытались и пытаются использовать иностранные державы. Военные набеги позволяли членам тейпов укрепить свое мужество перед своими одноплеменниками, равно как и перед представителями других тейпов. Этим можно объяснить то обстоятельство, почему общественный престиж многих кланов колебался. Например, аварский тукхум Унсурилал считали в ауле Енди чуждым, а следовательно и новым и мало проявившимся, однако он сумел достичь уровня самых уважаемых тукхумов, ибо «его члены имели репутацию бесстрашных, согласно родовым преданиям, среди них не мог родиться, а родившись, жить человек, в сердце которого есть хотя бы мельчайшее место для вмещения чувства страха величиной с муравья». Все время проявляя мужество при набегах на соседей, представители этого тукхума приобретали большой авторитет для всего клана. Более древний и когда-то прославленный своей храбростью тукхум Вагмаадул был «деклассифицирован» по дефиниции: «Несмотря на свою древность, это ведь потомки пораженцев и бывшие кафиры», поскольку один из клановых вождей был 4 века назад разбит отрядами Тамерлана и насильственно принял исламское вероисповедание. Отзвуки культа предков У кавказских народов до сих пор сохранились в какой-то степени отзвуки языческого культа предков. Чеченцы знают, по крайней мере, семь- восемь поколений своих предков и близких родственников, хотя мусульмане, а тем более язычники, не регистрировали и не регистрируют в мечетях данные о рождении и смерти, как принято у христиан. Горец может обидеться, если ему напоминают о не очень достойном поступке его предка, - нередко может дойти даже до серьезного конфликта. Он также может гордиться фактически оправданной храбростью и мудростью своего предка, восхваляя его поступок перед знакомыми и воспитывая сыновей. Адатное (обычное) право и кровная месть На горном Кавказе не было государств в классическом смысле этого слова. Государственные структуры носили часто номинальной характер, так как сфера досягаемости их власти нередко ограничивалась только резиденцией монарха и не распространялась на трудно доступные горные массивы. Отсутствие государства несло с собой отсутствие государственного права или государственной власти. Да и ислам и христианство если и были распространены, то только частично, из-за рельефа местности, препятствующего интенсивным контактам с окружающим миром. В Чечне, которая формально являлась мусульманской, таким образом, не действовали даже нормы исламского права, шариата. Кодекс норм и правил – адаты Единственным правом, действующим на основе взаимоотношений внутри общества, было т. наз. адатное (обычное) право, за соблюдением которого следили вольные горские общества и отдельные кланы. Данный факт представляет собой интереснейший феномен: вопреки теории Хоббса о государстве и государственной власти, кавказские общества, не имея законов и исполнительной власти в ее традиционном понимании, сумели в течение веков создать определенный кодекс норм и правил, благодаря которым предотвращался хаос в отношениях между отдельными членами сообществ. Здесь действовали законы взаимопомощи внутри родового клана (тейпа) или общины, но в первую очередь необходимость заручиться достойным, «нравственным» отношением к себе (престижем) со стороны членов общества – т.е. общественного мнения. Принцип кровной мести предлагал собой хотя и суровый, но в то же время при тогдашних практически анархистских условиях необходимый механизм, предотвращающий хаос и самовластие. Понятие чести Свобода и честь имели среди кавказских горцев первостепенное значение, причем понятие чести трактовалось довольно широко: держание мужчиной слова, достаточное материальное обеспечение, позволяющее достойную жизнь членам семьи или клана, независимость, преданность дружбе, почти иррациональное мужество, или же проявление абсолютного отсутствия страха, феноменальное гостеприимство, неспособность говорить неправду, честность, «чистота» девушек и порядочность женщин, и т.д. Храбрость чеченцев На Кавказе, где трудно удивить отвагой, чеченцы, учитывая их воспитание, отличающееся, так сказать, редуцированным инстинктом самосохранения, имеющим свои корни в весьма развитом чувстве человеческого достоинства, всегда считались самыми отчаянными храбрецами. Типичная чеченская пословица гласит: «трудно быть чеченцем». Согласно другой пословице: «мужчина не думает о последствиях». Гостеприимство Гостеприимство на Кавказе – свято, оно занимало переднее место в адатном праве. При чеченском восстании 1877 года части российского генерала Смекалова осадили непокорный чеченский аул Махкеты. Генерал Смекалов обратился к старейшинам и ультимативно приказал выдать одного из организаторов восстания, по имени Умма, который там скрывался. В противном случае угрожал все село с посевом и имуществом уничтожить и сельчан либо уничтожить, либо изгнать в Турцию. Старейшины ему в письме написали следующее: «О, генерал! От народа можно требовать только возможное. Ты же знаешь, как трудно бы мы прощались с могилами предков и родной землей. Но мы не можем выдать Умму. Он был нашим гостем» (Хроника чеченского восстания 1877, Терский сборник, изд. 1, Владикавказ 1890, сс. 65-66). Село было сожжено дотла и большая часть населения перебита. (Не)подчинение авторитету Не зная крепостного права, не имея никогда короля, редко феодалов, чеченцы не пережили сословной дифференциации общества, не подчинялись никакому (властному) авторитету, кроме как добровольно признанного авторитета уважаемых старейшин тейпов, демократически избранных сельских и городских советов, и обязательной нормы адатного права. Страх перед оскорблением Горцами руководил не столько и не сколько страх перед физическим наказанием со стороны или плохо действующей, или совсем отсутствующей «центральной» власти, а страх перед «оскорблением» своей семьи и тейпа, в случае несоблюдения строгих адатов перед лицом общества, и страх перед возможной неблагоприятной реакцией других тейпов. Чеченец Бейбулат Таймиев, попутчик Пушкина на его путешествии в Эрзерум, несмотря на свою храбрость, рассказывал поэту о своем непрестанном страхе: будет ли им его гость доволен, не поведет ли он себя в гостях негоже и не оскорбит ли таким образом своего кунака (гостя, приятеля), сумеет ли сдержать данное им обещание. «Я боюсь позора и поэтому я всегда осторожен. Нет, я не смелый». «Долг чести» В некоторых случаях опозоренным считалось не только отдельное лицо, но в определенной степени также честь целого поколения. Если позор был серьезным, то в многих случаях «не смывался» в течение долгих десятилетий. Жизнь виновника становилась невыносимой, его собственный тейп, даже вся община от него отказывались. Он оказывался, таким образом, вне закона, его дочь никогда уже не могла выйти замуж, его сына унижали, родители его шли с позором в могилу. Жизнь в горах помимо развитой системы взаимопомощи внутри общины была невозможной. Поэтому горцы часто выполняли т. наз. «долг чести», хотя уже заранее знали, что это им будет стоить жизни. Выбирая между опозорением себя, семьи и поколения, и смертью, они обычно предпочитали второе. Кровная месть «Оскорбленный» клан посчитает делом родовой чести отомстить за оскорбление, как следует, чего бы это ни стоило. Если тень падала на честь всего клана, или даже отдельного его представителя, некоторые сильные кланы были в состоянии, в случае надобности, выставить при помощи тотальной мобилизации войска побольше, чем сам феодальный владетель. В северном, горном Азербайджане и в Дагестане, например, до сих пор вспоминаются истории, когда представители «оскорбленного» рода простого пастуха или крестьянина, с дочерью которого монарх обращался не совсем деликатно – т.е. согласно адатам -, дружину и семью хана буквально истребили. По характерным словам Броневского (Семен Михайлович Броневский, 1763-1830, автор книги «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе» - зам. PW), «на Кавказе множество мелких тиранов, но нигде нет явного самодержавия». Кровную месть объявляли мужчины семьи, в особых случаях мужчины целого рода (как правило, молодые и холостые представители династии – джигиты) в ответ на захват земли (агрессию), смертельное ранение, убийство, серьезное оскорбление. В случае оскорбления женщины или девушки кровная месть обычно объявлялась всем «оскорбленным» кланом против всех мужчин оскорбившего клана – ведь речь шла о родовой чести. Формально она относилась ко всем мужским родственникам оскорбителя, но обычно к его отцу, сыновьям, и особенно к его братьям. Месть могла продолжаться до полной ликвидации одного из кланов. В дагестанском ауле Кадар два рассорившиеся кланы продолжали кровную месть почти 260 лет (с 17 века вплоть до 60-х годов 19 века)! Знаток кавказских реалий Люлье (Леонтий Яковлевич Люлье, этнограф, умер в 1862 г. – зам. PW) сравнивает кровную месть с вендеттой на Корсике. По его мнению, кровная месть у горцев, в отличие от вендетты, не является каким-то непримиримым и непрерывным чувством, это скорее обязанность, налагаемая общественным мнением. Достаточно сказать, что пока «оскорбленному» не удалось отомстить, то он не был реабилитирован перед узденами и считался в их глазах «опозоренным». Хотя у большинства кавказских народов в результате общественного развития обычай кровной мести в последнее десятилетие постепенно исчез, однако в горных областях Дагестана, в ряде северных высокогорных областей Грузии и Азербайджана, ровно как и северокавказских республик, почти везде в Чечне и в Ингушетии, в тех или иных формах сохранился и по сей день. Правила и нормы поведения - горский этикет Для своевременного и эффективного предотвращения кровной мести, на Кавказе в течение столетий образовывался целый комплекс правил и норм поведения, известный как горский этикет, несоблюдение которого могло иметь иногда роковые последствия. Чеченская форма горского этикета называется нохчалла и от подобных этикетов кавказских народов отличается особой строгостью и четкой определенностью. В ее основе лежат сдержанность, трезвость и уважение к личности. Нарушения этикета Большим оскорблением можно считать напр. такую ситуацию, когда, идя на встречу другому человеку, человек плюется. Или когда двое мужчин разговаривают друг с другом и один во время спора резко дотрагивается своего кинжала, как бы угрожая вынуть его из ножен. Вынуть кинжал из ножен в ссоре или обращаться с папахой кавказца без надлежащего почтения равняется пощечине и считается кровным оскорблением. Как пошучивают кавказцы, здесь опасно для жизни находиться в нетрезвом состоянии. Надо тщательно выбирать слова и жесты, говоря о товарище, равно как о его родственниках – в первую очередь женского пола -, а также о его предках и близких ему людях. Ругательства и брань по отношению друг к другу у мужчин на горском Кавказе почти исключены. «Странное» поведение кавказцев Различия в понятии чести и достоинства, присущие менталитету кавказских и прочих некавказских народов, и различный темперамент стали причиной многих конфликтных ситуаций внутри и за пределами Кавказа. Нередки случаи, когда кавказцы, приезжая за работой напр. в Россию, часто вместо заработка «невольно» оказывались за решеткой. Бранную лексику, содержащую обычно сексуальные словеса в отношении близких родственников собеседника, что является в этих географических широтах явлением обычным, уроженцы Кавказа интерпретировали дословно и во многих случаях сразу отмывали позор кровью. Из такого неблагоприятного опыта возникало представление о кавказцах как о потенциальных убийцах и насильниках, непредсказуемых, агрессивных и высокомерных чужаках, с мафиозным складом характера, с непонятным, «странным» поведением. Различия между горцами и горожанами Интересен также факт, что на самом Кавказе можно довольно отчетливо наблюдать разницу между уроженцами из горных областей с традиционным укладом жизни и устоявшимися представлениями о чести и достоинстве с одной стороны, и менее строгими, «европеизированными» жителями городов и низменностей с другой стороны. Не понимая горца отчетливо, горожанин может ему неумышленно нанести оскорбление, ранить его самолюбие. Или более консервативный горец может неуместно высказаться о короткой юбке горожанки или о, по его мнению, нестандартной прическе горожанина, и конфликт в этом случае обеспечен. Коллективная самозащита В случае конфликта у горцев автоматически начинает срабатывать веками совершенствованный механизм коллективной самозащиты. Из аулов созываются десятки родственников и односельчан. Горцев, таким образом, считают упорными, настырными, опасными, в равнинных областях и в городах предпочитают держать их на известном расстоянии, не имея конкретного представления об их привычках и обычаях. Заключение При царской и особенно советской власти адаты были в большей мере искоренены, нормы ислама в значительно секуляризованных обществах играют более или менее формальную роль, горский этикет разложился, нормы светского права в высокогорных областях нередко игнорируются, обострилась социальная дифференциация, что стало особо сильным ударом по нравственным установкам горцев младшего поколения. Культура насилия, однако, сохранилась и по сей день, и довольно часто можно услышать, что на горном Кавказе уже не действует закон адатов, а, скорее, закон джунглей. (A)
  23. супер!!! спасибо за тему Эльтебер,на одном дыхании прочла все что тут запостили,это просто замечательно.
  24. А в Азербайджане ДЖЫЗ-БЫЗ (блюдо из внутренностей барашка) готовят вот так Очищенные кишки нарезают кусочками по 2-3 см длиной. Режут на кусочки печень, сердце, почки и семенники. Все это перчат, солят и обжаривают. Затем добавляют репчатый лук, отдельно жаренный картофель, нарезанный брусочками, смешивают и доводят до готовности. При подаче посыпают зеленью, отдельно подают сумах. Летом еще и помидоры добпвляют. P.S.мммммм, ну очень вкусно.
×
×
  • Create New...