Jump to content



Чурас-алын

Пользователи
  • Posts

    202
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Чурас-алын

  1. Бобров Л.А., Худяков Ю.С. Вооружение и тактика кочевников Центральной Азии и Южной Сибири в эпоху позднего Средневековья и раннего Нового времени (XV - первая половина XVIII в.). СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2008. — 782 с.
  2. Комплекс вооружения воинов Алтая XVII — первой половины XVIII в. Комплекс вооружения телеутов и их кыштымов включал оружие дистанционного и ближнего боя, а также средства индивидуальной защиты воинов. От русских и джунгар к телеутам в ограниченном объеме попадало огнестрельное оружие. Основным оружием дистанционного боя для вои­ нов Алтая на всем протяжении рассматриваемого периода являлись луки и стрелы. Качество саадаков народов Саяно-Алтая было достаточно высоким, о чем свидетельствует практи­ ка взимания джунгарами «алмана» с местного насе­ления наконечниками стрел («железцами стрельными»), деревянными древками, готовыми луками, налучами и колчанами. В позднесредневековых памятниках в Горном Алтае были обнаружены деревянные детали кибити цельнодеревянного лука и костяная срединная фронтальная накладка от лука «монгольского» типа (Кочеев, 1983, с. 155; Савинов, 1981, с. 162). Согласно материалам алтайского фольклора луки, находившиеся на вооружении у алтайских воинов, являлись шестисоставными. Кибить лука изготав­ливалась из соснового дерева и укреплялась роговыми накладками из рогов горного козла — сибир­ского козерога. Тетива у алтайского лука делалась из маральей кожи. В эпических алтайских сказа­ниях есть упоминание о «железном» луке «со стабугорками рога в основании плеч» (Соенов, 1994. с. 179). Вероятно, таким образом описан лук с плечевыми роговыми накладками, обладающий повы­шенной рефлекторной силой и дальнобойностью. Телеутские воины хранили и носили луки в ко­ жаных налучах. Хотя сами налучи в позднесредне­вековых алтайских памятника х не сохранились, можно предполагать, что они имели форму, схожую с налучами монгольских воинов. Луки в таких налучах помещались с надетой тетивой. Нижнее пле­чо лука вставлялось внутрь налуча, а верхнее пле­чо выступало наружу. В ближнем и рукопашном бою телеутские вои­ ны применяли ударные копья («чида»)[ Jыда- от меня] ,дротики[Меечекей] , сабли («улду»), палаши («кылыш улду»), секиры и топоры («ай-малта»), булавы («токнок») [Токпок - от меня], кистени, кинжалы и ножи («бычак»). В качестве длиннодревкового оружия ближнего боя телеутские воины использовали копья с удли­ненно-ромбическими железными наконечниками и кольцевыми завитками на «шейке» втулки (Горбунов, Тишкин, 1998, с. 264). Этот декоративный эле­мент был усвоен алтайскими мастерами из русско­го комплекса вооружения, где такие элементы име­новались «отрожками» (рис. 94,5). Копья-рогатины были названы среди видов оружия, изготовлявше­гося шорскими мастерами, которое сибирские вла­сти запрещали передавать «колмацким людям». Популярным оружием среди конных панцирни­ ков были пики — насаженные на длинное деревян­ное древко наконечники с узким, обычно граненым пером. Так, с территории Горного Алтая происхо­дит наконечник с удлиненно-треугольным пером с долами, овально-цилиндрическим «яблоком», де­коративными «поясками» и выпуклым бортиком по краю втулки (рис. 93, 8). Если предположить, что его авторами были оружейники Южной Сиби­ри или Центральной Азии, то наконечник может быть датирован XVII-XVIII вв. Если же он явля­ется продуктом среднеазиатского (казахского? ) производства, то время его изготовления может быть отнесено ко второй половине XVI — началу XIX в. Копья с железными и даже бронзовыми нако­ нечниками («чида») являются оружием алтайских богатырей в эпических сказаниях. В походном по­ложении воины носили копье за спиной на ремне. При атаке противника воины удерживали древко, прижимая его к телу коня. В алтайском фольклоре, помимо обычных копий, выделяется комбиниро­ванное оружие с несколькими остриями (Соенов, 1994, с. 181). На вооружении у телеутских воинов были и ме­ тательные копья — дротики с удлиненно-ромбиче­ским пером и односторонним шипом, длинной конической втулкой (Горбунов, Тишкин, 1998, с. 264). В эпоху позднего Средневековья такие метатель­ные копья находились на вооружении монгольских и кыргызских воинов. Вероятно, их распростране­ние среди кочевников Алтая связано с влиянием военного искусства монголов. Изготовлением сабель занимались мастера шорцы «Кузнецкой земли». В 20-х гг. XVII в. рус­ские служилые люди отмечали факты поставки таких сабель в ойратские войска (Потапов, 1936, с. 122). Среди находок позднесредневекового рубяще- колющего оружия, обнаруженных в степной части Алтая, имеются сабли центрально- или восточно- азиатского производства со слабоизогнутым ши­роким клинком и дисковидной гардой.Одна из них происходит из числа случайных находок в с. Кабаково на левом берегу р. Алей (Лесостепной Алтай), другая — с территории Шебалинского района Рес­публики Горный Алтай (рис. 88, 7, 9). Обе сабли (шебалинская — 72 см, кабаковская — 91,2 см) имеют слабоизогнутый клинок. Черен клинка шабалинской сабли характеризуется уплощенным расширением в верхней части, снабженным сквоз­ным прямоугольным отверстием. Гарды обеих са­бель имеют округлую форму (каплевидную у шабалинской, овальную у кабаковской). Кабаковская сабля снабжена елманью, овальной гардой с бор­тиком, полусферическим навершием, обоймой ру­кояти, язычковой обоймой и четырьмя долами на клинке. В черене сабли пробиты два сквозных от­верстия, предназначенных для крепежных стерж­ней с заклепками. Наряду со слабоизогнутыми саблями алтай­ ские воины использовали «улду» с сильнозагну­тым клинком. Редкой находкой для Алтая является короткая сабля (или ятаган) с широким, сильно изогнутым клинком, скошенным острием, односторонним кре­стообразным перекрестьем, цельнокованой руко­ятью и раздвоенным навершием (Кунгуров, 1997, с. 228) (рис. 81,5). Возможно, именно такие клин­ки называются в алтайском эпосе «чолтык улду» — «короткая сабля» (Соенов, 1994, с. 180). Короткоклинковое оружие телеутских воинов составляли кинжалы с прямыми, двулезвийными клинками, без перекрестья или с овальным перекрестьем и загнутыми концами. В Горном Алтае был найден кинжал с прямым однолезвийным клин­ком, без перекрестья (Худяков, 2004 а, с. 314-315). В материалах алтайского фольклора говорится об однолезвийных или складных ножах (Соенов, 1994, с. 180). Вероятно, складные ножи могли быть за­имствованы алтайскими кочевниками у русских казаков и служилых людей
  3. Структура вооруженных сил алтайских племен XVII — первой половины XVIII в. Военная организация алтайцев в эпоху поздне­ го Средневековья сформировалась под влиянием монголов. В период вхождения Алтая в состав мон­гольских государств на его кочевое население рас­пространялась монгольская десятичная система деления войска и народа. Во главе отдельных от­ рядов стояли командиры, носившие титулы «баатыр», «кезер», «алын» [Алып? - от меня](Соенов, 1994, с. 184). Обычно отряды алтайских воинов, идущих в набег, насчитывали 200-50 0 человек. Например, для похода на р. Или (в Джунгарию) в 1755 г. алтайскими зайсангами были отобраны около 500 воинов, вооруженных копьями, саадаками и фи­тильными ружьями. В случае крупных военных кампаний телеутские феодалы могли выставить отряды от тысячи до 2 тыс. человек и даже больше. Присягая на верность России 12 алтайских зайсангов обязались, по призыву российских властей, выставлять «в поле» отряд в 1-2 тыс. воинов. Ин­тересно, что численность подразделений зависела от времени года: «И ежели Белой царь, когда в по­требном случае нам, двенадцати зайсангам, соиз­волит повелеть, на наш зенгорский народ, или куда в другое место нарядить в поход войско, то мы онаго войска, в зимнее время по тысяче, а в летнее время по две тысячи человек немедленно будем отправлять» (Международные отношения в Цент­ ральной Азии..., 1989, с. 222). Русские письменные источники конца XVII в. упоминают отряды в 3 000 человек, однако в их состав, кроме телеутов, также входили джунгары и енисейские кыргызы (Ивонин, Колупаев, 2003, с. 13). В период существования Джунгарского ханства телеутские кочевники находились в вассальной зависимости от джунгарских хунтайджи. Отряды телеутов принимали участие в военных действиях в Центральной Азии в составе джунгарских войск. Отдельные западномонгольские отряды присоеди­нялись к телеутам в ходе их военных набегов на русские и «ясачные» поселения Северного Алтая. Кроме того, алтайские воины участвовали в меж­доусобных столкновениях джунгарских феодалов. Например, в знаменитом противоборстве Амурса­ны и Даваци алтайские феодалы выступили на стороне последнего (Златкин, 1958, с. 298). Такая практика способствовала усвоению воинами Алтая комплекса вооружения и тактических приемов западномонгольских кочевников. После разгрома Джунгарии армиями Цинской им­ перии в середине XVIII в. большая часть кочевников-телеутов нашла себе убежище в южных районах Западной Сибири и на Алтае, в пределах России
  4. Вооружение и военное дело народов Южной Сибири, а именно: Алтайцев(Телеутов), Кыргызов и их Кыштымов, Тувинцев Алтайцы Среди объединений тюркских кочевников, иг­ равших важную роль в военно-политической исто­ рии Алтая и сопредельных районов Западной Си­ бири в эпоху позднего Средневековья и Нового времени, были улусы телеутов. В конце XVI — XVII в. телеуты, населявшие горы и степи Алтая, верховья Прииртышья, Приобья и Притомья, входили в состав Большого телеутского улуса. В период существования этого го­ сударства военные отряды телеутов принимали участие в военных действиях против российских властей в Сибири на стороне наследников хана Кучума, стремившихся возродить Сибирское хан­ ство, и выступали совместно с русскими против енисейских кыргызов, чтобы подчинить шорцев и удержать их в кыштымском, зависимом положении. Они совершали походы против чатских, эуштинских и барабинских татар. На протяжении большей части существования своего единого государства и после его распада на два улуса телеуты находи­ лись на положении союзников, а в дальнейшем — кыштымов в составе Джунгарского ханства и вое­вали на стороне джунгар. Ввиду многолетних со­юзнических и вассальных отношений с ойратами, русские воспринимали их как часть джунгар и на­зывали «белыми калмыками», в отличие от других тюркских номадов Южной Сибири, которых обоб­щенно именовали «татарами», или «киргизами», и джунгар («черных калмыков»). В период позднего Средневековья территория Саяно-Алтая являлась «яблоком раздора» среди могущественных соседних держав. Наличие зале­жей железной руды и значительного количества местных мастеров, способных добывать и обраба­тывать железо, делали земли Саяно-Алтая привле­кательным объектом военной экспансии со сторо­ны кочевых феодалов Центральной Азии. Неудивительно, что политический и военный контроль над жителями Саяно-Алтая в эпоху позднего Средневековья стал рассматриваться монгольскими правителями как один из важнейших приоритетов внешней политики. В начале XVII в. кузнечное дело, «соединенное с умением получать железо из руды», было широко распространено среди жителей Саяно-Алтая. Вмес­те с тем искусство добычи желез а и изготовления из него предметов защитного и наступательного вооружения, а также предметов быта являлось, наряду с охотой, главным занятием северных ал­тайцев (шорцев, челканцев, тубалар), в то время как южные алтайцы (собственно алтайцы и теленгиты) занимались в основном скотоводством (По­тапов, 1953, с. 121-123). Наиболее значительные центры по производ­ ству железных изделий в XVII в. располагались преимущественно в северных районах региона. В силу своего широкого распространения железо­ делательная промышленность шорцев позволяла им активно торговать оружием и предметами защитного вооружения собственного изготовления. Оружейники «Кузнецкой земли» единовременно производили тысячи комплектов защитного и наступательного вооружения, которые поступали в джунгарские и телеутские войска. Продвижение русских на Алтае сдерживалось сопротивлением местных телеутских князцов и стоявших за ними джунгарских феодалов. В 1617г. князец Абак совершает нападение на «Чатский го­ родок», а весной 1618 г. — набеги на русские и ясачные поселения Томского и Кузнецкого уездов (Модоров, 1996, с. 36). Построенный в 1618 г. Куз­нецкий острог не привел к полному подчинению жителей «Кузнецкой земли» (шорцев). Судя по со­ общению служилых людей, датированному 1622 г., ясак русскому царю из 3 тыс. жителей «Кузнецкой земли» платили лишь те «кузнецы», которые «жи­ вут близко острожку всего с двести человек». В то время как «кузнецкие ж люди (которые) живут от Кузнецкого острогу далеко, и теми кузнецкими людми владеют колмацкие люди и ясак с них емлют соболями и железом всяким деланным». Тем не менее русские продолжали медленно продвигаться в глубь Алтая, опираясь на быстро возводимые ост­роги. В 20-х гг. XVII в. им удалось закрепиться в верхнем течении Оби по pp. Иня и Чумыш. В 1625 г. с верховьев р. Кондомы русский отряд проник к Вии и обложил ясаком местных жителей, живших по р. Лебедь. В 1627 г. атаман Петр Дорофеев взял ясак с тубаларов. Активность русских вызвала агрессию со стороны телеутов, опасавшихся поте­ри своих кыштымов. Ранее присягнувший Россий­скому государству князец Абак,поддержанный западномонгольскимифеодалами в 1628 г., совер­шил набег на Кузнецк, подтвердив уязвимость но­вых русских владений на Алтае. В 1629 г. телеут­ские войска подступили к Томску, но были отброшены казаками и служилыми татарами. В начале 30-х гг. XVII в. отряд Якова Тухачевского, скомплектованный из томский служилых, взял реванш за разорения прошлых лет, разгромив объединенную армию сибирских татар, телеутов, ойратов и чатов у р. Обь под Чингизским городком. Но раз­вить успех в полной мере сибирской администра­ции в этот период не удалось. Главным направлением деятельности местных служилых сибирские воеводы определили захват и удержание стратегически важной территории в месте слияния pp. Бия и Катунь. Однако здесь цар­ских наместников ждало разочарование. Русские отряды раз за разом уходили в поход и, не выпол­нив поставленную задачу, возвращались обратно. Отряд Ф. Пущина, отправленный для строитель­ства острога в месте слияния Бии и Катуни, был остановлен у р. Чумыш телеутами Абака. 3 сен­тября 1632 г. состоялось сражение , после которого русские не рискнули продолжить свое продви­жение на юг. Попытка решить эту задачу в сле дующем, 1633, году также не удалась. Высланный из Кузнецка отряд Петра Сабанского, «лыжным ходом» двинувшийся к месту строительства остро­га, хотя и нанес поражение отряду князца Мандрака, но из-за больших потерь и нехватки продоволь­ствия задачу не выполнил. Походы П. Сабанского в 1642-1643 гг. также закончились безрезультатно. Через 10 лет, в 1653 г., в интересующий сибирскую администрацию район прорвался отряд русских служилых из Кузнецка. Он собрал ясак с местных жителей, но закрепиться на данной территории не смог. Дополнительным фактором, препятствовавшим (начиная с 50-х гг. XVII в.) проникновению русских служилых в регион, была возрастающая военная и политическая активность Джунгарского ханства, которое рассматривало Алтай как часть своей тер­ ритории. Ситуация обострилась в 1700 г., когда телеутские и джунгарские войска вместе с отрядом енисейских кыргызов снова атаковали Кузнецк. Российские власти ответили возведением новых острогов: Умревинского (1703), Бердского и, на­ конец, Бикатунского (1709). Обычно данные со­ бытия воспринимаются как убедительный успех русских в регионе. Однако первые два острога на­ ходились достаточно далеко к северу от основных спорных территорий, а Бикатунский острог был уничтожен степняками уже в 1710 г. Попытка ре­шительного прорыва через земли Южной Сибири к Яркенду и вовсе привела к разгрому экспедици­онного корпуса Бухгольца в 1716 гг. Отступая на север, Бухгольцосновал Омскую крепость (1716). Таким образом, решительный натиск русских на Алтай в этот период был отражен джунгарами. Однако по мере того, как ханство увязало в бое­вых действиях против Цинской империи и казахов, российские военачальники действовали все более уверенно. В 1717-172 0 гг. возникает новая сеть российских крепостей: Железинская (1717), Белоярская (1717), Бийска я (1718), Усть-Камено­горская (1720). По выражению А. Р. Ивонина и Д. В. Колупаева, «джунгарские владения на Алтае оказались окруженными с трех сторон: с запада — Иртышской линией, с востока — Кузнецкой и Бийской крепостями, с севера — Томской и цепью острогов по речной системе Оби...» (Иванин, Колупаев, 2003, с. 14). Успех был налицо. Однако считать его главным результатом «присоединение Алтая к России» (там же ) кажется нам явным пре­увеличением. Достаточно взглянуть на карту, что­ бы убедиться в том, что под российским контролем даже в начале 20-х гг. XVIII в. находилась лишь северная оконечность Горного Алтая, в то время как основная его территория продолжала оставать­ ся под властью джунгарского хунтайджи. В 1726 г. казаки И. Ефимов и В. Кузнецов, ездившие по за­ данию русского посла С. Л. Владиславича-Рагузинского в Туву и на Алтай, сообщали, что до Телеуцкого озера — «владение российское, живут народы татарские... За Тележским озером владение Колмацкое». Само Телецкое озеро «большею частию в Зенгорской стороне состоит, ибо по обе стороны от того озера от начатия Бии-реки до Губы-Кули и речки Сабинки имеется россискаго владения Кергеской (Кергежской) двоеданской татарской волос­ти толко двадцать шесть верст». Живущие же в истоках Бии и по берегам Телецкого озера телесы «в подданстве более стоят в Зенгорское владение, дают же оные телесцы волной ясак в город Кузнецк толко по шестьдесят соболей в год и то своею во­ лею, а не положением». Таким образом, в результате российско-джунгарского противоборства конца XVII — первой трети XVIII в. русским удалось закрепиться в се­верной части Горного Алтая, однако большая часть региона осталась за Джунгарией. Кроме того, ряду алтайских племен был присвоен статус двоеданцев, обязанных вносить ясак в российскую казну, а «алман» — в джунгарскую. Этот вариант в целом устраивал западных монголов, так как позволял собирать с северных территорий металлическое сырье, шедшее на изготовление предметов воору­жения. При оценке «системы двоеданцев» отечест­венные исследователи обычно акцентируют вни­мание на российско-джунгарских конфликтах по разграничению сфер влияния в Саяно-Алтае. Од­нако нельзя не отметить, что острота вопроса (решенного, к слову, за счет местного населения ) после введения «двойного налогообложения» в значительной степени спала, хотя конфликты из-за отдельных территорий, родов и племен вспыхивали постоянно. Тем не менее западные монголы про­ должали взимать с местного населения железное сырье и готовые железные изделия вплоть до кру­шения Джунгарского ханства в середине XVIII в., после чего местные феодалы приняли решение при­нять российское подданство и Горный Алтай стал частью Российской империи (1756).
  5. 1.Алтаец в колпаке 2. Кукла в нац одежде Алтайцев. На нем интересная шапочка ныне почти не используемая . (Калбаң бөрук?)
  6. Алтай бөрүк
  7. Алтай (Телеңет) бөрүктар
  8. Алтай бөрүктар
  9. Алтайцы на изображении из музея "Панорама". Алтайский край.
  10. Там же По Китайским источникам, 87 Телеуты в количестве 4 тыс. Кибиток-юрт составляли в Джунгарии отдельный сеок, которым управляли четыре Телеутских зайсана, как мы знаем, с наследственной властью; одним из них в начале 20-х годов 18 в и был Байгорок Табунов (правнук Абака). Общая численность Телеутов, проживавших в основном в Джунгарии, составляла около 20 тыс. человек, если принять, как обычно, коэффициент 5 человек для юрты-семьи. Посол И. Унковский, побывавший в Джунгарии в 1722-1724 гг., не сообщает численности, а пишет: "Под его контайшиным владением обретаются разные народы, а именно, его настоящий народ, именуемый Зюнгары, Киргизы, Урянхайцы (Tuvinians), Теленгиты и Мингаты, . .". 88 Кыргызы, переселенные с Енисея, также составляли сеок в 4 тыс. Кибиток и управлялись тоже четырьмя зайсанами, а Тувинцы-Урянхайцы числились как ханство, но какое количество юрт у них было, не сказано. Мингаты, упомянутые Унковским, были в свое время угнаны в Джунгарию из Тувы, из долины Хемчика. В Джунгарии они числились отдельным сеоком в 3 тыс. Кибиток и управлялись двумя зайсанами. 89 Косвенно можно судить о значительной по тем временам численности Телеутов-Теленгутов и по сообщению (1723 г.) Коменданта Усть-Каменогорской крепости о прибытии в крепость 9 Теленгутов для торговли (скот и шкурки соболей), которые рассказали: "Отпущены-де они от Конташни кочевать в прошлом 720 г. по Убе и Иртышу рекам, и в оных де местах кочует их человек с тысячи три". 90 Три тысячи человек - только одна группа Телеутов, которой разрешено было кочевать на правобережье Иртыша у Западного Алтая, - это немалая цифра. Сопоставим с ней 3000 юрт Обских Телеутов, которыми ведал зайсан Байгорок Табунов. А если взять более поздние данные, отражающие уже по крайней мере полувековое существование Телеутов после переселения их в Джунгарию, то цифра численности еще повысится. Из письма одного Телеутского зайсана на имя царицы Елизаветы (Elisabeth) Петровны (1756 г.) мы узнаем, что когда начался разгром Джунгарии войсками Цинской династии, Телеутские зайсаны бросились бежать из Джунгарии в Южную Сибирь (на свою прежнюю родину) и направились к русским крепостям, граничившим с Алтаем. По дороге на них неоднократно нападали Китайские войска, и все же "с пять тысяч Кибиток на лошадях и верблюдах едва и живот свой бегом спасли, потом и к российским границам с немалым носпешением стали приближаться". 91 88 Посольство Унковского, стр. 193. 89 После начавшегося падения Джунгарии, последовавшего за смертью Галдан-Церена (1745), Мингаты вместе с Телеутами начали выселяться из Джунгарии на родину. Часть их достигла Тувы и смешалась с другими родо-племенными группами. В районе Кобдо (в Зап. Монголии) имеется целый хошун Мингатов, оМонголившихся по языку и в значительной мерепо культуре и быту. Они описаны Г. Потаниным (Очерки Северо-Западной Монголии, тт. 2, 4). 90 Памятники Сибирской истории 18 в., кн. 2, стр. 435.
  11. Телеуты тоже были насильственно переселены в Джунгарию, хотя этот вопрос совершенно не освещен в исторической литературе. Переселение проводилось по распоряжению Цэван-Рабдана, о чем он и сказал в 1716 г. в разговоре с русским послом И. Чередовым.80 Джунгарский контайша подчеркнул тогда, что он освободил спорные территории от кочевавших там Кыргызов и Телеутов для устранения конфликтов, возникавших будто бы из-за их подданства Джунгарии. В разговоре с послом И. Унковским Джунгарский хан также упомянул однажды о том, что Телеуты раньше жили "около Оби реки, и оных-де с две тысячи побили и побрали, а достальные-де сюда ушли".81 Факт административного переселения в Джунгарию в начале правления Цэван-Рабдана и полной зависимости Телеутов хорошо устанавливается не только со слов Джунгарского хана, но и по некоторым другим историческим материалам. В челобитной Телеутского князя Байгорока Табунова (внука Коки Абакова и сына Табунки Кокина) от 18 января 1722 г., поданной на имя русского царя через Тобольскую губернскую канцелярию, представляющей собой жалобу на бывшего коменданта г. Кузнецка Б. Синявина, говорится: "В прошлых-де годах прародители его (Байгорока, - Л. П.) все жили в Калмыцкой урге (ставке Джунгарского хана, - Л. П.) под владением тамошних владелцов многие годы. А дед его, когда была при Томску служба, с Киргизы служил его императорскому величеству с русскими служилыми людми. а с подчиненными своими служилыми же Калмаки с тысячью человеки. И поручил он (Baigor) под высокую его императорского величества руку оную Киргискую землю и взял аманатов и привез к отдаче в Томск. А он, Байгорок, служил в Калмыцкой урге и жил в Обских краях князцом, имел у себя подданных ему служилых Калмыков 3000 дымов". 82 В челобитной рассказывается о некоторых поручениях Джунгарского хана, которые приходилось выполнять Телеутскому зайсану Байгороку как служебному лицу. 79 Л. П. Потапов. Происхождение и формирование Хакасской народности, стр. 161-168. 80 И. 3латкин, ук. соч., стр. 347-348. 81 Посольство Унковского, стр. 136. 82 Памятники Сибирской истории 18 в., кн. 2. СПб., 1885, стр. 295- 297. Урга - ставка Джунгарского хана. 114 Например, он выезжал с отрядом Телеутов в тысячу человек по приказу контайши к Ямышеву озеру "для охранения его императорского величества казны и русских людей от Казачьей (Kazakh ?) орды, и том радение свое казал, и никаковы порухи над оной казной и к людям от них Казачьей (Kazakh ?) орды в той Ямышевской степи не бывало". 83 Упоминаемый в челобитной дед Байгорока - это князь Абак, который в первой четверти 17 в. действительно участвовал в походах из Томска на Енисейских Кыргызов (The Russian campaigns against the Enisei Kyrgyzes using Teleuts, and against Teleuts using Kyrgyzes, are also "not covered at all in the historical literature" - Translator's Note). Дедом он назван, конечно, неправильно. Он был прадедом Байгорока, но при переводе с Телеутского языка общий термин, означающий и деда и прадеда и прапрадеда (у Телеутов была классификационная система родства), был переведен по-русски как "дед". Нет никаких оснований сомневаться в насильственном переселении Телеутов в Джунгарию. Другое дело - мотивы такого переселения. Едва ли говорил правду Цэван-Рабдан, объясняя переселение Енисейских Кыргызов и Телеутов к себе с целью "улучшения отношений" с Русским государством. Вероятно, более прав был тот пленный томский Татарин, с которым повстречался в лесу житель г. Тары Михаил Заливин (находившийся в составе посольства И. Унковского в ставке Цэван-Рабдана), сообщивший Заливину "и для того Киргизов и Теленгутов контайша к себе забрал, чтобы от него не ушли". 84 Остается только неизвестным, когда произошло насильственное переселение Телеутов в Джунгарию. Хотя несомненно случилось оно в первые годы правления Цэван-Рабдана, но когда точно, мы не знаем. Казалось бы, ответ можно усмотреть в документе 1699 г., в котором русские служилые люди, приехавшие из Томска, Красноярска и Кузнецка, докладывали, что "Кыргызы и Телеуты - это Араптана-де контайшины люди". 85 Но из такого сообщения еще не ясно, были ли в это время переселены Телеуты, так как Кыргызы, например, в 1699 г. жили еще на своих местах. К этому времени, видимо, большая часть Телеутов, находившаяся под властью Коки Абакова и его сына Табуна, кочевала в верховьях Алея, т. е. на территории, захваченной Джунгарскими ханами. В Томский уезд Телеуты приходили лишь для разбоя (i.e. to collect yasak from thier kyshtyms, as they did before the Russians took over the very same extractions not entitled to be called "robberies" - Translator's Note). В один из таких набегов в 1700 г. они разграбили Белых Калмыков, живших у Оби, "сожгли их улусы, угнали скот и пленных". 86 И все же решить вопрос о годе насильственного переселения Телеутов на основании таких фактов не представляется возможным
  12. Л. П. Потапов ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ АЛТАЙЦЕВ Часть 2 БЛИЖАЙШИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДКИ АЛТАЙЦЕВ http://s155239215.onlinehome.us/turkic/20Roots/201Altaians/Potapov-AltaiansEthnPart2Ru.htm "Из нашего обзора видно, что в 17 в., как свидетельствуют русские исторические документы, на Алтае и его предгорьях с севера жили, под теми же названиями, ближайшие исторические предки наиболее крупных сеоков современных южных Алтайцев, составляющих по крайней мере половину их населения, если пользоваться данными переписи 1897 г. 55 Нам не встретились в указанных выше документах 17 в. только такие названия, как Kыпчак, Кобек, Тонгжоан, представлявшие собой в конце 19 и начале 20 в. крупные сеоки южных Алтайцев. Однако это не значит, что в 17 в. на Алтае не было предков этих сеоков. Русские исторические источники, естественно, не отражали полностью родо-племенного состава южных Алтайцев, тем более, что не все из их предков в то время входили в состав Русского государства и платили ясак. В результате обзора выявилось также, что Горный Алтай со второй половины 17 в. находился в зависимости от Джунгарских феодалов (funny language, "Dzungar feudals" is a code word for the Dzungar state, while the "Russian state" is a code word for Russian feudals. Such ideosyncrasies abound - Translator's Note), проникавших на Алтай преимущественно со стороны Тувы. Так, например, в течение ряда лет в 1660-х годах в Туве пребывали отряды Джунгарских тайши Сенге, расположенные в районе Хемчика, где они находились до конца его жизни (умер в 1670 г.). 55 К ним относятся, кроме Телеутов вообще, Мундус, Тодош, Иркит, Найман, Кергиль, Толес (Тeлес)."
×
×
  • Create New...