Рекомендованные сообщения

Укрепляя свою власть с помощью варягов, подчинил Киеву вятичей, радимичей и ятвягов (племена, жившие на западе нынешней Белоруссии). Для более успешного противостояния кочевникам (печенегам и др.) выстроил крепости и земляные валы на южных рубежах: по рекам Десне, Ирпени, Осетру, Суле, Трубежу. Летописи подчеркивают воинственность и жестокость Владимира-язычника, не чуждавшегося и человеческих жертвоприношений.

В 995 году Владимир с войском вынужден был бежать от печенегов около Васильева; в 997 году, когда Владимир отправился в Новгород собирать войско, печенеги напали на Белгород (город был спасен чудом). Воевал с Волжской Болгарией. Известны также его войны с Византией и Польшей (поход 992 года).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Константину не раз приходилось принимать участие в спорах по вопросам веры, защищать ее силою своего ума и знаний; затем он должен был с братом по желанию царя отправиться в землю хазар, проповедовать Христову веру и отстаивать ее против евреев и мусульман. По возвращении оттуда Мефодий крестил болгарского князя Бориса и болгарВ 861 году император вызвал святых Константина и Мефодия из монастыря и отправил их к хазарам для евангельской проповеди. По пути следования они остановились на некоторое время в г. Херсонес (по-славянски Корсуни) в Крыму близ современного Севастополя. Там святые братья участвовали в открытии и перенесении останков (мощей) священномученика Климента, третьего по счету папы Римского, сосланного в Херсонес римским императором Траяном в 102 г. и убитого там путем утопления в море с якорем на шее. В славянских переводах сохранились тексты написанных св. Константином сказаний об обретении мощей и стихотворных гимнов по этому поводу. Здесь же в Корсуни он нашел Евангелие и Псалтирь, писанные «русскими буквами», и встретил человека, говорящего по-русски, поразился сходностью русской и болгарской речи, и стал учиться у него читать и говорить на его наречии. Сейчас уже никто не скажет какими были буквы и что это был за человек, но получается, что у святых Константина и Мефодия в нашем народе был свой предтеча. Потом братья отправились к хазарам, где одержали победу в прениях с иудеями и мусульманами, проповедуя Евангельское учение. На пути домой проповедники снова посетили Корсунь, взяв там мощи св. Климента, вернулись в Константинополь. Это было третье миссионерское путешествие св. Константина и самое значимое для дальнейших событии. В 863 году в Константинополь прибыло посольство правителя Великоморавской державы Ростислава,просившего у императора Михаила прислать учителей для проповеди в недавно принявшей христианство стране. «Земля наша крещена, но нет у нас учителя, который бы наставил, и поучил нас, и объяснил святые книги. Ведь не знаем мы ни греческого языка, ни латинского; одни учат нас так, а другие иначе, от этого не знаем мы ни начертания букв, ни их значения. И пошлите нам учителей, которые бы могли нам рассказать о книжных словах и о смысле их.» 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 торки, печенеги, берендеи и ковуи. Также по одному разу летопись упоминает турпеев (1150) и каспичей (1160). Последнее упоминание тюркских вассалов киевских князей в летописи относится к 1235 году и касается торков. 

Ход событий

В 985 году киевский князь Владимир Святославович направился в поход на Волжскую Булгарию, после чего напал на хазар.

[править]Итог

Победа Киевской Руси: хазары обложены данью.

Некоторые исследователи окончательный разгром Хазарии связывают именно с этими походами Владимира. Летопись сообщает, что Владимир действовал в союзе с огузами (торками):

Иде Володимер на Болгары с Добрыней уем своим в лодиях, а торки берегом приведе на коних; и победи Болгары[1].

По сообщению Иакова Мниха, поход Владимира на Волгу был направлен не только против болгар, но и против хазар:

И на Козары шед, победи а и дань на них положи[2].

К этому походу Владимира на хазар относится сообщение Мукаддаси о Руси, «нашествовавшей на них (хазар) и овладевшей их страной». Это свидетельство тем более ценно, что исходит от современника данного события, закончившего свой труд в 988989 году. Хазары к этому времени находились уже под властью Хорезма и стали мусульманами, хотя, судя по замечанию того же Мукаддаси, власть Хорезма над ними была непрочной и хорезмшаху Мамуну неоднократно приходилось утверждать её силой, вводя в хазарскую столицу свою армию[3].
Подробнее: http://cyclowiki.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D1%85%D0%BE%D0%B4_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0_%D0%BD%D0%B0_%D0%A5%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%8E

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
4 минуты назад құйрықит батыр написал:

 торки, печенеги, берендеи и ковуи. Также по одному разу летопись упоминает турпеев (1150) и каспичей (1160). Последнее упоминание тюркских вассалов киевских князей в летописи относится к 1235 году и касается торков. 

Ход событий

В 985 году киевский князь Владимир Святославович направился в поход на Волжскую Булгарию, после чего напал на хазар.

[править]Итог

Победа Киевской Руси: хазары обложены данью.

Некоторые исследователи окончательный разгром Хазарии связывают именно с этими походами Владимира. Летопись сообщает, что Владимир действовал в союзе с огузами (торками):

Иде Володимер на Болгары с Добрыней уем своим в лодиях, а торки берегом приведе на коних; и победи Болгары[1].

По сообщению Иакова Мниха, поход Владимира на Волгу был направлен не только против болгар, но и против хазар:

И на Козары шед, победи а и дань на них положи[2].

К этому походу Владимира на хазар относится сообщение Мукаддаси о Руси, «нашествовавшей на них (хазар) и овладевшей их страной». Это свидетельство тем более ценно, что исходит от современника данного события, закончившего свой труд в 988989 году. Хазары к этому времени находились уже под властью Хорезма и стали мусульманами, хотя, судя по замечанию того же Мукаддаси, власть Хорезма над ними была непрочной и хорезмшаху Мамуну неоднократно приходилось утверждать её силой, вводя в хазарскую столицу свою армию[3].
Подробнее: http://cyclowiki.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D1%85%D0%BE%D0%B4_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0_%D0%BD%D0%B0_%D0%A5%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%8E

В результате похода Святослава, совместного с нападением огузов, Хазарский каганат был разгромлен, его крупнейшие города Итиль и Семендер разрушены, а Саркел и Самкерц захвачены противником, сами хазары бежали в страны Каспия.

Как сообщает Ибн Хаукал, через некоторое время после разгрома Хазарии, бежавшие хазары с помощью армии Ширвана сумели отбить Итиль и Хазаран.

Для освобождения городов солдат дал Мухаммед ибн Ахмад ал-Иазиди, правитель Ширвана. Можно предположить, что хазары наняли этих солдат, либо согласились подчиняться Ширвану:

И дошло до меня, что большинство из них вернулось в Итиль и Хазаран при поддержке Мухаммада ибн Ахмада ал-Азди, владетеля Ширваншаха, и содействовал он им (хазарским беженцам) своими воинами и своими людьми, а они, надеясь, просили, чтобы с ними заключили договор, и они были бы покорны им за участок земли, на котором они (хазарские беженцы) будут жить[1].

Эта война могла проходить в период правления Мухаммеда ибн Ахмада ал-Иазиди (правил в 981991 годах). Возможно, война пришлась на последние годы его правления (988991 годы), когда он стал владеть и Дербентом.

От кого именно освободили хазары и ширванцы Итиль не совсем ясно. Возможно от русов или огузов, а может быть от хорезмийцев, которые также захватывали Хазарию.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

вообщем огузы были основой одной части черных клобуков - торков происходили из района сырдарьи, часть после битвы с половцами отошла на кавказ часть на дунай

В XII веке торки опять появляются у Дона. В 1116 году торки и печенеги бились у Дона два дня с половцами и «придоша в Русь ко Володимеру» (Мономаху). В 1121 году Владимир прогнал из Руси берендеев, а торки и печенеги бежали сами.

Часть торков ещё в XI веке заняла местности по р. Роси и подчинилась местным князьям. Центром этих полуоседлых торков был город Торческ. На левом берегу Днепра поселилась другая группа торков, признавших власть переяславского князя. По известиям XII века, эти торки занимали местность близ города Баруча. Часть торков перешла Дунай и приняла подданство Византии.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
16 hours ago, құйрықит батыр said:

Да уж пострадали каракалпаки в то время очень сильно. 90 процентов наверно преувеличение, хотя во время распада ЗО они вроде бы поддержали одного из чингизидов, который проиграл. После чего отошли под ударами к джунгарам ближе, став им союзниками и данниками, потом разделение, и по видимому гибель вместе с Джунгарией. Вообщем думаю примерно 70 процентов они потеряли к началу хивинского периода. Племена довольно знакомые на слух. Вроде как с конрат- кониратами ясно, к киятам вроде бы относился тот самый Мамай, часть кипчаков входила в Ногайскую орду, как и вроде мангыты, китаи-кидани, что-то слышал и про кенегесов. честно совершенно не знакомо имя муйтены. Почему я упомянул Мамая? Есть версия что именно крым и степи до кавказа были то ли его владениями то ли союзниками. Когда его сыновья приняли власть литовцев, один из них ушел в крым, но есть версия что после ушел на дон или кавказ, где мог как к ногаям так и к черкесам присоединиться.

Если имеете ввиду Абдал Гаффара, то он не проиграл битву, а предательски убит и скорее всего с согласия самих же каракалпаков. Слишком уж запутали его происхождение - настоящий он шейбанид или ненастоящий, большинство каракалпаков, видимо, сами не знали. Но он сделал очень важное, дал толчок к объединению, дал понять, что каракалпаки также самостоятельная этническая единица. До него каракалпаки еще не сложились как народ, а были лишь сословием, аналогично черкассам (козакам) в составах разных ханств составляли лишь боевую единицу. Одновременно они упоминаются среди подданных Абдуллы хана бухарского, Тауекеля казахского, Кучума сибирского, Ораз Мухаммед бия Большой ногайской орды, а по Бердаху еще и в Ургенче. 

Данниками джунгар стали по меньшей мере 2/3 каракалпаков, которые в дальнейшем уже не восстановились, до хивинского периода сохранились лишь Нижние каракалпаки и то сильно потрепанные из-за противостояний с Абулхаиром казахским, и вдобавок пережившие еще и свои внутренние конфликты - междоусобицы, связанные с рвением к власти племенных вождей во второй половине 18 века.

По Мамаю надо бы уточнить, есть ли у него родственные связи к темнику Ногаю, когда-то владевшему Крымом и Причерноморьем?! Я просто не изучал, без каких-либо оснований событиям ранее 1598 года не лезу, хотя бы с этими разобраться.  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
On 24.03.2018 at 12:14 AM, құйрықит батыр said:

как вы думаете кто по происхождению муйтены каракалпакские?

Пока конкретно ничего не могу сказать, все что знаю, есть в теме "Муйтены" в ветке "Тюрки".

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
10 hours ago, құйрықит батыр said:

вообщем огузы были основой одной части черных клобуков - торков происходили из района сырдарьи, часть после битвы с половцами отошла на кавказ часть на дунай

В XII веке торки опять появляются у Дона. В 1116 году торки и печенеги бились у Дона два дня с половцами и «придоша в Русь ко Володимеру» (Мономаху). В 1121 году Владимир прогнал из Руси берендеев, а торки и печенеги бежали сами.

Часть торков ещё в XI веке заняла местности по р. Роси и подчинилась местным князьям. Центром этих полуоседлых торков был город Торческ. На левом берегу Днепра поселилась другая группа торков, признавших власть переяславского князя. По известиям XII века, эти торки занимали местность близ города Баруча. Часть торков перешла Дунай и приняла подданство Византии.

Некоторые моменты из работ хорезмской экспедиции под руководством С.П.Толстова

Quote

 

Племена печенегов и огузов VIII—XI вв. были той этнической средой, в которой началось формирование собственно каракалпакской народно­сти. Однако огузы, оказав значительное влияние на этногенез каракалпа­ков, в основном вошли в состав туркменского народа.

К государству огузов примыкали владения Печенежского племенного союза; восточные группы составлявших его племен были тесно связаны с огузами, входя даже частично в их государство; до конца IX в. тер­ритория печенегов простиралась от Урала, доходила до Волги и граничила с владениями мадьяров. В начале X в. огузы («узы» или «торки» русских летописей), объединившиеся с хазарами, вытеснили западную часть пече­нежских племен, хлынувших в южнорусские степи. Постепенно печенеги заняли обширные пространства юга Киевской Руси от Хазарского кага­ната до Византии. Оставшиеся на территории Приаралья восточные пече­неги, называемые в исторических источниках «тюркскими» (в отличие от западных — «хазарских»), прочно объединились с огузами и в дальней­ших исторических событиях] неизменно выступали на политической аре­не совместно с «торками» на их стороне, даже в тех случаях, когда послед­ние вступали в борьбу с родственным им западным ответвлением Печенеж­ского союза племен.

Именно эта группа восточных печенегов, связавшая свои судьбы с огу­зами, по мнению современных исследователей (П. П. Иванова, С. П. Толстова и др.) стала основой формирования каракалпакской народности. Предания каракалпаков свидетельствуют о совместной с огузами жизни в областях Приаралья и об участии некоторых групп каракалпаков в гран­диозном сельджукском движении XI в. из бассейна Сыр-Дарьи через Хорезм и Нуратинские горы на юго-запад, в нынешнюю Туркмению, Хорасан и Малую Азию. В материальной культуре и искусстве потомков огузов — туркмен сохранилось много общих черт с каракалпакской культурой.

В XI в. государство огузов подверглось завоеванию многочисленного тюркоязычного народа, выделившегося из среды кимакских племен,— кыпчаков, пришедших из Сибири, с бассейна Иртыша; под натиском кыпчаков (половцев, команов) часть огузов и объединившихся с ними восточ­ных печенегов продвинулась в пределы Киевской Руси и поселилась в бас­сейне р. Рось (приток Днепра). В XII в. впервые появляется в русских летописях в применении к этим поселенцам этноним «каракалпаки» в фор­ме «черные клобуки» — так переводил летописец тюркские слова «кара­калпак», буквально — «черная шапка». «Черные клобуки» вступили в до­говорные отношения с русскими князьями, получив от них пограничные земли для поселения под условием защиты границ Руси от половцев. «Чер­ные клобуки» постоянно упоминаются в летописях; они активно участво­вали в политической жизни Киевской Руси, и, входя в состав ее населения, по выражению летописца, становились «своими» на этой новой для них родине. В том же XII в. этнический термин «каракалпак» появляется и в Приаралье, где он применялся, очевидно, по отношению к оставшимся там восточнопеченежским племенам. В состав Кыпчакского союза, вклю­чавшего в свою территорию бывшие огузские владения, входило племя кара-боркли; этот этноним идентичен названию «каракалпак».

Современные исследователи предполагают, что этноним «каракалпак» («черные клобуки», «кара-боркли») — кыпчакский термин, применявший­ся пришельцами из Прииртышья к огузско-печенежским племенам завое­ванного ими Приаралья и бассейна нижней Сыр-Дарьи и вызванный ти­пом и цветом их головных уборов; от половцев заимствовало этот этноним, по всей вероятности, и население Киевской Руси.

 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 24.03.2018 в 15:15 Kamal написал:

Некоторые моменты из работ хорезмской экспедиции под руководством С.П.Толстова

В XI в. государство огузов подверглось завоеванию многочисленного тюркоязычного народа, выделившегося из среды кимакских племен,— кыпчаков, пришедших из Сибири, с бассейна Иртыша; под натиском кыпчаков (половцев, команов) часть огузов и объединившихся с ними восточ­ных печенегов продвинулась в пределы Киевской Руси и поселилась в бас­сейне р. Рось (приток Днепра). В XII в. впервые появляется в русских летописях в применении к этим поселенцам этноним «каракалпаки» в фор­ме «черные клобуки» — так переводил летописец тюркские слова «кара­калпак», буквально — «черная шапка». «Черные клобуки» вступили в до­говорные отношения с русскими князьями, получив от них пограничные земли для поселения под условием защиты границ Руси от половцев. «Чер­ные клобуки» постоянно упоминаются в летописях; они активно участво­вали в политической жизни Киевской Руси, и, входя в состав ее населения, по выражению летописца, становились «своими» на этой новой для них родине. В том же XII в. этнический термин «каракалпак» появляется и в Приаралье, где он применялся, очевидно, по отношению к оставшимся там восточнопеченежским племенам. В состав Кыпчакского союза, вклю­чавшего в свою территорию бывшие огузские владения, входило племя кара-боркли; этот этноним идентичен названию «каракалпак».

Именно эта группа восточных печенегов, связавшая свои судьбы с огу­зами, по мнению современных исследователей (П. П. Иванова, С. П. Толстова и др.) стала основой формирования каракалпакской народности. Предания каракалпаков свидетельствуют о совместной с огузами жизни в областях Приаралья и об участии некоторых групп каракалпаков в гран­диозном сельджукском движении XI в. из бассейна Сыр-Дарьи через Хорезм и Нуратинские горы на юго-запад, в нынешнюю Туркмению, Хорасан и Малую Азию. В материальной культуре и искусстве потомков огузов — туркмен сохранилось много общих черт с каракалпакской культурой.

Современные исследователи предполагают, что этноним «каракалпак» («черные клобуки», «кара-боркли») — кыпчакский термин, применявший­ся пришельцами из Прииртышья к огузско-печенежским племенам завое­ванного ими Приаралья и бассейна нижней Сыр-Дарьи и вызванный ти­пом и цветом их головных уборов; от половцев заимствовало этот этноним, по всей вероятности, и население Киевской Руси.

Принимаю поправку что торки имели в своем составе как печенежский, так и огузский компонент. Но черные клобуки начали формироваться все же скорее всего еще в 9 веке на основе мне пока неясной, скорее всего западные печенеги, возможно нет. Когда половцы разгромили союз восточных печенегов и огузов, они появились на территории Дон- Днепр-Дунай, которую я буду именовать Русским Диким Полем, известно что гарнизон оставленный в Белой Веже после погрома в Хазарии состоял из торков или их союзниковь, В Тьмутаракани же кроме русичей разместили союзных касогов и кажется берендеев. Не помню. На какой то период Киев контролировал территорию от Днепра до Волги, с помощью тюрков - противников хазар. После переноса действий Святослава и особливо его гибели, территории Хазарии попали под влияние половцов, арабов, и иных соседей территория контроля Киева сократилась до Тьмутараканского княжества. Мне представляется что земли черных клобуков и Тьмутараканское княжество составили единое пространство в политическом и этническом плане. Поэтому я бы рассматривал их в комплексе.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 В год 6493 (985). Пошел Владимир на болгар в ладьях с дядею своим Добрынею, а торков привел берегом на конях; и победил болгар. Сказал Добрыня Владимиру: "Осмотрел пленных колодников: все они в сапогах. Этим дани нам не давать - пойдем, поищем себе лапотников". И заключил Владимир мир с болгарами, и клятву дали друг другу, и сказали болгары: "Тогда не будет между нами мира, когда камень станет плавать, а хмель - тонуть". И вернулся Владимир в Киев.

 

 (986). Пришли болгары магометанской веры, говоря: "Ты, князь, мудр и смыслен, а закона не знаешь, уверуй в закон наш и поклонись Магомету".

болгары мусульманской веры это ребятки с волги к которым ездил в начале 10 века ибн Фадлан

1. "Итиль 8 есть имя великой реки, подобной Диджле 9, в стране Хазар и протекает мимо страны Русов и Булгар. Говорят, что Итиль есть столица страны Хазар, а река названа по ней. Читал я в книге Ахмеда Ибн-Фадлана Ибн-Аббаса ибн-Рашида Ибн-Хаммада, посланника Муктадира в страну Славян, т.е. к жителям Булгара. Рассказ Ибн-Фадлана и поручение, данное ему Муктадиром в Булгар, собраны в книге, известны, и находятся в руках людей; я видел многие копии с них".

2. "Булгар 10 - город Славян, лежит на севере. Я читал записку, которую сочинил Ахмед ибн-Фадлан ибн-Аббас ибн-Рашид 11 ибн-Хаммад, клиент Мухаммеда ибн-Сулаймана, посланник Муктадир-Биллахи к царю Славян, и в которой он описал все то, что он видел со времени отлучки его из Багдада до возвращения его туда. В ней он говорит: когда письмо Альмаса 12 ибн-Шальки Балтавара, царя Славян, прибыло к повелителю верных Муктадир-Биллахи, в котором (письме) он просит (халифа), чтоб он послал ему такого мужа, который обучил бы его вере, наставил бы его в законах ислама, построил бы ему мечеть и поставил бы ему кафедру для утверждения на ней пропаганды 13 во всей его стране и во всех областях его государства; просит он [86] также о сооружении крепости, в которой он бы защищался от царей-противников - то на все это он (халиф) согласился. Посредником его был Надир аль-Хазми. Я начал читать письмо к нему (халифу) и передавать подарки, посланные ему и шерифам из законоучителей и ученых 14. Посланником со стороны властителя 15 был Сусан ар-Раси, клиент Надира аль-Хазми. Мы отправились, говорит он, из Города Мира 16 11-го Сафара 309 года 17. Затем рассказывает он то, что ему случилось на пути в Ховарезм и оттуда в страну Славян, что было бы долго пересказывать. Затем говорит он, когда мы были от царя Славян, к которому мы отправились, на расстоянии дня и ночи 18, то он послал для нашей встречи четырех царей, которые подчинены ему, и своих братьев и детей. Они нас встретили с хлебом, мясом и просом, и примкнули к нам. Когда же мы были от него на расстоянии двух фарсангов, то он сам вышел встретить нас, и, лишь только увидел нас, слез (с коня) и упал ниц, благодаря Бога. В руках его находились диргемы, которые он бросил на нас: он поставил для нас шатры, в которых мы и остановились. Прибыли мы к нему 12 Мухаррама 310 года 19, а от Джурджании, столицы Ховарезма, путешествие продолжалось 70 дней.

В год 6499 (991). Владимир заложил город Белгород, и набрал для него людей из иных городов, и свел в него много людей, ибо любил город тот.

 

В год 6500 (992). Пошел Владимир на хорватов. Когда же возвратился он с хорватской войны, пришли печенеги по той стороне Днепра от Сулы; Владимир же выступил против них и встретил их на Трубеже у брода, где ныне Переяславль. И стал Владимир на этой стороне, а печенеги на той, и не решались наши перейти на ту сторону, ни те на эту. И подъехал князь печенежский к реке, вызвал Владимира и сказал ему: "Выпусти ты своего мужа, а я своего - пусть борются. Если твой муж бросит моего на землю, то не будем воевать три года; если же наш муж бросит твоего оземь, то будем разорять вас три года". И разошлись

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В год 6530 (1022). Пришел Ярослав к Берестью. В то же время Мстислав находился в Тмутаракани и пошел на касогов. Услышав же это, князь касожский Редедя вышел против него. И, когда стали оба полка друг против друга, сказал Редедя Мстиславу: "Чего ради погубим дружины? Но сойдемся, чтобы побороться самим. Если одолеешь ты, возьмешь богатства мои, и жену мою, и детей моих, и землю мою. Если же я одолею, то возьму твое все". И сказал Мстислав: "Да будет так". И сказал Редедя Мстиславу: "Не оружием будем биться, но борьбою". И схватились бороться крепко, и в долгой борьбе стал изнемогать Мстислав, ибо был велик и силен Редедя. И сказал Мстислав: "О пречистая Богородица, помоги мне! Если же одолею его, воздвигну церковь во имя твое". И, сказав так, бросил его на землю. И выхватил нож, и зарезал Редедю. И, пойдя в землю его, забрал все богатства его, и жену его, и детей его, и дань возложил на касогов. И, придя в Тмутаракань, заложил церковь святой Богородицы и воздвиг ту, что стоит и до сего дня в Тмутаракани.

вот вам и связь между клобуками, Тмутараканью, касоги возможно предки черкесов...

В год 6531 (1023). Пошел Мстислав на Ярослава с хазарами и касогами.

 

 В год 6532 (1024). Когда Ярослав был в Новгороде, пришел Мстислав из Тмутаракани в Киев, и не приняли его киевляне. Он же пошел и сел на столе в Чернигове; Ярослав же был тогда в Новгороде. В тот же год восстали волхвы в Суздале; по дьявольскому наущению и бесовскому действию избивали старшую чадь, говоря, что они держат запасы. Был мятеж великий и голод по всей той стране; и пошли по Волге все люди к болгарам, и привезли хлеба, и так ожили. Ярослав же, услышав о волхвах, пришел в Суздаль; захватив волхвов, одних изгнал, а других казнил, 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
5 минут назад құйрықит батыр написал:

В год 6530 (1022). Пришел Ярослав к Берестью. В то же время Мстислав находился в Тмутаракани и пошел на касогов. Услышав же это, князь касожский Редедя вышел против него. И, когда стали оба полка друг против друга, сказал Редедя Мстиславу: "Чего ради погубим дружины? Но сойдемся, чтобы побороться самим. Если одолеешь ты, возьмешь богатства мои, и жену мою, и детей моих, и землю мою. Если же я одолею, то возьму твое все". И сказал Мстислав: "Да будет так". И сказал Редедя Мстиславу: "Не оружием будем биться, но борьбою". И схватились бороться крепко, и в долгой борьбе стал изнемогать Мстислав, ибо был велик и силен Редедя. И сказал Мстислав: "О пречистая Богородица, помоги мне! Если же одолею его, воздвигну церковь во имя твое". И, сказав так, бросил его на землю. И выхватил нож, и зарезал Редедю. И, пойдя в землю его, забрал все богатства его, и жену его, и детей его, и дань возложил на касогов. И, придя в Тмутаракань, заложил церковь святой Богородицы и воздвиг ту, что стоит и до сего дня в Тмутаракани.

вот вам и связь между клобуками, Тмутараканью, касоги возможно предки черкесов...

В год 6531 (1023). Пошел Мстислав на Ярослава с хазарами и касогами.

 

 В год 6532 (1024). Когда Ярослав был в Новгороде, пришел Мстислав из Тмутаракани в Киев, и не приняли его киевляне. Он же пошел и сел на столе в Чернигове; Ярослав же был тогда в Новгороде. В тот же год восстали волхвы в Суздале; по дьявольскому наущению и бесовскому действию избивали старшую чадь, говоря, что они держат запасы. Был мятеж великий и голод по всей той стране; и пошли по Волге все люди к болгарам, и привезли хлеба, и так ожили. Ярослав же, услышав о волхвах, пришел в Суздаль; захватив волхвов, одних изгнал, а других казнил, 

а вот так выделилась общность от чернигова до тмутаракани

 Ярослав собрал воинов многих, и пришел в Киев, и заключил мир с братом своим Мстиславом у Городца. И разделили по Днепру Русскую землю: Ярослав взял эту сторону, а Мстислав ту. И начали жить мирно и в братолюбии, и затихли усобица и мятеж, и была тишина великая в стране.

Ярослав и Мстислав, собрав воинов многих, пошли на поляков, и вновь заняли Червенские города, и повоевали землю Польскую, и много поляков привели, и поделили их. Ярослав же посадил своих поляков по Роси; там они живут и по сей день. опять Рось

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 минуты назад құйрықит батыр написал:

а вот так выделилась общность от чернигова до тмутаракани

 Ярослав собрал воинов многих, и пришел в Киев, и заключил мир с братом своим Мстиславом у Городца. И разделили по Днепру Русскую землю: Ярослав взял эту сторону, а Мстислав ту. И начали жить мирно и в братолюбии, и затихли усобица и мятеж, и была тишина великая в стране.

Ярослав и Мстислав, собрав воинов многих, пошли на поляков, и вновь заняли Червенские города, и повоевали землю Польскую, и много поляков привели, и поделили их. Ярослав же посадил своих поляков по Роси; там они живут и по сей день. опять Рось

после чего (1032). Ярослав начал ставить города по Роси.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
6 минут назад құйрықит батыр написал:

после чего (1032). Ярослав начал ставить города по Роси.

В год 6544 (1036). Мстислав вышел на охоту, разболелся и умер. И положили его в церкви святого Спаса, которую сам заложил; были ведь при нем выведены стены ее в высоту, сколько можно, стоя на коне, достать рукою. Был же Мстислав могуч телом, красив лицом, с большими очами, храбр на ратях, милостив, любил дружину без меры, имения для нее не щадил, ни в питье, ни в пище ничего не запрещал ей. После того завладел всем его владением Ярослав и стал самовластцем в Русской земле. 

(1060). Преставился Игорь, сын Ярослава. В том же году Изяслав, и Святослав, и Всеволод, и Всеслав собрали воинов бесчисленных и пошли походом на торков, на конях и в ладьях, без числа много. Прослышав об этом, торки испугались, и обратились в бегство, и не вернулись до сих пор, - так и перемерли в бегах. Божиим гневом гонимые, кто от стужи, кто от голода, иные от мора и судом Божиим. Так избавил Бог христиан от поганых.

 

 В год 6569 (1061). Впервые пришли половцы войною на Русскую землю; Всеволод же вышел против них месяца февраля во 2-й день. И в битве победили Всеволода и, повоевав землю, ушли. То было первое зло от поганых и безбожных врагов. Был же князь их Искал.

(1064). Бежал Ростислав, сын Владимиров, внук Ярославов, в Тмутаракань, и с ним бежали Порей и Вышата, сын Остромира, воеводы новгородского. И, придя, выгнал Глеба из Тмутаракани, а сам сел на его место.

 

 В год 6573 (1065). Пошел Святослав на Ростислава к Тмутаракани. Ростислав же отступил из города - не потому, что испугался Святослава, но не желая против своего дяди оружия поднять. Святослав же, придя в Тмутаракань, вновь посадил сына своего Глеба и вернулся назад. Ростислав же, придя, снова выгнал Глеба, и пришел Глеб к отцу своему. Ростислав же сел в Тмутаракани. В том же году Всеслав начал войну.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
4 минуты назад құйрықит батыр написал:

В год 6544 (1036). Мстислав вышел на охоту, разболелся и умер. И положили его в церкви святого Спаса, которую сам заложил; были ведь при нем выведены стены ее в высоту, сколько можно, стоя на коне, достать рукою. Был же Мстислав могуч телом, красив лицом, с большими очами, храбр на ратях, милостив, любил дружину без меры, имения для нее не щадил, ни в питье, ни в пище ничего не запрещал ей. После того завладел всем его владением Ярослав и стал самовластцем в Русской земле. 

(1060). Преставился Игорь, сын Ярослава. В том же году Изяслав, и Святослав, и Всеволод, и Всеслав собрали воинов бесчисленных и пошли походом на торков, на конях и в ладьях, без числа много. Прослышав об этом, торки испугались, и обратились в бегство, и не вернулись до сих пор, - так и перемерли в бегах. Божиим гневом гонимые, кто от стужи, кто от голода, иные от мора и судом Божиим. Так избавил Бог христиан от поганых.

 

 В год 6569 (1061). Впервые пришли половцы войною на Русскую землю; Всеволод же вышел против них месяца февраля во 2-й день. И в битве победили Всеволода и, повоевав землю, ушли. То было первое зло от поганых и безбожных врагов. Был же князь их Искал.

(1064). Бежал Ростислав, сын Владимиров, внук Ярославов, в Тмутаракань, и с ним бежали Порей и Вышата, сын Остромира, воеводы новгородского. И, придя, выгнал Глеба из Тмутаракани, а сам сел на его место.

 

 В год 6573 (1065). Пошел Святослав на Ростислава к Тмутаракани. Ростислав же отступил из города - не потому, что испугался Святослава, но не желая против своего дяди оружия поднять. Святослав же, придя в Тмутаракань, вновь посадил сына своего Глеба и вернулся назад. Ростислав же, придя, снова выгнал Глеба, и пришел Глеб к отцу своему. Ростислав же сел в Тмутаракани. В том же году Всеслав начал войну.

В год 6576 (1068). Пришли иноплеменники на Русскую землю, половцев множество. Изяслав же, и Святослав, и Всеволод вышли против них на Альту. И ночью пошли друг на друга. Навел на нас Бог поганых за грехи наши, и побежали русские князья, и победили половцы.

Пошел Изяслав с поляками, Всеволод вышел против него. Сел Борис в Чернигове месяца мая в 4-й день, и было княжения его восемь дней, и бежал в Тмутаракань к Роману. Всеволод же пошел против брата Изяслава на Волынь; и сотворили мир, и, придя, Изяслав сел в Киеве, месяца июля в 15-й день, Олег же, сын Святослава, был у Всеволода в Чернигове.

Бежал Олег, сын Святослава, в Тмутаракань от Всеволода, месяца апреля в 10-й день.

Когда сидел вместо него в Новгороде Святополк, сын Изяслава, Ярополк сидел в Вышгороде, а Владимир сидел в Смоленске, - привели Олег и Борис поганых на Русскую землю и пошли на Всеволода с половцами. Всеволод же вышел против них на Сожицу, и победили половцы русь, и многие убиты были тут: убит был Иван Жирославич и Тукы, Чудинов брат, и Порей, и иные многие, месяца августа в 25-й день. Олег же и Борис пришли в Чернигов, 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В год 6587 (1079). Пришел Роман с половцами к Воиню. Всеволод же стал у Переяславля и сотворил мир с половцами. И возвратился Роман с половцами назад, и убили его половцы, месяца августа во 2-й день. И доселе еще лежат кости его там, сына Святослава, внука Ярослава. А Олега хазары, захватив, отправили за море в Царьград. Всеволод же посадил в Тмутаракани посадником Ратибора.

 

 В год 6588 (1080). Поднялись торки переяславские на Русь, Всеволод же послал на них сына своего Владимира. Владимир же, пойдя, победил торков.

 

 В год 6589 (1081). Бежал Давыд Игоревич с Володарем Ростиславичем, месяца мая в 18-й день. И пришли они к Тмутаракани, и схватили Ратибора, и сели в Тмутаракани.

 

В год 6590 (1082). Умер Осень, половецкий князь.

 В год 6591 (1083). Пришел Олег из Греческой земли к Тмутаракани, и схватил Давыда и Володаря Ростиславича, и сел в Тмутаракани. И иссек хазар, которые советовали убить брата его и его самого, а Давыда и Володаря отпустил.

и здесь далее много и про торков и про половцев... http://www.bibliotekar.ru/rus/2-3.htm

 В год 6624 (1116) В тот же год послал Владимир сына своего Ярополка, а Давыд сына своего Всеволода на Дон, и взяли они три города: Сугров, Шарукан и Балин. Тогда же Ярополк взял себе жену очень красивую - пленную дочь ясского князя. В том же году и Предслава, монахиня, дочь Святослава скончалась. В том же году ходил Вячеслав на Дунай с Фомою Ратиборичем и, придя к Дерестру, не успели ни в чем, вернулись обратно. В тот же год был бой (у Владимира) с половцами, и с торками, и с печенегами у Дона, и бились два дня и две ночи, и пришли на Русь к Владимиру торки и печенеги. В тот же год скончался Роман Всеславич. В тот же год скончался Мстислав, внук Игорев. В том же году Владимир выдал дочь свою Агафью за Всеволодка.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вообщем обобщая данные пвл можно утверждать о существовании на левобережье днепра и до тмутаракани поселений черных клобуков, в самой тмутаракани кроме русских и клобуков жили касоги, аланы, хазары и яссы, то есть можно говорить о черкесском или точнее кавказском присутствии. Если на днепре и роси взаимодействуют торки и более мелкие тюркские племена, печенеги (впоследствии половцы) и славяне, западные и восточные, то на дону и черноморском побережье тюрки, клобуки и хазары, кавказские племена равносильны между собой, славян немного как и на Роси. Население условного тмутараканского края после монгольского нашествия не было выселено в отличии от приднепровских клобуков...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 минуты назад құйрықит батыр написал:

Вообщем обобщая данные пвл можно утверждать о существовании на левобережье днепра и до тмутаракани поселений черных клобуков, в самой тмутаракани кроме русских и клобуков жили касоги, аланы, хазары и яссы, то есть можно говорить о черкесском или точнее кавказском присутствии. Если на днепре и роси взаимодействуют торки и более мелкие тюркские племена, печенеги (впоследствии половцы) и славяне, западные и восточные, то на дону и черноморском побережье тюрки, клобуки и хазары, кавказские племена равносильны между собой, славян немного как и на Роси. Население условного тмутараканского края после монгольского нашествия не было выселено в отличии от приднепровских клобуков...

Для киева тмутаракань была потеряна после 1096, Рось же оставалась рубежем до прихода орды.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Во времена монгольского завоевания клобуки были переселены на волгу, на Дону и от Тамани до Кавказа началось формирование нового государственного образования, к старым тюркам добавились сначала остатки половцов, потом монгольские и татарские рода ставшие известными по именем ногайцев, Византия потеряла Тмутаракань в году 1206, после взятия константинополя дикими крестоносцами. :D. Потом для этого края пришла пора итальянских завоевателей. После прихода монголов или чуть раньше усилились также кавказские племена, вероятно адыги, называемые чиги, зиги, касоги, кашаки (знакомое словцо, господа казахи). 

примерно в это время киркассы были обложены налогом в виде ясыря, наверно и другого неплохая статья по работорговле http://www.kbigi.ru/fmedia/conf/Dzuganov.pdf в тех краях. Есть версия произношения киркассия, циркассион а народа кергиз, кырк...

Отправившись из Константинополя по морю, через тридцать три дня прибыли они в страну, которая именуется Сихия, в город Матрика, где князь и народ называют себя христианами, имеющими книги и священников греческого исповедания. Говорят, их князь имеет сто жен. Все мужчины бреют голову совсем, а бороды отращивают с некоторым щегольством, исключая знатных, которые в знак благородства оставляют немного волос над левым ухом, обрив всю голову. http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ungarn/XIII/1220-1240/Julian/text.phtml, похоже на монголов-калмыков или князя святослава не находите, чисто внешне. Значит тмутараканцы даже под итальянцами оставались православными... интересно это у них от византийцев или русских?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 минуты назад құйрықит батыр написал:

Во времена монгольского завоевания клобуки были переселены на волгу, на Дону и от Тамани до Кавказа началось формирование нового государственного образования, к старым тюркам добавились сначала остатки половцов, потом монгольские и татарские рода ставшие известными по именем ногайцев, Византия потеряла Тмутаракань в году 1206, после взятия константинополя дикими крестоносцами. :D. Потом для этого края пришла пора итальянских завоевателей. После прихода монголов или чуть раньше усилились также кавказские племена, вероятно адыги, называемые чиги, зиги, касоги, кашаки (знакомое словцо, господа казахи). 

примерно в это время киркассы были обложены налогом в виде ясыря, наверно и другого неплохая статья по работорговле http://www.kbigi.ru/fmedia/conf/Dzuganov.pdf в тех краях. Есть версия произношения киркассия, циркассион а народа кергиз, кырк...

Отправившись из Константинополя по морю, через тридцать три дня прибыли они в страну, которая именуется Сихия, в город Матрика, где князь и народ называют себя христианами, имеющими книги и священников греческого исповедания. Говорят, их князь имеет сто жен. Все мужчины бреют голову совсем, а бороды отращивают с некоторым щегольством, исключая знатных, которые в знак благородства оставляют немного волос над левым ухом, обрив всю голову. http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ungarn/XIII/1220-1240/Julian/text.phtml, похоже на монголов-калмыков или князя святослава не находите, чисто внешне. Значит тмутараканцы даже под итальянцами оставались православными... интересно это у них от византийцев или русских?

БЫТ И СТРАНА ЗИХОВ, ИМЕНУЕМЫХ ЧЕРКЕСАМИ.

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ

LA VITA ET SITO DE SICHI, CHIAMATI CIRCASSI

Джорджио Интериано —
уважаемому Альдо Римлянину.

Посвящение

Так как мне известно, что Вы весьма любите доблесть и прилежно изучаете подвиги и нравы других народов,— я же много лет тому назад исследовал и наблюдал природу и условия страны и быта черкесов в Сарматии, то мне кажется, что стоит собрать воедино многое (из того, что я нахожу) удивительным и замечательным в их образе жизни, и передать это прежде всего Вам, талантливейшему и ученому (мужу), который, если мое произведение действительно заслуживает появления на свет, сможет исправить в нем (погрешности), и выправить (слог), и напечатать лучше, чем кто-либо другой. Это можно сказать не только о таком малом и ничтожном произведении, но и о всяком другом, хотя бы и о самом важном. Итак, посвящаю Вам труд мой, как он есть, и всецело доверяю его Вам с просьбой не только прочесть его, но и исправить, в чем, как мне известно, он нуждается, особенно со стороны орфографии — ибо я ни от кого не скрываю, что мне не довелось обучаться ни обыкновенному письму, ни изящной словесности. Но если я увижу, что мое произведение хоть немного понравится Вам, несмотря на то, что оно не блещет ученостью, то осмелюсь, когда позволит время, как можно правдивее написать и рассказать о многом другом, интересном и достойном внимания, из того, что я видел, слышал и испытал в разных странах. Я уверен, что это не только доставит развлечение, но и приведет в изумление моего читателя. С приветствием к Вам.

Быт зихов, называемых черкесами

Зихи — называемые так на языках: простонародном (Volgare — т. е. итальянском), греческом и латинском, татарами же и турками именуемые черкесы, сами себя называют — «адига». Они живут [на пространстве] от реки Таны до Азии по всему тому морскому побережью, которое лежит по направлению к Босфору Киммерийскому, ныне называемому Восперо, проливом Святого Иоанна и проливом Забакского моря, иначе — моря Таны, в древности [называвшегося] Меотийским болотом, и далее за проливом по [47] берегу моря вплоть до мыса Бусси и реки Фазиса и здесь граничит с Абхазией, то есть частью Колхиды. А все их побережье, включая сюда вышеназванное болото и [пространство] вне его — составляет около пятисот миль. Через всю же их землю на восток можно проехать самое большее за восемь дней. Живут они деревнями и во всей стране нет [ни одного] города или укрепленного стенами места, а их самое большое и лучшее поселение — это небольшая долина в глубине страны, называемая Кромук, имеющая лучшее местоположение и более других населенная. Со стороны суши граничат они со скифами, то есть татарами. Язык их трудный — отличающийся от языка соседних народов и сильно гортанный. Они исповедуют христианскую религию и имеют священников по греческому обряду. Крещение же принимают лишь по достижении восьмилетнего возраста, и крестят у них по нескольку человек зараз простым окроплением святой водой, причем священник произносит краткое благословение. Знатные не входят в храм до шестидесятилетнего возраста, ибо, живя, как и все они, грабежом, считают это недопустимым, дабы не осквернять церкви, по прошествии же этого срока, или около того времени, они оставляют грабеж и тогда начинают посещать богослужение, которое в молодости слушают не иначе, как у дверей церкви и не слезая с коня. Женщины у них разрешаются от бремени на соломе, желая, чтобы она служила первым ложем новорожденному, и затем несут его к реке и там купают, не обращая внимания на мороз и холод, весьма обычные в тех краях. Новорожденному дают имя того, кто первым из посторонних войдет в дом после родов, и если это — грек, латинянин или вообще носит иностранное имя, то всегда прибавляют к этому имени [окончание] «ук»;. например — Петро — Петрук, Пауло—Паулук и т. д. Они не имеют письменности и не пользуются никаким алфавитом — ни собственным, ни иностранным. Священники у них служат по-своему, [употребляя] греческие слова и начертания, не понимая их смысла. Когда же случается им писать кому-нибудь, хотя это бывает очень редко, то большею частью пользуются услугами евреев и еврейскими письменами, но чаще передают друг другу вести на словах, через посланцев. Есть среди них знатные и вассалы и сервы, или рабы. Знатные пользуются среди прочих большим почетом и значительную часть времени проводят на коне. Они не терпят, чтобы их подданные держали лошадей, и если случится вассалу вырастить как-нибудь жеребенка, то как только он станет большим, его отнимает дворянин и дает ему взамен быков, присовокупляя такие слова: «Вот это, а не конь, больше подходит для тебя». [48] Между знатными есть много таких, которые имеют вассалов, и все живут без какой-либо зависимости друг от друга и не желают признавать над собою никакого владыки, кроме господа бога, и нет у них ни судей, ни каких-либо писаных законов. Сила или смекалка, либо третейский суд разрешает спорь; между ними. У знатных нередко бывает, что родичи убивают один другого вместе с большею частью братьев. И лишь только один из братьев умрет, другой на следующую же ночь берет жену покойного, свою невестку, ибо позволяется у них иметь даже несколько жен, которые все считаются законными. Лишь только сыну знатного исполнится два или три года, его отдают на попечение одному из слуг, и тот ежедневно его возит с собою на коне с маленьким луком в руках, и как завидит курицу или [другую] птицу, а не то свинью или другое животное, то учит его стрелять, а затем, когда он станет побольше, он и сам охотится за этою живностью в своих же собственных владениях, и подданный не смеет чинить ему никаких препятствий. Сделавшись же взрослыми мужчинами, они проводят свою жизнь в постоянной охоте на диких зверей, но более всего охотятся за домашними [животными] и даже за людьми. Страна их по большей части болотистая, поросшая во многих местах тростником и аиром, из корней которого добываются благовония. Упомянутые болота происходят от больших рек, каковы: Танаис, носящий и ныне такое название, Ромбите, или Копа и множество других, больших и малых речек, изобилующих заливами и образующих почти необъятные болотистые пространства, о которых я говорил выше. Через эти болота проложено множество троп и переходов, и таким-то образом, прокрадываясь этими тайными тропами, они нападают внезапно на бедных крестьян и уводят их окот и их собственных детей, которых затем, перевозя из одной местности в другую, обменивают или продают. И так как в этой стране не употребляется и не имеется в хождении никакая монета (деньга), особенно внутри страны, то их сделки совершаются на бокассины, то есть куски полотна на рубаху, и они оценивают всякую вещь для продажи и ценность всех товаров измеряется в кусках материи. Большая часть проданных увозится в город Каир, в Египет, и таким образом [случается], что фортуна превращает их из самых жалких крестьян на свете, какими они были,— в величайших владык на свете и государей нашего века, а именно, в султанов, эмиров и т. п. Верхняя часть одежды у них делается из валяной шерсти, наподобие церковной мантии, которую они носят открытой с одной стороны, так, чтобы правая рука оставалась свободной. На голове [носят] шапку из этого же войлока, в виде сахарной головы по форме. Под плащом они носят так называемые tpelicci из шелковой или полотняной материи с широкими [49] складками и собранные у пояса снизу, наподобие того, как носили древние римляне. Носят сапоги и ботинки, надеваемые одни на другие и очень нарядные, а также широкие холщовые шаровары. Усы носят длиннейшие. Имеют также [при себе] всегда на боку прочее свое снаряжение, а именно, огниво в красивом кожаном кисете, которые делают и расшивают их женщины. Носят с собою бритву и оселок для того, чтобы ее оттачивать, так как они бреют голову, оставляя на макушке пучок волос, длинный и спутанный, как говорят иные, для того, чтобы было за что ухватить голову, в случае, если ее отрубят, не марая лица окровавленными фуками, оскверненными и загрязненными человекоубийством. Они бреют также волосы на лобке всякий раз, когда они идут сражаться, говоря, что стыдно и грешно, если мертвого увидят с волосами на этом месте. Они поджигают дома врагов горящей серой, которую привязывают к стрелам, дома же там все соломенные. В домах у них имеются массивные золотые чаши, стоимостью от тридцати до пятисот дукатов (я говорю здесь о знатных), также и серебряные, из которых они пьют с величайшей торжественностью, которой обставляется у них эта церемония более, чем любые другие обрядности. Они выпивают постоянно и во славу божию, и во имя святых, и во здравие родичей, и в честь памяти умерших друзей и в память каких-либо важных и замечательных подвигов, и пьют с большою торжественностью и почтением, словно совершая священнодействие, всегда с обнаженной головой в знак наивысшего смирения. Они спят с так называемым ими панцирем, то есть кольчужной рубахой под головой, вместо подушки, и с оружием наготове и, пробудившись внезапно, тотчас надевают на себя этот панцирь и оказываются сразу же вооруженными. Муж и жена ложатся в постель так, что голова [одного обращена] к ногам другого, а постели у них делаются из кожаных [мешков], набитых засушенными цветами, благовонными травами и аиром. Они держатся того мнения, что никто не должен считаться благородным, если о нем имеются слухи, что он когда-либо занимался недостойным делом, хотя бы то был [человек] из самого древнего, даже царского рода. Они хотят, чтобы дворяне не занимались никакими торговыми делами, исключая продажи своей добычи, говоря — благородному подобает лишь править своим народом и защищать его, да заниматься охотой и военным делом. И весьма восхваляют щедрость и дарят охотно все свое имущество, за исключением коня и оружия. А что касается их одежды, то тут они не только щедры, а [просто] расточительны, и по этой причине оказывается, что они по большей части хуже одеты, чем их подданные. И несколько раз в году, когда они справят себе новое платье, или красную шелковую [50] рубаху, какие у них в обычае, то сейчас же все это выпрашивается в дар вассалами. Если же откажутся отдать или покажут свою не охоту, то это у них считается величайшим позором. И потому стоит только попросить у них что-либо подобное, как они сейчас же предлагают [взять], снимают с себя и берут взамен жалкую рубаху низкого просителя, по большей части, худую и грязную, и таким образом, почти всегда знатные одеты хуже других, за исключением обуви, оружия и коня, которых никогда не дарят. В этом имуществе заключается вся их роскошь, и часто случается, что отдают все свое состояние за коня, который им понравится, и нет у них ничего дороже хорошего коня. Если же случится им приобрести в качестве добычи или иным путем золото или серебро, то сейчас же они его тратят на те чаши, о которых я говорил выше, или же на украшение седла, обычней же всего — на украшение оружия, поскольку в ином виде оно у них не в ходу, особенно внутри страны, так как жители побережья занимаются торговлей более. Они постоянно воюют с татарами, которые окружают их почти со всех сторон. Ходят даже за Босфор вплоть до Херсонеса Таврического, той провинции, где находится колония Каффа, основанная в древности генуэзцами. Охотнее всего совершают походы в зимнее время, когда море замерзает, чтобы грабить жителей скифов, и горсточка черкесов обращает в бегство целую толпу скифов, так как черкесы гораздо проворнее и лучше вооружены, лошади у них лучше, да и [сами они] выказывают больше храбрости. Их военный головной убор походит на те, которые мы видим на древних изображениях, он закрывает щеки и прикрепляется под горлом, по древнему обычаю. Татары — народ более терпеливый (и выносливый) в нужде настолько, что это просто удивительно, и потому они часто одерживают победу над черкесами тем, [что] с самого начала, если возможно, заводят их в какие-нибудь непроходимые болота, в снега или холодные места, лишенные всего необходимого, и там благодаря своему терпению и настойчивости нередко их побеждают. Эти зихи по большей части красивы и хорошо сложены, а в Каире можно встретить людей [отличающихся] величественной наружностью между мамелюками и эмирами, большинство которых, как было сказано, из их племени. То же самое [следует сказать] об их женщинах, которые в этой стране в высшей степени гостеприимны и по отношению к чужестранцам. Вообще у них в обычае гостеприимно и с величайшим радушием принимать всякого. Хозяина и гостя они называют «конак», что значит по-латински hospite. По уходе гостя хозяин провожает конака-чужестранца до другого гостеприимного крова, охраняет его и, если потребуется, то отдает за него жизнь как самый преданный [друг]. И хотя, как было сказано, грабеж в здешней стране — такое обычное явление, что на этом деле, казалось бы, заработать им и не грех, однако конакам своим [51] они обычно остаются верны и дома и вне дома [и относятся к ним] с величайшим радушием. У них позволяется лапать девушек, их дочерей [по всему телу] от головы и до ног, особенно в присутствии родителей, хотя полового акта никогда не допускают. А когда чужеземец-конак расположился отдохнуть или же уснет и пробудится [ото сна], эти девушки самым любезным образом ищут у него блох и прочую нечисть, которая составляет присущее тамошнему краю и весьма частое явление. Эти девушки входят в реку [купаясь] нагими на глазах у всех, и тогда можно заметить, что очень многие прекрасно сложены и белы [телом]. Пища их состоит главным образом из той рыбы, которую они называют теперь anticei так же, как в древности [она называлась] у Страбона, в действительности же это — осетры, больших и меньших размеров. А пьют они воду из своих источников, очень полезную для пищеварения. Употребляют в пищу еще и мясо животных домашних и диких; кукурузы и виноградного вина у них нет; много проса и других зерновых продуктов, из которых они делают хлеб и различные кушанья, а также напиток, называемый буза. Они употребляют также вино из меда пчел. Их жилища все делаются из соломы, камыша и дерева, и весьма считалось бы зазорным для сеньора или знатного человека, если б он выстроил замок или жилище с крепкими [каменными] стенами, ибо говорят, что благодаря этому человек обнаруживает свою низость и трусость, неспособность уберечь себя и защищаться, и вследствие этого все живут в вышеописанных лачугах и в деревушках, и нет ни одной, даже самой маленькой, крепости во всей той стране, и хотя встречаются какие-то башни и древние крепостные стены, но их используют для себя крестьяне, так как благородные сочли бы это для себя позором. Они сами каждодневно делают для себя стрелы, даже [находясь] на лошади, и делают превосходно, [так что] немногие стрелы можно найти, которые бы пролетали большее расстояние, чем ихние, с остриями или наконечниками, закаленными наилучшим образом. Знатные женщины у них не занимаются никакой работой, за исключением вышивания и украшения кожаных изделий; они расшивают узорами кожаные кисеты для огнива (о которых говорилось выше) и очень красивые кожаные же кушаки.

Похороны у них совершаются очень странно. Когда умирают знатные люди, они устраивают в поле высокое деревянное ложе, на которое кладут мертвеца в сидячем положении, предварительно вынув у трупа внутренности и здесь в продолжение восьми дней его посещают родные, друзья и подданные, которые приносят различные дары, вроде серебряных чаш, луков, стрел и других предметов. По обе стороны ложа становятся двое из [числа] наиболее близких родственников, пожилого возраста, каждый опираясь на посох, а над ложем по левую сторону [52] стоит девушка со стрелою в руке, на стреле у нее развевается шелковый платок, которым она отгоняет мух от покойника даже в холодное время, длящееся большую часть года в этих краях. А лицом к мертвецу сидит на особом возвышении первая из жен и не отрываясь глядит на мертвого мужа, но не плачет, потому что плакать считается постыдным, и так проводят они большую часть дня, вплоть до восьмого, после чего погребение совершается таким образом: берут очень большое дерево и от самой толстой его части отрубают в длину, сколько следует, затем раскалывают надвое, очищают и вынимают из сердцевины столько, чтобы поместилось тело вместе с частью принесенных даров, о которых говорилось выше. Затем, положив умершего в это углубление, складывают обе половины дерева и несут к месту, предназначенному для погребения, где собирается большая толпа народа. Ему делают так называемую могилу, т. е. земляную насыпь, и чем важнее был [умерший] и чем более имелось у него подданных и друзей, тем выше и больше насыпается этот холм; между тем самый близкий из родичей собирает принесенные дары, и все время раздает присутствующим, и чем более он любил и чествовал покойного, тем менее этих даров хоронилось с ним. Существует также обычай на похоронах великих лиц устраивать некое варварское жертвоприношение, которое представляет собой весьма замечательное зрелище. Берут девушку лет двенадцати или четырнадцати и сажают на шкуре только что заколотого вола, расстеленную на земле, и в присутствии всех стоящих вокруг мужчин и женщин, самый сильный или отважный юноша под своей буркой пытается лишить девственности эту девушку; и весьма редко, чтобы она, сопротивляясь, не вырывалась от него три или четыре раза, и даже еще более, прежде чем быть побежденной. Когда же она, утомленная и обессиленная бесчисленными уговорами и обещаниями, что будет считаться женою, и другими в том же роде, наконец, сдается, храбрец ломает дверь и входит в дом. И потом, как победитель, показывает тут же окружающим ее одежды с пятнами крови, а присутствующие женщины, словно от стыда, отворачивают лицо, притворяясь, что не хотят смотреть, не будучи, однако, в состоянии удержатся от смеха. После похорон несколько раз в час, определенный для еды, обряжают коня умершего и посылают его в поводу с одним из слуг к могиле, и там он до трех раз зовет покойника по имени, приглашая его прийти и разделить трапезу с родными и друзьями. Но видя, что никакого ответа нет, слуга с конем возвращается обратно и заявляет, что он не отозвался. И тогда, считая, что исполнили свой долг, пьют и едят в честь умершего…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
4 минуты назад құйрықит батыр написал:

 

Похороны у них совершаются очень странно. Когда умирают знатные люди, они устраивают в поле высокое деревянное ложе, на которое кладут мертвеца в сидячем положении, предварительно вынув у трупа внутренности и здесь в продолжение восьми дней его посещают родные, друзья и подданные, которые приносят различные дары, вроде серебряных чаш, луков, стрел и других предметов. По обе стороны ложа становятся двое из [числа] наиболее близких родственников, пожилого возраста, каждый опираясь на посох, а над ложем по левую сторону [52] стоит девушка со стрелою в руке, на стреле у нее развевается шелковый платок, которым она отгоняет мух от покойника даже в холодное время, длящееся большую часть года в этих краях. А лицом к мертвецу сидит на особом возвышении первая из жен и не отрываясь глядит на мертвого мужа, но не плачет, потому что плакать считается постыдным, и так проводят они большую часть дня, вплоть до восьмого, после чего погребение совершается таким образом: берут очень большое дерево и от самой толстой его части отрубают в длину, сколько следует, затем раскалывают надвое, очищают и вынимают из сердцевины столько, чтобы поместилось тело вместе с частью принесенных даров, о которых говорилось выше. Затем, положив умершего в это углубление, складывают обе половины дерева и несут к месту, предназначенному для погребения, где собирается большая толпа народа. Ему делают так называемую могилу, т. е. земляную насыпь, и чем важнее был [умерший] и чем более имелось у него подданных и друзей, тем выше и больше насыпается этот холм; между тем самый близкий из родичей собирает принесенные дары, и все время раздает присутствующим, и чем более он любил и чествовал покойного, тем менее этих даров хоронилось с ним. Существует также обычай на похоронах великих лиц устраивать некое варварское жертвоприношение, которое представляет собой весьма замечательное зрелище. Берут девушку лет двенадцати или четырнадцати и сажают на шкуре только что заколотого вола, расстеленную на земле, и в присутствии всех стоящих вокруг мужчин и женщин, самый сильный или отважный юноша под своей буркой пытается лишить девственности эту девушку; и весьма редко, чтобы она, сопротивляясь, не вырывалась от него три или четыре раза, и даже еще более, прежде чем быть побежденной. Когда же она, утомленная и обессиленная бесчисленными уговорами и обещаниями, что будет считаться женою, и другими в том же роде, наконец, сдается, храбрец ломает дверь и входит в дом. И потом, как победитель, показывает тут же окружающим ее одежды с пятнами крови, а присутствующие женщины, словно от стыда, отворачивают лицо, притворяясь, что не хотят смотреть, не будучи, однако, в состоянии удержатся от смеха. После похорон несколько раз в час, определенный для еды, обряжают коня умершего и посылают его в поводу с одним из слуг к могиле, и там он до трех раз зовет покойника по имени, приглашая его прийти и разделить трапезу с родными и друзьями. Но видя, что никакого ответа нет, слуга с конем возвращается обратно и заявляет, что он не отозвался. И тогда, считая, что исполнили свой долг, пьют и едят в честь умершего…

возможно это бред но в пвл встречалось мне упоминание что когда убили Глеба положили его между двумя чурками или половинками бревна...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

«в страну, которая именуется Сихия, в город, именуе­мый Матрика... Отсюда, по совету и с помощью упо­мянутой государыни, отправившись через степь, где мы не нашли ни домов, ни людей, мы пришли через три­надцать дней в страну, называемую Алания; жители ее представляют смесь христиан и язычников; сколько местечек, столько и князей, из которых никто не счи­тает себя подчиненным другому. Здесь постоянная война князя с князем, местечка с местечком; во время пахоты все люди одного местечка отправляются воору­женными на поле, вместе косят на смежных участках и вообще, выходя за пределы своего местечка для руб­ки дров или какой бы то ни было работы, всегда идут вместе и вооруженными, они не могут выходить в без­опасности из своих местечек небольшими группами за чем бы то ни было с утра до вечера в течение всей недели, исключая воскресенья. Этот день они нас­только чтят с точки зрения религии, что каждый, не-

зависимо от совершенного им преступления или ко­личества имеющихся у него врагов, может безопасно ходить с оружием или без него даже среди тех, у которых он убил родителей или причинил какое-либо другое зло.

Считающиеся там христианами соблюдают следую­щий обычай: они не будут пить и есть из той посуды, в которой случайно подохла мышь или из которой ела собака, пока посуда не будет освящена священником; кто поступит иначе, отлучается от христианства. Если же кто-нибудь случайно убил человека, то ему за это не назначается покаяние и он не подлежит освящению; напротив, убить человека у них ничего не значит. Крест настолько уважается ими здесь, что бедным как тузем­цам, так равно и пришельцам, которые не в состоянии иметь с собой много людей, достаточно укрепить изо­бражение креста на конце шеста с хоругвию и, подняв его, нести; это позволяет им во всякое время идти в полной безопасности.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вильгельм де Рубрук

Иакануне Пятидесятницы приш­ли к нам некие аланы3, которые именуются там аас4, христиане по греческому обряду, имеющие греческие письмена и греческих священников. Однако они не схизматики, подобно грекам, но чтут всякого христиа­нина, без различия лиц. Они принесли нам вареного мяса, прося покушать их пищи и помолиться за одного усопшего их. Тогда я сказал им, что теперь канун столь великого праздника, и что в такой день мы не будем есть мяса, я объяснил им этот праздник, чему они очень обрадовались, так как не знали ничего, имею­щего отношение к христианскому обряду, за исключе­нием только имени Христова...

Наконец, когда мы потеряли очень много, мучения сообщили нам разум. Мы добрались до края области, которая замыкается перекопом от одного моря до другого за нею были пристанища тех, по входе к которым они показывались нам все прокаженными, так как это были презренные люди, помещенные там, чтобы полу­чать дань с берущих соль из вышеупомянутых солева­рен. С того места, как говорили, нам надлежало стран­ствовать 15 дней, не встречая никаких людей. Мы выпили с ними кумысу и дали им корзину, полную сухарей; они дали нам, восьми человекам, для столь продолжительного пути одну козу и сколько-то бур­дюков, полных 'коровьего молока.

Переменив лошадей, баранов и быков, мы снова пу­стились в путь, который совершили в десять дней до другой остановки, и на этой дороге находили воду только во рвах, сделанных в долинах, да еще в двух небольших реках. И все время, как мы оставили упо­мянутую выше область Газарию, мы ехали на восток, имея с юга море, а к северу большую степь, которая в некоторых местах продолжается на 30 дневных пере­ходов и в которой нет никакого леса, никакой горы и ни одного камня, а трава отличная. В ней прежде пас­ли свои стада команы, именуемые капчат; немцы же называют их валанами, а область Валанией. Исидор же называют страну от реки Танаида5 до Меотидских болот6 и Данубия Аланией, и эта страна тянется в дли­ну от Данубия до Танаида, который служит границей Азии и Европы, на двухмесячный путь быстрой езды, как ездят татары. Она вся заселена была команами-капчат, ровно как и дальше, от Танаида до Этилии7; между этими реками существует 10 больших дневных переходов. К северу от этой области лежит Руссия, имеющая повсюду леса; она тянется от Польши и Вен­грии до Танаида. Эта страна вся опустошена татарами и поныне ежедневно опустошается ими...

Итак, мы направлялись к востоку, не видя ничего, краме неба и земли, а иногда с правой руки — море, именуемое морем Танаидским, а также усыпальницы команов8.

Итак мы с великим трудом странствовали от стано­вища к становищу, так что не за много дней до празд­ника блаженной Марии Магдалины достигли большой реки Танаида, которая отделяет Азию от Европы, как река Египта — Азию от Африки. В том месте, где мы пристали, Батый и Сартах приказали устроить на восточном берегу поселок русских, которые перевозят на лодках послов и купцов. Они сперва перевезли нас, а потом повозки, помещая одно колесо на одной барке, а другое__на другой; они переезжали, привязывая барки друг к другу и так гребя. Там наш проводник поступил очень глупо. Именно он полагал, что они должны дать нам коней из поселка, и отпустил на дру­гом берегу животных, которых мы привезли с собою, чтобы те вернулись к своим хозяевам; а когда мы по­требовали животных у жителей поселка, те ответили, что имеют льготу от Батыя, а именно: они не обязаны ни к чему, как только перевозить едущих туда и обрат­но. Даже и от купцов они получают большую дань.

Там, на берегу реки, мы стояли три дня. В первый день они дали нам большую свежую рыбу — чебак, на второй день — ржаной хлеб и немного мяса, которое управитель селения собрал наподобие жертвы в раз­личных домах, на третий день — сушеной рыбы, имев­шейся у них там в большом количестве. Эта река была там такой же ширины, какой Сена в Париже. И, преж­де чем добраться до того места, мы переправлялись через много рек, весьма красивых и богатых рыбою, но татары не умеют ее ловить и не заботятся о рыбе, если она не настолько велика, что они могут есть ее мясо, как мясо барана. Эта река служит восточной границей Руссии и начинается из болот Меотиды, которые про­стираются к северу до океана. Течет же река к югу, образуя, прежде чем достигнуть моря Понта, некое великое море в семьсот миль, и все воды, через которые мы переправлялись, текут в те стороны. Упомянутая река имеет также на западном берегу большой лес. Выше этого места татары не поднимаются в северном направлении, так как в то время, около начала августа, они начинают возвращаться к югу; поэтому ниже есть другой поселок, где послы переправляются в зимнее время.

Итак, мы были там в великом затруднении, потому что не находили за деньги ни лошадей, ни быков. На­конец, когда я доказал им, что мы трудимся на общую

пользу всех христиан, они Дали нам быков и людей; самим же нам надлежало идти пешком. В то время они жали рожь. Пшеница не родилась там хорошо, а просо имеют они в большом количестве. Русские женщины убирают головы так же, как наши, а платья свои с ли­цевой стороны украшают беличьими или горностаевы­ми мехами, от ног до колен. Мужчины носят епанчи, как и немцы, а на голове имеют войлочные шляпы, заостренные наверху длинным острием. Итак, мы шли пешком три дня, не находя народа, и, когда сильно утомились сами, а равно и быки, и не знали, в какой стороне можем найти татар, прибежали внезапно к нам две лошади, которых мы взяли с великой радостью, и на них сели наш проводник и толмач, чтобы разведать, в какой стороне можем мы найти народ. Наконец, на четвертый день, найдя людей, мы обрадовались, как будто после кораблекрушения пристали к гавани. Тог­да, взяв лошадей и быков, мы поехали от становища к становищу, пока 31 июля не добрались до местопре­бывания Сартаха.

Эта страна за Танаидом очень красива и имеет реки и леса. К северу находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, а именно: моксель9, не имею­щие никакого закона, чистые язычники. Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах в лесах. Их государь и большая часть людей были убиты в Герма­нии. Именно татары вели их вместе с собою до вступ­ления в Германию, поэтому моксель очень одобряют германцев, надеясь, что при их посредстве они еще освободятся от рабства татар. Если к ним прибудет купец, то тому, у кого он впервые пристанет, надлежит заботиться о нем все время, пока тот пожелает про­быть в их среде. Если кто спит с женою другого, тот не печалится об этом, если не увидит собственными глаза­ми; отсюда они не ревнивы. В изобилии имеются у них свиньи, мед и воск, драгоценные меха и соколы. Сзади них живут другие, именуемые мердас10, которых лати-ны называют мёрдинис, и они — сарацины. За ними находится Этилия. Эта река превосходит своею вели­чиной все, какие я видел; она течет с севера, направ­ляясь из Великой Булгарии к югу, и впадает в некое озеро, имеющее в окружности пространство (пути) в четыре месяца; о нем я скажу после. Итак, эти две реки, Танаид и Этилия, отстоят друг от друга в направ­лении к северным странам, через которые мы проезжа­ли, только на десять дневных переходов, а к югу они очень удалены друг от друга. Именно Танаид впадает в море Понта, а Этилия образует вышеназванное море или озеро, вместе со многими другими реками, которые впадают в него из Персии. К югу у нас были величай­шие горы, на которых живут по бокам, в направлении к пустыне черкисы и аланы, или аас, которые испове­дуют христианскую веру и все еще борются против татар11. За ними, вблизи моря или озера Этилии, нахо­дятся $ёкие сарацины, именуемые лесгами12, которые равным образом не подчинены татарам. За ними нахо­дятся Железные ворота13, которые соорудил Александр для преграждения варварским племенам входа в Пер­сию; о положении этих ворот я скажу вам впоследст­вии, так как я проезжал через них при возвращении, и среди этих двух рек в тех землях, через которые мы проехали, до занятия их татарами, жили команы-кап-чат...

Что касается до Сартаха, то я не знаю, верует ли он во Христа или нет. Знаю только, что христианином он не хочет называться, а скорее, как мне кажется, осмеи­вает христиан. Именно он живет на пути христиан, то есть русских, валахов, булгаров Малой Булгарии, сол-дайнов, черкисов и аланов, которые все проезжают через его область, когда едут ко двору отца его, приво­зя ему подарки; отсюда он тем более ценит христиан. Однако, если бы явились .сарацины и привезли боль­ше, их отправили бы скорее. Он имеет также около себя священников несториан, которые ударяют в доску и поют свою службу. У Батыя14 есть еще брат, по име­ни Берка, пастбища которого находятся в направлении к Железным воротам, где лежит путь всех сарацинов, едущих из Персии и из Турции; они, направляясь к Батыю и проезжая через владения Берки, привозят ему дары. Берка выдает себя за сарацина и не позво­ляет есть при своем дворе свиное мясо. Тогда, при на­шем возвращении, Батый приказал ему, чтобы он передвинулся с того места за Этилию к востоку, не желая, чтобы послы сарацинов проезжали через его владения, так как это казалось Батыю убыточным.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Интересное дело выходит что про население территории от азовского моря до кавказа, включая побережье черного моря известно гораздо больше, чем про земли Черных Клобуков правда нашел вот такую работу http://www.runivers.ru/lib/book3143/10047/ здесь подробно разбираеться разница между кипчаками и узами., но также множество иных интересных вопросов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас