Ашина Шэни

История Согдийских торговцев

Рекомендованные сообщения

4 hours ago, аслан нурмагамбетов said:

бартольд, 12 лекций (2 лекция):

"....В противоположность хуннам, сяньбийцев, кажется, не считал тюрками ни один из писавших до сих пор исследователей; между тем в китайской литературе, по сообщению профессора Пельо, сохранился словарь сяньбийского языка, не оставляющий сомнения в том, что этот язык был тюркским. Факт, сообщенный Пельо, имеет большое значение и показы..."

но, впрочем, бартольд тоже неадекват.

Дык этот "словарь сяньби" никто так и не опубликовал, так что проверить утверждения достопочтенного Поля Пелльо возможности нет. Он много чего нашел в свое время и не всегда правильно интерпретировал. Он даже говорил, что табгачскую письменность нашел, типо даже табличка с ней висела у него дома - но он ее так и не опубликовал и где она сейчас никто не знает. Видимо, Пелльо понял, что и со "словарем сяньби", и с "табгачской письменностью" он ошибся и потому дальше это исследовать не стал. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

СОГДИЙСКОЕ ПОСОЛЬСТВО В ТИБЕТ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТИТУЛА КАГАН У СОГДИЙЦЕВ

Этьен де ла Вэссьер

У комплекса камней в Ладакхе, у Танкса, была обнаружена группа согдийских надписей с несторианскими крестами. Одна из этих надписей, самая длинная, особенно интересна, так как ее палеография указывает на 9 или 10 век, и надпись эта содержит дату - 210 год. Её текст представляет собой значительные трудности в чтении и интерпретации. Единственно бесспорными являются следующие части:

«В год 210 [...] самаркандец [...] Нош-фарн [...] посланец к тибетскому кагану»

Эра не дана, возможно здесь речь идет об эре Йездегерда III, что давало бы 841-842 годы н.э. Известны несколько согдийских надписей, особенно в Кыргызстане, датированных таким образом. Другая возможность это датировка по хиджре, тогда уже в силе в мусульманской Согдиане, которая дает 825-826 годы.

На той же группе камней мы находим буддийское имя, манихейское имя, манихейские, христианские или мусульманские надписи, дающие выражение pr βgy n’m (точный согдийский эквивалент бисмиллы, как и христианских выражений), и несторианские кресты.

Наконец: расположение эти камней позволяет предположить, что посланец или посланцы прибывали с запада и направлялись в центральный Тибет, поскольку надписи расположены на окраине протяженной долины, ведущей в Гилгит. Выбранная дорога хорошо соответствует той дороге в Тибет, что мы находим в мусульманских географических текстах 10 века.

Насчет этого комплекса данных были предложены самые разные интерпретации: в целом в них хотят видеть свидетельство о посольстве уйгурского кагана к тибетскому кагану. В контексте истории эта гипотеза маловероятна: в 841-842 годах уже не было никакого уйгурского кагана, а посол, который якобы должен был отправиться просить о помощи еще до разрушения каганата кыргызами, явно не стал бы идти по настолько непрямому пути, ведь тибетцы были непосредственными соседями уйгуров Ганьсу. 

Напротив, несколько признаков указывают на дипломатическую миссию из Самарканда: как упоминание этого города в качестве места происхождения одного из посланцев, так и выбранная дорога наводят на мысль о западных корнях. В этом случае возможна датировка по хиджре. В тот же период в Уструшане, в Чаче, к примеру, или  в Фергане, все еще жили до-исламские религии Средней Азии - что видно по тогдашнему судебному процессу над Афшином. Буддизм существовал в Семиречье вплоть до 10 века.

Таким образом, согдийцы из Самарканда или возможно регионов непосредственно к северу от него служили в качестве посланцев к кагану Тибета во второй четверти 9 века. 

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.310-311]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хорошо бы эту книгу перевести на русский, с учётом новой информации(надписи из Культобе и прочее).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
6 hours ago, Koshoj said:

Хорошо бы эту книгу перевести на русский, с учётом новой информации(надписи из Культобе и прочее).

Ее уже на английский и китайский благополучно перевели:rolleyes: Значит для полного комплекта нужен и русский, а статью Симса-Вильямса и Грэнэ про надписи Культобе дать бы в приложении. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

СОГДИЙЦЫ - ИЗНАЧАЛЬНЫЕ "САРТЫ"

"Адрес согдийского древнего письма 5, 'D βγ[w] xwt'w s'rtp'w 'sp'nδ[']tw - "Божественному господину, главе караванов Эспандату", особенно важен. Санскритское наименование sārthavāha, ставшее sartapao в согдийском, было престижным обозначением, часто даваемым Будде в индийских текстах. Но в Индии оно также обозначало главу гильдии торговцев. 

С учетом важности титула сабао в китайской администрации с одной стороны и в индийской коммерции с другой, роль, придаваемая Эспандату, наводит на мысль, что титул в действительности обозначал подлинного главу согдийской общины, обозначавшегося титулом главы караванов в древнем письме 5 и позже в согдийских диаспорах бассейна Тарима и Ганьсу".

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.141-142]

"sart - заимствование из санскритского сарта "купец", вероятно через согдийский; слoво сохранило это значение до 11 века, но в средневековый период стало означать «горожанин», в смысле противоположном слову «кочевник», а точнее «иранец», в смысле противоположном слову «тюрк»; оно сохранило это значение в российском Туркестане до 19 века". 

[Clauson, Gerard. An Etymological Dictionary of pre-thirteenth-century Turkish - Oxford: Clarendon Press, 1972 - p.846]

"Согласно Бартольду, сарт (санскрит. sartha "торговец", но возможно от/через согдийских посредников) является заимствованием древнетюркского периода".

[Golden, Peter B. An introduction to the history of the Turkic peoples: Ethnogenesis and state-formation in medieval and early modern Eurasia and the Middle East - Wiesbaden: O. Harrassowitz, 1992 - р.150]

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

СОГДИЙСКОЕ НАСЛЕДИЕ У УЙГУРОВ ГАНЬСУ И ТУРФАНА 9-12 ВЕКОВ

Этьен де ла Вэссьер

Когда речь заходит о тюркском мире, часто подчеркивается значительная связь между согдийцами и уйгурами. У нее политические и экономические корни. Полное исследование потребовало бы выявления числа параллелей между согдийским и уйгурским языками, а также использования всех данных религиозных документов Дуньхуана (библиографию см. в Sims-Williams, Hamilton, 1990), как и уйгурских деловых документов. Здесь я не ставлю себе подобной цели. Библиография по уйгурам весьма обширна и мы не станем подробно на ней останавливаться: имело место замены согдийской торговой сети региональной уйгурской сетью, от Китая к востоку от Тяньшаня, что само по себе является темой, достойной отдельного исследования (по материальным аспектам жизни в Кочо см. von Gabain, 1973, по коммерческим см. Малявкин, 1983, с.283 и далее; Zieme, 1976; Pinks, 1968). Более важно показать, что эта уйгурская сеть строилась на согдийских социологических и коммерческих базах.

Можно привести несколько весьма точных примеров. Одним из редких уйгурских коммерческих документов, найденных в Дуньхуане, является письмо уйгурского торговца, без сомнения 10 века (Hamilton, 1986, p.126-127). Человек, которого торговец просит дать инструкции по торговле, является согдийцем и частью семьи. В корпусе уйгурских документов Дуньхуана несколько раз упоминаются посредники и торговцы, чьи имена, дожно быть, объясняются с согдийского языка (Hamilton, 1986, p.176). В целом, значительная доля уйгурских послов при различных китайских дворах в 10 и 11 веках носят «согдийские» фамилии: из 53 фамилий уйгурских послов, отправившихся в Китай между 907 и 960 годами (период Пяти династий), 14 являются «согдийскими», 16 - тюркскими и 19 - китайскими (Малявкин, 1983, с.240 и далее). Отюреченные потомки согдийцев заняли важное место в международных отношениях в Ганьсу, и это при том, что согдийская культура как таковая уже исчезла. Таким образом, до самого конца согдийцы играли роль дипломатических посредников, какими они были еще при Первом Тюркском каганате.

Процесс отюречивания имел семейную основу - посредством меж-этнических браков. Он хорошо известен благодаря работам филологов. Некоторые согдийские несторианские тексты, должно быть, записывались двуязычными писцами, которые все больше привыкали думать по-тюркски (Sims-Williams, 1992). Существует даже группа деловых документов, которую ее издатели назвали «тюрко-согдийской», чтобы подчеркнуть степень интеграции двух языков, которые смешиваются этих текстах (Sims-Williams, Hamilton, 1990; см. также Yoshida, 1993, который приводит несколько примеров двуязычия, жает библиографию по теме и проводит сравнение с креольскими обществами). Среди этих документов есть несколько писем и торговых счетов, которые по содержанию ничем не отличаются от своих уйгурских эквивалентов. В уйгурских же текстах важно то, что авторы иногда упоминают торговые команды, отдаваемые на тюркском языке, что свидетельствует о возможной альтернативе (Hamilton, 1986, p.117). 

Библиография

Gabain, A. von, Das Leben im uigurischen Königreich von Qočo (850–1250) (Жизнь в уйгурском государстве Кочо (850-1250)), (Veröffentlichungen der Societas Uralo-Altaica, 6), Wiesbaden: Harrassowitz, 1973, 251 p. + 99 pl.

Hamilton, J., Manuscrits ouïgours du IX e–X e siècle de Touen-Houang (Уйгурские манускрипты 9-10 веков из Дуньхуана), 2 vols., Paris: Peeters, 1986, 352 p.

Pinks, E., Die Uiguren von Kan-chou in der frühen Sung-Zeit (960–1028) (Уйгуры Ганьчжоу в раннюю эпоху Сун (960-1028)), (Asiatische Forschungen, 24), Wiesbaden, 1968, 226 p.

Sims-Williams, N., Hamilton, J., Documents turco-sogdiens du IX e–X e siècle de Touen-houang (Тюрко-согдийские документы 9-10 веков из Дуньхуана), (Corpus Inscriptionum Iranicarum, II/III), London: SOAS, 1990, 94 p. 

Sims-Williams, N. “Sogdian and Turkish Christians in the Turfan and Tunhuang

Manuscripts”, Cadonna, A. (ed.), Turfan and Tunhuang. The Texts. Encounter of Civilizations on the Silk Route, (Orientalia Venetiana, IV), Florence: Olschki, 1992a, pp. 43–61.

Yoshida, Y., review of Sims-Williams, N., Hamilton, J., Documents turco-sogdiens du IXe–Xe siècle de Touen-houang, London, 1990, in Indo-Iranian Journal, 36/4, 1993a, pp. 362–371.

Zieme, P., “Zum Handel im uigurischen Reich von Qočo” (Торговля в уйгурском государстве Кочо), Altorientalische Forschungen, IV, 1976, pp. 235–250.

Малявкин, А.Г. Уйгурские государства в 9-12 вв., Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1983, 297 с.

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.326-327]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

СОГДИЙСКОЕ НАСЛЕДИЕ У ТЮРОК СЕМИРЕЧЬЯ В 10-13 ВЕКАХ: О СТРАНЕ АРГУ У МАХМУДА КАШГАРИ 

Этьен де ла Вэссьер

В контексте постоянного взаимодействия с Согдианой, находившейся в процессе исчезновения в мусульманском культурном пространстве, вопрос ассимиляции согдийских колоний Семиречья состоит лишь в темпе и разнице по сравнению с метрополией. На сей счет у нас есть несколько источников, которые можно подкрепить эпиграфическими и археологическими находками, сравнение которых позволит уточнить лингвистические условия этой ассимиляции.

Махмуд Кашгари дает драгоценные сведения по ассимиляции согдийских популяций Семиречья. Он пишет следующее:

«Самыми красноречивыми и изящными в выражении являются те, кто знает лишь один язык, не смешивается с персами и не перенимает чужие обычаи. У тех, кто говорит на двух языках и смешивается с городским населением, речь становится ломаной, как, например, у Сугдак, Канжак и Аргу. [...] Население Баласагуна говорит на согдийском и тюркском так же, как и население Тираза (Таласа) и Мадинат ал-Байда (Исбижаба). На всех землях Аргу от Исбижаба до Баласагуна у людей ломаный (рикка) язык».

Затем:

«Сугдак. Народ, осевший в Баласагуне, происхождением из Сугда, что располагается между Бухарой и Самаркандом. Однако они одеваются и ведут себя так же, как тюрки».

Таким образом, в середине 11 века согдийский все еще является разговорным языком в Семиречье, но билингвизм - фатальное состояние для языков, находящихся в упадке, - уже присутствует везде (см. Лившиц, 1981 и Krippes, 1991).

Эпиграфические и археологические свидетельства в равной степени демонстрируют это. Как и согдийские караванщики в Гилгите, их наследники в Семиречье оставили граффити в теснинах, образованных правыми притоками реки Талас на южной стороне кыргызского Алатау (Терек сай, Кулан сай), - язык этих надписей согдийский, письменность близка к позднему согдийскому курсиву, но имена в них тюркские. Небольшое число надписей иногда имеют датировку по эре последнего сасанидского монарха Йездегерда III  и идут с начала 10 века по начало 11 века: последняя написана в сентябре 1025 года. С другой стороны, у нас есть определенное число керамических изделий с согдийскими надписями с поздним стилем почерка, возможно 11 века (по этим надписям см. Лившиц, 1981, с.80-83).

Через два века после того, как Махмуд Кашгари собрал эти сведения, францисканский монах Гильом де Рубрук, посол Людовика Святого ко двору великого хана Мункэ, совершил долгое путешествие через степь в Каракорум и провел в Кайлакк время с 18 по 30 ноября 1253 года:

«Мы нашли там большой город по имени Кайлак, в котором был базар, и его посещали многие купцы. [...] Земля эта прежде называлась Органум, и жители ее имели собственный язык и собственные письмена. Но теперь она была вся занята Туркоманами. Этими письменами и на этом языке несториане из тех стран прежде даже справляли службу и писали книги».

Кайлак, Кайалыг персидских источников (см. Barthold, 1968, с.403 и Байпаков, 1986, с.36), старая столица карлуков, располагался к востоку/юго-востоку от озера Балхаш (карта и план раскопок в Байпаков, 1986, с.130-131), в зоне сильного согдийского присутствия. Поскольку Рубрук проходил через степь между Балхашом и этими старыми согдийскими городами, он не увидел эту центральную зону согдийской колонизации. Согдийское присутствие тем не менее подтверждается по меньшей мере именем, данным в Худуд ал-Алам, которое соответствует этапу, предшествующему Кайлаку в маршруте Рубрука: Equis, латинская передача Iki-ögüz, который в Hudud, p.95, дан в согдианизированной форме Īrgūzgūkath. 

Пелльо использует свою огромную эрудицию, когда пытается связать имя Органум с древней столицей Хорезма - Ургенчем (Pelliot, 1973, p.115-117). Без сомнения, здесь нужно другое решение и найти его можно у Махмуда Кашгари. Органум это определенно страна Аргу, которая по Махмуду расположена прямо к югу и вдоль которой следовал Гильом де Рубрук. Не хорезмийский, как предлагает Пелльо, - хорезмийский никогда не был разноворным на этих землях, как и не был несторианским литургическим языком, - а согдийский, замещенный тюркскими диалектами, был старым литургическим несторианским языком и старым исчезнувшим языком этих земель. Присутствие многочисленных согдийских несторианских терминов в несторианских эпитафиях Семиречья подтверждает это (Лившиц, 1981, с.78. Кляшторный, 1964, с.130-131 проводит схожий анализ). 

Начиная с времен Махмуда Кашгари, имела место явная ассимиляция согдийских популяций, но память о них сохранилась до 13 века. К северу от саманидской империи, в других политических и культурных условиях, страна Аргу оставалась тюрко-согдийским бастионом, источником торговли тюркскими рабами и матрицей, из которой родилось караханидское государство.

Библиография

Barthold, W., Turkestan down to the Mongol Invasion, 3rd ed. revised by C. E. Bosworth, London, 1968 (1st ed. 1900)

Krippes, K., “Sociolinguistic Notes on the Turcification of the Sogdians”, Central Asiatic Journal, XXXV/12, 1991, pp. 67–80.

Minorsky, V. (trans., comm.), Hudud al-'Alam. “The Regions of the World.” A Persian Geography 372 A.H.–982 A.D., (Gibb Memorial Series, XI), 2nd ed., London, 1970

Pelliot, P., «Recherches sur les Chrétiens d’Asie Centrale et d’Extrême-Orient» (Исследования о христианах Центральной Азии и Дальнего Востока), œuvre posthume, Dauvillier, J. (ed.), Paris: Imprimerie Nationale, 1973

Байпаков, К.М, «Средневековая городская культура Южного Казахстана и Семиречья (VI - начало XIII в.)», Алма-Ата: Наука, 1986

Кляшторный, С.Г., «Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии», Москва: «Наука», 1964

Лившиц, В.А., «Согдийцы в Семиречье: лингвистические и эпиграфичесие свидетельства», Письменные памятники и проблемы истории и культуры народов Востока, Москва, 1981, с.76-84 

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.329-331]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

СОГДИЙСКОЕ ГОСТЕПРИИМСТВО И ПРОИСХОЖДЕНИЕ КАРАВАН-САРАЯ

“Интересно то, что мусульманский институт караван-сарая кажется имеет восточно-иранское, а точнее согдийское, происхождение. Ибн Хаукаль посвящает длинный пассаж тому, как принимают путешественников в этом регионе:

«Во всем Мавераннахр из тех, кто свободно имеет владение или ферму, не существует никого, кто бы не соблюдал днем и ночью эту традицию. Воистину это предмет соперничества между ними, то, что приводит к растрате богатств и упадку имений, тогда как обычно люди собирают у себя всего больше, чем у других, выставляют на показ свое имущество и из сил выбиваются, чтобы накопить богатства. 

Я сам заметил в Согде остатки обители, где открытый вход был прикрыт постами, и показалось мне очевидным, что вход этот не закрывался в течение сотни лет и даже больше и что любой проходивший через него мог остановиться там: получалось иногда так, что обитель занимали неожиданно, при том, что ничто там не приготовлено, сотня, двуме сотни человек, и даже с животными и слугами; они находили там корм для своих животных, еду для себя и средства для сна в количестве, достаточном для того, чтобы не использовать их собственные одеяла. [...] 

Добавим, что большая часть богатых людей в землях ислама используют свои богатства лишь для личных развлечений. [...] Напротив, мы видим, что жители Мавераннахра отдают свои богатства, чтобы возводить гостиницы (ribātāt), чинить дороги, формировать вакфы (религиозные фонды), чтобы вести священную войну, заниматься благотворительностью, и строить каменные мосты. Редки там те легкомысленные люди, что не обременяют себя этим. Нет там ни одного места сбора, ни одного часто посещаемого источника, ни одной населенной деревни, где не было бы множества гостиниц, величины более, чем достаточной, для прибывающих туда путешественников».

Это точное описание той самой идет караван-сарая, идеи, присущей особой этике Трансоксианы и, таким образом, воистину присущей до-исламской согдийской культуре”.

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.187-188]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас