Ашина Шэни

Енисейские рунические надписи

Рекомендованные сообщения

Енисейские рунические надписи древних тюрок (в основном енисейских кыргызов) в большинстве короткие, но некоторые из них могут послужить в качестве первоисточников по истории Центральной Азии 6-10 веков. Наиболее современная их публикация дана Игорем Кормушиным в его работе "Тюркские енисейские эпитафии", книга в pdf https://www.dropbox.com/s/pad09bn18id7etd/Кормушин%2C Тюркские енисейские эпитафии.pdf?dl=0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

СВИДЕТЕЛЬСТВО СВЯЗЕЙ КЫРГЫЗСКОГО КАГАНАТА С ТИБЕТОМ В РУНИЧЕСКОЙ НАДПИСИ С ОЗЕРА АЛТЫН-КЁЛЬ

Оригинал

aC0IGqPNE9s.jpg

Транскрипция

(1) ...ma qunčujïm-a bökmädim-ä [.. bodunï]mqa bökmädim
(2) ...ärdä[m] üčün...
(3) ärdäm b[ols]ar munïg ärmäz munïg ärsäm Äzru[a] alqanïp ärdäm[l]ig batur män
(4) ärdamlig bolsar bodun isrik jörümädi ärinči-m ikizim-ä
(5) ilimdä tört tägzindim ärdämim üčün inanču alp sanun [män]
(6) on aj ilt[t]i ögim оglаn togdïm ärin ulgat[t]tïm
(7) är ärdäm bolsar andag ärmiš äsin män altun qapar[ta k]ältim
(8) är ärdäm üčün tüpüt qanqa jalabač bardïm kälmädim

Перевод

(1) О, моя жена (~ мои жены)..., - я не насладился. ... своим народом я не насладился!
(2) ...ради доблести...
(3) Тот, кто обладает доблестью, не собьется (с истинного пути)! Если же я собьюсь (с истинного пути), то воздав хвалу Зервану (манихейский бог), я (вновь) обрету доблесть.
(4) Народ, обладавший доблестью, пьяным не слонялся. О мой (брат)-близнец!
(5) Десять (лунных) месяцев носила меня мать, родился я мальчиком, вырос мужчиной.
(6) Из своего эля я четырежды уходил (и возвращался), ради моей доблести, я - Ынанчу Алп Сангун.
(7) Обладая воинской доблестью, таким вот я был, невредимым. Из (?) Золотой Капар ... я пришел.
(8) Во имя доблести мужа-воина, я отправился послом к тибетскому хану и не вернулся.



[Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования. - Москва: Наука, 1997 - с.71-72]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

РУНИЧЕСКАЯ НАДПИСЬ С РЕКИ УЙБАТ О КЫРГЫЗСКОМ ПОКОРЕНИИ ПРИБАЙКАЛЬЯ

R5uoynwTfZc.jpg

В 1963 г. в окрестностях аила Чарков тюркологом М.И. Боргояковым был обнаружен памятник кыргызской письменности, привезенный и установленный затем археологом А.Н. Липским в Хакасском краеведческом музее. С двух сторон песчанниковой плиты (длина 2,6 м., ширина 0,6 м, толщина 0,18 м.) в три строки был нанесен текст. Знаки выбиты, затем протерты и представляют глубокие желобчатые линии. Одна сторона плиты была обращена вверх и поэтому на ней надпись плохо сохранилась.

Согласно существующей регистрации, надпись считается седьмым памятником с р. Уйбат. Впервые его перевод был сделан нами в 1973 г. Содержание представляет большой интерес и вызывает особое внимание со стороны видных тюркологов. В своей недавно изданной книге профессор И.В. Кормушин предложил новое чтение данного памятника. Не отрицая возможность новой трактовки и учитывая многие верные поправки текста этим маститым ученым, мы все же оставляем за собой право нашего чтения и перевода седьмого памятника кыргызской письменности с р.Уйбат. В результате новой корректировки передняя сторона надписи читается нами следующим образом:

(1) (эрдэм) эр кунчуйун казгандыныз бокмединиз бег эрким бег;
(2) бун буна адырылдыныз ачыга кырк эриг кансыз кылд (ыныз);
(3) (учк) урыкан илин алдукда азыглыг тонуз тег тириг бег сиз.

Перевод: (1) (Доблестный) муж! Вы приобрели (много) принцесс, (но) не насладились княжеской властью, о бег!

(2) Тысяча печалей! Вы отделились (от нас), о горе! Сорок мужей-воинов Вы оставили (букв, сделал и) без отца!

(3) При взятии племенного союза Уч-курыкан Вы Тириг-бег (были) словно клыкастый вепрь!

Задняя сторона памятника, с учетом поправок И.В.Кормушина, по-видимому,

(4) ... алыч барс Тириг бегим йыта эрдемим сизе!

(5) (элимке) элчиси эртмиш кок турк беге.

(6) ... (эр) олуртум кок бори карамаг багын олуртум.

Перевод: (4)... Мой дикий барс Тириг бег! Увы! Моя мужская доблесть Вам (принадлежит)!

(5) Он был послом (от моего эля) к бегу небесных тюрков.

(6) ... Я убивал (мужей-воинов), я убивал подразделения (многочисленной) стаи серых волков!

У нас не вызывает особого сомнения слово "кунчуй", где древний писар совершил ошибку и вместо буквы "з" - "нч" поставил "о" - "н", ибо здесь налицо трафаретная фраза о приобретении принцесс. Подобная ошибка совершена и в слове "кырк, где звук "ч" - "р" передан другим знаком. И древние авторы могли хромать в орфографии. В шестой строке, вместо предложенной И.В.Кормушиным трактовки "кара аш" - соболь, мы читаем "карамак" - стадо, стая. Такой термин отмечен С.Е.Маловым в кыргызских памятниках письменности и до сих пор сохранился в хакасском языке. С другой стороны, трудно поверить, чтобы степные кыргызские беги сами добывали соболей. Как правило, они получали их от своих киштымов.

Переходя к исторической интерпретации памятника надо выделить несколько важных моментов. Эпитафия посвящена доблестному князю Тириг-бегу, тотемным животным которого являлся барс и, в таком случае, повествование идет о кыргызском правителе. Надпись представляет обращение к преждевременно умершему Тириг-бегу от имени оставшегося в живых на- следника от его боевой славы. Сам Тириг-бег был главой дружины из сорока батыров, для которых он являлся отцом родным. Текст памятника доносит до нас отзвуки былой военной демократии общественного строя кыргызов. Тириг-бег ходил в боевой поход против курыканов (по И.Кормушину - уйгурского хана) и в свирепой битве покорил восточных соседей кыргызов. Вероятно, он возглавлял посольство к кок-тюркам Тюркского каганата. В дальнейшем его преемник хвастливо стал заявлять о своей победе над многочисленной "стаей серых волков", т.е. в данном случае надо понимать гвардию кок-тюрков, имевших на своих знаменах изображение головы волка.

Исходя из полученных фактов, можно предположить, что памятник относится к первой половине VIII в. н.э., когда между Тюркским и Кыргызским каганатами, после мирных взаимоотношений разгорелись военные действия. Если наше чтение верно, то захват кыргызами курыканов и Прибайкалья произошел не в период "великодержавия", а на столетие раньше, при первых кыргызских каганах. Возможно, в то время часть курыкан была вытеснена на север и положила начало движению предков якутов в долину р.Лены.

[Бутанаев В.Я., Худяков Ю.С. История енисейских кыргызов. - Абакан: Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2000 - с.95-96]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

РУНИЧЕСКАЯ НАДПИСЬ С РЕКИ УЙБАТ О ТАТАРСКОЙ ДАНИ КЫРГЫЗСКОМУ КАГАНАТУ

e_Uex8XCcto.jpg

В Уйбатской степи Хакасии известен ещё один привлекательный памятник рунической письменности, выбитый на каменной плите кургана "Узун-оба" и ныне считающийся девятой надписью с р. Уйбат.

Согласно трактовке С.Г. Кляшторного, текст памятника звучит следующим образом: "(1) татар: (й)ыг эли; (2) (й) игу чун берур; (3) экимиз; (4) кулур". Перевод: (1) Татарский враждебный (?) эль (2) ради (своего) блага выплачивает (дань, откуп); (3) мы оба (этому) (4) радуемся. В данном случае слово "татар" понимается не как имя главы общины, а как исторический этноним восточных соседей древнетюркских народов. По исторической интерпретации С.Г.Кляшторного, татары в начале IX в. являлись союзниками уйгуров. Поэтому враждебные действия кыргызов против "татарского зля" можно отнести к IX-X вв., "т.е. к периоду уйгуро-кыргызских войн в Монголии и Присаянье и последующих кыргызских походов в Восточный Туркестан".

Поддерживая мнение проф. С.Г.Кляшторного в отношении значения слова "татар", мы в свою очередь предлагаем следующее чтение указанного памятника: (1) татар ыгэли; (2) игечин берур; (З)экимиз (4) кулур.

Перевод: (1) татарский плачущий народ; (2) своих сестер отдает; (3) а наши младшие братья (получая в награду женщин) (4) радуются (этому).

До сих пор в терминологии родства многих тюркских языков, и в хакасском в том числе, имеются слова "игечи" - старшая сестра (мужа или жены) и "ике" - младший брат. В связи с указанной терминологией мы готовы предложить следующую историческую интерпретацию. В древнетюркских надписях татарами обозначались монгольские племена. Например, в 750 г. уйгурский каган Моюн-чур двинул свои войска на восток, где "татар ... призвал к ответу". В китайской политической и историографической традиции, начиная с Сунского времени (X в.), также преобладало наименование монголов татарами (да-да).

После разгрома Уйгурского каганата и захвата территории Центральной Азии в 840 г. кыргызы столкнулись с монголоязычными татарами. Вероятно, в период своего "великодержавия" кыргызы, разгромив враждебных татар, захватили в качестве трофеев их женщин, мужья которых пали в бою. По обычаю, татарские рабыни стали достоянием кыргызских мужчин. Вероятно, такое знаменательное событие и отражает девятая надпись р.Уйбат.

[Бутанаев В.Я., Худяков Ю.С. История енисейских кыргызов. - Абакан: Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2000 - с.96-97]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

СВИДЕТЕЛЬСТВО КЫРГЫЗСКИХ ПОХОДОВ НА КИТАЙ В РУНИЧЕСКОЙ НАДПИСИ БЕГРЕ

Оригинал

5uMcW04m6M0.jpg

Транскрипция


(1) tör apa ičräki bän bäš jägirmi jašda alïnmïšïm qunčujïm-a buŋa
adïrïldïm-a : äsizim-ä : kün-a aj-a azïdïm-a
(2) üč oγlïm-a : adïrïldïm-a jïta bökmädim-ä qatïγlanγïl
(3) bäš jägirmi jašïmda tabγač qanγa bardïm-a är ärdämim üčün alpun
altun kümüšig ägritäbä eldä kіšі qazγandïm-a
(4) jäti : böri ölürdim-ä barsïγ kökmäkig ölürmädim-ä
(5) järim-ä jïta subum-a adïrïldïm-a buŋ-a äsizim-ä jïta
(6) bodunïm-a kinim-ä qadašïm-a adïrïldïm-a bökmädim-ä
(7) elim-ä qanïm-a bökmädim-a jašïm jäti jätmiš azïdïm-a
(8) jatda tüŋürim-ä adïrïldïm-a
(9) antlïγ adašïm-a antsïzda ädgü äšim-ä adïrïldïm-a
(10) säkiz adaqlïγ barïmïγ üčtü jïlqï tükäti bardïm-a aŋa bökmädim-ä jïta
örüŋümig-ä qaramïγ-a azïdïm-a

Перевод

(1) Я - ичрэк Тёр-апы. О, моя супруга, взятая мною (в замужество) в пятнадцать лет, - печально, я разлучен (с тобой)! Как жаль мне, о, солнце и луна, - я перестал [вас] видеть!

(2) О, три моих сына, - я отделился (от вас), как грустно - я не насладился (вами), крепитесь, [сыновья]!

(3) С пятнадцати лет я ходил на табгачского хана. Благодаря моей доблести мужа-воина отвагой приобрел я золото и серебро, верблюдов, наложниц.

(4) Я убил семь волков, а барсов и кёкмеков я не убивал.

(5) О, земля моя - грустно! О, реки и озера мои, - я отделился [от вас], печально, как жаль мне, как грустно!

(6) О, мой народ, мои потомки и мои сородичи, - я отделился [от вас], я нe насладился [вами]!

(7) О, мое государство, мой хан, я не насладился [вами]. Мой возраст - шестьдесят семь (семьдесят семь - ?) лет, и я перестал ощущать [жизнь]!

(8) О, мои свойственники в дальних краях, - я отделился от вас!

(9) О мои друзья, связанные клятвой, и мои добрые товарищи, не связанные клятвой, - я отделился [от вас]!

(10) Я покинул [свое] восьминогое имущество (т.е. юрты), весь свой скот трех видов, и этим я не насладился! Печально, - я перестал видеть мое белое (юрты) и мое черное (скот).

[Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования. - Москва: Наука, 1997 - с.273-274]

Примечание: походы на Китай скорее всего отсылают к участию кыргызов в междоусобицах на развалинах империи Тан в 10 веке.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ТЮРГЕШ В КЫРГЫЗСКОМ КАГАНАТЕ СОГЛАСНО РУНИЧЕСКОЙ НАДПИСИ НА КАМЕННОМ ИЗВАЯНИИ С РЕКИ ТЕСЬ

Оригинал

doTe1jgqQok.jpg

Транскрипция

(1) bän qara qan ičrägi bän äzg...
(2) ...bän jabaqu t...da bän...
(3) türgäš bän čaŋšï bän bič j

Перевод

(1) Я - ичрек Кара-хана.
(2) Я - от (племени) ябаку...
(3) Я - Тюргеш. Я - летописец. Год обезьяны (?).

Комментарий Игоря Кормушина

Ревизия состава знаков приводит к необходимости кардинального переосмысления надписи. Минимум в четырех случаях - в конце первой и второй строк и дважды - в третьей - в тексте вполне определенно стоит авторепрезентативный предикат bän "я есть ... (тот-то или такой-то)". Даже при скудости достоверно отождествляемых знаков, нельзя не заметить, что, скорее всего, это - разные люди. Если это так, тогда перед нами, возможно, своеобразная регистрационная запись особо важных персон - участников поминальной церемонии, вероятно, глав посольств соседних государств.

В этом случае остается загадкой, была ли собственно поминальная надпись, если сделана надпись регистрационная. Поэтому нельзя исключить из рассмотрения возможность традиционной интерпретации данной надписи: эпитафия, от лица меморианта, его послужной список - разные должности в разных государствах, что, повторяю, сомнительно. К сожалению, слово ябаку, которое как племенное название до сих пор отмечалось только у Кашгари, здесь читается очень предположительно, иначе все сомнения в предпочтительности первой версии (перечисление персон) отпали бы.

[Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования. - Москва: Наука, 1997 - с.126-127]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас