Erchis

Археология Монголии

Рекомендованные сообщения

Это как раз тюрки пострадали!)))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 minute ago, povodok said:

Это как раз тюрки пострадали!)))

И монголы  пострадали!

Кто эти террористы? Я читаю,что эти террористы бедные тюркские племена таежного Алтая и Сибири и енисейские кыргызы.

:D

 

 

%D0%9D%D0%BE%D1%91%D0%BD%20%D1%85%D0%B0%

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 минуту назад Peacemaker написал:

Кто эти террористы? Я читаю,что эти террористы бедные тюркские племена таежного Алтая и Сибири и енисейские кыргызы.

Если речь идет о периоде захвата Ордубалыка енисейскими кыргызами , вполне объяснимо. Но с хунну кыргызы не прокатят.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я смотрю Писмейкеру вновь хочется в бан. Уже сила привычки? 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
26 minutes ago, povodok said:

Если речь идет о периоде захвата Ордубалыка енисейскими кыргызами , вполне объяснимо. Но с хунну кыргызы не прокатят.

A через 400, 500 лет уже не возможно грабить? Кто так сказал?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 минуту назад Peacemaker написал:

A через 400, 500 лет уже не возможно грабить? Кто так сказал?

Возможно , но уже не так легко. Деревянный сруб рухнет в первую сотню лет после погребения и от погребальной камеры останется кишмиш!))) От более поздних ограблений археологам остается гораздо больше , чем от более ранних , когда грабители могли проникнуть в не обрушенную камеру.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 hour ago, povodok said:

Возможно , но уже не так легко. Деревянный сруб рухнет в первую сотню лет после погребения и от погребальной камеры останется кишмиш!))) От более поздних ограблений археологам остается гораздо больше , чем от более ранних , когда грабители могли проникнуть в не обрушенную камеру.

Нужно отличить обычного  вора от террориста!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

От какого террориста? Поясните свою мысль.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Наверно ув.Миротворец имел ввиду разрушение гробниц по идеологическим и религиозным соображениям!)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
29 минут назад povodok написал:

Наверно ув.Миротворец имел ввиду разрушение гробниц по идеологическим и религиозным соображениям!)

Он троллит специально. Нарывается опять. У него это периодами.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

Вопрос всем!

 

Подметил такую особенность.

В западной, северо-западной Монголии и смежных российских областях Алтая и Тувы, населенных тюркскими народами, древние тюркские каменные изваяния целы.

В остальной части Монголии, населенной монголоязычными народами, у каменных изваяний отсутствуют (специально обиты) головы.

Кто как думает, когда, кем и почему?

Может быть ответ на эти вопросы даст нам разгадку о времени прихода в Монголию предков монголоязычных народов?

36d9f92e2fcb.jpg

5a6c38e341cc.jpg

a2c8cdeefe76.jpg

4daf9f433e1c.jpg

history_1481864398.JPG

1709c7bfad60.jpg

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

Еще одно целое (с невредимой головой) древнетюркское изваяние на северо-западе Монголии, Завхан аймак, Сонгино сум:

https://pbs.twimg.com/media/DXIAE0sUMAAbi7K.jpg

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
On 2/27/2018 at 2:10 PM, АксКерБорж said:

 

Вопрос всем!

 

Подметил такую особенность.

В западной, северо-западной Монголии и смежных российских областях Алтая и Тувы, населенных тюркскими народами, древние тюркские каменные изваяния целы.

В остальной части Монголии, населенной монголоязычными народами, у каменных изваяний отсутствуют (специально обиты) головы.

Кто как думает, когда, кем и почему?

Может быть ответ на эти вопросы даст нам разгадку о времени прихода в Монголию предков монголоязычных народов?

36d9f92e2fcb.jpg

5a6c38e341cc.jpg

a2c8cdeefe76.jpg

4daf9f433e1c.jpg

history_1481864398.JPG

1709c7bfad60.jpg

 

4.30

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

Это бывший модератор Стас из Хакасии?  :D

 

4a90dca033c4.jpg

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 27.02.2018 в 12:10 АксКерБорж написал:

 

Вопрос всем!

 

Подметил такую особенность.

В западной, северо-западной Монголии и смежных российских областях Алтая и Тувы, населенных тюркскими народами, древние тюркские каменные изваяния целы.

В остальной части Монголии, населенной монголоязычными народами, у каменных изваяний отсутствуют (специально обиты) головы.

Кто как думает, когда, кем и почему?

Может быть ответ на эти вопросы даст нам разгадку о времени прихода в Монголию предков монголоязычных народов?

36d9f92e2fcb.jpg

5a6c38e341cc.jpg

a2c8cdeefe76.jpg

4daf9f433e1c.jpg

history_1481864398.JPG

1709c7bfad60.jpg

 

Еще пара древнетюркских каменных изваяний в центре и на востоке Монголии с отбитыми головами:

e5gc4s-960.jpg

 

Кошо-Цайдам, в памятном комплексе Бильге-кагану:

1396950604_bilge-kagan.jpg

  • Одобряю 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

И до настоящего времени обычай таков, что уруг Чингиз-хана из всех [своих] дядей и двоюродных братьев сажает в ряду царевичей только уруг Джочи-Касара; все же другие сидят в ряду эмиров» [Рашид ад Дин, 1952, с. 51]. Нечто схожее написано в источниках о Темуге-отчигине. «Чин- гиз-хан любил его больше других братьев и сажал выше всех старших братьев. Его прямые потомки [фарзанд] до сих пор сидят выше прямых потомков двух других братьев» [Рашид ад Дин, 1952, с. 55]. 120 Весьма высокий статус имел и Есунке (Исунке, Есунгу). «Есунгу был высокого роста, румян и имел продолговатое лицо и длинную бороду… Он входил в важные дела и в обсуждение государственных дел, и его весьма почитали и считались с ним» [Рашид ад Дин, 1952, с. 52]. Высокое положение хасаридов и темугеидов продлилось до конца 80-х гг. XIII в. Они вступили в сговор с Хайду против Хубилая. «Когда сговор [их] обнаружился, каан повел войско и схватил их. Некоторых он казнил, а их войска разделил [между другими]. В настоящее время из их улуса никого не осталось» [Рашид ад Дин, 1952, с. 56]. Кто знает, не тогда ли были сожжены и подвергнуты забвению забайкальские древности?

Скрытый текст

Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток КОМУ ПРИНАДЛЕЖАЛИ ГОРОДА МОНГОЛЬСКОГО ВРЕМЕНИ В ЗАБАЙКАЛЬЕ? Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РНФ №14-18-01165 «Города средневековых империй Дальнего Востока» В Монгольской империи существовали города и поселения различных типов – имперские сто- лицы-мегаполисы (Каракорум, Шанду, Даду), города – административные и хозяйственные центры, поселки ремесленников, а также отдельно стоящие дворцы и усадьбы. Ряд из них расположены на территории России. Возможно, один из самых известных памятников Хирхиринское городище на- ходится на юге Забайкальского края, в Приаргунском районе. Памятник расположен на низкой над- пойменной террасе в приустьевой части р. Хирхиры на левом берегу р. Урулюнгуй (приток Аргуни). Город состоит из нескольких десятков усадеб и около 100 отдельных жилищ. Вытянут по линии З–В почти на 2 км и примерно на 700 м по линии С–Ю. В западной части усадьбы расположены отдельно друг от друга, в восточной – объединены в сложную систему кварталов, улиц и проулков. К северу от Хирхиринского городища находится могильник Окошки монгольского времени [Киселев, 1961; Харинский и др., 2014]. В юго-восточной части памятника в 350 м от берега р. Хирхиры располагалась ханская ставка (110 × 100 м). Она была окружена рвом и валом с воротами. Внутри находился дворец (15 × 30 м), возведенный на искусственной платформе с пандусом. Дворец имел деревянные стены и 4-скат- ную крышу, крытую черепицей, отапливался при помощи канов. Пол выложен сырцовым кирпичом. В результате раскопок под руководством С.В. Киселёва в 1957–1959 гг. исследованы дворец, жилища с канами, ворота, найдено много строительных материалов (черепица, кирпичи), предметы труда и быта, вооружение, украшения [Древнемонгольские города, 1965, c. 23–58]. С.В. Киселёв датировал памятник XIII в. и предположил, что дворец погиб в результате пожара. Начиная с 1997 г. в течение ряда лет памятник исследовался А.Р. Артемьевым [2005]. Им были раскопаны две усадьбы. В первой, в восточной части города, находились два жилища с канами (одно с кирпичным полом). Во второй, на западном краю памятника, было найдено здание с 12 базами от колонн и каном. Среди находок – предметы быта, вооружение, украшения, бронзовый 12-летний кален- дарь, железная вилка, скорее всего, попавшая из Европы. А.Р. Артемьев также получил радиоуглерод- ные даты по западной усадьбе (1330–1420 гг.), которые расширили время существования памятника. Наши исследования на памятнике в 2013–2014 гг. проводились на другой усадьбе, расположенной в западной части города. В результате работ были вскрыты остатки здания колоннадного типа на на- сыпной платформе. Основой для поддержания крыши являлись каменные базы с деревянными колон- нами, изготовленными из стволов лиственницы. Крыша, очевидно, была крыта соломой. Внутри най- дены печь и остатки кана сложной конструкции. Найдено много костей домашних и диких животных, кости рыбы, гвозди, бусины, фрагменты фарфоровой и глазурованной керамики, в том числе больших сосудов – хумов. Находки фарфора с синей кобальтовой росписью подтверждают, что памятник суще- ствовал в XIV в. Неподалеку от Хирхиринского городища, в 9 км к северо-востоку, находится дворцовая усадьба Алестуй. Она представляет собой насыпную платформу размером примерно 17 × 28–32 м, вытянутую по линии С–Ю. С южной стороны склона имеется пологий спуск – пандус. Вокруг платформы располо- жен невысокий вал (0,3 м) близкой к квадрату формы размером примерно 71 × 71 м. К северному валу пристроен еще один обвалованный участок подпрямоугольной формы размером примерно 64 × 33 м. В процессе раскопок в 2009–2011 гг. нами были изучены северная и западная части усадьбы, а также прилегающая к ней северная часть двора [Крадин и др., 2012]. Платформа была сложена из плотной глины серого цвета. В процессе раскопок были обнаружены следы нескольких дымоходных каналов. Трехканальный кан находился в северной части дома. Осталь- ные несколько канов были исследованы во время раскопок западной части жилища. Они имели по 4–5 дымоходных каналов. Можно предположить, что это местное развитие дальневосточной традиции сооружения канов. 118 В разных частях раскопа в различных пластах зафиксированы остатки кирпичных стенок, 16 це- лых кирпичей и около 3 тыс. их фрагментов разной величины, черепица (около 24 тыс. фрагментов), каменные базы от столбовых конструкций, обломки различных железных и бронзовых изделий, желез- ные гвозди разных размеров (163 шт.), железные наконечники стрел, два железных ножа, фрагменты железной пилы, обломок лемеха, обломки тигля, железный замок чжурчжэньского и монгольского ти- пов, втулки ступицы колеса, венчик и куски стенки железных котлов, альчики, игральные фишки и др. Имеется одна сунская монета – Чжи дао юань бао (XI в.). Найдены фрагмент фарфорового изделия, фрагмент поливного сосуда и фрагмент глазурованной бутыли. Считается, что Хирхиринское городище было ставкой Есунке (Есункэ, Исунке) – сына родного брата Чингис-хана Хасара. Основанием для этого является надпись на найденной неподалеку знаме- нитой каменной стеле («Чингисов камень»), которая сейчас хранится в Эрмитаже. Это древнейшая надпись на старомонгольском языке (1224–1225 гг.). До сих пор исследователи не достигли единства по поводу перевода данного текста, однако во всех вариантах присутствуют имена Чингис-хана и Есунке. По всей видимости, прямое отношение к Хирхиринскому городищу имел так называемый «город Хасара» – городище Хэйшаньтоу во Внутренней Монголии. Расстояние между данными памятниками всего 87 км. Городище Хэйшаньтоу находится примерно в 11 км от государственной границы между Россией и Китаем, в 10 км к северу от города с одноименным названием. Возможно, данное городище было резиденцией Хасара. По форме оно близко к квадрату, ориентировано по сторонам света, окру- жено валом и рвом. Длина валов: северного – 587 м, южного – 578 м, западного – 598 м, восточного – 592 м. Высота основного вала – до 4 м снаружи, около 2 м изнутри. На городище имеется четверо ворот, которые расположены по центру каждой из стен. Глубина рва в районе наиболее мощных юж- ных ворот – 1,7–2 м, ширина – 5–6 м. Имеются фронтальные и угловые башни. Превышение угловых башен над валом – 1,5–2 м, фронтальных – на метр. Башни выступают наружу примерно на 1–2 м. На городище имеются так называемый внутренний город прямоугольной формы с платформой в центре и еще одно внутреннее укрепление округлой формы с платформой внутри. На территории внутреннего города найдены глазурованная черепица, глазурованная посуда, концевые диски с драконами. Другой известный памятник монгольского времени на территории Забайкалья – Кондуйский дво- рец. Он находится в 61,7 км к западу от Хирхиринского городища. Свое название памятник получил от р. Кондуй. История исследования памятника насчитывает более двухсот лет [Павлуцкий, 1867; Куз- нецов, 1925; Древнемонгольские города, 1965; и др.]. Наиболее масштабные исследования связаны с именем С.В. Киселёва. В 1957–1958 гг. им проводились раскопки на памятнике на центральном зда- нии (дворце), южных воротах и на одном из павильонов. Общая площадь раскопов – 2,5 тыс. м2 [Древ- немонгольские города, 1965, c. 324–369]. Кондуйский дворец представлял собой здание крестообразной формы. Оно располагалось на двух- метровой платформе, имевшей два уровня террас. Пол был выложен квадратными плитами размером 30 × 30 см. Террасы украшали деревянные, покрытые красным лаком балюстрады. Конструкцию ба- люстрады нижней террасы украшали вмонтированные в нее с интервалом 2 м гранитные изваяния драконов (31 экз.). Углы террасы украшали изваяния другого типа – в виде передней части драконо-че- репаховидного чудовища, покрытого пластинками панциря. Платформа была выстлана кирпичным полом. К платформе вели пять кирпичных пандусов – по два с востока и запада и главный вход с юга. С северной стороны пандуса не имелось. Подобная планигра- фическая структура сочетает в себе принципы организации пространства китайских (и опосредованно чжурчжэньских) зодчих и традиции организации пространства монголоязычных кочевников (выход из юрты на юг, северная сторона – хоймор – самая почетная, запретная). Внутри здания были расположены 37 каменных баз, которые являлись фундаментами деревянных колон, обернутых материей и покрытых красным лаком. Здание, видимо, состояло из нескольких частей: аванзала, проходных коридоров, зала для приемов, жилых покоев или вспомогательных помещений. Крыша была покрыта черепицей с желтой, зеленой и красной поливой. Коньки крыши украшены головами драконов с крыльями. К северу, западу и востоку от главного дворца находились другие здания. Это был единый комплекс, возможно, огороженный в монгольское время забором. На юге были расположены главные воро- та. Никаких других сооружений к югу от дворца не строилось. К северу, западу и востоку от дворцового комплекса располагались другие здания (возможно, жилища лиц высокого статуса). Наверное, за ними могли быть наземные жилища или переносные юрты лиц, обеспечивавших жизнедеятельность дворца. Однако в настоящее время это невозможно проверить из-за интенсивной распашки этой территории 119 в советское время. Подобная организация пространства, по сути, полностью копировала принципы расстановки юрт монгольской ставки. В 2015–2016 гг. нами проводились исследования северо-западного павильона дворцового ком- плекса. Здание размером 23 × 9 м было ориентировано длинной стороной по линии З–В. Оно было построено на искусственной платформе. По периметру здания располагалась внешняя кирпичная стенка, которая, вероятно, предотвращала расползание насыпной платформы. Высота стенки – не менее 23–25 см в 4–5 кирпичей. Расстояние между этой стенкой и стеной здания – примерно 60 см. Пространство забутовано камнями, обломками кирпичей и землей. Далее находилась стена здания. Можно предположить, что основные стены были сделаны из дерева, а основания – из кирпичей и камней. Основания стен здания выполнены в два ряда кирпичей, пространство между ними забуто- вано землей, обломками кирпичей и камнями. Общая ширина стены составляет около 80 см. Высота основания стены – в 3–4 кирпича. Внутри основания стены и на углах постройки располагались каменные базы колонн квадратной формы разных размеров. Самая маленькая база размером 46 × 46 см, самая большая – 56,5 × 65 см. Базы располагались примерно на одинаковом расстоянии друг от друга – в среднем 3–3,5 м. В восточной части постройки расстояние между каменными базами составляло 4,5 м. Вход в здание располагался с южной стороны и был оформлен в виде кирпичного пандуса. Во время разборки внутренней части постройки на уровне пола найдено большое количество де- рева, вероятно, фрагментов от деревянных колонн. Согласно предварительному анализу, колонны де- лались из сосны. Пол в здании выложен кирпичами квадратной и прямоугольной формы. Часть кирпи- чей была выбрана в период разграбления памятника для использования при строительстве Кондуйской церкви и Цугольского дацана. Дворцовый комплекс был построен в синкретичной монгольско-китайской традиции. При первом рассмотрении такие элементы, как симметричное, строгое расположение объектов по оси С–Ю, распо- ложение в центре ансамбля дворца и прочее, свидетельствуют о китайской архитектурной традиции. Однако строгое соблюдение принципа расположения всех вспомогательных построек к северу от глав- ного места и открытый вид на юг (монг. хурээ) свидетельствуют о степных традициях организации пространства [Лбова, Васильева, 1992, c. 145–146]. В начале XIX в. строительные материалы городка (кирпичи, гранитные основания драконов и базы) были использованы русскими казаками и крестьянами под фундаменты домов села Кондуй, а также стро- ительства в 1806 г. церкви Рождества Пресвятой Богородицы и Св. Мученников Кирика и Улиты [Кра- дин Н.Н., Крадин Н.П., 2016]. Кроме этого, материалы вывозились в агинские степи для возведения Цу- гольского дацана в 1801 г. [Кузнецов, 1925, c. 22]. С.В. Киселёв полагал, что данный памятник относится к XIV в. [Древнемонгольские города, 1965, с. 369]. Однако калиброванная радиоуглеродная дата показы- вает, что дворец существовал в первой половине XIII в. [Крадин и др., 2017, с. 170]. Таким образом, время строительства дворца приходится на период расцвета империи Чингис-хана и время проживания в мон- гольской исторической прародине братьев Чингис-хана – Хасара и Темуге-отчигина и их наследников. Это подтверждается письменными источниками, где сказано: «Юрт и стойбище Есунгу и рода Джочи-Касара находится внутри Монголии на северо-востоке, в пределах Эргунэи Кулэ-наура и Кила- ра, поблизости от места юрта Джибу, сына Отчи-нойона, и его внука Тукучара» [Рашид ад Дин, 1952, с. 52]. Здесь место расселения четко локализуется с Аргунью, оз. Далай-нор и Хайларом. При этом одна весьма пикантная деталь, возможно, объясняет наличие большого числа памятников монументальной архитектуры на этой территории. Тот же источник сообщает, что «Отчи-нойон отличался [своей] боль- шой любовью к строительству и везде, куда не приходил, он строил дворцы [сарай] и загородные двор- цы [кушк] и [разбивал] сады» [Рашид ад Дин, 1952, с. 55]. Наличие драконов указывает на императорский статус построек. Это подтверждается включен- ностью братьев Чингис-хана и их потомков в высшую элиту империи. «Чингиз-хан соизволил его по- жаловать и [выделил его] из всех братьев и сыновей братьев, дав ему и его детям, в соответствии с установленным обычаем правом, вытекающим из положения брата и царевича, степень [высокого] сана и звания. И до настоящего времени обычай таков, что уруг Чингиз-хана из всех [своих] дядей и двоюродных братьев сажает в ряду царевичей только уруг Джочи-Касара; все же другие сидят в ряду эмиров» [Рашид ад Дин, 1952, с. 51]. Нечто схожее написано в источниках о Темуге-отчигине. «Чин- гиз-хан любил его больше других братьев и сажал выше всех старших братьев. Его прямые потомки [фарзанд] до сих пор сидят выше прямых потомков двух других братьев» [Рашид ад Дин, 1952, с. 55]. 120 Весьма высокий статус имел и Есунке (Исунке, Есунгу). «Есунгу был высокого роста, румян и имел продолговатое лицо и длинную бороду… Он входил в важные дела и в обсуждение государственных дел, и его весьма почитали и считались с ним» [Рашид ад Дин, 1952, с. 52]. Высокое положение хасаридов и темугеидов продлилось до конца 80-х гг. XIII в. Они вступили в сговор с Хайду против Хубилая. «Когда сговор [их] обнаружился, каан повел войско и схватил их. Некоторых он казнил, а их войска разделил [между другими]. В настоящее время из их улуса никого не осталось» [Рашид ад Дин, 1952, с. 56]. Кто знает, не тогда ли были сожжены и подвергнуты забвению забайкальские древности?

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
15 часов назад povodok написал:

 Кто знает, не тогда ли были сожжены и подвергнуты забвению забайкальские древности?

  Показать контент

Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток КОМУ ПРИНАДЛЕЖАЛИ ГОРОДА МОНГОЛЬСКОГО ВРЕМЕНИ В ЗАБАЙКАЛЬЕ? Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РНФ №14-18-01165 «Города средневековых империй Дальнего Востока» В Монгольской империи существовали города и поселения различных типов – имперские сто- лицы-мегаполисы (Каракорум, Шанду, Даду), города – административные и хозяйственные центры, поселки ремесленников, а также отдельно стоящие дворцы и усадьбы. Ряд из них расположены на территории России. Возможно, один из самых известных памятников Хирхиринское городище на- ходится на юге Забайкальского края, в Приаргунском районе. Памятник расположен на низкой над- пойменной террасе в приустьевой части р. Хирхиры на левом берегу р. Урулюнгуй (приток Аргуни). Город состоит из нескольких десятков усадеб и около 100 отдельных жилищ. Вытянут по линии З–В почти на 2 км и примерно на 700 м по линии С–Ю. В западной части усадьбы расположены отдельно друг от друга, в восточной – объединены в сложную систему кварталов, улиц и проулков. К северу от Хирхиринского городища находится могильник Окошки монгольского времени [Киселев, 1961; Харинский и др., 2014]. В юго-восточной части памятника в 350 м от берега р. Хирхиры располагалась ханская ставка (110 × 100 м). Она была окружена рвом и валом с воротами. Внутри находился дворец (15 × 30 м), возведенный на искусственной платформе с пандусом. Дворец имел деревянные стены и 4-скат- ную крышу, крытую черепицей, отапливался при помощи канов. Пол выложен сырцовым кирпичом. В результате раскопок под руководством С.В. Киселёва в 1957–1959 гг. исследованы дворец, жилища с канами, ворота, найдено много строительных материалов (черепица, кирпичи), предметы труда и быта, вооружение, украшения [Древнемонгольские города, 1965, c. 23–58]. С.В. Киселёв датировал памятник XIII в. и предположил, что дворец погиб в результате пожара. Начиная с 1997 г. в течение ряда лет памятник исследовался А.Р. Артемьевым [2005]. Им были раскопаны две усадьбы. В первой, в восточной части города, находились два жилища с канами (одно с кирпичным полом). Во второй, на западном краю памятника, было найдено здание с 12 базами от колонн и каном. Среди находок – предметы быта, вооружение, украшения, бронзовый 12-летний кален- дарь, железная вилка, скорее всего, попавшая из Европы. А.Р. Артемьев также получил радиоуглерод- ные даты по западной усадьбе (1330–1420 гг.), которые расширили время существования памятника. Наши исследования на памятнике в 2013–2014 гг. проводились на другой усадьбе, расположенной в западной части города. В результате работ были вскрыты остатки здания колоннадного типа на на- сыпной платформе. Основой для поддержания крыши являлись каменные базы с деревянными колон- нами, изготовленными из стволов лиственницы. Крыша, очевидно, была крыта соломой. Внутри най- дены печь и остатки кана сложной конструкции. Найдено много костей домашних и диких животных, кости рыбы, гвозди, бусины, фрагменты фарфоровой и глазурованной керамики, в том числе больших сосудов – хумов. Находки фарфора с синей кобальтовой росписью подтверждают, что памятник суще- ствовал в XIV в. Неподалеку от Хирхиринского городища, в 9 км к северо-востоку, находится дворцовая усадьба Алестуй. Она представляет собой насыпную платформу размером примерно 17 × 28–32 м, вытянутую по линии С–Ю. С южной стороны склона имеется пологий спуск – пандус. Вокруг платформы располо- жен невысокий вал (0,3 м) близкой к квадрату формы размером примерно 71 × 71 м. К северному валу пристроен еще один обвалованный участок подпрямоугольной формы размером примерно 64 × 33 м. В процессе раскопок в 2009–2011 гг. нами были изучены северная и западная части усадьбы, а также прилегающая к ней северная часть двора [Крадин и др., 2012]. Платформа была сложена из плотной глины серого цвета. В процессе раскопок были обнаружены следы нескольких дымоходных каналов. Трехканальный кан находился в северной части дома. Осталь- ные несколько канов были исследованы во время раскопок западной части жилища. Они имели по 4–5 дымоходных каналов. Можно предположить, что это местное развитие дальневосточной традиции сооружения канов. 118 В разных частях раскопа в различных пластах зафиксированы остатки кирпичных стенок, 16 це- лых кирпичей и около 3 тыс. их фрагментов разной величины, черепица (около 24 тыс. фрагментов), каменные базы от столбовых конструкций, обломки различных железных и бронзовых изделий, желез- ные гвозди разных размеров (163 шт.), железные наконечники стрел, два железных ножа, фрагменты железной пилы, обломок лемеха, обломки тигля, железный замок чжурчжэньского и монгольского ти- пов, втулки ступицы колеса, венчик и куски стенки железных котлов, альчики, игральные фишки и др. Имеется одна сунская монета – Чжи дао юань бао (XI в.). Найдены фрагмент фарфорового изделия, фрагмент поливного сосуда и фрагмент глазурованной бутыли. Считается, что Хирхиринское городище было ставкой Есунке (Есункэ, Исунке) – сына родного брата Чингис-хана Хасара. Основанием для этого является надпись на найденной неподалеку знаме- нитой каменной стеле («Чингисов камень»), которая сейчас хранится в Эрмитаже. Это древнейшая надпись на старомонгольском языке (1224–1225 гг.). До сих пор исследователи не достигли единства по поводу перевода данного текста, однако во всех вариантах присутствуют имена Чингис-хана и Есунке. По всей видимости, прямое отношение к Хирхиринскому городищу имел так называемый «город Хасара» – городище Хэйшаньтоу во Внутренней Монголии. Расстояние между данными памятниками всего 87 км. Городище Хэйшаньтоу находится примерно в 11 км от государственной границы между Россией и Китаем, в 10 км к северу от города с одноименным названием. Возможно, данное городище было резиденцией Хасара. По форме оно близко к квадрату, ориентировано по сторонам света, окру- жено валом и рвом. Длина валов: северного – 587 м, южного – 578 м, западного – 598 м, восточного – 592 м. Высота основного вала – до 4 м снаружи, около 2 м изнутри. На городище имеется четверо ворот, которые расположены по центру каждой из стен. Глубина рва в районе наиболее мощных юж- ных ворот – 1,7–2 м, ширина – 5–6 м. Имеются фронтальные и угловые башни. Превышение угловых башен над валом – 1,5–2 м, фронтальных – на метр. Башни выступают наружу примерно на 1–2 м. На городище имеются так называемый внутренний город прямоугольной формы с платформой в центре и еще одно внутреннее укрепление округлой формы с платформой внутри. На территории внутреннего города найдены глазурованная черепица, глазурованная посуда, концевые диски с драконами. Другой известный памятник монгольского времени на территории Забайкалья – Кондуйский дво- рец. Он находится в 61,7 км к западу от Хирхиринского городища. Свое название памятник получил от р. Кондуй. История исследования памятника насчитывает более двухсот лет [Павлуцкий, 1867; Куз- нецов, 1925; Древнемонгольские города, 1965; и др.]. Наиболее масштабные исследования связаны с именем С.В. Киселёва. В 1957–1958 гг. им проводились раскопки на памятнике на центральном зда- нии (дворце), южных воротах и на одном из павильонов. Общая площадь раскопов – 2,5 тыс. м2 [Древ- немонгольские города, 1965, c. 324–369]. Кондуйский дворец представлял собой здание крестообразной формы. Оно располагалось на двух- метровой платформе, имевшей два уровня террас. Пол был выложен квадратными плитами размером 30 × 30 см. Террасы украшали деревянные, покрытые красным лаком балюстрады. Конструкцию ба- люстрады нижней террасы украшали вмонтированные в нее с интервалом 2 м гранитные изваяния драконов (31 экз.). Углы террасы украшали изваяния другого типа – в виде передней части драконо-че- репаховидного чудовища, покрытого пластинками панциря. Платформа была выстлана кирпичным полом. К платформе вели пять кирпичных пандусов – по два с востока и запада и главный вход с юга. С северной стороны пандуса не имелось. Подобная планигра- фическая структура сочетает в себе принципы организации пространства китайских (и опосредованно чжурчжэньских) зодчих и традиции организации пространства монголоязычных кочевников (выход из юрты на юг, северная сторона – хоймор – самая почетная, запретная). Внутри здания были расположены 37 каменных баз, которые являлись фундаментами деревянных колон, обернутых материей и покрытых красным лаком. Здание, видимо, состояло из нескольких частей: аванзала, проходных коридоров, зала для приемов, жилых покоев или вспомогательных помещений. Крыша была покрыта черепицей с желтой, зеленой и красной поливой. Коньки крыши украшены головами драконов с крыльями. К северу, западу и востоку от главного дворца находились другие здания. Это был единый комплекс, возможно, огороженный в монгольское время забором. На юге были расположены главные воро- та. Никаких других сооружений к югу от дворца не строилось. К северу, западу и востоку от дворцового комплекса располагались другие здания (возможно, жилища лиц высокого статуса). Наверное, за ними могли быть наземные жилища или переносные юрты лиц, обеспечивавших жизнедеятельность дворца. Однако в настоящее время это невозможно проверить из-за интенсивной распашки этой территории 119 в советское время. Подобная организация пространства, по сути, полностью копировала принципы расстановки юрт монгольской ставки. В 2015–2016 гг. нами проводились исследования северо-западного павильона дворцового ком- плекса. Здание размером 23 × 9 м было ориентировано длинной стороной по линии З–В. Оно было построено на искусственной платформе. По периметру здания располагалась внешняя кирпичная стенка, которая, вероятно, предотвращала расползание насыпной платформы. Высота стенки – не менее 23–25 см в 4–5 кирпичей. Расстояние между этой стенкой и стеной здания – примерно 60 см. Пространство забутовано камнями, обломками кирпичей и землей. Далее находилась стена здания. Можно предположить, что основные стены были сделаны из дерева, а основания – из кирпичей и камней. Основания стен здания выполнены в два ряда кирпичей, пространство между ними забуто- вано землей, обломками кирпичей и камнями. Общая ширина стены составляет около 80 см. Высота основания стены – в 3–4 кирпича. Внутри основания стены и на углах постройки располагались каменные базы колонн квадратной формы разных размеров. Самая маленькая база размером 46 × 46 см, самая большая – 56,5 × 65 см. Базы располагались примерно на одинаковом расстоянии друг от друга – в среднем 3–3,5 м. В восточной части постройки расстояние между каменными базами составляло 4,5 м. Вход в здание располагался с южной стороны и был оформлен в виде кирпичного пандуса. Во время разборки внутренней части постройки на уровне пола найдено большое количество де- рева, вероятно, фрагментов от деревянных колонн. Согласно предварительному анализу, колонны де- лались из сосны. Пол в здании выложен кирпичами квадратной и прямоугольной формы. Часть кирпи- чей была выбрана в период разграбления памятника для использования при строительстве Кондуйской церкви и Цугольского дацана. Дворцовый комплекс был построен в синкретичной монгольско-китайской традиции. При первом рассмотрении такие элементы, как симметричное, строгое расположение объектов по оси С–Ю, распо- ложение в центре ансамбля дворца и прочее, свидетельствуют о китайской архитектурной традиции. Однако строгое соблюдение принципа расположения всех вспомогательных построек к северу от глав- ного места и открытый вид на юг (монг. хурээ) свидетельствуют о степных традициях организации пространства [Лбова, Васильева, 1992, c. 145–146]. В начале XIX в. строительные материалы городка (кирпичи, гранитные основания драконов и базы) были использованы русскими казаками и крестьянами под фундаменты домов села Кондуй, а также стро- ительства в 1806 г. церкви Рождества Пресвятой Богородицы и Св. Мученников Кирика и Улиты [Кра- дин Н.Н., Крадин Н.П., 2016]. Кроме этого, материалы вывозились в агинские степи для возведения Цу- гольского дацана в 1801 г. [Кузнецов, 1925, c. 22]. С.В. Киселёв полагал, что данный памятник относится к XIV в. [Древнемонгольские города, 1965, с. 369]. Однако калиброванная радиоуглеродная дата показы- вает, что дворец существовал в первой половине XIII в. [Крадин и др., 2017, с. 170]. Таким образом, время строительства дворца приходится на период расцвета империи Чингис-хана и время проживания в мон- гольской исторической прародине братьев Чингис-хана – Хасара и Темуге-отчигина и их наследников. Это подтверждается письменными источниками, где сказано: «Юрт и стойбище Есунгу и рода Джочи-Касара находится внутри Монголии на северо-востоке, в пределах Эргунэи Кулэ-наура и Кила- ра, поблизости от места юрта Джибу, сына Отчи-нойона, и его внука Тукучара» [Рашид ад Дин, 1952, с. 52]. Здесь место расселения четко локализуется с Аргунью, оз. Далай-нор и Хайларом. При этом одна весьма пикантная деталь, возможно, объясняет наличие большого числа памятников монументальной архитектуры на этой территории. Тот же источник сообщает, что «Отчи-нойон отличался [своей] боль- шой любовью к строительству и везде, куда не приходил, он строил дворцы [сарай] и загородные двор- цы [кушк] и [разбивал] сады» [Рашид ад Дин, 1952, с. 55]. Наличие драконов указывает на императорский статус построек. Это подтверждается включен- ностью братьев Чингис-хана и их потомков в высшую элиту империи. «Чингиз-хан соизволил его по- жаловать и [выделил его] из всех братьев и сыновей братьев, дав ему и его детям, в соответствии с установленным обычаем правом, вытекающим из положения брата и царевича, степень [высокого] сана и звания. И до настоящего времени обычай таков, что уруг Чингиз-хана из всех [своих] дядей и двоюродных братьев сажает в ряду царевичей только уруг Джочи-Касара; все же другие сидят в ряду эмиров» [Рашид ад Дин, 1952, с. 51]. Нечто схожее написано в источниках о Темуге-отчигине. «Чин- гиз-хан любил его больше других братьев и сажал выше всех старших братьев. Его прямые потомки [фарзанд] до сих пор сидят выше прямых потомков двух других братьев» [Рашид ад Дин, 1952, с. 55]. 120 Весьма высокий статус имел и Есунке (Исунке, Есунгу). «Есунгу был высокого роста, румян и имел продолговатое лицо и длинную бороду… Он входил в важные дела и в обсуждение государственных дел, и его весьма почитали и считались с ним» [Рашид ад Дин, 1952, с. 52]. Высокое положение хасаридов и темугеидов продлилось до конца 80-х гг. XIII в. Они вступили в сговор с Хайду против Хубилая. «Когда сговор [их] обнаружился, каан повел войско и схватил их. Некоторых он казнил, а их войска разделил [между другими]. В настоящее время из их улуса никого не осталось» [Рашид ад Дин, 1952, с. 56]. Кто знает, не тогда ли были сожжены и подвергнуты забвению забайкальские древности?

 

 

Валера, в Забайкалье татар в 12 - 13 вв. не было. Их улусы (найманов, керейтов с меркитами, ханская ставка Чингизхана и прочие) находились на западной стороне Алтая, откуда до Забайкалья порядка 2 000 км.

Я думаю забайкальские древности пострадали от рук других народов и гораздо раньше татар и их эпохи.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 часа назад АксКерБорж написал:

Валера, в Забайкалье татар в 12 - 13 вв. не было. Их улусы (найманов, керейтов с меркитами, ханская ставка Чингизхана и прочие) находились на западной стороне Алтая, откуда до Забайкалья порядка 2 000 км.

Я думаю забайкальские древности пострадали от рук других народов и гораздо раньше татар и их эпохи.

Прямо таки аксиоматичные рассуждения, как обычно - апломб профессорский. Вот данные по городам монголов:

В Восточном Забайкалье известны 6 поселений монголов, в их числе 2 городка. Эти памятники изучались археологом С.В.Киселёвым.

Вот данные по археологии: https://cyberleninka.ru/article/n/novye-issledovaniya-drevnemongolskih-gorodov-vostochnogo-zabaykalya

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

Какой период? Кого вы имеете в виду под монголами?

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
4 часа назад Rust написал:

Их улусы (найманов, керейтов с меркитами, ханская ставка Чингизхана и прочие) находились на западной стороне Алтая

Извините , Кайрат , я плохо ориентируюсь на казахстанском глобусе.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
45 минут назад АксКерБорж написал:

Какой период? Кого вы имеете в виду под монголами?

По ссылке сходить лень почитать? 13-14 века.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
22 часа назад povodok написал:

Извините , Кайрат , я плохо ориентируюсь на казахстанском глобусе.

 

Знаю, знаю, не стоит извиняться.

Но ведь никогда не поздно учиться.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
22 часа назад Rust написал:

По ссылке сходить лень почитать? 13-14 века.

 

Ну и что? Если верить каждой статье, то глаза вылетят с орбиты. Мало ли что написано. Еще и не такое можно прочитать.

Очевидцы и современники располагают города татар Чингизхана на западной стороне Алтая, на Эмиле и Кобуке, а автор статьи находит их за 2000 км. восточнее, в Забайкалье. Чем не Копперфильд?

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Поводок и АКБ - последнее китайское предупреждение. Отправлю в отпуск.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 21.05.2018 в 17:29 АксКерБорж написал:

 

Ну и что? Если верить каждой статье, то глаза вылетят с орбиты. Мало ли что написано. Еще и не такое можно прочитать.

Очевидцы и современники располагают города татар Чингизхана на западной стороне Алтая, на Эмиле и Кобуке, а автор статьи находит их за 2000 км. восточнее, в Забайкалье. Чем не Копперфильд?

 

Ну ка может расскажите и покажите "города Чингизхана на западной стороне Алтая"?  На той же карте Ремезова, на которой должны были быть указаны развалины Каракорума и т.д. Или слабо?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас