Рекомендованные сообщения

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%8F%D0%BD%D1%8C%D0%B1%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA

 

Г.Сухбаатар был одним из величайших историков Монголии.

 

"Монголын түүхийн дээж бичиг. дэвтэр 1. 1992" / "Источники монгольской истории". 1992 г.
                      китайская транскрипция
цэцэн                     чжичжжэнь                                           1.титул чиновника 2. мудрый
үйзэн                      уйчжэнь                                               титул аристократии / уйзэн
битэгчин                бидэчжэнь                                            (по-монгольски: бичээч),   писарь
богтагчин               пудажчэнь                                  слуга, занимающий по делам одежды знатей
хорчин                    хулочжэнь                                            слуга, который носит оружие
хэлмэрчин             циваньчжэнь                                        устный переводчик
хаалгачин              кэбочжэнь                                             привратник
өртөөчин               фучжучжэнь                                          ямщик/уртуучин      

 

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AF%D0%BC%D1%89%D0%B8%D0%BA

замчин                    сяньчжэнь                                             путеец
гэсгээгчин               цихайчжэнь                                           палач
жуучин                    чжэгуйчжэнь                    (по-монгольски: зууч)  сводник/почтальон знатей
буурчин                  фучжэнь                                                поварь знатей
ямучан, ямутан     ямучжэнь                                      (по-монгольски: язгууртан), знать

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

http://en.wikipedia.org/wiki/Xianbei#Language

 

t is generally accepted that the Xianbei spoke a Mongolic language...


The Khitan language, a Mongolic language, has several closed systems of lexical items for which systematic information is available and which show that the language was Mongolic. These include seasons, numbers, animals, directions and natural objects. The fact that these two major Xianbei branches spoke Mongolic is enough for some to acknowledge that the Xianbei spoke Mongolic. Two more branches showing evidence of being Mongolic are the Murong (included in the core of the Xianbei during Tanshihuai's reign) and the Tuoba. According to the Dunhuang Documents (P. 1283, in Tibetan) the "language of the Khitan and that of the Tuyuhun could generally communicate with each other". This shows that the Murong spoke a language closely related to Khitan. The earliest attestation of the Mongolic title 'Khagan' (khaan) is among the Murong Xianbei between 283 to 289. The Mongolic word 'Agan' (Modern Mongolian: ah; elder brother) is also attestable from a Murong Xianbei song composed in 285. Many Tuoba words are Mongolic such as holan (Modern Mongolian: olon; many), eulen (Modern Mongolian: üül; cloud), ezhen (ezen; owner), akan (Modern Mongolian: akh; brother), shilu (Modern Mongolian: shil; high mountain), chino (Modern Mongolian: chono; wolf), kapagchin (Modern Mongolian: khaalgachin; doorkeeper), tapagchin (infantryman), bitigchin (Modern Mongolian: bicheech; scribe), kelmorchin (Modern Mongolian: khelmerch; interpreter), sagdagchin (Modern Mongolian: saadagchin; quiver-bearer), qitgaichin (Modern Mongolian: gesgeechin; executioner), portogchin (Modern Mongolian: bortogochin; post-office clerk) and tawusun (Modern Mongolian: toos; dust). Of these the most important is the Tuoba word for cloud 'eulen' (Pinyin: youlian) which is not only exclusively Mongolic (i.e. not found in Turkic or Tungusic) but can also be directly compared to the Khitan word for cloud (eu.ul) and the Shiwei word for cloud (e'ule). This makes possible an accurate reconstruction of the Xianbei word for cloud as spoken in the time of Tanshihuai (141-181) and before. These four important branches, the Shiwei, Khitan, Murong and Tuoba all arose as discernible entities in the middle of the 3rd century just after the Xianbei Empire had fallen in 235. They were continuations of the original Xianbei populations. The fact that the Rouran branch of the Xianbei used the title 'Khagan' independently of the Murong shows their close continuity with the early Xianbei. Certain words and names of the Rouran also indicate a Mongolic identity. The fact that the Weishu states the Kumo Xi spoke the same language as the Khitan and that the Hou Hanshu states the Wuhuan spoke the same language as the Xianbei indicate relative linguistic homogeneity within the Xianbei and a common Mongolic identity of the Wuhuan and Xianbei as remnants of the Donghu confederation.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Префикс, суффикс и глагол  - основа любого языка. Заимствование префиксов, суффиксов и глаголов приводит к исчезновению любого языка.

 

хор + чин (китайская транскрипция: хуло + чжэнь) - слуга,  который носит оружие

 

Слово хорчин найдется в ССМ.

хэлмэр + чин (по-монгольски  хэлмэрч)  (китайская транскрипция: цивань + чжэнь) - устный переводчик
хаалга + чин (по-монгольски  хаалга + ч = хаалгач)  (китайская транскрипция: кэбо + чжэнь) - привратник
замчин ( китайская транскрипция: сянь + чжэнь) - путеец
гэсгээгчин (по-монгольски гэсгээх + гч = гэсгээгч,  китайская транскрипция: цихай + чжэнь) - палач
жуу + чин (по-монгольски: зууч) - (китайская транскрипция: чжэгуй + чжэнь) - сводник/почтальон знатей
буур + чин (китайская транскрипция: фу + чжэнь) - поварь знатей

 

Слово буурч тоже найдется в ССМ.

 

В лексике русского языка около 10% заимствованных слов, основную часть
которых составляют имена существительные

http://linguistics-konspect.org/?content=5771

 

 

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B0%D0%B8%D0%BC%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%B2_%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B5

 


 

Доктор филологических наук А. Лувсандэндэв

СЯНЬБИЙСКИЙ ЯЗЫК

 

http://www.philology.ru/linguistics4/luvsandendev-97.htm

(Языки мира. Монгольские языки. Тунгусо-маньчжурские языки. Японский язык. Корейский язык. - М., 1997. - С. 144-147)

1.0. Сяньбийский язык (С.я.). 2.0. По мнению монгольских историков, некоторые древние монгольские племена, в том числе сяньби, обитавшие во II-IV вв. н. э. на территории Южной Монголии (совр. Автономная Внутренняя Монголия, КНР), пользовались орхонским алфавитом. Подтверждением этого служат "тамги", обнаруженные на археологических находках времен царства хунну и идентичные со знаками орхонского письма. В пользу подобных предположений говорят также китайские источники. 3.0. При допущении существования у сяньби письменности и использования ими орхонского алфавита с новой силой возникает вопрос о языковой принадлежности этого этноса, изучением которого занималось не одно поколение ученых. Особенно обстоятельно этим вопросом занимались монгольские ученые, которые склоняются к выводу, что сяньби были монголоязычным народом. 4.0. Современные данные науки (палеографии, археологии, лингвистики) позволяют сделать вывод, что литературный язык возник у монголов гораздо раньше, чем предполагалось до настоящего времени. В китайском историческом сочинении "Суй шу" сообщается, что "поздние вейцы (монголоязычные племена сяньби, табгачи. - А.Л.) первое время после завоевания Китая писали императорские эдикты и военные донесения только на чужом (для автора источника. - А.Л.) языке. Потом большинство из них, приняв китайские обычаи, перестало понимать друг друга, что заставило их зафиксировать свой язык на письме и ввести обучение родному языку, который и называется государственным языком" (стр. 119). Противоречивое, на первый взгляд, сообщение китайского источника дает чрезвычайно важные сведения по непосредственно интересующим нас вопросам. Во-первых, поздние вейцы после завоевания Китая, т. е. в начале существования своего государства, пользовались исключительно своим родным, чуждым для китайцев языком. Этот язык был объявлен государственным, т. е. выполнял одну из основных функций литературного языка - обслуживал нужды государства. Во-вторых, китайский автор говорит, что сяньбийцы поначалу писали на своем языке, используя знаки орхонского письма, а позднее сменили тип письма. Тут кажущееся противоречие объясняется тем, что неиероглифическое письмо китайцы обычно не считали письмом, а в данном случае имеется в виду именно переход на иероглифическое, или "иероглифоподобное", напоминающее китайское иероглифическое, письмо, что подтверждается сообщением из другого китайского источника - "Вей шу"; "Император Дао из династии Тоба в день белой обезьяны третьего месяца второго года ши гуань во дворце Цзю хуа тан соизволил рассмотреть новую письменность, состоящую из более тысячи знаков... Пусть распространяют повсеместно новосозданную письменность для всеобщего использования" (гл. IV, ч. 2, с. 1б-2а). Тысячи знаков для звукового письма - слишком много, а для иероглифического - слишком мало. Поэтому новое письмо поздних вейцев-табгачей, по всей вероятности, было слоговым и комбинированным, использовавшим геометризованные знаки рунического письма и графические элементы китайского письма на более позднем этапе. О характере памятников сяньбийской письменности можно судить на основании вышеупомянутого китайского источника "Суй шу". В нем приводится библиография сяньбийских книг, состоящая из 12 названий, которая вполне может служить доказательством существования богатой и разнообразной литературы. Среди них имеются филологические, философско-этические, художественные, биографические, канцелярские произведения. Этот список включает: 1. Торийн хэлний жинхэне дуу, 10 булэг ("Песни на государственном языке", 10 глав; 2. Торийн хэлээр бичсэн эзэн хааны дуу, 11 булэг ("Императорский гимн на государственном языке", 11 глав); 3. Торийн хэлээр бичсэн илгээлт зарлиг, 4 булэг ("Послания и повеленния на государственном языке", 4 главы); 4. Торийн хэлээр бичсэн элдэв зохиол, 15 булэг ("Разнообразная литература на государственном языке", 15 глав); 5. Сяньби илгээлт, зарлиг, 1 булэг, Чжоу улсын эзэн хаан У-дигийн зохиол ("Сяньбийские послания и указы" императора династии Северной Чжоу, гл. 1); 6. Сяньби хэл, 5 булэг ("Сяньбийский язык", 5 глав); 7. Хоу Фухоу, Ке Силин. Торийн хэлээр бичсэн эд юмсын нэрс, оороор хэлбал торийн хэлний зуйл хуваасин толь бичиг, 4 булэг ("Названия вещей на государственном языке или тематический словарь на государственном языке", составителями которых являются Хоу Фухоу и Ке Силин, 4 главы); 8. Ке Силин. Торийн хэлэээр бичсэн элдэв юмсын нэрс, 3 булэг ("Названия разных вещей на государственном языке", составителем которого является Ке Силин, 3 главы); 9. Торийн хэлний 18 булэг ойллого бичиг ("Описательные сведения на государственном языке", 18 глав); 10. Сяньби хэл, 10 булэг ("Сяньбийский язык", 10 глав); 11. Торийн хэл, 15 булэг ("Государственный язык", 15 глав); 12. Торийн хэл, 10 булэг ("Государственный язык", 10 глав) ("Суй шу", гл. ХХХII. 2445). Несмотря ни на какие попытки искоренения, С.я. продолжал существовать не только вплоть до полного распада империи, но и после ее гибели. Так, император У-ди (561-578) из династии Северной Чжоу был составителем книги "Сяньбийские послания и указы". Значит, и во второй половине VI в. монголоязычными племенами не был забыт их родной язык, все еще была нужда в приказах на С.я. Монголы-кочевники на протяжении своей долгой истории создали добрую дюжину различных систем письма. Все эти многочисленные системы письменности кочевников Центральной Азии принадлежали трем типам письма. Монгольское квадратное, соёмбо горизонтально-квадратное, тибето-монгольское и тюркское брахми были слоговыми; уйгуро-монгольское, зая-пандитское, маньчжуро-монгольское, арабо-монгольское, латинизированное монгольское Вагиндры и новое монгольское, основанное на русской кириллице, тюркское орхонское, уйгурское, арабо-тюркское и др. были звуковыми письмами, причем арабо-тюркское было консонантным, орхонское и уйгурское можно считать консонантно-вокализированными, уйгуро-монгольское, зая-пандитское, латинизированное монгольское, новое монгольское и другие - вокализированнно-консонантными. Киданьское "большое письмо", судя по тому, что оно состояло из нескольких тысяч знаков, было в основном логографическим. Киданьское "малое письмо" было слоговым и даже звуковым. Таким образом, во всех отношениях очень вероятно существование у сяньби письма, основанного на орхонском алфавите. Сяньбийское письмо могло быть лишь только консонантно-вокализированным. 5.0. Лингвистическая характеристика. Отсутствие конкретных и достоверных данных лишает нас возможности указать необходимые сведения о фонологической и синтаксической структуре С.я., о составе и характере морфологических категорий. Можно лишь отметить, что в структуре сяньбийского слова четко различаются корневые и аффиксальные морфемы, что позволяет сделать вывод об агглютинирующем типе С.я., свидетельствующем о его алтайском происхождении. В лексическом отношении он близок среднемонгольскому, о чем свидетельствуют материальные и семантические совпадения. 5.1.0. Нет сведений. 5.1.1. Нет сведений. 5.1.2. Нет сведений. 5.2.0. Нет сведений. 5.2.1. Нет сведений. 5.2.2. Нет сведений. 5.2.3. Основным способом словообразования выступает аффиксация. Это доказызывается на примерах сопоставления фактов среднемонгольского языка и С.я. Например, древнемонгольская глагольная основа в сяньбийском слове qirgaichin и в фонетическом и в морфологическом, и в семантическом отношениях соответствует среднемонгольскому kidu-, который является одним из существующих поныне вариантов корневой морфемы. Соеднемонгольское слово kidu'a образовано от глагольной основы kidu- при помощи аффикса причастия -(g)а: kidu- + -а + -chi - kidu'achi. Как видим, сяньбийское слово создается по той же словообразовательной модели, что и в старописьменном классическом монгольском языке: клас. qula- 'воровать' + -ga + -i - qulagai 'воровство' клас. dele- 'расширяться' + -ge + -i - delegei 'мир, земля' клас. xala- 'обжечься' + -ga + -i - xalagai 'крапива' В современном монгольском литературном языке аффикс -i все еще не утратил своего значения: нохой 'собака' - нохос, ноход 'собаки'. Однако в разговорном языке он потерял самостоятельность морфемы и выступает в составе сложной по происхождению морфемы -гай (-гэй, -гой); -хай (-хэй, -хой). Таким образом, сяньбийское слово qitgaichin образовано по модели: основа глагола + gа + -i + -chi + -n (xula + -gа + -ga + -i + -chi + -n - xulagaichin 'вор', qit- + -gа + -i + сhi + -n - quitgaichin 'убийца, палач'). 5.3.0. Синтаксис. 5.3.1. Нет сведений. 5.3.2. Нет сведений. 5.4.0. Нет сведений. 6.0. Нет сведений.

Литература

Лигети Л. Табгачский язык - диалект сяньбийского // Народы Азии и Африки. М., 1969, № 1.
Лувсандэндэв А. К расшифровке табгачского слова k'i-hai-tchen // Хэл бичгийн ухааны зарим асуудал. Улаанбаатар, 1980, с. 89-90.
Суй шу / Г. Сухбаатар. Сянби. Улаанбаатар, 1971.
Shiratori Kurakichi. Uber die Sprache der Hiungnu der Tung-hu-stamme. Tokyo, 1900, p. 190.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"Преимущество Хунну перед другими народами и племенами было в мобильности, манёвренности, умении стрелять из сложного монгольского лука на полном скаку и организованности. Сложный лук – изобретение монголоязычных племён. Тюрки не умели изготавливать сложные луки с костяной накладкой, или роговые луки". (Бериштам А.И., «Очерк истории Гуннов», Л. 1951, стр. 140)

 

"Сяньбийцы сделают роговый лук". 

 

Лидай, "Хоу Ханьшу". "Источники Монгольской истории". 1992 г. Г.Сухбаатар

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

СЯНЬБИ И ЮЖНАЯ СИБИРЬ

http://e-lib.gasu.ru/da/archive/1999/N4/st20.pdf

ЗОРГОЛЬСКАЯ культура

 

ЗОРГОЛЬСКАЯ культура археол. культура. Выделена в 1990-е гг. И. И.Кирилловым и Е.В.Ковычевым после исследования могильников Зоргол-1 и Дурой-2 в Приаргунском р-не Чит. обл. Датирована I в. до н. э. — II в. н. э., этнически связана с сев. группой монголоязычных племен сяньби. Погребения внешне выражены подовальными каменными выкладками. Могильные ямы глубиной 2—3 м имеют прямоугольную форму. В ряде погребений обнаружены боковые подбои, закрытые со стороны могильных ям перекрытиями из деревянных жердей и бересты. Среди внутримогильных сооружений преобладали деревянные гробы, берестяные короба. В заполнении могильных ям и внутри погребений встречались раковины речных моллюсков, древесные угли, кости животных. Умерших хоронили на спине головой на сев., сев.-вост. и сев.-зап. Погребальный инвентарь З.к. включает берестяную и глиняную посуду, костяные и железные наконечники стрел, уложенные в берестяные колчаны, железные ножи, наконечники копий, роговые обкладки сложносоставных луков, подпружные пряжки, наборные пояса, а также различные украшения. Особый интерес представляют рисунки-граффити, украшавшие стенки берестяных туесков и их днища, а также полосы бересты, перекрывавшие подбои могильных ям. Сцены перекочевок, облавных охот, панорамы кочевых стойбищ, изображения людей, животных, различных по типу юрт, кибиток и жилых сооружений — таков неполный перечень этих рисунков. Материалы погребений З.к. свидетельствуют о незначительной социальной дифференциации сяньбийских племен в кон. 1-го тыс. до н. э. — нач. 1-го тыс. н. э. В хоз-ве преобладали скотоводство и коневодство. Развиты были также охота, рыболовство, собирательство, гончарное, кузнечное и плотницкое ремесла, различные виды прикладного искусства. Войне и военному делу уделялось особое внимание, о чем свидетельствуют многочисленные предметы вооружения. В погребальном обряде и в инвентаре отмечено влияние хуннской культуры.

Лит.: Кириллов И. И., Ковычев Е. В., Литвинцев А. Ю. Могильник 1-го тыс. н.э. из окрест, с. Зоргол // Археол., палеоэкология и этнология Сиб. и Д. Вост. / Тез. докл. XXXVI РАЭСК. — Иркутск, 1996. — 4.2; Кириллов И. И., Ковычев Е. В., Литвинцев А. Ю. Граффити на бересте из сяньбийского могильника Зоргол-1 // Археол. и этнография Сиб. и Д. Вост. / Тез. докл. XXXVIII РАЭСК. — Улан-Удэ, 1998; Ковычев Е. В., Яремчук О. А. Погребальный обряд могильника Зоргол-1 // Наследие древних и традиционных культур Сев. и Центр. Азии // Материалы ХХХХ РАЭСК. — Новосибирск, 2000. — Т. 3; Кириллов И. И., Ковычев Е. В., Литвинцев А. Ю. Сяньбийские граффити на бересте из могильника Зоргол-1 // Древняя и средневековая история Вост. Азии. К 1300-летию образования гос-ва Бохай: Материалы междунар. науч. конф. — Владивосток, 2001.

Яремчук О.А. http://ez.chita.ru/encycl/concepts/?id=1881

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сяньби́ или сяньбэ́й (сяньбийцы; монг. Сүмбэ, Сяньби, в китайской транскрипции - "Сяньби", кит. трад. 鮮卑, упр. 鲜卑, пиньинь: 'Xiānbēi') — древнемонгольские племена кочевников, жили на территории Внутренней Монголии. Выделились из союза дунху в III веке до н. э.. Участвовали в этногенезе монголов.

Настоящее самоназвание не известно. Искаженный в китайской транскрипции этноним «сяньби» — условность. В различных китайских источниках упоминались под именами «Sirbi», «Sirvi», «Sarbi»[1].

В 93 г., коалиция Китая, сяньби, динлинов и чешисцев (жителей оазиса Турфан) разбили хуннов в битве при Их-Баяне (Ikh Bayan кит. трад. 稽落山之戰, упр. 稽落山之战, пиньинь: jìluòshān zhī zhàn, палл.: цзилошань чжи чжань), а в 155 г. сяньбийский вождь Таньшихуай разгромил хуннов, что привело к расколу хуннского этноса на четыре ветви, из которых одна слилась с победоносными сяньбийцами; другая — мигрировала в Китай, третья осталась в горных лесах и ущельях Тарбагатая и бассейна Черного Иртыша; четвёртая с боями отступила на запад и к 158 г. достигла Волги и нижнего Дона. Об их прибытии сообщил античный географ Дионисий Периегет[2].

 

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%8F%D0%BD%D1%8C%D0%B1%D0%B8

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

это чахарский язик?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

это чахарский язик?

 

Это найманский язык.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Gerard Clauson "Turk, Mongol, Tungus" in: Asia Major, 1960

{{{ http://www.ihp.sinica.edu.tw/~asiamajor/pdf/1960/1960-105.pdf}}}

p.122 (середина страницы 122)

"...This is a pretty clear indication that the Avars were Turks..."

...Это является совершенно ясным указанием того, что авары были тюрками...

"...all the tribes named: - Hsiung-nu (Huns), Wu-huan (?Oguz), Hsien-pei, Mu-jung, T'o-pa (Tavgach), and Jou-jan were Turks..."

...все названные племена - хунну (гунны), ухуань (огузы?), сянби, му-жунг, тоба (табгачи) и жужани - были тюрками...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Академик Бартольд "Тюрки" с.17, 2-я строка сверху:

... как сообщил профессор Пельо в своей лекции, прочитанной в Ленинграде, сохранился словарь сяньбийского языка, не оставляющий сомнения в том, что этот язык был турецким.(т.е. тюркским - прим.А.) Факт, сообщенный Пельо, имеет большое значение и показывает, что в китайской литературе можно найти более точные, чем полагали до сих пор, сведения o языке кочевых соседей Китая...

http://kitap.net.ru/download/Bartold.pdf

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи древней Евразии. - СПб: филологический факультет СПбГУ, 2005 - 346 с.

6ELvaWiNm-E.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Академик Бартольд "Тюрки" с.17, 2-я строка сверху:

... как сообщил профессор Пельо в своей лекции, прочитанной в Ленинграде, сохранился словарь сяньбийского языка, не оставляющий сомнения в том, что этот язык был турецким.(т.е. тюркским - прим.А.) Факт, сообщенный Пельо, имеет большое значение и показывает, что в китайской литературе можно найти более точные, чем полагали до сих пор, сведения o языке кочевых соседей Китая...

http://kitap.net.ru/download/Bartold.pdf

 

Только "словарь сяньбийского языка" после Пельо никто не видел... И он забыл рассказать, где он его видел. 

Что-то нигде он больше не фигурирует. 

С чем это связано?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

2006_0092_0003_R.jpg

 

China, Xianbei culture, Inner Mongolia province, "Flying horse" plaque, 1st century BCE/1st century CE, silver repousée, The Arlene and Harold Schnitzer Collection of Early Chinese Art, no known copyright restrictions, 2006.92.3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А вот барельеф интересный, это Северная Вэй. У крайней справа в нижнем ряду "шапочка" интересная. 

procession_of_the_empress_as_donor_with_

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Just now, Ашина Шэни said:

СЯНЬБИЙСКИЙ ЯЗЫК - ЯЗЫК ЭЛИТЫ СЕВЕРНОГО КИТАЯ 6 ВЕКА

"Был один чиновник при дворе, который как-то сказал мне: «У меня есть сын семнадцати лет, у него неплохой стиль письма. Я научу его языку сяньби и игре на пипе (привилегированном иностранном инструменте) в надежде, что он достигнет определенной степени мастерства в них. С такими достижениями он наверняка приобретет благосклонность высокопоставленных людей. Это дело довольно срочное»".

Яньши цзясюнь 顔氏家訓 ("Семейные инструкции для клана Янь")

Комментарий Саньпина Чэня: 

Как засвидетельствовано в Яньши цзясюнь, даже рядовые ханьские знатные семьи в империи Северная Ци стремились выучить сяньбийский язык ради быстрого продвижения по карьерной лестнице на правительственных должностях, а именно ради лучшей службы высокопоставленным чиновникам при дворе (гунцин 公卿), и феномен этот подтверждается в Бэй Ци шу 北齊書. Согласно Эберхарду, Северная Ци была "китайским государством", где "конфуцианство было восстановлено в соответствии с китайским характером государства", в то время как Северная Чжоу "следовала старой тобасской традиции". Значит не должно быть сомнений в том, до какой степени овладели этим же языком знатные семьи "гунцинов" в северной Чжоу, такие как кланы Ян и Ли, которые не только приняли сяньбийские имена, но и связывались брачными узами с сяньбийскими семьями на протяжении поколений.

[Chen, Sanping. A-gan Revisited — The Tuoba's Cultural and Political Heritage //Journal of Asian History 30.1 (1996) - p.53-54]

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Just now, Ашина Шэни said:

СТЕПНАЯ ОДЕЖДА ДЛЯ ВЕРХОВОЙ ЕЗДЫ - ОСНОВНАЯ ОДЕЖДА В КИТАЕ 5-9 ВЕКОВ

В Китае штаны и кафтаны, застегнутые тканевыми ремнями, стали повсеместной военной одеждой и типичной рабочей одеждой для мужчин во время династии Восточная Чжоу (770-256 гг. до н.э.), что вероятно сопровождало введение верховой езды из степи. Во времена Северных династий (420-589), Суй (589-618) и Тан (618-907) такой наряд приобрел повышенную популярность среди всех социальных слоев в Северном Китае - результат влияния сяньби и превалирования коней для транспортных средств - став основной одеждой для повседневной деятельности. Даже некоторые элитные и плебейские женщины стали носить так называемую «варварскую одежду», первоначально предназначенную для верховой езды, но затем ставшую модной одеждой. 

Самый популярный стиль танской одежды для верховой езды похож на тот, что видим на парфянских статуях. Он состоял из туники с круглым воротником, и туника была опоясана ремнем. Другая версия напоминала длинный кафтан, застегиваемый ремнем, с лацканами. В обоих случаях разрезы с обеих сторон одежды от бедра до лодыжек позволяли кататься на лошадях. Это было практическое снаряжение для ведения сельского хозяйства, работы по дому, верховой езды, охоты и игры в поло. На рисунке 5.4 изображен военный офицер Тан, Цю Сингун, во время битвы в 621. Он носит типичный наряд из кафтана поверх брони, ремень, брюки и сапоги. Подвешены с его пояса: на переднем плане - колчан (на его правой стороне), на заднем плане - сабля с лишь видимой рукояткой (на его левой стороне). Его одежда и вооружение поразительно близки к таковым у тюркского воина, изображенного на рисунке 5.3.

Американский синолог Джонатан Карам Скафф

[Skaff, Jonathan Karam. Sui-Tang China and Its Turko-Mongol Neighbors. Culture, Power and Connections, 580-800. Oxford University Press, 2012 - p.158]

рис. 5.3

3pl2rwvnPrg.jpg

рис. 5.4

QjxT7PU2Ee0.jpg

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ЭДУАРД ПАРКЕР.   ТАТАРЫ. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ВЕЛИКОГО НАРОДА 
 



Империя сяньбийского завоевателя Таншихая

 

 
После того как великий Модэ сокрушил древнее государство дунху, сяньбийцы, подобно народу ухуань, нашли приют в горах Восточной Монголии и взяли себе имя холмов, на которых поселились. Сяньбийцы жили к северо-востоку и граничили с народом ухуань. Вероятно, они расселились по степным холмам к западу от реки Ляо и южнее Шара-Мурена. Язык их и обычаи незначительно отличались от языка и обычаев ухуань. Однако была у дунху одна особенность — перед вступлением в брак они брили головы. Эта процедура, которая, видимо, касалась только молодежи, проходила на большом собрании, созываемом в третий месяц весны, ближе к маю, когда на берегу реки устраивались празднества и заключались брачные договоры. Собрание созывалось и в восьмой лунный месяц, когда все трижды объезжали верхом вокруг рощи или символического пучка веток, после чего получали в собственность скот. У дунху были животные, неизвестные китайцам, например дикие лошади, дикие овцы (аргали) и овцебыки, из рогов которых делались луки. (Когда Чингисхан отправился в поход на Индию, на пути его войска встретилось одно из этих странных животных, и великий полководец отказался от своих планов, сочтя это плохим предзнаменованием. Возможно, он был поражен, увидев животное, которое, как он думал, водится только в его стране.) Кроме того, сяньбийцы разводили бобров, соболей и сурков, чей прекрасный мех славился по всему миру, тогда, как и теперь, из него шили великолепные шубы. Предполагается, что до 45 года н. э. у сяньбийцев не было никаких взаимоотношений с Китаем. Незадолго до того дунху вместе с хунну и ухуань совершали набеги на империю. Однако китайцы, приобретавшие все большее влияние в Северной Корее, нанесли альянсу сокрушительное поражение. После этого китайцы иногда нанимали дунху для охоты на их бывших союзников, выплачивая вознаграждение в Ляодуне. (Здесь дунху, возможно, встречались с японцами, привозившими дань Китаю. Китайцы узнали о Японии лишь незадолго до этого. Как мы вскоре увидим, японцев и дунху связывали весьма любопытные экономические отношения. Фактически в письменных источниках утверждается, что японские вожди и царьки с Корейского полуострова явились к китайскому наместнику, чтобы выразить ему свое почтение в связи с сокрушительным поражением, которое он нанес сяньбийцам. Япония, тщившаяся доказать древность своего государства, в тот период представляла собой скопление мелких полуварварских государств, управлявшихся вождями. Такая же ситуация сложилась и в Корее, но в сравнении с японцами корейцы были более развиты. В южных районах Кореи все еще жило некоторое количество японцев. Сами японцы утверждали, что завоевали часть Кореи, однако это утверждение далеко от истины. В доисторические времена корейские племена, пришедшие из нынешней Южной Маньчжурии, изгнали японцев из Кореи. На самой нижней ступени цивилизации в XI веке стояли предки татар нюйчжэней и нынешних маньчжуров. Они занимали территорию к северу от Кореи, восточнее сяньбийцев, южнее реки Амур и западнее океана. Это был довольно дикий народ, занимавшийся разведением свиней, живший в норах и питающийся сырым мясом: несмотря на это, они были известными пиратами и непревзойденными охотниками, для набегов на корейское побережье использовали лодки. Я не ставил перед собой цель рассказать в этой книге об истории Маньчжурии, Кореи и Японии, поэтому достаточно будет лишь упомянуть об их существовании.) 
Воспользовавшись сокрушительным поражением, нанесенным северным хунну племянником императрицы, и последующим исчезновением их шаньюя, сяньбийцы заняли опустевшие земли. Здесь осталось около 100 000 юрт хунну, а жалкие остатки этого народа, с целью сохранения мира, с готовностью назвали себя сяньбийцами. Этот случай показывает, насколько стремительно проходила ассимиляция кочевых народов. Если судить по конструкции языка, в глубокой древности хунну и тунгусы принадлежали к одной семье, а в рассматриваемый нами период различия между укладом жизни и обычаями двух этих народов были не столь значительными, как различия между сяньбийцами и предками нюйчжэней. Сходство языка последних в основных чертах с языком солонов — потомков сяньбийцев — признавали даже императоры поздней маньчжурской династии. Мы сможем лучше представить себе ситуацию того времени, если вспомним положение, в котором находились Англия и Франция — их правящие сословия, население и язык — в период правления Плантагенетов, когда провинции и даже страны переходили из рук в руки так часто, что невозможно было определить, где, собственно, заканчивается англичанин и начинается француз, хотя различия между двумя этими народами всегда были достаточно существенными. 
По мере того как слабели южные шаньюй и исчезали северные монархи, их место на китайской границе занимали сяньбийцы, представлявшие внушительную угрозу Китаю. Несмотря на это, постоянно происходили провоцируемые китайцами конфликты между двумя соперничающими кочевыми народами или конфликты междоусобные, в рамках одного народа. Следить за тем, как на протяжении целого столетия плелись интриги, — занятие неблагодарное. Пусть читатель сам обрисует себе положение: распри между соперничавшими друг с другом вождями, пограничные набеги, убийства, рабство, опустошение, уничтожение, подкупы и заключенный на скорую руку, непрочный мир. Все это повторялось до тех пор, пока на сцене не появился великий Таншихай. За трехлетнее отсутствие некоего сяньбийского вождя, пребывавшего у хунну, его жена родила сына. Естественно, у вождя было свое представление о том, кто мог быть отцом ребенка, он даже хотел убить незаконнорожденного младенца. Однако мать сумела переубедить мужа, состряпав чудесную историю о непорочном зачатии. Ребенка вверили попечению слуги. Мальчик рос, демонстрируя недюжинную храбрость, силу и ум. В возрасте 15 лет он в одиночку сумел вернуть скот, принадлежавший его родственникам по материнской линии и угнанный вождем соседнего племени. После этого он составил свод запретительных норм, и никто не ставил под сомнение мудрость и справедливость выносимых им решений. В результате совсем скоро его избрали вождем. Столица его находилась на самом севере современной провинции Шаньси, возможно, недалеко от столицы бывших южных шаньюев, которые как раз в это время исчезли из истории. Со всех сторон под его знамена стекались вожди, и совсем скоро его армия достигла внушительных размеров. Он оттеснил канкали к северу, северных корейцев вынудил отступить на восток, атаковал кочевников Кульджи на западе и вскоре обрел власть над древними доминионами хунну. Его империя протянулась на более чем 6400 километров с востока на запад и почти на 3200 километров с севера на юг. Гиббон говорит, что после поражения, нанесенного сяньбийцами, в Согдиане появились первые поселения гуннов (под которыми он имеет в виду хунну). Этот народ называли эфталитами и нефталитами, а также «белыми» гуннами из-за изменения цвета лица в результате межнациональных браков. Столицей их был Горго, или Хорезм. Эти сведения (которые Гиббон взял из сочинений французского иезуита Дю Хальда и др.) неоднократно повторялись и другими авторами, плохо знакомыми с темой. Мы уже знаем, что эфталиты (благодаря их царю Канишке и его преемникам буддизм проник в Китай) — это древние юэчжи, которых хунну оттеснили на запад за три столетия до появления на свет Таншихая. По словам Гиббона, первое упоминание о гуннах в европейских источниках встречается в 330 году, автором его был Дионисий Хараксский. Поскольку империя сяньбийцев дожила до 200 года, а хунну как кочевой народ после этой даты практически исчезли, резонно будет предположить, что хунну, исчезнувшие из Китая в 200 году или раньше, — это гунны, появившиеся в Европе в 300 году. Проведя в Европе около ста лет, гунны вернулись в Азию, где стали одним из племен западных тюрков. Между прочим, даже в маньчжурские времена орды элеутов мигрировали из региона Тарбагатай к Волге, а китайцы об этом переселении даже не подозревали. Когда в 1755 году император Цяньлун разбил империю элеутов, то же племя, известное как тургуты, незаметно вернулось на занятую маньчжурами землю и в 1771 году расселилось на берегах реки Юлдуз. Впрочем, это уже другая история. 
Теперь Таншихай вызывал у Китая серьезное беспокойство, поскольку все активнее завоевывал горы, долины, топи и солончаки. Китайский император, правивший в период со 146 по 167 год н. э., послал против Таншихая армию, к которой присоединился и шаньюй хунну. (Здесь речь идет не о том периоде, когда исчез шаньюй.) Увидев, что силой проблему не решить, китайцы вынуждены были прибегнуть к другим средствам — к Таншихаю был отправлен посол, он привез печать и титул принца. Однако Таншихай был совершенно равнодушен к пышным китайским титулам, он больше полагался на свою силу и стал совершать набеги с удвоенной страстью. Следуя древнему прецеденту хунну, он разделил свою империю на три неравные части. Восточная часть занимала почти всю территорию современной Маньчжурии до моря. Северные корейцы, владевшие большей частью Ляодуна, всегда декларировали свою независимость, хотя и были изгнаны со своей древней земли в верховьях Ляо. Центральная часть империи — древняя земля тунгусов — лежала между Ляо, Шара-Мурен и Великой стеной. Западный доминион простирался до Кульджи. В общей совокупности число поселений или племенных стоянок в этих трех доминионах доходило до пятидесяти, при этом на территории центральной части было десять поселений, а в двух других — по двадцать. Одного из вождей центральной части звали Мужун. Впоследствии мы узнаем, что это имя стало клановым именем могущественной полукитайской династии, хотя со временем происхождение имени клана забылось. Подобным же образом один из вождей западной части империи, сына которого звали Шамо-хан, был не только предком знаменитой династии Тоба, на протяжении нескольких столетий правившей Северным Китаем, но и первым использовал титул «хан». Впоследствии тюрки часто использовали этот титул в видоизмененной форме — «хакан» (каган). Это слово в его первоначальной форме вело свое происхождение от тунгусов. 
Таншихай продолжал укреплять свое положение, около дюжины военачальников, действовавших в качестве его губернаторов или наместников, находились всецело в его руках. Он продолжал совершать опустошительные набеги на территорию Китая. Не проходило и года, чтобы он не вторгся на китайскую землю. Наконец в 177 году н. э. китайцы совместно с южными хунну организовали крупномасштабную экспедицию. Войско прошло около 900 километров, чтобы сразиться с Таншихаем. Однако, как мы уже говорили, результаты этой кампании были плачевными — погибло почти девяносто процентов людей и лошадей. Население Шэньси продолжало расти с такой пугающей быстротой, что Таншихай понял — всех охотничьих трофеев, стад и скудного урожая не хватит, чтобы прокормить народ. Японцы уже имели хорошую репутацию в Китае как специалисты в рыбной ловле и искусные ныряльщики. Таншихай перевез в свою империю более тысячи японских семей, они должны были заниматься рыболовством на одном из озер Восточной Монголии. Озеро достигало 160 километров в окружности и кишело рыбой, но местное население не владело искусством рыболовства. В этот период китайское название «Япония» было еще неизвестно, люди, присвоившие себе это название (означающее «восходящее солнце») четыре столетия спустя, в то время назывались «во» — «сгорбленные люди», или «карлики»: один из авторов использует иероглиф, обозначающий «грязный». По некоторым сведениям, Таншихай напал на страну Во, чтобы захватить ее народ. История представляется довольно странной. Известно также, что вывезенные из Японии семьи и их потомки жили на берегах озера на протяжении нескольких столетий, по крайней мере до V века, когда была написана история династии Поздняя Хань. Китайский государственный деятель того времени отметил одну особенность, касавшуюся сяньбийцев: он утверждал, что они помимо энергичности обладают развитым умом. Эта черта характерна для тунгусских народов, ярким примером тому могут служить первые четыре императора маньчжурской династии. На поле сражения эффективностью своего оружия и резвостью своих скакунов сяньбийцы превосходили хунну. 
Преемники Таншихая не шли ни в какое сравнение со своим великим предком. Он скончался примерно в 190 году, в возрасте сорока пяти лет. Его преемником стал сын Холян. Помимо того что Холян обладал весьма скромными умственными способностями, он к тому же был человеком алчным, распутным и несправедливым в своих суждениях. Неудивительно, что народ вскоре поднял мятеж против своего повелителя, павшего от руки неизвестного. Затем последовал период семейных междоусобиц. Наконец, повелителем сильно сократившегося народа стал племянник Холяна по имени Будугень, а его брат Фулохань с горсткой людей отправился на поиски лучшей доли. Вождь одного из племен по имени Кэбинэн также претендовал на власть. Через некоторое время он избавился от обоих братьев и благодаря своей энергичности, храбрости и справедливости обеспечил себе приход к власти. Выборность вождей, в отличие от наследственного престолонаследия хунну и тюрков, всегда была отличительной особенностью сяньбийцев и их потомков Катаев. Кэбинэн прекрасно знал китайскую письменность и, следовательно, мог построить управление государством по китайскому образцу. В этот период династия Поздняя Хань неумолимо двигалась к своему краху. Опасаясь неизбежной анархии, тирании и междоусобных войн, многие китайцы перебрались на территорию сяньбийцев, научив их изготавливать новое оружие, щиты, плести кольчуги. Однако, несмотря на все свои достоинства, Кэбинэн так и не сравнялся с Таншихаем, после смерти которого сяньбийская империя фактически распалась. Кэбинэн вынужден был бороться за власть со своим братом Сули и с некоторыми восточными вождями своего народа, среди которых был и Шамо-хан, считающийся одним из прародителей славной династии Тоба. Был и еще один вождь по имени Татур, который в этот период претендовал на власть, он даже сравнивал себя с великим завоевателем Модэ. Однако Татур — судя по всему, такое же имя носило и его племя — потерпел сокрушительное поражение от известного нам Цао Цао, фактического основателя династии Вэй. Татур вряд ли заслуживал бы упоминания на страницах этой книги, если бы не тот факт, что от его имени произошло слово «татарин», которым стали называть племя или племена, сформировавшие ядро могущественной Монгольской империи. В XII веке встречаются упоминания о белых татарах, живших близ Тендука Марко Поло, то есть в том же месте, где поселилось «белое племя» сяньбийцев. В Северном Китае монголов и маньчжуров называли «та-цз» — уменьшительное от «та-та», а в истории династии Мин (1368—1644) монголы именуются «та-та». 
Хотя ранние тунгусы во многом превосходили своих соперников хунну, на первом этапе своей истории, за исключением блестящего правления Таншихая, они не продемонстрировали свою политическую мощь так, как это сделали хунну. Как и в случае с немцами или саксами, демократические принципы сяньбийцев препятствовали объединению империи до тех пор, пока внешние обстоятельства и процессы ассимиляции не изменили ситуацию. Тюркам удалось занять трон китайских императоров, но как правители они себя дискредитировали: с политической точки зрения тюрки не сделали ничего выдающегося. Однако династия Тоба-Вэй (386—550) считалась весьма респектабельной полукитайской династией: пока катай и нюйчжэни отстаивали свои права, крошечное племя маньчжуров дало Китаю одну из лучших династий.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На основе чего сяньбийский язык определяют как древнемонгольский?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

03.jpg

Silver horse harness with mythological creature
Xianbei Culture ,N.E.China

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас