Гость Эльтебер

Тунгусо-маньчжуры и Палеоазиаты

41 сообщение в этой теме

Такой же тип европеидного лица представлен и войлочном фрагменте

другого ковра (с сфинксом который), которым были покрыты стены погребальной камеры пятого Пазырыкского

кургана (Руденко, 1953, с. 107). ПОЛОСЬМАК,),

В пазырыкских курганах было найдено несколько изображений мужских лиц. И все эти лица сильно отличаются друг от друга.

На первом рисунке изображен фрагмент настенного полотнища из Пятого Пазырыкского кургана.

На втором рисунке изображена, как принято считать, "голова хуна" на назырыкской узде.

post-1377-1181367100_thumb.jpg

post-1377-1181367114_thumb.jpg

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Под деревом, на котором висит горит (колчан) сидит женщина.

По моему это не колчан изображен на пряжке

во первых: нигде не видно лука

во вторых: что это за отростки с двух сторон

в третьих: сравните с фрагментом настенного полотнища из Пятого Пазырыкского кургана. По моему у всадника к седлу прикреплен точно такой же предмет, а всадник однозначно не воин.

Мне кажется, это может быть сосудом для воды или другой жидкости.

горит (колчан)

это на каком языке?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Генрих Шурц родственные корейцам племена Тун=ху и Ву-хуань считает тунгусскими племенами, они после поражения от хуннов Маодуня удалились в горную страну нынешней Маньчжурии. Часть другого тунгусского народа сяньби переселилась в Корею и в Маньчжурию (с. 38).

Как пишет уйгурский историк Тургун Алмас, сяньби были по сути одной из ветвей тунгусов. Когда Маодунь-шаньюй покорил тунгусов живших на территории современной Монголии и Внутренней Монголии до Тихого океана, их часть от северных отрогов гор Хинган переместилась к горам Сиянпи (Сяньби) (в районе современного Ляодуна). С тех пор они стали называться по имени этих гор — «Сяньби».

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кидани, хи, сяньби причислялись к потомкам хунну и тунху. Потом они считались то

тунгусами, то монголами. Значит, хунну могли быть монголоязычны или прото, т.е. могли

говорить на чувашском или на якутском, от которых возникли монг.наречия.

Или же монголоязычные увани, тун-ху, туматы (тоба), хи - урянхи мигрировали на Север

и растворились среди аборигенов, говоривших на тунгусских наречиях, но образовалиъ

этносы с монг.названиями?

Или же мохэ т.е. монголы предки монголов, которые могли говорить на манчжурских наречиях.

Шивеи предки татар, говорили на эвенкийском? Часть их перешла на китаньский язык.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юкагиры - не палеоазиаты. Они никому из современных народов не родственны.

Палеоазиаты - это только Ительмены, Чукчи и Коряки

Когуресцев на основе китайских глосс сейчас по языку стали связывать с японцами. Вообще, предполагается, что японский язык на островах неисконен - там сначала жили айны, австронезийцы и, видимо, еще кто-то, а те, кто говорил на языке - предке японского, пришли туда в первые века н.э. с материка. Видимо, когуресцы - это те носители этого протояпонского языка, которые остались на материке. Или их близие родственники
Когурёсцы ближе к японцам, чем к современным корейцам, а также к средневековым корейцам Силла?
0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. (1890 - 1916гг.)

Тунгусское племя — особая разновидность расы монголоидов, широко раскинувшаяся по огромной территории, от границ Срединного Китая к северу до самого побережья Ледовитого океана и от берегов Енисея на западе вплоть до побережья Северо-Японского и Охотского моря, и заключающая в себе целый ряд отдельных племен разных названий: маньчжуров, солонов, дауров, собственно тунгусов, манегров, бираров, гольдов, орочон, ольчей, орочей, ороков, негда, самагиров, киле, ламутов, далганов, аси и т. д. Родиной их считается Сев. Маньчжурия, где с незапамятных времен (легендарные данные "Бамбуковой летописи" выводят их на историческую арену под именем су-шеней, являвшихся с дарами ко двору Шуня за 2225 л. до Рождества Христова) находились в непрерывных сношениях и столкновениях с Китаем, Кореей и кочевниками Монголии. Достоверные исторические данные китайских писателей рисуют их под именем Илау сначала звероловным племенем, а потом как усвоившее начатки земледельческой и скотоводческой культуры. Вечная борьба с соседями создает из них в Сев. Маньчжурии воинственное племя, объединенное в междуродовые союзы, игравшие в течение целого ряда веков огромную историческую роль в судьбе срединного царства (см. Маньчжурия, история). Трижды Тунгусское племя племя захватывало власть над Китаем, дав ему свои династии: Ляо (907—1125), Цзинь (1125—1243) и, наконец, в XVII в. династию, доныне царствующую в Китае. С XVII в. маньчжурская ветвь Тунгусское племя племени приняла свое нынешнее название маньчжуров. Последовавшее вслед за воцарением династии Цзинь движение монголов под начальством Чингисхана вызвало переселение народов, имевшее огромное влияние на судьбу сев. ветви Тунгусское племя племени. Монгольское племя бурят, проникшее к истокам Амура и до Байкальского озера, вытеснило с берегов этого последнего тюркское племя якутов, которые, отступив в долину Лены, встретились на севере с многочисленными Тунгусское племя племенами; последние после продолжительной кровопролитной борьбы вынуждены были отступить — одна часть двинулась на запад вплоть до Енисея, другая на крайний север до самого побережья Ледовитого океана, третья на восток, по правым притокам Лены к Становому хребту, побережью Охотского моря и в Амурский край, встретившись здесь с родственными отраслями южной ветви Тунгусское племя племени. Разбросанность племени на огромной территории и неизбежно связанные с этим ассимиляционные процессы как соматического свойства (брачные союзы с другими народностями, поглощение чуждых элементов), так и культурного характера — не могли не повлиять на изменение коренного типа племени и на крупную дифференциацию в языке. Больше всего потерпели в этом отношении маньчжуры, значительно окитаившиеся в физическом отношении и еще более в культурном, потеряв почти родной язык, который именно у них поднялся в свое время до степени литературного. Более или менее изменяют свой тип и другие народности Тунгусское племя племени, ассимилируясь то с монголами, то с тюрками, то с палеазиатами. Тем не менее, разнородные разветвления Тунгусское племя племени вполне сохранили свое родственное единство, главным образом благодаря общности языка, весьма мало пострадавшей от дифференциации по территориальным диалектам, дифференциации, которая единственно должна была бы лечь пока в основание классификации отдельных разветвлений Тунгусское племя племени. К сожалению, вследствие недостаточности лингвистического материала такая классификация является пока еще преждевременной. Единственная попытка принадлежит Шренку, по отношению, впрочем, только к Приамурскому краю. Он делит современные тунгусские народности этого края на четыре группы: 1) дауры и солоны, тунгусские племена с более или менее сильной монгольской примесью, 2) маньчжуры, гольды и орочи, 2) орочоны, манегры, бирары, киле (по р. Кур) и 4) ольча (на Амуре), ороки (Сахалин), негда, самагиры. Первые две группы образуют южную, или маньчжурскую, ветвь, две последние — отростки северной сибирской ветви, распространившейся вплоть до Енисея, до Ледовитого океана и Камчатки. Эта классификация уже потому не может иметь серьезного значения, что некоторые народности из той и другой ветви, именно орочи, ороки и часть гольдов, называют себя общим именем нани (Штернберг), следовательно, не могут быть относимы к различным ветвям. Пока достаточно удовлетворительной была бы следующая классификация применительно к исторически сложившейся номенклатуре: 1) маньчжуры, характеризующиеся строго определенной территорией и экономической культурой (земледелие, скотоводство). К ним по географическому положению могут быть причислены солоны и дауры, манегры, бирары, отчасти гольды, бывшие долгое время под маньчжурским влиянием; 2) собственно тунгусы, или сибирские тунгусы, характерным признаком которых служит кочевой образ жизни и оленеводство, и 3) мелкие народцы, преимущественно окраинные, носящие каждый самостоятельное название: ольчи, орочи, ороки, негда, самагиры, ламуты, орочоны и т. д., из которых многие оставили кочевой образ жизни и обратились в рыболовов-охотников. За основной тип племени принимаются представители второй группы, собственно и называемые тунгусами. Их характеризует Шренк на основании наблюдений Миддендорфа, своих собственных и многих других следующим образом. Обыкновенно они среднего и несколько ниже среднего роста, с относительно большой головой, широкими плечами, немного короткими оконечностями и маленькими руками и ногами. Как все народы севера, они жилистого, худощавого, мускулистого сложения, тучных субъектов между ними вовсе не встречается. Глаза темные; волосы на голове черные, прямые, жесткие. Цвет кожи более или менее желтовато-бурый, волосы на лице весьма скудны и коротки, брови обыкновенно резко очерчены, иногда дугообразно приподняты. Строение головы и лица хотя частью в смягченном виде, но решительно монгольское; череп всегда широк, иногда очень высок. Лицо обыкновенно несколько вытянутое в длину, широкое в щеках, суживаясь по направлению ко лбу; скулы выдающиеся, хотя не так сильно, как у настоящих монголов. Глазные впадины велики, глаза поставлены косо, узкие. Расстояние между глазами широкое; нос у корня широкий, плоский, часто приплюснутый, в дальнейшем продолжении слабо приподнят, мал и тонкий. Губы тонки, верхняя губа довольно длинная, подбородок круглый, челюсть несколько прогнатична. Общее выражение лица обнаруживает добродушие, лень и беспечность. В отличие от собственно тунгусов представители другой крупной ветви — маньчжуры — имеют более резкие и грубые черты, более изогнутый и более толстый нос, более мясистые губы, больший рот, более четырехугольную голову, и обыкновенно более крупного роста. Дауры и солоны резко отличаются своим высоким ростом и крепким телосложением. Мелкие Тунгусское племя племена в большей или меньшей степени приближаются к одному из этих двух типов, впадая то в монгольский, то в русский, то в тюркский, то в палеазиатский, напр. ольча, ассимилировавшиеся с гиляками и отчасти с айнами. Антропологическое изучение Тунгусское племя племени началось еще в XVIII стол. со времени Блюменбаха. Различные измерения черепов производили Бер, Велькер, Вирхов, Гексли, Малиев, Шренк, Уйфальви, И. Майнов и др. Ср. L. Schren k, "Reisen und Forschungen im Amurlande" (т. Ш, вып. 1, СПб., 1881); И. И. Майнов, "Некоторые данные о тунгусах Якутского края" ("Труды Вост.-Сибирского отдела Имп. рус. географ. общ.", № 2, Ирк., 1898); Deniker "Les races et peuples de la terre" (П., 1900).

Результаты измерений оказались различными и дают основание заключить о двух различных типах. Рециус, Р. Вагнер, Бер, Гексли признали тунгусов долихоцефалами, а Бер по головному показателю (76: отношение ширины к длине) сблизил их с германцами. По Велькеру, наоборот, они — брахицефалы, более всего приближаясь к бурятам. Шренк, Винклер, Гикиш, Топинар находят их умеренно брахицефальными (у Шренка 5 брахицефалов и 2 мезоцефала и, кроме того, все платицефалы; средний указатель: 82,76). С другой стороны, И. Майнов сближает их с финнами и дает следующую таблицу средних: тунгусы северные (Якутской обл.), по Майнову, — 81,39; тунгусы южные (Якутской обл.), по Майнову, — 82,69; маньчжуры шибинцы (Поярков) — 82,32; маньчжуры (Уйфальви) — 84,91. Этот же исследователь, производивший многочисленные измерения над живыми среди тунгусов в Якутском крае, решительно различает два совершенно не сходных расовых элемента, разграниченных линией Аянского тракта: северный, характеризующийся весьма малым ростом (сред. 154,8), высоким процентом умеренно долихоцефальных (63,64%), едва ли не полным отсутствием брахицефалии, умеренной скуластостью; наоборот, южный элемент, непосредственно примыкающий к Амурскому краю, отличается хорошим средним ростом (163,1), крепким телосложением, почти сплошной умеренной брахицефалией, глазами не особенно узкими, прорезанными прямо или почти прямо, густыми бровями, коротким, почти прямым и не особенно толстым носом, по всему, таким образом, напоминая скорее всего маньчжуров. И именно этот последний автор считает характерным Тунгусское племя типом, а черты северного типа приписывает всецело влиянию палеазиатов. В противоположность Миддендорфу и Шренку И. Майнов считает коренные черты Тунгусское племя племени немонгольскими. Деникер, наоборот, принимает Тунгусское племя племя за северную подрасу монгольского племени, характеризующуюся мезоцефалией или легкой субдолихоцефалией, овальным или круглым лицом, выдающимися скулами — тип, распространенный в Маньчжурии, Корее, Сев. Китае, Монголии, а вообще он принимает тунгусов за смесь монголов с палеазиатами. Впрочем, вопрос о влиянии этих последних на все Тунгусское племя племя должно признать весьма проблематичным. О Тунгусское племя языке — см. Маньчжурский язык, Урало-алтайские языки.

Л. Ш—г.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. (1890 - 1916гг.)

Тунгусы или тунгусы сибирские — сев. ветви тунгусского племени (см.), живущие в пределах громадного — до 90 тыс. кв. м — пространства Вост. Сибири, между р. Енисеем и Охотским морем, прибрежьями Ледовитого океана и границей Китая. В последнее время вместе с русскими появились даже на о-ве Сахалине и на побережье Татарского пролива (близ Де-Кастри). Русские впервые встретились с Тунгусы в начале XVII стол. Вскоре после основания первых острогов на р. Енисее казаки под начальством воеводы Молчанова совершили ряд походов для обложения их ясаком; Тунгусы, обитавшие по pp. Енисею и Тунгускам, сначала упорно ему сопротивлялись, но в конце концов должны были признать себя побежденными, после чего часть их обложена была ясаком, часть разбежалась в глубь непроходимой тайги, а некоторые удалились даже в пределы Китая. Около 1623 г. обложены были ясаком уже все Тунгусы, обитающие ныне в Енисейской губ. Позже были обложены им и все Тунгусы остальных губерний и областей Вост. Сибири. Русское название их, как полагают, татарского происхождения, и буквальный смысл его — "озерные жители"; по Клапроту, слово "тунгу" или "тунгху" надо понимать в смысле "восточных варваров", названных так китайцами; Паллас же видит в этом названии бранную кличку на тюркском языке. Сами Тунгусы зовут себя донки и бойе, из коих первое название применяется ко всему их народу, а второе отличает лишь одно из их племен, оба эти названия означают то же, что "люди". Тунгусы, обитающие в Якутской обл. (по Приклонскому), зовут себя овен, из них живущие ближе к океану зовут себя ламутами от слова лам — море. Центром их территории можно считать пространство между Байкалом и р. Леной, где, однако, они стеснены с юга бурятами и русскими, а с севера якутами; по нижнему течению Енисея они живут уже в этнологической области остяков. Несмотря на обширность пространств, определяющих район распространения Тунгусы, количество их относительно весьма незначительно; за отсутствием хотя бы приблизительно точных цифр различные исследователи показывают его различно; по-видимому, общая их численность простирается до 50—70 тыс. душ об. пола. Смотря по образу их жизни и роду занятий, русские делят их на оседлых, скотоводных (степных или конных тож), которые ведут с своими стадами кочевой образ жизни, и бродячих, которые делятся на оленных, собачьих и лесных. Некоторое число оседлых семейств Тунгусы почти совершенно ассимилировались с русскими, приняв их нравы, обычаи и образ жизни. Сравнительно более многочисленны Тунгусы, занявшиеся хлебопашеством, но не вошедшие в состав русских поселений, число их достигает 2000 душ, живут они в Нерчинском окр. Забайкальской обл., где они прежде составляли в Забайкальске тунгусский казачий полк. Прочие Тунгусы, кочующие и бродячие, не имеют родины: вся их жизнь проходит в беспрерывном передвижении с одного места на другое; в скитаниях за промыслом зверя Тунгусы не дают себе труда носить с собой даже жерди, бересту, кожи и т. п. предметы, необходимые для сооружения ураса или чума. Постоянно скитаясь по глухой тайге, многие Тунгусы никогда не выходят к русским поселениям, другие же, встречаясь с русскими в лесных дебрях и получая от них хлеб, чай, сахар, табак в обмен на продукты своей охоты, привыкли к хлебной пище и потому в известное время выходят уже к населенным пунктам, чтобы запастись припасами. Уйдя на сотни и тысячи верст от места, где он расставил свои западни, самострелы, капканы и силки (до которых никто из его сородичей не дотронется в его отсутствие), Тунгусы умеет безошибочно находить обратный к ним путь по ничтожным, незаметным для другого приметам. Психический склад Тунгусы весьма замечателен (физич. тип см. Тунгусское племя). Крайняя подвижность рядом с пылкостью характера, беззаботность, веселость и остроумие, добродушие, сострадательность, мягкосердечие, гостеприимство без расчета и замечательная честность составляют черты, присущие типичному не испорченному цивилизацией Тунгусы Начиная с Бранта, посетившего Сибирь в конце XVII в., все путешественники единогласно восхваляют качества Тунгусы К сожалению, под влиянием сношений с русскими и распространяющейся страсти к водке и картам симпатичные черты стали пропадать в Тунгусы, кочующих вблизи русских поселений. Религия их шаманская, основанная на веровании в злых и добрых духов; последним приносят в жертву оленей, предметы своего промысла, кусочки разных цветных тряпок и делают возлияния водкой (см. Шаманство). Характерной чертой религиозных воззрений Тунгусы — поклонение животным, в частности медведю. Всякий раз как привозится в дом убитый медведь, устраивается общественное празднество ("кук"), на котором поджариваются на масле разрезанные на кусочки сердце и печень медведя и каждый присутствующий, поднося ко рту кусок, кланяется медведю и извиняется перед ним, говоря, что в убийстве его отнюдь не повинны Тунгусы, а русские или американцы. Пока варится мясо, жены не смеют входить в юрту. Многие Тунгусы уже в течение нескольких поколений крещены в православие и, несмотря на полное непонимание догматов, часто проявляют искреннее, наивное, хотя и внешнее благочестие, но громадное большинство, не изменив ни образа жизни, ни нравов, продолжают все-таки держаться шаманской веры, отличаясь от некрещеных лишь наличностью христианского имени, которое они, однако, нередко забывают: у Тунгусы первое имя дается при рождении и соответствует обыкновенно или времени года, или каким-нибудь обстоятельствам, совпавшим с рождением новорожденного, напр. по имени человека, вошедшего в это время в урасу. Когда человек пришел в возраст и уже определились его индивидуальные особенности, меткое прозвище, данное ему кем-либо из родовичей и удачно определяющее какую-нибудь выдающуюся его особенность, делается иногда вторым его именем взамен первого, которое скоро забывается. Третье дается при крещении, но остается обыкновенно без употребления. Как у многих первобытных народов, женщина во время родов считается нечистой. Роженица сама уходит в тайгу и там одна разрешается от бремени. Традиционные обряды соблюдаются и при похоронах. Желая снабдить покойника всем необходимым для будущей жизни, Тунгусы кладут с ним ружье, котел, лыжи, лук со стрелами и т. п. По окончании погребального обряда снимают чум или урасу и переносят на новое место. Тела умерших не зарываются в землю. Если умер мужчина, то тело его, зашитое в оленью кожу, вешается на ветвях деревьев или кладется на лабаз, устроенный между деревьями на сажень от земли, таким образом, чтобы выдолбленная колода, в которой положено тело покойника, крепко утверждена была на концах срубленных дерев. Если умерла женщина, то, зашив ее в оленьи шкуры, хоронят на земле с принадлежащими ей вещами и заваливают деревьями. Весьма интересен обычай некоторых Тунгусы племеи класть умерших в маленькие челноки (ветки), покрывая их оленьей кожей. Еще при жизни Тунгусы его сопровождает такой челнок, сколоченный из трех досок в 2 м длины и 35 стм ширины. В брак Тунгусы вступают большей частью в зрелом возрасте, причем допускается и многоженство. Калымом обыкновенно служат олени; нередко будущий муж, не имея средств уплатить калым, отрабатывает за него натурой. Женщина-распорядительница домашнего хозяйства, не покладающая рук в повседневной работе; нравственность жен и девиц строго соблюдается у Тунгусы, кочующих вдали от населенных центров, в то время как у имеющих частое общение с русскими, особенно у кочующих вблизи приисков и приисковых дорог, она уже значительно упала и там уже можно встретить Тунгусы, торгующего своей женой за водку и деньги. Чрезвычайно воздержанные, привыкшие довольствоваться малым, не тронутые цивилизацией Тунгусы терпеливо выносят голод и жажду по целым дням; потребности их настолько нешироки, что почти все они могут считаться удовлетворенными, когда у Тунгусы имеется в распоряжении олень да береза. От первого они получают мясо, шкуры для одежд, кости, из которых вырезываются орудия, сухожилия, служащие нитками, и он же при постоянных перекочевках перевозит их семьи, жилища, имущество; а от второй получаются береста и кора для детских люлек и корзин, для обшивки урасов или юрт. Впрочем, при сокращении численности оленей и важном значении оленя в тунгусском хозяйстве Тунгусы только в крайних случаях убивают оленя на мясо, предпочитая употреблять для этого продукты звероловства и рыбу. Любимую пищу Тунгусы составляют непереварившееся содержимое желудка оленя в замороженном или засушенном виде с прибавлением ягод — для придания ему кислоты, сушеное оленье мясо и оленье же сало и мозг. Главную пищу Тунгусы, живущих близ океана, составляет рыба с примесью жира морских зверей. Приспособленное к легкому передвижению жилище Тунгусы, чум или ураса, состоит из десятков двух тонких жердей и нескольких десятков выделанных в виде замши оленьих шкур (ровдуга) с прибавлением кусков березовой коры. Такие жилища, несмотря на постоянно поддерживаемый в них огонь, едва защищают от зимних ветров, не давая возможности сидеть в них без меховой одежды; освобожденный от снега земляной пол урасы устилается невыделанными оленьими шкурами или хвойными ветками. Собравшись зимой на местах звериного промысла вдали от своих чумов и считая нужным остаться в известном месте сравнительно надолго, Тунгусы строят иногда "балаги" — более обширные помещения на 20—30 человек из стволов деревьев, которые забрасываются снаружи землей, мхом и снегом. Стройный и ловкий Тунгусы — самый изобретательный в украшении своей особы и самый щеголеватый из всех сибирских инородцев; особенной красотой и вкусом рисунка, а также совершенством деталей отделки, состоящей из бахромок и вышивок, отличаются Тунгусы, кочующие в бассейне Тунгуски. Одежда Тунгусы соответствует его подвижности — она делается главным образом из оленьих шкур, легка и имеет форму камзола с расходящимися полами, оторочена окрашенными бахромками из меха и изукрашена узорами из бисера; меховая шапка с такой же отделкой, панталоны тоже из меха оленя, и на ногах обувь, сделанная из кожи, снятой с ног оленя, шерстью вверх, тоже изукрашенная бисерными и др. узорами. У женщин та же одежда с прибавлением ленты, обвивающей косу, в которую вплетены металлические пуговицы и другие блестящие украшения. Некоторые татуируют себе лицо и подбородок в знак особенного достоинства; узор татуировки незамысловат; обыкновенно состоит из четырех параллельных дуг круга на каждой щеке от угла глаза до угла рта, с внутренней и наружной стороны кривой несколько поперечных линий. Тунгусы распадаются на роды, носящие имена предков или названия рек, около которых бродят; но многие роды, существование которых было отмечено в свое время прежними исследователями Сибири, в настоящее время или вымерли, при чем остатки их потерялись среди остальных родов Тунгусы, или утратили свои родовые прозвища. Несмотря на всю эластичность своего характера и силу сопротивления внешним влияниям, Тунгусы, сдавленные, так сказать, между русскими, якутами и бурятами и перемешанные как с этими народами, так и с остяками, самоедами и проч., подвергаются серьезной опасности исчезновения как самостоятельного народа. Главный враг Тунгусы — периодический голод, заразные болезни и оспа, скарлатина и корь. В глухой тайге, где прежде бродили целые роды Тунгусы, нердкость найти на месте прежних становищ только остатки брошенных чумов да группы гробов, висящих на деревьях. Еще сравнительно недавно экономическое благосостояние Тунгусы было довольно равномерно, хотя частная собственность на стада и охотничьи и звероловные территории издавна существовали уже в ясно определенной форме. Теперь экономическая дифференциация достигла значительных размеров, и рядом с владельцами крупных стад оленей есть бедняки, не имеющие ни одного оленя и живущие изо дня в день случайными дешевыми заработками. Исключая Тунгусы конных, или степных, занимающихся исключительно скотоводством, Тунгусы главным образом охотник и в этом промысле по храбрости, выдержке, выносливости едва ли имеет себе равного в Сибири. С своей характерной (на ножках) винтовкой за плечами Тунгусы-зверолов бродит по тайге по нескольку дней, а иногда и недель сряду, не возвращаясь в чум. Добыв крупную дичь, он, взяв с собой часть дичины в пищу семье, возвращается в свой чум и затем со всем своим скарбом и семьей перекочевывает к убитому зверю, где и остается, пока запас мяса не придет к концу и не понадобится идти в поиски за новой дичью и вновь перекочевать с только что занятого места. С помощью лыж, подбитых коротким оленьим мехом и потому легко скользящих по снегу, ловкий и легкий Тунгусы с невероятной быстротой пробегает громадные пространства в поисках зверя. Но количество зверя уменьшается с каждым годом, и теперь Тунгусы часто нанимаются к русским на поденщину. Таежные Тунгусы наш солнечный год считают за два года: летний и зимний; у них свои 13 месяцев по кругообращениям луны с названиями по временам года и по более выдающимся явлениям их жизни, каковы таяние льда, приплод оленей и т. п.; для верного высчитывания дней они делают насечки на палочках. Не имея собственной письменности, Тунгусы не имеют и своей литературы; но это народ с поэтической жилкой. Они любят пение, пляски, шумное веселье на пиру. Самое веселое время года — это окончание сезона охоты на соболя. Обыкновенно живущие вразброд Тунгусы съезжаются в одно место, раскидывают свои урасы и весело проедают вымененную на припасы и водку пушнину с тем, чтобы снова разбрестись на охоту за оленем. Тунгусы официально делятся на ведомства, последние на роды, во главе которых стоят старосты, являющиеся посредниками между ними и администрацией.

Литература. Паллас, "Путешествие" (т. III, ч. 1); Георги. "Описание народов" (III); Storch, "R. R." (I); Isbrand, "Isis" (30); Миллер, "Сибирская история"; Фишер, "Сибирская история"; Геденштром, "Путеш."; Словцов, "Историч. обозр. Сибири" ("Сибирский вестн.", 1820—23), Castren, "Ethnologish. Vorlesungen" ("Журн. Мин. вн. дел", 1844, 1852, 1853 и 1860), "Bull. de l'A c ad." (1859, XVI, 563—580); Маак, "Список населен. мест Енисейской губ."; В. и H., "Beitr ä ge" (VII, 105); Cottrell. "Sibirien" (I); Cochrane (I, 208); "Морской сборн." (1859); "Записки Географ. общ." (1863.I, 1864, II); "Зап. Сиб. общ." (1858, кн. IV); Шварц, "Труды" (1864, кн. VII); Von Baer, "Bull. de l'Acad. des sciences de St.-Petersb." (1872); Castren, "Nordische Reisen und Forschungen"; Э. Реклю, "Земля и люди" (кн. IV, т. 6—7,1898); Кривошапкин, "Енисейский округ"; Приклонский, "Три года в Якутской обл." ("Живая стар.", вып. I); Cari Hichisch, "Die Tungusen"; Castren, "V ölker des Altai", Klaproth, "Tableaux historiques"; Rittich, "Etnographie Russlands"; von Middendorff, "Sibirische Reise"; Radde, "Beiträ ge zur Kenntniss des Russisch; Reiches" (т. XXIII); Крапоткин, "Raphael Pumpelly"; Ганстен Кларк, "Тунгусы Берходенского окр." ("Зап.-Сиб. отд. Рус. геогр. общ.", 1863, № 6); Калачов, "Тунгусы Иркутской губ." ("Изв. Сиб. отд. Рус. геогр. общ.", 1871); "Народы России, Тунгусы и юкагиры" ("Природа и люди", 1880, № 4); Геккер, "Тунг. умирающая народность" ("Землеведение", 1898, № 3—4).

Л. Личков.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Маньчжуров постоянно пишут тунгусами. Даже аваров венгерских, которые ухуани т.ею

правильнее увани. Саха от эвенкийского Север, охота.

Монгол от названия тунгусского рода Монголи. Угулэт или олет от имени рода тунгусов

Угулээт. Кият которые казахи, от имени тунгусского рода Коят. Вот так то.

А тунгусы это ымыяхтахцы, они распространялись с территории Сибири по всей Центральной

Азии!!!

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Занимаюсь изучением и разысканием сведений к биографии Е.А.Крейновича - лингвиста и этнографа, исследователя языков малых народов Севера и Дальнего Востока. Упоминания о нем есть на Вашем сайте. В Интернете я обнаружила имя "Янош Варга" (будто бы венгерский языковед, специалист по нивхскому языку, ученик Крейновича). Под эгидой этого имени есть сайт, посвященный нивхам https://sites.google.com/site/nivkhlanguage/e-a-krejnovic

и на нем даже e-mail, но нет ни даты создания этого сайта, и ничего, что вело бы к его создателям. В общем, это какая-то мистификация. Вот я и задалась целью узнать у ученых или знатоков, знает ли кто-нибудь такое имя, труды и - в положительном случае - как связаться с этим человеком.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тунгусо-маньчжуры тоже участвовали и шли впереди с татарами в военных походах Чингис-хана.

Они остались жить на завоеванной земле.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Термин Тунгус не является родным для тунгусским языка. Само слово тюркское и значит “свинья”, см. A. von Gabain, Alttürkische Grammatik , 2nd ed. (Leipzig, 1950), p. 342; B. Atalay, Divanü Lûgat at Turk, 5 vols (Ankara, 1943-45), V, p. 641. Аталай, редактор турецкого издания фонетического словаря Махмуда ал-Кашгари, дает многочисленные среднетюркские формы этого слова арабским письмом, Tercümesi, I, 301, 346; II, 343; III, 363, 394.

Обозначение “свинья” может быть связано с тем фактом, что тунгусы долго были известны своим разведением свиней. Разведение свиней не было культурным признаком Хуннов и Тюрок, см. W. Eberhard, “Kultur und Siedlung der Randvölker Chinas”, TP, suppl. to vol. XXXVI, p.416. Единственное родное самоназвание, “Эвенки”, используемое северными тунгусами, происходит от “эвен”, “человек”. Общего самоназвания у южных тунгусов нет. Слово Тунгус самими носителями тунгусских языков никогда не используется.

[Samolin, William. Hsiung-nu, Hun, Turk //Central Asiatic Journal, 3.2 (1957) - p.150]

Древнетюркский словарь, с.613

pY726GWu5xA.jpg

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
4 hours ago, Ашина Шэни said:

Термин Тунгус не является родным для тунгусским языка. Само слово тюркское и значит “свинья”, см. A. von Gabain, Alttürkische Grammatik , 2nd ed. (Leipzig, 1950), p. 342; B. Atalay, Divanü Lûgat at Turk, 5 vols (Ankara, 1943-45), V, p. 641. Аталай, редактор турецкого издания фонетического словаря Махмуда ал-Кашгари, дает многочисленные среднетюркские формы этого слова арабским письмом, Tercümesi, I, 301, 346; II, 343; III, 363, 394.

Обозначение “свинья” может быть связано с тем фактом, что тунгусы долго были известны своим разведением свиней. Разведение свиней не было культурным признаком Хуннов и Тюрок, см. W. Eberhard, “Kultur und Siedlung der Randvölker Chinas”, TP, suppl. to vol. XXXVI, p.416. Единственное родное самоназвание, “Эвенки”, используемое северными тунгусами, происходит от “эвен”, “человек”. Общего самоназвания у южных тунгусов нет. Слово Тунгус самими носителями тунгусских языков никогда не используется.

[Samolin, William. Hsiung-nu, Hun, Turk //Central Asiatic Journal, 3.2 (1957) - p.150]

Древнетюркский словарь, с.613

pY726GWu5xA.jpg

Сам кластер L1370 происходит от субклада С-M48, этот субклад на Дальнем Востоке характерен палеоазиатским народам — корякам, нивхам и др.
По мнению Б.А. Муратова возможно этноним дальневосточных илоу 挹婁书, известных по хроникам в конце I тыс. до н.э., сохраняется в эпоху средневековья под именем элочжи — алчи (алчин). Ныне этноним элочжи по мнению Ю.А. Зуева сохранился в казахского родо-племенной структуре в форме — алшын [12].
Косвенным подтверждением этой гипотезы является тот факт, BEHP «Suyun»; Vol.3, November 2016, №9 [1,2]; ISSN:2410-1788685 что среди казахских алшынов кластер L1370 — является основным, а именно этот кластер L1370 мы и сопоставляем с элочжи.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
16 hours ago, Peacemaker said:

Сам кластер L1370 происходит от субклада С-M48, этот субклад на Дальнем Востоке характерен палеоазиатским народам — корякам, нивхам и др.
По мнению Б.А. Муратова возможно этноним дальневосточных илоу 挹婁书, известных по хроникам в конце I тыс. до н.э., сохраняется в эпоху средневековья под именем элочжи — алчи (алчин). Ныне этноним элочжи по мнению Ю.А. Зуева сохранился в казахского родо-племенной структуре в форме — алшын [12].
Косвенным подтверждением этой гипотезы является тот факт, BEHP «Suyun»; Vol.3, November 2016, №9 [1,2]; ISSN:2410-1788685 что среди казахских алшынов кластер L1370 — является основным, а именно этот кластер L1370 мы и сопоставляем с элочжи.

Непрофессионализм этого Муратова известен по его статье про Ашина, которую разбомбил наш Сабитов асан-кайгы:P Да и сколько там алшынов тестировали?

1

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Илоу и алшын это похлеще. чем Ашина и алшины.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти