BAWIR$AQ

Вооружение и военное дело казахов XV-XVIII веков

Recommended Posts

https://sputnik.by/society/20190405/1040696933/Unikalnyy-tysyacheletniy-shlem-otkopali-na-beregu-Bereziny.html

в Беларуси, в на берегу р. Березины нашли шлем 9-11 веков. похож на древнерусские шлемы того периода?

1554521103179510106.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

38 минут назад, кылышбай сказал:

да, помню. емнип там чуть ли не до Оби доходили

 

Да мая в 29 день извещал мне, холопу вашему, конных казаков десятник Андрей Попов: посылал де он ис Кузнецкого в Тогальскую волость для проведывания вестей. И то тульской де ясачной татарин Аредак сказывал ему бруцкие люди пришед с княжцом Иртаем Кокеня Матура побили и улус ево совсем разорили. Да приходили ж де от Бошту-кана княжцу Табунку посланцы и прощали у нево на помоч людей и он им в людех отказал, а Бошту-кан де от брутов сидит досаде.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1600-1620/Dok_ist_chakasii/41-60/56.htm

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

в нынешнем же, государи, во 197 году июня в ... (Число в тексте не проставлено) день прибежал из Киргиз алтызарской мужик Еренякова улусу лутчей человек ясаул Конженачко, а в вестях передо мною, холопом вашим, сказал. — Вышел де он, Конженачко, на ваше великих государей имя /л. 103/ служить вам, великим государем, в Красноярской. А киргизы де их все стоят на своей Киргизской земле на своих урочищах. А калмыцкой де тайша Бужукту-хан стоит на Кемчюге. А племянника де ево Бужухту-ханова Дугара 1 розвоевал Алтын-хан Лозан и ево де, Дугара, убил, а жену ево Дугарову з детьми и со всеми людьми взял. А он де, Лозан, ему, Дугару, был зять и сродич свой. И были де на Киргиской земле трое калмыцких тайшей и брали де /л. 101/ они, тайши, у них, киргиз, коней и коров и всяким скотом. А как де те тайши из Киргиз ушли, и после де того пришли на Киргискую ж землю трое ж тайшей, а с ними 20 человек. И те де последние трое тайшей брали с них, киргиз, всяким скотом половинной скот. Да они ж де, тайши, переписали у них, киргиз, женеск пол — вдов и девок для того, что де их калмыцкого тайшу Бужухту-хана розвоевали Казачья орда. Да у них же де, Казачьи орды, живет калмыцкого тайши Бужухту-хана племянник ево родной Чокур. И он де, Чокур, воевал ево, Бужухту-хана, с Казачьего ордою заедино. А воюет де ево, Бужухту-хана, он, Чокур, за то, что де он, Бужукту-хан, убил брата своего родного 2, а ево Чокурова отца, до смерти, и силы де у него, Бужухту-хана, побили много

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Mongol/Rus_mong_4/61-80/68.phtml?id=14191

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, кылышбай сказал:

https://sputnik.by/society/20190405/1040696933/Unikalnyy-tysyacheletniy-shlem-otkopali-na-beregu-Bereziny.html

в Беларуси, в на берегу р. Березины нашли шлем 9-11 веков. похож на древнерусские шлемы того периода?

1554521103179510106.jpg

Это шлем типа "Черная могила". Таких уже несколько штук найдено. Но сохранность очень хорошая. 

Share this post


Link to post
Share on other sites
6 часов назад, кылышбай сказал:

9-11 веков. похож на древнерусские шлемы того периода?

Да. Очень похож на шлем из Черной Могилы.

Share this post


Link to post
Share on other sites
48 минут назад, Бури-Мунке сказал:

Это шлем типа "Черная могила". Таких уже несколько штук найдено. Но сохранность очень хорошая. 

Прошу прощения, читаю и пишу с телефона. Не вижу всей страницы сразу.

Share this post


Link to post
Share on other sites
18 часов назад, Вольга сказал:

Да. Очень похож на шлем из Черной Могилы.

19 часов назад, Бури-Мунке сказал:

Это шлем типа "Черная могила". Таких уже несколько штук найдено. Но сохранность очень хорошая. 

правда что дизайн от хазар или это пришло с норманнами?

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
6 часов назад, кылышбай сказал:

правда что дизайн от хазар или это пришло с норманнами?

Я знаю, что очень много подобных шлемов найдено в Польше.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Материалы для описания Хивинского похода 1873 года

Шашка малопригодное оружие против толстых ватных халатов и кольчуг:

dbc545001b396adba834faafc8072167.jpg

 

 

ВЕНЮКОВ М. И.

ЗАМЕТКИ О СТЕПНЫХ ПОХОДАХ

В СРЕДНЕЙ АЗИИ

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/M.Asien/XIX/1860-1880/Venjukov_M_I/stepn_pochody.htm

 

Про конный строй кочевников середины 19 века в сражениях с российскими войсками, а так же о походной пище и отсутствие обозов:

Вот подробности стратегические и частью тактические, которые вытекают из свойства степи, как театра войны. Теперь можно разобрать другой стратегический элемент войны — неприятеля. Известно, что степные номады не составляют правильных ополчений и не имеют понятий о тактике, которые мы встречаем, например, у Германцев, в самые первые эпохи столкновений их с Римом. Скорее они похожи на Скифов, противников Дария и Александра Великого. Имея в среде своей всегда несколько батырей, т.е. передовых удальцов, они не умеют даже и тут действовать в совокупности, например: в виде сомкнутых партий, шеренг или сплошной колонны треугольной (свиной головы германских полчищ), квадратной и проч. Конечно, при совершенстве нашего огнестрельного оружия, такой способ для них невыгоден в том отношении, что вел бы к большим потерям; но это было б с их стороны единственным средством одолевать своею многочисленностью наши небольшие отряды. Притом, нужно заметить, что Киргизы, Буруты, Кипчаки, Туркмены и проч. имеют особенную наклонность действовать в разсыпную. Они распределяются на поле сражения так, что храбрейшие — впереди, а трусы — позади, и, стало быть, каждый занимает желаемое место, и храбрые, на виду. При первых движениях у наших орудий, вся толпа получает возможность разсыпаться в стороны, чтоб меньше терпеть от выстрела, и от этой сноровки номады едва ли когда отвыкнут. Для нас это важно в том отношении, что делает совершенно безполезными ядра и заставляет желать введенья в степной артиллерии одних пустотелых снарядов.

Любопытна другая особенность наших степных неприятелей: это — их способность к походным лишениям. Киргиз, даже Ташкенец, все же привыкший к удобствам оседлой жизни, никогда не имеют с собою больших запасов и довольствуются рисом, пшеном, небольшими сухарями на сале (боурсаками), иногда добавляя к ним баранину или конину. Скопище Азиатцев, как бы оно велико ни было, если только заранее приготовлялось к военным действиям и отослало свои кибитки в безопасное место, никогда не имеет продовольственного обоза, на который бы можно напасть, для легчайшего достижения цели войны. Только Коканцы водят с собой ряды верблюдов с провиантом; но это бывает лишь при дальних походах и при управлении толпою какого нибудь лица, присланного от хана. Регулярные войска Туркестанцев немногим лучше их первобытных скопищ, и если наш отряд успеет своевременно разстроить их артиллерийским огнем, то они ничем не превосходят степных ополчений. Нельзя, впрочем, отказать Азиатцам в некоторой отваге, иногда очень безумной; но она исчезает, при первой их неудаче. Если наши войска успеют отразить первый натиск толпы, когда, обыкновенно, батыри лезут даже на пушки, то победу можно считать решенною. Пехота может идти вперед в небольших кареях, а артиллерия и преимущественно ракеты не прекращают своего действия. Вскоре не остается ничего более, как послать за бегущими наличную кавалерию и броситься на их лагерь (если он есть), чтоб окончательно прогнать их с театра войны и заставить рассеяться, по неимению продовольствия.

Share this post


Link to post
Share on other sites
20 часов назад, Rust сказал:

 

Предложение на обсуждение. Может быть дискуссию по этническому происхождению казахов и кыргызов перенести в соответствующие ветки форума? А то дискуссия по военному делу казахов и так активная, а если еще и этническая история будет обсуждаться, то потом вообще ничего на форуме найти невозможно будет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да это в каждой теме такое. Народ не может удержаться от оффтопа.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Перенес сообщения в отдельную тему.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ДЕЛО НА БЕЙ-БУЛАКСКИХ ВЫСОТАХ 18-ГО И ПРИ БЕКЕТЕ БОРОХУДЖИР 22-ГО ИЮНЯ.

Отряд наш, несколько усилившись, стоял совершенно спокойно. Только по вечерам, в противоположных горах, слышались иногда звуки похожие на пушечные выстрелы. Сначала мы недоумевали, чему приписать их; но, зная по рассказам, что китайцы любят пугать, стали догадываться в чем дело.

17-го июня особенно раздавался в горах гул похожий на залп целой батареи, а 18-го передовые киргизы мчались в отряд с криком: «чурчут келеды!» (китайцы идут!), и вслед за тем из-за гор показались незванные гости.

Казаки и киргизы вскочили на лошадей и, взявши с собой ракетный станок, бросились на них. Китайцы встретили артилерийским огнем, но несколько удачно пущенных ракет заставили их ретироваться на Бей-Булакские высоты.

Казаки и киргизы пустились в преследование. Китайцы снова успели поставить свои пушки на первом гребне и остановили натиск нашей конницы, но пущенная ракета опять произвела некоторое расстройство в китайских толпах. Воспользовавшись этим моментом, казаки, поддерживаемые киргизами, бросились на них и, после небольшой схватки, взяли несколько орудий. Китайцы отступили на следующий гребень, откуда также были сбиты, и почти всю ночь казаки и киргизы неотступно преследовали их до самого бекета Борохуджир, причем захватили восемнадцать небольших чугунных орудий. Оставленные на Бей-Булакских высотах трупы убитых китайцев свидетельствовали, что им недаром прошла попытка потревожить наш отряд.

Пехота и артилерия выступили по дороге к Бей-Булаку после казаков и, дойдя до урочища Аяк-Саз, остановились. Ночь была очень темная, и потому начальник отряда нашел бесполезным вести их в горы, тем более, что китайцы отступали, и притом сделали нападение не всеми силами, а только, как говорится, хотели пощупать нас. Вот почему казаки и киргизы могли достодолжно разделаться с ними. К утру отряд собрался на Кишмурун.

Киргизы, надеясь заслужить похвалу от русских за храбрость, почти все привезли головы китайцев, приторочивши их за косы к [244] седлам, а трупы, по азиатскому обычаю, дочиста обобрали, и возвращались с самодовольным видом, наряженные в китайской одежде поверх своей. Кроме того, привели трех пленных, избитых нагих китайцев. Бедняги дрожали от холода и страха; они были уверены, что их ожидает казнь, сопровождаемая различными мучительными пытками, потому стояли ни живы, ни мертвы, дико озирались и, умоляющими взглядами, просили пощады. Каково же было удивление несчастных, когда начальник отряда обласкал их, велел одеть, накормить и просил лекаря оказать им пособие. Последнее, впрочем, опять встревожило пленных: они вообразили, что их хотят лечить для того, чтобы живыми отправить в какой-нибудь русский город и там уже всенародно предать казни. На другой день, вместе с донесением о происшедшем деле, они были отправлены в укрепление Верное.

Маиор Ерковский заболел, и вместо него начальником отряда к нам приехал подполковник Лерхе. Немедленно распорядившись, чтобы 2-я рота № 8-го Сибирского линейного баталиона, стоящая у алтын-эмельского прохода, присоединилась к нашему отряду, он взял казаков и осмотрел впереди лежащую местность, с Бей-Булакской высоты, Кара-Суйское ущелье, Борохуджирскую долину и расположение китайского лагеря, в котором, по последним известиям, собралось уже до пятнадцати тысяч человек.

Китайцы, рассчитывая на свои большие силы, на свое вооружение и на многочисленную артилерию, в последнее время стали часто переходить Кара-Суйское ущелье, с целью повредить нам или уничтожить наш небольшой отряд. Подполковник Лерхе, чтобы заставить их уважать трактат и отбить охоту к нападениям, решился показать им силу русского оружия.

21-го числа к нам пришла 2-я рота № 8-го баталиона, а утром, 22-го, отряд налегке, оставив весь обоз на Кишмуруне, под прикрытием одного полувзвода пехоты, выступил к Борохуджиру.

Сделав небольшой привал на Бей-Булаке и приготовившись к бою, мы беспрепятственно и очень скоро спустились по Кара-Суйскому ущелью. Стоявшие в горах китайские пикеты были тотчас же сбиты казаками и киргизами, и все ускакали в свой лагерь.

Выйдя на Борохуджирскую долину, отряд двинулся по дороге к китайскому лагерю. Впереди следовал взвод конной артилерии, со взводом стрелков; сзади, на некотором расстоянии, шли две [245] линейные роты. Фланги и тыл прикрывали казаки и киргизы; смелые батыри (Батырь — молодец или удалец.) далеко опередили отряд и, с пикой на перевес, гарцуя на лихих конях, вызывали противников.

Пройдя бекет, мы находились не более как в одной версте от китайского лагеря, и потому я взял фейерверкеров, выскакал на позицию и поставил их примерно в 400 саженях от первых палаток, на гребень у вала, откуда начиналась, до самого лагеря, небольшая и ровная покатость. Позиция, бесспорно, была превосходная. Вправо от нас виднелась земляная насыпь; по горам чернели скопища конных китайцев.

Не успел еще взвод сняться с передков, как с земляной насыпи, за которой оказалась одна большая батарея, был буквально обсыпан пулями и небольшими ядрами. Две артилерийские лошади упали ранеными, несколько артилеристов были контужены; лафет и оба передка получили повреждение. Одновременно с этим подбежали к артилерийскому взводу стрелки и подъехал начальник отряда, с сопровождавшими его киргизами. У стрелков тотчас же был убит один человек; киргизы отделались контузиями и ранеными лошадьми.

Меня крайне удивила такая меткость китайского огня. Я не мог себе объяснить ее иначе, как тем, что китайцы заранее навели свои пушки на избранную мною позицию и в таком положении укрепили их в насыпи; потому, не открывая огня, я передвинул взвод на 50 сажен вперед, и с этого времени, ядра и пули с визгом перелетали через наши головы, заставляя новичков отвешивать им поклоны. Китайцы пороху не жалели; скоро вся долина покрылась дымом, но вреда нам уже не наносили: все снаряды падали на первую нашу позицию.

Не обращая внимания на китайскую артилерию, я открыл огонь по выступившей из лагеря пехоте. Несколько картечных гранат дали себя почувствовать, а последовавший затем небольшой пороховой взрыв заставил китайскую пехоту поспешно отступить.

Между тем, с пронзительным криком, конные китайцы старались атаковать нас с флангов и тыла. Стрелки побежали в горы, штуцерами разогнали их и зашли во фланг китайской батареи.

Прикрытие к артилерийскому взводу и резерв составила 4-я рота № 6-го баталиона, а 2-я рота Ля 8-го баталиона, обойдя небольшую гору, бросилась во фланг китайскому лагерю. [246]

Китайцы во всех пунктах начали отступать; часть конницы их обратилась в бегство и ускакала за лагерь.

Подполковник Лерхе, видя, что китайцы достаточно вразумлены, и не имея намерения штурмовать лагерь, отозвал войска.

Собравшись, отряд в порядке двинулся обратно на Кишмурун...

Только тогда, когда мы отошли, по крайней мере на версту от китайского бекета, китайцы опомнились, опять показались на вершинах сопок, и произвели по нас несколько безвредных выстрелов из жалких остатков своей артилерии.

Наш отряд, не обращая внимания, шел своей дорогой; ночью поднялся по Кара-Суйскому ущелью, спокойно переночевал на Бей-Булаке и отправился на Кишмурун.

С этих пор китайцы присмирели. Дальше Борохуджирского бекета не смели даже высылать свои разъезды.

Вскоре мы перешли на Аяк-Саз, потому что на Кишмуруне подножный корм окончательно был вытравлен. Здесь мы стояли безмятежно, так как в отряде не было члена от комисии, занимавшейся проведением границы.

Киргизам надоедало лежать без всякого дела, и они, под видом разъезда, или тайком ночью, по неудержимой привычке барантовать, отправлялись за Бей-Булак. Многие сложили там свои буйные головы, но большая часть их проделок сходила безнаказанно.

Обыкновенно джигиты скрывались где-нибудь в ущелье и высматривали, не пасется ли плохо-оберегаемый табун, или не слезут ли с лошадей передовые китайские пикеты. Если слезали, то этого только им и было нужно: подкравшись, они с гиком бросались на спешившихся китайцев; те старались укрыться в горы, лишь бы спасти свою жизнь, и тогда киргизы спокойно снимали путы с лошадей и уводили их в свои аулы, окольными горными тропинками, чтобы не попасть с добычей на глаза русским разъездам. Они знали, что за это их ожидает строгое взыскание. Смелость и ловкость киргизских джигитов доходила до того, что они ухитрялись пробираться в самый китайский лагерь и увозили оттуда палатки.

 

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/M.Asien/XIX/1860-1880/Sipilov_A/text1.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now