Бешеный монгол

Тумуская катастрофа

Рекомендованные сообщения

Рене Груссе "Империя Степей"

Первая ойратская империя: Тогон и Эсен-таджи

Политика, преследующая великим императором династии Мин, помогать молодой и растущей силе ойратов для того, чтобы сокрушить династию Кублая, дала свои плоды после его смерти. Между 1434 и 1438 ойратский вождь Тоган или Тогон, сын и наследник Магаму, убил Адая. Так рассказывает Санан Сечен; Ming-shih утверждает, что он убил А-лу-таи. Во всяком случае, он добился господства над монгольскими племенами. Адзай, кублаидский принц, сын Елбека и брат Олджая Темюра был провозглашен великим ханом законниками (1434 или 1439). Фактически, империя Монголия перешла к ойратам.

Двор Китая, по-видимому, определенно поздравил себя этой революцией, которая низвела до минимального уровня все еще опасную чингизидскую семью и восточных монголов, «наиболее опасных из-за их близости», в пользу западных монголов, которые, будучи более отдаленными, казались, не представляли опасности. Чингизидский кошмар был устранен. Новые хозяева степи были людьми без какой-либо прошлой славы, которые в чингизханской истории играли блеклую и незначительную роль. Только таким образом китайцы двенадцатого века глупо радовались видеть, как хитаны были замещены журчидами. Однако, на самом деле, западные монголы, ойраты (ойрады) или конфедераты, как они называли себя, калмыки, как их тюркские соседи Кашгарии называли их, не имели другой амбиции, кроме как быть носителями чингизханских традиций и восстановить для своей пользы Великую Монгольскую Империю, которой выродившиеся кублаиды так глупо позволили проскользнуть через свои пальцы.6

Ойратская экспансия началась в юго-западе засчет ягатаецев «Моголистана» или чингизидских ханов, которые правили над Или и Юлдузом и над регионом Куча и Турфана. Ойратский вождь Тогон атаковал ягатайского хан Ваиса (который правил между 1418 и 1428). В этом конфликте поле сражения, которое сместилось, согласно ойратским вторжениям, с бассейна Или в провинцию Турфан, ойраты

516

повсюду имели свободу рук. Сын Тогона, Эсен-таджи, взял в плен Ваиса и, как повествует Tarikh-i Rashidi, обращался с ним с величайшим вниманием из-за его чингизидской крови. В другом сражении, имевшим место около Турфана, Ваис вновь был схвачен Эсеном. В это время, в обмен на свободу, Эсен потребовал сестру Ваиса, принцессу Махтум ханым, в качестве члена своей семьи. Ясно, что ойратский дом, который является не чингизидской крови, этим союзом создавал большой резерв.

Когда Эсен-хаджи, Я-син у китайских историков, унаследовал своего отца Тогона, владение ойратов или калмыков находилось в ходе возвышения до своего зенита мощи (1439-55). Оно теперь простиралось от озера Балхаш до озера Байкал и от Байкала то подходов Великой Стены. Карокорум, прежняя монгольская столица, находилась в их владении. Эсен также завладел оазисом Хами и в 1445 – китайской провинцией Ву-лиан-ха, которая соответствовала позднему Джехолу. Через пять лет он попросил руки китайской принцессы, точно так, как ранее он сделал это по отношению к ягатайцам. Двор Пекина обещал удовлетворить просьбу, однако не сделал этого. Тогда Эсен ограбил китайскую приграничную полосу около Татунга, к северу от Шаньси и император династии Мин, Ян-цун, со своим министром евнухом Ван Чаном поспешили на встречу с ним. Стычка состоялась на Ту-му около Сюнхуа в северо-западном Хопее (нынешний Чагар). Эсен нанес им разгромное поражение, убил более чем 100 000 их людей и взял в плен императора Ян-цун (1449). Тем не менее, не имея осадных приспособлений, он не был в состоянии покорить ни Татун, ни Сюнхуа, укрепленные города региона и возвратился в Монголию со своим пленным императором.7 Через три месяца он вновь пришел туда, дошел до Пекина и устроил свой лагерь в северо-западных предместьях великого города; однако, все его атаки были отражены и скоро у него закончился фураж. Пришли подкрепления для китайцев из Лиатуна. Поскольку Эсену не удалась его главная атака и теперь он оказался под угрозой превосходящих сил, то поспешно отступил по дороге ущелья Кю-ян-куан (Нанкоу). Вскоре после этого он решил освободить императора Ян-цун (1450) и в 1453 заключил мир с Китаем.

517

Ming-shih далее повествует о том, что Эсен признал в качестве великого хана чингизидскую марионетку по имени Токта-бука, который женился на его сестре и что он хотел, чтобы сын этого брака был признан в качестве законного чингизидского наследника. Токта-бука отказался и Эсен его убил. Затем он (в 1453) объявил себя вассалом Китая, что сделало его независимым ханом без фиктивного чингизидского сюзернства. Он сам, в свою очередь, был убит в 1455.

Согласно Tarikh-i Rashidi, Эсен был унаследован во главе ойратского или калмыкского владения его сыном Амасанджи. Где-то между 1456 и 1468 Амасанджи вторгся в ягатайское ханство Моголистан и победил правящего хана Юнуса около Или. Юнус был вынужден бежать к городу Туркестан. Тот же источник рассказывает, что ягатайская королева Махтум ханум, которого Эсен ранее ввел в ойратский дом, вызвала здесь проблему. Ревностная мусульманка, он воспитала своих сыновей Ибрагима Онга (Ван) и Иляса Онга в своей вере. Позднее, эти молодые люди конфлитковали с Амасанджи и, после гражданских распри, Ибрагим и Иляс, говорят, нашли убещище в Китае.8

Несмотря на эти домашние беспокойства, ойраты долгое время продолжали тревожить своих соседей, в частности, на юго-западе, своими периодическими втрожениями. В этом направлении находилась территория кочевых киргиз-казахов, сильно исламизированных варварских тюрков, чьи племена кочевали в степях нижнего Или, Чу, Сары-Су и Тургая и под ханами Касим (прибл. 1509-18) и Мумаш (прибл. 1518-23) представляли собой угрозу шайбанидской Трансоксонии.9 Правда, наследник Мумаша, Тагир-хан (прибл. 1523-30) надоел этим неуправляемым кочевникам своим авторитаризмом и многие кланы, согласно Хайдар-мирзе, откололись от него.10 Тем не менее, киргиз-казахское ханство было возрождено под ханом Тауаккулем, но в течение 1552-55 Тауаккул вынужден был бегать перед вторжениями ойратов, как смерч, нападавших на Или из региона Кобдо. Так, тюркские кочевые великой балхашской степи, ужас оседлых людей Трансоксонии, сами были вынуждены бежать от монголсьских кочевых Алтая. Тауаккул нашел убежище в Ташкенте у местного шайбанида Науруза Ахмеда. На просьбу о помощи своего гостя, Науруз ответил: «Даже десять таких принцев

518

ничего не могут поделать с калмыками» (то есть, с ойратами).11 Около 1570 ойраты переселились из вехнего Енисея на долину Или.

Вкратце, хотя после смерти их таиджи Эсена (1455) ойраты испытывали упадок на востоке, где они встретились с чингизидами восточной Монголии, на западе они продолжали угрожать степям между Или и Каспийским морем.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сообщение спамера Будулая удалено.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Северная Юань

В 1368 г. представители монгольской династии Юань, основанной Хубилаем, были изгнаны из Пекина. Титул юаньских императоров был формально сохранён, и династия стала известна как Северная Юань (Умард Юан). Так же называлась и Юаньская империя после отделения Китая в связи с образованием империи Мин. Северная Юань сохраняла притязания на власть в Китае. Концом государства Северная Юань считается окончание правления последнего императора-чингизида Лигдэн хана в XVII в. Весь этот период прошёл в междоусобных конфликтах, а власть Великого хана чаще всего была лишь номинальной. Формально занимавшие престол чингизиды являлись марионеточными правителями при могущественных военачальниках. В этот период борьбы и неустойчивой власти ойраты начинают играть роль самостоятельной политической силы. Помимо борьбы между разными монгольскими группами, обстановка осложнялась военными конфликтами с Китаем. Часто империя Мин пыталась подавлять любых сколько-нибудь сильных ханов. Поддерживая ту или иную партию, она провоцировала и поддерживала борьбу между ойратами и восточными монголами.

В 1438 г. ойратский правитель Тогон из рода чорос (цорос), уничтожил последнего конкурента в борьбе за власть – Адай-хана. Однако судьба распорядилась так, что ему не пришлось править всеми монголами. Он умер в год победы над Адаем. К вершине могущества ойратов привел его сын - Эсэн.

Унаследовав титул тайджи Эсэн продолжал отцовскую политику укрепления централизованной власти, добиваясь от местных владетельных князей безоговорочного подчинения. Факты, сообщаемые «Алтан Тобчи», свидетельствуют о стремлении Эсэна распространить власть за пределы ойратских владений и стать повелителем всей Монголии. В 1440-х гг. Эсэн совершал рейды на токмокских кыргызов; многие их роды в страхе покинули свою страну и откочевали во владения ханов Моголистана, на Тянь-Шань. Тогда же Эсэн вернул Хами. В 1445 г. три урянхайских округа в Маньчжурии, отложившиеся к Минам в 1389 г., признали верховную власть Эсэна. Наряду с мероприятиями чисто военного характера он систематически истреблял тех представителей восточномонгольской знати, которые противились или могли воспротивиться реализации его планов. Усиление его позиций внутри страны, сказалось и на внешней политике. Политика централизации, направленная на преодоление межплеменной раздробленности и создание объединенного монгольского государства под властью ойратских правителей из дома Чорос, привела к резкому ухудшению отношений с минским Китаем. Причиной явились споры с минским правительством по поводу торговых отношений.

 

Предыстория конфликта

Бичурин писал: "Китай искони платил Монголам за спокойствие северных своих пределов; и сия плата, порука мира, производилась не в виде дани, а под другими предлогами, не унижающими достоинства Империи. В сие время мир, существовавший между Китаем и Монголиею, имел основанием мену лошадей, т.е. Китайский Двор обязан был ежегодно принимать от Монголов известное число лошадей по цене, установленной мирным договором. Сей образ Монгольского Вассальства сопряжен был с большими невыгодами и неудобствами для Китая. Монголы приводили плохих лошадей и в большем против договора количестве и, несмотря на то, с дерзостию требовали условленной платы. Число чиновников и пастухов, назначенных для отвода лошадей, иногда ложно показывали от 3 до 4 тысяч человек. Китайское Правительство со своей стороны уменьшало цену за лошадей; сверх сего плата за оных производилась шелковыми тканями и самой средственной доброты и обрезанными, а содержание провожатым выдаваемо было только на наличное число людей. От сего тайные неудовольствия с обеих сторон год от года возрастали и наконец достигли такой степени, что одним только оружием можно было положить конец оным».

 

Битва при Туму

В ответ на запрет китайских властей на ведение торговли, 20-тысячная общемонгольская армия во главе с Эсэном вошла на территорию Китая летом 1449 г. Разделившись на три группы, она двинулась по направлению к Пекину. 4 августа плохо организованная китайская армия выступила в поход под командованием императора Чжу Цичжэня. Главный евнух Ведомства ритуалов Ван Чжэнь, ставший фактически вторым лицом после императора, уговорил молодого монарха совершить победный марш-бросок на север и разгромить Эсэна на территории Монголии. Нереальность воплощения этой идеи стала очевидной очень скоро. Генеральное сражение произошло 1 сентября 1449 г. в местности Туму, к юго-западу от горы Хуайлай в современной провинции Хубэй. Окружив китайскую армию, ойраты нанесли ей сокрушительное поражение. Многие высшие сановники империи погибли на поле боя, в том числе и Ван Чжэнь. Император и многие придворные попали в плен к ойратам.

Бичурин, опиравшийся, по всей видимости, на китайские источники, описывает ход битвы таким образом: «Наконец Эсэнь в 1449 году привлек к В(еликой) стене все силы Монголии и вступил в пределы Китая. Он расположился в обширной долине от Калгана к Юго-Западу. Повелитель Китая, решась одним ударом сокрушить насильственную дерзость Монголов, явился в Калганской долине с полумиллионом ратников. Тщетно министры и полководцы советовали ему укрепиться в горных проходах, представляя, что Монголы пришли в несметных силах. Сорокатысячный корпус, посланный для разведываний, в течение двух суток без остатка был изрублен. Тогда Повелитель Китая увидел из сего всю опасность своего предприятия и немедленно предложил о мире, имея в намерении переговорами выиграть несколько часов времени для обратного перехода чрез горы. Эсэнь ясно видел цель мирных предложений и, уверив посланного в своем согласии на оные, приказал войскам немедленно двинуться к нападению. Китайцы только что тронулись в обратный путь, как в тылу их показались многочисленные массы неприятельской конницы. Началось сражение, которому мало примеров в Истории. С Китайской стороны не осталось в живых ни одного министра, ни одного полководца, ратники потонули в своей крови. Сам Повелитель Китая, узнанный по одеянию, взят в плен и с одним только Офицером. Эсэнъ пошел к Пекину, чтобы под стенами сего города предписать мир Поднебесной Державе, но там уже приняты были меры осторожности, и объявлен новый Государь. И так он удовольствовался заключением мира на выгодных условиях и с державным пленником возвратился в степь». В китайских летописях это событие фигурирует, как «Тумуская катастрофа».

В «Алтан Тобчи» сообщаются иные подробности этого события: "Взяв монголов и ойратов он отправился против трех туменов усунских дзурчитов, которых и победил (и заключил с ними принудительный мир)... Когда Эсэн-тайджи, покорив дзурчитов, возвращался домой, китайский Джинтей-хан, направлявшийся с войсками в Монголию, встретился с ним... Эсэн-тайджи напал на них и разбил".

 

После битвы

Полагая, что пленный император Чжу Цичжэнь это весомая карта, Эсэн прекратил военные действия. Обороной Пекина занялся полководец Юй Цянь, который возвёл на престол нового императора, младшего брата Чжу Цичжэня - Чжу Циюя. Отклонив предложения Эсэна о выкупе императора, Юй заявил, что страна важнее жизни императора. Войска Эсэна осадили Пекин и в течение сорока дней разоряли столичные предместья. Однако время было упущено, Юй Цянь собрал в столице большое войско и смог успешно отбить все нападения.

Мирные переговоры между Эсэном и новым минским правительством начались летом 1450 г. Основной темой переговоров была торговля - цены на шелка, лошадей и прочее. Своего царственного пленника Эсэн-тайши согласился отпустить без выкупа. Осенью 1450 г. Эсэн, заключил мирный договор с империей Мин и освободил из плена Чжу Цичжэня, с которым расставался уже как с другом.

 

Борьба за власть

В начале 1450-х гг., в ходе борьбы за власть погибли монгольский Дайсун-хаган (Тогто-Буха) и его младший брат Агбарджин-джинонг. Эсэн объявил себя великим ханом Монгольской империи. В этот момент он стал реальным правителем объединенного монгольского государства, владения которого простирались от полуострова Ляодун на востоке до Средней Азии на западе. Как говорится в монгольских летописях «Сорок и четыре стали славою одного хана». Вскоре после этого ойратские тайджи Алаг-Тэмур-чингсан, правитель правого крыла, и Хатан-Тэмур-чингсанг, правитель левого крыла потребовали от Эсэна, который захватил ханский престол, чтобы он уступил им почетный титул тайджи. Однако Эсэн-хан передал титул своему старшему сыну Амасанджи. В ответ они собрали войска и напали на Эсэна, который потерпел поражение и вскоре был убит.

«Со смертию сего Князя умерло, можно сказать, могущество Ойратов и кончился первый, хотя краткий, но блистательнейший период Чжуньгарского Ойратства. С падением Эсеня Ойраты не в силах были поддержать своего влияния на Монголию, они принуждены были отказаться от участия в общих делах целого народа и ограничили круг действий своих пределами собственных владений. По сей причине происшествия их от Эсэня до Хара-Хулы в продолжение 150 лет мало известны. Известным остается только то, что сохранено Китайским Правительством об их прежних событиях и также о порядке Владетелей в Поколениях Чоросском, Дурботском, Торготском и Хошотском» писал Бичурин.

 

Роль Эсэна в монгольской истории

В первой половине XV в. власть в Монголии принадлежала более организованным ойратским владельцам, об этом свидетельствует объединение Восточной и Западной Монголии к 1434 г. под властью ойратского правителя Тогона. Сын Тогон тайджи Эсэн стал правителем всей Монголии, при нем в стране утвердилась централизованная ханская власть. Златкин (1964) считал, что «объективно деятельность Эсэн-хана независимо от его субъективных планов и стремлений соответствовала интересам развития Монголии, ибо преодоление феодальной раздробленности и создание объединенного монгольского государства с достаточно сильной властью было важнейшим условием и предпосылкой развития».

 

После смерти Эсэна в середине XV в. Монголия вновь распалась на ряд отдельных друг от друга владений, проводивших внутреннюю и внешнюю политику независимо друг от друга. Этот период длится вплоть до конца XV в. - периода правления Мандухай хатан и ее мужа Даян-хана.

Санжи Хойт

http://uni08.ru/article/59

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Tumu Crisis (1449) - Eighty years after being kicked out of China, the Mongols returned to take back what they had lost.  In July 1449, 20,000 Mongol soldiers (estimated) under the command of Esen Taishi crossed into Northern China and marched on the city of Datong.  On August 3rd, the Mongols defeated the Ming army garrisoned in the region.  Officials in Beijing (the capital had been moved from Nanjing by then) were surprised by the events.  They quickly assembled a massive army of about a half-million soldiers, led by the emperor himself, and hastily marched out to meet the enemy.  Despite having superior numbers, the Ming army was poorly equipped, disorganized and the march was bogged down by inclement weather.  It reached Datong on August 18th and found the city abandoned.  Reports indicate that the Mongols fled the Ming advance and were returning to Mongol territory.  The emperor declared the expedition a success, re-garrisoned the city and turned back toward Beijing on August 20th.  A week later, the Mongols attacked the rearguard of the Ming army and took it completely by surprise.  The rearguard was annihilated.  When the main army learned of the attack, the emperor dispatched a new force to meet the Mongols.  It too was defeated.  Still confident of his superior numbers, the emperor ignored calls by his generals to camp within a fortified city.  He camped his army near a river to his south, counting on it to be a barrier for his southern flank.  The Mongols diverted the river and managed to completely surround the larger Ming army.  On September 1st, the Mongols won a decisive victory and almost completely wiped out the enemy army.  The emperor was captured in the process.

 

At this point the Ming Dynasty could have potentially fallen.  The capital was undefended and Esen Taishi planned to attack it.  However, a Ming general in Beijing named Yu Qian managed to rally enough forces to defend an already well-fortified capital, and Esen abandoned the idea.  Instead, he tried to ransom the emperor.  But the emperor's younger brother took advantage of the situation by declaring himself emperor and had no interest in saving his brother.  Four years later he was released without the Mongols having received anything for him.  He was immediately placed under house arrest by his brother.  In 1457, though, he managed to overthrow his brother and return to power.  The Tumu Crisis marked the end of Ming expansion, though it remained a powerful empire for another two centuries.

http://historiarex.com/e/en/356-tumu-crisis-1449

Tumu_Crisis.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас