Бешеный монгол

Тумуская катастрофа

Рекомендованные сообщения

С Вашего разрешения я приведу отрывок из "Истории народа хунну" Льва Гумилева:

.....................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................

........................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................

По-моему здесь четко говорится о некоей традиции преувеличивать численность своих армий. Даже при том, что у них хорошо был развит учет - но ведь то учет деловой, а мы имеем дело с историографами.

Зря Вы здесь Гумилева процитировали... тут он не в почете! (Говорят - "сказочник он"! За уши, он что-то там, любит все натягивать (иль притягивать?!). :)

Ну, все это Вы сейчас и сами узнаете! ;)

(Мужайтесь! :D).

Давайте кого-нибудь другого и что-нибудь другое!!! :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Честно говоря меня удивляет такой подход - сначала Вы почему-то обратили внимание на национальность, теперь вот сама личность историка Вас не устраивает. Человек рассуждает, также как и Вы на своем форуме рассуждаете - что Вам не нравится? Вас никто не заставляет принимать его точку зрения - оспорьте.

А Гумелева что - цензура запретила?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Один отряд численностью 40 000 китайцев был уничтожен. Часть, как я уже сказал, могла дезертировать. Тем более Эсэн противника блокировал, но не стал сразу атаковать - вымотал жаждой. В принципе ситуация чем-то напоминает битву при Хаттине 1187 года. Там крестоносцев тоже не подпускали к воде. Цифра в полмиллиона все же завышена - но не торопитесь смеяться - не одни китайцы так заблуждались о своей численности.

Например царица Русудан в письме папе Римскому пишет о поражении от 20 000 монголов Субэдэя 70-титысячной грузинской армии, причем 30 000 грузин, по её словам, были убиты. Кто знает, может у китайцев имелись причины завышать свою численность. Ведь по сути войну они не проиграли. Может они так хотели показать - вот мол как мы много потеряли, но выстояли. Трудно с современных позиций оценивать мотивы средневековых авторов.

Я не совсем Вас понял - какую катастрофу преуменьшают монголы?

Кстати, а каково Ваше видение ситуации?

Давайте оставим в покое "Русудан" - это отдельная тема, там было 3 битвы, а монгол было больше за счет союзников...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Давайте оставим в покое "Русудан" - это отдельная тема, там было 3 битвы, а монгол было больше за счет союзников...

С письмом этим мы уже разобрались и "проехали".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Все источники > Наука Онлайн (UDB-NAUKA) > Восток. Афро-азиатские общества: история и современность > 2009 > № 1 print.gifsave.gifmail.giffirst%28on%29.gif previous%28on%29.gif 13 из 32 forward%28on%29.gif last%28disabled%29.gifЗаглавие статьиОЙРАТО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ "ТУМУСКОЙ КАТАСТРОФЫ" 1449 г.Автор(ы)В. П. САНЧИРОВИсточникВосток. Афро-азиатские общества: история и современность, № 1, 2009, C. 133-139Рубрика

  • СООБЩЕНИЯ
  • ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Место изданияМосква, РоссияОбъем25.1 KbytesКоличество слов3429Постоянный адрес статьиhttp://dlib.eastview.com/browse/doc/21979934ОЙРАТО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ "ТУМУСКОЙ КАТАСТРОФЫ" 1449 г.

Автор: В. П. САНЧИРОВ

В истории каждого народа можно найти периоды взлетов и падений. Временем наивысшего могущества ойратов в послеюаньский период в истории средневековой Монголии является период "гегемонии ойратов", когда объединенным монголо-ойратским государством управляли в первой половине XV в. выдающиеся государственные деятели Тогон-тайши (ум. в 1439 г.) и его сын Эсэн (1407 - 1455) [Санчиров, 2002, с. 38 - 53]. Занимая влиятельную должность первого министра - тайши при дворе верховного хана Монголии Тогтобухи, Дайсун-хана, Тогон фактически узурпировал ханскую власть. Как сообщается в китайской династийной хронике "Мин ши", "Тогтобуха был назначен хаганом (верховным ханом. - B. C.).., а он сам [=Тогон] стал чэн-сяном (министром. - B. C.). Внешне он, казалось, получал его приказы, но в действительности он ему (Тогтобухе. - B. C.) не подчинялся" [Ham-bis, 1969, р. 29]. Деятельные и энергичные ойратские правители Тогон, а затем и Эсэн полновластно распоряжались всеми государственными делами в стране, превратив "всемонгольского хана" в простую марионетку на троне.

Централизаторская политика ойратских тайши, направленная на преодоление феодальной раздробленности и создание объединенного монголо-ойратского государства под властью ойратских правителей из дома Чорос, привела к резкому ухудшению отношений с соседним Китаем, где правила династия Мин (1368 - 1644). Первопричиной этого явились споры с минским правительством по поводу торговых отношений, в которых были крайне заинтересованы монгольские и ойратские правители. Бесперебойный торговый обмен с оседлыми странами позволял кочевникам - монголам и ойратам -приобретать нужные им продукты земледелия и развитого ремесленного производства и продавать продукты своего скотоводческого хозяйства. Однако Минская династия в Китае, помня уроки прошлого, всегда руководствовалась в своей торговой практике с соседями соображениями не экономического, а военно-стратегического порядка и отнюдь не была заинтересована в укреплении мощи объединенного государства воинственных кочевников вблизи своих границ. Поэтому минское правительство в своих отношениях с монголами и ойратами всегда проводило политику "разделяй и властвуй", разжигая вражду и стравливая между собой ойратских и восточномонгольских правителей, чтобы обессилить обоих противников.

Развитие событий привело к большой ойрато-китайской войне в 1449 г. Любопытно отметить, что Дайсун-хан, номинальный правитель Монголии, был против открытой войны с Китаем. По сообщению китайских хронистов, он пытался остановить Эсэна и говорил ему: "Все - наши одежда и пища даны нам великими минцами, как же можно выказать им такую черную неблагодарность?" [Покотилов, 1893, с. 65]. В планы ойратского тайши входило воссоздание Юаньской империи, т.е. установление власти над Китаем.

стр. 133В Китае в это время на троне находился молодой император Чжу Цичжэнь (27 ноября 1427 г. - 23 февраля 1464 г.). Название годов первого периода его правления было Чжэн-тун (1436 - 1449), посмертное храмовое имя - Ин-цзун [Lienche Tu Fang, Cha-oying Fang, 1976, p. 289 - 294]. Заняв престол в 1436 г. в несовершеннолетнем возрасте, он стал шестым минским императором. Страной в то время от его имени управляли несколько высокопоставленных сановников вместе с его бабушкой - вдовствующей императрицей. Из этих сановников вскоре выделился наставник императора, главный евнух Ведомства ритуалов Ван Чжэнь. По достижении совершеннолетия в 1442 г. Чжу Цичжэнь получил полноту власти, но, тем не менее, правительство продолжало функционировать как прежде. Эти годы ознаменовались дальнейшим разложением минской армии (хотя расходы на оборону границ поглощали значительную часть государственных доходов), всеобщей коррупцией и засильем евнухов при минском дворе.

Летом 1449 г. двадцатитысячная монголо-ойратская армия под командованием Эсэна вторглась на территорию Китая и, разделившись на три группы, двинулась по направлению к Пекину. 3 августа 1449 г. император Чжу Цичжэнь решил самолично выступить в поход против вторгшихся в страну вражеских войск. В столице он оставил вместо себя в качестве регента младшего брата Чжу Циюя. В помощники ему были назначены высшие чиновники. На следующий день неподготовленная и плохо оснащенная полумиллионная китайская армия выступила в поход против ойратов. Здесь мы имеем дело с традиционным для средневековой китайской историографии преувеличением, хотя не приходится сомневаться в том, что китайская армия по численности в несколько раз превосходила своего противника.

Командование армией оказалось в руках бездарных полководцев, поскольку всеми военными операциями руководили малосведущие в военном деле Ван Чжэнь и другие евнухи. Именно Ван Чжэнь уговорил молодого императора, несмотря на возражения других придворных, лично возглавить экспедицию против "северных варваров". План Ван Чжэня совершить победный марш-бросок на север, за пределы Великой стены, и разгромить Эсэна на территории Монголии был совершенно нереальным, и китайская армия с самого начала оказалась в критическом положении. Генеральное сражение произошло 1 сентября 1449 г. в местности Туму, к юго-западу от гор. Хуайлай в современной провинции Хэбэй. (Описание ойрато-китайской войны 1449 г. см.: [Покотилов, 1893, с. 65 - 70; Mote, 1974, р. 243 - 272, 361 - 369; БНМАУ-ын туух..., 1966, с. 422 - 425). Здесь ойратским войскам удалось окружить минскую армию вместе с императором и его свитой. Армия не смогла отбить атаки войск Эсэна и потерпела сокрушительное поражение. Победителям достались огромные трофеи и множество пленных. Многие высшие сановники империи погибли на поле боя, в том числе и Ван Чжэнь. Император и многие придворные попали в плен к ойратам. Об огромном потрясении, которое испытала Минская держава, свидетельствует хотя бы очень показательный для китайской историографии факт, получивший в ней наименование туму чжи бянь ("катастрофа у земельно-деревянных укреплений"), - отмечал Н. И. Конрад [Конрад, 1974, с. 183]. Это событие именуется также "Тумуской катастрофой". Туму означает "земля и дерево, земельно-деревянный" - отсюда возможность двоякого перевода.

Эсэн полагал, что пленный император может быть козырной картой в будущих мирных переговорах. Поэтому он прекратил военные действия и упустил время, ожидая прибытия посольства из китайской столицы.

Между тем в Пекине произошли следующие события. Когда известие о поражении армии в Тумуском сражении и о пленении императора достигло китайской столицы, в правительственных кругах воцарились паника и смятение. Некоторые представители пекинской правящей клики предлагали даже перенести столицу из Пекина на юг страны. Однако при дворе взяла верх патриотическая партия. Составившие ее

стр. 134крупные сановники и военачальники, находившиеся в Пекине, сплотились вокруг младшего брата попавшего в плен императора, регента Чжу Циюя. Ему шел 22-й год, но он был робким, слабохарактерным и нерешительным человеком [Franke, 1976, р. 294 - 298]). Главную роль в последовавших событиях сыграл талантливый и энергичный полководец Юй Цянь (см. его биографию [Franke, 1976, р. 1061 - 612]). В 1449 г. он был заместителем военного министра и, к счастью, во время злополучной военной кампании оставался в столице, исполняя обязанности главы военного ведомства. На месте пропавших во время этой кампании высокопоставленных придворных и военачальников при дворе появились новые люди. Юй Цянь 7 сентября 1449 г. был назначен военным министром и стал наиболее влиятельной фигурой в правительстве.

В критической ситуации Юй Цянь проявил твердость и решительность и категорически воспротивился предложению перенести столицу из Пекина на юг страны. Ему принадлежала идея возведения на престол младшего брата пленного императора принца-регента Чжу Циюя, с тем, чтобы лишить ойратского правителя Эсэна главного средства для оказания политического давления на Китай. 22 сентября 1449 г. Чжу Циюй был официально провозглашен императором с девизом правления Цзинтай (1450 - 1456). По настоянию Юй Цяня правительство решило не покидать столицу и оборонять город всеми доступными средствами. Китайская столица была успешно подготовлена к длительной осаде, начаты работы по укреплению оборонительных сооружений вдоль Великой Китайской стены. Новому военному министру удалось собрать и в значительной мере повысить боеспособность разрозненных и деморализованных остатков прежней китайской армии.

Эсэн оказался совершенно не готов к такому обороту событий. Полагая, что правительство в Пекине примет все его требования, он безнадежно упустил время: из южных провинций Китая в столицу страны были стянуты войска, а сам город подготовлен к длительной обороне. Только через два месяца, в конце октября 1449 г., ойратская армия подошла к Пекину. Поняв, что взять приступом хорошо укрепленный город ему не удастся, ойратский правитель через четыре дня приказал снять осаду и вернулся в монгольские степи.

Новое китайское правительство неизменно отклоняло все предложения Эсэна освободить за выкуп пленного императора Чжу Цичжэня, демонстрируя тем самым свою незаинтересованность в его скорейшем возвращении в страну. О пребывании минского императора в ойратском плену в китайских источниках сохранилось довольно много данных, к сожалению, до сего времени не введенных в научный оборот. Этот период в его жизни американские китаисты в его биографии, помещенной в "Словаре выдающихся деятелей Минского периода", описывают следующим образом: "Находясь в плену двенадцать с половиной месяцев, Чжу Цичжэнь имел возможность жить и кочевать в отдельной юрте, пользоваться услугами и общаться с Юань Бинем, чиновником, захваченным в плен одновременно с ним, и Ян Мином, переводчиком. В нескольких случаях те, кто держал его в неволе, брали бывшего императора с собой в свои набеги за линию Великой Китайской стены для того, чтобы он мог требовать для них подарки от командиров (китайских. - B. C.) гарнизонов. Однажды Эсэн напомнил ему об этом хорошем обращении с ним и спросил его о том, каким бы пыткам подвергли его, Эсэна, если бы ситуация переменилась. Когда Чжу был возвращен в Китай, то он и ойраты расстались друзьями" [Lienche Tu Fang, Chaoying Fang, 1976, p. 292].

Вполне понятно, что по политическим мотивам Эсэн должен был оказывать знаки внимания своему знатному пленнику. Известно, что он устраивал великолепные пиры для бывшего китайского государя, предоставлял ему в услужение слуг и даже предлагал отдать ему в жены свою сестру [Hambis, 1969, р. 101 - 102; Rossabi, 1969, р. 419]. Одновременно ойратский правитель отправлял одного за другим своих по-

стр. 135слов к новому императору, чтобы договориться об освобождении своего царственного пленника.

Мирные переговоры между ойратским тайши и новым минским правительством начались летом 1450 г. С китайской стороны их поручено было вести опытному китайскому дипломату Ян Шаню [Hok-lam Chan, 1976, p. 1528 - 1531]. Это был чиновник, имевший самый длинный послужной список (он находился на государственной службе свыше пятидесяти лет). Успешно продвигаясь по служебной иерархической лестнице в царствование пяти императоров, Ян Шань благополучно миновал все тернии и ловушки в жизни придворного. Он обладал всеми чертами "лукавого царедворца", на его хитрость, пронырливость и редкостное умение держаться "на плаву" при любых жизненных обстоятельствах указывают большинство биографов, но они же одновременно с похвалой отзываются о его искусстве дипломата. В Тумуском сражении он находился в свите императора Чжу Цичжэня, но ему в числе немногих удалось благополучно спастись бегством с поля боя. На его долю выпала крайне неблагодарная и деликатная миссия, когда он в августе 1450 г. в сопровождении большой свиты чиновников отправился к Эсэну, чтобы договориться о нормализации отношений между Монголией и Минской империей и добиться возвращения на родину пленного императора. Новый император был мало заинтересован в скорейшем возвращении своего старшего брата из ойратского плена и не позаботился о том, чтобы снабдить своего дипломатического представителя необходимой суммой для его выкупа. Поэтому Ян Шаню пришлось даже покупать подарки для Эсэна и некоторые предметы повседневного обихода для пленного императора за свой счет.

Он прибыл в ставку ойратского правителя 5 сентября 1450 г. Эсэн в это время находился на охоте и смог принять китайского посла только через два дня. О том, как проходили переговоры, можно узнать из главы 328 китайской официальной династийной истории "Мин ши", а также из главы 171 "Мин ши", в которой помещена биография Ян Шаня. Первым делом Эсэн поинтересовался у него тем, какая судьба ожидает на родине пленного императора, тем более что в грамоте, которой снабдили в Пекине китайского посла, совсем ничего не говорилось о том, чтобы вернуть Чжу Цичжэня из плена. Эсэн будто бы спросил: "Бывший император, однажды вернувшись, взойдет ли снова на престол в качестве Сына Неба?". На это Ян Шань ответил: "Небесный трон уже занят, ничего нельзя изменить" [Hambis, 1969, р. 102]. Вняв уговорам китайского дипломата, ойратский правитель согласился отпустить своего пленника без всяких условий и без всякого выкупа. Как сообщается в "Мин ши", после этого он повел посла к бывшему императору и устроил пир в честь его отъезда. На этом пиру сам Эсэн сидел на земле и играл на музыкальном инструменте, а его жены и наложницы подносили знатным гостям чаши с вином [Hambis, 1969, р. 102; Покотилов, 1893, с. 78]. "Согласно, вне всякого сомнения, приукрашенным китайским сообщениям, - пишет современный американский биограф Эсэна, - Эсэн был так опечален отъездом своего пленника, что провожал колонну отъезжающих китайцев на значительное расстояние, поклонился и заплакал при заключительном прощании" [Rossabi, 1976, р. 419]. Описание этого прощания в чрезвычайно приукрашенном виде дает в своей книге Д. Покотилов [Покотилов, 1893, с. 78 - 79].

После возвращения в Китай из ойратского плена бывший император Чжу Цичж-энь получил титул Тай-шан хуанди, который обычно присваивался в Китае правителям, удалившимся от дел на покой, передав при жизни престол сыну. Он был заточен в строгой изоляции от внешнего мира в одном из дворцов Запретного города, где провел свыше шести с половиной лет, пока его младший брат находился на императорском престоле. Затем в 1457 г., во время болезни императора Чжу Циюя, в результате дворцового переворота он вновь занял императорский трон и правил страной до 1464 г.

стр. 136Однако центральное место на переговорах Эсэна с китайским послом занимали вопросы взаимной торговли. Разговор Ян Шаня на эту тему с ойратским тайши передан почти буквально в тексте "Мин ши", это место из нее переведено и помещено в книге Д. Покотилова. На переговорах китайский дипломат, упрекая Эсэна за его нападение на Китай, говорил: "Когда Тайшан-хуан (т.е. прежний император Чжу Ци-чжэнь. - B. C.) сидел еще на престоле, то вы, тайши, посылали по два раза в год посольства с данью; число посланцев ваших доходило до трех тысяч человек, и все они были награждаемы несметным количеством золота и шелковых материй; каким же образом могли вы выказать столь черную неблагодарность?". В ответ Эсэн выдвигал свои претензии к китайской стороне: "Зачем же вы уменьшили цены на лошадей и зачем часто отпускали негодный, порченый шелк?". На эти упреки китайский посол ответил: "Не мы виноваты в том, что приходилось давать вам менее, чем следовало, за лошадей, а вы же сами, так как с каждым годом вы приводили их все больше и больше. Мы не желали отклонять ваших приношений, но не имели возможности уплачивать за все полностью, а потому поневоле должны были уменьшить цену. Что же касается того, что вам часто отпускали порченый шелк, то в этом виноваты казенные поставщики, и когда злоупотребление это было обнаружено, то их казнили" [Покотилов, 1893, с. 76]. Приведенная беседа между Эсэном и китайским послом проливает свет на характер торговых связей Монголии и Китая в описываемое время, на истинную подоплеку войн между ними. Позднее Ян Шань написал воспоминания о своем путешествии к ойратскому тайши, которые не сохранились до нашего времени, но были использованы в историографических произведениях его современников.

Поздней осенью 1450 г. был заключен мир между Монголией и Минской империей. Этот мир устраивал в первую очередь монгольских и ойратских феодалов, которые, являясь собственниками огромных стад скота и феодальной ренты с хозяйств феодально-зависимых и эксплуатируемых рядовых кочевников, получили таким образом легальную возможность удовлетворять путем торгового обмена с Китаем свои потребности не только в зерне и в простых предметах одежды и домашнего обихода, но и в предметах роскоши, в золоте и шелках. Китайская же сторона, после поражения в войне с объединенной Монголией вынужденная принять многие из навязанных ей Эсэном условий мирного договора, отнюдь не смирилась с создавшимся положением. Уроки проигранной войны побудили минские власти сосредоточить все военные силы на северо-западе и отказаться от внешнеполитической экспансии в других направлениях. "Китай повернулся лицом к северо-западу и спиной к морю", - не раз образно отмечали некоторые исследователи [История Китая..., 1974, с. 131].

После всех этих событий отношения Эсэна с минским двором внешне продолжали оставаться дружелюбными, он регулярно присылал к минскому императору своих посланцев, которые преподносили ему "дань" лошадьми и одновременно занимались торговлей. Так, в 1453 г. ойратское посольство, прибывшее в Пекин в количестве трех тысяч человек, получило от Минской империи 26 432 свитка шелка, 91 227 свитка крепа и другие товары [Бугд..., 1966, с. 429]. В то же самое время минские власти, поддерживая дружественные отношения с ойратским правителем, за его спиной готовились нанести ойратам сокрушительный удар. С одной стороны, они предприняли ряд мер для укрепления своей северо-западной границы и увеличения численности размещенных здесь войск, а с другой - осыпали богатыми и щедрыми подарками монгольского Дайсан-хана и других крупных монгольских и ойратских феодалов. Обхаживая монгольских правителей, правящие круги Китая стремились отколоть их от Эсэна. Поэтому его отношения с Дайсун-ханом вскоре резко ухудшились, так как Эсэн не без оснований подозревал последнего в тайных сношениях и дружбе с минским двором [Покотилов, 1893, с. 80]. Вероятно, ойратскому тайши стало известно и о том, что китайские чиновники предлагали пожаловать 50 тыс. лянов (1 лян = 37.3 г) сереб-

стр. 137pa, 10 тыс. лянов золота и китайский официальный титул тому, кто убьет Эсэна [Rossabi, 1976, р. 418].

В 1451 г. произошел окончательный разрыв между Эсэном и номинальным правителем Монголии Дайсун-ханом. В свое время еще отец Эсэна Тогон-тайши выдал свою дочь, старшую сестру Эсэна, за верховного хана Монголии. После победоносной войны с Китаем, чтобы проложить себе путь к ханскому престолу, Эсэн, по свидетельству "Мин ши", стал усиленно добиваться от Дайсун-хана, чтобы тот объявил своим наследником сына, рожденного от ойратской княжны, сестры Эсэна. Таким образом, племянник Эсэна мог оказаться после смерти своего отца на троне всемонгольского хана. Однако Дайсун-хан не согласился пойти на это и между ним и его всесильным первым министром начались военные действия. Верховный хан Монголии потерпел поражение и был убит. Эсэн сделался единственным и полновластным правителем объединенного монголо-ойратского государства, владения которого простирались от полуострова Ляодун на востоке до Средней Азии на западе.

После того как ойратскому тайши удалось подавить выступления монгольских феодалов и устранить со своего пути других претендентов на ханский трон в Монголии, он, находясь в зените своего могущества, провозгласив себя всемонгольским ханом и принял титул "Августейшего великого хагана великой [династии] Юань" [Hambis, 1976, р. 104]. Своего сына он назначил тайши. Академик Н. И. Конрад писал, что "призрак великой империи витал и перед ойратским ханом Эсэном, объединившим Западную и Восточную Монголию, т.е. восстановившим монгольскую державу в ее племенных пределах" [Конрад, 1974, с. 183]. В монгольской историографии эта держава называется Государством Сорока и Четырех, так как в монгольских источниках сказано, что ""Сорок и Четыре" (т.е. восточные монголы и ойраты) сделались славою одного хана" [Бугд..., 1966, с. 426].

Эсэн отправил посольство в Пекин и официально уведомил минское правительство о том, что он занял престол верховного хана Монголии и объявил себя монгольским хаганом. Однако минские власти в ответной грамоте не признали за ним этот титул и именовали его "ойратским хаганом" [Покотилов, 1893, с. 83]. Враждебно настроенные к ойратам средневековые китайские историки пишут о том, что "Эсэн гордился своим могуществом, его высокомерие день от дня росло, и он предавался распутству и пьянству" [Hambis, 1969, р. 104]. Проводя политику "сдерживания варваров руками самих варваров", минское правительство не оставляло своих попыток склонить на свою сторону не только монгольских, но и ойратских князей и, побуждая их к мятежным выступлениям против центральной власти, ослабить объединенное монголо-ойратское государство.

В самом ойратском обществе среди правящего слоя также не было единства. Эсэну приходилось вести борьбу и с ойратскими феодалами - противниками централизованной власти. Поэтому он недолго оставался ханом объединенной Монголии. В 1455 г. против ойратского правителя подняли мятеж двое его военачальников - Алаг-чинсанг и Тэмур-чинсанг, крупные феодалы, стоявшие во главе правого и левого крыла [Покотилов, 1893, с. 84]. Как свидетельствуют монгольские источники, они были недовольны стремлением Эсэна сделать свою власть наследственной и требовали от него, чтобы он передал должность тайши одному из них. При этом они будто бы говорили: "С помощью Алаг-Тэмура и Хатан-Тэмур-багатура, благодаря мудрости Абдар-сэцэна ты завладел державой монголов и ойратов. Всего этого ты достиг не собственными усилиями, а чужим трудом" [Монгольские источники..., 1986, с. 61- 62]. Во вспыхнувшей междоусобной войне войска Эсэна были разбиты, а сам он был вынужден, бросив свою семью и имущество, спасаться бегством, во время которого и был убит.

стр. 138С гибелью Эсэн-хана закончилось относительное единство объединенного монголо-ойратского государства, во главе которого стояли ойратские тайши. Феодальная раздробленность охватила не только Восточную, но и Западную Монголию. Страна распалась на ряд самостоятельных, независимых друг от друга мелких и крупных феодальных ханств и княжеств. Спустя 10 лет после смерти Эсэна полностью прекратились официальные контакты между минским двором и правителями ойратских кочевых группировок. Они возобновились только через 170 лет при хошутском Гуши-хане уже совсем в другую эпоху, когда Китай подвергся завоеванию маньчжурами.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

История Китая с древнейших времен до наших дней. М.: Наука, ГРВЛ, 1974.

Конрад Н. И. О работе И. Я. Златкина "История Джунгарского ханства" // Конрад Н. И. Избранные труды. История. М.: Наука, ГРВЛ, 1974.

Монгольские источники о Даян-хане. Введ., вступ. ст., комм. Г. С. Гороховой. М.: Наука, ГРВЛ, 1986.

Покотилов Д. История восточных монголов в период династии Мин. 1368 - 1634 (по китайским источникам). СПб., 1893.

Санчиров В. П. Гегемония ойратов в Монголии и Эсэн-хан (1407 - 1455) // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. Вып. 17. Элиста, 2002.

Бугд Найрамдах Монгол Ард Улсын туух. Тэргуун ботъ. Нэп эртнээс XVII зуун. Улаанбаатар: Улсын хэвлэлийн хэрэг эрхлэх хороо, 1966.

Franke W. Yii Ch'ien // Goodrich L. Carrington and Chaoying Fang (ed.). Dictionary of Ming Biography, 1368 - 1644. Vol. 2. N. Y.: Columbia University Press, 1976.

Hambis L. Documents sur Vhistoire des Mongols a Vepoque des Ming. P.: Presses universitaires de France, 1969.

Hok-lam Chan. Yang Shan // Dictionary of Ming Biography. Vol. II.

Lienche Tu Fang, Chaoying Fang. Chu Ch'i-chen // Dictionary of Ming Biography. Vol. I.

Mote Frederic W. The T'umu incident of 1449 // Chinese Ways of Warfare. Cambridge (Mass): Harvard University Press, 1974.

Rossabi M. Esen // Dictionary of Ming Biography. Vol. 1.

стр. 139постоянный адрес статьи: http://dlib.eastview.com/browse/doc/21979934

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

(С чего бы это им, "китайским источникам", по сути, самим на себя наговаривать? Тут вон eleri и bek_nur тоже с этими китайцами "заспорили" - дескать было их, китайцев, 50-60 тыс.!

Не знаю как насчет Мин ши, но я слышал, что династийные хроники китайцев писались после свержения династии, о которой и шла речь. естественным было обвинить предыдущую династию во всех грехах и в том, что из-за этого они и потеряли мандат неба. тут не китайцы сами на себя наговаривают, а по сути победители (политики:)) на побежденных. если источник Мин ши и писала династия после них, то понятно откуда полмиллиона погибших. "самим на себя" там никак не получится

Хотя если евнух взяточник почему бы и нет?:)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Развитие событий привело к большой ойрато-китайской войне в 1449 г. Любопытно отметить, что Дайсун-хан, номинальный правитель Монголии, был против открытой войны с Китаем. По сообщению китайских хронистов, он пытался остановить Эсэна и говорил ему: "Все - наши одежда и пища даны нам великими минцами, как же можно выказать им такую черную неблагодарность?" [Покотилов, 1893, с. 65]. В планы ойратского тайши входило воссоздание Юаньской империи, т.е. установление власти над Китаем.

В корейской хронике династии Чосон, описан один эпизод как корейские караульные встретили, посланцев этого самого Тайсун хагана. Верные Китайскому двору Мин, погранцы конечно не впустили их, но начальник гарнизона успел прочитать содержание послания, так как был обучен монгольской грамоте. (Удивительно, корейцы продолжали изучать монгольскую грамоту, некоторые даже поговаривают будто хангыл -корейская письменность была создана под влиянием монгольского). Там Тайсун, упрекал Корейского вана не в повиновении. И пригрозил когда вся поднебесная опять будет под властью монгольских хаганов, то куда он пойдет, спрашивал. Тайсун говорил что покончив с объединением страны он обрушится на Мин.

Так что Тайсун тоже не прочь был восседать на троне в Дайду, хотя бы и марионеткой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

У меня мало знании по империи Мин, но попытаюсь вместо с интернетом ответить на вопросы, естественно, ожыдая поправок. Итак:

1. Территориальный охват Государства (Империя Мин) - ок. 3.000.000 кв/км,

2. Общественно-политическая формация Государства - развитий феодализм,

3. Географическое состояние Государства - горно-степной,

4. Внутриполитическая ситуация в Государстве - стабильное, дающее все возможности для достаточной мобилизации сил,

5. Численность населения Государства - ок. 50.000.000,

6. Экономическое состояние Государства - стабильное, среднее,

7. Внешне-политическое состояние Государства - стабильное, мир на других границах,

8. Военно-политическое состояние Государства - стабильное, положительное,,

9. Стратегические и тактические цели Государства - победить Ойратское ханство, нейтрализовать угрозу с севера,

10. Морально-психологическое состояние населения Государства - средне боевое,

11. Состояние здоровья населения Государства - среднее, обычное,

12. Природно-климатическое состояние Государства - мягкое, с элементами тропик,

13. Военное состояние армии Государства - высокое, положительное,

14. Известные потери армии Государства - ок. 200.000,

15. Известные потери армии противника Государства - неизвестно,

16. Численность армии Государства в других, максимально приближенных на исследуемый пример, примерах - В империи Мин был построен флот и создана постоянная армия, общая численность которой достигала 1 млн человек, в 1464 году племена мяо и яо подняли восстание против китайского владычества, но минский двор направил против них из центра страны 30-тысячную армию (среди прочих народов, в ней была тысяча монголов), к которым присоединилось 160 тысяч солдат, мобилизованных на месте (в провинции Гуанси),

17. Численность армии противника Государства в других, максимально приближенных на исследуемый пример, примерах - неизвестно,

18. Территориальный охват противника Государства, ее общественно-политическая формация, географическое состояние, внутриполитическая ситуация, численность населения, экономическое состояние, Внешне-политическое состояние, военно-политическое состояние, стратегические и тактические цели, морально-психологическое состояние населения, ее здоровья, эколого-климатическое состояние, военное состояние и известные потери ее армии - ок. 1.000.000 кв/км; степно-кочевая демократия; степной; стабильное, дающее все возможности для достаточной мобилизации сил; ок. 3.000.000; стабильное, среднее; стабильность, дававшее все возможности для успешней мобилизации; стабильное, положительное; победить империю Мин, нейтрализовать угрозу с юга; боевое; среднее, обычное; степь; положительное,

19. Территориальный охват союзных сил Государства, ее общественно-политическая формация, географическое состояние, внутриполитическая ситуация, численность населения, экономическое состояние, Внешне-политическое состояние, военно-политическое состояние, стратегические и тактические цели, морально-психологическое состояние населения, ее здоровья, эколого-климатическое состояние, военное состояние и известные потери ее армии - неизвестно,

20. Территориальный охват союзных сил противника Государства, ее общественно-политическая формация, географическое состояние, внутриполитическая ситуация, численность населения, экономическое состояние, Внешне-политическое состояние, военно-политическое состояние, стратегические и тактические цели, морально-психологическое состояние населения, ее здоровья, эколого-климатическое состояние, военное состояние и известные потери ее армии - неизвестно,

21. Численность армии существовавшей и последовавший на данной территории Государство Государств - Китайские империи как правило распологали до полумилионними, а то и более многочисленними армиями,

22. Сведения о численности армии государства, принципиально похожего на Государство, хотя и имеющего другой территориальный охват, которое наукой считаются обоснованными, с учетом разницы территории - Китайские империи как правило распологали до полумилионними, а то и более многочисленними армиями.

23. Ход войны - оратический конец, победа Ойратского ханства,

24. Ход предыдущих боевых действии и их результат - неизвестно,

25. Ход текущих боевых действии и их результат - решающая победа Ойратского ханства,

26. Природно-климатические особенности театра военных действии - начало осени, жара среднего уровня,

27. Географическое положение театра военных действии - не ограниченное горами степь, которая дает все возможности для маневра армии в несколько сот тысяч армии,

28. Анализ информации первоисточника, с учетом всех объективных факторов - ?,

29. Анализ информации первоисточника, с учетом всех субъективных факторов - ?,

30. Время создания первоисточника и время происходящей событии - ?.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

У меня мало знании по империи Мин ....

Так вот , вместо того чтобы рекламировать здесь свой "системный бред" , лучше пополняли бы знания , а не занимались ерундой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опять пустые слова - я не ставил задачу увеличить знания по империи Мин - я предлогал метод ответа на поставленный вопрос, с поправкой, что применение мною метода корректируется моими малыми знаниями - жаль, что эту простую истину приходится Вам обьяснять...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В небольшое дополнение к сообщению уважаемого Стаса опять же из книги "История восточных монголов в период эпохи Мин" Д. Покотилова (Снкт-Петербург, 1893 г.)

Евнухи, не имевшие, конечно, ни малейшего понятия о военном деле, не позаботились своевременно о заготовке провианта, и войска начали жестоко страдать от голода под самыми стенами Пекина, не успев даже удалиться от столицы... Ковсем прочим невзгодам, постигшим несчастных китайцев, присоединилась страшная непогода, дождь и ветер, увеличившие беспорядок и неурядицу в нестройных рядах армии... Испугавшись собственной неосмотрительности, евнухи Ван-чжэнь и Го-цзинь, находившиеся во главе армии, решили повернуть назад. Это отступление, похожее на позорное бегство, придало бодрости Эсэну, который иначе вряд ли решился бы вступить в открытый бой с внушительными силами китайцев. Ойраты преследовали императорскую армию по пятам, и во время этого отступления отдельным арьергардным отрядам пришлось очень плохо; так, между прочим, погибли У-Кэ-чжун, сразившиеся с ойратами во главе 40-тысячного отряда, который был совершенно истреблен...Видя, что положение становится критическим, компетентные военачальники, дойдя до Туму, предложили укрыться за стенами города Хуай-лай. Евнух Ван-чжэнь опасался однако за целость обоза, и кроме того ему непременно хотелось, чтобы император, по дороге в Пекин, заехал в гости к его брату...

Измученные, голодные китайцы, не выдержав первого натиска, побросали оружие и бежали почти без всякого сопротивления...

Выходит, причины такой катастрофы, согласно источникам, были весьма серьезны.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не знаю как насчет Мин ши, но я слышал, что династийные хроники китайцев писались после свержения династии, о которой и шла речь.

Ну и что?

«Мин ши» написан на основе всех сохранившихся источников, дворцовых хроник и прежде всего «Мин шилу» («Правдивые записи о правлении династии Мин») и архивов, которые, естественно, открывали для комиссии. Не остались без внимания и неофициальные труды («Е ши» — «Дикие истории»), написанные частным образом. «Мин ши» состоит из 332 цзюаней (свитков-глав), разбитых на традиционные разделы: «Основные записи» («Бэнь цзи» — 24 цзюаня), историко-географический («Дифан чжи» — 75 цзюаней), таблицы («Бяочжинь» — 13 цзюаней) и повествования («Лечжуань» — 220 цзюаней). Последний раздел, составляющий основную часть труда и является главным источником по истории зарубежных стран, а точнее по истории их связей с минским Китаем. Три раздела «Лечжуаня» относятся к региону Центральной Азии, который в китайских источниках назван «Сиюй» — Западный край. «Сиюй» в узком значении, обозначал территорию Восточного Туркестана, а в широком — Центральную Азию. В «Мин ши» этот регион обозначал все страны к западу от Китая, включая Африку.

НО

Несмотря на фундаментальный характер, «Мин ши» не избежал ошибок. Например, в разных главах приводится материал о Хами и Комуле, которые преподносятся как два самостоятельных владения, в то время как это два названия одного и того же владения Хами и Хамийского округа, который должен быть хорошо известен в Китае. Именно Хами под названием Иу служил мостом, через который Китай издревле, начиная с эпохи Хань, имел отношения как с Восточным Туркестаном, так и со Средней Азией.

Комментарии

1. Переводы извлечений сделаны из «Минь ши сань» — «Эрши сы ши». Шанхай, 1958, Т. 24.

2. Яшмовые ступени: Из китайской поэзии эпохи Мин. XIV—XVII вв. М., 1989. С. 72—73.

3. С. В. Липовцев (1770—1841) — маньчжуровед-китаевед. См.: Скачков П. Е. Очерки истории русского востоковедения. М., 1977. С. 132.

4. Покотилов Д. З. История восточных монголов в период династии Мин: 1368—1634 (По китайским источникам). Спб., 1893.

5. Бокщанин А. А. Китай и страны южных морей. М., 1969. С. 9.

... естественным было обвинить предыдущую династию во всех грехах и в том, что из-за этого они и потеряли мандат неба. тут не китайцы сами на себя наговаривают, а по сути победители (политики:)) на побежденных. если источник Мин ши и писала династия после них, то понятно откуда полмиллиона погибших. "самим на себя" там никак не получится

Хотя если евнух взяточник почему бы и нет?:)

(Ах вот оно что... Не зря, оказывается, меня терзали смутные подозрения... :osman6ue: ).

Ну (раз мы пошли путем рассуждений и допущений), тогда точно, тогда все сходиться - "демократы" наговаривают на коммунистов! Дескать, СССР под управлением негодяев-коммунистов потерял в ВОВ 20-30 миллионов человек!

На самом же деле потерь было гораздо меньше... просто они "выглядят преувеличенными" и "к которым надо относиться с осторожностью"... ;)

Да и в самом деле, как это так - малюсенькая немецкая армия, малюсенькой немецкой страны, по сути, на раз-два , разгромила огромную армию, громаднейшей страны? Да быть такого не может! Во-первых, армия СССР была гораздо меньше (населения столько не было: после революций, голода, репресий и т.д.) и, соответственно, потери были не такими, в каких обвиняют "демократы" коммунистов...

(И это уже сейчас позволительно так рассуждать, а представьте, что будет лет эдак через 200-300 - да вообще, скажут, "войны никакой не было!". "Это одни русские просто наговаривали на других"... :osman6ue: )

Ну как, логично? Принимаем за истину? ;):D

(P.S.

Ув. Лион, то, что я здесь и сейчас пишу - еще ни о чем не говорит... И как ни прискорбно, но ни я, ни то что я пишу, все же, никоим образом Вам не "помощники" в Вашей неравной борьбе за миллионные монгольские армии! Скорее наоборот... ;):D

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я так понял, что в боях за историю у вас пулемет и денег много (один патрон два доллара). я же написал, если евнух взяточник и педик, почему бы и нет. пусть будет полмиллиона. сдаемсу :ozbek:

Кстати Джордж Оруел сказал все это гораздо короче чем у вас:

"Кто контролирует прошлое - тот контролирует настоящее, кто контролирует настоящее - тот контролирует будущее" (в цитате, вашей?)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Кстати Джордж Оруел сказал все это гораздо короче чем у вас:

"Кто контролирует прошлое - тот контролирует настоящее, кто контролирует настоящее - тот контролирует будущее" (в цитате, вашей?)

В то время он просто не знал одного правила, являющегося нынче жизненной необходимостью - "говорить не так чтобы поняли, а чтобы не могли не понять!". ;):D

P.S.

Нет, цитата не моя!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

(P.S.

Ув. Лион, то, что я здесь и сейчас пишу - еще ни о чем не говорит... И как ни прискорбно, но ни я, ни то что я пишу, все же, никоим образом Вам не "помощники" в Вашей неравной борьбе за миллионные монгольские армии! Скорее наоборот... ;):D

Я это учту, хотя и не понял, к чему Вы... все это :kg2:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Уважаемые форумчане,

Полагаю, что китайским источникам, хочешь не хочешь, а верить придётся. И считают, поверьте мне, они намного лучше, чем мы с вами.

Читал, что залогом успеха Эсена была:

а)внезапность. А это, извините, многого стоит.

б)логистический просчет китайцев. Эсен умышленно изнурял минцев. А количество китайцев в данном случае еще больше сыграло на руку ойратам

в)воинский дух кочевников, с этим надеюсь никто не спорит

г)месторасположение, удобное для кочевников. Маневры. Отступ-Нападение-Отступ

д)конница, при том не просто, а тюрко-монгольская :asker13mt:

е)качество и большой опыт ойратских воинов - опыт вообще самый главный фактор!

ё)отсутствие опыта и боевого духа у ханьских отрядов - "все побежали и я побежал"

ж)везение ойратов - конечно же не без этого, только вот везёт сильнейшим!

Вывод: 20 000 - 30 000 Ойратов Эсена таки разбили полумиллионную армию минцев!

PS: ИМХО Поэтому, у китайцев и были личные счеты с ойратами и при первой же возможности они истребили, руками манчжуров и монголов, Джунгарское ханство. Все таки советниками у манчжуров к середине 18 века уже были в основном ханьцы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вывод: 20 000 - 30 000 Ойратов Эсена таки разбили полумиллионную армию минцев!

В армии Эсена большинство солдат-Халха монголы,а не ойраты.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Какие халха? Со времен Чингис хана подавляющее большинство армии Монголии

составляли казахские батыры

  • Не согласен! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В армии Эсена большинство солдат-Халха монголы,а не ойраты.

Как это "большинство халха-монголы"? Я читал (даже здесь на этом форуме!), что они, если уж не все то, в большинстве своём точно, не признавали Эссена из-за того, что он не чингизид?

Даже если и так - большинство составляли халха-монголы - тогда где были его родные ойраты?

(Может быть, наоборот - это они, ойраты, его не признавали? Может быть струсили и убежали, а "отдуваться" пришлось халха?).

Как такое, вообще, могло быть?

Какие халха? Со времен Чингис хана подавляющее большинство армии Монголии

составляли казахские батыры

Однозначно!

Дополню:

Если быть уж совсем точным то, это были говорящие по-карлукски, тенгриано-мусульманские белокуро-голубоглазые тюрско-монгольские казахо-ногайцы 13 века... (Уф-ф-ф... еле выговорил/написал!)

Правда, этому будут активно возражать российские полу-татаро-и_хрен_знает_какие_там_ещё "чистокровные арийцы", претендующие на то, что это были они...

Ну, ничего, мелочи все это...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

("Узел счастья" (его аватар), что - эмблема хавчиков? :) . Насколько я знаю, это монгольская символика, в частности калмыцкая!

4n14-056.jpg

Что изображено на войлочной двери большой юрты на телеге? Или эта калмыкская, в частности керейтская юрта? :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Какие халха? Со времен Чингис хана подавляющее большинство армии Монголии

составляли казахские батыры

Замечтался уж

  • Одобряю 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Монгольский анекдот

 

 

Выехал монгольский батор на китайское порубежье:

 

Эй вы, китаёзы! А ну приходите за эту гору, биться будем!

Миллион китайцев перевалил гору, назад ни один не вернулся.

На следующий день этот батор снова выехал на границу:

Эй вы, китаёзы! А ну приходите за эту гору, биться будем!

Опять миллион китайцев перевалил за гору. Через какое-то время из-за горы, еле-еле волоча ноги, выбирается китаец:

Братцы, не ходите больше туда! Их там на самом деле двое!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

https://www.youtube.com/watch?v=1qfxqNLD

 

The Mongol victory was won by an advance guard of perhaps as few as 5,000 cavalry. Esen, for his part, was not prepared for the scale of his victory or for the capture of the Ming Emperor.

 

5000 mongols VS 500000 chinese?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кто-нибудь, поясните ж, в конце то концов: кто же это такие "тюрко-монголы"? :rolleyes:

Метисы тюрков и монголов,говоривших на монгольском и тюрскам языке. biggrin.gif

Внешне похожи на азиатов, язык тюркский.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас