Guest Anonymous

Ойраты, Джунгары, Калмыки

Recommended Posts

Guest Tergel

Where is this Obzor? I want to read.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Qasqyr

В любом случае калмыки за исключением эпизода с Убаши всегда были в хороших отношениях с Российской Имперей. Они очень выгодно находились как раз между Идель-Уралом, ногайцами Северного Кавказа и казахами и принимали участие практически во всех карательных операциях против и тех и других. Россия многим обязана этому анклаву посреди тюрков. Калмыки имели мало общего с окружающими их народами, поэтому и легко объяснить столь широкое использование их колониальными властями.

Но в конечном итоге калмыки получили черную неблагодарность в виде депортации 1944 года.

Share this post


Link to post
Share on other sites

два небольших замечания

1вхождения казахов в состав Российской импери было благом для народа. Или если хотите меньшим злом. Оставь Россия без внимания свои южные границы и маньчжуры вырезали бы казахов точ, также как и джунгар. А так под покровительством Империи казахи востановили потенциал, значительно расширили ареал обитания.

2 ну калмыков то департировали большевики, а это вовсе не русские

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest NB_ я
два небольших замечания

Я бы добавил третье - я так и не услышал ничего, подтверждающего, что Россия СТРАВЛИВАЛА казахов и джунгар. Решение своих проблем с джунгарами - да, но перенацеливание их на казахов...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Данапр

Оставь Россия без внимания свои южные границы и маньчжуры вырезали бы казахов точ, также как и джунгар. А так под покровительством Империи казахи востановили потенциал, значительно расширили ареал обитания.

очередной штамп. На самом деле цины никогда не собирались вырезать казахов. Им нужны были подданные а не трупы. Султан Аблай например получил титул вана и спокойно правил себе Средним жузом <_<

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну так титул вана Аблая ничем не обременил, хотя с китайской точки зрения он считался подданым богдыхана. У Цинов подданых хватало, им нужны были подданые. А горючий материал в виде казахов им нужен не был. Как только бы Цины утвердились в Средней Азии, тут же в кочевьях были введены порядки Поднебесной. Потом недовольство и мятежи казахов, потом резня

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Scut

У меня возник несколько наивный вопрос. А куда делись эти самые страшные джунгары?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Господство джунгар во-многом держалось на страшной воинственности енисейских кыргызов, которые безнаказанно беспредельничали в Ц.А. А потом всех джунгар вынесли цины, при помощи, кстати, монголов. Ну, а казахи в основном добивали остатки джунгар. Кстати, здесь стоит вспомнить и участие всех кыштымов джунгар и ен.кыргызов, которые помогали уничтожению последних остатков Джунгарского ханства, бежавших под защиту русских штыков. Впрчем казаки тоже немало уничтожили беглецов. почитайте документы в сб. "М/Н отношения в Ц.А.", особенно т. 2.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Господство джунгар во-многом держалось на страшной воинственности енисейских кыргызов, которые безнаказанно беспредельничали в Ц.А.

по сообщению Унковского енисейские кыргызы могли выставить до "з тысяч войска доброго". Думаю этого не хватит, чтобы беспредельничать :D , да ещё и безнаказанно. Впрочем может я чего-то не знаю.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Господство джунгар во-многом держалось на страшной воинственности енисейских кыргызов, которые безнаказанно беспредельничали в Ц.А.

Может быть, стоит как-то подкрепить это высказывание. Ведь ен. кыргызы, выставляя 2-3 тыс. в "панцирех и куяках" и мобилизуя примерно столько же кыштымов, вряд ли могли считаться определяющей военной силой :huh: Конечно, они могли "примучивать" русские остроги с гарнизоном до 1 тыс. чел., разоряя округу, сжигая деревни и вытаптывая урожай. Но их территория запросто становилась театром военных действий в джунгарских междоусобицах, например, когда кыргызы играли роль ошеломленных наблюдаетелей. Представляете, что это, когда в Хак.-Минусинскую котловину приходил на зимовку Алтын-хан или хунтайши (лошадок так со 150 тыс.). Это было, что называется, " в село пришла большая химия".

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Shalkar

Скажите кто знает.

Как и когда присваивали китайцы вана? Ван присваивался китайцам тоже? Известны ли присвоение вана после Аблая к какому-нить другому казаху? вопрос не праздный. Есть интересное продолжение. Спасибо кто поможет.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Shalkar

Я знаю местность под таким названием. Там же есть могила человека, под таким прозвищем. Иногда его называют Уан батыр. По виду явно казахская. Скоро получу отпуск, поеду сфоткаю, покажу.

А где тема? В каком разделе?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если вхождение западных и северных казахов в Россию по официальной советской трактовке "спасло" их от истребления джунгарами (или китайцами), то как объяснить существование южных казахов, которые были присоединены к России позже лет на 130? ;) Кроме того, южные казахи даже были гораздо более многочисленными и зажиточными нежели западные и северные.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот кстати, сведения, подтверждающие мои доводы об истинных намерениях цинов, по отношению к казахам.

http://hist.dcn-asu.ru/~silant/histor/works/10.htm

мысль о том, что Джунгария была форпостом Цинской империи для наступления на территории казахских кочевий и российские земли в Сибири выражено в монографии Б.П. Гуревича "Международные отношения в Центральной Азии". Б.П. Гуревич утверждает, что идея установления вассалитета казахов военным путем (т.е. расширение экспансии за пределы Джунгарского ханства) родилась у императора Цяньлуна еще в 1755г., в начале джунгарской кампании. При этом он ссылается на императорский указ от 9 апреля 1755г., приведенный в 482 цзюане хроники "Дай Цин Гаоцзун Чуньхуанди шилу": "...если казахи в конечном счете не перейдут на нашу сторону, тогда напасть и захватить военной силой". Вывод сделанный Б.П. Гуревичем на основании этого указа выглядит вполне логичным, но в работе В.С. Кузнецова, также посвященной центральноазиатской политике Цинской империи, фрагмент этого указа звучит совершенно противоположно: "Если в конечном счете казахи не перейдут на нашу сторону, тоже не надо, используя войска, нападать и захватывать". Таким образом смысл приказа меняется на полностью противоположный. У нас к сожалению нет возможности ознакомиться с подлинником данного текста, но перевод В.С. Кузнецова представляется более предпочтительным, так как в сборнике документов "Цинская империя и казахские ханства" приводится аналогичный указ Цяньлуна (правда датируемый февралем - мартом 1755г. и взятый из "Циньдин пиндин чжунгээр фанлюэ", цзюань 8) где также говорится о том, что не следует подчинять казахов силой оружия. Дальнейшее изучение материалов "Циньдин пиндин чжунгээр фанлюэ" также показывает не заинтересованность цинских правителей в захвате казахских кочевий (кроме тех кочевий, которые проходили по территории Джунгарского ханства, и считались Цяньлуном землями Срединной империи). С маньчжурским посольством 1755г. к казахам было направлено послание, в котором были следующие строки: "Вы, казахи, желаете ли подчиниться нам ? Пусть будет так, как вы желаете, решайте сами." Однако и добровольное "подчинение" не налагало на казахских ханов и их подданных каких-то особых обязательств. Основное требование цинского императора к казахским правителям было выражено в послании Цяньлуна в апреле 1756г.: "Они должны хорошо сдерживать своих подвластных, не позволять им переходить границы и чинить беспорядки." При этом Цяньлун всячески подчеркивал, что не собирается изменять общественную организацию казахов, вводить у них новое административное устройство, включать их в состав вооруженных сил империи и предоставляет свободу в приношении дани. Таким образом, отношение цинского двора к казахам в этот период можно характеризовать как отношение к "внешним вассалам" т.е. вассалам номинальным, изредка привозящим "дань", получающим ответные "подарки" и внимающим "наставлениям небесной династии", что качественно отличало их от вассалов "внутренних", например монголов Халхи и южной Монголии./COLOR]

Думается что это положение не претерпело качественных изменений и во время джунгарской кампании и после создания Синьцзяна. Военной столкновение цинских войск и казахов в 1756 и 1757 годах нельзя квалифицировать как попытку аннексии казахских кочевий, цинские походы имели вполне конкретное значение: поимку убежавшего Амурсаны. Другие столкновения, в более позднее время, носили также локальный характер, их причинами были как правило угоны лошадей, как со стороны казахов, так и со стороны цинских солдат, а также попытки казахов разместиться на кочевья, находящиеся на территории Джунгарии, что строго воспрещалось цинскими властями. Неоднократно возникавшие слухи о концентрации цинских войск на границах с Россией и Казахстаном впоследствии не подтверждались. Характерно, что как правило эти слухи передавались русским от казахов, являясь зачастую явной фальсификацией. Так, после возвращения посольства султана Аблая в 1759г. из Пекина, казахские послы сообщили сибирскому губернатору Ф.И. Соймонову, что "до прибытия их в Пекин китайский богдыхан действительно вознамерился было с Россиею иметь войну, к чему и войска было приуготовлено множественной число...". Однако, узнав, что Аблай состоит в российском подданстве, император объявил, что не хочет войны с Россией и приказал распустить войско. Представляется крайне сомнительным, что поход крупного войска на территорию России, если бы таковой действительно планировался, был бы отменен из-за известия о том, что один из правителей казахских кочевников является русским подданным. Как бы то ни было, но факт остается фактом - с территории Синьцзяна не было предпринято крупных военных походов завоевательного характера ни в Казахстан и Среднюю Азию, ни на российскую территорию, что не позволяет, на наш взгляд, считать этот район наступательным плацдармом для расширения Цинской экспансии в Центральной Азии и Сибири.

Share this post


Link to post
Share on other sites

И также возникает естественный вопрос. Почему Гуревич подменил смысл указа Цяньлуня на противоположный? Просто по ошибке или в соответствие с общим антикитайским пафосом?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest kypchak
объяснить существование южных казахов, которые были присоединены к России позже лет на 130? ;) Кроме того, южные казахи даже были гораздо более многочисленными и зажиточными нежели западные и северные.

да это сарты, были сарты. :D:D:D:lol:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Рене Груссе "Империя Степей" далее про калмыков:

с.521 (перевод с англ. - мой, А.)

Движение народов среди западных монголов. Миграция калмыков.

"В начале 17-го века давление прилагаемое Халха (Khalka) Алтын хана (Altyn-khan) на четыре Ойратских племени путем выталкивания их друг за другом, вызвало смещение народов. Алтын хан, вытесняя Чоросов назад в раойн Кобдо к верховьям Енисея вынудил, в свою очередь Торгутов двигаться еще дальше на запад. Это тогда лидер Торгутов Ху Урлук (Khu Urluk) покинув Джунгарию (1616 год), двинулся в западном направлениии через Казахские (Kirghiz-Kazakhs) степи к северу от Арала и Каспия. Казахи Малой орды пытались остановить его к западу от Эмбы , а Ногайская орда - возле Астрахани. Он ударил по обеим. К северу его сфера влияния распространялась до верховий Тобола, и он отдал свою дочь замуж за Ишим-хана - сына Кучума - последнего Шайбанидского хана Сибири (1620 г.). На юге в 1603 г. его банды (bands) разграбили (plundered) Хивинское ханство в ходе вторжений, которые возобновлялись во время правления Хивинских ханов Араб Мухамеда I (1602-23) и Исфандияра (1623-43). На юго-западе с 1632 г. Торгуты начали селиться на нижней Волге. В 1639 г. Ху Урлук подчинил Туркменов горного полуострова Мангышлак на востоке Каспия; этот регион с того времени оставался подданным его дома. В 1643 г. он переместил свой народ - около 50 000 юрт - в район Астрахани, но был убит в битве с местными жителями.

Несмотря на эту неудачу, Торгуты продолжали оккупировать степи к северу от Каспия - от устья Волги до полуострова Мангышлак, откуда они ходили грабить Хивинское ханство - Хезарасп, Кат и Ургенч. Во время правления хана Пунцук-Мончака (Puntsuk-Monchak) (1660-70) - внука Ху Урлука - Торгуты депортировали три Туркменских племени из Мангышлака на Кавказ. С другой стороны, Торгуты смогли подружиться с Россией, и не один раз признавали ее власть (1656, 1662). Их хан Аюка (Ayuka) 1670-1724 гг.), сын Пунцука, усилил эту политику. 26 февраля 1673 г. он ждал губернатора Московии в Астрахани чтобы быть признанным подданным царя, и получил великолепный прием. Торгуты были Буддистами, и Русская политика нацеливала их против Мусульманского Крымского ханства, против Башкир Урала и Ногайцев Кубани, которые также были Мусульманами. Именно это и произошло. Тем не менее, определенные ссоры имели место между Русскими и Калмыками - как в 1862 г., когда Аюка, оскорбленный требованием выдать заложников , восстал и повел грабительскую экспедицию на Казань, после чего опять вернулся в царское подданство. В 1693 г. он вел успешную кампанию от имени Русских против Башкир и затем против Ногайцев. В 1722 г. Петр Великий, в признание его заслуг, принял его с большим почетом в Саратове. В целом, Торгутское ханство процветало под Русским протекторатом. Оно простиралось от реки Урал до Дона, и от Царицына до Кавказа, когда в 1770 г. неуклюжесть определенных Русских действий не побудила хана Убаша (Ubasha) увести свою орду в Центральну. Азию. Торгутский великий лама зафиксировал дату отправления как 5 января 1771 г. Более чем 70 000 семей участвовали в этом исходе. Торгуты пересекли Урал и после неисчислимых трудностей и опасностей прибыли в Тургай. Там им не давали покоя Казахи Малой орды под предводительством их хана Нуралы (Nur Ali), а позднее - Средней орды Аблая. Прибывши наконец к озеру Балхаш, несчастные эмигранты стали объектом дальнейших атак - в этот раз уже со стороны Киргизов или Бурутов (Kara-Kirghiz or Buruts). Выжившие наконец достигли бассейна Или, где они были накормлены и расселены Китайскими властями."

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest sanj

тут на такой отрывок наткнулся:

по сообщению капитана от артиллерии Ивана Унковского, возглавлявшего руское посольство к Зюнгарскому хунтайчжи Цеван-Рабтану. Далее он пишет : «Под его контайшиным владением обретаются разные народы, а именно: его настоящий народ, именуемый зюнгары, киргизы, урянхайцы, теленгиты, мингаты, каюты, кошеуты, эркенские бухарцы…, буруты, которые около озера Тускел кочуют, барабинцы» (Веселовский Н.И. Посольство к Зюнгарскому хун-тайчжи Цеван-Рабтану капитана от артиллерии И. Унковского и путевой журнал его за 1772 – 1774 гг. «Записки Рус. Геогр. Общ. По отд. этнографии», Х, вып. 2, СПБ., 1887, с.198

неясно буруты это буряты или киргизы? и если киргизы, то почему 2 термина для одной группы?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest sanj

а сегодня закончен 4-й кусок обзора.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Эльтебер

Историография истории современной Калмыкии(конец 1980-х и 1990-е гг.)

М.В.Ленкова

В историографии Калмыкии с конца 80-х гг. происходила смена приоритетов, выдвинулись новые проблемы, началось открытие "зон умолчания". Характерным жанром в этой историографической ситуации стали публицистические очерки журналистов, реже - профессиональных историков. В историографии республики впервые оказалось возможно поставить проблемы массовых репрессий, пики которых пришлись для калмыцкого народа на окончание Гражданской войны на Юге, на время коллективизации сельского хозяйства, на 1937 - 1938 гг.; проблемы урона, нанесенного духовной и материальной культуре калмыцкого и русского населения в процессе борьбы с буддизмом и православием; наконец, проблемы ликвидации калмыцкой автономии и депортации калмыцкого народа.

О массовой гибели калмыков в годы Гражданской войны к рубежу 80 -90-х гг. помнила только эмигрантская калмыцкая историография. "Ликвидация кулачества как класса на основе сплошной коллективизации" представляла собой историографический сколок с историко-партийных шаблонов; упоминалось лишь о волнениях 12 марта 1930 г. (ок. 100 участников), об экспроприации ок. 1200 хозяйств (2,6% всех крестьянских хозяйств); численность осужденных и высланных оставалась неизвестной. Проблема отношения к религиям и церквам была ограничена упоминаниями о выпуске антирелигиозной литературы. Проблемы репрессий 1937-1938 гг. в "Очерках истории Калмыцкой АССР" были уложены в 14 строк текста об исключении из партии 83 человек, из которых в течение тех же лет 70 были восстановлены как "неправильно исключенные".

В течение 90-х гг. в научный оборот были введены материалы о свертывании после революции издательской деятельности и запрещении небольшевистских газет, арестах руководителей оппозиционных партий и объявлении вне закона национально-демократической организации "Хальмг Таятчин Туг" (Знамя калмыцкого народа ), Появились первые сведения о повстанческих организациях 20-х гг. "Нарна Герел" (Восходящее солнце'') и "Нарна Сувр" ("Закат"). В Государственном архиве Республики Калмыкия были выявлены документы о культовых сооружениях и их имуществе в 20-40-е гг., в частности, ответы на требования секретного циркуляра Культовой комиссии при Президиуме ЦИК СССР от 11 марта 1936 г., свидетельствующие о закрытии и хозяйственном использовании молитвенных домов разных религиозных течений, о ликвидации единственной буд-дийской философской академии "Цанит - Чоре", о сокращении численности зарегистрированных служителей культа разных религиозных течений (их оставалось всегоЗб). Последние хурулы в Калмыкии были закрыты в 1937-1940 гг., а в 1938 г. была ликвидирована сама организационная комиссия по религиозному вопросу при ЦИК КАССР.

Необоснованные обвинения в национализме и различных "уклонах" партийных, государственных, военных деятелей, представителей интеллигенции привели к тому, что были объявлены врагами народа руководители Калмыкии - А.Ч. Чапчаев, В.А. Хомутников, A.M. Амур - Санан, Х.М. Джалыков, А.П. Пюрбеев, МБ. Дедеев и др. Большинство из них были расстреляны. Представители творческой интеллигенции К.Э. Эрендженов, С.К. Каляев, Давай Гаря, И.М. Мацаков и др. оказались в лагерях. Были репрессированы сотни руководителей, специалистов, работников; так в Сарпе вместе с заведующим был расстрелян весь персонал заготконторы. В 1943 г. было депортировано все калмыцкое население республики.

Первым из историков приступил к изучению репрессий Н.Ф. Бугай. Он привел (полностью и в извлечениях) ряд документов ЦК ВКП(б), ГКО, Пре-зидиума Верховного Совета СССР, СНК СССР, НКВД СССР, некоторые письма на имя И.В.Сталина, Л.П. Берия и др., статистические данные о численности высланных семей и людей, о размещении их в местах ссылки, об условиях жизни и смертности ссыльных, о "чистке" воюющей армии от калмыков. Трагедия народа стала обретать зримые исторические очертания.

В.Б. Убушаеву не были столь доступны источники центральных архивов; он в большей мере воспользовался документами местных властей, воспоминаниями участников и очевидцев событий. Сказывалось и видение им ситуации "изнутри". Он смог структурировать проблему, выделить главные направления исследования: проблемы изучения сложного комплекса причин и действий, приведших к депортации; организации и сущности операции "Улусы"; проблемы, связанные с пребыванием калмыцкого народа на положении "спецпереселенцев"; проблемы возвращения; проблемы последствий демографического, исгорико-географического, хозяйственного, социального, историко-культурного характера. Он впервые указал общую цифру депортированных (ок. 120 тыс. чел.) и сопоставил ее с численностью находившихся на учете в НКВД в 1950 г. (77943 чел.) - почти 40% потерь - и последующими демографическими показателями. Им же были впервые приведены административно-топографические и статистические данные о результатах возвращения калмыцкого населения в 1957 и последующих годах. Произвольный подход к переделу территории проживания калмыцкого народа продолжался: территория восстановленной Калмыцкой автономной области не соответствовала упраздненной в 1943 году Калмыцкой АССР. Им был сделан вывод о незавершенности процесса восстановления автономии в 50-60-е гг. и о значительной неясности в вопросе о политической реабилитации калмыцкого народа.

По инициативе историков Калмыкии в 1992 г. в Элисте была проведена Всероссийская научно-практическая конференция "Репрессированные народы, история и современность". В том же году события времени депортации получили оценку как "геноцид" в работе П. Д. Бакаева и публицистическом выступлении Н.Х. Коваевой. В 1993 г. был издан первый сборник документов о депортации. Результатом работы общества "Мемориал", архивов, ученых, общественности стал выпуск памятных книг "Высланы... Оставлены навечно...", содержащих имена погибших в лагерях и на "спецпоселении", умерших вдали от родины от болезней, рабского труда, голода и холода. Отдельный сборник документов был посвящен воспоминаниям фронтовиков и военнослужащих, депортированных по национальному признаку и оказавшихся на Широкстрое НКВД СССР (строительство Широковской ГЭС в Молотовской (Пермской) области). Памятником трагедии депортации стала книга П.Э. Алексеевой, посвященная калмыцкой станице Граббевской, навсегда прекратившей существование в декабре 1943 г. Проблемам депортации и последующего возвращения калмыцкого народа посвящены многочисленные публикации воспоминаний, среди которых как отдельные книги, так и газетно-журнальные публикации, преимущественно в журнале "Теегин герл".

Свидетельством социально-политической значимости и общественной востребованности историографии современной Калмыкии является обращение к исследованию национальной истории Президента Республики Калмыкия К.Н. Илюмжинова и Председателя Хурала К.Н Максимова. В их работах прослеживается стремление выявить истоки и традиции национальной культуры, корни и преемственность в ее развитии, с другой стороны, осмыслить историю Калмыкии как в рамках Российской Федерации, так и в более крупных геополитических образованиях.

В частности, в современной историографии республики значительное внимание уделяется проблеме культуры Калмыкии как средостения между Азией и Европой, как особому типу культуры, сходству или отличиям от исторического пути Востока и Запада. В связи с распадом СССР в новую геополитическую плоскость вошло изучение "национальной идеи". Определенное влияние на активизацию разработок в этой области оказал заказ руководства республики на создание национальной концепции.

Современная историография истории Калмыкии представляет взаимодействие истории, филологии, философии, социологии, литературы, истории искусства. Новые тенденции в историографии республики выявляют книга "Калмыкия: этнополитическая панорама" и комплексные работы историков, экономистов, животноводов, экологов. Идет преодоление разобщенности предметных областей знания, поиск путей взаимодействия гуманитарных и естественных наук в получении и интерпретации социальной информации.

Изменилось отношение к западной историографии: западная литература стала историческим фактом как отечественной так и региональной науки. Изданы очерки истории калмыцкого зарубежья. Впервые в литературе был поставлен вопрос об альтернативах исторического развития Калмыкии.

Новая проблематика обусловила необходимость использования новых методологических подходов, использования опыта современной социологии, антропологии, этнологии, литературоведения. Происходит обновление исторического образования, в центр которого все более выводится феномен человека и его отношение к обществу и государству.

Таким образом, история Калмыкии на исходе XX в. пережила значительные изменения под влиянием происходящих исторических событий и колоссальных перемен в отечественной исторической науке, свидетельствующих о ее вступлении в качественно новый период развития.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Эльтебер

Калмыки в казахских легендах и истории

Майя Ланцынова

"Комсомолец Калмыкии" № 10 (33) 13 марта 2002 г

Расшифровываю пленку. В комнате бормочет телевизор, но я не вслушиваюсь: не до него, вон какие легенды про калмыков и казахов рассказывает мне Джамбул Артыкбаев, 42-летний историк из Казахстана. Шелестит диктофонная пленка - Аблай, калмычка. Но что я слушаю? Это же голос Сенкевича! Вот такое совпадение: Джамбул беседует со мной, а Сенкевич рассказывает зрителям ОРТ красивую легенду о казахском хане Аблае, который приказал полонянке - красивой калмычке самой выбрать мужа, дабы прекратить раздоры среди своих подданных. Поднялась калмычка на вершину горы, прикрепила белый платок, чтобы самый достойный батыр пронзил его. Никому не удалось выполнить это условие. И бросилась калмычка в реку, не желая подчиниться выбору хана Аблая, и вырос на том месте каменный остров "Загадка", и назвали ту гору злополучную - "Не достать стрелой..."

Сенкевич в Казахстане, не в Калмыкии, но подтвердят те, кто видел передачу: судя по ней, вся мифология казахов пронизана присутствием калмыков. То и дело звучат предания о Джунгарии, Шамбале. Об этом и наша беседа с доктором исторических наук, деканом истфака Карагандинского университета, профессором АРТЫКБАЕВЫМ.

"НОВАЯ ИСТОРИЯ" И "БОРЬБА УЛУСОВ" ПО-КАЗАХСКИ

- Мы долго готовились к поездке в Калмыкию. Тема, которая была заявлена мной на научных чтениях, посвященных Номто Очирову,- это казахско-калмыцкие отношения по казахским преданиям. Дело в том, что отношения между нашими народами, складывавшиеся в средневековье, до недавнего времени изучали по письменным источникам других народов, российским, китайским. Наши национальные материалы, которыми я, как мне кажется, владею в достаточной степени, - это совершенно новый блок.

Для введения их в научный оборот необходима определенная методологическая работа - систематизация, типологическая разработка и т. д. У казахов очень много исторических преданий, легенд, песен, различных мифов, в которых речь идет о калмыках.

- Разве они могут быть достоверными источниками?

- Я уверен, что да, могут, но, конечно, после обработки, сверок. Этап сбора этих материалов у меня позади.

Во главу угла историки ставят письменные источники. Но многие из них - это запись устных сведений. Так было у Рашид-ад-дина, Абул газы Бахадур-хана. Последний - автор "Шаджарат-турк" (генеалогии турок). Шаджарат - это "чеедж" по-калмыцки, то есть сердце, память. Мы близки даже в этом. Ведь есть народы, которые больше полагаются на "рацио", и народы, которые " учитывают" фактор сердца. Это очень условное деление, но как мне кажется, мы относимся ко второй группе.

- На письменные материалы каких авторов вы опираетесь в своих работах?

- Рашид-ад-дина, Абул газы Бахадур-хана, казахских авторов 19 века - Машура Юсупа Копеева, Шакарима Худойберды улы, Курбан гали Халида и др. Они получали образование в Бухаре, других мусульманских центрах. Были знакомы одинаково хорошо с восточными и с западными источниками. В советское время они были забыты, как Номто Очиров в Калмыкии.

- По какому пути пошла в 90-ые годы ушедшего века казахская историческая наука? Насколько сильным было желание " переписать" свою историю после обретения Казахстаном независимости? Сумели ли вы совладать с т. н. "чувством национальной гордости", этим коварным рифом для любой молодой независимой страны? Проще говоря, справились ли вы с неизбежными перекосами, когда речь шла о переосмыслении прошлого своего народа?

- В 2001 году мы отмечали 10-летие независимости Казахского государства. Это - 10 лет борьбы за новую историю казахов. Изменились методологические основы исторических исследований. Как и все гуманитарии, мы оказались в очень сложной ситуации. Известно выражение, что всякая методология - это фиговый листок идеологии. В принципе я разделяю это убеждение. Мы строим национальное унитарное государство, Казахское, заметьте, государство. И этим все сказано.

Но мы, кажется, на верном пути. Хотя трудности испытываем большие. Вы правильно заметили: большинство наших историков защищались в союзных научных центрах по истории КПСС и истории СССР советского периода. Специалистов по гражданской истории - раз-два обчелся. Вы, наверное, знаете, что в странах Прибалтики в 90-ые годы вообще аннулировали научные степени, связанные с историей КПСС и СССР. Мы же мягче подошли к этому, как, наверное, и в России. Молодому поколению казахских историков приходилось поэтапно бороться за формирование основных принципов изучения гражданской истории казахского народа. А что в нашей истории? Кочевой период необходимо было вписывать в контекст мировой истории. В моих учебниках эта идея проходит. Она отражена и в академическом пятитомнике по истории Казахстана. Простейший пример: до 90-ых годов 20 века в казахских учебниках история средневековья начиналась с тюрков, теперь - с гуннов. Другой пример: наша новая история "по-советски" начиналась с 18 века, с присоединения Казахстана к России, и это было нормой в советское время. Сейчас новая история казахов начинается в 15 веке, и отправная точка - образование Казахского ханства. Во всемирной истории 15 век - Великие географические открытия, зачатки капитализма в Европе и т. д., а в Центральной Азии - образование Казахского ханства.

Вы спрашиваете о перекосах. Без них, конечно, не обошлось, были и комические моменты. Иногда они были связаны с тем, что живы и сегодня трайбалистские традиции. Я имею в виду наши жусы. И у вас улусы, так?

- Нас, Джамбул, гораздо меньше по численности, чем казахов, и поэтому "борьба улусов" исторического значения, слава Богу, не приобретает...

- Да, представьте, что бывает, когда соперничают историки, выходцы из разных жусов. Всего 10 лет назад освободились от колониальной зависимости - слишком мало прошло времени. Было головокружение. Но в целом мы трезво относимся к своей истории, а также к современным событиям. Мы до перестройки были аграрной нацией, и существовали лимитные ограничения для казахов, чтобы было кому заниматься скотоводством. Большинство казахов жило в сельской местности, и поэтому была сильна тяга к урбанизации. Жизнь в городах дает возможность выучить своих детей. Это присутствует в современном Казахстане.

- Вы успели поработать в наших архивах?

- Нет, но побывал в научной библиотеке КИГИ РАН. Меня интересуют материалы по 17-18 векам. Дайчин, Хо-Урлюк, Аюка-хан, Убаши и т.д.

ОБРАЗ "ВЕЧНОГО ВРАГА" И РАДОСТЬ ДРУГА

- Джамбул, а что заставило вас увлечься калмыцкой темой? Какая-то легенда, поразившая ваше воображение? Или осознание того, что многое, касавшееся калмыков, было неверно интерпретировано?

- В центральном Казахстане есть памятник архитектуры калмыков 17-18 веков - Кентский дворец, казахи называют его Кызылкенчским. Там есть развалины старого ламаистского монастыря. Мне, еще студенту, рассказывали местные старики, что в этом дворце останавливалась Эдрежеп, дочь Аюки-хана. Эдрежеп была выдана замуж за правителя восточных калмыков (джунгарских). Аюка-хан отправил ее в сопровождении 40 батыров. Когда они дошли до наших гор, они вынуждены были остановиться в Кызылкенче. Остались на зиму, и легенда казахская гласит, что они и построили этот монастырь. Я студентом буквально воспринимал эти сказания. Уже потом выяснил, что у Аюки-хана действительно была дочь, но звали ее Сетерджаб; действительно она была выдана за джунгарского правителя Цеван-Рабдана и в самом деле провела зиму в Кызылкенче в 1697 году. Одно не сошлось - буддийский монастырь был построен гораздо раньше, в середине 17 века. Думаю, что его построил ойрат Кунделен-тайши, хошеутовский правитель. У казахов есть термин "ойлоут" - это не хошеуты ваши, интересно? Дербетов, торгутов мы так и называли, а вот для хошеутов нет названия. А ведь это было многочисленное племя, их было больше, чем торгутов.

- Сюда, на Волгу, пришла малая часть хошутов, и сейчас их потомки составляют около полутора десятка родов.

- Мне было бы интересно с ними встретиться, записать их легенды и предания. А что касается вашего вопроса, действительно, в официальной истории было много неверных постулатов. Как представитель молодого поколения казахских историков, я должен был заявить о своих позициях; может быть, поэтому я был более других принципиален в отстаивании своей точки зрения. Я считал и считаю, что в 18 веке основными противниками казахов и калмыков являлись Россия и Китай. Как мне кажется, я это осознал раньше других наших историков. Кандидатскую диссертацию защитил по этносоциальной структуре казахского общества в 19 веке. Тема докторской - казахский этносоциум 18 века.

- Интересно, о чем вы беседовали с калмыцкими коллегами?

- Во многих вопросах мы единомышленники. Но должен сказать, до приезда сюда я несколько иначе представлял себе калмыков.

- Расскажите об этом, пожалуйста.

- В последние месяцы я был очень занят деканскими заботами и археологическими раскопками. Поэтому попросил молодых своих коллег собрать материал по калмыкам, появившийся в 90-е годы. Их вывод был таков: калмыки - довольно обрусевший народ, у которого с родным языком большие проблемы; нам будет трудно найти в современной России калмыкоязычных калмыков; традиции у вас в республике в большом "загоне". Исходя из этого, на многое мы и не рассчитывали. А здесь, к большому своему удивлению, я обнаружил живую развивающуюся культуру и науку. И получил большой положительный эмоциональный заряд. Я чрезвычайно рад этому.

- Это радость друга.

- Да. Кроме общения с коллегами, я был на концерте, в музее. Здесь царит национальный дух, за которым стоит государственная политика. Калмыки не потерялись в современный период - в такой пучине репрессий. Как этот стотысячный народ сумел сохранить себя - поражает и удивляет. То, что заложили ваши предки, Зая-пандита, оказалось мощным фундаментом. Ведь на протяжении веков ваше положение в Российском государстве - очень сложное в историческом плане, даже маргинальное. И в этих условиях еще и развиваться - дорогого стоит. У такого стойкого народа, несомненно, есть будущее.

Я услышал здесь великолепную живую калмыцкую речь из уст прекрасных ораторов, один из них и, может быть, лучший - замминистра образования Бадма Салаев. Строй его калмыцкой речи просто восхищает.

- Давайте поговорим о далеком прошлом, о "начале начал" калмыцко-казахских отношений - это где и когда?

- Я спрашивал своих коллег, сохранились ли здесь легенды об Аблай-хане, Огуз-хане. Увы, параллелей не прослеживается. По нашим устным преданиям, казахи, калмыки, ногайцы и некоторые другие народы происходят от единого родоначальника, предка. А разделила их религия. Казахи и ногайцы приняли ислам, калмыки и монголы - буддизм. Это стало границей.

Да, казахи приняли ислам в середине 14 века, но мы ведь говорим о преданиях.

Вчера слушал концерт Калмыцкого национального оркестра, звуки домбры калмыцкой напомнили мне звучание казахской домбры. И песни ваши более схожи с казахскими, чем с монгольскими.

- Вы хотите сказать, что калмыкам ближе казахи, чем монголы? Это новость, во всяком случае, для меня...

- Конечно, языки разные. Но многое, на мой взгляд, говорит о том, что мы имеем какие-то общие корни.

- Тем не менее, между нашими народами в историческом прошлом были и конфликты. Как этот период интерпретирует казахская историческая наука?

- Официальная историческая наука и художественная литература Казахстана очень отрицательно относятся к калмыкам. Образ калмыка, как вечного врага, присутствует в нашей истории и литературе.

В письменной исторической литературе это стало ярко проявляться с 30-х годов 20 века. В устной традиции образ калмыка несколько иной, он не обязательно имел враждебные черты.

- С чем связано то, что в период формирования советской казахской исторической науки стал культивироваться образ врага-калмыка?

- Трудно сказать что-то определенное. Надо было, видимо, именно так интерпретировать историю 17-18 веков, и была поставлена задача перед казахскими историками, среди которых, кстати, в 30-ые годы профессионалов-то и не было. Репрессии уничтожили тех, кто получил хорошее образование еще до революции.

Глубинных каких-то причин для вражды между нашими народами не было. Нет оснований считать, что в обозримом историческом пространстве два народа, казахи и калмыки, имели глубокие корни для затяжной вражды.

КАЛМЫЦКИЕ УРОКИ - ИСХОД 1771 ГОДА, ДЕПОРТАЦИЯ 1943-ГО...

Были походы, миграция кочевого народа на запад, на юг... Проходя через казахские земли, калмыки не ставили целью уничтожение казахов. Например, ойратский Галдан-Церен в 1741 году взял в плен Аблай-хана, продержал его два года и отпустил. Причем обставил это весьма торжественно и даже выдал за Аблай-хана дочь Хучун Мергена Топуш-ханум. Если бы Галдан-Церен хотел уничтожить казахов, первым делом он ликвидировал бы Аблай-хана.

- Да, для казахов Аблай-султан - знаковая фигура.

- Именно. И Галдан-Церен это прекрасно знал. Калмычка Топуш-ханум родила Аблаю сыновей, оставивших след в казахской истории, в том числе Косум-терима, который был отцом последнего официального казахского хана Кенесары. Его "поднимали на белом войлоке". Кенесары - последний хан, который боролся за независимость Казахского ханства, и он был внук знатной калмычки.

Следующий пример. В конце первой половины 18 века, когда Джунгарское ханство оказалось в окружении врагов, когда цинский Китай и халха-монголы делали все для уничтожения Джунгарии, Аблай-хан спас Амурсану, последнего правителя Джунгарии, дал ему убежище.

- А теперь скажите мне, Джамбул, почему по казахским источникам ойрат, хойтский князь Амурсана - казах?!

- Да, в наших легендах утверждается, что Амурсана нес в себе казахские гены. Не знаю, почему. Вообще, знаменитый Амурсана - неудачник. Правитель Джунгарии, на которого ойраты возлагали большие надежды. С Казахским ханством он поддерживал хорошие отношения, очень помогал казахам, но и казахи платили ему тем же. Казахам ослабление Джунгарии не было выгодно. Джунгария была "буфером" между Казахским ханством и Китайской империей. Казахи, скажем прямо, боялись китайцев, причем не в какой-то особо опасный период своей истории, а всегда. Страх этот сохранился надолго. Ойраты ощущали себя иначе перед лицом огромной мощи Китайской империи. Своими землями, войсками они прикрывали восточные границы Казахского ханства. Так что Амурсане казахи помогали не столько из личных симпатий, сколько из политических соображений.

Амурсана в период своего противостояния с цинским Китаем был национальным героем для казахов. Мы гордимся тем, что наши предки не выдали Амурсану китайцам. Даже когда цинские войска стали угрожать военным противостоянием, казахи стояли на своем. И казахи многим рисковали.

- Не прошло и 20 лет после тех событий, как калмыки в 1771 году во главе с Убаши ушли из России в Китай на свою историческую родину. Шли через казахские земли, и печальные воспоминания о том, что казахи терзали набегами растянувшиеся на многие километры калмыцкие обозы, остались в памяти как синьцзяньских, так и волжских калмыков. Великолепно обученная калмыцкая конница была немногочисленной, а казахи избрали тактику партизанских наскоков небольшими группами. Многих и многое потеряли в походе калмыки. Оттого печальны песни, посвященные тому периоду.

- И у казахов есть исторические песни, предания на эту тему. Это тоже очень "тяжелые" песни. 1771 год, великий исход калмыков на историческую родину, из одной империи в другую, - страшный поучительный пример, урок для казахов. "Вот видишь, как разрушилось Калмыцкое государство? Видишь, как из-за тесноты, из-за отсутствия земель калмыки уходят на восток? Видишь, как они страдают, как они голодают, как умирают их дети...". В казахских исторических песнях описывается страшная картина, и поход этот объясняется исключительно ошибкой Убаши.

Мы считаем, что калмыки дошли до Балхаша, это центральный Казахстан, без больших потерь. У Балхаша разделились - одна группа пошла по южному берегу озера, другая - по северу, по казахскому берегу. Так вот, группа, которая шла по северному пути, по казахским землям, полностью дошла до Джунгарии. А была уничтожена южная группа, которая шла через киргизские земли. Именно эта версия содержится в наших преданиях.

Да, были стычки, столкновения у воинов Убаши с казахами. Но нельзя забывать, что Аблай-хан так и не дал генерального сражения калмыкам...

Есть предание, что калмыки подарили Аблай-хану белую юрту в знак мира. И тогда как будто Убурхаджи (великий казахский жрец) сказал Аблаю: "Аблай-хан, калмыки не поднимают против тебя оружие. Ты прости их (за вторжение?), и дай пройти через наши земли".

- А у калмыков сохранилось убеждение, что именно казахи сильно досаждали Убаши-хану во время перехода...

- Во всяком случае, казахи, судя по фольклору, в заслугу себе не ставят это. Наоборот, убеждены, что, избери Убаши северный путь от Балхаша, потерь у калмыков не было бы. А набеги отдельных групп были. Но не по приказу хана. Просто был соблазн легкой добычи, видимо.

- Пропустим без малого два века и перенесемся в наши времена. Когда калмыков сослали в 43-м году, в Казахстане калмыкам было легче выжить, чем, допустим, в Сибири. Мы помним это.

-Официальная история - одно, отношения между народами - другое. Казахам, наверное, должны быть благодарны и другие сосланные народы, например, чеченцы. Казахам вообще свойственна терпимость. Сильны были традиции гостеприимства. К тому же историческое самосознание у казахов было очень развито, и, как мне порой кажется, нет казаха, не числящего среди своих предков калмыков. И здесь ни при чем официальная интерпретация казахско-калмыцких отношений в 17-18 веках.

"ЕСЛИ ТЫ ВОЗЬМЕШЬ В ЖЕНЫ КАЛМЫЧКУ..."

- Ну, много девушек поворовали казахи...

- Еще в 18 веке великий Бухара-жырау, рапсод, акын, учил: "Надо (в качестве дров) использовать колючку; пусть женой у тебя будет калмычка; пусть воинами у тебя будут казахи. Если ты возьмешь в жены калмычку, не прервется твой род в этом восьмигранном мире... Полулежа в своей почетной юрте, думай об этом и размышляй...".

- Как казашки реагировали на такие речи?

- Уезжаю сюда, в Калмыкию, в командировку, жена говорит: не привезешь ли калмычку? Установка мощная, конечно.

Я рос в среде, где сохранились старые предания. Один из моих предков отправился в поход против калмыков и вернулся с добычей. А в те времена самой дорогой добычей были калмыцкие девушки и мальчики-подростки. Девушка, ладно, она должна стать женой казаха. А вот мальчика должны взять в семью и воспитать как казаха, как сына. Существовал специальный ритуал принятия калмыка-подростка в семью. Этот обряд был разработан только для калмыцких детей.

Вообще у казахов много ритуалов, легенд и преданий, где фигурируют только калмыки. Ни один другой народ столь явно не присутствует в устном народном творчестве казахов. Это тоже повод размышлять, анализировать.

Расскажу об одном таком ритуале. Например, семья хочет усыновить калмыцкого мальчика, чтобы он стал частью рода. Совершается небольшой набег на калмыцкие кочевья именно с этой целью - пленить мальчика. Приводят его домой. Режут барана. Мальчику дают в руки берцовую кость, несколько мужчин приподнимают юрту, и мальчик должен проникнуть в юрту ползком с берцовой костью в руках с одной из сторон юрты. После этого глава семьи произносит: этот мальчик теперь мне сын и держит он эту кость и т. д.

Если большая патронимия, род то есть, хочет принять в сыновья калмычонка, проводился другой обряд. Я не знаю, куда, в какие времена это уходило корнями, но ритуал своеобычный, конечно. Казахская старуха становилась возле юрты и приподнимала подол своей большой юбки и мальчик с костью в руках проползал под юбкой в юрту. Ну, а если глава рода хотел закрепить усыновление так, чтобы ни у кого не возникало сомнений, он вообще выстраивал колонну из сорока бабушек. Это полная гарантия усыновления.

- Интересно, для чего вообще это делалось?

- Это надо анализировать. Я расскажу о своей прапрабабушке. Были две пленные калмычки, одна красивая, другая некрасивая. Когда мой предок возвратился в свой аул, красивую сразу взяли в жены. А вторую девушку он предназначил в жены своему младшему брату, совсем мальчишке. Подросток уперся - не хочу вообще жениться. Заперли его с калмычкой на три дня в юрту. Так они поженились. Родила жена-калмычка ему пятерых сыновей. Я - потомок третьего сына. 250 лет прошло с тех пор, но воспоминания остались. Например, про то, как друзья мужа калмычки приходили в гости и подшучивали над ней: ты, мол, калмычка, но почему-то некрасивая. Моя прапрабабушка парировала: что вам надо от меня, мои глаза - мой старший сын, мой нос - второй сын и т. д. Причем тут красота, когда у меня пять сыновей? Действительно, женщина, родившая и воспитавшая пятерых сыновей, она пользовалась огромным уважением и почетом. Перечить ей не решались вообще.

Я в детстве слышал все эти рассказы - например, про то, как она старилась. Правнуки пошли уже, представьте, какое это было количество потомков от пятерых сыновей. Кто-нибудь что-то стащит у нее, а найти виновника не может - такая куча-мала. Мне в детстве порой напоминали, что я - с калмыцкой кровью. Особенно, если подерусь.

- Как вы считаете, вам удалось сказать новое слово в науке?

- Может быть, мне удалось привести в соответствие с историческими реалиями образ калмыков в казахской литературе. Может быть, я "сломал" этот образ вечного врага. Не скажу, что создал взамен исключительно положительный образ, но, полагаю, моя оценка роли калмыков в казахской истории более объективна.

СОВРЕМЕННЫЙ КАЗАХСТАН: ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ СИТИ ЧЕСС ОТ АСТАНЫ?

- А чем вы объясните то, что в калмыцком фольклоре казахи как недруги вообще не проходят? Тем более в "Джангаре". Впрочем, и другие народы тоже не называются врагами. В ойратском эпосе есть просто враг - без национальной окраски.

- Да? Интересно, а вот в наших эпосах, эпосах других центрально-азиатских народов речь обязательно идет о противостоянии с калмыками. Главный враг - калмыки. Ногайцам очень не повезло с калмыками в историческом плане. Ведь калмыки разгромили Ногайскую орду, и до сих пор ведь нет у них административного центра. Их государственность на этом и закончилась.

Очень много в Казахстане родов с калмыцкой родословной, и в названиях сохранилась приставка "калмах". Сколько выдающихся казахов вышли из этих родов. Первый наш космонавт Тохтар Абакиров, философ, доктор технических наук Агжан Машаров, человек, который открыл для казахов имя Аль-Фараби. Много еще имен.

- Расскажите об Олжасе Сулейменове. Казахи всегда гордились им. И даже тем, что он сопротивлялся официозу советской науки в застойные брежневские времена.

- Да, в 80-х годах, впрочем, и сейчас, казахскую нацию действительно олицетворял Олжас Сулейменов, как у вас Кугультинов. Мы когда говорим о калмыках, прежде всего подразумеваем Давида Никитича, и наоборот. Сейчас, правда, мы знаем и о Кирсане Илюмжинове. Мы отслеживали его шахматную эпопею. Но казахов мало интересовало то, что сочиняла о нем московская желтая пресса. Мы понимали всегда, что Илюмжинов многое делает для того, чтобы мир знал о калмыках. А ваш народ немногочисленный; чтобы выжить в этом мире, надо, чтобы о вас все знали. Все остальное - лирика.

Олжас Сулейменов - выдающийся наш деятель. Ему немногим за 60 лет. Его нет дома, и, честно признаюсь, нам, молодому поколению, не хватает его присутствия в жизни современного Казахстана. А в советские годы он действительно, по мнению Москвы, совершил преступление: поставил кипчаков вровень с великим русским народом. И действительно его защитил первый секретарь Казахского ЦК КПСС Кунаев. Сейчас Сулейменов - посол Казахстана в Италии. У нас шутят: когда-то Аттила завоевал Рим, а сейчас - Олжас. Он ведь остается флагманом казахской культуры и по сей день. Хотя в последние годы мы ощущаем оживление казахской культуры. Думаю, в недалеком будущем у нас появятся национальные лидеры в области духа, равные Сулейменову.

- За 10 прошедших лет Казахстан выработал свою национальную идеологию?

- Главная задача - сохранить мир, спокойствие, стабильность. Особенно беспокоит соседство с Афганистаном. Россию, США, Китай привлекают наши сырьевые ресурсы. Тоже нужна равноудаленная политика, взвешенная и мудрая.

- А когда бывшие республики Средней Азии стали называть себя центральноазиатскими? И почему?

- Понятие "Центральная Азия" мне, например, нравится больше. Произошло это в 90-е годы, когда точно, не могу вспомнить. Недавно сдал в типографию свою книгу под названием "Истоки и история кочевых обществ Евразии в калейдоскопе веков и тысячелетий". Эта книга - ответ на ваш вопрос.

- А сколько у вас вообще книг?

- Написал и издал около 20 книг. Пишу больше, чем выступаю. Монография "Казахское общество в 19 веке...", учебные пособия по истории Казахстана 19 века, "Этнос и общество 19 века". По заказу подготовил трехтомник по истории казахов, с 15 века начиная. Есть у меня художественные вещи, научно-популярного плана, скорее всего. Я пишу их на казахском языке. Издается серия "История Казахстана: взгляд в профиль". Писал и для нее. Интересуюсь историей казахских родов, племен и так далее. Написал книгу о казахско-калмыцких отношениях в 17-18 веках.

- Казахи - мусульмане. Вы ощущаете на себе влияние исламского фактора в международных отношениях?

- Мы осуждаем на государственном уровне терроризм, но считаем, что афганскому народу нужно помогать вовсе не бомбардировками. На смену талибам могут прийти более страшные силы. Для Казахстана представляет опасность усиление миграции с юга, со стороны этого государства. Идут афганцы, таджики, казахи, которые жили в Афганистане (интервью бралось осенью 2001 года - ред.). Это очень нежелательный поворот событий для Казахстана.

- Ваши пожелания калмыцким ученым, с которыми хотели бы установить рабочие контакты?

- Успехов, таких же, каких достигли у нас - Чокан Валиханов, Номто Очиров - у вас. Это прекрасные примеры для нас, историков. А также - осознания того, что наши труды будут оценены потомками. Сегодняшние трудности - это временно. Всемерно готов поддержать калмыцких ученых, которые будут заниматься этногенезом калмыков и казахов в общем историческом контексте.

- Напоминает ли вам Сити-чесс вашу Астану?

- Да, напоминает. Калмыкам как-то очень талантливо и органично удается внедрять национальный компонент в европейскую архитектуру. Может быть, даже в большей степени, чем казахским архитекторам.

http://fotoelista.h10.ru/kk33-1.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now