Гордий

Происхождение монголоязычных народов

Recommended Posts

Казахские роды и племена монгольского происхождения.
Гульмира Орынбаева

 

Известно, что в результате завоевания монголами Дэшт-и-Кыпчака племена победителей постепенно были ассимилированы местными тюркскими народностями. Впоследствии они составили существенный компонент в этногенезе казахского народа[1, c.124].
В труде Абулгази Бахадур-хана "Шаджара-йи-турк ва могул", являющемся интересным источником по истории тюркских и монгольских народов, некоторые современные казахские роды и племена указаны как монгольские народности. В том числе и те, происхождение которых на сегодняшний день является исторической проблемой. Например, таких как уйсын, конрат и т.д. Рассмотрим каждое из этих племен, монгольских с точки зрения Абулгази, и попытаемся проследить в общих чертах историографию исследования этих народов.

Итак, КОРАЛАС. Абулгази пишет, что в племени Кият у монголов имеется род Курлас (Коралас), из которого происходила легендарная Алангова, прародительница избранного рода Нирун. Нирун в переводе с монгольского, поясняет Абулгази, означает "чистое семя". По легенде, приведенной у Абулгази, Алангова родила трех сыновей от человека, спускавшегося к ней ночью с лунного луча. Из этого же рода, возникшего таким образам, от вмешательства сверхъестественных сил, был и отец Чингиз-хана Есугей-богатур[2. c.45].
Кораласы, вероятно, участвовали в походах Чингиз-хана, так как род Ботбай племени Дулат Старшего жуза имеет подрод под этим названием[3.Родословные таблицы].

КАТЫГИН (КАТАГАН). По той же легенде, Алангова одного их трех сыновей назвала Бугун-катыгин. Абулгази пишет, что все катыгины произошли от него. Это племя, по мнению некоторых историков, оставило свой след в казахском этносе. В частности, М.Тынышпаев считает, что катыгины - это шанышкылы, которые находятся составе Старшего жуза [4, c.326, 5,c.107].

ДУГЛАН (ДУГЛАТ?). По сведениям Абулгази, среди потомков трех избранных сыновей Аланговы назван Булджар-Дуглан. Дуглан, по объяснению Абугази, переводится как "хромой"; "потому что он хромал на одну ногу"[2, c.59]. Далее автор сообщает, что все племя дуглан -его потомки. Видный востоковед, академик В.В.Бартольд, указывает, что в монгольском языке действительно есть слово "доголан" в значении "хромой". Причем множественная форма этого слова будет звучать как "доголат"[6, c.529]. Как известно, эмиры из этого племени фактически держали власть в своих руках в Могулистане. По мнению В.В.Бартольда, современное племя Дулат, входящее в состав Старшего жуза и проживающее между реками Или и Сыр-Дарья, имеет монгольские корни [6, c.532].
Однако современная казахстанская историография в основном утверждает, что племя Дулат - тюркского происхождения[5, c.42-44].

МЕРКИТ. Описывая историю этого племени, Абулгази не указывает их географического места проживания. Однако, ответ на этот вопрос может дать современная историография древнетюркских народов, помещающая меркитов в Забайкалье и Западной Монголии [7, c.245].
Абулгази пишет, что меркиты находились в беспрерывной борьбе с Чингиз-ханом, и в результате битвы в 1216 г, происшедшей на реке Чум-Муран, держава меркитская прекратила свое существование [2, c.82].
У Абулгази меркиты отнесены к монголоязычным племенам. Но вопрос об их происхождении также спорен. Например, видный ученый-этнограф XIX века Н.Аристов считал меркитов тюрками, что вызывало со стороны другого востоковеда, В.В.Бартольда, возражение на этот счет[6. c.273].
По мнению специалистов, меркиты принимали участие в этногенезе казахов. Племя Керей Среднего жуза имеет подрод под названием Меркит, который у М.Тынышбаева в "Родословных таблицах" указан как "осколок племени меркит, разгромленного и рассеянного Чингиз-ханом"[3.Родословные таблицы].
В настоящее время казахстанские историки, как уже было указано, более склоняются к точке зрения, что меркиты изначально были монголоязычным племенем.

КОНРАТ. Одно из племен, причисляемое Абулгази - ханом также к монгольскому -это конраты. По легенде, указанной у Абулгази, конраты происходят из рода Кияна, избранного среди монголов. Географически он указывает их место обитания - на берегу р. Колы[2, c.104].
Можно предположить, что конраты участвовали во всех походах Чингизхана[3, c.26]. Известный монгольский военачальник Тугоджар, которого Абулгази ставит в один ряд с Джебе и Субэдеем - выходец из племени конрат. Источники упоминают присутствие конратов в Ногайской Орде, в Государстве кочевых узбеков н в Могулистане [4, c.97,111,143-144].
В основном представители этого племени были сосредоточены в Узбекском улусе, где играли заметную роль[3, c.27]. К казахам конраты присоединились поздно - по одним данным в XVIII в[3, c.73], по другим - в первой четверти XIX в[8, c.148].
Как известно, это племя входит в состав Среднего жуза. По свидетельству монгольских, арабских, персидских, среднеазиатских и китайских источников, конраты имеют монгольское происхождение[5, c.215]. Однако, на современном этапе развития науки утверждается точка зрения, что конраты изначально были тюрками [9, c.52,105].

УРМАУТ (ОЙМАУТ). Абулгази в своем труде очень кратко останавливается на монгольском племени урмаут. Он пишет, что "урмаута ныне называют уймаут"[2, c.47].
Уймауты, или оймауты, также вошли в состав казахского народа, в качестве подрода, в род Жаныс (Дулат, Старший жуз)[3.Родословные таблицы].

УЙШУНЬ (УЙСЫН). Племя уйшунь, под которым у Абулгази, вероятно, подразумеваются уйсыны, отнесены им к монголам[2, c.50].
Вслед за ним о монгольском происхождении уйсынов пишет Ч.Ч.Валиханов. В пользу своего мнения он отмечает, что движение народа усунь с северо-западных границ Китая в Илийский округ зафиксировано в китайских источниках еще за два века до нашей эры[8, c.149].
Нужно отметить, что это необычный взгляд на происхождение усуней, так как в современной науке установились две точки зрения на эту проблему. Одни исследователи считают усуней тюрками(Х.Аргынбаев, М.Муканов, В. Востров)[5, c.35], другие же придерживаются мнения, что данная этническая общность имеет индоиранские корни(C.Кляшторный, Т.Султанов)[10, c.57].
Академик В.В.Бартольд же в свое время утверждал, что причислять усуней к той или иной языковой группе нет полных оснований, так как историки располагают только дошедшими до нас именами собственными, причем только в китайской транскрипции и описанием усуней как рыжеволосых и голубоглазых[11, c.26].
В ответ сторонники тюркского происхождения усуней указывают, что исследователи-лингвисты подтверждают их точку зрения[5, c.36].
Возможно, установление исторической истины в отношении происхождения племени Уйсын еще впереди.

КУРЛЕУТ. По сведениям "Шаджара-йи-турк" курлеуты - монгольское племя, когда-то жившее по соседству с конратами[2, c.52].
Курлеугы также принимали участие в походах Чингиз-хана и впоследствии вошли в казахской этнос в качестве родового ответвления кыпчаков[3].
ДЖАЛАИРЫ. О джалаирах Абулгази пишет, что это древнее племя и оно было когда-то весьма многолюдно. Проживали они на реке Онон[2, c.53].
По сообщению М.Тынышбаева, джалаиры участвовали в походах Чингиз-хана в Китай, Тибет, Туркестан и Персию[3, c.9]. Также по его данным, в составе откочевавших от Абулхаира вместе с Джанибеком и Гиреем были и джалаиры[3, c.72].
В целом, казахстанская историография склонна считать джалаиров отюреченными монголами.

Сочинение Абулгази Бохадур-хана "Шаджара-йи-турк ва могул" основано не только на собственных знаниях и наблюдениях автора, фольклорном материале, но и на современных ему данных персидских источников.
Этот труд дает исследователям много ценных сведений по вопросам этногенеза казахского народа и, в частности, по проблеме происхождения некоторых казахских родов и племен.
Литература:
1.История Казахстана (очерк). -А.,1993.
2.Абулгази Бохадур-хан. Родословная тюрков. Перевод Г.С.Саблукова. –Казань, 1906.
3.Тынышпаев М. Великие бедствия. –А.,1992.
4.Материалы по истории Казахских ханств XV-XVIII вв. –А., 1969.
5. Аргынбаев Х., Муканов М., Востров В. ;аза; шежіресі ха;ында. –А.,2000.
6.Бартольд В.В. Собрание сочинений в 9-ти томах. Т.V.-М.,1968.
7.Гумилев Л.Н. Древние тюрки.-М, 1967.
8.Валиханов Ч.Ч. Собрание сочинений. Т. II. –А.,1984.
9.История Казахстана в 5-ти томах. Т.II. –А.,1998.
10.Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Казахстан.Летопись трех тысячелетий. –А.,1991.
11.Бартольд В.В. Собрание сочинений в 9-ти томах. Т.II ч.I.-М.,1963.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я оспариваю предмет спора о названиях вооружений, и его главный аргумент - как вдруг, мне дают ссылку на этот самый "аргумент" :blink: . Вы уж извините меня, но где тут логика?! Так наша дискуссия будет превращена в замкнутый круг.

 

А Peacemaker уже провалился, пытаясь доказать к примеру происхождение аргынов от лесных народов. И продолжает ссылаться на что-то. Если для вас сходства в названиях - главное док-во, то ваше мнение тут имеет весьма малый вес. Кыпчаки тоже "лесные"? <_<

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

Вся ваша проблема в том АКБ, что вы твёрдо убеждены в тех версиях которые вам очень нравятся. И вы преподносите эти предположения как истину последней инстанции и на этом основании формулируете свои вопросы.

 

Убедительная  просьба к вам не задавайте больше детских вопросов. 

 

Свою версию я обосновал, все ссылки приведены, какие претензии могут быть? Если считаете их ошибочными, то флаг вам в руки, опровергайте таким же образом, приводите обоснования и доказательства. А пока, извиняюсь, но считаю вашу реплику пустословием.  

Какие доказательства ? Какие 9 вопросов ? Я вам уже давно кидал ссылки на военный форум как только вам стоило заикаться о военной теме и преемственности и ни разу ответа не последовало.

 

Забавно 2 человека Акб и Арсен не достаточно знакомы с темой военного дела кочевников но почему-то обязательно влезут и выдают такое какие только в казахских пабликах ВК встретить можно...

 

 

Он Вам привел много примеров, Вы их почему то не замечаете... Странно...

Здесь Вы конечно опять отнесли себя к профессионалам...

  • Не согласен! 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

 

Вся ваша проблема в том АКБ, что вы твёрдо убеждены в тех версиях которые вам очень нравятся. И вы преподносите эти предположения как истину последней инстанции и на этом основании формулируете свои вопросы.

 

Убедительная  просьба к вам не задавайте больше детских вопросов. 

 

Свою версию я обосновал, все ссылки приведены, какие претензии могут быть? Если считаете их ошибочными, то флаг вам в руки, опровергайте таким же образом, приводите обоснования и доказательства. А пока, извиняюсь, но считаю вашу реплику пустословием.  

Какие доказательства ? Какие 9 вопросов ? Я вам уже давно кидал ссылки на военный форум как только вам стоило заикаться о военной теме и преемственности и ни разу ответа не последовало.

 

Забавно 2 человека Акб и Арсен не достаточно знакомы с темой военного дела кочевников но почему-то обязательно влезут и выдают такое какие только в казахских пабликах ВК встретить можно...

 

 

Он Вам привел много примеров, Вы их почему то не замечаете... Странно...

Здесь Вы конечно опять отнесли себя к профессионалам...

 

Что он мне там привел ? Свои измышления о том что ему с казахского языка понятны многие слова и 1 пример слова у которого совпадают две первых буквы со словом "хуяг". В таком случаес слово "belt" в английском языке это наш "белдік", ОГО у меня тут ЦЕЛЫХ 3 БУКВЫ СОВПАДАЮТ и смысловое значение такое же ! Ну конечно же это тюркизм !!!

Это как со словом "богатырь" в русском языке, слово редко употребляемое и не является обыденным в отличии у монгольских народов и тюрков-кочевников а потому и родным словом в славянских языках никак быть не может. С "хуяг" тоже самое. Да и если это тюркизм то почему в русском языке оно заимствовано ближе к монгольской форме ? В русском языке известен как "куяк" и что самое главное этот термин используется для обозначения именно для конкретного типа корпусной защиты, это пластинчато-нашивной доспех - восточная бригантина типична для монгольских народов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

С Вами все понятно, Вы обычный читатель между строк...

Share this post


Link to post
Share on other sites

С Вами все понятно, Вы обычный читатель между строк...

И это мне говорит  человек у которого в подписи мурад аджи 

  • Одобряю 1
  • Не согласен! 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кыпчаки тоже "лесные"? <_<

 

Читайте Мурад Аджи ! Кыпчаки несовсем кочевой народ..Полукочевой.

 

 

Кыпча́кикипча́ки (в европейских и византийских источниках —куманы, в русских источниках — половцы, в арабо-персидских —кипчакитат. кыпчакбашк. ҡыпсаҡазерб. qıpçaqказ. қыпшақ,узб. qipchoq) — древний тюркский полукочевой народ, пришедший в причерноморские степи из Заволжья в XI веке (см. источники).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Этноним кереит представляет собой древний тотемный этноним с корнем монг. хэрээ, передаваемом по-русски как кере, кэрэ, хэрэ , который означает «во́рон». Имеется и ряд других версий происхождения этнонима, впрочем, малоубедительных/

 

Хойт С.К. Кереиты в этногенезе народов Евразии: историография проблемы. Элиста, 2008. 82 с.

 

«Эти племена [найманов] были кочевыми, некоторые обитали в сильно гористых местах, а некоторые — в равнинах. Места, на которых они сидели, как упомянуто [?], таковы: Большой [Екэ] Алтай, Каракорум, где Угедей-каан, в тамошней равнине, построил величественный дворец, горы: Элуй-Сирас и Кок-Ирдыш [Синий Иртыш]…горы, лежащие между той рекой и областью киргизов и соприкасающиеся с пределами той страны, до местностей земель Могулистана, до области, в которой живал Он-хан, — по этой причине у найманов с Он-ханом постоянно была распря и вражда, — до области киргизов и до границ пустынь, соприкасающихся со страной уйгуров. Эти племена найманов и их государи были уважаемыми и сильными; они имели большое и хорошее войско; их обычаи и привычки были подобны монгольским» 

 

 

ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946—1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 1->РАЗДЕЛ 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

С Вами все понятно, Вы обычный читатель между строк...

И это мне говорит  человек у которого в подписи мурад аджи

Имена собственные пишутся с заглавной буквы...

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

С Вами все понятно, Вы обычный читатель между строк...

И это мне говорит  человек у которого в подписи мурад аджи

Имена собственные пишутся с заглавной буквы...

 

Всяких там фоменко, мурад аджи и прочих фольков с большой буквы не пишу.

  • Не согласен! 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

С Вами все понятно, Вы обычный читатель между строк...

И это мне говорит  человек у которого в подписи мурад аджи

Имена собственные пишутся с заглавной буквы...

Всяких там фоменко, мурад аджи и прочих фольков с большой буквы не пишу.

Вот этим Вы и выдали себя, всезнающий профессионал... Культурный человек независимо от обстоятельств ведет себя подобающе...

  • Одобряю 1
  • Не согласен! 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

 

 

С Вами все понятно, Вы обычный читатель между строк...

И это мне говорит  человек у которого в подписи мурад аджи

Имена собственные пишутся с заглавной буквы...

Всяких там фоменко, мурад аджи и прочих фольков с большой буквы не пишу.

Вот этим Вы и выдали себя, всезнающий профессионал... Культурный человек независимо от обстоятельств ведет себя подобающе...

 

Что там "выдал" то ? Говорю как есть.

"всезнающий профессионал" а это что за лажа ? В отличии от вас в темы с которыми я совсем не знаком не влезаю.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Извольте не пишите на мои посты, всезнающий профессионал, я со своей стороны не буду беспокоить Ваши посты...

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Кыпчаки тоже "лесные"? <_<

 

Читайте Мурад Аджи ! Кыпчаки несовсем кочевой народ..Полукочевой.

 

 

Кыпча́кикипча́ки (в европейских и византийских источниках —куманы, в русских источниках — половцы, в арабо-персидских —кипчакитат. кыпчакбашк. ҡыпсаҡазерб. qıpçaqказ. қыпшақ,узб. qipchoq) — древний тюркский полукочевой народ, пришедший в причерноморские степи из Заволжья в XI веке (см. источники).

 

Очередной провал ^_^ 

  • Одобряю 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кыпчаки тоже "лесные"? <_<

 

Читайте Мурад Аджи ! Кыпчаки несовсем кочевой народ..Полукочевой.

 

 

Кыпча́кикипча́ки (в европейских и византийских источниках —куманы, в русских источниках — половцы, в арабо-персидских —кипчакитат. кыпчакбашк. ҡыпсаҡазерб. qıpçaqказ. қыпшақ,узб. qipchoq) — древний тюркский полукочевой народ, пришедший в причерноморские степи из Заволжья в XI веке (см. источники).

Очередной провал ^_^

Наш Хукер в своем репертуаре...

Share this post


Link to post
Share on other sites
На калмыцких и бурятских исторических сайтах заинтересовали посты некоего юзера под ником Calmouk.

 

Его версия полностью совпадает с моей, что страна Чингизхана и его столица Каракорум располагались западнее Алтая.

Системы образования и общества Калмыкии, Бурятии, Внутренней Монголии и Монголии отличаются от друг друга. Правительство Монголии не управляет им. Многие из них не знают родной язык и у них нет возможности читать монгольские книги. Житель Монголии мало знает о Бурятии, Калмыкии и Внутренней Монголии а калмык мало знает о современной Внутренней Монголии. Мы потеряли связь.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

На калмыцких и бурятских исторических сайтах заинтересовали посты некоего юзера под ником Calmouk.

 

Его версия полностью совпадает с моей, что страна Чингизхана и его столица Каракорум располагались западнее Алтая. версия имеет будущее в плане научного доказывания и пересмотра существующего в науке фолька на этот счет!  

Расплодились нынче клоны на исторических сайтах. Calmouk, Мокштаков... какие ещё у вас там псевдонимы АКБ?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще, позицию монголов представляют Правительство Монголии,  Институт монгольской истории ,  Институт монгольской археологии, Монгольский государственный университет, Монгольский государственный университет образования,  Улан-Баторский университет и большинство монголов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Монголы
 

http://www.tarikh.kz/vo-vlasti-chingizidov/mongol/

 

http://i007.radikal.ru/0812/5c/bf2082de6171.jpg

Вопрос о происхождении монголов до сих пор недостаточно выяснен. Их считают древнейшим населением Центральной Азии и полагают, что хунны (гунны), упоминаемые китайскими источниками за три века до нашей эры, были именно монголами, а вернее, их прямыми и непосредственными предками. На протяжении многих веков менялись названия племен, населявших Монгольскую возвышенность, но этническая суть народов, ее населявших, от этого кардинально не изменялась. Даже в отношении имени "монголы" в исторической литературе нет полного единогласия. Одни ученые утверждают, что под собственным именем "мэнгу" или "монгули" монгольские племена известны уже китайским источникам с Х века. Другие уточняют, что, скорее всего, лишь к началу XI столетия наибольшая часть нынешней Монголии была уже занята монголоязычными племенными объединениями. Они частью вытеснили с территории Монголии, частью ассимилировали жившие там раньше тюркские кочевые племена. По имени могущественного племенного союза "татар" ("та-та", "да-да", "татар") соседние народы называли татарами и другие монгольские племена, только в отличие от собственно татар, иначе "белых татар", остальных монголов именовали "черными татарами".
Ученые, использующие эти аргументы, настаивают на том, что имя "монгол" до начала XIII века не было известно вовсе и что происхождение его, к сожалению, до сих пор в точности не выяснено. Эти ученые говорят, что имя "монгол" было принято официально только после создания единого Монгольского государства при Чингиз-хане (1206-1227 годы) и что его не сразу признали даже сами монголы, продолжавшие именовать себя по имени своих племен, родов (кланов) и областей Монголии. До 60-х годов XIII века персидские, арабские, армянские, грузинские и русские авторы называли всех монголов по-старому - татарами.
К концу XII-началу XIII веков монголы занимали обширные территории от Байкала и Амура на востоке до верховьев Иртыша и Енисея на западе, от Великой Китайской стены на юге до границ Южной Сибири на севере. Крупнейшими племенными союзами монголов, сыгравшими наиболее важную роль в последующих событиях, были татары, кераиты (кереиты), найманы и меркиты. Некоторые из монгольских племен ("лесные племена") жили в лесистых районах северной части страны (и тогда, как и позднее, называвшейся Халха), в то время как другая, большая, часть племен и их объединений ("степные племена") жили в бескрайних степях.
Существует и другая схема монгольского этноса, также восходящая ко временам весьма отдаленным. По ней монголов делили и делят до сих пор на три основные группы:
I. Западная группа монгольского народа, к ней относятся калмыки и ойраты (ойраты - название собирательное, которое обычно переводится как "союз четырех племен) - у Палласа - слоты, хойты, туммуты, барабураты; у Иакинфа - чоросы, торготы, хошоты, хойты.
По-монгольски западных монголов именуют олютами, по-китайски - олотами.
II. Северная группа. К ней относят бурятов.
III. Группа восточных монголов. Сюда относят халхасов и южномонгольские племена (иначе племена Внутренней Монголии - чохары, суниты, харачины, тумуты, ураты, монголы Ордоса (ордосские монголы)), - и племена Восточной Монголии и Маньчжурии - горлосы, хорчины, дурбуты. Однако есть племена, не относящиеся ни к одной из вышеуказанных групп (баргуты, дауры и некоторые другие).
Вернемся, однако, к "лесным" и "степным" монголам.
Основными видами производственной деятельности лесных племен были звероловство и рыболовство, а степных - кочевое животноводство. Но с течением времени все больше лесных племен переходило к разведению домашних животных, а увеличение численности стад неизбежно вело к тому, что лесные монголы выходили из лесов в степи, становясь кочевыми животноводами. Торговля монголов находилась в руках уйгурских и мусульманских купцов, выходцев из Восточного Туркестана и Средней Азии.
Своей письменности до XIII века у монголов еще не было. Но в среде найманов, самого культурного из монгольских племен, употреблялась уйгурская письменность. Религией основной массы монголов к началу XIII века оставался шаманизм, и в качестве главного божества почиталось "великое синее небо". Также монголы почитали духов предков и божество земли. Знатная верхушка племени кераитов (кереитов) в начале XI века приняла христианство несторианского толка, а среди найманов были распространены буддизм и христианство. Именно через уйгуров проникли в Монголию обе эти религии. Соседи монголов уйгуры, тюркский народ, кочевавший на севере Центральной Азии, когда-то были повелителями всей Монгольской возвышенности. В середине VIII века именно они владели территорией, занимаемой сейчас Монголией, создали мощное государство, которое пало в 840 году н. э. под ударами киргизов (кыргизов), живших в то время в бассейне верхнего Енисея. После разгрома уйгуры отошли на юг и образовали княжество в районе Хами и провинции Ганьсу. Уйгуры имели алфавит, заимствованный ими у иранского народа согдов (согдийцев), которые еще в III в. н. э. переняли арамейский алфавит у народов Передней Азии. Именно при Чингиз-хане алфавит уйгуров был заимствован монголами, а позже и маньчжурами.
Задолго до XIII века, в эпоху господства первобытно-общинного строя, когда скот и пастбища были собственностью рода (родовой общины), монголы кочевали родами и располагались на стоянках, или кочевьях, кольцом вокруг юрты главы рода. Однако постепенно прежний способ кочеванья сменился аильным (аил - большая семья), т. е. из родового превратился в семейный, претерпев тем самым значительное изменение. Родовое общество клонилось к упадку.
Уже в XII веке в каждом монгольском племени существовал слой знати - нойоны. Ханы, стоявшие во главе племен, из простых племенных вождей становились царьками, но еще долгое время земли, пастбищные угодья считались (хотя подчас и номинально) коллективной собственностью племени.
Внешние формы первобытно-общинного строя сохранялись еще долго, так же, как сохранялось деление на племена и роды. Племенные ополчения, ядро и сердце монгольского войска, строились для боя по родам, имея во главе себя своих наследственных нойонов (князей-правителей). Женщины-монголки в пределах рода и семьи пользовались значительной свободой и немалыми правами. Браки внутри рода были строго воспрещены. Широко практиковалось умыкание невест.
Персидский историк начала XIV века Рашид ад-Дин прямо говорит, что у монголов никогда до начала XIII века не было "могущественного деспота-государя", способного объединить разрозненные племена, прекратить кровопролитные междоусобные войны и направить всю энергию своих неутомимых в брани, вражде, препирательстве и грабеже соплеменников на покорение не самих себя, а других, много более могущественных (как казалось) и богатых народов. Так было до начала XIII века. Но в начале этого столетия разноплеменная знать сплотилась вокруг вождя степных монголов Темучина, получившего титул, а потом и имя, Чингиз-хана;
судьба монгольских племен круто переменилась...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Монголы. Кто они и откуда пришли?

http://istorya.ru/forum/?showtopic=361

Монголы до Чингизсхана - кто они и откуда взялись?

http://imtw.ru/topic/15769-%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8B-%D0%B4%D0%BE-%D1%87%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B8%D0%B7%D1%81%D1%85%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%BA%D1%82%D0%BE-%D0%BE%D0%BD%D0%B8-%D0%B8-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%83%D0%B4%D0%B0-%D0%B2%D0%B7%D1%8F%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%8C/


Кому достанется Чингисхан. Этническое происхождение великого полководца поставлено под сомнение.

Статья Ербола Жумагулова. Известия. 06.10.2003.


По мере приближения 850-летия со дня рождения Чингисхана среди казахстанских и китайских историков разгорелась дискуссия об этнической принадлежности "потрясателя вселенной", который был признан ЮНЕСКО "величайшим полководцем двух тысячелетий". В Алма-Ате объявлено о предстоящей конференции "Чингисхан и казахская государственность" с участием ведущих ученых из России, Ирана, Китая, Монголии, Казахстана и других стран.

Стоит отметить, что до недавнего времени монгольское происхождение Чингисхана не вызывало у большинства рядовых людей никакого сомнения. Однако организаторы пытаются доказать, что Чингисхан, ни много, ни мало, был казахом. По мнению казахстанских и некоторых других ученых, "намеренная фальсификация исторических фактов началась с правления Ивана Грозного". Причиной фальсификации многие ученые называют "попытку стереть из памяти русского народа факт порабощения их предков "дикими ордами".

По официальным данным, Чингисхан (настоящее имя - Темучин) родился на территории современной Монголии в 1155 году в роду кият. Как известно, в 1206 году во время курултая (всеобщего собрания правителей родов) Темучин провозгласили ханом и дали ему новое имя - Чингисхан (хан Востока). И беря во внимание то, что участниками курултая были казахские роды кият, меркит, жалаир и аргын, ученые утверждают, что Чингисхан был именно казахом.

При этом вышеперечисленные роды действительно считаются казахскими, но выходцев из этих племен принято называть "казахами монгольского происхождения".

- Монголы вообще никакого отношения к Чингисхану не имеют, так как на той территории в то время они не жили, поэтому сам факт деления казахов на казахов монгольского происхождения и казахского происхождения нонсенс, - говорит главный организатор конференции профессор Кайрат Закирьянов. - Такие историки, как Карамзин, способствовали тому, чтобы подобное разделение считалось правильным.

Еще одним серьезным доказательством того, что Чингисхан казах, ученые считают то, что практически все чингизиды (прямые потомки Чингисхана) были казахами, правившими казахским государством вплоть до начала двадцатого века. Отсюда берет начало понятие "белой кости", прослойки аристократов, существовавшей в социальной иерархии казахского общества.

О том, что намерения "вернуть" себе блудного сына истории как никогда серьезны, говорит факт вовлечения в кампанию высоких правительственных чинов. Экс-премьер-министр Казахстана Имангали Тасмагамбетов во время своего пребывания на посту второго человека в стране распорядился сделать копию камня Кюльтегина.

Камень Кюльтегина - известное каменное изваяние, существовавшее на территории современной Монголии. Известно оно прежде всего тем, что на нем были высечены сведения о великих подвигах уйгурского воина Кюльтегина. Надпись сделана на казахском языке уйгурской письменностью и имеет большую историческую ценность. Копия изваяния находится в столице Казахстана - Астане, в здании Национального университета имени Льва Гумилева. Таким образом, можно констатировать то, что казахстанская элита взялась за дело "возвращения" этносу его героя с полным пониманием серьезности данного вопроса.

Наряду с Казахстаном вопрос изменения официального генеалогического древа Чингисхана волнует и Китай. Пожалуй, главным доказательством этого можно считать воздвижение в Пекине мавзолея Чингисхану. Ко всему прочему, "потрясатель вселенной" был официально включен в почетный реестр великих китайских императоров. При этом в посольстве Китая ничего вразумительного относительно мавзолея мне не сказали, ссылаясь на свою некомпетентность. Представители дипломатического корпуса Монголии сами были крайне удивлены моими вопросами - похоже, для них потомственная связь с Чингисханом является аксиомой.

Если пытаться вникнуть в суть причин, которые толкают китайских и казахстанских историков на подобного рода маневры в процессе отбивания у монголов, казалось бы, бесспорного предка, они предельно ясны. Казахстан, как государство молодое, за тринадцать лет независимости так ничем и не заполнил идеологическую нишу. Поэтому чрезвычайно важна фигура именно Чингисхана, ибо она может быть "заложена" в фундамент идеи евразийства.

Трудно сказать, к чему, кроме жарких дискуссий, в конечном итоге приведут усилия казахстанских историков и культурологов, считающих Чингисхана казахом. Но, повторюсь, определенно ясно то, что в стране этот вопрос грозит приобрести чуть ли не идеологическую основу. Средства массовой информации на протяжении последних лет перегружены диспутами на тему Чингисхана. Более того, Чингисхану приписывается сохранение казахского этноса, так как именно он, как твердят ученые мужи, собрал всех казахов вместе и переселил с территории современной Монголии туда, где и значится сегодня Казахстан. Таким образом, выходит, что казахская государственность стала формироваться именно по идее Чингисхана в начале XIII века, а не в середине XVI, как считалось раньше. А это уже не шутки.

Иными словами, пока монголы мирно пасут свои стада и ждут дня священного юбилея, предприимчивые соседи заняты трудом по кардинальному изменению исторических фактов. Конференция в Алма-Ате - это очень показательный и весомый шаг, показывающий, что биться и те и другие за рыжебородого "потрясателя" будут всерьез.


Ербол Жумагулов. Известия. 06.10.2003.


http://www.kazakh.ru/news/articles/?a=4

Share this post


Link to post
Share on other sites

Александр Доманин

Монгольская империя Чингизидов. Чингисхан и его преемники Глава 2. Монголы и их соседи

http://oldevrasia.ru/library/Aleksandr-Domanin_Mongolskaya-imperiya-CHingizidov--CHingiskhan-i-ego-preemniki/3


В XI – XII веках, перед эпохой Чингисхана, восточная часть Великой степи представляла собой сложнейший конгломерат народов. Разобраться в этом смешении национальностей, племен и родов чрезвычайно трудно, в ряде случаев – невозможно. Причин тут несколько. Главная, бесспорно, коренится в самой сущности кочевничества. Постоянные перемещения по степи, смена перекочевок, разделение отдельных родов или переход их под чужую «юрисдикцию» – суть кочевой жизни. Хотя существовали, конечно, и четкие границы кочевий, но, вследствие роста населения, давления со стороны соседей, наконец, стремления части родовой знати (точнее, их наследников) выделиться в отдельные неподконтрольные группы[17], этническая ситуация в степи постоянно менялась.
Вторая причина ранее уже упоминалась: это языковой фактор. К XII веку языки народов так называемой алтайской языковой семьи еще не слишком отличались друг от друга. Сегодня лингвисты четко делят алтайскую семью на три группы: тюркскую, монгольскую и тунгусо-маньчжурскую – и действительно, современный монгол не поймет якута. Тогда же тюрки и монголы прекрасно понимали друг друга, что значительно облегчало взаимовлияние, а зачастую и полное смешение. Мог победить тот или иной языковой элемент – и изначально тюркский род становился монгольским, или наоборот. Так, например, произошло с монгольским по происхождению родом Ашина, из которого происходили ханы Тюркского каганата. После длительной откочевки, вызванной, по-видимому, военным поражением, этот род оказался в тюркоязычной среде, и через сто лет о его монгольском происхождении говорило уже только родовое название.
Наконец, нужно выделить и третью причину этнических переплетений. Это чрезвычайная запутанность родоплеменных отношений у тюрко-монгольских народов Великой степи[18]. И это при том, что монголы придавали исключительное значение своей родословной. По сведениям Рашид-ад Дина, каждый монгол с юных лет тщательно изучал свое родословие, и не было ни одного человека, который не знал бы своего племени и происхождения. Вот только племен и родов было чрезвычайно много, к тому же они непрерывно разделялись, перекочевывали и снова разделялись. И действительно, каждый степняк мог перечислить своих предков по крайней мере до седьмого колена[19], четко определить свое племя (ирген) и род (обок), но... племя могло включать несколько родов в одном случае и быть лишь малой частью рода в другом. Плюс к этому, такая четкая детализация не способствовала осознанию общеэтнического единства. И были джуркинцы, хонгираты, тайджиуты, джалаиры – но не монголы. В этой ситуации отнюдь не нелепым выглядит парадоксальный вопрос: а был ли монголом Темучин из рода Кият-Борджигин?
И действительно, вопрос о происхождении термина «монгол», а в более широком смысле – проблемы идентификации (и самоидентификации) народа с таким именем современными историками все еще не решен. Более того, как правило, от него стараются дистанцироваться или не рассматривают вовсе, хотя для правильного понимания феномена империи Чингисхана он представляется весьма немаловажным.


_03.png
Монгол. Персидский рисунок XIV в.


Следует помнить, что первое точное упоминание слова «монгол» относится к 1206 году, когда на великом курултае сам Чингисхан, объединивший Восточную степь, провозгласил создание «Yeke Monghol Ulus» – Великой Державы Монголов. Отсюда некоторые монголоведы делают допущение, что само понятие «монгол», до этого не существовавшее вообще, было введено Чингисханом как единое название для народов объединенной им степи. Другие вполне резонно возражают, что и в куда более поздние времена часть этих объединенных племен в число монголов не входила, и считают, что к «монголам» Чингисхана относилась лишь та часть населения, которая была связана общим родословным древом, и которую впервые объединил прадед Чингисхана Хабул-хан, а следовательно, формирование понятия «монгол» относится к сороковым годам XII века[20]. Третьи отстаивают версию языкового единства: монголы – это те, кто говорит по-монгольски (о недостатках этой версии выше уже говорилось). Четвертые отстаивают генеалогический принцип и предполагают, что монголами считались все потомки Алан-Гоа – праматери монгольских родов (вариант этой версии – потомки Бодончара, одного из сыновей Алан-Гоа). Наконец, пятая версия опирается на упоминание в китайских летописях VI века (то есть задолго до Алан-Гоа, жившей в IX или X веке) названия племени Мэн-гу (Мэнку), входившего в группу из тридцати племен народа шивэй. От них, дескать, потом и пошла та группа родов, которая называла себя единым именем – монголы.
Во всех этих основных версиях (а есть и другие – более экстравагантные), безусловно, присутствует здравое зерно. В то же время, каждая из них в отдельности не лишена недостатков и может быть подвергнута серьезной критике. Выходом из этой ситуации является, по-видимому, синтез этих теорий и построение на их базе непротиворечивой версии. В этом поможет и тщательный анализ текста «Сокровенного Сказания» в сочетании с данными других источников – главным образом, Рашид ад-Дина.
В первую очередь, следует отметить, что сам Рашид ад-Дин не считал монголов отдельным народом, но относил их лишь к одной из групп общей массы тюркских племен. Эти племена, по его мнению, населяли всю Великую степь от края до края (видимо, память о Великом тюркском каганате VI века). Постепенно эти племена делились на многочисленные роды, каждый из которых получал свое имя. Так же появились и монголы – суть ветвь тюркского народа. Настоящими монголами сам Рашид ад-Дин называет народ нирун, ко времени Чингисхана включавший уже десятки, если не сотни родов и племен. Эти «истинные» монголы-нирун все являются потомками Алан-Гоа. Но он выделяет и другую группу монголов – дарлекин, из которых, вообще говоря, происходила и сама Алан-Гоа. Дарлекины – как бы не совсем монголы: их родословная уходит дальше в глубь веков.[21]
Вот здесь и стоит заглянуть в начало «Сокровенного Сказания», которое называет первым предком Чингисхана некоего Борте-Чино; его супругой была Гоа-Марал. Эти двое явились неизвестно откуда, переплыв какое-то море (возможно, имеется в виду озеро Байкал) и стали кочевать у реки Онон. Далее «Сокровенное Сказание» перечисляет длинный ряд их потомков вплоть до Добун-Мергена, мужа Алан-Гоа. Но вот что любопытно: если попытаться вычислить даты жизни Борте-Чино и Гоа-Марал, исходя из счета поколений (разумеется, погрешность может быть достаточно велика), то весьма вероятным окажется их появление на Ононе именно в VI веке, то есть как раз тогда, когда в китайских летописях появляется этноним «мэн-гу». Значит, пришедшие невесть откуда первопредки Чингисхана, возможно, и называли себя монголами. В целом же, с учетом всего вышеперечисленного, авторская версия такова.
Около VI века на территории, занимаемой племенами шивэй, появилась группа людей из неизвестного народа (едва ли их было только двое). Они называли себя монголами или близким по звучанию словом. Путем переговоров, а может быть, и силой они отвоевали себе место под солнцем на берегах Онона и вошли в союз шивэйских племен на правах рода с названием «монгол». В дальнейшем при разрастании и дроблении рода самоназвание «монголы» как таковое исчезло (в более поздней истории примеров подобного развития событий немало), но в памяти последующих поколений сохранилось единство их происхождения. Таким образом, само слово «монгол» фактически не применялось в названии племен и родов, но имело некую историческую, генеалогическую ценность. И представляется возможным (хотя и сомнительным), что Хабул-хан, впервые объединивший значительную часть потомков Борте-Чино, первым назвал это объединение монгольским. Однако кажется более вероятным, что именно Чингисхан, который объединил действительно всех потомков древнего рода «монгол», извлек это почти забытое слово из глубин исторической памяти и назвал им объединенные под его началом народы. Только с этого времени громкое имя монголов и получает самое широкое распространение, так что даже и те племена и народы, которые не имели никакого отношения к изначальным монголам – татары, уйгуры, кыпчаки (половцы) и другие – стали называть себя монголами. Насколько это связано с собственным стремлением народов таким образом разделить громкую славу монголов (как предполагает Рашид ад-Дин), или же такое переименование было частью политики Чингисхана (как считает большинство историков) – этот вопрос мы оставим открытым.



_04.png
Монгол на коне. Персидский рисунок XIV в.


Ну а теперь, когда мы определились с тем, кого, собственно, можно считать монголами, посмотрим, что из себя представляли эти самые монголы.
Итак, то огромное количество родов и племен, которое мы сейчас собирательно именуем монголами, к началу эпохи Чингисхана делилось на две главные ветви: дарлекин и нирун. Любопытно, что эти ветви к XII веку уже настолько обособились друг от друга, что перестали считать себя родственными народами.[22] Только группа нирун, производившая свой род от чресел прародительницы Алан-Гоа («нирун» собственно и означает «чресла»), считала себя подлинными монголами; при этом несущественно, применялось ли ими это самоназвание или нет. Но и среди настоящих потомков Алан-Гоа были роды, которым также отказывалось в «звании» нирун. И, поскольку происхождение всегда играло огромную роль в жизни монголов, да и в их истории, здесь, пожалуй, самое время привести знаменитую легенду о возникновении истинно монгольского народа.
Праматерь важнейших монгольских родов и племен Алан-Гоа была дочерью Хорилартай-Мергена из северного монгольского племени хори-туматов – лесных охотников Прибайкалья. Этот Хорилартай из-за чего-то поссорился с соплеменниками и вместе со своими родственниками откочевал далеко на юг к горе Бурхан-Халдун на левом берегу Онона, образовав отдельный род хорилас. Именно здесь, у склонов Бурхан-Халдуна – горы, которая позднее стала для монголов священной, состоялась свадьба его дочери Алан-Гоа с Добун-Мергеном, далеким потомком Борте-Чино. От этого брака родилось двое сыновей; но, к несчастью для Алан-Гоа, ее супруг скончался в молодом возрасте. Немаловажно, что старший брат Добун-Мергена умер еще раньше, и потому вдова осталась совершенно одинокой. Тут-то и начинается самое интересное. Алан-Гоа рожает одного за другим еще трех сыновей. У двух старших, видимо, уже достаточно повзрослевших, чтобы все понимать, возникли совершенно обоснованные сомнения: как же так – у матери нет ни мужа, ни его родных или даже двоюродных братьев (вспомним известный монгольский обычай, согласно которому вдову берет замуж ее ближайший родственник по мужу), а дети рождаются. А наследство, как водится, не резиновое, и делить его на пятерых – совсем не то, что на двоих. В общем, пошли пересуды, и Алан-Гоа пришлось призадуматься.
В один прекрасный день она собирает всех своих пятерых сыновей и честно говорит старшим, что их подозрения, конечно, имеют право на существование. Однако дело обстоит совсем не так, как они себе представляют: здесь не обошлось без божественного вмешательства, ведь трое младших родились от луча света, проникшего в ее чрево. Каждый вечер после захода солнца через дымовое отверстие юрты в жилище проникает светловолосый человек с голубыми глазами. Он гладит живот женщины, и туда попадает свет, исходящий от его рук. На рассвете человек уходит, «словно желтый пес». А раз никто, кроме Алан-Гоа, этого человека не видел, значит, он явно небесного происхождения, а его дети отмечены божественной печатью и достойны стать ханами и царями царей. Так что старшим остается только гордиться такими братьями и жить с ними в любви и согласии.
Скорее всего, у Алан-Гоа имелись основания выдвинуть именно такую версию случившегося. По-видимому, ее младшие сыновья весьма отличались внешностью от старших, имея явные европеоидные черты. Ведь даже потомок ее самого младшего сына – Бодончара-дурачка – в десятом поколении, которого мы знаем под именем Чингисхана, был, по свидетельству очевидцев, рыжеволосым, а само родовое прозвище Чингизидов – «Борджигины» – переводится как «синеокие». Как бы то ни было, матери удалось примирить своих детей; однако, стоит отметить, что после этого тяжелого и явно неприятного для Алан-Гоа разговора «желтый пес» приходить сразу же перестал.
Естественно, если отказаться от божественной составляющей, то вызывает большой интерес, откуда в глубинах Центральной Азии в ту эпоху, никак не располагавшую к далеким путешествиям, мог взяться человек столь явно европейской внешности. Однако оставим разгадку этого феномена авторам исторических романов. Для нас же важно, что именно эти события привели к окончательному разделению монголов на две ветви. Потомство Алан-Гоа стало называться «нирун», все остальные монголы – «дарлекин». При этом в подвешенном состоянии оказались потомки двух старших сыновей – их то относили к ветви нирун, то отказывали в этом звании.



_05.png
Монгольские кочевники. Китайский рисунок XIII в.


Забежав немного вперед, заметим, что в итоге в наибольшем выигрыше оказался тот самый предок Чингисхана Бодончар-простак, который был дураком не в большей степени, чем Иванушка-дурачок из русских сказок. Четверо старших братьев оставили его без наследства, но он, благодаря своей доблести, быстро выдвинулся в вожди, обрел немалое богатство и мог спокойно посмеиваться над своими недалекими братьями, которые были вынуждены признать его моральное превосходство. От Бодончара впоследствии отсчитывали свое происхождение виднейшие монгольские роды и племена: тайджиут, барлас, урут, мангут, джаджират и кият-борджигин. От старших братьев Бодончара ведет происхождение значительно меньшее число племен; из них к крупным относятся только два: катакин и салджиут.
Вряд ли стоит разворачивать здесь всю многообразную этническую структуру монголов, тем более, что образование новых родов и племен продолжалось и в эпоху Чингисхана, и после его смерти. Разного рода этнические и родовые особенности будут рассматриваться по мере необходимости. Теперь же рассмотрим этническую картину Великой степи в целом, так как для понимания дальнейших событий – то есть создания всемирной монгольской империи Чингизидов – этот вопрос имеет первостепенное значение. Итак, кто же населял Великую степь накануне эпохи Чингисхана?
Сами монгольские племена нирун, несмотря на их относительную многочисленность (Рашид ад-Дин оценивает их количество примерно в миллион человек, хотя здесь вероятно преувеличение), занимали сравнительно небольшую территорию. Их основные кочевья располагались в нынешней Северной и Северо-Восточной Монголии и Южном Забайкалье у рек Онон и Керулен. На этой территории есть несколько относительно невысоких горных массивов, но в целом она представляет собой классическую степь, неплохо увлажняемую весной и летом и сухую зимой. Монголы искренне считали эту свою суровую родину лучшим местом на земле, и надо признать, что в этом есть доля истины, если встать на точку зрения кочевников. Для круглогодичного кочевого скотоводства условия здесь были самые подходящие. В сходных природно-климатических условиях проживали и три ближайших соседних народа – кераиты, меркиты и татары.
К западу от монголов-нирун, на равнинах Центральной Монголии, от среднего течения Селенги до верховьев Керулена и Онона кочевали кераиты – народ по-видимому, говоривший по-монгольски, но по обычаям значительно отличавшийся от коренных монголов. Во-первых, кераиты еще в 1007 году приняли христианство несторианского толка со всеми вытекающими отсюда последствиями – христианской обрядностью, крещением, моногамией (наложницы не воспрещались) и так далее. Трудно сказать, насколько далеко зашла христианизация у кераитов, так как кочевой образ жизни ей не очень способствует; однако, вне всяких сомнений, кераиты обладали куда более высокой культурой, чем их соседи-монголы. Во-вторых, кераиты, в отличие от монголов, составляли единую национально-государственную общность – союз племен, своего рода протогосударство во главе с ханом. Заметим, что, по всей вероятности, именно под влиянием кераитов институт ханской власти начал формироваться и у монголов. Первым известным нам по имени ханом кераитов был Маркуз (христианское имя – Марк). Он был захвачен в плен татарами, занимавшими южную, пограничную с Китаем часть Великой степи, которые передали хана для казни китайскому (чжурчжэньскому) императору. Жена Маркуза, Кутуктай, использовав военную хитрость в стиле сказок «Тысячи и одной ночи», жестоко отомстила татарам.[23] С этого времени два важнейших степных племени оказались в состоянии непрекращающейся вражды. А если учесть, что и с монголами татары вели себя так же, – второй монгольский хан Амбагай погиб в Китае, прибитый гвоздями к деревянному ослу (вид позорной казни), но захватили его в плен и передали чжурчжэням все те же татары – то сама судьба велела кераитам и монголам стать союзниками. Недаром внук Маркуза, знаменитый Ван-хан, был долгое время главным союзником Темучина, его названым отцом и настоящим ангелом-хранителем. И впоследствии кераиты легко влились в монгольский улус[24] и из их числа вышло немало близких соратников Чингисхана.
Севернее монголов, в Забайкалье, проживали племена воинственных и неукротимых меркитов. Происхождение их неясно и до сих пор вызывает споры среди историков. Часть исследователей считает их особой ветвью монголоязычных народов, некоторые относят к тюркам, но наиболее доказательной представляется версия их происхождения от палеосибирских народов. В условиях постоянных контактов с кераитами и монголами (а с монголами-дарлекин меркиты практически делили кочевья), межплеменных браков и даже включения в свой состав монгольских родов и семей, меркиты (в особенности южные) перешли на монгольский как язык межнационального общения.
Меркитов и монголов в XII веке связывали своеобразные отношения. Мать Темучина Оэлун из монгольского племени олхунут была выдана замуж (по любви!) за меркитского воина, у которого и похитил невесту Есугэй-багатур. И после этого с большинством монгольских племен меркиты уживались вполне мирно, но с борджигинами их разделила непримиримая вражда. Позднее меркиты пленили юную жену Темучина Борте, и старший сын Чингисхана Джучи (Джочи) до конца дней своих не отмылся от прозвища «наследник меркитского плена». Это на меркитов Темучин совершил свой первый военный поход, который прославил в степи его имя и стал началом его фантастической карьеры. И в дальнейшем меркиты оставались едва ли не самыми стойкими врагами Чингисхана. Они не сдавались до конца и, даже разбитые монгольской военной машиной, не покорились и ушли на запад, где продолжали борьбу до тех пор, пока не погиб последний меркит. Надо подчеркнуть еще раз, что меркиты были именно родовыми врагами Чингисхана, а с остальными монголами они жили вполне мирно. В отличие от третьей группы кочевых племен, название которой, наверное, наиболее известно читателю – татар.
Татарские кочевья занимали обширные территории к востоку и юго-востоку от монголов. Сегодня это Восточная Монголия, район озера Буир-Нур и реки Халхин-Гол, и восточная половина китайского автономного района Внутренняя Монголия. Природные условия для кочевого скотоводства в этом районе великолепны, особенно в Прихинганье. Здесь можно было прокормить большое количество скота, а где скот – там и люди. Поэтому татары были довольно многочисленным народом – вероятно, самым могучим в степи. Но с ними сыграла злую шутку относительная близость к китайской империи Цзинь (Кинь). Значительная часть татар попала под культурное влияние Китая, а вместе с этим и в определенную зависимость от него. Эту большую группу племен называли «белыми татарами». Они находились в сфере влияния Чжурчжэньской империи (а до того – киданьской империи Ляо) и вынуждены были выступать как ее союзники против всех остальных степных племен. Две другие крупные группы назывались «черные татары» и «дикие татары». Третья группа по образу жизни мало отличалась от монголов, возможно даже, уступая им в культурном отношении. Эти три группы часто враждовали и между собой, но в целом занимали прочжурчжэньские позиции и потому чаще всего выступали как враги монголов, хотя уже при Темучине в 90-е годы XII века часть татар перешла на сторону будущего повелителя степи.
Этническая принадлежность татар до сих пор точно не определена. Важную роль здесь играет и то обстоятельство, что с легкой руки китайцев татарами стали называть едва ли не все население Великой степи. Даже в 1221 году приехавший в ставку наместника Чингисхана Мухали (джалаира по происхождению) посланник южнокитайской империи Сун Чжао Хунь называет окружающих татарами, хотя прекрасно знаком с названием «монгол». Более того, он утверждает, что сам Мухали называл себя татарином (после резни 1202 года[25] верится в это с трудом). Да и название его произведения – «Мэн-да бэй-лу», которое обычно переводят как «Полное описание монголо-татар», правильнее перевести как «Полное описание монголов, которые татары». То есть имя татар широко известно: так массы степных народов называют в Индии, Иране и Средней Азии. Имя же монголов новое, оно еще мало кому известно, и потому монголов превращают в особый род татар, хотя более непримиримых врагов, чем монголы Темучина и татары, в степи, пожалуй, и не было. Темучин всю жизнь считал, что татары виновны в смерти его отца, и отомстил страшно – в 1202 году, разгромив основную татарскую коалицию, он приказал вырезать всех татар до единого, кроме самых маленьких детей – «не выше колесной оси». Но (вот ирония судьбы!), перебив всех татар, он не избавился от того, что самих монголов многие народы продолжали называть татарами.[26]
Другое обстоятельство, затрудняющее этническую идентификацию татар – то, что разные племенные татарские группы, вполне вероятно, говорили на разных языках. Большая часть их была тюркоязычной, но значительное число родов и племен, кочующих в непосредственной близости от монголов и кераитов, перешло, как минимум, на двуязычие, а может быть, и просто на монгольский язык. По крайней мере, при всех многочисленных случаях контактов татар и монголов, описанных в источниках, нигде не отмечается наличия какого-либо языкового барьера.
А теперь от самых ближних монгольских соседей перейдем к более дальним. И в первую очередь – к двум самым восточным народам сопредельных с монголами стран – киданям и чжурчжэням (манчьжурам). Поскольку история этих народов именно в XII веке претерпела гигантские изменения, здесь не обойтись без исторического экскурса. Начнем с киданей.
Происхождение киданей (иначе – китаев), как и многих других народов, весьма туманно. Проживали они севернее Великой Китайской стены, на территории современного Северо-Восточного Китая (провинции Хэйлунцзян и Гирин). В языковом отношении эти земли были пограничными между двумя группами алтайской языковой семьи – монгольской и тунгусо-маньчжурской. Поэтому одни историки считают их самой восточной ветвью монголоязычных племен, другие – самым западным ответвлением маньчжур. Вполне возможно, что они были двуязычными (нужда заставит), но то, что монгольский, во всяком случае, в XII веке, был основным, сомнений не вызывает.
Историю киданей можно проследить с начала X века. Тогда, в 907 году, выборный вождь конфедерации киданьских племен Елюй Амбагань отрубил головы остальным семи племенным вождям и по примеру соседнего Китая объявил себя Небесным императором. Вскоре ему удалось привести к покорности лесные тунгусо-маньчжурские племена (будущих чжурчжэней) и нанести поражение монгольским народам на западе. Укрепив тем самым тылы, Елюй Амбагань смог вмешаться в династическую борьбу в Китае. Уже при его преемниках был достигнут серьезный успех, захвачена немалая часть Северного Китая, включая Ляодунский полуостров, и в 947 году провозглашена империя Ляо – китайско-киданьский симбиоз.
Кидани довольно быстро переняли куда более высокую китайскую культуру, хотя и не утратили национального самосознания. Империя Ляо превратилась в типичное феодальное государство китайского типа со всеми его составляющими: жесткой бюрократической системой и безжалостным подавлением покоренных народов. И до поры до времени все шло у них хорошо. Но в 1115 году вспыхнуло восстание маньчжурского племени чжурчжэней, и империя Ляо стала рассыпаться как карточный домик. Чжурчжэни заключили союз с Сун – династией, объединяющей большую часть Китая. Войны на два фронта кидани не выдержали. В 1125 году чжурчжэни взяли в плен последнего императора киданьской династии и провозгласили создание собственной империи Цзинь (Кинь).
Но не все кидани смирились с поражением. Значительная их часть из числа наиболее отчаянных объединилась вокруг нового вождя. Им стал один из принцев бывшего царствующего дома – Елюй Даши. Этот принц показал себя отличным полководцем и толковым политиком. В течение трех лет он отважно сражался с многократно превосходящими силами врагов за восстановление империи Ляо. Лишь когда стало окончательно ясно, что дело киданей в Северном Китае погибло навсегда, Елюй Даши собрал вокруг себя армию добровольцев и стал с боями пробиваться на запад. Здесь он полностью отказался от имперской символики и провозгласил себя степным властителем – гурханом («гур» – «крепкий, сильный»). Сорок тысяч воинов, ушедших с ним в Джунгарию, даже сменили этническое самоназвание. Чтобы их не путали с оставшимися в Китае и смирившимися с поражением соплеменниками, они назвали себя кара-кидани (каракитаи).
Путь изгнанников на запад был долгим и трудным. Переход через Гоби унес жизни тысяч соратников Елюя Даши. Но в Джунгарии ему улыбнулась удача. Гурхану удалось захватить две крупные мусульманские крепости – Кашгар и Хотан. Вскоре Елюй Даши покорил Семиречье и, опираясь на эту базу, развернул наступление на Среднюю Азию, которая тогда находилась в вассальном подчинении у сельджукского султана Санджара. В 1137 году киданьский полководец разгромил войско самаркандского правителя. Великий султан Санджар не мог не отреагировать на эту угрозу сельджукскому владычеству и двинулся на киданей во главе стотысячной армии. У Елюя Даши было около тридцати тысяч человек. Но гурхан доказал, что воюют не числом, а умением. Сельджуки были разгромлены наголову, а Санджар бежал, потеряв только убитыми более тридцати тысяч воинов. Средняя Азия покорилась победителю. Так возникло сильное кара-киданьское ханство.
А что же происходило в это время на востоке? Там чжурчжэни, одержавшие блистательную победу над многовековым врагом – киданями, отнюдь этим не удовлетворились. Старинный недруг пал, непокоренные остатки киданей ушли далеко на запад – казалось бы, все задачи решены, живи и радуйся. Но аппетит, как известно, приходит во время еды, и победоносные чжурчжэни обрушиваются на своего вчерашнего союзника – китайскую династию Сун. Вот когда сунские императоры пожалели о своей войне с государством Ляо, которое являлось фактическим буфером между лесостепными племенами варваров и плодородными землями Великой Китайской равнины. Буфер рухнул, и сунским китайцам пришлось плохо. Уже в 1127 году чжурчжэни взяли сунскую столицу Кайфын; сам император был взят в плен, а его брат бежал на юг, за Янцзы, оставив весь Северный Китай на разграбление захватчикам. В Южном Китае также воцарилось похоронное настроение: казалось, непобедимые маньчжурские воины вот-вот захватят всю китайскую территорию. Помощь пришла оттуда, откуда не ждали – из далеких северо-западных степей в тыл чжурчжэням ударило... монгольское войско во главе с только что избранным первым ханом монголов Хабул-ханом. Конечно, монголы вовсе не стремились помериться силами с чжурчжэнями: их задача была проста – хорошенько пограбить богатый Китай, пока чжурчжэни заняты борьбой с империей Сун. Но в итоге они невольно оказались сунскими союзниками по принципу «враг моего врага – мой друг». Сунская империя была спасена, хотя утратила половину Китая, а в 1141 году признала себя вассалом Цзинь. Но с этих пор монголы стали едва ли не главными врагами чжурчжэней в северных степях. С набега Хабул-хана началась война монголов и чжурчжэней – то полностью затухающая, то вспыхивающая вновь. И ее с полным основанием можно назвать Столетней, ибо закончилась она только в 1235 году, уже после смерти Чингисхана, при его преемнике Угедэе – полным уничтожением чжурчжэньской империи.
На первом этапе этой степной войны инициатива была на стороне чжурчжэней. Они и их ближайшие союзники татары одержали несколько военных побед. Хабул-хан едва не попал к чжурчжэням в плен, ему чудом удалось бежать уже из-под стражи. Его преемнику Амбагай-хану, как уже было сказано, повезло гораздо меньше: захваченный в плен татарами, он закончил свою жизнь прибитым чжурчжэнями к деревянному ослу. Третий и последний (до Темучина) монгольский хан Хутула, хотя и отомстил чжурчжэням за смерть предшественника победоносным набегом, но по возвращении из него чуть не оказался в плену у чжурчжэньских союзников (в качестве иллюстрации к китайской методике «разделяй и властвуй» заметим, что это было чисто монгольское племя дурбан/дорбэн). В свой лагерь Хутула вернулся, когда все уже считали его погибшим, и, как говорят, он даже сподобился увидеть собственные поминки. Впрочем, прожил он после этого недолго – по всей видимости, был отравлен. Воистину, монголам давали ясно понять, что ханское место стало слишком горячим, и результатом этого цзиньского террора стало то что после смерти Хутулы новый монгольский хан не был избран (хотя все шансы имел отец Темучина, Есугэй-багатур), и непрочное монгольское объединение развалилось. Тем самым чжурчжэни выполнили основную задачу – обезопасили свой северный тыл и смогли переложить проблему сдерживания монголов на своих союзников-татар. Чжурчжэньская империя Цзинь в год рождения Темучина практически достигла пика своего могущества.
А теперь от границ Китая двинемся на запад, по пути Елюя Даши. И мы сразу сталкиваемся с одним весьма интересным, хотя и небольшим народом. Имя ему – онгуты. Происхождение его также неясно, но поскольку это кочевое племя совершенно четко отделяли от находящихся по соседству татар, можно предположить, что по языку оно было монгольским. В пользу этого предположения говорит и тот факт, что позднее, в эпоху Чингисхана, онгуты часто брали жен от монголов, а своих дочерей отдавали замуж за монгольских богатырей. Любопытна историческая роль онгутов. Они довольно давно попали в прямую зависимость от Китая (по мнению Рашид ад-Дина, вообще в незапамятные времена эпохи Цинь и шаньюя Модэ). И по приказу китайских императоров, подтвержденному потом и чжурчжэнями, они должны были кочевать строго вдоль Великой Китайской стены – с тем, чтобы в случае нападения северных кочевников защищать эту самую стену. Поэтому онгуты проживали на длинной, но очень узкой полосе территории, и было их немного – четыре тысячи кибиток (двадцать-тридцать тысяч человек).
Западнее земель онгутов и татар, к югу от пустыни Гоби, располагалось могущественное государство тангутов – держава Си-Ся. Тангуты были оседлым народом, по-видимому, тибетского происхождения: то есть, их племена не были родственны ни монголам, ни тюркам, ни маньчжурам. Южная, самая населенная часть тангутской державы заходила в горы Наньшань, очень высокие и почти непроходимые. Здесь находились их могучие неприступные крепости, в которых хранились огромные запасы продуктов на случай войны или набега кочевников. В северной, степной части проживали в основном скотоводы, причем главным скотом у тангутов были верблюды, которых монголы тогда, в отличие от нынешнего времени, почти не знали. Плодородные земледельческие долины предгорий Наньшаня позволяли прокормить большое количество жителей, и действительно, население Си-Ся было очень велико, по некоторым оценкам – около двух миллионов человек, то есть тангутов было больше, чем всех кочевников в восточной части Великой степи. Кроме того, тангуты занимали земли, находящиеся между очагами двух древнейших культур – китайской и тибетской. Они многое переняли и от близких им по языку тибетцев-скотоводов, и от извечных земледельцев – китайцев и чрезвычайно гордились своей высокой культурой. А имея сильную семидесятитысячную армию и неприступные крепости в глубоком тылу, тангуты могли вообще свысока смотреть на окружавшие их кочевые и полукочевые народы (что они, собственно, и делали).
О взаимоотношениях тангутов и монголов до эпохи Чингисхана известно не слишком много. Тысячекилометровый барьер пустыни Гоби далеко не способствовал контактам двух народов. Больше сведений имеется об их связях с кераитами, которым тангуты продавали просо, ткани и верблюдов, взамен покупая лошадей. Отношения между этими народами были мирными, и не зря внук Маркуза – кераитский хан Тогрил (иначе – Тоорил, будущий Ван-хан), оказавшись свергнут с престола своими родственниками, бежал с просьбой о помощи именно в Си-Ся. Тангуты, правда, не стали вмешиваться в кераитские междоусобицы, и помощи он не получил. Примерно в эти же годы, в период чжурчжэньской агрессии, тангуты не раз подвергались маньчжурским нашествиям – без особых, впрочем, потерь для себя, а иногда отвечали и собственными походами на Цзинь – тоже, правда, безуспешными. Как противников чжурчжэней, формально можно назвать их союзниками монголов, но союза как такового никогда не было, а гордыня тангутов и их презрение к северным кочевникам частенько вставали монголам поперек горла. Позднее Чингисхан не раз воевал с тангутами, а перед смертью окончательно сокрушил державу Си-Ся.
Двигаясь от тангутского государства дальше на запад, мы встречаемся с еще одним, не менее интересным народом – уйгурами. Этот тюркский народ и сегодня населяет северо-западный угол Китая – Синьцзян-Уйгурский автономный район – и имеет очень древнюю историю. Еще в VIII веке кочевники-уйгуры подхватили падающее знамя великого Тюркского каганата и на развалинах Вечного Эля тюркской династии Ашина создали собственную сильную державу – Уйгурский каганат. Он просуществовал более ста лет и пал под ударами пришельцев с севера – енисейских кыргызов. В период великого безвременья IX – X веков, вызванного столетней засухой в Великой степи, уйгуры заняли оазисы Джунгарии и Кашгара и... выжили. Но вынужденный уход в оазисы сменил и род деятельности, и стереотипы поведения уйгуров. Из кочевого племени они превратились в оседлый народ, основными занятиями которого стали земледелие и торговля.
Такой смене приоритетов весьма способствовали географические и климатические условия. Оазисы уйгуров оказались зажаты с одной стороны – хребтами Восточного Тяньшаня, с другой – безводными (а значит, и бестравными) пустынями, самой страшной из которых была абсолютно безводная Такла Макан – одно из наиболее суровых и жутких мест на Земле. Кочевое скотоводство в этих условиях возможно лишь в предгорьях, да и то не круглый год. В оазисах же оно невозможно по определению. В результате лишь небольшая часть уйгуров сохранила навыки кочевой жизни. Основное же население сосредоточилось в оазисах, где занималось земледелием и стойловым животноводством. Но география подарила уйгурам и еще одну уникальную возможность.
Дело в том, что уйгурские оазисы находились почти в самой середине знаменитого Великого шелкового пути – торговой дороги, ведущей из Китая к берегам Средиземного моря. Миновать эти оазисы купцам разных стран было невозможно – вокруг были безводные пустыни. Снабжая караваны самым необходимым, давая отдых усталым путникам и собирая пошлину с товаров, уйгуры начали быстро богатеть. А с конца X века они и сами устремились в торговлю, заняв беспроигрышное положение посредников. Многие китайские купцы, опасаясь тягот почти бесконечного пути, да и не желая надолго расставаться с родиной, перестали возить товар дальше Уйгурии, да и уйгуры зачастили в Китай, где предлагали за китайские товары хорошие деньги. Затем эти товары перевозились в города Средней Азии, в исламский мир, где и продавались, надо думать, с хорошей прибылью. В Фергане и Самарканде закупались товары, пользующиеся спросом в Китае (особенно славились знаменитые арабские жеребцы) и перевозились на восток. И вместо нескольких лет, которые требовались торговцу, чтобы пройти весь Шелковый путь и вернуться, уйгурскому купцу удавалось за год совершить два, а то и три торговых путешествия.
Транзитная торговля окончательно изменила культуру и образ жизни уйгуров. В первую очередь, торговля требовала грамотных людей, и уйгуры уже в конце X века придумали собственный алфавит. Позднее он получил широкое распространение и был при Чингисхане перенят монголами, а уйгурские грамотеи заняли законное и, надо полагать, небезвыгодное положение писцов и счетоводов при ставке хана. Кроме того, богатство, достающееся сравнительно небольшими усилиями, окончательно оттолкнуло уйгуров от военной стези. Они стали мирными людьми, предпочитая откупаться или платить дань потенциальным захватчикам, а не воевать. Так они откупились от победоносного Елюя Даши, признав его верховную, но сугубо номинальную власть. Так они позднее без всякой крови и войн вошли и в державу Чингисхана. У уйгуров даже властитель назывался своеобразно. У других народов были в ходу эпитеты «великий», «сильный», «могучий», «царь царей» и тому подобное – взять того же кара-киданьского гурхана. Правитель уйгуров назывался идикут, что в переводе означает «господин счастья». Вот как! Поймали счастье за хвост и теперь сидят на нем во главе с его господином. Надо сказать, что и монгольское завоевание отнюдь не нарушило уйгурского счастья – скорее наоборот, время монгольской империи стало эпохой наивысшего расцвета уйгурской транзитной торговли.
Следуя дальше на запад, мы попадаем в земли, которые и стали второй родиной киданей-изгнанников. Кара-кидани заняли пространство от Алтая до Памира – пограничную полосу между восточной и западной половинами Великой степи. На западе они граничили уже с западными кочевниками-тюрками: канглами, карлуками и кыпчаками, которых на Руси звали половцами. И до 1211 года чувствовали себя вполне уверенно, пока не столкнулись с бежавшими от непобедимых туменов Чингисхана меркитами и найманами.
И здесь, чтобы окончательно замкнуть то, что современные историки довольно метко назвали «монголосферой», нам осталось рассказать о нескольких народах, живших к северо-западу от собственно Монголии. Крупнейшим из этих народов были найманы.
Найманы – вообще один из самых таинственных народов. Мы не знаем, на каком языке они говорили, хотя, предположительно, это был один из диалектов монгольского. Нам известно, что у них была высокоразвитая культура (пожалуй, едва ли не самая развитая среди степных народов) и сильное государство, но при этом мы не можем обнаружить никаких предпосылок к этому, ведь окружали Найманское ханство кочевые племена с родовым строем и находящиеся на куда более низкой стадии развития. Поэтому высказываются самые разные версии происхождения найманов и их государства. Часть историков, вслед за великим Л.Н. Гумилевым, считает их северной ветвью кара-киданей, отказавшейся подчиняться Елюю Даши и ушедшей в алтайские степи. Есть мнение, что на культуру найманов оказали влияние енисейские кыргызы – не менее загадочный народ, изолированно проживавший на Енисее в районе Минусинской котловины и занимавшийся по преимуществу земледелием. Найманы также овладели земледелием, и это сильно отличало их от других кочевых племен. Земледелие требует хотя бы частичной оседлости, что резко снижает мобильность народа-войска. В то же время оно позволяет прокормить гораздо большее количество людей, чем кочевое скотоводство и дать, соответственно, куда больше солдат в это самое войско – что, собственно, мы и отмечаем у найманов. Но в целом номадизм как образ жизни и у найманов остается на первом месте, и в результате складывается довольно странный, почти равноправный симбиоз земледельцев и скотоводов, который не встречается у других степных племен. Даже кара-кидани, несмотря на всю усвоенную ими китайскую культуру, уйдя в степи, отказались от земледелия и перешли к кочевому образу жизни. Так что найманы и по сей день остаются загадкой.
А теперь, чтобы завершить обзор дальних и ближних соседей монголов, отметим еще небольшую, но важную группу племен, проживавших между Енисеем и озером Байкал, а частью и в Забайкалье. Это лесные охотники, обитавшие на границе между сибирской тайгой и Великой степью. Крупнейшие из них, хори-туматы и баргуты, относились, по-видимому, к монгольской языковой группе, но по образу жизни резко отличались от монголов. Несмотря на общность происхождения, монголы и те же хори-туматы отказывались признавать свое этническое единство: слишком уж отличалась их культура (а ведь, заметим, сама праматерь монголов, Алан-Гоа, формально была родом из хори-туматов, о чем, кстати, монголы не очень любили вспоминать). Каждый из народов считал свой образ жизни единственно правильным, а соседей – отсталыми. И потому отношения лесных и степных монгольских племен были довольно-таки натянутыми, пока не закончились разгромом и покорением лесовиков (хори-туматы при этом были почти полностью уничтожены). Степные монголы одержали победу, доказав тем самым своим «идеологическим» противникам преимущества истинно монгольского образа жизни. Так что же представляла собой эта «истинно монгольская» жизнь? Об этом – в следующей главе.


Share this post


Link to post
Share on other sites

Категория:Слова монгольского происхождения

http://ru.wiktionary.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F:%D0%A1%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0_%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F

 

 

Тюркский аспект "монгольского" завоевания Евразии

http://www.newchron.narod.ru/doklad.htm


Содержание

1. Введение
2. Этнические монголы конца 12 века и их окружение
3. Антропология
4. Лингвистика
5. Этнография
6. Археология
7. География
8. Выводы
9. Список использованных материалов


Введение

Немало копий сломано вокруг так называемого монгольского завоевания, якобы начавшегося из окрестностей рек Онон и Керулен в Забайкалье и завершившегося порабощением почти всей Евразии. Уже не единожды отмечалась мифологичность такого головокружительного скачка малочисленного азиатского народца, прозябавшего в полной дикости и безвестности, к владычеству над всем известным миром всего за какие-то за 60-70 лет. И не единожды возникало удивление темпами деградации величайших завоевателей всех времен и народов до полной дикости и безвестности за какие-то 100 лет после распада их империи на составные части. Деградации настолько глубокой, что еще через 200 лет этот народ практически ничего не помнил ни о своем удивительном прошлом, ни о тех достижениях, с которыми его познакомили многочисленные порабощенные народы.

Одним из первых попытался объяснить все немыслимые метаморфозы, произошедшие с монголами, Лев Николаевич Гумилев, разработавший для этого теорию этногенеза, основанную на изобретенном им принципе пассионарности. Его принцип породил шквал критики со стороны классической исторической науки. Но принцип пассионарности оказался в 1970-е годы единственным инструментом, способным более или менее правдоподобно объяснить загадку монголов. В итоге некоторые положения теории Л.Н. Гумилева вошли в новейшие учебники истории для ВУЗов.

Но даже заключение о повышенной страстности-пассионарности монголов не может достоверно объяснить ту массу противоречий, с которыми сталкиваешься при детальном знакомстве с обстоятельствами завоевания, не имевшего под собой ни политической, ни экономической, ни технологической, ни военной, людской базы.

Другую версию ордынского завоевания Руси выдвинул выдающийся ученый 19-20 веков Николай Александрович Морозов, считавший, что ордынцами были европейские рыцари, в ходе очередного крестового похода покорившие русские земли. Близки к такому же мнению Сергей Иванович Валянский и Дмитрий Витальевич Калюжный, предполагающие, что этими рыцарями были представители так называемого «Золотого Ордена». Но эта версия весьма и весьма страдает несоответствиями с имеющимися летописными и археологическими источниками.

Еще один вариант видения монгольского завоевания предложил Александр Михайлович Жабинский в своей книге «Другая история искусства». По его предположению, завоевание шло из Византии, а главой войска, покорившего бывшую византийскую фему Русь, был родственник императора Федора I Ласкариса Иоанн Дука Ватац, имя которого звучало для русского уха как Батый.

Но, на мой взгляд, ближе всего к истине оказались Глеб Владимирович Носовский и Анатолий Тимофеевич Фоменко, посчитавшие «монгольское» нашествие совместным русско-тюркским завоеванием, ставшим продолжением процесса объединения раздробленных восточно-европейских феодальных прото-государств. Известный же Европе термин «моголиан» является видоизмененным греческим словом «мегалион».

Я не берусь судить о достоверности этимологического объяснения этого термина. Моя задача другая – рассмотреть тюркскую компоненту этого завоевания и на основании известных мне материалов доказать неверность представления официальной истории о главенствующей роли этнических монголов в завоевании Евразии.

Сразу же оговорюсь: мой доклад является промежуточным результатом, не претендующим на безоговорочную достоверность и не являющимся истиной последней инстанции. Тщательное изучение новых материалов может изменить или уточнить многие мои предварительные выводы. Информация, которую я хочу предложить вашему вниманию, является наброском, костяком моей будущей книги.


Этнические монголы конца 12 века и их окружение

Согласно исследованиям ученых, монголы конца 12 века были малочисленным кочевым народом, живущим за счет скотоводства и охоты. Их общественный строй представлял из себя союз родовых общин. Неудачная попытка создания Монгольского каганата во второй половине века показывает на отсутствие у монголов потребности в централизованном объединении. Это вполне объяснимо крайне низкой плотностью населения и самодостаточностью родового ведения хозяйства.

Как статистические данные численности населения Монголии, так и расчеты по мобилизационным ресурсам государства Чингиз-хана, взятым из различных литературных источников, не единожды производившиеся в процессе дискуссий на интернет-форумах, показывают, что максимально возможное население на территории нынешних Монголии и Бурятии, где и зародился монгольский этнос, не могло превышать 200.000 человек.

Быт монгольских кочевников, довольствующихся собственным хозяйством, не располагал ни к сложной организации общественных структур, ни к возникновению разделения труда. Ученым не известно о существовании у монголов зачатков промышленности, требующей перехода к хотя бы частичной оседлости. Не существовало никакой письменности. Хозяйство, за исключением редких товаров, было натуральным, то есть каждый род обеспечивал себя самостоятельно и вполне мог длительное время существовать автономно, как, по монгольским легендам, несколько лет существовал род Борджигинов, из которого произошел Чингиз-хан.

Окружение этнических монголов состояло из тюрков и предков манчжур. Одно время монголы подчинялись могущественным Тюркским каганатам, а позднее Уйгурскому каганату. То есть, этнические монголы были крошечным инородным включением в огромном массиве тюркских народов, раскинувшемся от Средиземного моря и почти до Тихого океана.

Что манчжуры, тяготевшие к высокоразвитой китайской цивилизации, что многочисленные тюркские народы, находились на более высоком уровне развития по сравнению с монголами. Все они имели не только государственные структуры, но и развитую, хотя и кустарную, промышленность. В первую очередь, производство железного оружия. Обе эти группы народов славились умелыми и храбрыми воинами, постоянно доказывавшими свое мастерство в стычках с армиями других государств.

Манчжуры, тюрки-кыргызы и тюрки-уйгуры издавна имели собственную письменность, которую (уйгурскую) заимствовали у них монголы.

Анализ верований монголов показывает, что вначале они переняли традиционную веру тюрков, несколько видоизменив ее под собственные климатические и культурные условия, а впоследствии сменили ее на распространившийся по Азии ламаизм.

То есть, культура, ремесла, общественный строй этнических монголов конца 12-го века были вторичны и зависимы, в основном от окружающих их тюркских народов, находились на заметно более низком уровне.


Антропология

Исследования ДНК разных европейских народов показали, что все они содержат в материнских генетических линиях монголоидные признаки. Но, в зависимости от национальности и места жительства, процент этих признаков различен. Так у русских он составляет 2-3процента, у марийцев, коми, удмуртов – от 6 до 20 процентов, у татар - 15 процентов, у чувашей – 10 процентов, а у башкир – 65 процентов. Повторюсь: это признаки, передаваемые только по материнской линии.

Антропометрические же исследования черепов из захоронений различных времен дают несколько иную, порой даже шокирующую картину. Так, монголоидность русских до «монгольского» нашествия составляла 6-7 процентов, а вскоре после установления «ига» стала составлять 3-4 процента. В то же время, количество монголоидных признаков у башкиров до-монгольских времен и времен господства Орды никак не изменилось и составляло 15 процентов.

О чем говорит этот разброс? Русские женщины и мужчины имеют чисто индоевропейское происхождение, но привнесение «монгольской» крови во время многочисленных рейдов ордынцев не только не добавило русским монголоидности, но даже еще больше очистило их расовую принадлежность. На мой взгляд, такое могло произойти только при явной европеоидности завоевателей.

Неизменность признаков на протяжении длительного времени у башкиров при огромном различии их у мужчин и женщин, тоже красноречиво свидетельствует о том, что они – потомки индоевропейских воинов, бравших себе в жены представительниц монголоидной расы. Это вполне объяснимо имеющимися научными данными.

Известно, что башкирский народ образовался на основе нескольких потоков переселенцев, среди которых были европеоидные иранцы, сарматы-юрматы, согды, тюрки-кипчаки, саксины-саксы. А заняли эти переселенцы места обитания представителей так называемой Ананьевской культурно-исторической общности, антропологический тип которых, как известно, определялся как метисный, в основе – монголоидный с отдельными примесями европеоидных черт.

Об этом же говорят и исследования советско-финляндской медико-антропологической экспедиции 1983 года под руководством профессора А.А. Зубова, показавшие, что наиболее древними расовыми типами башкирского населения являются понтийский и субуральский. Но для нас интересен другой вывод этой экспедиции: наиболее поздним является южносибирский расовый тип, который проник на Южный Урал в период Золотой Орды. Распределение же преобладания расовых типов у башкиров оказалось следующим (и я попрошу обратить на это внимание для правильного понимания моих дальнейших рассуждений). Южносибирский расовый тип характерен для северо-восточных и зауральских районов, субуральский монголоидный - для северо-западных районов, светлый еврепеоидный - для северных и центральных районов, а понтийский - для юго-западных и горно-лесных районов. Кроме того, в юго-восточных районах прослеживаются признаки памиро-ферганского расового типа.

Заметьте: со временем Золотой Орды связывают появление не континентального монголоидного расового типа, к которому относятся этнические монголы, а южносибирского, со слабо выраженной монголоидностью. После этого попробуйте переварить информацию о родстве предков Темучина с одним из башкирских племен. Именно из-за установления этого родства, согласно башкирских преданий, «монголы» заключили с башкирами союз после 12 лет ожесточенной борьбы.


Лингвистика

Монгольское нашествие не оставило в Восточной Европе никаких языковых следов. Даже самых незначительных. Якобы монгольская Золотая Орда со столицей в низовьях Волги, просуществовавшая (вместе с ее наследниками) более 300 лет, не оставила после себя ни единой монголоязычной группы населения.

Официальная история объясняет это весьма малым количеством этнических монголов в составе Орды. Только это явно не вяжется с фактом известной по учебникам и историческим трудам обособленности монгольского костяка ордынских войск. Тем более, невесть откуда взявшиеся у почти бесписьменных монголов отчеты о решениях курултаев говорят о направлении на завоевание Европы именно семей, а не отдельных воинов. Таким образом, не выдерживает критики объяснение стремительной ассимиляции этнических монголов воспитанием их потомства не-монголоязычными матерями. Даже сегодня существуют (например, в Афганистане) весьма малочисленные племена, хранящие монгольский язык уже сотни лет. Имеются и другие примеры малых народов, потомков так и не ассимилированных различных завоевателей.

Зато вызывает крайнее удивление стремительность де-монголизации Орды. Уже спустя 15-20 лет после захвата Восточной Европы «монгольские» ханы, перенявшие совсем недавно уйгурский алфавит, чеканят монеты исключительно с арабской вязью, бывшей уже несколько столетий официальным алфавитом восточноевропейских тюрков. Все официальные документы Орды пишутся либо по-арабски, либо по-персидски (два языка международного общения в Азии тех времен), либо арабской вязью на языке тюрки.

До сих пор в тюркских языках встречается довольно небольшая группа слов, считающаяся заимствованием из монгольского языка. Удивительно, но это – либо слова, одинаково распространенные во всех языках, либо еще более незначительные группы, вошедшие в какой-то один из языков. При тщательном разборе выясняется, что учеными направление заимствования определялось однозначно исходя из аксиомы: монголы правили, значит, заимствовали у них. Не допускается даже мысли, что этнические монголы, как губка впитавшие огромный пласт тюркской культуры, могли сами заимствовать эти слова от окружавших их в Забайкалье тюрков.

До сих пор не выявлено время появления многих монгольских слов в тюркских языках, которые могли быть заимствованы много позднее 13-го века от джунгарцев и калмыков, контактировавших со многими тюркскими народами на протяжении 16-18 веков.

В то же время удивительно просто переводятся с тюркских языков многие слова, считающиеся чисто монгольскими: курултай, Каракорум, >багатур. Даже сам титул «хан», считающийся заимствованным от монголов, в старинных тюркских документах называется древнетюркским. Строчки: «С тех пор всех тюркских правителей называют ханами» - описывают события, случившиеся за много столетий до «монгольских» завоеваний.

Отдельной загадкой считается титул предводителя «монголов» Чингиз-хана. Официальная наука с трудом трактует его по-монгольски как «Необъятный океан». И это – после утверждения Гийома Рубрука, что монголы не представляют, что такое море-океан, не понимают, как он может быть безбрежным. Совсем как в песне:

«Ах, Казанова, Казанова!
Зови меня так:
Мне нравится слово!»

Но «Чингиз» довольно легко переводится с башкирского языка, где оно звучит как «СынFыз»: «Сын» - настоящий, истинный, неподдельный; «Fызз» - сокращение от «F>ыззет» - устаревшего слова почет, уважение, могущество. То есть Чингиз-хан переводится как «истинно могущественный правитель».

Внук Чингиза, хан Бату (или Батый) имел имя, означавшее на древне-тюркском языке «драгоценный камень». Да и имя пра-отца Чингиза, Борджигин, является не чем иным, как незначительно измененным башкирским племенным наименованием, и означает «из племени Бурзян». Просто башкирское «з с хвостиком», может читаться как «дж».

Чингизид Тохтамыш носил чисто башкирское имя, образованное в идеальном соответствии с правилами башкирского словосложения «Тукта-Тохта» - «остановись», «мыш» - аффикс, применяемый при образовании имен.

Имя хана Угэдея состояло сразу из двух башкирских слов: «Ук» - стрела, и «Этэй» - превосходный. Менгу-Темир означает по-тюркски «железный наездник».

Это – только самые яркие примеры тюркского перевода якобы монгольских имен. Причем, перевод осуществлен без использования древних словоформ.

Труднообъясним выбор монгола с древнетюркским именем Батый слова для обозначения своей столицы. Слово «Сарай» - персидское, обозначает дворец. А «Сарай-Бату» - дворец драгоценного камня. Трудно понять и его деда, назвавшего будущую столицу своего государства. Ведь «кара» - общетюркское слово, обозначающее, кроме черного цвета, такие признаки, как грозный, сильный, могучий. А «кырым» на древне-тюркском языке значит «даль, дальняя страна; хорошо сделанный; много, бесчисленно».

Примеров лингвистических странностей «монгольских» завоевателей столько, что на их разбор не хватило бы отведенного мне времени, поэтому предлагаю перейти к другой интересной теме.


Этнография

Абсолютно все исследователи отмечают изначальное единство религий тюрков и этнических монголов. Кто-то пытается назвать эту веру шаманизмом, но это не совпадает с действительностью. Для человека, воспитанного на идеях христианства, поклонение духам огня, воды, ветра, камлание шаманов, и есть язычество, не смотря на почитание единого верховного божества, именуемого Тэнгри, Бер Тэнгри. То есть Единый Дух Неба, почитавшийся народами от Дуная до Манчжурии.

Первые упоминания о Тэнгри встречаются в рунических орхоно-енисейских надписях, относящихся ко временам, когда о монголах никто и не слышал. То есть, вера монголов – явное заимствование от тюрков. Правда, не стопроцентное: например, тюрки различали 17 духов-божеств, а монголы – 99.

Есть и другие признаки тюркской первоосновы тэнгрианства: например, очень многие моления Тэнгри связаны со священным деревом всех тюрков – березой. Причем, повсеместно, кроме Монголии.

Четко прослеживаются и другие заимствования. Так, монголы, ассимилируя остатки тюркских племен, проживавших до них на территории Монголии, постепенно меняли тип хозяйствования с лесного охотничьего на кочевой. Это подтверждается анализом предметов имеющих отношение к кочевому образу жизни. Почти все названия этих предметов имеют тюркскую языковую основу.

Немало важных сведений можно почерпнуть из эпосов тюркских народов, описывающих события времен Золотой Орды. Вот примеры:


* Известной исторической личностью является сподвижник Чингиз-хана Майки. Чингиз настолько его уважал, что Майки всегда ездил с ним в одной повозке. Любопытно, что башкиры считают Майки-бия сподвижником Муйтэн-бия, своего первого хана, перешедшего впоследствии под власть Чингиз-хана. Тот, в свою очередь, назначил тридцатилетнего Муйтэна своим наместником в Башкирии. Особо отмечается, что ханов-завоевателей было много, а Чингиз лишь считался самым могущественным из них. Признанием первенства Чингиза Муйтэн спас народ Башкирии от уничтожения. Еще любопытнее, что древнейшим (домонгольским) именем юго-восточного башкирского племени Усерган является имя Муйтэн, а северо-восточное племя Табын ведет свою родословную от Майки, потомка создателя государства Тюкю.


* Личность Чингиз-хана не просто уважаема тюрками. Его почти боготворят. В том числе, и восточноевропейские тюрки. Историки утверждают, что Чингиз-хан умер еще до похода на Волгу и Урал. Но откуда же тогда взялась в родословной башкирского племени табын такая фраза: «Чингиз дал Майки-бию страну, уран (боевой клич) - Салават, дерево – лиственницу, птицу – карагуш (имеются в виду племенные тотемы)»? Это все равно, что утверждать: царь Александр III написал работу «Детская болезнь левизны в коммунизме». В этой фразе из родословной интересно и то, что слово «Салават» вовсе не монгольское и даже не тюркское, а арабское.


Ни для кого не секрет, что очень часто родовые имена трансформируются в племенные и наоборот. А представители других народов или племен, осевшие на землях коренных жителей, ассимилировавшись, дают название новому роду. Этот процесс знаком по массе источников, как исторических, так и эпических.

Я попытался проследить закономерность размещения башкирских родов и племен, с явно монгольскими названиями. И у меня получилось, например, что роды с именем «монгол» относятся к восточным башкирским племенам Табын (племя Майки-бия) и Кувакан. Роды «чингиз» встречаются среди родов только восточных племен Бурзян (вспомним имя Борджигин), Табын и Кыпчак. Роды «тума (туман)», соответствующие одному из монгольских племен, попадаются чуть чаще. У восточных башкиров Бурзян, Усерган (или Муйтэн), Кыпчак, Катай. И единственный раз – у западных Мин.

Известно название племени Барын, примкнувшего к Чингизу и Джамухе. В Башкирии это названия носят роды только зауральских племен Катай и Табын. И ни одно из перечисленных родовых имен не известно казахам, киргизам или узбекам.

Но среднеазиатским тюркам прекрасно известны названия племен и народов, с которыми воевал Чингиз. Эти названия бережно сохранены ими в именах своих племен: найман, кыпчак, кырлык (карлук), кереит (кераит), онгут, тангут, мангут, меркит, татар, уйгур, авар, маджар. Из всех этих этнонимов башкирами употребляются только «найман» у Усерган-муйтэнов, «кыпчак» – в следствии переселения огромного числа кипчаков после разгрома их ордынцами, и «татар» благодаря соседнему народу.

Настораживает поразительная, для жителя Забайкалья, осведомленность Чингиза о географии мест, отдаленных от его родины на пять-шесть тысяч километров. Вот, например, как описывает это «Сокровенное сказание»:

«А Субеетай-батура он [Чингиз-хан] отправил в поход на север, повелевая дойти до 11 стран и народов, как-то: Канлин (Канглы), Кибчаут (Кыпчаки), Бачжигит (Башкиры), Оросут (русские), Мачжарат (мадьяры или марджя-мордва), Асут (асы-языги), Сесут (чехи), Серкесут (черкесы), Кешимир, Болар (башкиры-биляр), Лалат (аланы), перейти через многоводные реки Идил и Аях (Яик), а также дойти и до самого города Кивамен-кермен (Киев)...»

О географических аспектах Монгольской Империи будет сказано чуть ниже, а пока я остановлюсь на самом «Сокровенном сказании», считающемся самым важным доказательством завоевания мира этническими монголами.

Считается, что этот документ, «содержащий фрагменты древних мифов, былинного эпоса и легенды» был создан не ранее 1240 года. Записанный уйгурским письмом, его в 1382 году транскрибировали китайскими иероглифами, а потом перевели на китайский язык. Оригинал, как всегда не сохранился. Эпос скрывали от глаз до 1866 года, пока его не сумели разыскать у бурятов и перевести на русский язык русские исследователи. Но в 30-е годы 20-го века «Сокровенное сказание» было реконструировано и именно в таком виде влилось в историческую науку.

Если не касаться вопросов по транскрибированию, переводам и проблеме тотального переписывания книг в Китае, то настораживает момент появления документа: время дискуссии между славянофилами и западниками, защищавшими написанную Миллером, Шлетцером и Байером русскую историю.

Судя по содержанию, «Сокровенное сказание», если предположить, что оно - не подделка, является явно компилятивным документом. Какие именно хроники, эпосы и легенды были основой для его написания, мы уже вряд ли узнаем.


Археология

Многолетние поиски следов существования центра мощного государства на территории современной Монголии до сих пор не дали никаких результатов. Находят следы пребывания тюрков: стелы с надписями (оленные камни) в виде тюркских рун, остатки небольших поселений до-монгольских времен, курганы с захоронениями кыргызских вождей…

Поиск могилы Чингиз-хана превратился уже в манию. Этих могил найдено больше десятка, но год за годом появляются все новые и новые сообщения об очередной находке захоронения великого полководца.

Казалось бы «анализом древних источников» уже разыскано местонахождение столицы Монгольской Империи, города Каракорум. Естественно, в Монголии. И мало кого волнует, что вся территория величайшего города занимает крохотную площадь, а под якобы дворцом Угэдэя раскопана древняя буддистская кумирня. Поясню: Большая Советская Энциклопедия определяет время проникновения буддизма в Монголию шестнадцатым веком. И именно этим временем (1585-й год) датируется стоящий рядом с развалинами буддистский монастырь. Сам же Каракорум существовал до 16-го века.

Все, хоть как-то касающиеся истории Великой Орды, задаются вопросом: куда подевались несметные сокровища, награбленные монголами во всем мире? Где те тонны драгоценностей, полученных ханами в виде воинской добычи или дани? Где великолепные изделия искусства, ради возможности производить которые кровожадные захватчики направляли искусных мастеров всего мира в свою столицу?

Исчезли. В Монголии нет ни кладов, ни случайных находок.

Но есть другое место в мире, наличие невообразимых сокровищ в котором ученые не в состоянии объяснить. Это – Западная Сибирь. Именно там до сих пор находят иранское сасанидское серебро.

О количестве находок говорят факты жизни Чердынского купца и коллекционера Алина, собравшего 16 пудов восточных серебряных изделий, найденных за Уралом. Основу личной коллекции Строгановых, хранящейся сейчас в Эрмитаже, составляли именно иранские шедевры, найденные в Приобье. И все это – жалкие крохи в сравнении с общим объемом находок.

Фактом является то, что центрально-азиатским купцам не был известен путь в Зауралье и Западную Сибирь. В персидских и арабских документах нет ни единого упоминания о путешествиях в те края. Не было и никакой экономической базы у зауральских народов для приобретения такого количества драгоценностей.

Единственно правдоподобным объяснением феномена сасанидского серебра является мысль, что именно Зауралье и Западная Сибирь были центром могущественной державы, куда стекались богатства из всех покоренных стран. Центром Великой Орды.

Не от ордынских ли богатств идут корни легенды о неуловимой Золотой Бабе?

Большинство находимых на территории нынешних Монголии и Бурятии археологических объектов времен раннего средневековья идентифицируются учеными как следы тюркской культуры. И это интересно сопоставить со сведениями о заселении этих территорий предками монголов и бурятов.

По данным археологических исследований, заселение Забайкалья бурятами произошло в начале 13-го века, как раз во времена Чингиз-хана. Учитывая мнение бурятов об их идентичности монголами, заслуживает внимания легендарный факт их появления на Байкале. Они считают, что предки бурятов и монголов пришли к озеру из окрестностей нынешнего Красноярска, выйдя на западный берег Байкала по долине реки Сарма. Там же они основали свое первое поселение, названное по имени реки, и оттуда начали расселение вокруг озера. И лишь несколько позднее произошло разделение родственных одноязычных народов из-за различий в среде обитания, роде деятельности и укладе жизни.

Таким образом, как может существовать на каких-то землях мощное государственное объединение народа, еще не заселившего территорию, где родились они и их единородный предводитель?

Явно прослеживается, что империя с центром в Монголии – фантом, дубликат какого-то другого государственного объединения.

Какой же народ схож по культуре с забайкальскими монголами и бурятами? Загадочные рыжеволосые кимаки, название которых исчезло из обихода после развала Кимакского каганата в 11-том веке. Казахский ученый Ахинджанов С.М., определенно связывает кимаков с монгольским племенем ку-мо-хи. Ку-мо-хи имели тотемом змею, кимаки также почитали змею. Кимаки властвовали над территорией от Алтая до Волги, от западносибирской тайги до Аральского моря. Обычай захоронения кимаков, центральная часть государства которых располагалась в прииртышских степях, очень схож с бурятским: все те же неглубокие могилы с небольшими грудами-курганчиками камней на них. И именно в Зауральской лесостепной зоне наблюдается наибольшее количество монгольских языковых заимствований в башкирском языке. Близкое соседство с двумя мощными сырьевыми регионами, Алтаем и Уралом, полностью снимают вопрос об экономической базе «монгольского» завоевания.


География

В части «Сокровенного сказания», описывающей происхождение Чингиз-хана и его славные дела, рассказывается о светловолосом предке «Потрясателя вселенной», который пришел с запада, переплыв море. Традиционные толкователи (академик Ринчин) объясняют этот пассаж тем, что сей предок одолел горный приток Керулена, очень трудный для переправы, что, согласитесь, просто смешно. Исходя из анализа множества фактов, я склоняюсь к мысли, что «Сокровенное сказание» является переведенным на монгольский язык и адаптированным к местным условиям старинным тюркским произведением, занесенным в монгольские пустыни кем-то из тюркских воинов, покорявших земли восточнее Алтая.

О том, что покорение Азии происходило с запада на восток, очень четко говорит Плано Карпини, на которого также любят ссылаться представители официальной истории: «…Чингис-кан также в то время, когда разделил те войска, пошел походом против Востока через землю Керпис, которую не одолел войною, и, как нам говорили, там же прошел до Каспийских гор…».

Есть следы этого завоевания и в эпосах. Так, в общетюркском эпосе «Изиге и Мурадым» (башкирское звучание имен знаменитого темника Едигея и его сына Нуретдина), хан Тохтамыш обращается к вождю племени тамьян: «Ты, за Сину водивший поход».

Неоднократные упоминания в башкирских эпосах и родословных именно Чингиз-хана, а не кого-то из его потомков, наводит на мысль, что Чингиз имел непосредственное отношение к поволжско-уральским тюркам. Это подтверждает и тот факт, что даже представители башкирских племен и родов, особенно сильно пострадавших от «монголов» (был случай, когда монголы вырезали все племя, оставив в живых лишь одного человека), чтят его. Зная обычаи тюрков, считаю, что такие зверства могли простить только СВОЕМУ. И подтверждением этой гипотезы является опубликование в «Вестнике Башкирской Академии Наук» материалов карачаево-черкесских ученых о происхождении рода Чингиз-хана из Приуралья, подтверждающих мои выводы, представленные выше.

Классический маршрут путешествия Плано Карпини из ставки Батыя в Каракорум описывается примерно так: ставка - устье Яика – Мангышлак – Хорезм – Алмалык – юго-восточное побережье Балхаша - Тянь-Шань – Алтай – Монголия – Каракорум. Однако, описываемые им путевые признаки отнюдь не позволяют так однозначно судить об этом маршруте. Тем более, многими учеными, в том числе, Анатолием Тимофеевичем Фоменко, убедительно доказано, что Карпини в монгольских степях не был.

Осмелюсь предположить, что путешествие свое в Каракорум он все-таки совершил, но, из-за неверной трактовки его описаний, столицу Империи локализуют не там, где она существовала. Для краткости изложения постараюсь остановиться только на основных моментах.

Карпини описывает свое путешествие так: из ставки Батыя, расположенной в Комании (земли куман) ехали по земле кангитов, где мало воды. Оттуда - в земли биссерминов, к югу от которых находятся горы, а с севера – земли кара-китаев и Океан. Далее – кара-китаи, где слева тянулось небольшое море с массой островов, небольших лесов и небольших рек, потом найманы, где в начале июля похолодало и выпал снег. После земель найманов, где много гор, приехали в монгольские земли.

Попробуем расшифровать. Кангиты (у <Рубрука они еще названы кангле, канглы) – одно из северо-западных башкирских племен. Заволжские степи вплоть до Самары – засушливые места. Биссерминами до сих пор называется одно из обособленных племен мордвы и небольшой обособленный народ на севере Татарстана. Кара-катай или улу-катай, что значит «старые катайцы», - тоже название башкирского племени, жившего и живущего в северной части Башкирии. Кстати, слово «кара» имеет несколько значений, одно из которых – «северный». Найманы, согласно перечням племенных образований различных тюркских народов, относятся к юго-восточным башкирам и северным казахам. Возможно, возникнут возражения, что Карпини упоминает башкиров персональным этнонимом. Но до 15 века башкирами звали от пяти до семи племен, живших в центре и на юге Башкирии. Второе название этого объединения – ете ырыу, «семь племен».

То есть, Карпини выехал зимой из низовий Волги и поехал по левобережью на север по исконным землям башкир-канглы, в которых было мало воды и приходилось утолять жажду снегом. Потом он попал в землю бесерменов-мордвы, к юго-востоку от которых находятся горы (в 13 веке существовали только четыре направления, и юго-восток обозначался просто как юг). После чего попал в землю племени кара-катаев. Там он долго ехал вдоль Камы, которую во время половодья легко принять за небольшое море со множеством островков (была уже весна, а уровень воды, например, в притоке Камы, реке Белой, во время майского половодья поднимается на 10-12 метров). Затем он перевалил Урал примерно по маршруту Красноуфимск – Михайловск – Полевской – Каменск - Уральский. В этих гористых местах шестого июля резко похолодало, и выпал снег. Явление для Среднего Урала, хотя и не частое, но не чрезвычайное. Отсюда он двинулся по равнине, и через три недели оказался в Каракоруме.

Расчет пути, проделанного Карпини, показывает, что от низовий Волги он прошел около 4.500 километров со средней скоростью 25 километров в день, что вполне совпадает со скоростью передвижения Гийома Рубрука, одолевшего междуречье Волги и Яика шириной 300 километров за 12 дней.

Отсюда попытаюсь предположить, что Каракорум – это нынешний город Курган, до конца 18 века именовавшийся Царёво Городище и получивший свое нынешнее название после разгрома Пугачевского восстания.

Не исключаю возможности, что огромное озеро южнее нынешней Тюмени, появившееся на позднесредневековых картах, было там изображено именно на основании рассказов Плано Карпини о небольшом море, вдоль которого он ехал.

Если взять другое путешествие, Гийома Рубрука, и допустить достоверность описания его пути, то более или менее уверенно можно проследить совпадение ориентиров его маршрута до озера Балхаш. После этого Рубрук, двигаясь на север, пересек хребет Тарбагатай, и оказался на равнине, обширной, как море, где не было видно ни единой горки. То есть, на Кулундинской равнине. Еще через две недели пути на север, в степях он нашел кочевку хана Менгу, в десяти днях пути от которой находился Каракорум.

Направление же от Балхаша на Монголию – практически строго на восток и только через труднопроходимые горы.

Таким образом, путешествия Плано Карпини и Гийома Рубрука указывают на локализацию изначального места обитания чингиз-хановых «монголов» в районе Зауралья и Западной Сибири, а анализ описания пути в Каракорум – предположить истинное местонахождение города.

Одно из самоназваний уже упоминавшихся выше кимаков – «уранхай» В Казахстане, в местах обитания кимаков, есть речка, поселок, гора и место старинного города под названием Уранхай. Напомним, слово «уранхай» – это, кроме того, старинное самоназвание одной из частей саха-якутов. А среди северо-восточных башкир также имеется племя под названием Уран, которое многие тюркские исследователи отождествляют с потомками кимаков.

Ядро народа саха, наряду с уранхайцами, составляли кангаласы, племенное название которых «яха/саха» стало названием всего народа. Кыпчакский компонент в составе саха ученые связывают исключительно с кангаласами, потомками кимаков.

Якуты, самый восточный тюркский народ, считает, что они – потомки воинов Чингиз-хана, направленные им на покорение северо-восточных пределов Азии. И были это кангаласцы - часть канглы, служивших монгольским ханам, добравшиеся до Якутии из Приаралья.

В подчинении у кимаков некогда находились племена половцев, первыми отколовшихся от каганата, едва в нем начались внутренние распри. Вам не хочется при этом вспомнить знаменитую реплику монгольских послов о половцах: «они – наши пастухи»?


Выводы

1. Монголия никогда не была исходной точкой «монгольского» завоевания.

2. Первый этап завоевания осуществлен коалицией преимущественно европеоидных тюркских и соседних с ними монголоидных угорских и народов.

3. Предположительно начальной точкой завоевания была лесостепная зона в Притоболье

4. Предположительно основой изначального войска Чингиз-хана были потомки кимаков, чье государство распалось незадолго до этого.

5. Чингиз-хан происходил из рода ярко выраженных европеоидных переселенцев, пришедших с запада, вероятно, из-за Волги. Имя основателя его рода говорит, что тот имел отношение к башкирскому племени Бурзян.

6. «Монгольские» завоевания послужили мощным толчком для продвижения на восток как тюрков, совершивших поход «за Сину» и ставших ядром народа саха, так и потревоженных ими монголоидных сибирских племен, одно из которых было вытеснено в Забайкалье и послужило основой для возникновения бурятов и этнических монголов.

7. Попавшие с тюрками-завоевателями на территорию современных Монголии и Бурятии документы или предания о завоевании, после многочисленных трансформаций и переписываний стали восприниматься монголами и бурятами как свидетельства их былой славы.

8. Предположительно местом нахождения столицы Монгольской Империи может быть город Курган, известный до конца 18-го века как Царево Городище, а столичной областью на первом этапе завоевания – бассейн Тобола.

9. Выявленные в докладе факты и высказанные гипотезы требуют дальнейшей тщательных исследований.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Этническая история народов Монголии
Ольга Карабашина
Тема: «Этническая история народов Монголии».

http://www.proza.ru/2010/12/23/425

План.

1. Введение.
2. Важнейшие исторические события на территории Монголии.
3. Этнические группы Монголии, их история и расселение.
4. Заключение.
1. Введение.

Монголия расположена на севере Центральной Азии. Сотни и тысячи километров суши отделяют ее от океанов и морей.
Граница на севере проходит с Россией, на юге с Китаем. По конфигурации территория страны напоминает эллипс наибольшей протяженностью по широте – около 2 400 километров, по долготе свыше 1 250 км. Общая площадь 1 566 тысяч км2, численность населения около 1,7 млн. человек.
Более двух веков Монголия (конец XVII – начало XX века) находилась под маньчжуро-китайским игом. Эта страна была одним из самых отсталых уголков планеты. Бесправное население Монголии находилось на грани вымирания. По переписи 1918 года, монголоязычное население в Монголии насчитывало едва полмиллиона человек.
В 1921 году, опираясь на помощь Советской России, Монголия была освобождена от иностранной зависимости. В 1924 году на I съезде Великого народного хурала была провозглашена монгольская народная республика. Страна делится на 18 аймаков (областей), состоящих из административно-хозяйственных единиц – сомонов, общее число которых превышало тои сотни.
При существовании СССР, который поддерживал развитие Монголии, страна развивалась как аграрно-индустриальная. Наряду с развитием скотоводства в стране развивалась промышленность, шло активное строительство.
После развала СССР, в Монголии развитие промышленности и строительства затормозилось.

2. Важнейшие исторические события.

Человек заселил территорию нынешней Монголии не позднее чем в среднем палеолите – примерно 100 тысяч лет назад.
Вплоть до раннего средневековья в Монголии прослеживается преемственность археологических культур, завершившаяся в X-XI веке, образованием монгольского этноса с его специфическим хозяйственным и культурным обликом.
Гунны, сяньби, жужане, древние тюрки, уйгуры, кидани сменяли, оттесняли, частично ассимилировали друг друга на этой территории.
Этническая принадлежность не всех из них установлена окончательно, достоверно лишь монголоязычие киданей, но несомненно, все они внесли свой вклад в формирование монгольского народа. Этноним «монгол» в форме «мэнгу», «мэнгу-ли», «Мэн-ва» впервые встречается в китайских исторических хрониках династий Тан (VII – X века н.э.). так китайцы называли группы «варваров», кочевавшие на их северных границах, что, очевидно, отражало их самоназвание.
К концу XII века на обширном пространстве от Великой китайской стены до Южной Сибири и от верховьев Иртыша до Амура кочевало несколько крупных союзов монгольских племен: тайджнуты, татары, керенты, меркиты и др. По своей социальной структуре они представляли собой раннеклассовое общество. В начале XII века большую их часть добровольно или силой объединили под своей властью Темучин, хан рода борджигин племени тайджнут. В 1206 году курултай – съезд ханов всех монгольских племен – признал над собой главенство Темучина, провозгласил его великим каганом и присвоил ему титул Чингисхана, под которым он и стал известен в истории. Возникло первое централизованное монгольское государство.
Предпринятые Чингисханом реформы (военно-административная, судебная и пр.) содействовали укреплению центральной власти, установлению порядка и дисциплины, резко повысили боеспособность монгольской армии и вывели Монголию в ряд самых сильных военных держав Центральной Азии того периода.
Объединение монгольских племен и образование централизованного государства могли бы создать условия для развития хозяйства, культуры, роста производительных сил.
Однако ряд причин помешали этому: во-первых, в ходе ханских междоусобиц, сопутствующие процессу централизации, пришло в упадок кочевое скотоводство – основа экономики, что толкало объединенные племена на захват у соседей новых стад и пастбищ взамен оскудевших; во вторых, все здоровое боеспособное мужское население страны было мобилизовано в армию. Так началось эпоха кровавых захватнических походов татаро-монголов.
С начала XIII и вплоть до последней его четверти несколькими волнами шло опустошительное нашествие, приведшее к захвату многих стран Азии и Восточной Европы.
Чингисхан, его сыновья и внуки, завоевав территории других государств создали империю, неслыханную того времени по своим размерам. В нее вошли Средняя Азия, Северный и Южный Китай, Афганистан, Иран. Были сожжены, обложены данью города Руси и Кореи, совершены опустошительные походы на Венгрию, Силезию, Моравию, Польшу. После падения монгольской империи несколько столетий ушло на то, чтобы в этих странах нормализовалась жизнь. Но и для самой Монголии эти походы сыграли пагубную роль, разорив хозяйство, распылив население, задержав на века ее собственное культурное и экономическое развитие.
Со смертью Чингисхана в 1227 году единство монгольской империи стало носить лишь номинальный характер. Она была поделена на четыре улуса, доставшиеся четырем сыновьям Чингисхана, каждый из которых быстро превратился в независимое ханство.
Собственно Монголией поочередно правили сыновья и внуки Чингисхана – Угэдэй, Гуюк, Мункэ. Начался период феодальной раздробленности, длившийся более 300 лет. К концу XVI – началу XVII веков на территории Монголии можно выделить три крупных подразделения, обладавших этнической стабильностью. Это Северная Монголия (ныне МНР) с основным населением хал ха, Южная Монголия (ныне автономный район Внутренняя Монголия в составе Китая), которую населяли разрозненные группы южных монголов и Западная Монголия – населявшие ее ойраты в 30-х годах XVII века образовали Ойратское, или Джунгарское, ханство. Ныне одна половина прежней Западной Монголии входит в состав Кобдоского аймака МНР, другая в состав Синьдзян – Уйгурского автономного района Китая. В 30-х годах XVII века правящая Северо-Восточным Китаем манчжурская династия Цинн стала постепенно прибирать к рукам монгольские земли.
Неоднократные антиманчжурские восстания сотрясали страну. Только в 1811 году провозглашена была независимость внешней Монголии, которая по совету царской России, Китая, США, Франции, Англии превратилась в куцую автономию в соответствии с актом 1915 года подписанным Китаем и Россией.
И только с 1921 года Монголия начинает действовать как независимое государство.

3. Этнические группы Монголии, их история и расселение.

Монголия – почти однонациональная стана, более 90% ее населения составляют монголы и слившиеся с ними тюркские по происхождению группы, говорящие на диалектах монгольского языка.
Монголы принадлежат к центрально-азиатскому типу монгольской расы. Для данного антропологического типа характерны круглый массивный череп, резко уплощенное, широкое и высокое лицо. Высокие глазницы, слабо выступающий широкий нос. К этому же, антропологическому типу относятся проживающие в Монголии буряты, урянхабцы и казахи.
В Монголии насчитывается около 20 монгольских и немонгольских по происхождению этнических групп, среди которых ведущее место принадлежит хал ха (халхасцам, халха-монголам). Они составляют ядро монгольской нации и в силу своей численности (около 1,3 млн. человек) и потому, что все прочие народы консолидируются вокруг халха, постепенно утрачивая отличия от них в языке и культуре.
Небольшие группы южных монголов: харчины, чахары, тумэты, узумчины) и обособленные в прошлом хотогонты, сартулы, дариганга практически слились в халха. В этногенезе халха приняли участие как древнемонгольские (борджигин, горлос, олхонуд), так и немонгольские (тангуты) племена и роды. Как этос халха известны с XVI века. Территория их формирования – междуречье Онона и Керумена. В настоящее время халха расселены по всем аймакам страны, но наиболее сконцентрированы в восточных, центральных и южных.
В западных аймаках страны – Убсунурском, Кобдоском, Баян-Улэгейском проживают дербэты, баяты, захчины, торгуты и олеты. Все они потомки западных монголов-ойратов. В из этногенезе принял значительное участие тюркский компонент, что до сих пор прослеживается в некоторых элементах материальной и духовной культуры. Дербэты (включая вошедших в их состав хошутов и хойтов) и олеты восходят к племенам XIII – XIV веков; захчины представляют искусственное этническое образование конца XVII века, созданное джунгарскими ханами для охраны своих границ от манчжурских войск. Отсюда и этноним «захчин», что означает «окраинные». Этнонимы «торгут» и «баят» этимологически восходят к социально-административной терминологии XIII – XIV веков: «торгут» означал дневную стражу дворца, «баят» – личную дружину хана. Сейчас эти этнические группы сближаются с халха.
Кроме, собственно, монголов в Монголии проживают и другие группы населения, говорящие на монгольских языках. Буряты расселены в северных аймаках: Восточном, Хэнтэйском, Центральном и некоторых сомонах Хубсугульского, Булганского, Селенгинского аймаков. Буряты Монголии сохраняют свое этническое своеобразие, хотя язык их в значительной степени халхаизирован. Близка к бурятам по языку, культуре и происхождению группа баргутов, прикочевавшая в 1947 году из Северо-Восточного Китая и проживающая сейчас одним сомоном в Восточном аймаке.
Урянхайцы не представляют собой единой этнической группы. К ним относятся алтайские урянхайцы, урянхайцы мончак, хубсугуйские урянхайцы и цаатан. Этногенически они восходят к различным группам тувинцев, в различной степени ассимилировали с монголами. Наиболее многочисленные из них алтайские урянхайцы расселены в горных долинах Монгольского Алтая. По языку и культуре они сейчас почти не отличаются от групп западных монголов, среди которых проживают. Урянхайцы мончак живут в тех же аймаках по соседству с алтайскими урянхайцами и казахами. В их языке много заимствовано из казахского.
В районе озера Хубсугул проживают хубсугульские урянхайцы.
Наиболее обособлены и сохраняют свою специфику тувинцы-оленеводы, называемые монголами цаатан. Их всего две сотни человек. Говорят они на диалекте тувинского языка, но владеют также и дархатским говором монгольского языка.
Дархаты – один из самых интересных малых народов Монголии. Они населяют Дархатскую ктловину Хубсугульского аймака. Этоним «дархат» известен с XVII века. До революции дархаты считались крепостного ведомства рогдо-гэгэна. В этногенезе принимали участие самодийские, тюркские, монгольские компоненты. Язык их довольно близок к западномонгольским диалектам.
Самая крупная немонгольская этническая группа Монголии – это относящиеся к тюркским народам казахи. Проживают они в Баян-Улэгейском аймаке. Язык их входит в кыпчакскую группу тюркской семьи языков. На территорию Монголии казахи прикочевали в середине XIX века из районов Черного Иртыша и верховьев Бухтармы. На казахском языке ведется преподавание в школе, издается аймачная газета, работает радиоцентр и издательство. В то же время в культуре казахов много монгольских заимствований.
Из прочих этнических групп следует указать русских, китайцев, хотонов, хамниган. Русское население – потомки староверов, купцов, мастеровых, интеллигенции, прибывших в Монголию во второй половине XIX века. Многие китайцы и русские владеют монгольским языком. Хотоны – омонголившиеся тюрки, попавшие на территорию Монголии в ходе джунгарской войны.
Хамниганы – омонголившиеся тунгусы, перешедшие от оленеводства к кочевому скотоводству – проживают по соседству с бурятами, многое в культуре усвоили от них.
Таким образом, Монголия является страной одной ведущей нации. Все ее народы, говорящие на монгольских языках, объединяются в одну нацию, сохраняют языковые и культурные особенности.
В основу государственного языка лег халхаский диалект, на котором говорит значительная часть страны.
Известно несколько видов письменности. Древнейшая из них, старомонгольская письменность, была создана в XIII веке на основе заимствованного у уйгуров алфавита. При династии Юань (1271-1368гг.) для официальной документации пользовались, так называемой, «квадратной» письменностью, основанной на знаках тибетского алфавита. В XVII веке Ойратский просветитель Зая-Пандита создал «ясное» письмо, известное науке как ойратская письменность. Она тоже не получила широкого распространения. Еще быстрее было забыто «соембо», изобретенное в XVII веке главой Ламаистской церкви Монголии Ундур-гэгэном. Современная кириллическая письменность начала вводится в 1942 году. К знакам русского алфавита добавлены две буквы: O – фита и V – ижица для передачи специфических монгольских знаков языков звуков.
4. Заключение.

Таким образом монгольское население формировалось в течение многих тысячелетий. Примерно 100 тысяч лет назад начался этот процесс и завершился к X-XI векам н.э. Сначала это были письмена гуннов, сяньби, жужане, древние тюрки, уйгурты, кидане сменяли друг друга, оттесняли, частично ассимилировали друг друга на этой территории.
К концу XVII века кочевало несколько крупных монгольских племен: тайджнуты, татары, керенты, меркиты, которых объединил хан Темучин или, как его прозвали на съезде ханов – Чингисхан.
С этого времени и возникает монгольское государство.
В настоящее время на территории Монголии насчитывается около 20 монгольских и немонгольских по происхождению этнических групп, среди которых ведущее место принадлежит халха. Они составляют ядро монгольской нации.

© Copyright: Ольга Карабашина, 2010
Свидетельство о публикации №210122300425

Share this post


Link to post
Share on other sites

Этническая история народов Монголии

 

Таким образом монгольское население формировалось в течение многих тысячелетий. Примерно 100 тысяч лет назад начался этот процесс и завершился к X-XI векам н.э.

 

 

Гоминиды обитали в Монголии 800,000  лет назад.

 

 

http://www.legendtour.ru/rus/mongolia/ulaanbaatar/mongolian-history-museum.shtml

МУЗЕИ МОНГОЛИИ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ МОНГОЛИИ

Государственный музей истории Монголии (бывший Музей революции) (архитектор Г. Лувсандорж) открыт к 50-летию Народной революции в 1971 году. По верху здания проходит широкий фриз с трубящим всадником, символизирующим победу Народной революции.

В создании и оформлении музея революции активное участие принимали известные художники МНР. Их живописные и скульптурные произведения, находящиеся в экспозиции, посвящены героям революции, воссоздают эпизоды борьбы монголов за народную власть. Среди материалов музея документы I съезда Монгольской народной партии, состоявшегося 1 марта 1921 года в пограничной Кяхте. В экспозиции есть даже кнут, в полости кнутовища которого Сухэ-Батор спрятал письмо монгольских революционеров Советскому правительству, отправляясь тайком в Россию.

В своем настоящем виде Государственный музей Истории Монголии был открыт в 1991 году. В 1998 году выполнена реконструкция музея. Экспозиция музея знакомит с историей Монголии от палеолита до наших дней. Представлен археологический материал, фотографии и схемы палеонтологических стоянок, мест раскопок. Монеты, оружие, национальная одежда, предметы быта. Религиозные предметы культа, бронзовые статуэтки.

1 ЭТАЖ:

* 1-ый зал: Древняя история. Этот зал показывает о предыстории Монголии. результаты археологических раскопок, доказательства проживания человека на территории Средней Азии почти 800 000 лет назад. Раскопки также показали места захоронения, могилы, петроглифы, и инструменты от Эпохи палеолита, Мезолита, Неолита и Бронзового Века. Коллекция бронзовых изделий в музее - одна из самых больших коллекций Евразии.

* 2-ой зал: Древний Период государства (Хунны (Гунны), тюркское и уйгурское государство).

Во втором зале экспонируется малая часть богатой археологической коллекции доказывают о широком распространении кочевых племен на территории нынешней Монголии с 3 века до н.э. по 12 век н.э. Хунну были древними могущественными предками Монголов, обладающих богатой историей.

2 ЭТАЖ

* 3-ий зал: Традиционная Одежда и Драгоценности

Сейчас на территории Монголии проживает две национальности, состоящие из более чем 20 этнических групп. Этот зал содержит коллекцию традиционной монгольской одежды и ювелирных изделий. Представлены костюмы основных этнических групп проживающих в Монголии. Представлены старинные костюмы начала 20 века, различные предметы одежды.

3 ЭТАЖ

* 4-ый зал: монгольская Империя (13-ый - 14-ое столетие) ‏

Предметы быта, воинское снаряжение, украшения периода расцвета монгольской империи времен Чингисхана.

* 5-ой Зал: монгольская Традиционная культура

В данном зале выставлены предметы, показывающие традиционную монгольскую культуру начиная с 17 века. Язык, письменность, музыкальные инструменты, предметы религиозного почитания.

* 6-ой Зал: монгольский Традиционный Образ жизни

Экспонаты данного зала показывают монгольский кочевой образ жизни, неизменного на протяжении сотен лет. Предметы быта, убранство монгольской юрты, оружие, предметы труда.

* 7-ый Зал: Монголия в 17-ом - 19-ое столетие

После падения великой монгольской Империи монголы потеряли свое единство. период междоусобных войн и борьбы за ханский трон. В конце концов Монголия прекратило свое существование как единое государство и не устояло перед внешними врагами.

* 8-ой Зал: государство Богдо Хаана (1911-1919 гг.)

Экспозиция посвящена небольшому, но достаточно важному периоду истории Монголии. Получение независимости от маньчжурской династии Китая, автономия Монголии, правление Богдо Хаана.

* 9-ый Зал: Монголия в период социализма (1921-1990 гг.)

В некоторых источниках этот зал назван одним из скучных залов (обычно англоязычные путеводители). Однако это время очень интересный период в истории Монголии. Несмотря на трагические тридцатые годы, в период социализма при помощи СССР был заложен фундамент промышленности, сельского хозяйства, науки и современного образования.

* 10-ый Зал: Зал демократии.

Открыт 15.01.2008 года. Решение о его открытии было принято Монгольским демократическим союзом с целью увековечить историю монгольской демократии. В качестве экспонатов демонстрируется через материалы и вещественные доказательства история возникновения подпольного общества "Новое поколение" в марте 1988 года, клуба молодых экономистов в сентябре 1988 года, движения за развитие демократии во главе с С.Зоригом в октябре 1988 года и ряда других подпольных движений и обществ в феврале 1989 года. В зале выставлены также фотоснимки, запечатлевшие моменты первого конгресса Демсоюза, чрезвычайного съезде Монгольской Народно-Революционной Партии 1990 года, принятия новой Конституции и церемонии принесения присяги первым Президентом Монголии П.Очирбатом.

НОВОСТИ МОНГОЛИИ

*

Г.Тумэндэлгэр. Уникальные находки Ноен уул - достояние мировой культуры.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

* Музеи Улан-Батора

СТРАНИЦЫ ФОТОАЛЬБОМА

mongolian_history_museum_1.jpg

Национальный музей Монголии. Е.Кулаков. 2011 год.

mongolian_history_museum_2.jpg

Национальный музей Монголии. Е.Кулаков. 2011 год.

mongolian_history_museum_3.jpg

Национальный музей Монголии. Е.Кулаков. 2011 год.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжение

Национальный музей Монголии. Е.Кулаков. 2011 год.

mongolian_history_museum_4.jpg

Национальный музей Монголии. Е.Кулаков. 2011 год.

mongolian_history_museum_5.jpg

Национальный музей Монголии. Е.Кулаков. 2011 год.

mongolian_history_museum_6.jpg

Национальный музей Монголии. Е.Кулаков. 2011 год.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now