Гость Tokombaev

Чингизид Кучум хан и Ермак

Рекомендованные сообщения

Гость Tokombaev

Доброго времени суток!

Я новенький - кыргыз, проживаю в Бишкеке, землякам и не землякам - респект:kg2:

Ну, ближе к делу, возникла мысль - а не мог ли завоеватель сибири, казацкий атаман Ермак оказаться татарским перебежчиком(предположительно Эрмеком)?

Ермак имя не русское, а довольно таки неоднозначное сокращение от Ермолая кажется сомнительным.

Интересно услышать мнения матерых заседателей форума :)

Заранее благодарен :kg1:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Гость Зиядоглу
Ермак имя не русское, а довольно таки неоднозначное сокращение от Ермолая кажется сомнительным.

Даже Ермолай имя с тюркскими корнями

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Керим-хан
Ермак имя не русское, а довольно таки неоднозначное сокращение от Ермолая кажется сомнительным.

Интересно услышать мнения матерых заседателей форума :)

Заранее благодарен :kg1:

Собственно вопрос со словом Ермак не раз обсуждался в исторической литературе, и не секрет что Ермак это вообще не имя, а прозвище означающее "котелок", а уж как его на самом деле звали остаётся только гадать - история не сохранила для нас имени Ермака. Про Ермолай, Ерёма и тд это лишь только догадки. <_<

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

При этом известно, что крещён был Ермак во взрослом виде.

Ни о чём не говорит?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Ну, ближе к делу, возникла мысль - а не мог ли завоеватель сибири, казацкий атаман Ермак оказаться татарским перебежчиком

А с внучатым племянником Христофора Колумба, да еще евреем впридачу, не желаете познакомиться? :D

Александр Левинтов, "К вопросу о возможном происхождении Ермака Тимофеевича".

Выдающаяся фигура российской истории, герой многих народных песен и художественных произведений, без сомнения, самый популярный персонаж сибирского фольклора, Ермак Тимофеевич

остается одним из самых загадочных деятелей бурного 16-го века.

Энциклопедические справочники и научные исследования довольно противоречиво описывают и оценивают финал его исторического

подвига, глухо упоминают о его предыдущей жизни и деятельности и совершенно умалчивают о его происхождении. Мы даже не знаем возраста, в котором он умер, что весьма странно: принятый со своей ватагой на службу к Строгановым в 1579 году, он должен был оставить хоть какой-нибудь биографический след в архивах знаменитого семейства, богатством не уступавшего даже царям. Да и Иван Грозный не мог отправить на помощь совершенно неизвестной личности значительный отряд своихстрельцов.

Проведенный нами поиск несомненно еще требует дополнительных изысканий, но и то, что найдено, позволяет сделать некоторые, на наш взгляд, достаточно убедительные выводы о возможном происхождении легендарного покорителя Сибири.

Итак, в 1579 году, спасаясь от преследовавших его опричников Малюты Скуратова, Ермак с небольшой ватагой поднимается по Чусовой и просит защиты у Строгановых, за что обязуется провести карательные экспедиции и экспедиции по сбору ясака и даней с окрестных зырян, черемисов и воинственной перми.

Строгановы, лишь в 1558 году получившие жалованную грамоту на эти земли, сильно нуждались в военной поддержке и пополнении опытными воинами, пусть даже и с сомнительной репутацией.

В 1581 году, согласно имеющимся архивам Строгановых (1, стр. 14-17), Ермак снаряжает внушительный по тем местам отряд из 800 казаков (народ буйный и весьма ненадежный, командовать такими отважился бы не всякий воевода). Дружина преодолела Камень (Уральский хребет) и с налету взяла г. Сибирь, столицу Кучумова ханства. Продвижение вглубь страны было, однако, остановлено небольшими татарскими отрядами Кучума, а также отрядами его саттелитов и союзников. Татары применили по отношению к воинству тактику, столь любимую и распространенную среди русских и против которой сами русские оказались бессильны.

Захватив г. Сибирь, Ермак отправил нарочных с сообщением об одержанной победе Строгановым и Ивану Грозному, что еще раз доказывает: отношения между Ермаком и Опричным приказом были весьма непростыми и не укладываются в простую схему "беглый разбойник-сыскная служба".

Вероятней всего, выторговывая себе либо свободу, либо награду, Ермак сильно преувеличил свою победу и размеры занятой им территории, настолько преувеличил, что по названию небольшого городка была названа огромная страна, во много раз превышающая по своим размерам метрополию.

В отправленных письмах Ермак, прекрасно понимая неустойчивость своего положения, просил помощи казаками либо стрельцами. Сами письма не сохранились, но в достоверности самого факта этих донесений не сомневаются многие историки, в частности С.В. Бахрушин (2, стр. 54)

Если Строгановы оставили его реляцию без ответа, справедливо полагая, что посланных 800 человек Ермак либо уже погубил, либо вскорости погубит, то царь отреагировал почти мгновенно, что также, зная чрезвычайную трусливость и мнительность Ивана Грозного, вызывает сегодня недоумение или мысль о том, что Ермак пользовался если не доверием, то вниманием при дворе и у Малюты Скуратова. Об этом же пишет и Бахрушин (3, стр. 45).

Царское подкрепление прибыло лишь в 1584 году, с явным опозданием: Ермак был окончательно разбит с остатками своей дружины. По преданию, он утонул в Иртыше, что маловероятно: так далеко вглубь Сибири его отряд врядли мог дойти. Кроме того, Иртыш - река с почти горным гидрологическим режимом: плавание по нему на русских стругах или лодьях, приспособленных к спокойным рекам, более, чем сомнительно. Впрочем, о месте и времени гибели Ермака имеется несколько версий и легенд. В Притурье и Притоболье почти у каждого крутого яра можно услышать, что именно здесь сидел "объятый думой" Ермак, погубленный коварным Кучумом. Легендарность Ермака в народе объясняется, скорей всего, не его достижениями (более чем скромными), а необычностью этого человека. Строго говоря, никакого покорения Сибири он не совершил: уже в 1655 году, задолго до его похода, сибирский хан Едигер уже покорился Ивану Грозному. Однако личность Ермака чем-то оказалась чрезвычайна привлекательна...

В доступных нам архивах Строгановых никаких биографических следов Ермака не оказалось. Лишь в одном месте, в отписке боярина Строганова в приказ Малюты Скуратова найдена следующая запись: "...паки наказуем што оный гультяй именем Ермачишко и родом из Кафы и што челом бивши бает безвинностью сыска на него царевых слуг..." (4, док. 15б, 1)).

Как известно, архивы Опричного приказа и многие другие документы, связанные с секретными делами времен Ивана Грозного и Малюты Скуратова, хранились в знаменитом подземном ходу Скуратова, ведшем из Кремля к Спасо-Зачатьевскому монастырю под Ваганьевским холмом, были безнадежно утеряны при попытке вскрытия туннеля летом 1988 года. В настоящее время мы имеем лишь весьма разрозненные записи, хранящиеся в отделе раритетов Госархива.

Тем не менее, одна запись не только проливает свет на возможное происхождение Ермака, но и во многом объясняет, почему, в свете устойчивой неприязни и подозрений на жидов и жидовствующих (так называлась еретическая группа, сконцентрировавшаяся в Ново-Иерусалимском монастыре в Рузе), все сведения о нем были похерены и уничтожены не только в царских архивах, но и у Строгановых, не желавших связывать свое имя с христопродавцем, к тому же католическим выкрестом:

"В лето 7073 года, во второй день июля месяца на допросе оный беглый именем Евсей, Тимофеев сын показал на себя, что рожден в Кафе городе, что от роду ему полных сорок два года, вероисповеданием крещеный еврей, из католиков..." (5)Кафа (Керчь) - генуэзская колония в Крыму. Вероятность того, что в отписке Строгановых и документе из записей Опричного приказа речь идет об одном и том же лице невелика и можно было бы ею пренебречь, если бы не два странных обстоятельства.

Первое. В дневниках ганзейского посла при Московском дворе Густава Маннерхейма (его миссия в Москве широко известна историографам, и сведения, имеющиеся в оставленных им дневниках, заметках, зарисовках и картах, заслуживают полного и глубокого доверия), датированных зимой 1587 года, говорится о секретной экспедиции отряда казаков вглубь континента далеко за Камень (Урал), чуть не на тысячу верст от Перми, вотчины Строгановых (6, стр. 125). Там же указано, что возглавлял экспедицию итальянский католик, по-видимому, тайно присланный к царскому двору Папой или одним из кардиналов Южной либо Восточной Европы (6, стр. 127-128).

Второе. В селе Ушаковка Воронежского района Воронежской области проживает несколько семей с фамилией Ермаковы. Здесь хранится предание о том, что все они ведут свой род от знаменитого Ермака, пришедшего в эти места в пятидесятых годах 16-го века. Изустные семейные предания утверждают также, что сам Ермак пришел из Тавриды.

Поиски в Керченском городском архиве позволили обнаружить, что в 80-е годы 15 века сюда, спасаясь от голода, прибыло несколько семейств из Генуи, в том числе и некий Готлиб Коломбо, крещеный еврей, суконщик, с семейством. Среди многочисленных детей Готлиба действительно был малолетний сын Тимоти.

Как хорошо известно, у Христофора Колумба было два брата: один из них стал его соратником в поисках западного прохода к Индии и вошел в историю географических открытий вместе с братом Христофором и племянниками Диего и Луи, младший же брат остался при отце и унаследовал его суконную мастерскую в Генуе. В "Raccolta completa" за 1475 год говорится: "Доминик Коломбо преставился, оставив своему сыну Готлибу отменную суконную мастерскую. Чумовой мор и последовавшие за тем семь голодных лет принудили многих жителей Генуи покидать город и бежать, кто куда может. Готлиб Коломбо продал свое дело за весьма малые деньги и отправился в Тавриду, списавшись с дальним родственником и старинным заимодавцем Коломбов, в поисках неверного счастья" (7)

Что заставило Евсея Коломбо покинуть Керчь и почему он оказался сначала на реке Вороне, а затем - в среде волжских казаков, как ему удалось войти в огромное доверие к Строгановым, какую роль в этом сыграл Опричный приказ и не был ли он эмиссаром опричнины, говоря современным языком, - все эти вопросы пока остаются открытыми и ждут своих пытливых исследователей. Мы же считаем доказанным или почти доказанным тот факт, что Ермак Тимофеевич, по-видимому, был внучатым племянником Христофора Колумба и в нем бился неукротимый дух первооткрывателя новых стран и земель, как и у его более знаменитого и удачливого предка.

Использованные источники:

1.ЦГА, Лет. ХХХ1У, т.6, арх.№243-543б, 648с.

2. Бахрушин С.В., Очерки по истории колонизации Сибири в ХУ1-ХУП вв.., в кн.: Научные труды, т. 3, ч.

1, М., 1955, 210 с.

3. Бахрушин С.В., История Сибири с древнейших времен до наших дней, т.2, Л., 1968, 455 с.

4. Сб. арх. док. "Государственная переписка вт. пол. 16 в.", ГОИН, М., т. 23.

5. Ист. отдел ЦГОИН МВД СССР, т.Х1Х, сб. мат. №23, док. 89, 34 с.

6. Центрспецархив МИД РФ, западноевропейский отдел, т. 234, дело №16, 342 с.

7. "Raccolta completa" за 1475 год, Cenevia.

.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В "Вестнике МГУ" проф. Кызласов несколько месяцев назад опубликовал статью про то, что Ермак был "законным" правителем Сибири, так как он был из рода Тайбугинов, свергнутых ранее "узурпатором" Кучумом. Весьма забавно.

Кстати есть и версия, что звали его Ермак, а кличка была "Токмак".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Приведем для симметрии и классический обзор вопроса, с ссылками на этимологические словари:

В. В. Блажес , "Имя покорителя Сибири в свете фольклорных фактов"

Блажес В. В. Имя покорителя Сибири в свете фольклорных фактов / В. В. Блажес // Известия Уральского государственного университета. – 2001. – № 20. – С. -.

Имя покорителя Сибири в свете фольклорных фактов

Историография Ермака весьма солидна, о нем писали, по выражению И. Тыжнова, "генералы науки и ее рядовые". Автору статьи тоже приходилось тезисно писать об имени Ермака1 . Хотелось бы высказать ряд соображений, привлекая фольклорные материалы и "Сказание о происхождении Ермака".

"Сказание о происхождении Ермака" было создано в 30-40 гг. XVII в. неизвестным книжником2 . Так как проверить истинность сведений, передаваемых этим произведением, невозможно из-за отсутствия каких-либо документов о происхождении, детстве, юности, подлинном имени покорителя Сибири, то все авторы, касаясь "Сказания", либо отвергали его сведения как "сказочные", либо принимали их на веру. Перед нами единственный источник, восходящий к ХVII в. и именующий покорителя Сибири Василием Тимофеевичем Алениным. Забегая несколько вперед, следует сказать, что в первые десятилетия ХVII в. покорителю Сибири давалось по крайней мере 6-7 имен (ниже мы остановимся на этом подробнее). Поэтому автор "Сказания" не столько рассказывает о происхождении Ермака, сколько доказывает истинность своих сведений: так велико, видимо, было его стремление внести ясность, конкретность в существовавший разнобой в наименовании покорителя Сибири. И использует он те способы доказательства, что были в его распоряжении.

Во-первых, он объявляет, что Ермак "сам известие написал, откуды рождение его"3 . Это, пожалуй, самый главный аргумент автора. И он убеждал читателя ХVII - частично XVIII в., судя по тому, что текст "Сказания" как достоверный включался в разные источники. Но уже в XVIII в. и позже читатели усматривали явное противоречие в сообщениях "Сказания": утверждая, что Ермак сам написал о своем происхождении, автор давал описание такой бедности и даже нищеты всей "породы" Ермака, что мало кто из историков верил в то, что герой, выросший в такой обстановке, имел возможность стать грамотным. "Ничем не доказывается, чтобы Ермак был даже грамотный человек", "это - сказка, думаю"; это "темное предание" - подобные замечания о "Сказании" высказывались неоднократно4 .

Рассуждали исследователи вполне логично: мог ли Ермак сам составлять свою родословную, занимаясь грабежами и разбоями на Волге и затем спасаясь от грозного царского указа? Мог ли он сделать это в Сибири, в походных условиях: разве он предвидел свою скорую гибель, громадный общественный резонанс сибирского похода и всеобщий интерес к своей личности.

Перечисляя родственников Ермака, называя места их жительства, автор подчеркивает, что "его дед... жил в великой скудности и искал своей нищете перемены, старался сыскать пропитание... кормился извозом", отец с братом тоже "от скудности искали себе лучшего пропитания"5 . Этот акцент на "нищете" деда, отца, других родственников героя сделан, конечно, не случайно. Дело в том, что в первоначальных преданиях, существовавших задолго до обращения Киприана к казакам с просьбой составить "списки" боев Ермака, главный герой имел подчеркнуто бедное детство, отрочество, трудовую юность, в этих преданиях Ермак был "простым посадским человеком, имевшим вместе с отцом один топор на двоих"6 . И надо полагать, что к 30-40 гг.XVII в., когда создавалось "Сказание о происхождении Ермака", уже существовала в фольклоре вполне оформившаяся биография покорителя Сибири, была уже фольклорная традиция в обрисовке всей жизни героя, и автор "Сказания" находится в русле именно этой традиции, когда живописует бедственное положение "породы" Ермака. Можно даже сказать, что автор "Сказания" дает Ермаку характеристику, идентичную фольклорной. Для нас сейчас это - свидетельство фольклоризма "Сказания", для читателей, слушателей XVII в. - свидетельство объективности автора, которому можно верить. (Очевидно, к этому и стремился автор.)

Для убеждения читателя приводится и предание о Ермаке-кашеваре: Ермак, "еще когда находился в работе на судах" Строгановых, "за оказанные услуги при варении артельной каши" был прозван так, ибо "ермак по их назывался дорожной артельной таган, либо по вольскому наречию также ермаком называется жерновой ручной камень"7 . Н. М. Карамзин по поводу рассматриваемого сказания писал: "Это - сказка, думаю". То есть историк справедливо считал, что "Сказание" является произведением, сотканным из сведений фольклорного характера. Поэтому использовать их нужно критически. Однако полное отсутствие документальных данных о происхождении Ермака заставляло почти всех без исключения авторов XIX в. пересказывать одну из народных "сказок" первых десятилетий XVII столетия. Одни это делали с оговорками, другие - чаще - без оговорок. И получилось так, что к концу XIX в. ее пересказали в центральной и провинциальной печати, переложили в массовых изданиях (в журналах для школьных библиотек, специальных брошюрах для солдат и т. д.) сотни и сотни раз. Она настолько прочно вошла в научную и учебную литературу, что появились защитники истинности ее сообщений (главным образом в лице А. Дмитриева - в XIX в. и в лице А. А. Введенского - в ХХ в.). В конце XIX в. была даже дискуссия, участники которой пытались установить подлинное имя покорителя Сибири.

Фольклоризм "Сказания о происхождении Ермака" и вопрос об имени покорителя Сибири тесно связаны. Поэтому мы вынуждены обратиться к упомянутой дискуссии. Итоги ее подвел Е. Кузнецов; оказалось, что покорителю Сибири в разное время и разными авторами давалось семь имен: Ермак, Ермил, Еремей, Василий, Тимофей, Герман, Ермолай8 .

Позднее в рамках этой дискуссии были и другие публикации, но они ничего нового не добавили к ранее высказанным доводам в пользу того или иного имени9 . Многие историки пытались найти архивные материалы, безусловно подтверждающие, что Ермак - это Ермолай, Василий... К сожалению, никому это не удалось. Ситуация тупиковая: все исследователи правы понемногу и в то же время неправы.

Еще в ХVIII в. было замечено, что в народной речи имена Ермак и Ермолай иногда взаимозаменяются10 , что Ермолай "по просторечию - Ермак" (выражение А. Н. Радищева). Позже, в XIX в., Н. Енгалычев писал об этом очень точно: "Ермак в устах народа то же самое, что и Ермолай, что доселе можно слышать в русских деревнях, например, в Тамбовской губернии"11 . В Словаре личных имен под ред. С. П. Левченко - работе советского времени - также значится: "Ермолай, реже Ермак"12 .

Подобные факты - а их число можно увеличить примерами из статей "сторонников Ермолая" - довольно красноречивы, но мало что доказывают, хотя бы потому, что в устах народа Ермак не только Ермолай, но и Гермоген13 , и Еремей14 . П. Н. Буцинский обратил внимание историков на народные исторические песни, где герой, как известно, называется не только Ермаком, Ермолаем, но и Ермилом. Таким образом, получается рад имен: Ермак - Ермолай - Гермоген - Еремей - Ермил. Практика употребления их в разных районах России заставляет считать пары Ермак - Ермолай, Ермак - Еремей, Ермак - Гермоген, Ермак - Ермил антропонимическими синонимами. Народ употреблял эти имена как синонимы скорее всего потому, что их первая часть, несущая, как известно, всегда основную информацию, одинакова: ерм-Гермоген в просторечии - Ермоген). И думается, нельзя утверждать, что покоритель Сибири был Ермилом или Ермолаем, на основании только синонимичности указанных имен. Между тем многие авторы начиная с Г.Ф. Миллера (точнее, с С.У. Ремезова) так и поступили. Получилась путаница. Чтобы как-то из нее выбраться, некоторые авторы стали давать Ермаку одно имя - явное, второе - тайное, третье - прозвищное (точка зрения К. Кузнецова) и утверждать, что "по-настоящему" покорителя Сибири звали Ермолай - Василий - Ермак. Итак, разнобой в наименовании покорителя Сибири историками оказался возможным потому, что они опирались на народную интерпретацию имени Ермак и на фольклорные произведения (главным образом - на исторические песни). Естественно возникает вопрос: почему же народ давал покорителю Сибири разные имена?

Ответ на этот вопрос не может быть кратким. Прежде всего следует остановиться на нескольких обстоятельствах. Во-первых, слово ермак, как свидетельствует одно из произведений первой половины ХVII в., означало в то время 'дорожный артельный таган'и 'жерновой мельниц ручной'15 . В cловаре В. И. Даля это слово отмечено как просторечное со значением 'малый жернов для ручных крестьянских мельниц'. Этимологические словари дают еще ряд значений, близких к указанным. Во-вторых, надо сказать о том, что в ХVI-ХVII вв. слово ермак было прозвищем. Так, Т. Н. Кондратьева склонна предполагать, что "в ХVI-ХVII вв. ермаками назывались: 1) землепроходцы, люди смелые и отважные; 2) бедняки, разоренные и измученные нищетой и бесправием, но не покоренные, вольные, артельные люди; З) инициаторы какого-либо общего дела... В конце ХVI-ХVII вв. ермаками звались целовальники..."16 . Далее исследовательница справедливо отметила нарицательность имени Ермак, зафиксированную еще В. И. Немировичем-Данченко: "У нас Ермака не было, - говорил В. И. Немировичу-Данченко один уралец. - Ермачки были... Ермак - он выше прошел... Он чужой нам совсем. У нас свои Ермачки... А тоже всякую чудь воевали. По разным таинкам да падям чудь всякая жила, ну, наши Ермачки ее и воевали... Это, брат, все тут кровью полито... Ермачки ушли дальше, а по следу отцы наши и деды появились сюда. Сколько же было Ермачков? Разных много... Все это после Ермака настоящего было"17 . Любопытный рассказ пришлось мне услышать в Верхнесалдинском районе Свердловской области во время фольклорной экспедиции. Спросил у старушки, знает ли она Ермака, в надежде услышать что-нибудь о покорителе Сибири, а услышал следующее: "Знаю, был у нас в деревне мужик, Ефим Трифонович звали. Рысковый был мужик, царство ему небесное. Не шибко и любили его - дерзкий он был и пакостливый: коней, коров воравывал. Ведь что? Возьмет корову в лапти обует и уведет, следа не оставит. Раньше народ простой, доверчивый был - замков не вешали. По имени его никто не звал, а по прозвищу: Ермак Трифонович, а то просто - Ермак"18 . Совершенно очевидно, что на Урале имя Ермак было также нарицательным и им называли не только смелых и отважных инициаторов какого-то общего дела, но и людей дерзких, "пакостливых", "рысковых", совершавших неблаговидные дела местного, деревенского масштаба.

Проще всего было бы сейчас перейти к утверждению, что покоритель Сибири как предводитель казаков, как человек, "измученный нищетой и бесправием, но не покоренный, вольный", носил прозвище Ермак. Именно по этому пути пошла Т. Н. Кондратьева, впрочем, как и историки XIX в.: Н. М. Карамзин, Н. Пуцилло, А. Дмитриев и др. Но ведь есть факты и другого порядка. А. Никитский, например, обратил внимание на то, что в новгородских переписных книгах ХV-ХVI вв. значатся десятки Ермаков19 , другой автор XIX в. склонен был утверждать, что Ермак - имя, которое "было частью древненовгородской жизни", затем "спустилось по Северной Двине, Вятке и Волге на Дон", причем оно "могло быть занесено в эту окраину (т.е. на Дон. - В. Б.) не как нарицательное, а как имя собственное"20 . Если возьмем Приуралье, то уже в Писцовой книге И. Яхонтова 1579 г. значится Ермак Зырян и Ермак Михайлов21 , по Писцовой книге М. Кайсарова 1623-1624 гг. - три Ермака: Федоров, Ондреев, Тимофеев (про последнего сказано так: "Пуст дом Ермачка Тимофеева, сошел он безвесно"22 ) ; в Переписной книге П. Елизарова 1647 г. отмечены "бобыль Ермачко" и "Федка Спиридонов, у него сын Ермачко"23 . Все эти Ермаки жили в бывшем Чердынском уезде. Жили люди с таким именем и во владениях Строгановых: в деловых бумагах 1583 г. названы Ермак Морок и Ермак Езовщик24 ; были Ермаки и на Среднем Урале во второй половине ХVII в.25 ; известно, что в конце ХVI в. одним из отрядов русской армии под Могилевом командовал некий Ермак Тимофеевич, а в 1628-1629 гг. на Енисее с 50 казаками был Ермак Остафьев; наконец, отметим, что в свое время даже в отряде Ермака "два казака были ему тезками"26 . Если одни исследователи полагают, что Ермак - прозвище в ХVI-ХVII вв., то другие утверждают, что это имя27 .

Практика употребления именования Ермак в официальных документах заставляет полагать, что перед нами скорей всего имя, но не христианское - его нет в святцах, а "мирское", еще, вероятно, сохранившее в ХVI-ХVII вв. "аромат" прозвища, но все-таки часто употреблявшееся народом как имя; позже, в ХVIII-ХIХ вв. права гражданства за этим именем закрепились настолько, что оно было даже внесено в Славянский именослов28 . Нет ничего невероятного в том, что слово ермак в ХVI-ХVII вв. и позже употреблялось в некоторых районах России (на Волге, например) для обозначения предметов (таган, малый жернов) и в то же время служило прозвищем и было мирским именем. По крайней мере, факты, приведенные выше, заставляют сделать такой вывод. Кроме того, следует обратить внимание на то, что люди, лично знавшие покорителя Сибири, называют его в официальных документах уважительно: Ермак Тимофеевич. Так он назван в "Написании", составленном казаками, служившими вместе с Ермаком и поданном в 1662 г. тобольскому архиепископу Киприану Старорусенкову; под этим именем он был занесен в Синодик, который включил Савва Есипов в свою летопись; Ермаком называли своего атамана в челобитной два других казака, служившие с ним "в поле" много лет29 . Под этим именем он был известен в вотчинах Строгановых в конце 70-х - начале 80-х гг. ХVI в., судя по "опальной" грамоте от 16 ноября 1582 г. Максиму Яковлевичу и Никите Григорьевичу Строгановым. Это известные документы, и они позволяют без натяжек утверждать, что в казачьей среде в 70-80 гг. ХVI в. и позже - в первые три десятилетия ХVII в. - среди казаков, лично знавших покорителя Сибири, в официальных документах он назывался Ермаком. Летописи (кроме "Нового летописца") сохраняют это имя героя; в них его наименования имеют свою закономерность: в начале повествования он называется Ермаком Тимофеевым30 , или Ермаком Тимофеевым сыном31 , или Ермаком Тимофеевым сыном Поволским32 , т.е. дается его полное паспортное имя, а по ходу рассказа герой чаще всего именуется просто Ермаком. Любопытен в этом отношении Бузуновский список Есиповской летописи: в начале герой назван Ермаком и именуется так до тех пор, пока будто бы царь "не указал... впредь писать Сибирскому князю Ермаку Тимофеевичу Поволскому"33 , и далее летописец уже уважительно именует героя: князьЕрмак, князьЕрмак Тимофеевич, князь Ермак Тимофеевич Поволской. Как видим, и в сознании летописцев ХVII - начала ХVIII в. Ермак - имя, а не прозвище.

Если в письменной традиции и в казачьей среде, где были сослуживцы храброго атамана, сохранялось одно имя - Ермак, то среди казаков, работных людей, крестьян, где не было людей, лично знавших Ермака, не было, вероятно, и единого наименования героя. Так, имя героя не унифицировано в исторических песнях: По подсчетам Л. С. Шептаева, официальное имя Ермак с "изотчеством" наличествует только в 47 из 80 известных песенных вариантов34 . В остальных случаях герою даются такие имена: Ермил Тимофеевич, Ермошенька Тимофеевич, Ермоша Ермолаев, Ермоха Тимофеевич35 . Причем исследователь заметил, что разнобой в наименовании покорителя Сибири имеется лишь в двух песнях - "Поход голытьбы под Казань" и "Разбойный поход на Волгу", во всех остальных имя героя унифицировано. Это положение Л. С. Шептаев объясняет тем, что песни "Поход голытьбы..." и "Разбойный поход" являются песнями "чисто волжского разбойничьего происхождения и наиболее ранними" - они появились в то время, когда имя покорителя Сибири Ермака Тимофеевича "либо не было еще широко известным, либо еще официально не уточнилось"36 .

По мнению Б.Н. Путилова, разнобой в наименовании героя объясняется тем, что "в процессе длительного бытования песня получила различное конкретное приурочение"37 .

К изложенным версиям можно добавить, на наш взгляд, следующее. Во-первых, что исторические песни отразили уже отмеченную нами нарицательность имени Ермак. В указанном сборнике Б. Н. Путилова и Б. М. Добровольского можно найти такие примеры:

Говорит ермак Степан сын Тимофеевич…

(N 334)

Или:

Собирались ермаки во единый круг,

Атаманом был Ермак Тимофеевич,

Есаулом был ермак со Дунай-реки

Лосташка Лаврентий сын.

(N 335)

Исполнителя не смущает, что атаманом ермаков был Ермак Тимофеевич, а есаулом - ермак Лосташка; здесь ермак является одновременно и собственным именем, и словом для обозначения вольных казаков.

Во-вторых, подсчеты Д. С. Шептаева, о которых мы уже упоминали, не совсем точны. В сборнике Б. Н. Путилова и Б. М. Добровольского к ермаковским отнесено 80 песен, из них в шести имя атамана вообще отсутствует, из оставшихся 74 текстов главный герой назван Ермаком или Ермаком Тимофеевичем в 55 песнях, остается 19 песен, где в имени атамана полный разнобой, он носит имена: Ермил Тимофеевич, Ермилушка, Ермоха Тимофеевич (причем этот Ермоха далее именуется Ермаком - см. N 314), Ермолай Тимофеевич, Степанушка, стенюшка, Степан Тимофеевич, Никитушка Романович, Микитушка Романыч, Микитушка Тимофеевич, Матвеюшка Тимофеевич, Микита сын Иванович. И главное, этот разнобой наблюдается только в тех песнях, которые бытовали не в казачьей, а в крестьянской среде; эти песни записаны в Симбирской, Нижнегородской, Казанской, Саратовской губернях (см. NN 308-316, 318-319, 322, 324 и др.).

Среди волжских "разбойников" начиная со второй половины ХVI в. было много знаменитых атаманов, "податаманьев", есаулов и т. п. Их имена донесли до нас фольклорные произведения, сибирские летописи, царские грамоты. Очевидно, что в ХVIII в. в исторических песнях фигурировали и "простые" атаманы и есаулы, и "большой атаман", "большой есаул". Так, в сборнике К. Данилова: "втапоры ж подымалися атаманы казачие (здесь и далее в цитатах курсив мой. - В. Б.) Ермак Тимофеевич, Самбур Андреевич, Анофрей Степанович", но "втапоры говорил им большой атаман Ермак Тимофеевич", "большой атаман Ермак Тимофеевич приказал", " большой есаул Стафей Лаврентьевич сказал...". А в XIX в. картина меняется. Народ уже не представлял четко состав, структуру былых "разбойничьих" группировок, их "командный состав"; в народном представлении волжские "разбойники" - это единое войско, единая дружная казачья семья, где только один атаман и один есаул, поэтому сохранившиеся в памяти имена "больших атаманов", "больших есаулов" и других лиц из числа "командиров" смешиваются. К имени Ермака Тимофеевича, за которым утверждалась слава покорителя Сибири, уже в ХVII-ХVIII вв. притягивались дела других "разбойников". Однако в Поволжье слово ермак употреблялось для обозначения "жернового ручного камня", поэтому Ермак хотя и изображается в песнях Поволжья как единственный предводитель волжских "разбойников", к его имени подбираются синонимы Ермолай, Ермил). В то же время в числе его подчиненных оказываются все остальные "большие есаулы", атаманы: и реальные лица, такие, как Иван Кольцо, и неизвестные нам Самбур Андреевич, Анофрей Степанович, и люди совсем других эпох - Степан Разин, Ванька Каин, Иван Мазепа и даже Гришка Отрепьев.

Надо полагать, что в конце ХVI - начале ХVII в. имя Ермак имело оттенки прозвища, улавливаемые теми, кто пел и рассказывал о Ермаке. В то время покоритель Сибири в представлении народных масс был героем, который завершил окончательный разгром врагов Руси - татар, и этот разгром осмыслялся народом как событие общенационального значения. Покоритель Сибири даже вводится в число основных богатырей русского былевого эпоса; это - честь, которой удостаивался далеко не каждый герой38 . В глазах масс Ермак - сибирский князь, народное воображение наделяет его чертами настоящего "мужицкого" царя, с его образом связываются самые возвышенные народные представления. И вдруг такая параллель, совершенно снижающая образ: ермак - "таган, мельничный жернов". Пристало ли сибирскому князю носить такое "не царское" имя? К тому же "имя Ермак в ХVII веке употреблялось исключительно между казаками, посадскими людьми, крестьянами... и ни одного боярина, наместника, воеводы, головы и даже дьяка под этим именем неизвестно"39 . Конечно же, народ это отлично осознавал и, видимо поэтому, пытался заменить в своих сказаниях, песнях столь не благозвучное в то время имя покорителя Сибири антропонимическими синонимами.

Только исходя из этого обстоятельства можно, например, объяснить, почему С. У. Ремезов ввел в историю покорителя Сибири под именем Герман (и Н. М. Карамзин его поддержал). С. У. Ремизов и в Сибири, и в поездках по Уралу мог слышать в сказаниях, легендах, в разговорах такой вариант Герман в просторечии Ерман), показавшийся ему наиболее подходящим для "велеречивого ритора".

В фольклорных произведениях мирское имя покорителя Сибири, вероятно, заменялось не только антропонимическими синонимами, но и другими именами, придумывались для Ермака Тимофеевича и фамилии. Ведь записывал же в XIX в. П. Н. Рыбников:

Появился к вам сибирский царь,

Сибирский царь Ермак Тимофеевич,

Ермак Тимофеевич Бургомиров 40 .

Здесь речь идет о покорителе Сибири, хотя он и Бургомиров. Стихийный процесс переименования героя вызвал к жизни предание о Ермаке-кашеваре. Это предание позволило абсолютно всем рассказчикам, именовавшим покорителя Сибири не Ермаком, а как-нибудь иначе, доказать свою правоту. Совершенно очевидно, что любому рассказчику, прежде чем называть как-то покорителя Сибири, нужно было объяснить собеседникам, почему его прозвали Ермаком. Для объяснения бралась самая близкая, всем известная параллель: ермак - артельный таган, жернов - и рассказывалось, что в юности герой был кашеваром в артели, поэтому и получил такое прозвище, а на самом деле его звали ЕрмилЕрмолай, Василий...) и фамилия у него была БургомировАленин, Бугреев...). Истории известны по крайней мере три казачьих атамана Ермака, сотни крестьян, казаков, носивших такое имя, - ясно, что все они были так названы (или прозваны, в данном случае безразлично) не потому, что в отрочестве, юности были кашеварами. Конечно же, это предание ХVII в. основано на вымысле.

Поскольку речь зашла о легендарном Ермаке-кашеваре, то вернемся к "Сказанию о происхождении Ермака". Автор "Сказания" был человеком эрудированным; ему не откажешь в наблюдательности, знании народной речи, народного творчества. Например, он отмечает значение слова ермак в Приуралье - "дорожной артельной таган" и "по вольскому наречию" - "жерновой ручной камень"; из ермаковских преданий своего времени он выбрал наиболее распространенный вариант - были и такие предания в ХVII в., в которых атаман именовался Ермаком, а прозвищем объявлялось другое  - Токмак, весьма близкое по звучанию и значению к Ермак. На это указывает Есиповская летопись по Погодинскому описку: "... прозвище ему было у казаков Токмак". Токмак означал "пестик для дробления зерен в ступке", т.е. предмет, связанный непосредственно с приготовлением продуктов. Такая параллель ермак - токмак) не противоречила, а также подтверждала в устах рассказчиков "истинность" предания о Ермаке-кашеваре и сохранилась в рассказах стариков-уральцев до наших дней41 .

Разнобой в наименовании покорителя Сибири в фольклорных произведениях, видимо, во второй половине ХVII века начал постепенно исчезать. Процесс унификации имени героя был длительным и продолжался в прозаических жанрах скорее всего до начала, а в песнях - до конца XVIII в. (вспомним замечание Г. Ф. Миллера, Н. А. Радищева). Фальк в 1786 г. назвал покорителя Сибири Тимофеем, никак это не объяснив; может быть, он слышал нечто подобное во время своего путешествия; но уже ни у одного автора XIX в. мы не найдем записи или пересказа предания, где бы герой именовался не Ермаком, а как-то иначе. Зато песни с их закрепленностью текста сохранили разнобой в наименовании героя вплоть до XX в. и послужили для некоторых историков источником аргументации в пользу Ермолая или Ермила.

Унификации имени Ермака в значительной степени способствовала церковь. В конце 30-х гг. ХVII в. провозглашение "вечной памяти" Ермаку стало особым обрядом поминовения в неделю православия. К этому времени, судя по песням, преданиям, существовала масса наименований героя, кроме того, бытовало предание, объясняющее, что Ермак - прозвище. Церковнослужители, вероятно, сочли неудобным провозглашение памяти по всей сибирской епархии "жерновому камню", "тагану". Но и произвольно называть покорителя Сибири не было смысла. Поэтому был взят один из самых распространенных антропонимических синонимов - Ермолай. При Нектарии (он был сибирским архиепископом до 1640 г.), а затем и при Герасиме скорее всего и шло поправление синодиков, в которых Ермак становился Ермолаем. При этом в синодиках не только исправлялось имя атамана, но вносились и новые имена, производилась их перегруппировка и т. п. Позже, в XIX в., это вынуждены были констатировать те же церковнослужители, например епископ Мелетий, сличавший старый синодик Нерчинско-Успенской монастырской церкви с другими сибирскими синодиками42 . Следовательно, все синодики, называющие Ермака Ермолаем, по документальности стоят рядом с фольклорными произведениями.

Замена мирского имени покорителя Сибири христианским в фольклорных произведениях была связана с идеализацией образа храброго атамана и явилась своеобразным показателем отношения широких масс к Ермаку, поднятому на пьедестал национального героя.

Связь с действительностью всех фольклорных произведений, изменявших имя героя, в том числе и предания о Ермаке-кашеваре, проявилась в отражении эволюции эстетических вкусов народа - уже в начале ХVII в. мирские имена давались только простым крестьянам и работным людям43 , и то редко, покоритель же Сибири в представлении народных масс был выдающейся личностью, которой не пристало носить такое имя.

"Сказание о происхождении Ермака" - это скорее всего одно из письменно оформленных народных сказаний первой половины ХVII в., когда создавалась поэтическая биография покорителя Сибири. Фольклоризм "Сказания" очевиден. Наименование Василий Тимофеевич Аленин - один из вариантов, который в фольклоре широкого распространения не получил. Поэтому кажется странным утверждение одного из защитников документальности анализируемого "Сказания" А. Воронихина: " В многочисленных уральских сказах и легендах (курсив мой. - В. Б.) Ермака называют Василием Тимофеевичем Алениным"44 . А. Воронихин приводит единственный пример - сказ П. П. Бажова "Ермаковы лебеди", других же примеров нет ни в полном, ни в сокращенном вариантах его работы, ибо подобных "многочисленных" сказов в уральском фольклоре просто не существует45 . Если П. П. Бажов назвал своего героя В. Т. Алениным, то это еще мало что значит: о Ермаке написаны сотни рассказов, повестей, романов, стихотворений, поэм, литературных сказов46 ; погрузившись в это море беллетристики, можно выискать какой угодно пример. Но если даже допустить, что П. П. Бажов слышал еще в детстве где-нибудь в Сысерти, Полевском, Екатеринбурге предания, в которых Ермак именовался Василием, то можно ли утверждать, что покорителя Сибири действительно звали В. Т. Алениным? Думается, нет. Это один из вариантов. Разнобой в наименовании покорителя Сибири существовал уже в первые десятилетия ХVII в., затем постепенно исчезал, но так и не исчез до конца XIX в. - ведь во второй половине XIX в. П. Н. Рыбников записывал песню, в которой Ермак - Бургомиров. Запись П. Н. Рыбникова сделана именно от уральцев - крестьян Екатеринбургского уезда Пермской губернии. Очевидно, что Ермак такой же Аленин, как и Бургомиров.

"Сказание о происхождении Ермака" обладает такой же достоверностью, как исторические песни, народные предания. Другого вывода при современном состоянии документальных материалов о Ермаке, его происхождении, видимо, не следует делать.

Примечания

1 См.: Блажес В. В. О наименовании покорителя Сибири в исторической литературе // Наш край: Материалы V Свердловской областной краеведческой конференции. Свердловск, 1971. C. 247-250.

2 "Сказание" было включено в рукописный сборник XVII в. (на это обратил внимание Г. Н. Спасский), затем - в "Сказание Сибирской земли" (текст XVIII в., найден А. Дмитриевым). И. Л. Черепанов также внес "Сказание" в свою рукопись "без искажения или произвольного толкования". См.: Андреев А. И. "Черепановская летопись"// Исторические записки. М., 1942. Т. 13. C. 322. О стилистической сниженности "Сказания", принадлежности его к демократической литературе XYII в. см: Фоменко Ю. В. Язык сибирских летописей XVII века: Дис. … канд. филол. наук. М., 1962. С. 13-17 и далее.

3 Сибирские летописи. СПб, 1907. С. 505

4 См., например: Письмо Г. А. Розенкампфа из С-Петербурга к графу К. Замойскому в Варшаву // Москвитянин. 1852. [8], авг., кн. 2. С. 424; Карамзин Н. М. История государства Российского. СПб., 1821. Т. 9. С. 341; Иловайский Д. И. Ермак и покорение Сибири // Русский вестник. 1889. Т. 163, сентябрь. С. 11. Разумеется, защитники документальности "Сказания" предпочитают не замечать указанного противоречия в его сообщениях - см., например: Введенский А.А. Дом Строгановых в XVI-XVII вв. М., 1962. C. 89-90. Современные историки также считают сомнительным утверждение, что Ермак сам написал собственную родословную - см., например: Скрынников Р. Г. Сибирская экспедиция Ермака. Новосибирск, 1986. C. 173.

5 Черепановская летопись // Рук. отд. РНБ, ф. 4, д. 324, л. 1.

6 См. об этом: Дергачева-Скоп Е. И. Из истории литературы Урала и Сибири XVII в. Свердловск, 1965. C. 116-117.

7 Черепановская летопись. Л. 1об.

8 См.: Кузнецов Е. Сказания и догадки о христианском имени Ермака. Тобольск, 1890. С. 5.

9 См. например: Оглоблин Н. К вопросу о христианском имени Ермака // Библиограф. 1894. Вып.1. С. 23-26; Воронихин А. К биографии Ермака // Вопросы истории. 1946. N 10. С. 99-100.

10 Г. Ф. Миллер первый отметил это  - см.: Миллер Г. Ф. история Сибири. Т. 1. М.; Л, 1937. С. 212.

11 Цит. по: Кузнецов Е. Указ. соч. С. 9.

12 См.: Словник власних имен людей. Киев, 1949. С. 49.

13 В Устьяновском говоре Северодвинского округа по списку, составленному М. Романовым, "имя Ермака означает Гермогена и Ермолая", см. об этом: Чернышев В. И. Несколько замечаний об украинских и русских именах // Мовознавство. 1948. Т. 6. С. 72.

14 Пуцилло Н. К вопросу, кто был Ермак Тимофеев, покоритель Сибири // Русский вестник. 1881. Т. 156, ноябрь. С. 228.

15 См. об этом: Дмитриев А. Пермская старина. Вып. 5. Пермь, 1894. С. 139.

16 Кондратьева Т. Н. Собственные имена в русском эпосе. Казань,1967. С. 25. Можно еще добавить, что ермаками назывались не только целовальники, но и "фабричные кулачные бойцы" - см.: Русские народные картинки / Собрал и описал Д.А. Ровинский. СПб., 1895. Т. 4. С. 82.

17 Кондратьева Т. Н. Указ. соч. С. 22.

18 Записано от П. П. Малыгиной, 88 лет, д. Малыгина Верхнесалд. р-на летом 1966 г. Хранится в фольклорном архиве каф. фольклора и древней литературы Урал.о гос. ун-та им. А. М. Горького.

19 См.: Никитский А. Заметка о происхождении имени Ермак // Журн. Министерства народного просвещения. 1882. [5], май. С. 135-138.

20 Ознобишин Е. По поводу слова "казак" // Казачий вестник. 1883. N 32.

21 Рук. отд. РГБ, ф. 256, д. 308, л. 1, 46.

22 Там же, л. 107, 110, 133.

23 ЦГАДА, ф.1209, кн. 351, л. 52, 231.

24 А. А. Введенский нелогичен. Он пишет: "Замены имен прозвищами известны во множестве по деловым на строгановских людей. Так, по деловой 1583 г., сентября 22 в числе дворовых … имеется Ермак Морок, а по деловой 1583 г., сентября 25 тому же … Строганову достался Ермак Езовщик (от езы - колья, которыми перегораживали реку для задержки и вылавливания рыбы) " - Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI-XVII вв. М, 1962. C. 89. Очевидно, в цитируемых документах люди носят имя Ермак и прозвища: Морок и Езовщик.

25 ГАПО, ф. 587, оп. 1, д. 10, л. 1, 2. 

26 Буцинский Н. Н. Заселение Сибири и быт первых ее насельников. Харьков, 1889. C. 1.

27 См.: Соколов П. И. Русские имена и прозвища в XVII веке // Изв. Об-ва археологии, истории и этнографии при Казанском университете. 1891. T. 9, вып. 1. С. 18.

28 См.: Морошкин М. Славянский именослов, или Собрание славянских личных имен. СПб., 1867. С. 83.

29 См.: Буцинский Н. Н. Заселение Сибири и быт первых ее насельников. С. 108-109. 

30 См. об этом: Строгановская летопись по спискам Спасского, Толстовскому, Афанасьевскому, Есиповская по Сычевскому и Погодинскому спискам.

31 См. об этом: Есиповская летопись по спискам Ундольного и Румянцевскому.

32 См. об этом: Есиповская летопись по Аввакумскому, Коркуновскому спискам; Кунгурская летопись.

33 См.: Сибирские летописи. СПб., 1907. С. 300.

34 См.: Шептаев Л. С. Песни Разинского цикла и песни о Ермаке // Уч. зап. ЛГПИ им. А.И. Герцена. 1966. Т. 309. С. 6.

35 Там же. С. 7.

36 Там же. 

37 Исторические песни XIII-XVI вв. / Изд. подготовили Б. Н. Путилов, Б. М. Добровольский. М.; Л, 1960. С. 677.

38 Сомнение на этот счет высказал С. Н. Азбелев - см.: Азбелев С. Н. Два Ермака в русском фольклоре // Русская речь. 1982. N 4. С. 119-121.

39 Кузнецов Е. Сказания и догадки о христианском имени Ермака. Тобольск, 1890. С. 22.

40 Песни, собранные П.Н. Рыбниковым. М., 1910. Т. 2. С. 720.

41 Дергачева-Скоп Е.И. Указ. соч. С. 113, 149.

42 Мелетий, епископ. Подлинное христианское имя покорителя Сибири Ермака Тимофеевича // Иркутские епархиальные ведомости. 1883, N 37 (прибавления). Показательно, что сам Мелетий называет имя Ермак "вульгарным". Вероятно, таким же "вульгарным" считали его и церковные деятели XVII в.

43 Кроме указанного наблюдения Е. Кузнецова, сошлемся еще на мнение А. И. Соколова. См.: Соколов А. И. Русские имена и прозвища в XVII веке // Изв. общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. 1891. Т. 9, вып. 1. С. 3.

44 Воронихин А. К биографии Ермака // Вопросы истории. 1946. N 10. С. 99; см. также: Он же. Ермак Тимофеевич - Василий Тимофеевич Аленин // Прикамье. 1941. N 3.

45 Своим необоснованным утверждением, будто на Урале бытуют легенды о В. Т. Аленине, А. Воронихин ввел в заблуждение не только краеведов и авторов популярных брошюр, справочников для туристов и т. п., но и ученых. Исследователи, познакомившись со статьями А. Воронихина, стали считать, что "уральские устные рассказы и предания называют его (Ермака. - В. Б.) Василием Тимофеевичем Алениным" - см.: Александрова Е.А. К вопросу о методике анализа методических песен. // Уч. зап. Даугавпилск. пед. ин-та. 1959. Вып. 3.С. 102; "В многочисленных уральских сказах и легендах Ермака называют В.Т. Алениным" - см.: Кондратьева Т. Н. Указ. соч. С. 21.

46 См. библиографию: Кузнецов Е. Биография Ермака. Тобольск, 1891.

© В. В. Блажес, 2001

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ну и наконец, статья из Фасмера с этимологей слова ЕРМАК = "жернов". Происхождение слова тюркское - от слова ЖАРМАК = "раздроблять" , см. также слова ЖАРУ = "разбивать". Правда сам Фасмер считает, что ИМЯ Ермак - производное от имени Ермолай, греческого происхождения.

http://www.sozdik.kz/

Казахский

Русский

жару  

взорвать

взрывание

взрывать

достаток

загрызание (хищником)

колоть

разрезать

разрубание

разрывание

раскалывание

раскалывать

распускание (цветка, плода)

рассекание

расщепление

Word: ерма/к

Near etymology: "ручной жернов" (Преобр.), от чагат. jarmak "раздроблять"; см. Корш у Преобр. I, 216. Неясно. Неопределенно также отношение к ермо/лить "тереть", вопреки Горяеву, ЭС 104; иначе -- ЭС 440. Имя собств. Ерма/к происходит от Ермола/й из греч. `Ερμόλαος.

Pages: 2,25

Второй упомянутый в статье вариант со словом ТОКМАК также тюркского происхождения, либо от корня ТОК - см. ТОКПАКТАУ, ТОКЫЛДАУ = "бить, стучать", либо от корня СОК - см. СОГУ ="бить"

Казахский

Русский

токпак

боек

колотушка

трамбовка

токпактау

бить 

бить дубинкой

колотить

токылдак 

дятел

токылдау

издавать стук

согу 

биение

бить

битье

бой

громить

ковать

стукнуть

удар

ударить

Word: токма/к,

Near etymology: токма/рь "небольшая колотушка", первое -- из тур., чагат., тар. tokmak "деревянный молоток, колотушка" (Радлов 3, 1156 и сл.; см. Мi. ТЕl. 2, 178; ЕW 358; Локоч 163). Форма токма/рь, возм., представляет собой контаминацию токма/к с чагат. c^оkmаr "дубина"; см. чекма/рь.

Pages: 4,70

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

у меня есть знакомые Ермаковы - внешне они татары

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из шеджере (родословной):

Кара бик – Гали бик – АлСуфый – Субаш бик – Биги бик – Пайке морза – Дусмухаммет морза – Ярмак морза

Хранится в Питере Институте Востоковедения (99 коллекция, 1, 164 )

Ярмак = Ермак ?

А.М. ОРЛОВ

НИЖЕГОРОДСКИЕ ТАТАРЫ:

этнические корни и исторические судьбы

( Очерки )

«Мещерские казаки широко используются в завоевании и освоении Сибири. Именно они были первопроходцами в Сибирь. По данным П.Небольсина, в 1557-58 гг. в Сибирь направляются служилые татары во главе с Девлеткозя и Сабаном Рязановыми. В 1567 г. Иван Грозный посылает экспедицию, во главе которой стояли Иван Петров и Бурнаш Ялычев. Все они были побиты сибирским царем Кучюмом. Татары-мещеряки во главе с казачьим атаманов Матвеем Мещеряком были и в составе отряда Ермака.

В составе российского войска, направленного в Сибирь в 1590 г. (именно с этого момента начинается массовая колонизация Сибири), были казаки городовые, с их помощью началось формирование казачества из местных татар. Для закрепления победы в 1594 г. строится новый город Тару, гарнизон которого комплектуется татарами. Воеводам дается наказ “над Кучумом промыслить и извоевать накрепко, от Кучума людей лучших отговаривать, чтобы ехали к государю служить”.

….

Следует заметить, что в колонизации Сибири, имеется ввиду Западная Сибирь, междуречье Иртыша и Тобола, татары-мишари принимали большое участие. Уже в 1557-58 гг. в Сибирь направляются служилые татары во главе с Девлеткозя и Сабаном Рязановыми. В 1567 г. в Сибирь отправляется большая группа казаков, набранных в степях Нижнего Поволжья, Подонья и Северного Кавказа. Новая кампания по созданию особого войска для Сибири начинается в 1590 г., когда призываются казаки городовые, вольные из астраханских и терских мест. Для укрепления позиции боевых сил строится новый город-крепость Тару (1594 г.), гарнизон формируется из 1200 конных и пеших казаков из числа татар-мишарей Казани, Тетюша, Свияжска и др. Часть из них возвращается вместе с Ураз-Мухамедом, назначенным в 1600 г. касимовским царем. Вместе с ними отправляются в Московию служить государю большие группы местных сибирских татар. Им обещаются жалованья, сукна, хлеб. По всей вероятности эти обещания не были сдержаны из-за трудностей Смутного времени, что явилось причиной волнений широких масс служилых татар.

Все это обусловило драматизм событий, связанных с эпохой Смуты. Среди вожаков повстанцев мы видим многих татарских князей и мурз – Айдара Енебякова, Бибая и Теребердея Мустафиных, Шугуровых и др.

….

Длительное время значительная часть курмышских татар, особенно маклаковских татар, оставалась неверстанной, к службе не привлекалась. В 1647 г. царь издает специальный указ “О производстве переписи неверстанных курмышских мурз и татар”. Перепись была произведена арзамасскими приказчиками, что подтверждает их арзамасское происхождение. В 1648 г. выселены в новопостроенный город Корсун из г.Курмыша “на вечное житье и для участия в работах при устройстве симбирской черты неслужилые татары, всего 436 чел.”.

Пренебрежительное отношение к курмышским татарам со стороны царских властей в течение XVII и XVIII вв. проявлялось еще не раз. В отличие от арзамасских и алатырских татар они чаще всего используется для казачьей службы на Дону. В последующем ссылка на Дон курмышских татар рассматривалась как вид уголовного наказания.

В 1682 г. был издан особый царский указ по Курмышскому уезду о поголовном и срочном крещении курмышских татар. Курмышский воевода получает именной приказ ехать в татарские деревни уезда для понуждения мурз, татар, их вдов, жен, детей и людей. В месячный срок они должны были принять крещение. Естественно, это вызвало переполох, массовое бегство татар в окрестные села Подгородного стана уезда. В 1683 г. в Москву направляются именные списки татар, принявших православную веру. Неслучайно, в Татарском Маклакове еще и в начале XIX в. было самое большое число крещенных татар (437 чел.).»

Added @ 21:25

http://forum.fstanitsa.ru/cgi-bin/yabb/YaB...30169;start=2#2

Софронов В.

Зачем Ермак в Сибирь ходил?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из 12 000 казаков (из которых 4200 получали жалованье) на оборонительной линии Гурьев - Оренбург в 1767 году 2200 человек составляли татары. Гарнизоны некоторых крепостей были укомплектованы сплошь татарами к примеру: Красногорск, Верхне-Озерск, Борск. (А. Белый кандидат исторических наук Уральский педагогический институт.)

При разгроме Пугачёвского восстания у поддержавших его татар-казаков крепости Красногорск было конфисковано помимо прочего имущества 233 лошадей и 636 коров. У есаула Гумера Ермакова было конфисковано имущества на сумму 84 рубля, в том числе 19 лошадей и 16 коров. (1 корова= 2 руб.)

Из 200 казаков поддержавших Пугачёва в начале восстания 40 человек составляли татары.

Кстати, в Золотой Орде была монета - ермак, так татары называли дирхем . У татар до сих пор есть имена подобного типа Динар, например.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

тут видимо ряженные пишут http://www.samaraart.ru/history/articles/?241

«Единожды солгавший, кто тебе поверит»,— сказано в библии. Пророческие слова.

„КУРМЫШИ"

Возможно беды Самары начались с 1743 г., когда отсюда ушли казаки. Вместе с ними город покинула дисциплина, некое нравственное единство и общность истинно русских людей. Самара была маленьким островком в бескрайнем океане волжского этноса. Повсюду жили степные пароды с их специфической культурой и чуждыми обычаями для русских.

В Самаре казаки были родоначальниками города. И вот они ушли... Что же осталось? Какой-то странный конгломерат русских, татар, болгар, черемисов, мордвы, вотяков, киргизов, чувашей, караимов, немцев, поляков, евреев и бог знает еще кого.

типа казаки - марсиане ;)

я знал одного интересного человека которого звали Курмыш, ездил на лошади (совковые времена) видимо из курмыш-татарлары которые недалече от нас

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Казахский чингизид хан Кучум (Көшім хан) и Ермак.

Борьба за Сибирское ханство.

И почему хан Кучум остался вне казахской официальной истории?

Мурат Абдиров «Хан Кучум: известный и неизвестный». Научно-популярное издание. Алматы: «Жалын», 1996. Под редакцией д.и.н., профессора Ж.Касымбаева.

Из Введения (стр. 4-10):

Хан Кучум стал первой жертвой формировавшейся Российской колониальной империи – за ним последовали хан Кенесары, имам Шамиль и другие вожди национально-освободительных движений.

На протяжении 400 лет оценка исторической роли хана Кучума страдает односторонностью, необъективностью, поверхностным подходом. В российской дореволюционной и особенно в советской исторической литературе утвердились крайне негативные и стереотипные отзывы о его личности: характеристики типа «жестокий», «коварный», «злобный», «деспотический» и т.п.

И наоборот, образ его противника Ермака прошлая и современная российская историография рисуют исключительно в положительном свете – как «национального героя», «сказочного удальца», «талантливого землепроходца», «великодушного человека»» «народного предводителя», «гордости русского народа» (Тумилевич Г.И., Сибирский поход Ермака (на материале донских преданий); в кн.: Филологические этюды, Ростов, 1974, стр. 134-145).

В дореволюционной русской и ранней советской историографии господствующие позиции занимал тезис о «завоевании», «покорении», «захвате», «военной окупации», «невольной колонизации» Сибири. С конца 30-х и особенно с середины 50-х годов нашего века (АКБ: прошлого) этот тезис постепенно отвергается и происходит замена его новыми терминами: «присоединение», «освоение», «вхождение», «приобретение».

М.В.Ломоносов, положивший начало официальной российской историографии, подчеркивал: «О сем деле должно писать осторожно и помянутому Ермаку в рассуждениях завоевания Сибири разбойничества не приписывать» (Ломоносов М.В., ПСС, т.6, М., 1952, стр.448).

У А.Н.Радищева Ермак выступает как «ангел света» в схватке с «ангелом тьмы, отцом мятежа» (Кучумом). Радищев поставил Ермака в один ряд с Колумбом.

В.Г.Белинский, внося свою лепту в создание героического образа, подчеркивал: «Подвиги витязей такого рода никогда не были запечатлены ни зверством, ни жестокостью: они были удальцы и молодцы, а не злодеи...».

Не отстали от других и А.С.Пушкин, К.Ф.Рылеев, Л.Н.Толстой, А.И.Герцен, Д.Н.Мамин-Сибиряк и другие, на трудах которых воспитывались многие поколения русского народа.

«Подвигам» Ермака посвятили свои труды дореволюционные российские историки Н.М.Карамзин, В.О.Ключевский, Н.И.Костомаров, П.И.Небольсин, Г.Ф.Миллер, С.М.Соловьев, И.Г.Фишер, В.Н.Татищев, Д.И.Завалишин, В.В.Радлов, С.У.Ремезов, П.А.Словцов, А.В.Оксенов, Н.М.Ядринцев, Г.Н.Потанин, Ф.Н.Усов, государственный деятель М.М.Сперанский и многие другие.

....и современные российские ученые С.В.Юахрушин, А.П.Окладников, Р.Г.Скрынников, Д.И.Копылов и другие.

Отдельные исследователи пытались идеализировать «подвиги» хищнических отрядов Ермака, эта тенденция, находившая широкое покровительство царского правительства, принимала порой курьезные формы: так, известны попытки церковных кругов канонизировать личность Ермака (объявить его святым) (Гл.!, Стр.13).

С позиции исторической правды освещали поначалу походы Ермака и многие советские ученые.

Так, академик М.В.Нечкина в первом издании БСЭ писала о нем: «Ермак – т.н. «завоеватель Сибири»...один из многогочисленных представителей начального этапа колониальной политики царской России...В 1581-84 гг. Ермак во главе своего отряда, заливая свой путь кровью татар, вогулов (АКБ: манси) и остяков (АКБ: ханты), продвинулся вглубь Сибири, разгромил сравнительно небольшое «сибирское царство» хана Кучума, расположенное по рекам Туре, Тоболу и Иртышу (Гл.1, Стр.13).

Хан Кучум принадлежит истории не только и даже не столько России или Узбекистана, а в первую очередь Казахстана.

Восстановление исторической справедливости в оценке прошлого казахского народа требует развенчания легенд и мифов о Ермаке и Кучуме, воздания каждому по истинным историческим заслугам.

Первым такую попытку предпринял в своей обстоятельной статье «Правда и мифы о Ермаке» академик М.К.Козыбаев (Козыбаев М.М., История и современность, А-А., 1991, стр.136-161).

Наше повествование о сибирском хане Кучуме основано на исторических документах, исследованиях ученых, художественных произведениях, как дореволюционных, так и современных.

Гл.1 С.16:

Находки, сделанные осенью 1989 г. в одном из прииртышских курганов Омской области. В древнем захоронении, возраст которого определили приблизительно в две тысячи лет, обнаружено около 600 предметов, многие из которых по праву можно назвать шедеврами древнего искусства. Особый интерес вызвали серебрянные сосуды, на которых были нанесены надписи. Это так называемое «иссыкское письмо», уже известное ученым по находкам в Алматинской области, но пока не расшифрованное...

С.30:

Шейбанид (от имени Сыбан, в арабизированной форме) Кучум – потомок Ибак хана (АКБ: Абак хан), сын Муртаза хана.

С.37:

Кучум погиб в 1598 г. или вскоре после этого глубоким дряхлым стариком. Поэтому можно предположить, что родился он примерно между 1510-1520 гг. и прожил на свете около 80 лет. Об этом говорит и тот факт, что Кучум оставил после себя весьма многочисленное потомство.

Некоторые русские источники (например, Есиповская летопись) утверждали, что Кучум пришел в Сибирь из «Казачьей Орды», т.е. из Казахской степи, - утверждение в пользу того, что Кучум был родом все-таки казах, управлявший казахскими племенами, жившими в степной зоне юга Сибири (АКБ: казахом или степным киргизом Кучума называли Чокан Валиханов, Карамзин, Миллер, Небольсин, Левшин и др.).

В.В.Бартольд, ссылаясь на Абулгази, писал, что Кучум правил 40 лет, однако он не получал свое царство в наследство от отца, а изгнал оттуда своего предшественника Ядигера* в 1563 г. захватив его столицу Искер: в 1563 г. владетелем Сибири был Ядигер, а в 1569 г. – уже Кучум. Последнее поражени е в войне с русскими Кучум потерпел 20 августа 1598 г., а ногайцы, у которых он искал убежища, убили его в отместку за набеги отца.

* АКБ: Керея-тайбугинца Жадыгера.

Кроме Сибирских летописей, трудов Миллера, прямым доказательством того, что кереи уже в 14 веке расселялись по Тоболу, Иртышу, Есилю (Ишиму) и Туре, т.е. в Сибирском ханстве, является цитата из поэмы (жыр) известного казахского батыра и жырау времен казахско-джунгарских войн Қожабергена (из северо-казахстанских кереев) «Елімай», посвященной годам Великого бедствия, названным «Ақтабан шұбырынды, алқа көл сулама»:

...Баласы Орта жүздің керей – уақ,

Мекендеп Сібірді олар тұрған ұзақ.

Құт қонып, қыдыр дарып ерте кезден,

Тоғайын, Омбы өзенін жұртым қыстап.

Бес жүз жыл мекен еткен керей – уақ,

Қорғаған жаудан халқын қару ұстап.

-----------------------------------------

Кереи и уаки Среднего жуза,

Занимали Сибирь долгое время.

Издревле снисходила к ним божья благодать,

Мой народ зимовал в лесах и на реке Омь.

Пятьсот лет здесь проживали кереи – ауки,

Защищая свои роды с оружием в руках.

Простейший расчет: 1723 г. – 500 лет = 1223 г…

С.38:

У Кучума было два брата Жан-Керей и Ахмет-Керей, сыном одного из них и племянником Кучума являлся известный его военачальник Мухаммед-кул, воевавший с Ермаком, попавший тому в плен и отправленный затем в Москву, где впоследствии служил русским царям.

С.40:

На центральной площади Искера у главной мечети столицы собрались мурзы, беки, огланы, есаулы....Кучума подняли на золотой кошме и осыпали золотыми и серебрянными монетами. Он провозгласил себя ханом тюменским и сибирским (АКБ: Чимги-туры/Жангы-туры, позже Тюмень и Искера, позже Тобольск), чтобы подчеркнуть законность своей власти (Оксенов А., Сибирское царство до эпохи Ермака, стр.26).

С.43:

Ханство занимало огромный регион в Приуралье, Западной Сибири и Северном Казахстане, по площади равной Франции. Уральские горы были естественной границей между Сибирс ким ханством и Московской Русью. Государство Кучума располагалось в виде большого треугольника, один угол которого находился на Тоболе, другой - на Иртыше, а вершина упиралась в низовья Оби (Сафаргалиев М.Г., Распад Золотой Орды, Саранск, 1960, стр.221).

С.44:

....вокруг Кучума сложилась значительная группа местной знати. В документах и источниках упоминаются, например, имя Бабасан-мурзы, владения которого расположились на западе ханства по Тоболу, улус князя Жапанши на реке Тура; на этой же реке находился городок, которым управлял брат самого Кучума, отдельное владение было и у племенника хана Мухаммед-кула. Есаулу Алышаю принадлежали города по рекам Тобол, Тура и Есет (АКБ: ныне река Исеть, район современного Екатеринбурга) на западе ханства, на месте современного Кургана находилось древнее тюркское городище Шубар-кала (на месте которого была основана крепость Царево городище), а также городки Явлу-тура, Кыныр (АКБ: в устье Есиля Кызыл-тура) и др....в устье Вагая стоял городок Касым-тура (АКБ: тура – город). По Иртышу Искер защищался городками Сузге-тура (где жила любимая жена хана Сузге – дочь казахского султана из есильских степей), Бесик-тура (жила другая жена - дочь местного мурзы Даулетбая), Абалак (любимая летовка хана), Кыныр и др.

С.45:

Жители ханства разговаривали на языке кыпчакской группы тюркских языков.

Князья остяков и вогулов приняли ислам и тюрко-мусульманские имена: Аблай-Керей, Жусуп, Аксеит и т.п.

Основное население ханства называло себя по-разному: жившие по р.Тоболу – «тобыллык», по р.Тара – «тарлык», в степи между Иртышом и Обью – «барабы», пришедшие с юга – «бухарлык», проживавшие на р.Есиль – «есильдык», а также «чаты», «эуштинцы», «теренинцы» и др.

С.47:

Сбор ясака был настолько четко организован Кучумом, что русские после завоевания Сибири не стали ничего менять и воспользовались его техникой обложения данью местных народов, только повысили ее размер.

АКБ: как я отмечал в теме «Москва - не третий Рим, а третий Каракорум» (объединенной позже модерами с другой темой), Московская Русь конца 16 века при Иване IV была еще почти «тюркской», а поход Ермака с Сибирь против Кучума был всего лишь одним из рядовых эпизодов в решении тюрками междоусобных конфликтов.

Полагаю, что на руинах Золотой Орды постепенно разгорелся конфликт и противоборство между тюрками-язычниками и христианами, в основном обосновавшимися и утвердившимися к середене 16 века в Москве (осевшими) и тюрками-мусульманами (кочевыми).

В дополнение к прежним изложенным мной фактам, а также к выссказанной мной в других темах версии о главнейшей причине переселения калмыков на Волгу как из-за тяготения торгаутов к родственным кереям-тайбугинцам Сибири, а лишь потом вынужденной перекочевки на Волгу, приведу тому подтверждения и из данной книги:

С.50-52, 61:

В трудную минуту от Кучума откочевал его главный визирь карача; другой сподвижник, Шын-мурза Жусупов, уехал в Москву вместе со своими близкими; вскоре за ними последовали Елюбай-мурза и тайбугинец Сенбахты Тагин (АКБ: как известно, тайбугинцы были кереитами – несторианцами), выдавший Ермаку главного военачальника хана Мухаммед-кула. Мурза Елыгай из древнего местного рода привел в дар Ермаку даже собственную красавицу-дочь, а есаул Кайдаул нанялся на службу к русским воеводам в Тобольске. И таких примеров было немало.

Правившие до Кучума в Сибири тайбугинцы мало занимались пропагандой мусульманства (АКБ: по причине несторианства кереев-тайбугидов?).

Вторая грамота Кучума Ивану IV 1571 года начиналась такими словами: «Крестьянскому (АКБ: христианскому) Белому Царю и великому князю всея Русии. Кучум-Богатырь, царь – слово наше».

С.70-71:

О невиданной жестокости и алчности казаков ходили легенды, которые, впрочем, опирались на реальные факты. Например, летом 1580 г. отряд яицких казаков внезапным набегом захватил столицу Ногайской Орды город Сарайчик (АКБ: Сары айчык) на Яике. Казаки подвергли город беспощадному разгрому и грабежу, перебили ни в чем не повинное мирное население, захватили богатую добычу. Ногайский князь Урус пожаловался царю на казаков, упомянув, что в поисках сокровищ они даже пошли на такое неслыханное злодейство, как осквернение могил умерших. Сарайчик был знаменит своим древним великолепным кладбищем, где были захоронены многие выдающиеся люди эпохи Золотой Орды, Ногайской Орды, Казахского ханства (там находился, в частности, мавзолей казахского хана Касыма, жившего в конце 15 – начале 16 вв.

Н.М.Карамзин подтверждает факт захвата города казаками и сообщает, что они «не оставили камня на камне и вышли с знатною добычей, раскопав самые могилы, обнажив мертвых» (История государства Российского, кн.3, т.9, гл.6, с.224).

В ответ на жалобу Уруса московские власти сообщили, что «воровать на Сарайчик приходили беглые казаки, которые, бегая от нас, живут на Тереке, на море, на Яике, и на Волге, казаки донские, пришед с Дона, своровали» (Скрынников Р.Г., Сибирская экспедиция Ермака. – Новосибирск, 1986, С.141).

Вот к этим самым вольным казакам решили обратиться за военной помощью Строгановы для реализации своих планов покорения Сибирского ханства.

С.79:

Я разделяю мнение академика М.К.Козыбаева о том, что Ермак вполне мог быть выходцем из какого-то тюркского племени, сбежавшим от наказания за тяжелое преступление подальше от родных мест и ставшего личностью отверженной.

Мы уже говорили, что на начальном этапе становления казачества в нем преобладал тюркский элемент, т.к. тюркские кочевники в это время еще господствовали в южных степях.

Не случайно первыми атаманами смешанных казачьих общин были представители местных племен.

Одним из первых атаманов донских казаков был некий Сары-Азман, возможно ногай.

Например, документально установлено, что матерью знаменитого вождя крестьянского восстания 17 века Степана Разина была турчанка, захваченная в плен его отцом во время похода в Турцию. Не случайно турки называли С.Разина «тума», т.е. родственник, и явно симпатизировали ему.

Есть сведения, что матерью другого известного лидера крестьянского бунта 18 века Емельяна Пугачева также была турчанка. Да и позже подобное было нередким.

Например, матерью одного из предводителей белого движения в период гражданской войны генерала Л.Г.Корнилова, родившегося в Каркаралинске, была крещеная казашка.

С.82:

…когда в Москве узнали о несанкционированном походе казаков Ермака в Сибирь, царь Иван Грозный 16 ноября 1582 г. прислал Строгановым гневную грамоту, в которой осуждал их за самовольные действия, могущие привести к широкомасштабной войне с Кучумом. Царь обвинял купцов, что они сами виноваты, т.к. «задирали вогулов, вотяков, пелымцев, ссорили нас с сибирским салтаном; а вольных атаманов к себе призвали, воров наняли без нашего указу». Царь требовал незамедлительного возвращения назад отрядов Ермака (Небольсин П.И. Покорение Сибири, с.75-76).

АКБ: интересные факты о диких людях (снежном человеке или гоминоидах) в Сибири 14-16 вв. (для любителей вопроса):

С.19-20, 89:

Баварский солдат Иоганн Шильтбергер на протяжении 30 лет (с 1396 по 1427 гг.) пребывавший в плену у турок и тимуридов, был подарен одним из тимуридов Абубекром могущественному Бию Золотой Орды знаменитому Едыге. Возвратившись позже на родину, он изложил свои воспоминания в «Книге путешествий». Там, он пишет, как однажды вместе с Едыге побывал в стране, «которая называется Сибирь» и где «живут дикие люди». Из ставки Едыге на Волге они добирались до Сибири два месяца. «Владетель упомянутой страны подарил Едигею двух диких людей – мужчину и женщину» (Алексеев М.П., Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей: введение, тексты и комментарии, т.1, 13-17 вв., Иркутск, 1932, стр.52-53).

В другой раз казакам (АКБ: Ермака осенью 1582 г.) на земле вогулов повстречался какой-то лесной великан – человекообразное существо ростом около двух метров, - который мог одновременно задушить десять человек. Пришлось застрелить его из пищалей (Садовников Д. Наши землепроходцы: Рассказы о заселении Сибири (1581-1712 гг.). – М., 1905, с.31).

С.96:

Исход битвы 25 октября 1582 г. за столицу ханства г.Искер сыграли пушки и пищали казаков, отсутствие ханской гвардии (АКБ: главных сил Кучум хана под главенством его старшего сына Али, ушедших летом того же года на захват владений Строгановых на Чусовой, Соль-Камска, Чердыни и других городков на Урале),…отсутствие огнестрельного оружия у сибиряков.

Гл.4 С.98-99:

С потерей Искера борьба за Сибирь не закончилась, наоборот она только начиналась и длилась долгих 17 лет.

В Сибири погибли все видные атаманы, руководители набега на ханство Кучума, и первой жертвой стал есаул Брязга (позже Иван Кольцо, Яков Михайлов, Матвей Мещеряк, всего пять главных атаманов).

С.105:

С Иртыша флотилия Ермака спустилась к Тоболу и поднялась вверх по его притоку Тавде к владениям пелымского князя Аблай-Керея. Сразу же начались бои с вогулами. Вначале казаки разбили отряды местного князька Лабуты. Кровопролдитное сражение разыгралось с воинами князя Печенега; все озеро, где оно происходило, было завалено трупами убитых вогулов и позже его прозвали «Поганым» из-за обилия в нем человеческих костей (Сибирские летописи, с.325, 326, 339. Карамзин Н.М., История государства Российского, кн.3, т.9, гл.6, с.236, прим. к т.9, гл.6, с.160).

С.106:

Голод был настолько сильным, что казаки начали поедать трупы умерших товарищей (АКБ: зима 1584-1585 гг.).

С.109-111:

По казахскому преданию, в схватку с Ермаком вступил прославленный батыр Кутугай. Он и раньше не раз встречался в битвах с казаками, был даже в плену у Ермака и знал его в лицо (Сибирские летописи, с.321). С коротким копьем в руке он бросился в единоборство с Ермаком. Ермак был вооружен саблей и начал постепенно одолевать Кутугая. Схватка переместилась на борт струга. Неожиданно у Ермака развязался ремень шлема и открылось горло. Воспользовавшись этим, Кутугай ударил атамана в горло, тот упал за борт и утонул.

Русские летописи передают, что Ермак бросился в вагай (АКБ: по-казахски Багай) с целью доплыть до стругов, но не сумел и утонул под тяжестью панцирей.

По другой версии, Ермак успел вскочить на борт судна, но струг покачнулся под набежавшей волной и атаман сорвался в воду. Еще одна версия гласит, что Ермак поскользнулся на доске, переброшенной с берега на борт струга, упал в воду и утонул (Сибирские летописи, с.38, 148, 344).

Картина обстоятельств его смерти вырисовывается приблизительная, т.к. оставшиеся в живых казаки кратко и неохотно вспоминали этт скоротечный последний бой (Скрынников Р.Г. Сибирская экспедиция Ермака, с.262).

К тому же некоторые летописи сообщают, что после ночного сражения (АКБ: в ночь с 5 на 6 августа 1585 г.) на острове спасся всего один воин (Сибирские летописи, с.37-38).

Ясно только, что Ермак нашел свою смерть в волнах Вагая, а не Иртыша.

Хан повелел найти Ермака обещая нашедшему столько серебра, сколько весит тело атамана. Обыскали весь остров, обшарили дно реки, но безуспешно. Ермак как в воду канул. Ремезовская летопись так передает слова хана: «Найду его – его тело на части разрежу и сам мясо его с родителями своими стану есть, как разорителя моего царства» (Сибирские летописи, с.367).

Через несколько дней в брошенную казаками столицу (АКБ: Искер, Кашлык) вошел со своими отрядами Али...позднее прибыл и сам Кучум.

Так гибелью Ермака и бегством остатков его отряда завершился первый этап борьбы за Сибирь.

Через восемь дней после кровопролитного сражения на острове, 13 августа на Иртыше, в 40 верстах ниже устья Вагая, внук местного князя Бегиша по имени Жаныш ловил рыбу и заметил в воде утопленника. Труп был в богатой одежде. Накинув петлю на ногу, Жаныш вытащил тело на берег. На погибшем казаке были железная кольчуга, латы с медной оправой, с изображением золотого орла на груди, дорогая сабля....Мурза Кайдаул признал в утопленнике атамана Ермака.

В преданиях сибирских татар, казахов, других народов, казачий атаман остался как жестокий завоеватель, превзошедший всех других своими беспощадными расправами над мирными жителями края. И в такой роли он остался в памяти коренных жителей Сибири.

Обнаженное тело Ермака положили на высокий помост, чтобы люди могли увидеть своего врага; совершая обряд, они пускали в него стрелы. Так продолжалось, по летописным сведениям, шшесть недель. К телу мертвого врага прибыл и сам хан Кучум с близкими мурзами и также вонзил стрелу в труп..... Но отдал должное своему противнику, похоронив его со всеми почестями на Баишевом кладбище, недалеко от места находки (Сибирские летописи, с.346).

Здесь хоронили ранее убитых за веру духовных лиц, шейхов, распространявших в Сибири ислам, над могилами которых были построены мавзолеи. Это кладбище превратилось в некрополь мусульманских святынь, самых почитаемых в сибири. Оно находилось возле аула Баиш, у устья реки Вагай (Фиалков Д.Н. О месте гибели и захоронения Ермака. – В кн.: Экономика, управление и культура Сибири 16-19 вв. Сибирь периода феодализма, вып.2. – Новосибирск, 1965, с.281-282 ).

С.113:

Практически все походы Ермака и его атаманов в Сибири: вниз по Иртышу до Оби, по Тавде, вверх по Иртышу, сопровождались упорными боями и кровопролитными сражениями....Поэтому несостоятельны утверждения о мирном присоединении Сибири и цивилизаторской роли атамана Ермака.

У казахского народа сохранилось немало преданий и легенд, исторических поэм, связанных с фигурой Ермака. В одной из них – «Дастан-нама» - описываются кровавые «подвиги» казаков, сражения и гибель атамана в последнем бою (подстрочный перевод автора):

Тірі ұста деп Жармақты,

Көшім хан айтты жарлығын.

Көрсетем деді жауызға

Кең дүниенің тарлығын.

Татар, қазақ, естектер,

Жармақтың қолын қырады.

Құтылтпай тірі ешбірін,

Қылышпен бәрін турады.

Кетпесін деп тіріліп,

Қанжармен ішін жарады.

Жармақтың бес жүз жендеті

Түгел қаза табады.

Бізді қыр деп мұсылман,

Шақырған жоқ Жармақты.

Қайта олардан Көшімхан

Бейбіт жұртын қорғайды.

----------------------------

Взять живым Ермака

Повелел хан Кучум.

Воздадим ему по заслугам

За кровавые злодеяния.

Татары, казахи и остяки

Уничтожили отряды Ермака.

Никто не спасся

От их острого меча.

Чтоб не ожили вдруг враги

Вспарывали им животы.

Все пятьсот казаков Ермака

Нашли свою погибель.

Никто не звал их сюда

Сжигать наши мирные аулы.

И поэтому Кучум-хан

Защищал от них родную землю.

С.114:

«Второе завоевание Сибири» - так назвал Н.М.Карамзин события, последовавшие вслед за гибелью Ермака, и это завоевание произошло уже силами вооруженных отрядов русского правительства.

После занятия Искера в окружении Кучума вновь начались разногласия, некоторые мурзы, в т.ч. и Карача, переметнулись на сторону появившегося здесь Сейтека, вместе с которым прибыли из степи казахские воины во главе с племянником хана Тауекеля Ораз-Мухаммед-султаном. Кучум и Али потерпели поражение и вынуждены были бежать из города на юг, в верховья Есиля. Сейтек занял столицу и восстановил власть тайбугинцев над сибирским юртом (Сибирские летописи, с.39, 84, 144, 223, 295).

Осенью 1585 г. русское войско во главе воеводы Мансурова не штурмуя Искер прошло ниже по Иртышу и в месте слияния его с Обью основало Обский городок, но вскоре вернулся за Урал.

В 1586 г. на берегу р.Тура, на том месте, где была древняя столица Тюменского ханства Чимги-Тура (Жангы-Тура), воевода Василий Сукин основал городок Тюмень.

На следующий 1587 г. недалеко от Искера, в 15 верстах, при впадении Тобола в Иртыш, воевода Данила Чулков основал Тобольский городок.

С.116-117:

Уже почти вся Сибирь принадлежала русским. Жители края были обожены данью в «тысячу тысяч белок». Началась колонизация края.

В 1590 г. царь Федор Иванович издал указ о направлении первой партии крестьян в Сибирь: «Выбрати на житье в Сибирь тридцать человек крестьян с женами, детьми и со всеми их животы......., да на подмогу им дати по двадцати рублей человеку» (Фиалков Д.М.).

Кучум в 1590 г. неоднократно нападал на русских, захватывал их в плен. В ответ в августе 1591 г. воевода Кольцов-Масальский неожиданно напал на кочевья Кучума у озера Шиели-Коль близ реки Есиль и взял в плен двух его жен и сына Абулхаира.

Укрепившись на севере Сибири, царские отряды двинулись в южные степи, бывшие главной базой Кучума.

В 1594 г. воевода А.Елецкий с отрядом в 1500 чел. при впадении в Иртыш реки Тары, на самой границе со степью основал Тарский городок, где оставил гарнизон из 500 стрельцов и казаков.

Кучум вновь стал нападать на окрестности городка и уводить в плен русских.

Воеводы по приказу из Москвы вновь пригласили хана на русскую службу, просили дать в аманаты любого сына, взамен обещали вернуть из Москвы Абулхаира, но Кучум не соглашался.Он направил в Москву к царю своего посла Мухаммеда с грамотой, в которой требовал вернуть Сибирский юрт и племянника Мухаммед-кула. В этой просьбе ему отказали, т.к. понимали, что с ним Кучум сразу же развернет широкие военные действия по освобождению Сибири.

В барабинских степях Кучум значительно усилился за счет местных тюркоязычных кочевников, были в его отрядах и казахские воины.

Рядом с ним неотлучно находились старший сын Али, батыры Суюндык и Улгули, есаулы Мамык и Сейткул.

Кочуя в районе современного Омска, хан регулярно совершал набеги на сибирские земли, городки и крепости русских.

Кучум неоднократно обращался за помощью к ногайским мурзам и бухарскому хану Абдулле, прося вооруженной поддержки для совместной борьбы с Московской Русью. Абдулла отказал ему, ссылаясь на занятость борьбой с Хивой. Ногайские мурзы иногда присылали воинов и пригоняли коней, но эта помощь была незначительной. Своими же силами Кучум, разумеется, уже не мог изгнать русских из Сибири. Военное превосходство было на их стороне.

В 1595 г. продолжались обоюдные сражения и взаимные набеги отрядов хана и царских воевод. Али и его 200 воинов стояли на Иртыше, на Черном острове, где поставили городок и зимовали. Сам же Кучум находился еще выше по Иртышу в 5-6 днях пути (городок Тыныс).

В 1596 г. Кучум имел бой с калмыками у озера Ек-коль.

Царские власти вносили раскол в окружение Кучума, приглашая их на русскую службу, обещая взамен милости и награды. Первой стала отходить от него местная знать, потомки тайбугинцев, затем ногайские мурзы и беки, а в 1595 г. к своему сыну в Москву выехала мать Мухаммед-кула с близкими родственниками и мурзами, всего 38 человек.

(п р о д о л ж е н и е с л е д у е т)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если поход Ермака это тюркские разборки, то кем тогда были Строгановы? Они же и послали Ермака на восток.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если поход Ермака это тюркские разборки, то кем тогда были Строгановы? Они же и послали Ермака на восток.

Не тюркские разборки, а борьба за богатства Сибири и не зря наняли Ермака и воевали, посмотрите на Газпром и другие гиганты России (газ, нефть, алмазы, лес, пушнина и пр.).

Хотя пишут, что Строгановы тоже обрусевшие татары, но прежде всего купцы, для которых нужноа была только прибыль.

Автор книги М.Абдиров о Ермаке (см: текст): "я разделяю мнение академика М.К.Козыбаева о том, что Ермак вполне мог быть выходцем из какого-то тюркского племени, сбежавшим от наказания за тяжелое преступление подальше от родных мест и ставшего личностью отверженной").

А вот свидетельства заступиничества Москвы (см: текст):

"Воеводы по приказу из Москвы вновь пригласили хана на русскую службу, просили дать в аманаты любого сына, взамен обещали вернуть из Москвы Абулхаира, но Кучум не соглашался".

"В 1595 г. к своему сыну в Москву выехала мать Мухаммед-кула с близкими родственниками и мурзами, всего 38 человек".

"Поэтому было решено вновь попытаться привлечь его на царскую службу и таким образом закончить войну, приняться за мирное хозяйственное освоение нового края. Эта идея принадлежала близкому к государю Федору Ивановичу боярину Борису Годунову, будущему царю России.

В 1596 г. Кучуму была направлена пространная и динная по содержанию царская грамота. Начиналась она с экскурса в историю, царь напоминал, что бывшие до него сибирские владетели тайбугинцы платили государю дань, и он, Кучум, вначале тоже платил, а затем «непослушником учинился», на Пермь ходил много раз, сына боярского, царского посла Третьяка Чубукова убил, «многие грубости и неправды чинил. Далее царь хвастался своей силой, говоря, что даже гордая Казань и богатая Астрахань подчинились ему, не то что Сибирь, и напоминал о победах сибирских воевод и поражениях Кучума:

«Ты стал казак, изгнанник..».

"Царь приглашал Кучума в Москву на службу, сулил большие земельные владения, обещал вернуть ему власть в Сибири, если он признает себя российским поданным: «Я готов хоть и в Сибирь тебя отправить, готов пожаловать тебе юрт, сделать тебя царем Сибири...но прежде покорись».

В грамоте приводились примеры с Мухаммед-кулом и его матерью, их близким родственником Шын-Мурзой Жусуповым, которые поступили на царскую службу, живут в Москве и ни в чем не нуждаются, хотя и попали в плен и были достойны сурового наказания.

Послание заканчивалось словами: «На твои прежние грубости и неправды не смотря....наше царское жаловальное слово тебе объявляем, чтобы ты, Кучум царь, ехал к нашему царскому величеству служить...А как у нашего царского величества будешь и наши царские очи увидишь – и мы тебя пожалуем своим царским жалованьем. И похочешь....быти здесь, в нашем государстве московском, при наших царских очех – и мы тебя пожалуем своим царским жалованьем, устроим велим городы и волостьи и денежным жалованьем, по твоему достоинству....А будет, быв у нас, наши царские очи увидев, похочешь быти на прежнем своем Юрте, в Сибири, и мы, великий государь, тебя, Кучума царя, пожалуем на сибирской земле царем и в нашем царском жалованьи учнем тебя держати милостиво» (Г.Ф.Миллер. История Сибири, т.1, с.278; П.И.Небольсин. Покорение Сибири, с.122-124).

Ответа от Кучума на это послание не последовало.

В 1597 г. к Кучуму было направлено аналогичное приглашение и обещание возврата Сибири.

(Однако это послание, по мнению Р.Г.Скрынникова, видимо, не дошло до Кучума. Можно предполагать, что это было дело рук сибирских воевод, у которых намерения были иные).

В 1598 г. воевода А.Войеков привел к присяге приближенного хана Тул-Мамет-сеида и поручил ему разыскать Кучума, сообщить ему, что в Москве новый царь Борис Годунов готов его простить, пожаловать царским жалованьем, вернуть детей и жен, если Кучум сдастся и поступит на русскую службу.

20 августа 1598 г. у Оби были взяты в плен многие члены семьи Кучума: жены, дочери, сыновья, невестки, внуки. Все они были отправлены в Москву, где были торжественно встречены в январе 1599 г., приняты царем Борисом Годуновым. Вся столица вышла на улицы посмотреть на их приезд.

Н.М.Карамзин сообщает, что царское правительство разработало специальную церемонию торжественного въезда в Москву сибирских царевичей и цариц.

Для их сопровождения были отобраны 60 детей знатных бояр, в собольих шубах, с пищалями в руках, по два всадника в ряду. Для царевичей были изготовлены 6 богато украшенных разных саней, ехали они по одному в санях, только младший сын Молла, которому было всего 4 года, ехал вместе с матерью.

Для дочерей и жен Кучума было изготовлено 12 карет.

Кортеж с членами семьи Кучума вступил в Москву между 4 и 5 часами дня, двигался по главным улицам, где стояли толпы горожан, иностранцев, гостей столицы.

Кортеж приблизился к Посольскому приказу, где царевичей встретил и беседовал с ними глава приказа Василий Щелкалов.

Царевичи были размещены по дворам знатных бояр, Асманак – на дворе у Белобородова, его обслуживали боярин Савва Войеков, два сына боярских и переводчик; Шаим – на Алексеевском дворе Хозникова; за Сретенскими воротами, на Михайловом дворе князя Зубова – старшая жена Кучума Салтаным с сыном Бипатша 8 лет и дочерью Тулунбек 3 лет, а также вторая жена Суйдим-жан с сыном Кумис и тремя дочкерьми: Дерпатша 10 лет, Молдир 6 лет и Каражан 3 лет.

Царь Борис Годунов пожаловал царевичам Асманаку, Шаиму и Бипатше богатые шубы, меховые шапки, кафтаны, сафьяновые сапоги. Салатным-царице – кунью шубу, покрытую атласом чс серебром, с пуговичами из драгоценных камней. Суйдимжан-царице – соболью шубу, покрытую золотым атласом, с серебрянными пуговицами. Сопровождавшим их мурзам также были преподнесены богатые одежды, кафтаны, шапки, сапоги и т.п.

Царский двор взял семью Кучума на свое содержание, регулярно присылались различные подарки, продовольствие, одежда, скот, птица, вино, мед, дрова, посуда, сукна, шелка, шубы и т.д. (Н.М.Карамзин, кн.3, т.11, гл.1, с.17-18; примечания к т.11, с.8-9).

Племянник Кучума - Мухамед-кул (Маметкул):

Разрядные книги Московского государства подтверждают его службу на Руси. Так, в ноябре 1595 г. он значится среди командного состава полка «левой руки», причем он записан первым, выше воеводы князя Василия Черкасского и окольничего князя Федора Хворостинина, а также князей Василия Тюменского и Ивана Барятинского. В 1586 г. «сибирский царевич Маметкул» возглавлял сторожевой полк, опередив по служебной лестнице Ивана Ивановича Голицына (А.А.Преображенский Урал и Западная Сибирь в конце 16 – начале 18 вв. – М., 1972, с.50).

В русских документах того периода отмечается его неоднократное участие в военных походах. Так, в 1590 г. Мухаммед-кул в составе передового полка (авангарда) русской армии находился в походе против шведов вместе с царем Федором Ивановичем. В 1592 г. в новом походе против шведов он уже возглавляет передовой полк русской армии.

За военные успехи и верную службу Мухаммед-кул был приближен к царю и пользовался его особым доверием. Например, 22 мая 1597 г. он присутствовал на торжественном приеме в Гранитовой палате Кремля посла Римского императора, причем сидел справа от царя, а слева сидел Ораз-Мухаммед, племянник казахского хана Тауекеля и внук казахского хана Шигая, в то время Касимовский царь.

По древней степной традиции Ораз-Мухаммеда подняли на золотой кошме и провозгласили ханом , а по новой русской традиции все присутствующие затем пили мед и водку (В.В.Вельяминов-Зернов. Исследование о касимовских царях и царевичах, ч.2, с.402-405).

Сохранилась эпитафия на могиле Ораз-Мухаммеда. Историк Вельяминов-Зернов, нашедший могилу и надгробный памятник в своем сочинении (ч.1) приводит фотолитографический снимок с памятника (табл.3, первый рисунок слева).

За смерть своего друга Ораза-Мухаммеда отомстил князь Петр Урусов, выходец из старинной ногайской знати. Он убил Лжедмитрия-2, хотел казнить и сына предателя...

В 1598 г. Мухаммед-кул вновь в составе передового полка русской армии вместе с царевичами: казахским Ораз-Мухаммед-султаном, хивинским Мухаммед-султаном, шемахинским Шихимом, кабардинским Арсланом участвует в степном походе нового царя на русском троне Бориса Годунова (1598-1605) против крымских татар.

.....умножая славу русского оружия дослужился до звания полкового воеводы.

Из внуков Кучума, живших в России, наиболее известен Арслан, старший сын Али от другой жены. Он родился в 1580 г. в Сибири и принимал активное участие в военных действиях отца против Ермака и царских воевод, также попал в плен и очутился в Москве.

Здесь он быстро освоился, показал себя знатоком военного дела, умелым военачальником, храбрым воином.

Арслан вместе с князем Д.Пожарским во главе «сибирской многой рати» из татар, стрельцов и казаков активно участвовал в борьбе с польско-шведской интервенцией, освобождении Москвы и русских земель в 1612 г. (А.В.Шишов. Минин и Пожарский. – М., 1990, с.93).

Он возглавлял крупный царский гарнизон в Ярославле, ходил с войском для защиты Вологды от врагов, уничтожал бандитские шайки и разбойников, которых развелось много в смутное время, активно поддерживал новую династию Романовых на царском троне, помогал ей наводить порядок в стране.

За свои выдающиеся заслуги Арслан в августе 1614 г. был назначен царем в Касимов вместо погибшего Ораз-Мухаммеда. Арслан царствовал вплоть до своей смерти в апреле 1626 г.

Хотя власть Касимовского царя была показной, во многом ограниченной царскими наместниками, тем не менее при Арслане она была еще достаточно прочной, авторитет ее еще был высок, а самого Арслана чтили при царском дворе.

Когда Арслан приезжал из Касимова в Москву, его встречали как главу иностранного государства. Так, в 1617 г. при его приезде в Москву его встречал сам царь в Кремле, на Красном крыльце. В этот же день к царскому двору прибыл посол английского короля Якова Джон Мерик, однако его встречал боярин Никита Вельяминов. Т.е. по тогдашним представлениям Касимовский царь стоял выше посла английского короля.

На торжественных приемах в царском дворе Арслан сидел по правую руку от царя, ближе чем другие бояре (В.В.Вельяминов-Зернов. Исследование о касимовских царях и царевичах, ч.3, с.7-8, 16-17).

При приездах Арслан-хана в Москву его и всю свиту жаловали наградами, одеждами, хлебом, солью, птицей и т.п.

В том же году Арслану был устроен прием патриархом всея Руси Филаретом (отцом Михаила Федоровича) в сопровождении знатных бояр и князей Головиных, Долгоруковых, царских дьяков и прочих.

Изменено пользователем АксКерБорж

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Полку казахских фолк-хисториков прибыло.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

(п р о д о л ж е н и е)

С.118-136

Одна из старых жен Кучума по имени Сумбуле, мать его сына Каная, из знатного бухарского рода, переселилась в г.Сауран близ Туркестана.

Побежденный Кучум испытал все, что влечет за собой превратное воинское счастье. Хана покинули 300 мурз и беков с семьями.

Тем не менее Кучум продолжал оставаться серьезным соперником Руси в Сибири. И пока он был жив и на свободе, Москва не могла оставаться спокойной за свои сибирские владения.

Поэтому было решено вновь попытаться привлечь его на царскую службу и таким образом закончить войну, приняться за мирное хозяйственное освоение нового края. Эта идея принадлежала близкому к государю Федору Ивановичу боярину Борису Годунову, будущему царю России.

В 1596 г. Кучуму была направлена пространная и динная по содержанию царская грамота. Начиналась она с экскурса в историю, царь напоминал, что бывшие до него сибирские владетели тайбугинцы платили государю дань, и он, Кучум, вначале тоже платил, а затем «непослушником учинился», на Пермь ходил много раз, сына боярского, царского посла Третьяка Чубукова убил, «многие грубости и неправды чинил. Далее царь хвастался своей силой, говоря, что даже гордая Казань и богатая Астрахань подчинились ему, не то что Сибирь, и напоминал о победах сибирских воевод и поражениях Кучума:

«Ты стал казак, изгнанник..»

Царь приглашал Кучума в Москву на службу, сулил большие земельные владения, обещал вернуть ему власть в Сибири, если он признает себя российским поданным: «Я готов хоть и в Сибирь тебя отправить, готов пожаловать тебе юрт, сделать тебя царем Сибири...но прежде покорись».

В грамоте приводились примеры с Мухаммед-кулом и его матерью, их близким родственником Шын-Мурзой Жусуповым, которые поступили на царскую службу, живут в Москве и ни в чем не нуждаются, хотя и попали в плен и были достойны сурового наказания.

Послание заканчивалось словами: «На твои прежние грубости и неправды не смотря....наше царское жаловальное слово тебе объявляем, чтобы ты, Кучум царь, ехал к нашему царскому величеству служить...А как у нашего царского величества будешь и наши царские очи увидишь – и мы тебя пожалуем своим царским жалованьем. И похочешь....быти здесь, в нашем государстве московском, при наших царских очех – и мы тебя пожалуем своим царским жалованьем, устроим велим городы и волостьи и денежным жалованьем, по твоему достоинству....А будет, быв у нас, наши царские очи увидев, похочешь быти на прежнем своем Юрте, в Сибири, и мы, великий государь, тебя, Кучума царя, пожалуем на сибирской земле царем и в нашем царском жалованьи учнем тебя держати милостиво» (Г.Ф.Миллер. История Сибири, т.1, с.278; П.И.Небольсин. Покорение Сибири, с.122-124).

Ответа от Кучума на это послание не последовало.

Неписанный этикет чингизида не позволял этого сделать...

Попытки склонить хана к русскому подданству не увенчались успехом и, уступая настойчивым требованиям сибирских воевод, правительство приняло решение об уничтожении Кучума.

Поход против Кучума состоялся в августе 1598 г. Отряд из 405 хорошо вооруженных воинов, опытных и закаленных стрельцов и казаков.

Отряд направился в юго-восточном направлении в сторону Убинского озера (ныне Новосибирская область)...... Кучум кочевал в долине реки Карасуык (АКБ: Карасук, вблизи земель нашего рода) и о походе против него не знал. Воевода А.Войеков прибыл к озеру и здесь узнал, что Кучум с людьми ушел к Оби, где у него пашни, поспевал хлеб.

Место, где произошло последнее сражение между Кучумом и царским отрядом воеводы А.Войекова, установлено совершенно точно. Воевода писал позже: «А сам я холоп твой, покиня кош свой на Ике озере, и пришел на Кучюма царя, наспех, и день, и ночь, и сшол Кучюма царя на Оби на реке, выше Чат три днища, на лугу Ормени, от калмаков в дву днищах» (В.С.Синяев, сб.2, Томск, 1951, с.146).

Это место расположено в долине Оби, на берегу реки Ереймен, левом притоке Оби (недалеко от современного Новосибирска).

Ранним утром 20 августа отряд Войекова неожиданно напал на спящие аулы Кучума. Для хана и его воинов это явилось полной неожиданностью. Они не смогли себе представить, что так далеко от Тары и Тобольска, на берегу Оби, где они считали себя в безопасности, могли появиться русские отряды. Но, к сожалению, на этот раз Кучум оказался в роли Ермака, который также в свое время потерял бдительность и погиб в неравном ночном бою.

В бою погибли брат жены хана Елитен, два сына Али, внуки Кучума, 6 князей, 10 мурз и 5 аталыков. Всего погибло 370 воинов Кучума.

Более 30 человек, членов ханской семьи, взяты в плен, в т.ч. 5 сыновей Кучума: Асманак 30 лет, Шаим 20 лет, Бипатша 8 лет, Молла 4 года и Кумис, которому был всего 1 год.

Попали в плен также 8 жен и 8 дочерей хана. Среди них старшая жена по имени Салтаным с дочерью Тулунбек 3 лет, вторая жена Суйдимжан с дочерьми Дерпатша 10 лет, Молдир 6 лет и Каражан 3 лет; жена Жан-Даулет без детей; Актулун с дочерью Гульсифат 14 лет; Аксуйрик с дочерью Акханым 3 лет; Шеулели с дочерью Азеп-Салтан 11 лет; Кабыл-царица; Шапшан-ханым, мать попавшего в плен еще в 1591 г. Абулхаира. В плену очутились также еще одна дочь Кучума по имени Кумис 14 лет.

Были взяты в плен жена Али Ханзада с сыном Хансюером 4 лет и жена другого сына хана – Каная по имени Данай с дочерью Наурыз-бек. Захватили также детей Кучумова зятя, ногайского князя Бек-Мурзы, убитого в бою, сына Жиен-Мухаммеда с сестрой Лал-Тоты, т.е. внуков хана.

Были взяты в плен и некоторые из ближайших мурз Кучума – Байтерек, Тока, Есенгельды и Караулды (П.И.Небольсин, с.129).

Но самого хана Кучума не оказалось ни среди убитых, ни среди пленных. Хан и на этот раз сумел ускользнуть от русских., правда, потеряв при этом почти всю семью.

Войеков привел к присяге приближенного хана Тул-Мамет-сеида и поручил ему разыскать Кучума, сообщить ему, что в Москве новый царь Борис Годунов готов его простить, пожаловать царским жалованьем, вернуть детей и жен, если Кучум сдастся и поступит на русскую службу.

Тул-Мамет-сеид нашел хана за Обью, в лесу. Вместе с ним были сыновья Али, Канай и Азим, человек 30 спасшихся.

На предложение Тул-Мухаммед-сеида поступить на службу русскому царю, гордый хан непреклонно ответил: «Не поехал я сам к государю, по государственной грамоте, по государеву зову, пока я еще был человеком, так уже теперь мне идти на верную смерть что за неволя? Я уже и стар, и глух, и слеп, и совсем пропал! Отняли вы у меня, старика, и последнюю опору, сына моего кормильца Асманка-царевича. Лучше бы вы у менявсех моих детей поотняли, да Асманка мне одного оставили. Ну, что я без него теперь? Пойду к ногаям, а сын пускай идет в Бухары...» (П.И.Небольсин,

с.129)

Вместе с Тул-Мухаммедом Кучум вернулся на поле битвы и два дня хоронил своих погибших воинов, а затем вместе с уцелевшими близкими ушел вверх по Оби в кочевья калмыков.

В результате похода ханство Кучума было окончательно уничтожено.

В состав России вошли оседлые и полуоседлые тюркоязычные племена под названием «барабинские татары».

По северу барабинской степи стала проходить граница Русского государства. Южнее нее располагались кочевья калмыков, ставшими после разгрома Кучума главными противниками царизма в Сибири, между Иртышом и Обью.

Междуречье Иртыша, Есиля и Тобола до Уральских гор вошло в состав Казахского ханства, которое вплотную приблизилось к русским владениям в Сибири.

Какова дальнейшая судьба бывшего хана Сибири Кучума; куда он пошел после битвы у Оби; где он погиб; где похоронен – все представляет загадку.

По свидетельству русских летописей, после поражения Кучум направился вверх по реке Иртыш, где находились кочевья калмыков. Калмыки хорошо его приняли и он некоторое время кочевал у озера Нор-Зайсан. Дети его оставались у Тобола и Есиля. Затем он решился вернуться в есильские степи, где надеялся соединиться с семьей. Потеряв в бесконечных сражениях все имущество, оставшись даже без лошадей, Кучум и его спутники, словно степные барымтачи, угнали у калмыков лошадей, нарушив тем самым степной закон гостеприимства. Обнаружив пропажу лучших лошадей из табуна, причем от Кучума, оскорбленные калмыки пустились в погоню и догнали его у озера Коргалжин (Г.Ф.Миллер, История Сибири. т.1, с.299). В происшедшей стычке многие люди Кучума были убиты и захвачены в плен. Сам он бежал к ногаям.

Есиповская летопись сообщает, что ногаи убили Кучума, опасаясь, как бы русские, узнав, где скрывается Кучум, не пришли к ним и не сделали с ними то же, что и с Кучумом.

А Ремизовская летопись сообщает, что ногаи убили его за то, что отец его Муртаза и он сам в свое время причинили немало зла ногаям, убили много безвинных людей и пролили их кровь (Сибирские летописи, с.146, 161, 352).

Сын же Кучума Канай утверждал, что бухарцы обманом заманили его к калмыкам предложением быть у них ханом, и как только он прибыл к ним, вероломно убили его сразу же по прибытии. Это случилось вроде бы в 1601 г. (Г.Ф.Миллер, т.2, с.28).

Но большинство источников и исследователей сообщают, что Кучум погиб все-таки в Ногайской Орде, где-то в верховьях реки Нуры и Есиля (Краткий очерк завоевания и заселения Сибири. С.9).

Можно предполагать, что Кучум – высокородный чингизид, прямой потомок самого Чингиз-хана, Джучи и Шейбана, представитель династии шейбанидов – завоеватель Средней Азии, конечно же должен был захоронен с почестями, подобающими человеку его происхождения.

Он, хотя и мертвый, имел к тому же славу бесстрашного хана, который в одиночку в течение 15 лет оказывал сопротивление Русскому государству, успевшему незадолго до этого покорить некогда грозную Казань и захватить богатую Астрахань.

Археологическими раскопками установлено, что родовое кладбище шейбанидских ханов находилось в степи недалеко от современной станции Варна Южно-Уральской железной дороги в Челябинской области, в 180 км. От г.Рудного, между озерами Большой и Малый Кесене, при впадении речки Тогузак в реку Уй.

Оставшиеся на свободе потомки хана, его сыновья и внуки, продолжали бороться против царских отрядов, захватов территории, строительства новых крепостей и поселений, переселения крестьян из России в Сибирь (весь 17 век).

Главной опорой детей Кучума стали теперь казахские племена, а также ногаи, калмыки, башкиры-табынцы и башкиры-зырянцы...

Некоторые из детей Кучума породнились с ногайскими мурзами и калмыцкими тайшами.

Так, сын Кучума султан Есим женился на дочери влиятельного тайши Хо-Урлюка, от брака родился батыр Аблай-Керей, в свое время также воевавший с царскими отрядами.

Кочевья детей Кучума располагались на территории северного Казахстана, по рекам Тобол, Есиль и Иртыш, доходили до Яика и Уфимского уезда.

К примеру, казахские джигиты из рода аргын совершили нападение на окрестности города Красноярска (П.Словцов. Историческое обозрение Сибири. – М., 1838, с.65-66).

Летом 1628 г. в районе озера Чаны Аблай-Керей принял титул сибирского хана и решил восстановить господство в Сибири династии Кучума, но в июне 1629 г. ханская ставка была разгромлена.

В ответ тарские воины и калмыки во главе с Аблай-Кереем снова осадили Тарский городок, но захватить не сумели.

В 1636 г. вооруженную борьбу кучумовичей возглавил султан Даулет-Керей, он вместе с калмыками, всего около 2 тыс. Чел. Собирался идти на сибирские города.

Дореволюционный исследователь Сибири Ф.Усов вынужден был отметить: «Киргизы не смотрели равнодушно на попытки русских землеискателей приобретать у них землицы, а напротив, жестоко мстили за это постоянными набегами и опустошениями пограничных селений» (Ф.Усов. Статистическое описание Сибирского казачьего войска. – СПб., 1879, с.5-6).

Стоило внуку Кучума Даулет-Керею в 1662 г. вновь подняться на борьбу с Русью, как его сразу поддержали башкиры, татары, ханты и манси (С.В.Бахрушин. Научные труды, т.3, ч.1. – М., 1955, с.146).

1662-1665 гг. были периодом последнего выступления потомков Кучума в Сибири.

(п р о д о л ж е н и е с л е д у е т)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Полку казахских фолк-хисториков прибыло.

Что не устраивает? Цитаты изложены со ссылками на источники и труды исследователей.

А фольком в темах называют именно вас по причине голословности заключений по истории казахско-циньских отношений. :huh:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Что не устраивает? Цитаты изложены со ссылками на источники и труды исследователей.

А фольком в темах называют именно вас по причине голословности заключений по истории казахско-циньских отношений. :huh:

Фольки могут ссылаться. Научной ценности от этого не прибавляется.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если нет ничего по существу, только зависть, то прошу не засорять тему.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тема обновлена названием сообразно форумной ветви. Прошу не казахизировать источники.

  • Не согласен! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если нет ничего по существу, только зависть, то прошу не засорять тему.

К чему зависть то? К тому что и Кучума пытаетесь сделать казахом? :lol::lol::lol:

Тема обновлена названием сообразно форумной ветви. Прошу не казахизировать источники.

Обычно династию, из которой происходит Кучум, принято называть Шейбанидами.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

К чему зависть то? К тому что и Кучума пытаетесь сделать казахом? :lol::lol::lol:

Обычно династию, из которой происходит Кучум, принято называть Шейбанидами.

Вы хоть приведенное читали? Там все есть, и про шейбанидов в том числе. Конечно казах, не алтаец же. :lol:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вы хоть приведенное читали? Там все есть, и про шейбанидов в том числе. Конечно казах, не алтаец же. :lol:

Если следовать Абдировско-АКБшной логике, тогда и Николай 2 и Хрущев - казахи, потому что правили казахами и на земле государств, которые находились под их управлением, возник нынешний Казахстан. :lol:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если следовать Абдировско-АКБшной логике, тогда и Николай 2 и Хрущев - казахи, потому что правили казахами и на земле государств, которые находились под их управлением, возник нынешний Казахстан. :lol:

Какой вы скандальный однако. :blink: И мой вам совет от чистого сердца - чтобы вы не следовали чьей то логике, а имели свою и чтоб не оскорбляли незнакомых вам людей почем зря, больше читайте, чаще посещайте библиотеки и конечно побольше свежего воздуха! :lol:

Амыр, хорош серьезную тему преднамеренно превращать в балаган! Я уже один раз предложил, если есть что-то опровергнуть, то делать это со ссылками на источники и литературу, покажите тем самым что вы историк, если нет ничего и голословны, то ищите себе другие арены цирка для троллинга! А то пока от вас идут одни склоки.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас