Гость DMS

Казахский язык

893 сообщения в этой теме

Многие казахи стали портить родной язык, вместо выражения "менімше" (по-моему) или "менің ойлауымша" стали калькировать с русского "мен ойлаймын" (букв: я думаю)...

Кто как думает?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Многие казахи стали портить родной язык, вместо выражения "менімше" (по-моему) или "менің ойлауымша" стали калькировать с русского "мен ойлаймын" (букв: я думаю)... Кто как думает?

В лингвистике есть термин для подобных языковых явлений - интеркаляция. Qayrat, рекомендую - в порядке самообразования в интересующей тебя области знаний - в частности, в изучении языковых явлений, иными словами, интралингвистических аспектов взаимодействия языков, возникающих в результате билингвизма, поискать в Google определения (дефиниции) к терминам "словообразовательная калька", "семантическая калька" и "синтаксическая калька", "интерференция" и "интеркаляция" (речевая мутация), "трансференция" и "транскаляция" (языковая диффузия), "фацилитация".

В нашем регионе нередко можно услышать просторечную форму oyläym, в которой фонема [l] палатализована, а в окончании 1 лица ед.ч. исчезли ажно два звука [ın].

Еще два примера семантической кальки (влияние русского языка):

1) некоторые курсанты в ответ на чихание товарища желают ему Saw bol, вместо употребления правильных выражений: Järahmalla или Ber tängir (bes jüz jılqı). Чихнувший же произносит Alhamdu lilla! Устойчивое словосочетание Saw bol говорится при прощании и должно переводится как "До свидания!", "Ну, будь здоров! Прощевай!" - Good-bye! и т.д.;

2) вместо исконно тюркской конструкции, используемой в поздравлениях: ... quttı (mübaräk, hayırlı) bolsın! Напр., Janga jıl quttı bolsın! - С Новым годом! - повсеместно применяют русскую грамматическую модель, где существительное стоит в форме творительного падежа: Janga jıl'men quttıqtaymın! - Поздравляю с Новым годом!

P.S. Интересен употребленный тобой фонетический диалектизм menim'şe. Здесь наблюдается чередование звуков /ng/ и /m/. В турецком языке имеется похожая форма личного местоимения benim 'мой' (но: bence - по-моему), у поволжских татар тоже - minem 'мой' вместо mineng (minemçä ~ minemşä - по-моему). В узбекском литературном языке обе формы признаются нормативными: menimçä ~ meningçä (mening fikrimçä) - по-моему; сдаётся мне (кажется).

P.P.S. Еще примеры из идиолекта (или эколекта), которые я нередко слышу: mäğam - мне, säğan - тебе.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Многие казахи стали портить родной язык, вместо выражения "менімше" (по-моему) или "менің ойлауымша" стали калькировать с русского "мен ойлаймын" (букв: я думаю)...

Кто как думает?

Первым симптомом упомянутой порчи языка надо, по-видимому, считать коверкание литературного меніңше. А кальки не страшны, они либо приживаются, либо забываются, поэтому порча языка, в данном случае, родному языку не грозит.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

мне интересно почему некоторые базовые слова различаются в регионах Казахстана

У нас, например, старшую сестру, да и вообще, любую женщину старшего возраста называют апай.

А бабушку называют апа. Очень редко используется әже.

В Кзылорде и Павлодаре апа значит старшая сестра. А в литературном казахском апа - мать, судя по сериалам на телеканале Казахстан.

Старшая сестра в литературном казахском - әпке. В Шымкенте говорят әпше.

Такая вот разница и это несмотря на то, что в остальном язык одинаков от Каспия до Алтая.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

мне интересно почему некоторые базовые слова различаются в регионах Казахстана

У нас, например, старшую сестру, да и вообще, любую женщину старшего возраста называют апай.

А бабушку называют апа. Очень редко используется әже.

В Кзылорде и Павлодаре апа значит старшая сестра. А в литературном казахском апа - мать, судя по сериалам на телеканале Казахстан.

Старшая сестра в литературном казахском - әпке. В Шымкенте говорят әпше.

Такая вот разница и это несмотря на то, что в остальном язык одинаков от Каспия до Алтая.

В Павлодаре: старшая сестра не апа, а әпке. А к старшим женщинам обращаются не апай, а аптай, аптайым (наверное от уменш-ласк: апатай). Апа могут называть как маму, так и бабушку.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это просто диалектные отличия. В тюркских апа значило мать, старшая сестра, тетя но такое же слово(омоним) и - отец, медведь, предки.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это просто диалектные отличия. В тюркских апа значило мать, старшая сестра, тетя но такое же слово(омоним) и - отец, медведь, предки.

Қарақұрттың апасы - медведь Каракурта? :lol:

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В Павлодаре: старшая сестра не апа, а әпке. А к старшим женщинам обращаются не апай, а аптай, аптайым (наверное от уменш-ласк: апатай). Апа могут называть как маму, так и бабушку.

Интересно, я вот разговаривал с құда из Кзылжара, Павлодарская область.Я говорил о своей бабушке по материснкой линии называя ее нағашы-апа. Он меня переспросил имел ли я ввиду бабушку под "апа". Я ответил да и он удивился и сказал, что апа у них чаще значит старшая сестра. Значит в самой Павлодарской области есть диалекты?

Кстати, прочитал в википедии, что литературный казахский берется из алматинского наречия "қойма". Никогда не слышал о таком. Да и не знал, что алматинские казахи говорят на родном:) Это, конечно, шутка

А если серьезно в речи у казахов Алматинской области частенько слышал: Ан яқ, Мын яқ итп. В литературном казахском,насколько я знаю, во всех случаях используется жақ. Кто знает где истина?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Интересно, я вот разговаривал с құда из Кзылжара, Павлодарская область.Я говорил о своей бабушке по материснкой линии называя ее нағашы-апа. Он меня переспросил имел ли я ввиду бабушку под "апа". Я ответил да и он удивился и сказал, что апа у них чаще значит старшая сестра. Значит в самой Павлодарской области есть диалекты?

Кстати, прочитал в википедии, что литературный казахский берется из алматинского наречия "қойма". Никогда не слышал о таком. Да и не знал, что алматинские казахи говорят на родном:) Это, конечно, шутка

А если серьезно в речи у казахов Алматинской области частенько слышал: Ан яқ, Мын яқ итп. В литературном казахском,насколько я знаю, во всех случаях используется жақ. Кто знает где истина?

Или құда Вас обманывает или-или ... :turkmen1::)

У казахов, у наших в т.ч. нет другого обращения к бабушке по матери кроме как "нағашы апа", что от Вас ждал услышать Ваш құда неизвестно.

А основой для казахского литературного языка, как известно всем, послужил язык северо-восточных регионов. Алматы здесь не причем, это в советское время он стал известен в качестве новой столицы.

Да, уважаемый ms14v07, старшая сестра может стать апа, если она намного старше обращающегося братишки. Но это исключение.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Отрывок из шорского сказания "Кара-Каан"-

Приведенный отрывок показывает, что монгольский язык достаточно близок к тюркским. Т.е. различия, в смысле далекости, примерно такие как между казахским и, например, турецким. Видимо, более позднее влияние языков манчжур, китайцев отдалило от основного корня.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Уважаемый Hadji-Murat!

1) восклицание в ответ на чих Järahmalla - исламское влияние - Järaqym Alla. частенько произносится вместе с Ber tängir.

Ответное "Alhamdu lilla" крайне редко встречается, и это также влияние ислама.

2) исконно тюркская конструкция: quttı (qairlı) bolsın, а не "mübaräk, hayırlı" (араб.)

Вообще бездумное внесение в язык арабских слов и фонетики также губительно сказывается на языке. Заменяются исконные правильные слова и выражения, и в результате получаются неадекватная замена, как было уже отмечено: qatın (женщина, госпожа) - aiel (наложница, проститутка). И известные с советских времен журнал: Qazaqstan aielderı - казахстанские проститутки.qyrgyz_new.gif

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

мне интересно почему некоторые базовые слова различаются в регионах Казахстана

У нас, например, старшую сестру, да и вообще, любую женщину старшего возраста называют апай.

А бабушку называют апа. Очень редко используется әже.

В Кзылорде и Павлодаре апа значит старшая сестра. А в литературном казахском апа - мать, судя по сериалам на телеканале Казахстан.

Старшая сестра в литературном казахском - әпке. В Шымкенте говорят әпше.

Такая вот разница и это несмотря на то, что в остальном язык одинаков от Каспия до Алтая.

Мне кажется, что әпке и әпше - более поздние образования в казахском языке, пришедшие с южных регионов.

Апа - обращение к старшей женщине, как аға - обращение к старшему мужчине, в том числе и старший брат. Кстати само слово "брат" - бір атадан (тараған, туған).

Мать - ана, шеше.

Отец - әке, көке.

Поизводные: апатай, аптайым, ағатай. Здесь добавление "тай" как любимым годовалым лошадям. Сравните Тарғылтай = Геракл.

Особо можно отметить слово "тәте". В разных регионах это относится как мать, старшая сестра, женщина, так и старший мужчина. Сравните украинское "тата" - отец, "dada" - отец по турецкий, , "dad" - отец по английский, американский.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Особо можно отметить слово "тәте". В разных регионах это относится как мать, старшая сестра, женщина, так и старший мужчина. Сравните украинское "тата" - отец, "dada" - отец по турецкий, , "dad" - отец по английский, американский.

Уважаемый Аrstanomar, раньше у русских было "тятенька" - отец.

Поэтому неспроста в нашем северо-восточном регионе Павлодарской области кереи и кыпшаки отца называют тәте (другие роды этим словом называют тётю), в частности мы отца своего называли именно так.

В Омской области встречал, что отца называют көкӨ, а в Шымкенте көкЕ. Дети моего коллеги, которые родом из Жамбыльского района Алматинской области (шапырашты :ph34r: ) отца называют әке.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Уважаемый Hadji-Murat!

1) восклицание в ответ на чих Järahmalla - исламское влияние - Järaqym Alla. частенько произносится вместе с Ber tängir.

Ответное "Alhamdu lilla" крайне редко встречается, и это также влияние ислама.

2) исконно тюркская конструкция: quttı (qairlı) bolsın, а не "mübaräk, hayırlı" (араб.)

Вообще бездумное внесение в язык арабских слов и фонетики также губительно сказывается на языке. Заменяются исконные правильные слова и выражения, и в результате получаются неадекватная замена, как было уже отмечено: qatın (женщина, госпожа) - aiel (наложница, проститутка). И известные с советских времен журнал: Qazaqstan aielderı - казахстанские проститутки.

Ваше предположение, вне сомнения, отличается некоторой смелостью и определенной оригинальностью – совершенно в духе нашего вольнолюбивого времени, где уже нет гнетущей цензуры и благоденствует плюрализм мнений. Но, в то же время отмечу, что в нем не заметен особый пиетет к издателям журнала “Qazaqstan äyelderi” и ко всем тем, кто пошел у них на поводу или задолго до выпуска этого периодического издания допускал "грубые" речевые ошибки, заменив в своей речи исконно тюркское слово qatın на иностранное äyel, которое используется в значениях 'жена; женщина' (более того, придав слову qatın вульгарный смысловой оттенок).

Известно, что в арабской лексике имеются следующие однокоренные слова: ‘äyyil – ребенок; ‘äyilät ~ ‘ailät – семья; домашние; mu’äyil – многосемейный и т.д. Персы употребляют гомогенные слова: äyal в значениях ‘жена, супруга’, ayele ‘семья, семейство; супруга’, aeledar ‘семейный, имеющий семью’.

Каким же образом в казахском языке была утрачена столь позитивная семантика приведенных слов, и ясный положительный смысл слова äyel радикально изменился, приобретя столь мутное лексическое значение? Ведь у казахов в словарном фонде есть иные обозначения для падших женщин – jez ökşe ‘латунный каблук’ и jälep ‘azğan, arsız äyel’.

P.S. Наличие одних и тех же арабских заимствований во многих тюркских языках способствует не только обогащению лексики, но и в определенной мере позволяет сохранять их словарную близость, наряду с исконными словами обеспечивает возможность общаться между собой представителям разных тюркоязычных этносов.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ведь у казахов в словарном фонде есть иные обозначения для падших женщин – jez ökşe ‘латунный каблук’ и jälep ‘azğan, arsız äyel’.

Халх: янхан. :)

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

О СЛОВАХ, ОБОЗНАЧАЮЩИХ В КАЗАХСКОМ ЯЗЫКЕ ПОНЯТИЕ ‘СЕМЬЯ’

(Терминологический этюд)

Известно, что различные предметы и явления порождают определенные представления и понятия о них. Потребность оперирования этими понятиями вызывает необходимость их обозначения в языке, как важнейшем средстве человеческого общения. Одним из путей обогащения словарного фонда предстает полисемия, в результате которой отдельные слова, отражающие наши представления о каких-либо проявлениях объективной реальности, становятся многозначными, называя новые предметы, явления и понятия на метафорической, метонимической или функциональной основе. Однако во многих случаях полисемия слов и наличие синонимов, отличающихся смысловыми и стилистическими оттенками, приходят в противоречие с требованиями строгой определенности понятий, особенно в разных отраслях науки, в юриспруденции, в сферах экономической и производственно-технической деятельности. Как известно, этим требованиям отвечает особая категория слов – термины, которые направлены на специальные понятия в разных областях знаний. Принятие в нашем государстве Закона «О языках в Республике Казахстан» явилось одним из стимулов деятельности по развитию и совершенствованию казахской терминологической лексики, особенно в сфере права и экономики. Здесь можно отметить, что традиционными источниками пополнения фонда специальных слов и составных наименований в казахском языке предстают исконная лексика, слова арабского происхождения и интернациональные термины. Например, устаревшее слово beren ‘сталь высокого качества’, встречавшееся в казахском фольклоре в словосочетаниях aq beren ‘доспех из металлических пластинок, скрепленных кольцами’, kök beren ‘ружье, ствол которого изготовлен из прочной стали’ (beren mıltıq), в настоящее время перешло в разряд используемой лексики, получив новое терминологическое значение ‘бронежилет’ . Однокоренные арабские слова kamil ‘полный, законченный, совершенный’, kämal ‘совершенство, законченность, полнота’ и производное от него kämaliyyät (с тем же значением) заимствованы казахским языком, соответственно, в виде kämil, kemel и kämelet. Последняя лексема приобрела со временем специальное значение ‘совершеннолетие, зрелость’ и закрепилась в устойчивом словосочетании kämelettik attestat (аттестат зрелости – свидетельство об окончании средней школы); в форме дательного падежа сочетаясь с глаголами jetüw ‘достичь’ и toluw ‘исполниться’, переводится как ‘достижение совершеннолетия’.

У казахов издавна существует ряд слов и словосочетаний, ядерной семой в которых является значение ‘семья’, понимаемое в прежние времена чаще всего как единица хозяйствования. В первую очередь, укажем на древнетюркское слово tütün, букв. ‘дым’. Очевидно, что в условиях кочевого скотоводства коллективные поселения и отдельные хозяйства не были стационарно связаны с конкретными земельными наделами, дворами, усадьбами; поэтому за счетную единицу принималось жилище, в которой проживала группа близких родственников. Центральное место в жилом помещении занимал очаг, на котором разводили огонь для приготовления пищи и обогрева внутреннего пространства дома, кибитки. Поговорка Нет дыма без огня объясняет, почему дым как явление стал визуальным сигналом обитаемого жилья, а у слова tütün появилось новое значение. Оно было воспринято некоторыми земледельческими народами, переведено на их языки и усвоено вместе с системой исчисления подданных и налогового сбора, вероятно, еще со времен Великого переселения народов, господства гуннов в Средней Азии (эфталиты-хиониты и кидариты), в Восточной и Центральной Европе. Возможно, в период существования в центре средневековой Европы могущественного Аварского каганата либо позже – во время появления на севере Балканского полуострова Болгарского ханства – данники-славяне заимствовали этот социальный термин в виде лексической кальки, т.е. буквально перевели его на свой язык, но с закреплением за ним его нового, переносного значения.

В “Повести временных лет” упоминается о порядке сбора правителями Хазарского каганата с подвластных восточнославянских племен полян, северов и вятичей дани “от дыма”, т.е. от каждого жилья . Вплоть до XIX века единица податного обложения в Польше называлась дымом, через понятие очаг прямо обозначая дом, крестьянскую усадьбу (семью) . Добавим, что в Имеретии (историческая область Грузии) со времен средневековья численность населения определялась также словом, имевшем прямое значение ‘дым’. Хроники сообщают о переселении на территорию Восточной Грузии в XII веке 40 000 “дымов”, или кибиток половцев-кипчаков. Ч. Валиханов, повествуя о нападении джунгар на кочевья киргиз-калмыков, употребляет слово дым в значении ‘семья’ . Персидское dud(e)man имеет значения ‘семья, семейство; род, племя’. Производящая основа этой лексемы – корень dud ‘дым’. В казахском языке слово tütin, имеющее прямое значение ‘дым’, на основе метонимии прежде использовалось в переносном смысле ‘семья’. Фразеологизм tütin tütetüw можно перевести как буквально – ‘зажечь очаг’ (букв. ‘задымить’), так и в переносном значении ‘жениться, создать семью, жить самостоятельно’. Выражение otı janbağan (tutanbağan), букв. ‘тот, у кого не горит (не зажжен) огонь’, характеризует человека, не имеющего своего очага, т.е. дома и семьи . Словосочетанием tütin salıq называли государственный сбор, налагаемый на каждое отдельное хозяйство (ärbir jeke üy bası’na salınatın salıq). Переносное значение слова tütin выражено в казахской рифмованной поговорке Yeki jartı – bir bütin, / Yerli-qatın – bir tütin ‘Две половинки – одно целое, / Муж с женой – одна семья’.

Развитие новых лексических значений произошло через ряд последовательных метонимических переносов, осуществляемых на основе постоянной связи во времени и пространстве двух явлений или предметов, в данном случае группы жильцов и зажженного очага, почитаемого святым местом жилища (oşaq); затем очага, где готовили пищу и огонь которого обогревал помещение в осенние холода и зимнюю стужу, и очажного дыма (tütin); впоследствии – дыма и отверстия-дымохода в своде, ограниченного размерами круглого навершия юрты (şangıraq); и, наконец, последнего звена в этой логической цепи – отверстия в куполе и его войлочного покрытия (tündik). В результате смыслового развития, слова tütün и tündik (tündük) оказались синонимами во вторичных значениях, определяя семью как субъект хозяйственной деятельности. Отметим, что у киргизов один из старых видов налога назывался tündük-zäket, т.е. подымный сбор с каждой юрты (взимался с местного населения в пользу кокандских ханов) . Кроме того, в казахском языке встречалось изафетное словосочетание tündik bası (tütin tütetetin ärbir üy), которое по грамматической структуре и композиционной семантике аналогично выражению ot bası, букв. ‘глава, начало огня’ (современное значение у этой синтагмы – ‘семья’). Фразеологизм ot bası, oşaq qası, букв. ‘близ огня, возле очага’, отражает понятие домашний очаг, т.е. семья. Казахское слово oşaq имеет следующие лексические значения: 1. Очаг. 2. Печь. 3. Семья. Русское слово очаг было заимствовано из древнетюркского наречия (ср. турецк. ocak, узбекск. uçoq, казахск. oşaq) в прямом и переносном значениях: 1. Устройство для разведения и поддержания огня, печь. 2. Родной дом, семья (Вернуться к родному очагу). Второе производное значение лексемы очаг ‘место, откуда что-нибудь распространяется’, видимо, появилось уже в русском языке. В тексте русского перевода сочинения Льва Африканского "Африка - третья часть света" слово "очаг" используется в значении "семья", напр., "В прошлые времена в нем было 8 тысяч очагов, но он был полностью разрушен во время войны халифов Кайруана, если не считать стены" (о городе Азажжен в Сев. Африке).

Иногда в значении очаг, семья употреблялось слово şangıraq (çanğaraq), имеющее прямое значение ‘деревянная конструкция купола юрты’. Фразема qara şangıraq, букв. 'черный (от копоти) купол', обозначала родительский дом, где по определенным случаям собирались дети, уже ставшие взрослыми и живущие обособленно со своими семьями и отдельными хозяйствами.

Понятие семья как элементарный социально-экономический комплекс (люди, хозяйство, земельное владение) в казахском языке выражается такими парными словами, как mal-jan, букв. ‘скот, имущество + души’, üy-jay, букв. ‘дом + место, местожительство’. Кроме того, отделение взрослых женатых сыновей от отцовского очага и создание новых семей обозначалось словами üy boluw, букв. ‘стать домом’, в результате чего у лексемы üy ‘дом’ появилось переносное значение ‘семья’. Производный от тюркского слова ev ~ üy ‘дом’ глагол evlen- ~ üylen-, букв. ‘обзавестись домом’, приобрел значение ‘жениться’, а противопоставленные ему по признаку активный – пассивный залог глаголы *evger > ever- и üylendir- – значение ‘женить’. В Турции, где издавна развито земледелие, слова ev и hane, имеющие прямое значение ‘дом, помещение’, в переносном значении используются для обозначения двора, отдельного крестьянского хозяйства и служат единицей счета.

Часто в речи казахов для обозначения только домочадцев, т.е. жены, детей и иных проживающих вместе близких родственников, применяется словосочетание üy işi, которое имеет следующую семантику: 1. Внутренняя обстановка (в противоположность üy sırtı ‘внешнее пространство дома’). 2. Семья. В родственном узбекском языке одним из обозначений семьи также является устойчивое сочетание слов üy içi ‘дом, семья’. Здесь следует добавить, что для перевода слова семья с русского на туркменский и узбекский языки, помимо других слов, используется лексический дуплет bala-çaga ~ bolä-çaqa, букв. ‘дети’, где обе части сочетания синонимичны (ср. казахск. balalı-şağalı ‘семейный’).

Новая семейная ячейка, получившая свой надел (скот, угодья, постройки, иное имущество), называлась otaw ‘юрта, дом для молодоженов; семья молодых’. В прямом значении это слово у казахов обозначало небольшую свадебную юрту, которая обычно изготовлялась в приданное дочери (aq otaw). Русским эквивалентом устойчивого словосочетания otaw qur- предстает выражение создать семью. Во многих тюркских языках аналогичным словом обозначали как разновидность жилья, так и отдельные помещения в нем. В статье “Очерки Джунгарии” встречается пояснение Ч. Валиханова о том, что в жаргоне купцов походная палатка именовалась словом огонь: “К 25 числу сентября на этом месте собралось до 60 палаток, или, как принято в караванном языке, до 60 огней… Соединенный наш караван состоял из десяти огней и число людей увеличилось до 60” . Основываясь на данном сообщении, а также на наличии в лексике казахского языка глагола otas- ‘жить совместно (в супружестве, букв. ‘вместе зажигать огонь’)’, можно предположить о том, что слово otaw ‘жилище’ образовано от глагола ota- ‘разводить огонь’, в свою очередь, производного от существительного ot ‘огонь’. Киргизы словом otaw называют облегченный тип юрты, балкарское otaw – пристроенная к жилью дополнительная комната для молодоженов, азербайджанское otag и турецкое oda переводится уже просто словом комната . Отмеченные изменения в семантике характерны и для общего родового слова üy ‘дом’, одним из значений которого является ‘отдельное помещение для жилья в доме’ (awız üy – передняя, tör üy – гостиная, demalıs üy – спальная, qorjın üy или qarsı üy – противоположные комнаты).

В связи с изменением социально-экономических условий появилась необходимость в слове, обозначающем семью как новую социальную формацию, которое бы имело определенное, отвечающее юридическим отношениям содержание – ‘группа живущих вместе родственников (муж и жена, родители и дети)’ и было свободно от дополнительных смысловых нюансов. Если члены семьи проживают в многоквартирном доме, включены в совершенно иную, отличную от прежних времен, правовую, в т.ч. налоговую, систему, работают в разных местах, не имеют единого сельского хозяйства либо частного предприятия, то для обозначения подобной семьи, имеющей определенные законом имущественные отношения, такие слова, как tütin, tündik, ot bası, oşaq, mal-jan, üy-jay не вполне приемлемы. У всех вышеприведенных слов, используемых в казахском языке для обозначения понятия ‘семья’, семантическая структура сохраняет излишние дополнительные значения, смысловые и стилистические коннотации. Кроме того, переносные значения лексем tütin и tündik оказались архаичными, так как семантическое поле (логическая связь обозначенных предметов, явлений и понятий, тематическая группировка соответствующих слов) и исторический фон, связанный со временем возникновения переносного значения, существенно изменились.

Ощущаемая многими людьми потребность в слове, имеющем строго определенное значение ‘совокупность близких родственников, проживающих вместе’, вызвала появление в языке нового лексического образования jan uya, а также обусловила употребление в казахской речи русского слова семья. Оба названия, видимо, нельзя признать литературной нормой по следующим причинам. Первое выражение jan uya является метафорическим – буквально ‘гнездо души’, подразумевающим место проживания людей (слово jan ‘душа’ здесь используется в значении ‘человек’, ср. русское выражение Не видно ни души); и его употребление более оправданно в художественном стиле речи, допускающем использование поэтических образов, нежели, например, в строго детерминированном тексте Кодекса о браке и семье. Встречающееся не только в устной речи, но и зафиксированное в некоторых казахских словарях слово семья в сложившихся условиях развития и взаимоотношения культур может рассматриваться как факт неправомерного смешивания двух языков и относится, на наш взгляд, к разряду варваризмов. Нередко на практике случается такое, когда недостаточно хорошо владеющие родным языком казахи в процессе общения вносят в свою речь чуждые элементы и даже целые лексико-грамматические конструкции. Через их смешанную речь подобные ошибки способны проникнуть в казахский язык. Так, например, вместо общетюркской модели пожелания … (quttı, mübaräk, hayırlı, qabul) bolsın! все чаще встречаются русифицированные грамматические построения с постоянным компонентом …-men (-ben) quttıqta-. Например, взамен традиционного новогоднего поздравления Janga jıl(ıngız) quttı bolsın! в наше время обычно говорят и пишут: Janga jılıngız’ben quttıqtaymız! или даже Janga jılıngız’ben! ~ Meyramlarıngız’ben ~ Merekeleringiz’ben!, что представляет собой грамматическую кальку русских выражений С Новым годом (поздравляем)! ~ С праздником!, в которых имена оформлены окончаниями творительного падежа.

То или иное слово, представляющее собой определенный звуковой комплекс и рассматриваемое в фонетическом аспекте, может оцениваться формально, с учетом количества и качества фонем, т.е. размера слова и его благозвучия (эвфонии), с учетом артикуляционной сложности, т.е. соответствия звуков слова фонологии родного языка. Но в этом плане нельзя делать выводы о целесообразности использования какого-либо слова, будь то исконное или заимствованное. Однако на лексико-семантическом уровне, при определенных историко-культурных условиях положение меняется. В современных условиях развития национальной культуры и роста этнического самосознания, некоторые лексемы, в некоторых случаях – фонографические варианты слов (при их наличии), могут восприниматься как более или менее предпочтительные либо отвергаться. Например, трудно оправдать существование в казахском языке таких словосочетаний, как балалар творчествосы ‘творчество детей’ или творчестволыќ бірлестігі ‘творческое объединение’. Создатели этих лексических композит, видимо, не утруждали себя поиском эквивалента русского слова “творчество”. Обратившись к лексическому фонду и лингвистическому опыту иных тюркских народов, находим, например, в турецком языке обозначение понятия творчества (как деятельности) словами yaratma kuvveti, yaratıcılık, а русский глагол творить переводится словами yaratmak, vücud’e (форма дат. падежа) getirmek. В связи с этим, приведем казахское слово jaratuw, который имеет значение ‘сотворить, создать что-нибудь’ и предстает генетически близким турецкому yaratmak. От арабского заимствования idjad ‘создание, творение’ образовано узбекское глагольно-именное сочетание ījod qılış ‘творение (как процесс)’. В лексическом фонде узбекского языка имеется также производное слово ījodiyot (< idjadiyat) и собственно-тюркское yaratış (< yarat- ‘создавать’) со значением ‘творчество’. Отметим, что в казахской литературе изредка встречаются указанные арабизмы: лексема ījad в значении ‘творение; издание’ и однокоренное ей слово ujud (ср. турецк. vücud) ‘существование, бытие; наличие, присутствие’ . Следовательно, есть в языке собственные лексические возможности для обозначения понятия творчество, а также иных понятий, явлений и предметов, и надо их использовать, не создавая серию неудачных словесных гибридов.

Если обратиться к тюркским языкам, имеющим развитую письменность и богатый лексический фонд, то можно отметить логический подход к формированию терминологии, учитывающий многовековую традицию усвоения через религиозную, научную и художественную литературу и устную речь слов арабского происхождения. На примере некоторых слов отметим тенденцию, определившуюся в современном казахском языке. Так, например, вместо ранее широко употреблявшихся (но в тоже время явно осознаваемых как инородные) слов директор, текст, процент, появились известные в ряде других тюркских языков новые лексемы müdir, mätin, payız, которые воспринимаются в речи органично, соответствуя фонетике (звуковому строю) языка. Следует сказать, что будучи общими для многих тюркоязычных этносов, слова-арабизмы и фарсизмы, обозначающие социальные и природные явления, абстрактные понятия и предметы материальной культуры, подобно исконно тюркской лексике, являются одним из факторов, объединяющих представителей этих народов и облегчающих их взаимопонимание.

Для номинации понятия семья в ряде тюркских языках наряду с другими синонимами активно применяется арабское слово ‘ayilä (например, татарск. ğayilä, узбекск. oyilä, турецк. aile). В персидском языке указанная лексема в фонетических вариантах ayele ~ aele имеет значения: 1. Семья, семейство. 2. Жена, супруга. Казахи широко используют однокоренное слово äyel в значении ‘женщина; жена’, заменив исконное qatın, которое характеризуется стилистически сниженной окраской, получив в речи оттенок вульгарности. В фарси ему соответствуют варианты äyal ~ eyal, в узбекском – äyöl’ ‘женщина’.

Использование в казахском литературном языке для обозначения понятия ‘семья’ – с учетом современного статуса этой общественной формации – арабского слова ‘ayilä в адаптированной форме äyile не противоречит культурно-исторической традиции; оно будет лишь способствовать обогащению словарного состава, сохранению близости литературных языков тюркских народов. Это слово свободно от излишних смысловых нюансов, имеет строго ограниченное значение, т.е. обладает признаками термина, генетически и семантически соотносится с ранее освоенным словом äyel и может использоваться в текстах юридического, научно-философского характера, общественно-политической направленности, в деловых и иных документах. Употребление таких слов, как üy, üy işi, üy-jay, tütin, tündik bası, ot bası, şangıraq, mal-jan, jan uya, otaw, oşaq и семья в официально-деловом стиле, в научно-публицистической и иных сферах, требующих строго определенного значения ‘совокупность живущих вместе близких родственников (супруги, родители с детьми)’, представляется неприемлемым ввиду приведенных выше доводов.

Интересно узнать, какие архаизмы, неологизмы и общеупотребительные слова используются для обозначения в разных языках народов Евразии (тюркских, монгольских, угро-финских, тунгусо-маньчжурских, самодийских и др.) понятия "семья", и каково исходное (прямое) значение таких слов.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Hadji-Murat 04.12.2010, 12:03 AM

Иногда в значении очаг, семья употреблялось слово şangıraq (çanğaraq), имеющее прямое значение ‘деревянный конструкция купола юрты’. Фразема qara şangıraq обозначало родительский дом, где по определенным случаям собирались уже ставшие взрослыми и живущие обособленно со своими семьями и отдельными хозяйствами дети.

Уважаемый Hadji-Murat, может, не в развитеие темы, но вопрос - фразема ğaraq уж очень мне напоминает "гараж" - помещение для стоянки автомобилей. Нет ли здесь связи? Ведь обычно этимологию "гараж" объясняют французским garage «укрытие, гараж», от глагола garer «укрывать, прятать»; далее от средневек. франц. garrer; предположительно родств. др.-норв. vara «заботиться, опасаться»; ср.: нем. bewahren «беречь, сохранять».

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Уважаемый Eger, если вспомнили "шаңғарақ", то я могу смело предположить его основу из казахского как:

"ғор/қор" (укрытие, защита).

Сравните слова, обозначающие на казахском укрытие, защиту или что-либо защищенное: қор (запас), қора (сарай, хлев, загон), корған (курган), қорғасын (свинец) и многие другие.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Уважаемый Аrstanomar, раньше у русских было "тятенька" - отец.

Поэтому неспроста в нашем северо-восточном регионе Павлодарской области кереи и кыпшаки отца называют тәте (другие роды этим словом называют тётю), в частности мы отца своего называли именно так.

В Омской области встречал, что отца называют көкӨ, а в Шымкенте көкЕ. Дети моего коллеги, которые родом из Жамбыльского района Алматинской области (шапырашты :ph34r: ) отца называют әке.

Уважаемый АксКерБорж!

у русских читается "тятя", а "тятенька" - лишь ласкательная форма. Но это не означает, что тәте - производная от тятя, просто тәте, тятя, тата, дада, дэд - это древняя форма обращения к отцу, возможно и к матери.

Көке - также древняя казахская, кыпчакская, тюркская ласкательная форма обращения к отцу. Омское көкӨ - искаженный диалект этого слова.

Я отсылаю всех к книге О.Сулейменова "Язык Письма".

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ваше предположение, вне сомнения, отличается некоторой смелостью и определенной оригинальностью – совершенно в духе нашего вольнолюбивого времени, где уже нет гнетущей цензуры и благоденствует плюрализм мнений.

Уважаемый Hadji-Murat!

Мои высказывания появились задолго до вольнолюбивого времени. Через 20-25 лет, после того как началось это самое время, все кто смеялся издевался надо мной, всячески обзывая меня, извиняюще стали говорить: Арыстан, ты оказывается был прав.qyrgyz_new.gif

В последние годы я лишь уточняю свои высказывания, и выкладываю на общее обозрение.

Если кто сомневается в моих высказываниях, то готов подождать еще 25 лет. biggrin.gif

Считаю, что заимствованные неологизмы в языке должны быть обоснованны, а не бездумное употребление, что приводит к выхолащиванию языка. За последние 200 лет казахский язык сильно подпортился как семантически, так и стилистически.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Уважаемый Hadji-Murat!

Мои высказывания появились задолго до вольнолюбивого времени <...>. Считаю, что заимствованные неологизмы в языке должны быть обоснованы, а не бездумное употребление, что приводит к выхолащиванию языка. За последние 200 лет казахский язык сильно подпортился как семантически, так и стилистически.

Qurmetti Arıstan, язык как коммуникативная система, выполняет много функций. См. http://ru.wikipedia.org/wiki/Язык

В связи с этим он должен изменяться, совершенствоваться и соответствовать требованиям современности. Язык как динамичная система развивается в определенных социально-исторических условиях, распространен на определенной территории и испытывает многофакторное влияние: интралингвистического и экстралингвистического характера. Все это именуется эволюцией языка. Это естественный процесс, который прекращается лишь с переходом языка в разряд мертвых. Вспомните историю английского языка, грамматический строй, лексика, фонетика которого претерпели кардинальные изменения. Сейчас это самый развитый язык ввиду богатства его лексического фонда. Общеизвестно, что English оказывает мощное влияние на многие языки мира.

Отсюда вывод: то, что происходило и происходит с казахским языком – объективно обусловлено. Самое главное для нас – он в настоящее время вышел за пределы аулов, из сферы бытового употребления переместился на государственный простор. А ведь было прежнее время, когда наш язык находился в стагнации, им владели на удовлетворительном уровне лишь 33 % коренного населения республики.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Qurmetti Arıstan, язык как коммуникативная система, выполняет много функций. См. http://ru.wikipedia.org/wiki/Язык

В связи с этим он должен изменяться, совершенствоваться и соответствовать требованиям современности. Язык как динамичная система развивается в определенных социально-исторических условиях, распространен на определенной территории и испытывает многофакторное влияние: интралингвистического и экстралингвистического характера. Все это именуется эволюцией языка. Это естественный процесс, который прекращается лишь с переходом языка в разряд мертвых. Вспомните историю английского языка, грамматический строй, лексика, фонетика которого претерпели кардинальные изменения. Сейчас это самый развитый язык ввиду богатства его лексического фонда. Общеизвестно, что English оказывает мощное влияние на многие языки мира.

Отсюда вывод: то, что происходило и происходит с казахским языком – объективно обусловлено. Самое главное для нас – он в настоящее время вышел за пределы аулов, из сферы бытового употребления переместился на государственный простор. А ведь было прежнее время, когда наш язык находился в стагнации, им владели на удовлетворительном уровне лишь 33 % коренного населения республики.

Уважаемый Hadji-Murat!

Одно дела - развитие языка, другое - замусорение притянутыми за уши неологизмами. Так нередко теряется смысл даже источника. В русском языке, например, "комплимент" - похвала, источник - то, чего не хватает; из современного "драйв" - не просто движение, а некое состояние общего экстаза; источник - просто движение. На казахском уже приведенное "әйел - aiel" - женщина; источник - наложница, женщина легкого поведения.

Часто неологизмы появляются как замена в виду фонетической привлекательности. Как-то давненько в одной из шутливых передач с участием танцора Нуриева была произнесена фраза на французском, и сказали: не павда ли красиво звучит,- в ответ: о, да. А перевод был: ну и свинья же вы!

Поэтому я и против необдуманных внедрений, тем более, что если в языке есть подобные слова!

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Уважаемый Hadji-Murat, может, не в развитие темы, но вопрос - слово ğaraq уж очень мне напоминает "гараж" - помещение для стоянки автомобилей. Нет ли здесь связи? Ведь обычно этимологию "гараж" объясняют французским garage «укрытие, гараж», от глагола garer «укрывать, прятать»; далее от средневек. франц. garrer; предположительно родств. др.-норв. vara «заботиться, опасаться»; ср.: нем. bewahren «беречь, сохранять».

Mein kamerad Eger, высказанное Вами предположение интересное, но есть ли связь между словами garage и *qaraq (после сонорного /-ng/ следующее за ним начальное /q-/ озвончается в /ğ/: çang + qaraq > çangğaraq) - не знаю.

Суффикс -age в английском языке образует существительные от глаголов: to assemble 'собирать' > assemblage 'сборка', to clear 'очищать' > clearage 'очистка', to haul 'тянуть' > haulage 'тяга'. Казахское слово qaraq, вероятно, образовано с помощью аффикса -aq / -ek ~ -q / -k от глагола qara- 'смотреть'. Глаголы со значением 'смотреть' потенциально могут развить семантику в интересующем нас направлении и использоваться в смысле "заботливо присматривать за чем-либо", "беречь как зеницу ока", "сохранять". Например, казахск. baq- 'смотреть; присмотреться' > 'присматривать; заботиться; воспитывать; ухаживать' > 'разводить; выращивать' (скот) > 'подстерегать; поджидать; подкарауливать'; русское "зреть", "зрение" > "призор" и "беспризорник"; "надзор" и "безнадзорный" (ребенок).

Не обращался к этимологическому словарю по поводу слова şangıraq. Но у меня оно ассоциируется со словами çıng > şıng 'высота, вершина' и qaraq 'зрачок'. Может быть, çıng ~ çang qaraq имело прямое значение 'верхнее окно, верхний светопроем'? По аналогии с русской метафорой: "око" ~ "окно". Вот примеры метафорического переноса значений: "Безразлично зияли пустые глазницы многоэтажных домов...", "В поле зрения не было ни одного целого здания, одни пустые глазницы окон и обрушенные ...". Дом напоминает огромную голову богатыря, с которой столкнулся пушкинский Руслан, окна - широко открытые глаза, крыша (которая у некоторых "едет", тихо шифером шурша) - черепная коробка, в которой хранится бесценный либо бесполезный, мизерный мозг (в последнем случае, это объект изучения энтомологов!).

У нас в левобережной части города расположен поселок, именуемый "Жоламановка". Там раньше были серии небольших глинобитных домов, имевших смежные стены с другими домами (возможно, некоторые сохранились до сих пор). Так в некоторых комнатах, не имевших внешних стен, для доступа света в помещение были окна в потолке. В войлочной юрте верхнее отверстие служит как для выхода очажного дыма, так и в качестве светопроема.

P.S. Г. Бэйли предполагал, что в языке азиатских скифов-saka было слово çangaraka со значением '(небесный) круг'.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Уважаемый Hadji-Murat!

Одно дело - развитие языка, другое - засорение притянутыми за уши неологизмами. Так нередко теряется смысл даже источника. В русском языке, например, "комплимент" - похвала, в языке-источнике - то, чего не хватает; из современного "драйв" - не просто движение, а некое состояние общего экстаза; в источнике - просто движение. На казахском уже приведенное "әйел - ayel" - женщина; в источнике - наложница, женщина легкого поведения.

Часто неологизмы появляются как замена ввиду фонетической привлекательности. Как-то давненько в одной из шутливых передач с участием танцора Нуриева была произнесена фраза на французском, и сказали: не правда ли, красиво звучит,- в ответ: О, да. А перевод был: Ну и свинья же вы! Поэтому я против необдуманных внедрений, тем более, что если в языке есть подобные слова!

Arıstan, относительно слова әйел. К нам это слово арабского происхождения попало, вероятнее всего, через фарси, где оно имеет значение 'жена, супруга'. Значение 'женщина' у него появилось уже в наших языках. Откуда возникла и где зафиксирована приведенная Вами негативная сема - 'женщина легкого поведения'?

Я солидарен с Вами в том плане, что недопустимо искажение значений устойчивых речевых выражений под влиянием чужого языка и неправомерно употребление инородных грамматических моделей вместо исконных общетюркских конструкций: чем применять громоздкую грамматическую кальку Merekeleringiz'benen! - проще и правильнее сказать: Merekeleringiz quttı bolsın! Aytıngız qabul (mübaräk) bolsın! Janga jıl hayırlı (qayırlı) bolsın! и т.д.

P.S. В казахском языке упомянутая конструкция встречается в предложениях типа: Janga Jıl quttı bolsın “Да будет счастливым Новый год”, Nawrız hayırlı bolsın “Да будет благодатным Навруз”, Aytıng qabıl bolsın “Пусть будет принят Господом твой праздник”, Aytıng mübaräk bolsın “Да будет счастливым твой праздник”. Ср. в других тюркских языках: узбекск. Yängi Yil qutluğ bulsin “Да будет счастливым Новый год”, турецк. Yeni Yıl qutlu olsun “Пусть будет счастливым Новый год”, татарск. диалектн. Ğäyitigiz qurtlı bulsın “Да будет счастливым религиозный праздник” (диалектн. qurt вместо литературного qot 'счастливая доля', ср. огузск. gurtar-, gurtul- и кыпчакск. qutqar- 'спасать', qutıl- 'спастись').

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Уважаемый Аrstanomar, раньше у русских было "тятенька" - отец.

Поэтому неспроста в нашем северо-восточном регионе Павлодарской области кереи и кыпшаки отца называют тәте (другие роды этим словом называют тётю), в частности мы отца своего называли именно так.

В Омской области встречал, что отца называют көкӨ, а в Шымкенте көкЕ. Дети моего коллеги, которые родом из Жамбыльского района Алматинской области (шапырашты  :ph34r: ) отца называют әке.

Мои двоюродные братья(сыновья сестры отца) называют своего отца-казаха тате/тете. 

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти