Гость sanj

Брачные Системы

83 сообщения в этой теме

Алтынай, ваш второй ример показывает, что и без тщательного расследования и изучения родственников можно найти счастье.

Возможно, но не часто. С возрастом начинаю понимать все зависит не от воспитания, не от окружения, а все определяет генетика.

Алтынай не согласен гены никоим образом не определяят характер человека склад ума или же реакцию на окружающих людейэто доказанно психологами .Воспитание и взаимоотношения с окружающими определяют кто или кем будет данный индивид тоже доказанно психологами

Была гипотиза или даже теория что дети преступников носят в крови своей вернее в генах склонность к преступлениям но современные генетики Гена преступности необнаружили(как и ген разврата или ген вранья) :D

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Алтынай не согласен гены никоим образом не определяят характер человека склад ума или же реакцию на окружающих людейэто доказанно психологами .Воспитание и взаимоотношения с окружающими определяют кто или кем будет данный индивид тоже доказанно психологами

Была гипотиза или даже теория что дети преступников носят в крови своей вернее в генах склонность к преступлениям но современные генетики Гена преступности необнаружили(как и ген разврата или ген вранья) :D

Психология - это вообще не наука...и ген преступности нет, а вот ген характера есть.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алтынай, ваш второй ример показывает, что и без тщательного расследования и изучения родственников можно найти счастье.

Возможно, но не часто. С возрастом начинаю понимать все зависит не от воспитания, не от окружения, а все определяет генетика.

думаю точнее выразиться так - все орпеделяет сочетание наследственности и среды.

а насчет генов преступности или еще чего, то их нет, есть гены создающие предрасположенности. например уровень тестостерона в крови связан с агрессивным поведением. но человек с высоким уровнем не обязательно будет преступником, он может быть военным, милиционером, спортсменом и пр.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Сын моих знакомых, не так давно женился (может года три назад). Привез ли ему друзья девченку из Бишкека...Украли...Он ее видел один раз...на фото. Вызвали ее якобы на работу...подогнали микроавтобус..затолкали..и повезли ..на Иссык-Куль....По дороге она расцарапала лицо одному...прокусила ухо другому..весело ехали и доехали...Привели жениха знакомиться (он парень видный, только скромный) притихла она...потом сказал : "Пойдет".... и наконец разрешила надеть на себя платок. Живут они в селе...овец стригут..перевелась она на заочное отделение (училась в Славянском университете - если не ошибаюсь это довольно продвинутый ВУЗ в Киргизии)..подряд родила двоих детей...очень дружно живут.

очень трогательная история.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Монголы строго соблюдали экзогамию. Брак внутри отцовского рода расценивался как недопустимое нарушение обычая. Браки заключались рано. Матерями становились в 14-15 лет. Различие в возрасте между женихом и невестой не принимали во внимание. Зато обращалось внимание на символическое сочетание годов рождения по лунному календарю. При заключении брака считалось очень важным, чтобы год рождения невесты не был твёрже, чем год рождения жениха, так как в противном случае терялось будто бы мужское главенство и брак не имел шансов на благополучие. Невесту подыскивал отец жениха.

Господствующий формой заключения брака был брак по сватовству, путём уплаты калыма. Невеста должна была иметь приданное, состав которого был вполне определённым, т.е. должен был включать установленный комплекс вещей и предметов. В приданное невесте давали скот (энжэ), количество которого также зависело от состоятельности родителей. Один из главных предметов юрта.

В свадебной обрядности выделяют три этапа: досвадебные, свадебные и послесвадебные церемонии.

1. Досвадебные обряды.

Это сговор, сватовство, установление сроков свадьбы.

Сторона жениха, выбрав невесту, засылает к её родителям сватов, которые в знак добрых намерений вручали от имени жениха хадак. Если хадак после первого визита не возвращался, переговоры могли быть продолжены. Обычно предварительные переговоры проходили в несколько заходов. Вступительная часть каждых переговоров содержала обширный обмен информацией по самым общим вопросам. Сваты руководствуются поговоркой: «Лучше уж говорить, чем совсем ничего не делать».

На завершающем этапе переговоров отец, мать и несколько родственников жениха приезжали к родителям невесты и преподносили один хадак с кусочками клея (для «склеивания» жениха и невесты), одну посудину и моток красных шёлковых ниток (для «связывания душ» молодых). Договорившись о приданном и подарках с каждой стороны, назначали день свадьбы, иногда даже через 2-3 года. Родители жениха сооружали молодым новый гэр, а родители невесты обязаны были дать постель и кухонные принадлежности.

2. Свадебные обряды.

В день свадьбы жених после сложного ритуала встречи с будущими родственниками и прощания невесты с родным домом увозили её к своим родителям в сопровождении эскорта гостей. В пути следования устраивались игры и другие состязания между представителями жениха и невесты. Приблизившись к гэру родителей, молодые должны были проехать между двумя кострами (древнейший обряд очищения), затем их усаживали вместе на квадратный белый войлок перед входом в гэр и придавливали полы одежды камнями (чтобы «молодые, стыдясь своего положения и сотен глаз, не убежали бы, как малые дети»). Над ними произносились благопожелания счастья в супружеской жизни. Жениху среди множества благ желали иметь «здоровую крепкую шею и много скота», а невесте – вставать пораньше да ложиться попозже...».

До начала свадебной трапезы невесте заплетали косы замужней женщины, проходил ритуал освещения нового жилища молодых – жених разжигал огонь а очаге, а невеста варила чай и угощала гостей. Затем все уходили пировать на воздух, а в гэре оставались невеста и жена старшего брата или специально назначенные женщины, которые произносили напутствие невесте.

Наутро следующего дня молодая должна была встать раньше всех и открыть тоно (верхний свет) гэра тестя в знак уважения и заботы, сообщая тем самым своё окончательное согласие на замужество. Обычно свадьба продолжалась три дня, в течение которых молодые почти не выходили из своего дома, молодая жена сама варила и кормила своего мужа.

3. Послесвадебные обряды.

Послесвадебные обряды включали в себя проверку хозяйственных способностей жены. Проверка хозяйственных способностей проводилась в присутствии родственников мужа.

Невеста в свадебном наряде разжигала огонь и готовила праздничную еду.

Невеста в свадебном наряде разминала и сшивала шкурки животных.

Не сошедшиеся характерами муж и жена могли разойтись. Вторично выходили замуж только бездетные женщины и очень молодые. Место покойного мужа занимал его родной брат или старший сын, если вдова не являлась его матерью. Если братьев не было, вдове помогали ближайшие родственники, иногда эту роль брали на себя близкие друзья, откуда и пошла такая поговорка: «Надёжный друг и родню заменит».

Рождение детей – большая радость. Чем больше детей, тем лучше.

Список литературы

Майдар Д., Турчин П. М. «Разноликая Монголия». М.. Мысль, 1984.

Жуковская Н.Л. «Судьба кочевой культуры». М.. Наука, 1990

Бирюков Влад, http://steppe.hobi.ru/works/svadba.shtml

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Zdravstvyjte! Pomogite otvetitj na vopros - V nekotorix mongolskix plemenax pervyju bracnyju nocj novobracnie po tradicii dolzni provesti -

--v sedle

--pod brjuhom losadi

--mezdy zerebjenkom i kobilicej

SPASIBO

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
:blink: Nichego sebe, nikogda takogo ne slyshal, nochiyu na sedle? Ved' vse aily mojno takim obrazom razbudit' :D Vse moi znakomye eto delali u sebya v posteli, kto v yurte, kto v kvartirah...
0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ю. Котенко

У разных народов традиции (бракосочетания) предписывали нечто большее: солидную материальную подготовку, трудовые успехи или обладание определенными способностями.

У народов Сибири дети испокон веков считались главным достоянием, и, соответственно создание семьи являлось важнейшим жизненным этапом.

Одной из распространенных форм брака была "колыбельная" форма, или сговор - то есть родители сватали детей, когда те находились еще в младенческом возрасте. Таким образом, они страховали своих потомков от одиночества, которое расценивалось как самое большое несчастье в старости. У тувинцев сват от имени отца мальчика за много лет до предполагаемой свадьбы передавал родителям невесты вместе с подарками хадак - длинный шелковый платок. Если подарки принимались, то брачное соглашение вступало в силу. Хадак как гарантийный документ мать девочки укладывала в особую шкатулку, какие дарили дочерям во всех семьях. В такой шкатулке также хранились украшения и пуповина ее обладательницы.

При такой форме брака хакасы не платили заранее выкуп за невесту, но родители девочки несколько раз в год получали от родителей будущего мужа ценные подарки, а также продукты и вино. Правда, потом подобные расходы с лихвой окупались - приданое не могло быть меньше калыма. Однако самой распространенной формой брака у хакасов считалось похищение. Причем невеста часто была в курсе предстоящих "превратностей судьбы", да и выкуп уплачен. Если же молодой человек не был столь состоятелен и удал, чтобы совершить "похищение", а родители не обеспечили его (из материальных или иных соображений) юной женой, то оставался третий, наименее почетный способ "отблагодарить" за супругу - молодой муж отрабатывал у тестя несколько лет на хозработах, и с чистой совестью заводил собственное хозяйство.

Не вступить в законный брак к 22-23 годам считалось неестественным и даже неприличным. В этом случае девушка получала "почетное" звание чурт айна - "домашний черт", а молодой человек продолжал оставаться для старших мужчин ребенком, а для детей сверстником. Он и не имел права принимать самостоятельные решения без ведома старшего родственника-мужчины. Так что обзавестись семьей в срок было еще и делом чести.

Нганасаны считали юношу готовым к началу семейной жизни только после того, как он сам добывал оленя. Отныне он признавался взрослым мужчиной со всеми вытекающими последствиями, о чем говорил особый орнамент на его одежде. Теперь можно было официально ухаживать за девушками и вступать в брак.

Как и самый северный народ Европы - скандинавы, нганасаны, являясь самым северным народом Азии, преуспели в особом виде поэзии. Такому творчеству, скорее всего, подойдет определение как импровизационно-иносказательно-аллегорическое. Сочиненные в таком ключе песни - кэйнгэйрся - являлись обязательной частью прилюдного ухаживания. Чем более красиво и замысловато объяснялся в любви поклонник, тем больше имел шансов (девушка тоже могла блеснуть способностями не только расшифровывая эти гимны, но и отвечая в том же духе). Не обладая даром позта-песенника-абстракциониста и композитора, претендент мог не состояться как будущий муж даже при достаточном количестве других достоинств.

http://eyeevil.narod.ru/Siberian.htm

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мне понравился обычай в Турции в выборе невесты. Этот обычай уже в принципе в наше время практически не используется. Семья

жениха ( женская сторона ) приглашала будущую невесту в турецкий хамам

( по нашему баня) , и все дружно ненавязчиво во время купания смотрели на

физические стороны девушки,например мать жениха могла как будто бы ненарочно обронить кусок мыла перед девушкой и посмотреть на ее стан :rolleyes:

И еще по поводу многоженства. В пору османской империи одним из пашей был издан закон о правомерной стороне женитьбе на 4 женах. Так как тогда и в нынешнее время количество женшин превышает кол-во мужчин и чтобы

избежать проституции было найдено это решение.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вчера вечером смотрел документальный фильм про Казахстан и Кыргызстан, снятый британскими товарищами.

Казахстан выглядит продвинуто, крытые катки, магдональды, рок-группы, ребята поют на казахском и английском, юрты, угощение, соревнования, жидкое золото (нефть)... Англичане здорово сняли, не только благостное и умильное. Оператор снимал живой камерой и все такое. Ни один эпизод не был поставленным. Помню эпизод, как оператор, ведущий и сопровождающая их дама продирались сквозь стаю кидал и ворюг на ж/д вокзале... Как в фильмах про Октябрьскую революцию... Пацаны-хищники хватают за руки, загораживают дорогу... На глазах у ментов с анличан чуть не сняли рюкзаки, камеру... Оператор - молодец, камеру не выключил, видоискатель скакал как в ковбойских фильмах - руки-ноги, поезд, менты, рожи... Бедолаги-иностранцы едва вырвались...

Про Кыргызстан. Я был в Бишкеке, правда, в советское время, там у меня родственники, братьев-кыргызов люблю и уважаю, но, граждане, так жить...

В Ошской области англичане умудрились снять несколько эпизодов, связанных с кражами невест.

Съемки были живой камерой. В одном случае "невеста" (школьница из другого местечка, семье жениха нужен был человек для пастьбы овец, по-нашему, чабан) билась до последнего, не дала надеть на себя платок. Приехала за ней то ли мать, то ли тетка. Отпустили. Тетки из жениховского дома осыпали ее проклятиями: тебе не жить, а если тебя кто возьмет замуж, то муж запьет, дети помрут... Несостоявшийся муж, молодой парень с угрюмым взглядом, бормочет, не надо было отпускать невесту, теперь я опозорен... Обсуждает с приятелями следующую кандидатуру.

В другом случае тетки, как хищные гарпии, окружили со всех сторон, навалились на беднягу-школьницу (совсем девчонку), лестью, угрозами, тычками, не знаю, еще чем, надели на нее платье и платок.

Еще показывали семью, из которой украли дочь, а спустя день привезли обратно труп. Мол, повесилась, а почему, не знаем, мы вообще не при чем. Родители говорят: заявили в милицию, дело закрыли. Отец убежден, что дочь украли, она не дала надеть платок, ее изнасиловали, она повесилась.

Обычаи обычаями, но смотреть феодальные картинки современной кыргызстанской глубинки, словно в средневековье попал, видеть растерянные, обезображенные страхом и ужасом, потные лица рыдающих краснощеких девчонок, которых на пути в школу сунули в Жигули и увезли в другую деревню к совершенно незнакомому человеку, равнодушных гарпий, которые силком натягивают на жертв платья и платки (думаю, мстящих за то, что с ними когда-то сделали то же самое), молодых бездельников с плохими лицами в кожаных куртках, попивающих пиво - невозможно.

А вообще фильм замечательно снят. Его запросто можно показывать будущим этнологам в университетах.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Как человек, родившийся на этот свет благодаря тому, что оба деда украли моих бабушек (причем насильно), не могу не отреагировать на высказывания уважаемого Марло, содержащее много оценочных суждений.

У хакасов некогда насильственный увоз девушки был основной формой заключения брака. Вот глава из диссертации Медведевой (Сагалаковой) Т.Н. Во многом традиция живет до сих пор. Не знаю, что произойдет со сносками. :(

2.2. Формы брака

Некоторые сведения о формах брака у средневекового населения Хакасии содержат китайские источники. “При браках калым платится лошадьми и овцами. Богатые дают по сту и тысяче голов” . Данное сообщение противоречит следующему: "При бракосочетании не [делают] подарков имуществом" .

По-видимому, речь идет о существовании различных традиций, возможно, основывающихся на экономических возможностях той или иной семейно-родственной группы. Принимая во внимание недостаток ресурсов у многих социальных групп, так и по иным соображениям, обычное право средневековых кыргызов предусматривало возможность заключения брака без выкупа. Необходимо отметить, что китайские источники говорят об отсутствии подарков имуществом при бракосочетании (заметим снова, что данное утверждение применимо только к какой-то части населения). Следовательно, речь идет не только о калыме, но и о приданном. Однако не всегда отсутствие калыма при заключении брака можно связать с низким имущественным статусом. Например, мемориант Суджинской надписи (Е-47), занимавший должность “высокого судьи”, имевший титулы огя и боюрука, был очень состоятельным человеком: “Я был богат. Моих загонов для скота было десять. Скота у меня было без числа”. Но при перечислении его благих дел указывается: “Я сыновей своих наделил домохозяйствами (“aблaдiм”). Своих дочерей девиц я выдал (замуж) без выкупа (выделено мной — Т.М.)” .

Очевидно, что для этого властителя выдача замуж троих дочерей без взимания калыма была показателем общественного престижа, достойным упоминания на мемориальной стеле. Таким образом, у кыргызов раннего средневековья существовало несколько форм брака. Впрочем, можно здесь видеть и эвфемизм, который скрывает некую форму брака, отличную от брака путем уплаты калыма, например: умыканием или отработкой (в данном конкретном случае это представляется маловероятным), колыбельный сговор, брак обменом, левиратный или сороратный брак и т.п. Во всяком случае, из приведенных фрагментов ясно, что у кыргызов брак и выкуп жены не были тождественны.

Переходя к вопросу о форме брака у хакасов в прошлом следует прежде всего уточнить, что мы будем в данном случае понимать под термином "форма брака". В научной литературе, посвященной вопросам семьи и брака, понятию "форма брака" придается различное значение. Так, например, иногда с формами брака отождествляли такие понятия, как групповой брак, парный брак; моногамия, полигамия, полиандрия; иногда же формами брака называют определенный характер брачных отношений. В первом же случае речь идет главным образом, как нам кажется, о формах семьи, потому что, говоря "парный брак" или "полигамной брак", мы имеем в виду собственно парную или полигамную семью, то есть некую ячейку, появившуюся уже в результате заключения брака, во втором случае обращается внимание лишь на внешнюю форму, в которой проявляется заключение брачного союза.

В нашем представлении под понятием "форма брака" следует видеть те условия, в силу которых заключается брак . Такими условиями могут быть или установившаяся на основе обычая традиция, по которой юноша имеет брачные права на девушку на основании определенных родовых, вернее межродовых связей, куда частично могут быть внесены, скажем некоторые категории кузенных браков. С нашей точки зрения, кузенный брак – это форма брака – право, иногда в то же время обязанность жениться на вдове умершего брата. Таким образом, левират – это также форма брака, наряду с браком похищением, при котором уплата калыма является непременным условием брака, браком отработкой, при котором уплата калыма заменялось отработкой ее трудом и так далее.

Данный вопрос частично получил освещение в этнографической литературе. Хакасский этнограф К.М. Патачаков выделил «три формы

заключения брака: путем сватовства, похищение без ее согласия, как ее самой, так и ее родителей, и путем брака по соглашению невесты, но втайне от ее родителей» . Л.П. Потапов, писавший о быте хакасов в середине XIX в., отмечал у них "старинную форму брака – похищение невесты... Наряду с этим довольно распространены были браки по согласию родственников брачующихся, причем сватания, которое иногда распространялась и на малолетних детей" .

Наиболее полно осветил данный вопрос профессор В.Я. Бутанаев, который отметил следующие формы заключения брака:

1) сватовство малолетних детей – "брак по чести" (саблыг той);

2) брак путем похищения: невесты с ее согласия, но втайне от ее родителей (тутхын);

3) брак путем насильственного похищения невесты, то есть без ее согласия (тухтам);

4) брак отработкой (кiзоге кiрген, буквально – "вошел в зятья");

5) брак, заключенный по обычаю левирата (халдых);

6) брак, заключаемый по обычаю сорората (пастылас);

7) брак бедняка с богатой вдовой, который носил название (улуске кiрген);

8) форма заключения брака, связанная с обычаем дарения птицы фламинго (хысхылах).

Далее перейдем к более подробному рассмотрению вопроса о формах заключения брака, опираясь на обычное брачное право хакасов и привлекая имеющиеся материалы по этой теме и наши полевые исследования.

Основной формой заключения брака являлось похищение девушки – тутхын – с уплатой калыма. Брак путем похищения (умыкания) является одним из ранних форм брака. Он регулировался обычно-правовыми нормами. В залог верности (киртiс) парень получал какой-нибудь предмет ее туалета – колечко, перстень или платок.

Обычно, влюбленные сами договаривались о дне и времени карамчения девушки. Имеется архивный материал, в котором говорится об этом обычае: "...По нашему инородческому обычаю, если девица согласится с известным ей молодым человеком обвенчаться без предварительного согласия своих родителей, то она дает задаток: серьги или что-нибудь другое и назначает день ея..." .

В XIX в. браки умыканием были обычной и наиболее распространенной формой брака у всех субэтнических групп хакасов. И. Каратанов отмечал похищение невесты как непременное условие брака . Н.Ф. Катанов, сообщая о качинском, койбальском и сагайском свадебных ритуалах, указывает, что непременной частью является «похищение невесты и после мировая» . Это же подтверждает Островских, рассказывающий, что у качинцев мог быть предварительный сговор с девушкой или через сваху. В знак согласия девушка давала что-либо, например кольцо, платок и указывала день приезда за ней, затем следовало похищение .

Акт похищения проводился, обыкновенно, под вечер. По хакасским обычаям принято было "холостыми невесту себе в жены воровать, но все-таки обычай этот должен был исполняться, во-первых, с согласия невесты, и, во-вторых, без всяких насилий, буйств и драк" . Обычное право устанавливало определенные положения и нормы при заключении брака путем похищения невесты. Если девушку выбирали родители, то посылали специальную женщину – сваху (аргызан кiзi), которая переговаривала с ней, втайне от ее родителей. Иногда к помощи подобной свахи обращались сами парни, не осмелившиеся подойти к предмету своей любви. За свои услуги сваха получала вознаграждение (тiл чобаа – «за муки языка») – овцу или даже лошадь .

Иногда совершали насильственное похищение – тухтам – без предварительного сговора с девушкой. Это могло послужить причиной обращения к властям. Из заявления «инородца Шалошина I половины рода Варлаама Шоева» – «перед праздником Рождества Христова я и сестра моя Пайка были в гостях у своего дяди Семена Райкова (?), что за разговорами просидели после почти, что до 3-х часов ночи. В это время явились к избе человек двадцать народа, чтобы украсть мою сестру. Поняв из разговора об этом намерении, сестра моя спряталась в подполье, а в это время народ, сорвав с крючьев дверь, ворвались в избу, где нанесли мне побои и, связав меня веревками, вытащили из подполья сестру и увезли ее. По нашему инородческому обычаю, если девица согласится с известным ей молодым человеком обвенчаться без предварительного согласия родителей, то она дает задаток: серьги или что-нибудь другое, и назначает день покражи ея, но в данном случае, сестра моя ни кому согласия не давала, да и вообще она не намерена выходить в замужество, т.к. мать наша больная, я не женат, и работница в доме одна только сестра» .

В земских судах такие дела именовали «насильственным увозом в замужество»: «В Качинскую Степную Думу. Я, Райкова, показала, что в октябре месяце 1852 года инородец Василий Чакуров с работником своим Копылом Чихандаевым супротив ее желания увезли из юрты Чокурова с тем, чтобы она была ему женою» .

При насильственном похищении юноша, схватив девушку, перекидывал ее через седло лицом вниз. "Случаи, когда увезенная девушка не соглашалась на брак с похитителем, а тогда, чтобы вынудить у нее согласия, ее перехватывали через седло (унер – букв., переложить через седло) и пускали коня в дикую скачку, часто без дороги и по тайге, отмечают многие наши информаторы, в частности, старуха Алыхтаева говорит, что она сама была похищена. Ее увезли на лошади, перекинув через седло. Ее сильно трясло. Похитители все спрашивали ее при этом: "Пойдешь замуж?" И только тогда, когда она соглашалась на брак, ее усаживали на особую лошадь и ее физические мучения кончались" .

Об этом же рассказывает И.И. Каратанов: "Если невеста не желает войти в юрту, ее перекидывают на седло и мчатся, что есть силы без дороги и возят до тех пор, пока не изъявит согласия. После этого ее, физически разбитую, вталкивают в юрту ее жениха" .

В 1896 г. Н.Ф. Катанов записал следующее описание: «Перед тем как справлять свадьбу нужно изловить девицу. Ловит ее при помощи всех своих родственников тот человек, который думает на ней жениться. Девица, которую хотят изловить, будет ли знакомая, или незнако¬мая, все равно. Изловленную девицу в тот же день (когда ее поймали) сажают в амбар. В амбар сажают обоих (т.е. жениха и невесту). Если был предварительный уговор, то они входят (в амбар) сами. Их сажают когда угодно: и ночью, и днем. Из дома отца (невесты) прихо¬дить кто-нибудь, брат ее или сам отец, чтобы спросить и выслушать, желает ли она жить (замужем), или не желает. Если жить не желает, то они готовы увести ее до¬мой; а если желает остаться; то брать не будут. (Однако) здешний народ не отпускает ее, хотя бы она и объявила, что не будет жить» .

Похищал обычно жених с несколькими, специально приглашенными им лицами из своего улуса. Каратанов же приводит случай, когда старуха, услышав о намерении похитить ее внучку человеком, которого последняя не желала и который ей тоже не нравился, "употребила хитрость".

"Когда похитители приехали за невестой, они остановились в их доме, заявив, что они разыскивают коней. Ночью бабушка переменилась местами с внучкой, и похитители по ошибке увезли старуху вместо девушки. Старуху перекинули через седло, везли верст 5 или более и только тогда она начала кричать, узнав ошибку, старуху повезли обратно, тем временем девушка-невеста собрала погоню, с которой и встретились похитители и здесь уже произошла настоящая свалка" .

Иногда дело доходило до побоев и изнасилования. В архивных материалах Степной думы соединенных разнородных племен, имеется ряд жалоб на похищения. Мы приводим лишь одну из них.

"В Степную думу соединенных разнородных племени инородца оной думы Сагайского 2 половины рода Ивана Борисовича Урыбина.

Объявление

Дней 10 тому назад из дома диакона Нирицкого дочь нашу Арину утащили инородцы Василий Леонтьев, фамилии не знаю, но проживающий на Усть-Еси, замуж по инородческому обычаю без нашего и нашей дочери Арины согласия, причем похитить ему пособили инородцы: Герасим и Филипп Арчимаевы, Гена Катанов, Николин Ивандаев и много Усть-Есинских, которых мы не знаем, причем, к указанному похищению способствовали, за деньги, инородка Варвара Чеменева. На Усть-Еси священник отец Петр Суковений, ее, Арину отобрал и отослал в Аскиз, но на дороге ее догнали и увезли ее обратно, где, избив, изнасиловал, сделали почти уродом. Согласно расторжения подобные браки и всякие насилия и самодурство виновных спросить обо всем, сделать постановление о разбирательстве и копню оного выдать мне для просьбы на высочайшее имя.

Мая 7 дня 1881 года к сему объявлению, по личной просьбе инородца Ивана Урыбина, крестьянин Степан Потылицин руку приложил" .

Родители девушки-невесты не оставляли свою дочь без защиты. При умыкании бывали случаи, когда родня похищенной отбивала ее, и потом ее вновь похищал тот же человек (уже ее муж по народным представлениям), или иногда и другой человек. Но обычно в результате всех перипетий умыкания, похищаемая оставалась в доме похитителя.

За похитителями устраивали погоню (сургунчi). Если она настигала их, то виновников избивали, а невесту увозили обратно. Если же невеста находилась уже у жениха, то приезжали к нему и требовали свидания. Родители жениха выходили к погоне с вином в руках и, кланяясь, говорили: "Мы виноваты, гак как совершили кражу. Теперь дитя наше, а голова ваша". Вызывали девушку на женскую половину юрты и группа женщин, заслонив ее собой, учили, как отвечать. Если девушка отказывалась от этого брака, то участники погони увозили ее домой, получив за "бесчестье" 25 рублей.

В случае согласия похищенной выйти замуж, приехавшие садились за стол и начинали разговоры о калыме. Его, обычно назначал отец девушки. Калым платили сразу же. «В октябре прошлого 1900 г. женил своего брата Когдо Федотов Болганова на инородческой девице – дочери инородца Мачук Шадрина – Тапис – по инородческим обычаям. В тот же день, когда по обычаю увели невесту Тапис – отец ея Мачук Шадрин с родственниками приехал к нему Болганову за калымом… По приезде Мачук Шадрин потребовал калым, тогда он Болганов положил пред ним на стол 200 руб. Мачук Шадрин их не взял, а требовал 300 руб., а когда Болганов не соглашался отдавать 300 руб. – то Мачук не стал больше сидеть и уехал. …вследствие чего Болганову пришлось заплатить Мачуку Шадрину деньгами 300 руб» .

Отец жениха клал требуемые деньги на блюдо, застеленные белым платком. Отец невесты заворачивал деньги в этот платок и отдавая кому-нибудь из сопровождавших его лиц для подсчета. Если предложенная сумма расценивалась как недостаточная, то по уговору, остальные деньги отдавали во время "мировой". Когда, наконец, дело считалось улаженным, то участники погони требовали от жениха "штраф" (ат чобаа) за "пот лошадей" в размере 25 рублей. Эти деньги делились между всеми участниками сургунчi. В некоторых случаях отец невесты требовал халых парызы – отработка жениха за невесту, летом в страду. Только после того, как все необходимые по обычаю дела были решены, участники погони, угостившись, возвращались домой, дальнейшие переговоры продолжались у родителей невесты .

В старое время, при умыкании случались и убийства. Так, Тинниковы во время попытки отбить невесту, убили отца жениха Чебодаева .

Ретроспективный взгляд позволяет увидеть, что умыкание невесты оказалось наиболее «живучей» формой брака, несмотря на то, что советское и современное законодательство предусматривают суровую ответственность за насильственное похищение и удерживание человека. Обычно этнографы пишут о прекращении подобной практики в начале ХХ в. Однако автор имел возможность убедиться в продолжении бытования у хакасов в довольно полной мере данного обряда и лично знаком с супругами, в начале совместного пути которых стояло «уголовное преступление». Например, мать одного из ведущих хакасских журналистов Республики Хакасия была похищена его отцом после Великой Отечественной войны, и даже с ребенком на руках дважды убегала к родителям. Один из широко известных в среде хакасов г. Абакана случаев похищения (из студенческого общежития) произошел в 1997 г., когда «избранница» была не предупреждена о намерениях «жениха». Интересной деталью было требование девушки, примирившейся после некоторого сопротивления со сложившейся ситуацией, строгого соблюдения именно традиционных форм обряда (наличие народной одежды, заплетение кос, выезд на мировую и внесение выкупа). Родственники похищенной впоследствии прекратили начатое было уголовное преследование в отношении похитителей. И хотя конкретно эта ситуация не увенчалась официальной регистрацией брака, все же такие семьи еще встречаются.

Старинной формой заключения брака считался сговор – саблыг той (свадьба чести) или чахсынан алысханы (брак по желанию).

Брак по чести заключался даже тогда, когда будущие жених и невеста были малолетними. «Когда они, – писал Спасский Г. – не имеют понятия о любви, но даже самих себя... Когда жених и невеста с малолетства один для другого назначены, то по пришествии их возмужалости, за три года до брачного жених по два раза в каждый год должен приводить невесте дары или арчу, которая состоит из разных съестных припасов и вещей, некоторые сверх того платят за невесту, отец ее, выкуп или калым, состоящий из лошадей и рогатого скота. Жених получает с невестой разные вещи в приданое» .

Свадьбу по чести заключали близкие друзья, хорошие соседи или дальние родственники, когда у одного был мальчик, а у другого девочка.

Эта форма брака состояла из ритуальных обрядов, которые выполняли следующие функции: I) сплочение двух семей; 2) создание дружеских уз между двумя родами; 3) сотрудничество .

Основные нагрузки в выполнении этих функций несут невербальные формы коммуникации: доброжелательное выражение лица, улыбка и т.п., соблюдавшиеся по обычным нормам при заключении брака по чести (саблыг той), подразделявшиеся на следующие виды: 1) обмен подарками; 2) приветствие; 3) встречи; 4) ухаживания.

Обмен подарками – наиболее простой способ установления дружеских связей между двумя семьями. Следующий вид ритуала, которого придерживались хакасы – это приветствие. Встречи, как один из видов ритуала, были обязательны не менее двух раз в год. Должны были еще более упрочить сотрудничество между двумя родами.

Когда дети достигали трехлетнего возраста или пятилетнего возраста, родители мальчика приезжали с подарками к родителям девочки. Первый приезд сватов, обычно, бывал летом и назывался сураг арагазы – вино спроса. Привозили семь туш баранов и семь торсуков вина. Зайдя в юрту, отец мальчика, кланяясь в пояс хозяину, произносил традиционную фразу: "Мы пришли для того, чтобы раскрыть череп и обменятся мозгами. Мы пришли для того, чтобы вспороть грудь и обменяться сердцами". Если родители девочки не изменили своего решения, сваты обнимали и целовали друг друга и, обменявшись чашами, выпивали вино. Второй, осенний период святок носил название ызыргалыг арага – вино с сережками, которые тут же одевались ей в уши. С этого времени девочка считалась засватанной.

С этого времени и до совершеннолетия детей, родители мальчика каждый год, весною и осенью привозили угощение сватам. Они приезжали с небольшими подарками и бочонками вина. С каждым визитом количество подарков, вина и мяса должно было увеличиваться.

По достижении просватанными детьми 15-17-летнего возраста, родители юноши приезжали весной договориться о свадьбе. Этот этап носил название молджаг арагазы – помолвка – и проходил за три года до свадьбы. Следующий приезд поздней осенью именовался тазынныг уга – застолье с быком. Потом весной делали угощение тамкалыг арага – вино с табаком. Очередное осеннее угощение носило название хайахтыг уга – масляное застолье. К родителям девушки привозили до 9 котлов топленого масла, столько же кожаных мешков с сырцами (пiчiро) и столько же мешков сыра (пызылах). Следующий – весенний приезд был известен как талганныг арага – застолье с талканом.

Затем, осенью делалось следующее угощение, которое называлось пас аттыг той – пир в честь получения лошади за голову невесты, жених приводил коня пас ат без седла, но в серебряной уздечке и вручал отцу девушки, который в свою очередь дарил парню шелковый кушак.

При сватовстве "брака по чести" заключительным обрядом был своего рода девичник – теенджек. За неделю до свадьбы невеста собирала своих подруг (обычно семь). Приглашалась такое же количество парней, которые обеспечивали уход за молодыми девушками, в течение недели вся кампания объезжала родственников невесты, которые угощали молодежь и делали свадебные подарки. Затем эта кавалькада возвращалась к дому невесты, где вечером устраивали девичий праздник – хыс тойы .

При «браке по чести» калым не платили – считалось, что он окупался подарками и угощениями за многие годы. Заключение брака в такой форме обычно практиковалось только в байских семьях.

В более отдаленные времена практиковалось сватание еще не родившихся детей – туюх худа (глухое сватовство).

Сговор закреплялся словами: "Соединим детей, если у одного родится дочь, а у другого родится сын. Обменяем ездовых лошадей, если у обеих будут мальчики и девочки". В этом случае матери детей называли друг друга пил худагай – поясничная сватья, то есть считалось, что у обеих – дети еще "на пояснице".

Среди бедной части населения существовал брак отработкой кiзоге кiрген (буквально "вошел в зятья"). На такой брак жених соглашался, если не имел возможности заплатить калым и обязан был работать в их хозяйстве – заслужить себе жену. По обычному праву хакасов, отец девушки устанавливал срок отработки. Более подробно эту форму брака мы рассмотрим в разделе о калыме, т.к. она была тесно связана с калымом и обусловлена им. Брак отработкой имел не очень большое распространение.

Иногда бедняк женился на богатой вдове. Такая форма брака по-хакасски носила название упге кiрген ("вошедший в наследство жены"). В данном случае калым не платился. Обычно-брачные нормы регулировали правоотношения, возникающие в результате этого брака, т.е. происходила своеобразная покупка мужа и правоотношения складывались иные, чем при других формах брака. Основными правомочиями в этом случае обладала жена.

У хакасов бытовал обычай левирата (халдых). Халдых заключается в том, что вдова должна выйти замуж за холостого младшего брата или младшего родственника умершего. «Если умрет муж, то жена его выходить замуж за его старшего брата (хасты) не может, но за младшего может», – писал Н.Ф. Катанов .

Обычай левирата зародился в недрах патриархальных условий, когда родственники заботились о сохранении в своем кругу детей и основан на стремлении сохранить имущество внутри рода. Он известен со времен гуннов. В.И. Вербицкий, описывая жизнь алтайцев, также отмечает у них обычай левирата: "по древнему закону иудеев, возстановляет семья брата своего (деверя – Т.М.)" .

По существу, главная цель традиции – чтобы дети выросли и принадлежали к роду и семье отца. В основе левирата лежат также экономические мотивы: так как за жену уплачивали большой калым, то собственно, если брак прекращался вследствие смерти мужа, у его сородичей было стремление удержать ее в семье.

В сборнике обычного права сибирских инородцев о бурятах говорится, что "Случается, что взявший, как значится по всем правилам, по обычнаю степному, муж жену, по прожитии с нею неограниченного времени, умрет, то и тогда она отойти от родственников мужа ея никакого права не имеет, поскольку за нее уплачен калым; в сем случае, она подвержена быть женою брату мужа своего, или другому ближайшему родственнику его. А если не пожелает, по неимению у нея никого из детей от первого мужа, в жены быть из них другому кому, тогда отец или ближний ея родственник должен отдать ее за другого мужа ея родственникам, если они, сочтясь довольными, на то согласятся, потому, что могут на оный приискать и сосватать себе вместо нея другую невесту; и тогда она должна оставаться от родственников мужа уже свободною" .

Н.Ф. Катанов привел сообщение, что "если умрет муж, то жена его выходит замуж за его старшего брата..., но может выйти за младшего брата" .

В другом месте Н.Ф. Катанов сообщал со слов хакаса Ирена, что старшему брату не дозволяется жениться на жене младшего брата, но младшему брату жениться на жене старшего брата позволяется, это женитьба называется "заменою брата". "Далее он рассказывает, что "если умрет старший брат, то младшего брата вводили во все права умершего ввода в право умершего старшего брата (т.е. женя его на жене его), свадьбу справляют вышеупомянутым образом" , т.е. также, как и при браке с девушкой.

П.Е. Островских сообщив, что у хакасов могут встретиться браки младшего брата на вдове умершего старшего, добавляет, что подобные браки заключаются, главным образом, ввиду ненужности платить калым . Старые люди сообщили, что у них халтых и сейчас желателен и советуют в подобных случаях младшему брату жениться на жене его умершего брата.

По обычаю, таким образом, у хакасов халдых в прошлом был обязателен. Патачаков К.М. также отмечает в своих работах обычай левирата: "Деверя женят на невестке. У хакасов его называют "халдых кiрген!" .

По сообщению. Н.Г. Доможакова, в дни его детства, он знал одну молодую женщину-хакаску, которая очень рано овдовела и осталась с маленьким ребенком. Ее очень обижали и свекровь и свекор, жилось ей тяжело. Она хочет уйти к своим родителям, в свой сеок, но ее не пускает родня ее покойного мужа. Они ей прямо указывали, что за нее заплачен калым, и она должна оставаться в семье мужа, и что ее сына нельзя выпускать из рода отца. Эта вдова должна была ждать, когда подрастут младшие братья ее мужа и один из них станет ее вторым мужем. Хотя это были еще мальчики 10-12 лет. Но ей указывалось, что надо осуществлять обычай – халдых .

Вдова, не пожелавшая выйти замуж за деверя, принуждалась к этому силой. В архивах Сагайской степной думы находим следующий документ, в котором говорится что, в 1863 г. Федосья Адаякова подала прошение на имя Минусинского окружного начальника: "После смерти мужа моего инородца Петра Адаякова, прожила с матерью более 4-х месяцев, потом услышала, что она желает по инородческому обыкновению взять меня в замужество за другого сына (родной брат моего мужа) и недостижении еще совершенных лет, притом от свекра (а мне дедушка) инородца Андрея Адаякова стали встречать себе обиды, я во избежание незаконной жизни равно и обид от инородца Андрея Адаякова, от них ушла и нанялась в услужение в годовые работницы, то свекровь моя Елена Адаякова и дедушка, начали просить инородческое начальство, чтобы оное принудило жить у них в замужестве за родного деверя, на что не изъявляю своего согласия, то по разбирательству ближнекаргинского родовою старосты отобрали у меня все имеемое свое имущество, заведенное мною своими трудами без помощи их, всего на сумму 25 руб. и заставляют насильственно жить с родным деверем за которого и выйти в замужество, говоря, что у них такой закон о котором будто бы известно правительству, и если я не буду с ним жить, то кроме отобранного у меня имущества хотят взыскать денежный штраф более 30 рублей лишь только за то, что не выйду за деверя в замужество и угрожают еще и наказанием" .

У халдыха согласия не спрашивали. "Эта жизнь не зависит от тебя – говорили халдыху, – она зависит от законов народа и ты не сможешь быть выше их, потому что общество – сила". Небольшая деталь этого обычая: если младший брат не соглашался жениться на вдове умершего старшего брата, его били и заставляли жениться насильно . Обычно принуждение имело место тогда, когда вдова была много старше мужа. Но в таком случае обычаем разрешаюсь мужчине брать в жены ее младшую сестру или младшую родственницу (пасты), когда первая состарится .

Обряд женитьбы деверя на вдове умершего брата проходил следующим образом. Через год, после смерти мужа, на последних поминках в юрту вдовы родственники приводили младшего деверя. По обычаю он навьючивал на спину седло и переметную суму, а в руках держал уздечку и ружье. При входе в юрту жены умершего старшего брата, деверь клал седло на кровать, а из ружья стрелял в дымовое отверстие юрты. На следующий день вдове заплетали косы и устраивали небольшой той. С этого времени у них начиналась семейная жизнь .

Обычай левирата соблюдался и у киргизов. Абрамзон отмечает: "Если же остается бездетная молодая вдова, то ее берет в жены себе один из деверей или родственников мужа вместе со всем скарбом и скотом, скот же делится между родственниками... так как в уплате калыма за вдову все родственники участвовали, потому и происходит между ними дележ наследства" .

С. Швецов указывает на обычай левирата и у алтайцев: "Когда муж

умирает, она остается в семье мужа, так как именно эта семья понесла затраты на покупку ее у отца. В силу существующего обычая, она должна была стать женой деверя. Вдова не может вторично выйти замуж, не получив на то согласие старшего в семье и деверя, если таковой имеется. А так как даже за нее был уплачен ими калым, размер которого сравнительно всегда очень высок, то она согласия и не получит. Иначе как под условием, что за нее будет уплачен калым ее новым женихом" .

Существовал у хакасов и сорорат – пастылас. В том случае, когда умирала, жена, вдовец мог жениться на ее младшей сестре или младшей родственнице.

Еще исследователи XVIII в. отмечали бытование подобного обычая среди хакасов, так, Г.Ф. Миллер сообщил: "Буде же невеста умрет, то уплаченный калым зачитается в выкупе ее сестры; если же у невесты оной нет, то пропадет" , то есть это при смерти невесты, ее естественной заместительницей является ее сестра конечно младшая, поскольку у хакасов замужество происходило строго в порядке старшинства.

Н.Ф. Катанов сообщил, что у хакасов в случае смерти жены, муж мог жениться на ее младшей сестре, но отнюдь не на старшей . «Если умрет жена, то муж может жениться только на ее младшей сестре (пасты); брать замуж старшую сестру умершей жены не дозволяется, как не дозволяется ему и называть ее по имени. Можно называть по имени свою тещу и своего тестя, но называть по имени старшую сестру умершей жены нельзя» .

Старые хакасы рассказывают, что этот обычай бытовал у них лет 80-90 тому назад. Шибаева пишет, что "в сеоке туран у сагайцев было обязательным жениться на сестре умершей жены" .

Мамышев Х. (сагаец из Усть-Еси Аскизского района, сеок хобый, 1922 г. рождения) сообщает, что у них раньше сорорат был в обычае, но только в том случае, если у покойной жены были дети. Еще в 1935 году, как он рассказывает, Кызыласов Назар (сагаец Аскизского района) женился на Чанковой, которая была младшей сестрой его жены. У Кызыласова от покойной жены оставались дети .

Но, как подчеркивает в своем сообщении Шалгинова А.Д., такие браки были добровольны. Если пастым (младшая сестра жены) не хотела идти замуж за своего чистем’а, то ее принудить было нельзя .

У шорцев сорорат бытовал в прошлом. Здесь этот обычай носил название "пастмын". При намерении вдовца жениться на младшей сестре умершей жены, согласие его младшей свояченицы не спрашивали. В случае отказа, такой брак совершался умыканием.

Обычай сорората является пережитком материнского рода, который бытовал у хакасов в далеком прошлом. Как мы видим, этот обычай у хакасов модифицировался. Отцовский род наложил на этот обычай свой отпечаток. Если в период материнского рода брак на младшей сестре был обязателен и обе стороны принимали его как должное, то в дальнейшем он является, как правило, только желательным и брак совершается при этом иногда и при помощи умыкания, что характерно уже для отцовского рода.

При сорорате имущество умершей жены сохранилось в доле, а дети также как при левирате вырастали среди своих родственников.

Экзотическая форма заключения брака связана с обычаем дарения птицы фламинго – хысхылах. Подстреливший фламинго, которые весной и осенью пролетают над Хакасией, мог сватать любую девушку. На птицу надевали красную шелковую рубаху, на шею подвязывали красный шелковый платок и отправлялись с ней в юрту родителей девушки. Согласно обычно-правовым нормам хакасов, родители должны принять подарок, а взамен отдать дочь. Калым не платился. Если девушку не отдать, то по-хакасским поверьям, птица хысхылах проклянет этот дом и дочь умрет . В данном случае, по-видимому, проявились следы древнего культа проклинающих птиц.

Среди зажиточной части населения: существовал дуальнородовый брак – сjjк нандыри (букв., «возврат сеока»). Он был связан с обычаем авункулата, когда отдавалось предпочтение кузенным бракам. Например, если девушка из фамилии сеока курут выходила замуж за представителя сеока хыргыс, то ее дочь должна была выйти замуж за близкого человека из рода матери. Такой брак считался надежными, главное, фамильные драгоценности и богатство не уходили на сторону. В связи с обменным браком сjjк нандыри среди хакасов выделялись даже брачные фамильные пары: Борчиковы – Киштеевы, Чаптыковы – Шалгиновы и т.д. Перекрестные браки – двух родных братьев одной фамилии на двух родных сестрах другой фамилии и обмен невестами запрещался .

Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.; Л., Т. I. 1950. С. 353.

Кюнер Н.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М., 1961. С. 60.

МЕПТ. С. 85.

См.: Дьяконова В.П. Традиционные формы и способы заключения брака у теленгитов Горного Алтая // Историко-культурные связи народов Южной Сибири. Абакан, 1988.

Патачаков К.М. Культура и быт хакасов в свете исторических связей с русским народом (18-19 вв.). Абакан, 1958. С. 78.

Потапов Л.П. Краткие очерки истории и этнографии хакасов (XVIII-XIX вв.). Абакан, 1952. С. 176.

ЦГАРХ. Ф. И-5. Оп. 1. Д. 35. С. 201.

Каратанов Н. Описание быта инородцев, обитающих по Абаканским степям Минусинского округа Енисейской губернии (рукопись). Аскыз, 1880. С. 162.

См.: Катанов Н.Ф. Наречия урянхайцев.

Островских П.Е. Указ. соч. С. 316.

Катанов Н.Ф. Отчет о поездке…1896 года. С. 113.

Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов. С. 198.

ЦГАРХ. Ф. И-5. Оп. 1. Д. 35. С. 202.

ЦГАРХ. Ф. И-4. Оп. 1. Д. 23. С. 23.

Полевые материалы автора (далее – ПМА). Сообщение койбалки Алыхтаевой Н.Г., с. Куйбышево Бейского р-на, 1924 г. рожд.

Каратанов. Указ. соч. С. 14.

См.: Катанов Н.Ф. Отчет о поездке… 1896 года.

Каратанов Н Описание быта инородцев. С. 15.

Цит. по: Патачаков К.М. Указ. соч. С. 82.

ЦГАРХ. Ф. И-4. Оп. 1. Д. 23. Л. 69.

Бутанаев В.Я. Свадебные обряды хакасов. С. 113.

ПМА. Информатор: Чартыков Алексей, сеок туран, Аскизский район, с. Н. База, 1918 г. рожд.

Спасский Г.И. Народы, кочующие в верховьях реки Енисей // Сибирский вестник. Ч. 1. СПб, 1818. С. 101.

См.: Букреев В.И., Римская И.Н. Этика права. М., 1998.

Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов. С. 198.

Катанов Н.Ф. О погребальных обрядах у тюркских племен с древнейших времен до наших дней // ИОАИЭ. 1894. Т. XII. Вып. 2. С. 109-142.

Вербицкий В.И. Алтайские инородцы: Сборник этнографических статей и исследований. М., 1893. С. 158.

Самоквасов Д.Я. Указ. соч. С. 109.

Катанов Н.Ф. Наречия урянхайцев. С. 358.

Там же. С. 81.

Островских П.Е. Указ. соч. С. 319.

См.: Патачаков К.М. Указ. соч.

Шибаева Ю.А. Пережитки родового строя у хакасов. Рукопись диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Абакан, 1947 (рукописный фонд Хакасского НИИЯЛИ, № 345). С. 104.

ЦГАРХ. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 812. Л. 2-4.

ПМА (А. Чартыков, сагаец сеока туран, 81 года).

ПМА (В. Шалгинов, качинец сеока ах хасха, с. Чаптыково, 1920 г. рожд.).

Бутанаев В.Я. Социально-экономическая история хакасского аала. С. 184.

Абрамзон С.М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи. Фрунзе, 1990. С. 25.

Швецов С.П. Обычно-правовые воззрения алтайцев (калмык) и киргиз. Брачные и семейные отношения. Омск, 1898. С. 14.

См.: Миллер Г.Ф. История Сибири. Ч. II. М.; Л., 1941.

Катанов Н.Ф. Наречия урянхайцев. С. 358.

См.: Катанов Н.Ф. О погребальных обрядах.

Шибаева Ю.А Указ. соч. С. 144.

ПМА (Мамышев Х., сагаец из Усть-Еси Аскизского района, сеок хобый, 1922 г. рождения).

ПМА. (Шалгинова А.Д., качинка сеока ах хасха, 1911 г. рожд., с. Шалгиново ).

См.: Бутанаев В.Я. К истории семьи и семейного права.

Он же. Социально-экономическая история хакасского аала. С. 174.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Спасибо. Прекрасный обзор того, что было раньше у хакасов. Сейчас тоже встречаются специфические случаи женитьбы, замужества, которые можно привязать, объяснить, истолковать традицией, но которые на самом деле имеют совершенно иное, современное, рациональное объяснение.

Я мог бы описать свой случай как пример такого истолкования.

1) Кража невесты. Жизненные обстоятельства сложились так, что нам (мне и моей будущей жене) нужно было срочно бракосочетаться, однако родители жены были против моей кандидатуры. Жена ушла из дома ко мне. Позднее я говорил, что поступил в соответствии с давней традицией своего народа - украл :) . Кража, надо признаться, была символическая. Я приехал к жене домой, когда ее родителей не было дома. Она взяла собранную ею сумку с вещами, и мы ушли.

2) Отработка. Спустя несколько месяцев у нас родился первый сын, родители жены простили нас, и позвали к себе. Нам это тоже было удобно, и мы переехали к старикам. Я задержался в их доме на несколько лет. Объясняя знакомым, почему я живу с родителями жены, я неизменно говорил, что у моего народа есть традиция :) , в соответствии с которой зять должен отработать столько-то лет (количество лет я резонно называл то, сколько прожил у тестя с тещей).

И т.д. То, что произошло со мной, случается ежедневно во всем мире с сотнями и тысячами супружеских пар. Я лукаво объясняю свой случай как традиционный, другие, возможно, дают более рациональное объяснение.

Стас, скажите, а как часты среди современных хакасов случаи насильственного увоза невесты? Есть ли такая статистика? Делал ли кто-нибудь такое исследование применительно к современным хакасам? Есть ли милицейские сводки? Да есть ли такие случаи вообще?

Пока что, не дожидаясь вашего ответа, я хотел бы высказать предположение, что традиция традицией, но под влиянием современного мира, новых обстоятельств, традиции могут исчезать, могут появляться новые и т.д. В частности, я думаю, вышеупомянутый обычай насильственного увоза невесты из чужого аала, когда она в глаза не видела будущего супруга и т.д., у хакасов напрочь пропал. Я, во всяком случае, ни разу не слышал о таких случаях за последние полста лет.

Я знал о бытовании такого обычая у братских народов, но просмотренный мною фильм буквально шокировал меня. Я не предполагал, что насильственный увоз невесты так широко распространен. Я понял так, что это не единичные случаи, а совершенно нормальная, обычная традиция, покрывающая все случаи женитьбы. Ну, как примерно, у других народов - поход в ЗАГС. Буквально каждый опрошенный в фильме парень говорил, как заговоренный, о "краже невесты из соседнего района".

С чем связан глобальный характер этой традиции - могу только догадываться. На первом месте я бы поставил фактор уровня благосостояния людей (если я правильно интерпретирую увиденный мною в фильме Ошский район). Логика элементарная. Если украл невесту, она надела платье, платок и переночевала в твоем доме, то можно не заботиться о размере калыма. (У меня был один приятель из Нукуса, ботаник. Не защитившись, он уехал после аспирантуры и много лет потом писал мне письма, из которых я узнавал, что он так и живет бобылем, потому что никак не мог заработать на калым. Очевидно, пойти на кражу невесты ему мешало ленинградское воспитание).

Еще меня и мою жену шокировало то, каким образом производится заочный отбор кандидатуры "невесты", которую в глаза никто не видел. Если выразиться простыми словами, отбирают как скот. Единственное, что волнует "жениха" с его родней, чтобы "невеста" не была красивой (красота - недостаток, потому что красивые "плохо работают").

Естественно, что мнения и желания "невесты" никто не спрашивает.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Про распространенность... Ну, я знаю 2 случая, в одном участвовал на стороне жениха. Спросил лаборантку - у нее украли одногруппницу. Спросил у Медведевой - она знает много случаев. Причем все мы городские хакасы. В деревне - сплошь и рядом. Замечу, что в деревне живут теперь практически только "сагайцы", а мы всегда были несколько "диковаты". :) У нас ведь воруют теперь не из-за нежелания выплачивать калым, которого уже никто и не требует, а в силу именно традиции. Это очень широко распространено, эмоций "женихи" особенных не испытывают.

Вчера зять смеялся, рассказывал, как в их деревне 15-летнего пацана хотели сделать халдыхом после смерти старшего брата и женить на 40-летней детной женщине. Халдых залез на столб и просидел там несколько дней, отказываясь от жены. В 19 веке подобных "отморозков", не желавших надеть на себя седло старшего брата (в обряде - буквально) и взять его детей и жену (а что им "в людях" по углам оттираться и куски подъедать?), таскали за волосья - пока не согласиться. :)

Про "жестокость"... Что значит - выбирать "как скот"? А что кыргызы или хакасы жестоки к скоту ? :) По моему, к лошадям и "малу" относятся очень даже любовно. :) Я спокойно режу скотину, для других - это эмоциональный кризис. Кража невесты это стратегия брачности - нельзя ведь этого не признавать, причем вполне удачная, у кыргызов сравнительно высокая рождаемость, сравнительно крепкие семьи. Полагаю, нельзя тут подойти с общим аршином. Эта традиция выработана тысячелетиями, она также достойна уважения, как поедание собак у корейцев или "отпевание" невесты у русских. Цель одна - сохранение гомеостаза этноса.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Про распространенность... Ну, я знаю 2 случая, в одном участвовал на стороне жениха. Спросил лаборантку - у нее украли одногруппницу. Спросил у Медведевой - она знает много случаев. Причем все мы городские хакасы. В деревне - сплошь и рядом. Замечу, что в деревне живут теперь практически только "сагайцы", а мы всегда были несколько "диковаты". :) У нас ведь воруют теперь не из-за нежелания выплачивать калым, которого уже никто и не требует, а в силу именно традиции. Это очень широко распространено, эмоций "женихи" особенных не испытывают.

Вчера зять смеялся, рассказывал, как в их деревне 15-летнего пацана хотели сделать халдыхом после смерти старшего брата и женить на 40-летней детной женщине. Халдых залез на столб и просидел там несколько дней, отказываясь от жены. В 19 веке подобных "отморозков", не желавших надеть на себя седло старшего брата (в обряде - буквально) и взять его детей и жену (а что им "в людях" по углам оттираться и куски подъедать?), таскали за волосья - пока не согласиться. :)

Про "жестокость"... Что значит - выбирать "как скот"? А что кыргызы или хакасы жестоки к скоту ? :) По моему, к лошадям и "малу" относятся очень даже любовно. :) Я спокойно режу скотину, для других - это эмоциональный кризис. Кража невесты это стратегия брачности - нельзя ведь этого не признавать, причем вполне удачная, у кыргызов сравнительно высокая рождаемость, сравнительно крепкие семьи. Полагаю, нельзя тут подойти с общим аршином. Эта традиция выработана тысячелетиями, она также достойна уважения, как поедание собак у корейцев или "отпевание" невесты у русских. Цель одна - сохранение гомеостаза этноса.

Так, так, а в этом месте, пожалуйста, поподробнее и помедленнее. :) Значит, вы участвовали на стороне жениха. Очень интересно.

Это был именно насильственный увоз невесты, и невестка ни сном, ни духом не ведала, что ей грозит? Она была из другой деревни? Знала или не знала жениха? Сколько ей лет было? Девочкам из Кыргызстана было лет по 15-16 (на вид - старшеклассницы). А жених невесту как выбрал? Ему тетки-свахи посоветовали? Он приезжал посмотреть на нее? Что изменилось в этой паре с момента увоза, в их социальном статусе? Смотрят ли на нее или на него их родственники и односельчане, теперешние и бывшие, иначе, чем на других молодых людей? Сколько у этой пары детей? Больше, чем у других семей их возраста?

На самом деле, проблема насильственного увоза невест не такая простая и она не только и не просто в удачности/неудачности "системы брачности". Хотя что подразумевать под удачностью. :) В том, что детей много рождается (потому что презервативов в магазине нет, да и не приучены мы ими пользоваться)? Так ведь и в обычном браке детей будет много. Крепкий до гробовой доски брак? Так ей же некуда уйти! Любишь-не любишь - живи. Действительно, когда читаешь рассуждения о прочности, многодетности и удачности, чем-то животным веет. "Брачующиеся птицы", "животные"... До сентиментов ли? Надо закон природы выполнить, отложить раз в год яйца... :)

Попробуйте посмотреть на эту проблему, забыв про "традицию" и "крепкий брак", - со стороны, с позиций современного человека.

Для меня лично этот массовый "увоз" - отражение реального места женщины в обществе. Насильственный увоз, тяжкая работа, ежегодные роды... - затрудняюсь подобрать нужные выражения. На мой посторонний взгляд, тамошняя "увезенная" женщина, особенно в кыргызской глубинке, просто-напросто лишается выбора, она не может выбрать себе партнера по душе, не может выбрать..., она много чего другого не может. Хотя, может, она находит удовольствие в этом? Может, нелюбовь, крики и плач - это только игра? В конце концов поколения женщин прошли через это...

Почему в современном обществе (я думаю, что Кыргызстан все же современное государство) мужчина может выбрать (и насильственно увезти) партнершу для совокуплений и работы, а женщина - нет?

Ха, вот интересный момент, кстати: почему не сложился такой институт как насильственный увоз жениха?

Представляю себе картину: десяток баб с горящими глазами обсуждают, из какого района им увезти какого пацана (желательно школьника; парень постарше может заартачиться, его не заставить будет ишачить, в постели не будет уломать), вот они схватили, вяжут ему руки, запихивают в "Жигули", везут в чужую деревню, там в дом и... Бедняга только что после урока математики вышел, облизывал губки, представляя, как манты с самсой будет трескать у мамки дома, и вот-те на... Давай-ка живо в постель, что-то ты сегодня как мертвый, а завтра с утра гони скотину на джяйляу, вытряси ковры, приготовь обед, жена домой придет, быстро тазик с водой и ноги ей помой, видишь, устала... И нечего капризничать, мы за тебя калым заплатили. Неважно, какой. Ааа, хочешь домой? Иди, да только ты там никому не нужен. Ты же все равно что опущенный. Тебя же никто не возьмет.

Согласен, дай женщинам волю, все традиционное кыргызское общество полетит в трамтарары и гомеостаза как не бывало :) , но, граждане, не в 18-м и не 19-м веке живем. Будет новое кыргызское общество со свободными кыргызскими женщинами. Если мы так боимся перемен и ратуем за гомеостаз этноса, то почему мы не живем как при царе Горохе? Электричества не было, плодились как мыши.

Стас, вы, надеюсь, не собираетесь широко пропагандировать среди хакасов возвращение к насильственному увозу невест? :)

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Это был именно насильственный увоз невесты...? Она была из другой деревни? Знала или не знала жениха? Сколько ей лет было? ... А жених невесту как выбрал? Ему тетки-свахи посоветовали? Он приезжал посмотреть на нее? Что изменилось в этой паре с момента увоза, в их социальном статусе? Смотрят ли на нее или на него их родственники и односельчане, теперешние и бывшие, иначе, чем на других молодых людей? Сколько у этой пары детей? Больше, чем у других семей их возраста?
Да, ее под каким-то предлогом выманили из общаги на Чертыгашева, забросили именно в "Жигули" и увезли на ул. Советскую в дом родителей жениха - моего троюродного брата. Мое участие было не в активной фазе. :) Девушка была 17 лет из шорской деревни (название напоминает провинцию Анжу во Франции, там и вендетты случаются), фамилия соответственно - У...с...кова. Жениху - слегка за 30. Она ему понравилась, он вообще бывший борец греко-римского стиля (до 92 кг), очень девушками интересуется. В лучшие свои годы мог автобус остановить и вытащить понравившуюся. Свахи не понадобились, т.к. он имел свободный доступ в общагу, а ее семья проживала за 230 км и не могла ее контролировать. Как и в описанном в диссере Медведевой случае, она "сломалась" где-то к 2 часам ночи, родичи жениха сидели на стульях вдоль стен и прислушивались к ее причитаниям. Обстановка похоронная, конечно. Мужики тихо паниковали. Поразительное спокойствие пожилых женщин я бы не стал сравнивать с эмоциями "мегер" или "гарпий". :) Все же это мои бабки и тетки. Невеста увидела, что родня собралась, стол накрыт, люди потратились :). Килiн потребовала, наконец, хакасское платье. Нашли, сделали сас-той, положили в отдельной комнате, начали гулять. Но произошел конфликт "цивилизаций". Утром невеста обнаружила, что никто не поехал на "мировую" к ее родственникам. Легкая истерика. Приехали ее братья-полубандиты. Жениха вывозили на разборки. Подали заявление по поводу похищения человека (до 25 лет). Невесту забрали. Моя мать ходила к ней, "оценивала ущерб" ("Он тебя трогал?" - "Трогал". - "!!!....$$$....А как трогал?" - "Вот так за руку держал и дышал"). :) Ездили в деревню, откупались, главной в их семействе была матриарх - бабушка, ей жених понравился, благословила, отец невесты выпил вместе с нами (поначалу с ружьем ходил), жизнь налаживалась. Но тут... жених соскочил, его утомили все эти проблемы, и он решил не жениться. Мне, посмеиваясь, говорил, что по хакасским понятиям она все равно его жена. Кажеться, замуж в Абакане за годы учебы она не вышла, может в деревне повезло за тракториста... Мой брат недвано все же женился, пока одного родили.
Действительно, когда читаешь рассуждения о прочности, многодетности и удачности, чем-то животным веет.
Ну, а как иначе то? Это же репродукция в конце концов. Какое-никакое, а производство, технология, типизированный процесс. Евгеники особой нет.
Попробуйте посмотреть на эту проблему, забыв про "традицию" и "крепкий брак", - со стороны, с позиций современного человека.
Я человек ксенофобный и косный. А методология? Как Вы докажете мусульманину, что римское право предпочтительнее шариата? Это вопрос: нравится-не нравится.
..."увезенная" женщина, особенно в кыргызской глубинке, просто-напросто лишается выбора, она не может выбрать себе партнера по душе, не может выбрать..., она много чего другого не может
Скажем, ислам единственная мировая религия, защищающая имущественные (а значит - и социальные) права женщины. Даже ее право на развод. Адаты - тоже. Западные женщины со свободой выбора уже создали демографическую катастрофу в Европе. Да, социальная структура общества вводит определенные правила поведения через воспитание, формирует жизненные стратегии. У женщины в традиционном обществе есть замечательные возможности социального роста. Младшая невестка, конечно, машет, веником с 5 утра, но по мере рождения детей, появления других невесток или жен у мужа, ее социальный статус растет. Она уже командир, она уже присматривает будущих невесток. Муж старый, сидит у дувала, опершись на палочку, а жена, покрикивая, руководит сонмом и хозяйством. Она реализовалась.

Кстати, найду документ - выложу текст здесь, одна бойкая хакаска в 19 в. "украла" себе мужа. Ничего, жили. :)

Если мы так боимся перемен и ратуем за гомеостаз этноса, то почему мы не живем как при царе Горохе? Электричества не было, плодились как мыши. Стас, вы, надеюсь, не собираетесь широко пропагандировать среди хакасов возвращение к насильственному увозу невест? :)
Это и есть проблема, урбанизация и улучшение качества жизни приводит к исчезновению детности вообще, вместе с национальной культурой. У меня нет ответа на эти вызовы. Однако писать книги под названием "О реакционных пережитках хакасских семейных обрядов" тоже нет желания. :)
0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вы поменьше слушайте этих самых англичан. Они и Вы ошибаетесь, если считаете, что невесту крадут для паски овец. пасти овец отнюдь не легкая работа, как кажется со стороны. И к тому же не женская это работа. Кроме мирных овец рядом и волки могут пастись.

А на вокзале в Алматы были скорее всего навязчивые супердорогие носильшики. А тянули вещи, чтоб отнести. Они нас тоже достают. А неместным могут силком отнести их сумки и содрать хорошую сумму.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Вы поменьше слушайте этих самых англичан. Они и Вы ошибаетесь, если считаете, что невесту крадут для паски овец. пасти овец отнюдь не легкая работа, как кажется со стороны. И к тому же не женская это работа. Кроме мирных овец рядом и волки могут пастись.

А на вокзале в Алматы были скорее всего навязчивые супердорогие носильшики. А тянули вещи, чтоб отнести. Они нас тоже достают. А неместным могут силком отнести их сумки и содрать хорошую сумму.

Англичане практически не говорили. Была живая камера, звук - только то, что говорили люди. Что порадовало, конечно, что все говорят на своем языке. Иногда русские слова проскакивают. Перевод - в титрах. Почему я и сказал, что фильм хорош для обучения. Жизнь показана такой, какая она есть.

В Казахстане это были не носильщики. Молодые, наглые ребята, хотели камеру. Именно стая. Один, судя по внешнему облику, не казах, кореец. Но это везде так, так что не огорчайтесь. :)

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не знаю. Нашей наследнице доблестной советской милиции дай только повод. При них такое не могло случится. Они с них потом 10 камер снимут как минимум, а они что могут милиции дать? Полкамеры? Я и не огорчаюсь. Просто удивляюсь, где они увидели то, что не видим мы.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Обычаи и обряды, связанные со сватовством, помолвкой и свадьбой

Они представляют собой уникальное явление культуры кыргызского народа. К женитьбе относились очень серьёзно и ответственно, старались породниться со знатными семьями, родами - "тектуу эл менен". Отношения - "куда соек" - родственников жениха и невесты у кыргызов отличаются подчёркнутым уважением и вниманием. Даже при худших отношениях принято было протягивать руки помощи "Куданын жаманы суу кечирет" - "Плохой сват поможет на переправе", при трудностях можно рассчитывать на помощь родственников со стороны жениха или невесты.

По обычаю существовали ранние формы сватовства - "кудалашуу", ещё не родившихся детей - "бел куда", и младенцев - "бешик куда". В первом случае, о будущей свадьбе ещё не родившихся детей договаривались преданные друг другу друзья, или совершенно чужие люди, но в самый трагический момент протянувшие руку помощи. При этом давали клятву породниться на веки - "соектешуу", подтверждали это слово ритуальными действиями - "ок тиштее" - прикасание зубами к стреле лука, "чыпалактын канын соруу" - сосание крови безымянного пальца друг у другу (делали надрез на пальце), "чырпык кыркуу" - надламывание ветки, "шилекей алышуу" - обмен слюнями и т. д. Если по жизненным обстоятельствам женитьба детей не удавалась, то они оставались клятвенными друзьями "анттуу дос", "акыреттик дос". При обычае "бешик куда" - колыбельных сватов - родители будущих супругов друг к другу обращались со словами "куда" - сват, "кудагый" - сваха. Все родственники и аильчане хорошо знали намерения сватов. Согласно обычаю, родители будущего жениха надевали на ухо маленькой девочки серебряные серьги - "сейке салуу". Существовал обычай добрачных свиданий жениха и невесты "куйелео" или "уйдун жанына баруу" - зятевание или знакомство с зятем. Этот обычай освещался нормой обычного права и имел серьёзное значение в подготовке к свадьбе. Задолго до свадьбы жених со своими близкими друзьями останавливались недалеко в стороне от аила невесты. Для свидания будущих молодожёнов специально ставили юрту со всеми убранствами. На свидании устраивались различные молодёжные игры, развлечения - "кыз ойнотоор". Прежде чем войти в юрту, где его ожидала невеста со своими подругами, он с наружной стороны юрты через небольшое отверстие должен был сбить головной убор невесты "шокуле" - "такыя сайуу". Если он не задевал головного убора невесты, то попытка повторялась несколько раз. Всё это сопровождалась весёлыми шутками. Затем устраивалось свидание жениха и невесты - "жар корушуу". Устраивали такие развлечения как "тануу" - подвязывание, "бээ кармоо" - ловля кобылы, "кыз куумай" - догони девушку и т.д. Этот акт, свидание с невестой, продолжался до утра и имел завершающий характер в подготовке к свадьбе. Наконец до свадьбы, за 15 дней до её увоза в свой аил, по обычаю жених давал угощение аилу невесты - "жыгач тушуруу".

Свадьба, и связанные с ней обычаи и обряды, являются самой красочной и содержательной частью всего обрядового комплекса. В день приезда родителей, родственников жениха в аиле отца невесты устраивали грандиозный свадебный пир - "кыз узатуу". Накануне приезда жениха девушка по обычаю, прощалась со всеми, обходила всех родственников, устраивала девичник для сверстниц. Сами свадебные торжества сопровождались зрелищами и увеселениями, содержащими много игровых, песенно-музыкальных и состязательных элементов. Проводы молодухи и переезд её в аил жениха сопровождались такими обрядовыми действиями, как: "кемпир олду", "чал жыгар", "кыз кыншытуу", "жыюу-жаюу", "жук керуу", "укурук байтал", "орок кой", "ергее жабар", "тундук которуу", "уй которуу", "толгоо табак", "той таратуу", были и развлечения "токмок салуу", "тешок талашуу" и др., и конно-спортивные состязания. Перед процессией протягивали толстую верёвку - "аркан тартуу", родители жениха вынуждены были откупиться раздачей мелких подарков. В доме отца невесты происходили главные обрядовые действия: специальная женщина открывала привезённые родственниками жениха курджуны - "куржун соегу", через некоторое время раздавали привезённые дорогие одежды родителям, ближайшим родственникам невесты - "кийит". В это же время происходила ритуальная передача всего выкупа за невесту - "калын". "калын" входил, в основном, скот, при этом количество голов различных видов скота должен был быть по девять - "тогуздан". Это число имело сакральное значение. На девяти деревянных чашках - "тогуз табак" - подносили ритуальные блюда, предметы одежды и мелкие предметы.

Накануне свадьбы родственницы девушки устраивали обряд "чач оруу" - расплетали девичьи косички и заплетали женские косы. Этот обряд был посвящением перехода в другую взрослую возрастную категорию. Её напутствовали добрыми словами, быть хорошей хозяйкой и верной супругой. В полном свадебном наряде в сопровождении снох и молодух невесту в первый раз показывали родителям жениха - "жуз корушуу", за что сопровождающие получали подарки. При проводе невесты в аил жениха существовал обычай "кыз узатуу", который сопровождался громкими плачами, причитаниями женщин - "кошок айтуу". Согласно традиции, если девушка выходила замуж, то она навсегда покидала отцовский род, - "чыккан кыз чийден тышкары", девушка вышедшая замуж, как чужая - "кыз башка элдин кишиси", "девушка - человек чужого рода" - говорили кыргызы и провожали её так, как будто в последний путь.

После переезда в аил жениха устраивались такие обрядовые действия, как переодевание свадебного головного убора - вместо "шокуло" на её голову одевали "элечек" - белый тюрбан, посящение огню - "отко киргизуу", заключение брака - "нике кыюу", смотрины невесты - "келин коруу", назначение посаженых родителей - "окул ата, окул эне" и др. Невестка, по обычаю, не имела права называть по имени родственников мужа - "тергео", заменяла их другими словами. Этот запрет действовал в течение всей жизни невестки. Даже в глубокой старости женщина в дань уважения не называла имени умерших родственников мужа, за них их имена озвучивали, кто-нибудь из присутствующих, которые их знали. Такие женщины пользовались большим уважением.

В отношении невестки существовали обычаи запрета. Помимо запрета называть по имени родственников мужа, она не могла сидеть спиной к родственникам мужа, сидеть с протянутой ногой, резко и громко говорить, ходить с непокрытой головой, босой, избегала прямой встречи со старшими родственниками мужа и т.д. Однако и сами старшие родственники мужа соблюдали особый этикет в отношении к снохе - "келин".

Ритуальное значение имел обычай посвящения - "отко киргизуу". Каждая родственная семья приглашали по очереди молодожёнов, знакомила невестку с родственниками мужа, в их честь резали скот, надевали на её голову белый платок - "ак жоолук". Белый цвет у кыргызов символизировал чистоту, счастливый путь, счастье и чистые помыслы.

По обычаю невестка через год посещала аил родного отца - "торкулее", и находилась там в течение нескольких дней или месяцев. По обычному праву родители невестки приготавливали приданое - "сеп", которое передавали в день свадьбы стороне жениха. В состав приданого входило всё, что необходимо для жизни молодожёнов: от иголки с ниткой до скота. Причём, приданое не должно было быть меньше выкупа-калыма. Многие стороны свадебного обряда в модернизированном виде существуют и поныне.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Невесту забрали. Моя мать ходила к ней, "оценивала ущерб" ("Он тебя трогал?" - "Трогал". - "!!!....$$$....А как трогал?" - "Вот так за руку держал и дышал"). :)

Кто-нибудь смотрел фильм о похищении киргизской невесты?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Азербайджанские свадебные обычаи.:)

Предварительное оповещение (послание).

Родственники жениха, предварительно наведя справки, посылают в дом девушки близкого им человека, который должен сказать о намерении придти на сватовство. Бывает так, что в доме девушки не дают на это согласия. В таком случае самый почитаемый, самый уважаемый из рода жениха старается получить согласие у родителей девушки.

Малое сватовство.

Согласно обычаю, первыми в дом девушки приходят две женщины - мать жениха с одной из близких родственниц. Считается, что мать может понять сердце девушки. Как только женщины приходят к соглашению, должны встретиться главы двух семейств - отцы.

Отец жениха приходит в дом невесты с тремя уважаемыми людьми. Всем своим поведением они дают знать о своих намерениях."На сватовство ночью не идут"

"Чай, которым угощают сватов, не выпивается"

Сватая, говорят: "Дерево девушки - ореховое дерево, каждый может кинуть камень,

"Девичья поклажа - поклажа соли"С первого раза отец девушки не дает согласия. "Дверь невесты - дверь шаха. Я должен посоветоваться с дочерью, ее матерью, близкими родственниками, затем дать вам окончательный ответ", - говорит он.

Когда спрашивают мнение девушки, она молчит. Говорят молчание - знак согласия. Однако окончательного согласия не дают. Согласие дается на большом сватовстве. Потому что главные слова должны сказать главные люди в роду.

Сватовство.

Отец жениха приглашает в дом близких людей - своих братьев, братьев жены и других родственников.

Посоветовавшись с ними, принимает общее решение о сватовстве.

Сестра или невестка жениха встречаются с девушкой, узнают ее мнение. Затем, придя к матери ее, говорят: "Мы придем к вам такого-то числа на сватовство". Мать невесты передает эту новость своим домашним. Зовут домой близких родственников. Они советуются, затем, придя к согласию, интересуются мнением девушки. Мнение девушки спрашивает близкий ей человек: сестра, невестки, мать или близкая подруга. Обычно девушка выражает свое согласие фразой: "Как вы скажите".

Сваты приходят в назначенный день. После общих разговоров они открывают цель своего визита.

Если сторона девушки не согласна, им отвечают отказом. Если согласна, то говорят: "Дайте нам подумать, посоветоваться, придти к согласию, сегодня же вы наши гости".

Через некоторое время родственники жениха снова во второй раз приходят в дом девушки. И снова они заранее предупреждают: "мы собираемся к вам".

В этот раз родственники девушки дают свое согласие. Заранее приглашают близких родственников, соседей.

Сваты приходят. Их сажают во главе стола. Родственники девушки тоже рассаживаются. Здесь присутствуют как мужчины, так и женщины. Все, кроме матери невесты. Она заходит в комнату, но не садится.

Через некоторое время после общих разговоров один из родственников жениха подводит разговор к основной теме. Обращаясь к родственникам невесты, он спрашивает их: "Теперь, что вы скажите, каково ваше окончательное решение?".

Обычно ответ дает один из дядей невесты, после слов: "Ну, раз вы открыли нашу дверь; мы давно знакомы и пр.", он говорит: "Пусть будут счастливы" или "Пусть благословит их Аллах".

Сидящие за столом говорят: "Аминь". Новые родственники поздравляют друг друга.

Сестра или невестка девушки приносит чай. Все пьют "сладкий чай". Иногда подают обед. После того, как сваты ушли, сестра или невестка идут к подруге невесты. Потому, что во время сватовства девушка не бывает дома. Они поздравляют девушку и проводят ее домой. Дома, когда ее поздравляют братья, родители, обычно она плачет.

Маленькое обручение.

После сватовства и получения согласия в течение месяца родственники жениха приходят в дом невесты для маленького обручения.

Как всегда, заранее оповещают родителей невесты. На маленькое обручение собирается 25-30 человек: в основном это подруги невесты, ее ровесницы. Они садятся вокруг невесты.

Приходят родственники жениха, приносят с собой кольцо, платок и сладости.

Сестра жениха, его брат, невестка или отец надевают кольцо на палец невесты, накидывают платок на ее плечи, затем дает надкусить что-то из сладостей невесте, а вторую половину относит жениху.

Затем начинается праздничное застолье, веселье. Стол сладкий.

После ухода родственников жениха начинается девичник. Невеста по очереди кладет правую руку на голову незамужних подружек, дает им примерить свое кольцо. Говорят, кто из них первый примерит кольцо, та первой и замуж выйдет.

Затем подружки расходятся, они несут с собой сладости. Ложась спать, они кладут себе под подушку две одинаковые сладости. Говорят, тогда во сне можно увидеть суженного.

Большое обручение.

Через несколько месяцев отмечается большое обручение. К нему сторона жениха готовится заранее.

На обручение покупают и приносят все нужное для невесты. Все кроме обуви. Ее через некоторое время приносит в дом невесты свекровь.

Очень часто расходы на обручение берет на себя дом жениха. Они посылают в дом невесты мясо, масло, муку, зелень и все нужное из продуктов, кроме лука. Говорят, лук к горечи.

Подарки в дом невесты приносятся на подносах и в чемоданах, украшенных красными лентами.

После окончания празднества и ухода гостей, близкие собираются вокруг невесты. Им показывают подарки, они поздравляют невесту.

Ответный визит.

Приблизительно через 2-3 месяца после обручения возвращают подносы. Для этого эти подносы украшаются. Один поднос готовится для жениха. На второй поднос кладутся подарки для мужчин: сорочки и пр. Третий поднос предназначен женщинам: здесь духи, отрезы, шали и прочее. На остальные подносы кладутся сладости, испеченные дома.

Дом жениха оповещается заранее.

Здесь заранее готовятся к приему гостей, зовут пять-шесть близких родственниц, накрывают стол.

Со стороны невесты приходят пять-шесть близких родственниц - сестры, тети, невестки и другие.

В конце перед уходом кто-то из пришедших открывает подносы и говорит, какие подарки кому из родственников невесты предназначены. Мать невесты благодарит их. Часть принесенных сладостей она раздает родственникам и соседям.

Праздничные подарки.

До свадьбы к каждому празднику невесте приносят праздничные подарки. Особенно интересно и радостно проходит поздравление с праздником Новруз. В дом невесты с подарками приходят или вечером в последний вторник или в день праздника. Приносят платье, платок (что-то из них должно быть красного цвета), какую-либо драгоценность и барашка с выкрашенными хной рогами. Кроме этого на подносах приносятся пахлава, шекербура, гаттама и прочие национальные сладости, орехи, хурма и другие фрукты, а также семени (проросшие зерна пшеницы), украшенные свечками, корзинки. Невесте приносят хну и окрашивают ею руки, ноги, волосы.

Предсвадебный разговор.

Отец жениха оповещает родителей невесты: "В такой-то день будьте дома, мы придем к вам на переговоры". Обычно о свадьбе договариваются мужчины. Со стороны жениха присутствуют отец, дядя, брат или другие близкие родственники. Принимают участие также отцы подруги невесты и друга жениха. Здесь назначается день свадьбы. Договариваются, кто будет вести свадьбу, какие музыканты будут играть на ней. Свадебные расходы берет на себя сторона жениха. Иногда родители невесты отказываются от этого. Однако родители жениха все же стараются помочь или могут взять на себя хоть какие-то расходы по свадьбе невесты.

После того, как стороны приходят к согласию, они расходятся с добрыми пожеланиями.

Приданое.

За 2-3 дня до свадьбы в дом жениха прибывает приданое невесты. Приданое привозят братья невесты, ее двоюродные братья, друзья жениха. Мать жениха одаривает брата невесты. Затем сестра невесты и одна-две близкие родственницы наводят порядок, расставляют приданое, украшают дом. После этого на некоторые из вещей невесты привязывают красные ленты. Свекровь преподносит им подарки.

Приготовление Фетира.

За несколько дней в доме невесты начинаются приготовления к свадьбе. С утра женщины принимаются печь фетир (сдобные лепешки). Девушки помогают им.

Приходят родственницы жениха во главе с его матерью. Они приносят подарки женщинам. Вечером в доме невесты режут барана. Молодежь жарит шашлык, готовит хаш.

Готовится помещение для свадьбы. Расставляются столы и стулья. Свадебное помещение украшается коврами. Идут приготовления к завтрашнему дню.

Приготовление хлеба.

Хлеб к свадьбе печется заранее. За 3 дня до свадьбы близкие родственницы собираются в доме жениха или невесты. Готовится тесто, его разделывают, раскатывают и пекут лаваши и юху. Первый испеченный хлеб дают хозяйке дома - матери жениха или невесты.

"Пусть всегда в вашем доме будет благоденствие, пусть ваш хлеб будет горячий", - говорят ей.

"Шах" невесты.

У каждой девушки есть близкая подруга. На свадьбе подруга поднимает "шах".

Приготовление "шаха" было широко распространенным обычаем.

"Шах" - это свадебное украшение, приготовленное из дерева, к нему прикреплены свечи, зеркало, материя, сладости и фрукты. Для его приготовления необходимо умение.

Если подруга невесты уже замужем, "шах" приносят из дома ее мужа. В доме подруги накрывается стол, украшается "шах". Здесь собирается молодежь. Они празднуют и веселятся. Примерно в 9 часов вечера сюда на "шах" приходит молодежь из дома жениха. Жених и его брат также с ними. Во дворе зажигаются костры, факелы, здесь поют и танцуют. Затем они берут "шах" и с музыкой, стреляя из ружей, идут в дом невесты. Здесь также веселятся.

Хна.

Девушки собираются вокруг невесты в одной из комнат. Одна из родственниц невесты берет чашу с заранее размоченной хной, танцует. Затем кладет 2 чаши перед одной из родственниц жениха - одну с хной, другую пустую. Родственница жениха кладет деньги в пустую чашу, а из другой берет немного хны.

Затем, взяв чашу с хной, танцуя, подходит к невесте, окрашивает ей руки, ноги, волосы. Затем она подносит хну присутствующим, те берут хну, в другую чашу кладут деньги или подарки.

В это время молодые люди собираются отдельно. Кто-то из родственников невесты кладет перед женихом и его друзьями двухцветный чай. Те пьют чай и кладут на блюдце деньги. Одна из девушек приносит им хну. Они чуть-чуть окрашивают кончики мизинцев хной.

Регистрация брака.

Обычно регистрация брака проводилась моллой за несколько дней до свадьбы. На этой церемонии присутствовали представители с обеих сторон. Было по одному свидетелю с каждой стороны. Часто присутствовали жених и невеста. Молле за это давали 3 рубля денег и головку сахара. Головка сахара весила 8 кг.

После установления Советской власти в Азербайджане с 1920 года регистрация брака проводится со стороны государственных органов.

Свадьба в доме невесты.

Часов с одиннадцати - половины двенадцатого утра раздавались звуки зурны, которые разносились на всю деревню. Начиналась свадьба.

Снова молодежь собирается, чтобы прислуживать на свадьбе. Приходят гости, едят, пьют, веселятся. Кто-то из них приносит подносы с подарками, кто-то дарит деньги.

Перед подачей угощения приходит один из родственников жениха, кладет деньги на один из казанов с угощением. После этого кастрюли открываются, их содержимое преподносится гостям.

На свадьбе молодежь соревнуется в силе. Победитель имеет право пригласить на танец любого из присутствующих. Уйти, отказаться от танца приглашенному нельзя. К победителю надо отнестись с уважением.

Родственницы жениха поднимают невесту на танец, и сами танцуют с ней.

Затем, часам к четырем-пяти они возвращаются к себе.

После ухода гостей из дома жениха, в доме невесты продолжается веселье. Вечером молодежь отправляется за "шахом".

День свадьбы.

Обычно свадьба в сельской местности длилась 3 дня: пятницу, субботу и воскресенье. Она начиналась под вечер первого дня.

На свадьбе играли и пели музыканты, ашуги. Руководил свадьбой тойбаши - "глава свадьбы". Желающие могли заказать для танца полюбившуюся мелодию, для этого обращались к тойбаши.

На второй день приглашенные танцевали, веселились, играли в народные игры. Исполняли старинные народные мелодии.

На третий день свадьба продолжалась. Устраивалась церемония "хвалы" невесте, или жениху на его свадьбе. В свадебном помещении ставят столик, уставленный сладостями. На него ставят также зеркало. В центре за столик садится жених, слева и справа от него - сопровождающие его на свадьбе друзья. Мать жениха дает друзьям подарки. Если жених опаздывал на эту церемонию, любой желающий мог занять его место, получить подарок и встать, уступив жениху его место.

Затем жениха или невесту вызывают на танец. Говорят если жених или невеста танцуют на своей свадьбе, будет благоденствие, достаток.

Проводы невесты.

Одна из самых древних азербайджанских мелодий - "Вагзалы". Под ее звуки из дома жениха приезжают за невестой. Они танцуют и поют:Пришли за бархатом

Пришли за шелком

Мы люди жениха,

Пришли за невестой.Дверь в комнату, где сидит невеста, заперта. Ее открывают, получив подарок. Перед тем, как уйти из дома, невеста получает благословение отца и матери. Деверь невесте перевязывает талию красным платком. На голову невесте накидывают вуаль. Во дворе разжигают большой костер, невесту 3 раза обводят вокруг него, чтобы дом, в который она войдет был светлым, а очаг его всегда горячим.

Вслед невесте кидают камень, чтоб дом, в который она идет, был всегда крепким. Вслед невесте кидают воду, чтоб ей было легко и светло.

Как только невеста подходит к порогу своего нового дома, ей под ноги кладут тарелку, чтоб она поломала ее. Ее усаживают подле двери, на руки ей дают мальчика, чтобы первенец ее был мальчик.

Во дворе под ногами невесты режут жертвенного барана. Капельку его крови мажут на лоб и на платье невесты, чтобы она быстро освоилась в новом доме, и подружилась с новыми родственниками.

Мать жениха гладит невесту по голове, чтобы в доме было дружелюбие, взаимное уважение.

На голову невесте высыпают монеты, конфеты, рис, пшеницу, чтоб был достаток и изобилие.

Перед невестой несут зеркало, украшенное красной лентой. По правую и левую стороны невесты идут подруги, они несут стаканы со свечками и рисом. Рис - к изобилию.

В доме жениха проводят в отведенную для нее, украшенную комнату. Ей желают счастье, удачи, детей.

Через три дня после свадьбы мать невесты вместе с близкими родственницами приходят навестить ее.

Свадьба жениха.

На следующий день после свадьбы невесты начинается свадьба в доме жениха. С утра пораньше готовят свадебное помещение, украшают его, затем готовятся ехать за невестой. Украшается транспорт, на котором едут за невестой. Часам к одиннадцати - половине двенадцатого едут за невестой. По обычаю ни мать, ни отец жениха за невестой не едут.

Приехавшие за невестой собираются у ее дверей, все, кроме жениха. Посылают весть матери невесты. Она приходит, дает подарок водителю и жениху. После этого жених выходит и присоединяется к своим родственникам.

Во дворе играет музыка, все танцуют. Молодые девушки и женщины собираются вокруг невесты.

Деверь невесты обвязывает ее талию красной лентой. Он 2 раза завязывает и открывает ленту, на 3 раз завязывает ее.

Брат говорит невесте: "Иди, пусть судьба твоя будет удачной. Когда придешь в гости, куплю тебе подарок". Затем кладет деньги в ладонь невесты и завязывает их платком.

Все родственники целуют невесту, прощаются с ней. Наконец, уступают место отцу невесты. В нескольких словах отец напутствует дочь, желает ей счастье и целует ее в лоб. Мать невесты тоже благословляет ее.

Сестра невесты громко говорит: "Давайте, увезем нашу невесту". В это время ребенок из дома невесты бежит и быстро закрывает двери. Жених и его друг должны дать деньги, чтоб дверь открыли. Из комнаты невесту выводят жених и его друг.

Во дворе отплясывают родственники жениха. Невесту усаживают в машину. Затем один из молодых людей - родственников жениха, приносит "шах" и поднимает его. Зажигают свечи, лампады. Перед невестой держат зеркало.

Наконец трогаются в путь. Зажигают факелы, стреляют из винтовок и пр. в пути машины обгоняют друг друга, только машину с невестой никто не обгоняет.

В пути свадебный кортеж останавливается. Кто-либо берет одну из туфель невесты и быстро едет вперед. Опередив всех, он показывает туфлю свекру и свекрови, говоря: "Давайте муштулуг (подарок ха радостную весть), ваша невеста едет". Свекровь дает ему подарок.

Свадебный кортеж приезжает, все выходят. Свекровь дает подарок водителю. Перед невестой режут жертвенного барана. Свекровь наносит капельку крови на лоб жениха и невесты. Затем новобрачные переступают через жертвенного барана. Берут первый из заранее испеченных фетиров, крошат его, перемешивают с монетами, рисом, сахаром, конфетами и дают жениху. Он сыпет это на голову невесты. Затем невесту проводят в комнату. Невеста не садится. Свекровь дарит ей подарок или дает обещание купить какой-либо подарок. После этого все садятся.

Во дворе идет свадебное веселье. Под вечер часов в шесть, полшестого из дома невесты на свадьбу жениха приходят гости. Могут придти все, кто пожелает, кроме отца и матери невесты. Через час-два они уходят. После этого молодежь собирается за "шахом" жениха. Они приходят в дом "дружки" жениха. Здесь участвуют только молодые люди. Они веселятся. Наконец, забрав "шах" жениха, возвращаются на свадьбу. Жених с невестой открывают оба "шаха". Все, что есть на обеих "шахах" достается им. Все конфеты и фрукты раздается родственникам и соседям.

Выход невесты.

Новобрачная некоторое время не выходят из своей комнаты при свекре, она старается не попадаться ему на глаза. На 10-15 день после свадьбы свекровь накрывает стол и сзывает всех членов семьи. Все садятся за стол, кроме невесты. Свекор зовет невесту и сам идеи за ней. Затем он дарит ей подарок и говорит, что она самый дорогой член семьи.

Визит к невесте.

Через 2-3 месяца после свадьбы из дома невесты приходит весть: "В такой-то день мы придем навестить невесту". В доме жениха заранее готовятся и приглашают нескольких гостей.

Мать невесты с несколькими близкими родственниками приходят в дом жениха. В конце визита мать невесты дает подарки жениху и невесте.

Первый визит невесты к своим родителям.

Мать невесты зовет дочь и зятя в гости. Сзываются гости, накрывается стол, устраивается большое празднество. Из дома жениха приходят, как женщины, так и мужчины.

Мать невесты дарит новобрачным подарки. Невеста остается в доме родителей. Через 2-3 дня за ней приходит муж. После этого невеста с мужем посещают дом ее родителей, когда захотят.

Визиты к родственникам.

Затем близкие родственники, как со стороны жениха, так со стороны невесты зовут их в гости. Пригласивший дарит новобрачным подарки. Вообще по обычаю, если новобрачные в первый раз ступают в чей-то дом, им должны преподнести подарок.

Первый внук.

С радостью воспринимается прибавление в семье новобрачных. Постель первому внуку готовит мать невесты. Как только внук (или внучка) появился на свет, она начинает хлопотать, готовит приданое, шелковую постель, покупает колыбельку. Все это украшают красными лентами. Навестить внука приходят через 40 дней после его рождения. Ему дарят подарки, в колыбельку кладут деньги.

© www.traditions.aznet.org

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Дочь мэра Улан-Удэ вышла замуж за кыргызского парня из Бишкека

14 октября 2009, 11:42

CA-NEWS (KG) - Несколько дней назад младшая дочь мэра Улан-Удэ (Бурятия) Любовь Айдаева сочеталась законным браком с гражданином Кыргызстана. Об избраннике 22-летней Любови Геннадьевны известно лишь то, что зовут его Сатар, пишет сегодня "Московский комсомолец в Бурятии".

Сатар заканчивает последний год обучения в аспирантуре Российской государственной экономической академии имени Плеханова по специальности «Финансы и кредиты», где Любовь Айдаева, также обучавшаяся в престижной «Плехановке», и познакомилась с будущим мужем, - говорится в сообщении «МК».

Источник «МК» рассказал, что Сатар выглядит очень скромным молодым человеком, он худощавый, симпатичный и невысокого роста. Перед свадьбой в кафе на Набережной в Улан-Удэ был устроен девичник, на который помимо самих виновников торжества, их друзей и сватов был приглашен узкий круг vip-персон, а также высокопоставленные чиновники мэрии Улан-Удэ.

По словам источника, «девичник был очень скромным». Родителям жениха, приехавшим из Бишкека для знакомства с родителями невесты, показали достопримечательности Улан-Удэ и, конечно же, Байкал.

Сама свадьба проходила в Бишкеке, куда ездили только родственники невесты. Семья Сатара не принадлежит к элите Кыргызстана, но по местным меркам довольно состоятельная. Его родители занимаются преподавательской деятельностью. Они в свою очередь показали чете Айдаевых не менее знаменитое озеро Иссык-Куль.

«Вполне вероятно, что молодожены будут жить в Улан-Удэ, - предполагает источник. - Поскольку младшая дочь по бурятским традициям должна быть рядом со своими родителями».

http://www.ca-news.org/news/238911

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мира Катбамна | The Guardian

"Лучше делить хорошего мужика с кем-то, чем оставаться в одиночестве"

Исследования полигамии в России научат англичан выживать в условиях экономического кризиса, полагает The Guardian. По крайней мере, так утверждает антрополог из Кембриджского университета Кэролайн Хэмфри, специалист по обществам отдаленных районов бывшего СССР. Много лет Хэмфри изучает жизнь бурятского народа, поясняет корреспондент Мира Катбамна.

Хэмфри была поражена, узнав, что за узаконивание полигамии в России ратуют некоторые женщины. Как обнаружилось, аргументы в пользу полигамии, выдвигаемые в России и Монголии, имеют экономическую подоплеку. Главная беда - демографический кризис: в России на 9 млн меньше мужчин, чем женщин. Российские националисты считают, что полигамия повысит рождаемость, а мусульмане подчеркивают: многоженство укоренено в исламских традициях, повышает у мужчин чувство ответственности, помогает бороться с нищетой и безнравственностью. "Невероятно, но факт: обе группы видят в полигамии лекарство от язв современного общества", - пишет газета.

Хэмфри также заостряет внимание на проблемах села, где дефицит мужчин еще острее ввиду войны, алкоголизма и массового отъезда на заработки, а жизнь одинокой женщины крайне тяжела в бытовом плане. "Сельчанки говорят, что узаконивание полигамии станет для них подарком судьбы: появятся права на финансовую поддержку со стороны мужчины, дети получат законного отца, будут права на государственные льготы", - пояснила антрополог в интервью.

На деле в России и Монголии узаконивание многоженства исключено, но образованные жительницы Улан-Батора, где ввиду алкоголизма тоже велик дефицит достойных мужчин, выстроили свой механизм полигамии. Вместо законного брака женщина заводит себе любовника - как правило, женатого, с хорошим образованием. Детей от таких союзов воспитывают мать и ее клан. Общество смотрит на подобные связи совершенно спокойно, а сами монголки вовсе не стремятся к узакониванию полигамии - они боятся потерять независимость, сообщила антрополог.

Источник: The Guardian

http://www.inopressa.ru/article/27Oct2009/guardian/poligamia.html

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти