Дмитрий Верхотуров

Колониальная тюркология и археология

Рекомендованные сообщения

У меня есть свои соображения на этот счет. А потом, твой вопрос я могу к тебе же адресовать. Чего же ты лезешь, если речь о деньгах? Чего ты, бессребренник, задарма защищаешь Молодина, превратившего часть алтайского национального достояния в личное имущество? Если ты не платный защитник академика, то я не могу понять, чего ты стараешься.

Алтайцы мою статью приняли с большим воодушевлением. Им требуется поддержка в этом деле.

Уважаемые господа,

Полагаю, что Верхотуров прав. Дело в том, что основная идея искажения (обворовывания), истории или исторической правды "неисторических" народов скрывается под двумя прессами: оправдание имперских завоеваний европейцев новых террриторий в 17-19 веках, и появления, для подавления сознания завоеванных туземцев, идеологии Европацентризма. Во все времена сильные пожирают слабых и оправдываются, но некоторые даже и не думают оправдываться. Более того, эта идеология еще очень мощная, например, США путем якобы установления демократии в третьих странах делает свои черные дела. Но время изменилось и ушли в небытие фашисты (ортодоксальные европацентристы) их иделогия подыхает, но сила и деньги у них. Сомневаюсь и не верю в то, что что-то можно изменить.

С уважением,

Nurlan5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Уважаемые господа,

Полагаю, что Верхотуров прав. Дело в том, что основная идея искажения (обворовывания), истории или исторической правды "неисторических" народов скрывается под двумя прессами: оправдание имперских завоеваний европейцев новых террриторий в 17-19 веках, и появления, для подавления сознания завоеванных туземцев, идеологии Европацентризма. Во все времена сильные пожирают слабых и оправдываются, но некоторые даже и не думают оправдываться. Более того, эта идеология еще очень мощная, например, США путем якобы установления демократии в третьих странах делает свои черные дела. Но время изменилось и ушли в небытие фашисты (ортодоксальные европацентристы) их иделогия подыхает, но сила и деньги у них. Сомневаюсь и не верю в то, что что-то можно изменить.

С уважением,

Nurlan5

Популярный комедийный фильм из трех частей с участием великого,нестареющего Жерара Депардье - "Астерикс и Обеликс" смотрели? Там можно увидеть евроцентризм во всей красе!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Оригинал взят у userinfo.gif?v=96.6schriftsteller в postМумию "принцессы Укока" таки доставили в Горно-Алтайск, и разместили на хранение в Национальном музее.

А сколько криков было, сколько воплей!!

Потому надо ставить вопрос о передаче коллекций ближе к местам их находок, развития музеев и создания региональных научных центров.original.jpg?1323837897

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Зифа Ауэзова эжей в интервью Азаттыку упоминула книгу The Great Friendship: Soviet Historians on the Non- Russian Nationalities

The Great Friendship: Soviet Historians on the Non- Russian Nationalities

"The utmost support should be given to the efforts of the historians of the Soviet Republics who have strived to reveal the objectively positive significance of the merging [sblizhenie] of the history of their peoples with the Russians and of their annexation to Russia. The dialectic of history is such that despite the reactionary goals and methods of tsarism, the annexation of these peoples to Russia and the combination of their forces with the forces of the Russian people in the struggle against national and social oppression prepared the way for the common front of the empire-wide revolutionary movement, headed by the proletariat and its Leninist Party, ultimately leading to the liberation of all the peoples of the former tsarist empire and to the establishment of a historically unprecedented socialist community of dozens of nationalities populating our country." Party spokesman B. N. Ponomarev to the All Union Conference of Historians, December, 1962 (Voprosy istorii, No. 1, 1963, p. 17

Всемерной поддержки должно быть уделено усилиям историков советских республик, которые стремились выявить объективно положительное значение слияния [sblizhenie] истории своих народов с русскими и их присоединения к России.Диалектика истории именно такова, что, несмотря на реакционные цели и методы царизма, присоединение этих народов в России и сочетание их сил с силами русский народ в борьбе против национального и социального гнета подготовили почву для общего перед империи широкого революционного движения, во главе с пролетариатом и его ленинской партии, в конечном счете, приводит к освобождению всех народов бывшей царской империи и в создании беспрецедентной в истории социалистического содружества десятков национальностей, населяющих нашу страну. "партия пресс-секретарь Б. Н. Пономарев на Всесоюзной конференции историков, декабрь 1962 г. (Вопросы истории, № 1, 1963, стр. 17.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

отсканировал книгу 27 мб. здесь лежит

http://download.files.namba.kg/files/58158851

сделал небольшой обзор. пока что двух глав

От “тюрьмы народов” к “великой дружбе народов”: великорусский поворот в советской исторической науке

(обзор книги Лоувелл Тиллетт. Великая дружба: советские историки о нерусских национальностях. Lowell Tillett, ‘The Great Friendship: Soviet Historians on the Non-Russian Nationalities’. The University of North Carolina Press, Chapell Hill, 1969)

Книга американского историка, доктора Лоувелла Тиллета (1923 – 1992) вышедшая в 1969 году и недавно (2012) переизданная, является образцом хорошего историографического обозрения создания советскими историками мифа о великой дружбе русского народа с остальными народами СССР. Несмотря на то, что книга была написана в годы холодной войны, автора трудно обвинить в предвзятом отношении к Советскому Союзу или к русским. Книга практически полностью построенна не только на анализе директив коммунистических лидеров, статьи в центральных газетах, речах ключевых докладчиков, представляющих центр, на конгрессах для историков, статей главного методологического журнала “Вопросы истории” и т.п., но и на исследовании некоторых вопросов местной истории на Кавказе и Центральной Азии. Сама книга состоит из двух частей, первая часть посвящена хронологическому описанию истоков и развитию концепции исторической дружбы советских народов, в то время как вторая часть посвящена отдельным темам, которые возникли в ходе работы над данной концепцией. Собственно содержание книги наглядно показывает темы затронутые автором. Книга содежит множество цитат, переведенных с русского, которые в данной статье будут заново переведены на русский с английского языка, поэтому возможны некоторые неточности типичные для обратного перевода. Цель данного обзора состоит в деколонизации сознания наших сограждан, которые все еще не догадываются о том, что те мысли, о прошлом их народа, вовсе не являются их собственностью, а были внушены им посредством советского образования и являются результатом труда нескольких поколений советских историков и партийных работников

Часть первая. Создание исторического мифа.

1. Дружба советских народов: введение

2. Ранние советские взгляды на дружбу между народами

3. Начало мифа о дружбе

4. Годы войны

5. Реорганизация советской исторической науки

6. Случай с Бекмахановым

7. Дискуссия по поводу Шамиля

8. Консолидация Багировской линии

9. Классификация центральноазиатских восстаний

10. Оттепель: попытка реабилитации Шамиля

11. Оттепель в другом

12. “Дружба народов” после 1957 года

Часть вторая. Аргументы в поддержку дружбы народов

13. Углубление исторических связей

14. Русская военная помощь

15. Процессы русской экспансии

16. Прогрессивные последствия завоевания

17. Культурная сцена

18. Дружба между нерусскими национальностями

19. Заключение

“Дружба народов Советского Союза с русским народом имеет глубокие исторические корни и знаменательную историю”. М. Мустафаев, журнал “Вопросы истории”, №9, 1951, с. 97

С начала 1930-х гг. Советские историки тщательно переписывали историю своей страны под возростающим наблюдением коммунистичческой партии. И хотя провозглашенная цель этих действий была в создании совершенно новой “научной” истории, “марксистско-ленинской” истории, никто не отрицал, что новые интерпретации служили текущим политическим целям. Советский историк должен был играть важную роль в идеологической борьбе за создание нового советского общества. Он повышал престиж и авторитет большевситского режима, создавая партийные истории, подтверждающие нерушимость и мудрость его политики и действий с самого начала. Он старался пропагандировать ленинскую национальную политику, не только посредством описания достижений советского периода, но и перепиской истории Российской империи, с целью уменьшить разногласия и насилие между ее народами к минимуму, и обратить большее внимание на позитивные результаты русского имперского строительства

Новые исторические мифы отличаются от старых тем, что еще никогда не провозглашали “научной” основы для подобных теорий. Новая Римская империя Муссолини должна была реализоваться через фашистскую концепцию человека и государства; тысячелетний рейх имел “научные” концепции о расе и геополитике; пролетарское государство и безклассовое общество имели научное доказательство основанное на марксистких законах исторического развития. Большевики, считавшие себя инструментом истории, уделяли особое внимание написанию истории, и особенно учебникам, которые проверялись на самом высоком уровне, включая Сталина, Жданова, Кирова.

В своей пропаганде о построении многонационального государства в котором отсутствует национализм и вражда между народами, большевики попытались представить, что вражда между народами не только не существует теперь, но и отсутствовала в прошлом, что было широко введено в советскую историографию с началом Второй мировой войны. Как бы там ни было, особое и главное внимание уделялось дружбе русского народа с другими советскими народами, что противоречило логике исторических завоеваний Россиийской империи. Такое противоречие разрешалось путем марксистского анализа классовой борьбы и провозглашения дружбы между народами, в то время как вражда и война приписывалась правящему классу. В начале 1950-х гг. появились работы советских историков в которых вовсе отрицалось завоевание и насилие. Русские завоевания были представлены как оборонительные, в которых Россия выступала защитником будущих советских народов от иностранных врагов и захватчиков. Во многих случаях отмечалось добровольное присоединение без какого-либо намека на насилие. Движение сопротивленияи восстания против русских хозяев были представлены как попытки феодальных лидеров восстановить свои старые привилегии, которые, как описывалось в учебниках, не имели никакой социальной поддержки масс. “Прогрессивными людьми Центральной Азии” и “лучшими сынами белорусского, украинского или грузинского народов” провозглашались те их представители, которые были прорусскими или революционными, не были религиозными и националистически настроенными, и соответственно те кто выступал против союза с Россией был далеко не лучшим сыном своего народа.

И хотя коммунистическая пропаганда делала акцент на справедливые (освободительные, отражающие попытки иностранного завоевания, антиимпериалистические) и несправедливые (завоевательные, подавляющие сопротивление народов) войны многие движения сопротивления и восстания нерусских народов в 1950-1960 гг. были определены как реакционные, из-за того, чтоих возглавляли отсталые феодальные лидеры. Одним из примеров является историческая роль Шамиля – вплоть до 1950 года советские историки указывали на его популярность как лидера движения за освобождение и независимость, но после 1950 советские историки, следуя директиве сверху, стали писать о нем как лидере мюридизма, фанатичной мусульманской секты, и феодальной аристократии горцев, движение которого имело феодальных характер. Сама дискуссия вокруг Шамиля привела к тому, что собственно Северный Кавказ стал находиться не на феодальной стадии развития, а на патриархально-племенной, который характеризовался острой межплеменной борьбой, что понизило статус Шамиля до роли племенного разбойника

Дружба между русским и остальными советскими народами, согласно советским историкам, начиналась еще со времен Древней Руси, для которой было очень важно помогать своим соседям против иноземных захватчиков. Для читателя новой советской истории складывается впечатление, что русские князья Киева и Москвы выступали в поход в различных направлениях с целью спасения своих слабых соседей от агрессивных врагов. Они выступали в поход не для завоеваний, но во имя исторической справедливости; и как отмечает Анна Панкратова, одна из главных создателей этого мифа в своей статье «Великий русский народ и его роль в истории» (Преподавание истории в школе, №5, 1946, с. 18-31), освободительные и революционные традиции русского народы завоевали великую благодарность их соседей. Все что бы ни делалось в России находило широкий отклик среди соседних народов, и имело на них влияние. Укреплению Московского государства уделяется большое внимание в историях Молдавии, Эстонии и Татар, битва на Куликовом поле – важный момент в истории казахов

Что касается того факта, что русские приобрели путем завоеваний самую большую в мире континентальную империю, советские историки постепенно разработали на этот счет множество объяснений, которые долны были смягчить прежние жесткие интепретации. Он либо вовсе отрицали какую-либо военную конфронтацию между русскими и нерусскими народами, либо уделяли внимание русской протекции против внешних врагов. Подавляющее большинство территориальных аннексий было представлено как добровольное присоединение, как ответ на многочисленные и давние просьбы не только местных лидеров, но и пожеланий народа. В вопросе о “трех братских народах” – русских, украинцах и белоруссов, политика Москвы была представлена как воссоединение прежней исторической общности. Кампания Ивана IV против Казани 1552 года была в свое время представлена как спасение местного населения от их природных врагов – Золотой Орды. Завоевание Кавказа и Центральной Азии теперь (1960-е гг.) воспринимается как спасение от агрессивных соседей, таких как турки, персы и особенно Британский империализм. Сопротивление русским завоеваниям характеризовались как реакционные феодальные движения, нацеленные на сохранения статус-кво и противодействие историческому развитию и поддерживались британскими и другими империалистами. Таким образом советские историки исключали любую возможность того, что местные нерусские народы могли остаться независимыми и создать собственные государства. У них было только две альтернативы – быть аннексированными Россией или пасть перед лицом другого врага, при котором их прогрессивное развитие не было бы возможным

Российское завоевание было прогрессивным по многим причинам. Местное население получало политическую стабильность – даже царский гнет признавался лучше чем феодальное угнетение и внутренняя вражда. Завоеванные могли улучшить свою жизнь через частичную индустриализацию, улучшение сельского хозяйства, постройку железных дорог и увеличение торговли, которая впервые включала их в мировую торговлю. Экспедиции русских ученых и инженеров в колонии, больше не рассматривались как действия типичного империализма, но как действия поддержанные местными, и были еще одним подтверждением мудрости и великодуной помощи русского народа своим соседям. Нерусские народы могли получить многое от соприкосновения с русской культурой, которая была признана выше других, даже таких как грузинская, армянская, узбекская, таджикская культуры, которые были минимум на тысячу лет старше русской. Подчиненные народы ходили в русские школы и впервые получали свою письменность из рук своих лучших сынов, учившихся у прогрессивных русских демократов XIX века. Наконец завоевание Россией было прогрессивным еще и потому, что включение в состав России приводило к тому, что «самый прогрессивный в мире» русский пролетариат заселял эти новые колонии и увеличивал уровень классовой борьбы, что в конечном итоге привело к Революции. Особую роль в этом процессе играли сосланные большевистские лидеры

Несмотря на теоретическое равенство советских народов, здесь разрабатывается и эволюционирует доктрина русского лидерства, «старшего брата», которая существовала еще до революции как русская цивилизаторская миссия. И если ранние советские историки отрицали это как лицемерный буржуазный рационализм, то в период Второй мировой войны эта доктрина вновь появляется в сборниках и речах нерусских представителей, которые таким образом выражали свою бесконечную благодарность русскому народу за помощь в настоящем и прошлом. Что же говорили большевистские лидеры на эту тему в первые 20 лет советской власти?

“В прошлом мы русские – а я русский, настолько чистокровный, насколько это возможно, – в прошлом мы русские были самыми большими грабителями которых можно представить” – заключительная речь М. Н. Покровского на Первой всесоюзной конференции историков-марксистов, 1929 г. (Труды Первой всесоюзной конференции историков-марксистов, Москва, 1930, I, 494 - 495)

Одной из самых неотложных проблем на национальном фронте после революции стал вопрос о великорусском шовинизме, под которым большевики имели в виду тенденцию русских думать о своем превосходстве над нерусскими и доминировать над ними экономически и политически. Ленин, выступая на 8 съезде партии в 1919 сказал, что «поскреби некоторых коммунистов и найдешь великорусского шовиниста»; Сталин на конгрессе народов Дагестана в 1920 г., говорил о дореволюционном времени как о ‘времени, когда Россия была проклинаема всеми народами’. Факт борьбы большевиков против великорусского шовинизма в ранние годы не соответствует более поздней версии советских историков о дружбе народов и борьбе всех советских народов за советскую власть и добровольного образования СССР. Ленин переделал цитату Наполеона (‘поскреби русского – найдешь татара’) критикуя большевиков за их высокомерное отношение к другим национальностям, говорил, что “башкиры не верят великим русским потому что великие русские более культурны и использовали свою культуру чтобы грабить башкир. Поэтому термин великий русский – это синоним термина ‘угнетатель’, ‘грабитель’ для башкир в тех отдаленных местах. Это должно быть принято во внимание, этим нужно заниматься, но это будет долгий процесс” (В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, Москва, 1958-59, XXXVIII, с. 183). Наличие ‘остатков великорусского шовинизма’

Ранние труды советских лидеров и историков показывают (дореволюционное время и первая декада советской власти), что миф о дружбе народов был действительно сконструирован в более поздний период. Несмотря на то, что в любой научной книге цитаты вождей были обязательными, читатель найдет очень мало цитат Ленина и Сталина относящихся к дружбе народов: они либо короткие, расплывчатые или относятся к периоду после Второй мировой войны. Интересно, что цитаты о дружбе народов были в трудах Ленина не такими распространенными – в 1954 году в Москве вышла книга Н. Матюшкина “В. И. Ленин о дружбе народов”, где в 40 страницах автор цитирует Ленина всего 11 раз, при этом ни одна цитата не относилась непосредственно к предмету. Реальное положение взглядов о дореволюционном состоянии дел между народами может быть прослежено через анализ ранних работ Сталина и М. Н. Покровского – одного из самых авторитетных историков того времени.

Сталин изложил свои взгляды на взаимосвязь между капитализмом и межнациональной враждой в своих тезисах для 10-го съезда партии (1921): “Если частная собственность и капитал неизбежно разъединяют людей, раздувают национальную вражду и усиливают национальный гнет, то коллективная собственность и труд неизбежно соединит людей, подорвет национальную вражду и отменит национальный гнет. Существование капитализма без национального гнета немыслимо, так же как немыслимо существование социализма без освобождения угнетенных наций, без национальной свободы” (И. В. Сталин. Сочинения. Москва, 1946, V, с. 19). В ранних речах Сталин признавал, что угнетенные народы ненавидели русских, так например в статье 1919 года, после перечисления всех зол царской национальной политики он отметил, что эта программа “породила в восточных народах чувство недоверия и ненависти ко всему русскому” (И. В. Сталин. Сочинения. Москва, 1946, IV, с. 237). На следующий год, в другой статье касающейся национальной политики царизма, он отмечал, что “таким образом царизм породил среди местных национальных масс глубочайшее недоверие, которое иногда переходило во враждебность ко всему русскому” (И. В. Сталин. Сочинения. Москва, 1946, IV, с. 356). Чтобы не было сомнений в том, что под этими словами “ненавидели все русское” Сталин имел в виду в том числе и ненависть одного пролетария к другому, можно привести и другие цитаты. В тезисах 10-го съезда партии, написанных Сталиным о достижениях советской национальной политики, сказано, что она “совершенно изменила отношения между трудовыми массами различных национальностей в России, поразив корни старой национальной вражды, убрав основы национального гнета и принесла русским рабочим доверие своих братьев других национальностей, не только в России, но также в Европе и Азии” (И. В. Сталин. Сочинения. Москва, 1946, V, с. 20)

Как и Сталин, Покровский был мыслителем и деятелем. Он не только обосновал и написал первую большевистскую интерпретацию русской истории, но и сделал первые шаги к привязке исторической науки нуждам партии. В своих трудах он открыто называл Российскую империю “тюрьмой народов” и что русская экспансия была мотивирована только приобретением добычи и земельи что русские не имели каких-либо культурных преимуществ, которые они могли бы предложить своим новым поданным (М. Н. Покровский. Русская история с древнейших времен. Москва, 1933). На его взгляд Российская империя была построена исключительно на агрессии и не признавал случаев “добровольного присоединения”. Так например, на Первой всесоюзной конференции историков-марксистов он заявил, что “шокирован мягкими тонами” доклада грузинского историка Ф. Махарадзе о аннексии Грузии Россией. Утверждая что Грузия была всего лишь плацдармом против Турции, он сказал что, она была “аннексирована исключительно силовыми методами. Говоорить, что русские защищали Грузию, что они пришли защитить ее, это значит лгать и лицемерить также как когда говорят, что мы защищали Болгарию” (Труды первой всесоюзной конференции историков-марксистов. Москва, 1930, I, с. 493 – 94; схожий взгляд изложен в Русская история в самом сжатом очерке, Москва, 1934, III, с. 223). Он также отрицает, что экспансия России в мордовских землях в 1370-х гг. была мирной. Эта область “была отдана для русскх колонистов для добычи и грабежа. Великая Россия уже сформировалась. Это было не мирное заселение южных земель “культурными” славянами. Это было изнасилование и гнет более густо заселенных земледельческих земель” (Возникновение московского государства и ‘великорусская народность’. Историк-марксист, №18-19, 1930, с. 14-28, цитата на с. 23-24). Революцию же Покровский рассматривал не более чем “компенсацией за все те беды” которые претерпели нерусские народы (Русская история с древнейших времен. Москва, 1933, с. 250)

Таким образом в ранний период признавался национальный гнет, который позже (после Второй мировой войны) вовсе отрицался в пользу классового гнета. Также отрицалась какая-либо польза от русских завоеваний даже в историческом масштабе

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

если кому интересно, еще одни заблуждения бледнолицых

The Headless State: Aristocratic Orders, Kinship Society, and Misrepresentations of Nomadic Inner Asia, 2007

David Sneath

http://www.amazon.com/The-Headless-State-Aristocratic-Misrepresentations/dp/0231140541

@В этой новаторской работе, социальный антрополог Дэвид Sneath агрессивно развеивает мифы, окружающие историю степных обществ и предлагает новое понимание природы и формирования государства. С колониальной эпохи, представления Внутренней Азии были доминируют образы ожесточенные кочевников организованы в кланы и племена - но, как показывает Sneath, эти представления не имеют прочной основы в исторический факт. Скорее, они являются продуктом девятнадцатого века эволюционисты социальной теории, которая видела родства, как организующий принцип в обществе негосударственные.

Sneath утверждает, что аристократической власти и statelike процессов администрации были истинными организаторами жизни в степи. Переосмысление традиционной дихотомии между государственными и негосударственными обществами, Sneath мыслит "обезглавленный государство», в котором конфигурация statelike власти был сформирован горизонтальных отношений между власть имущих и была воспроизведена с или без всеобъемлющей линейки или центральный "голову". Иными словами, почти все операции государственной власти существовали на местном уровне, практически не зависит от центральных бюрократических органов.

Исследования Sneath дает начало альтернативную картину степной жизни, в котором аристократы определяли размер, масштаб и степень централизации политической власти. Его история региона не показывает четкое различие между высокой степенью централизации, стратифицированную «государство» общества и эгалитарной, основанных на родственных «племенных» общества. Опираясь на свой обширный антропологических полевых исследований в регионе, Sneath убедительно оспаривает законность племенного модель, которая продолжает искажать стипендию по истории Внутренней Азии@

1 часть

http://download.files.namba.kg/files/58568331

2 часть

http://download.files.namba.kg/files/58567571

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Рахмет за ссылки.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Да, алгыс ползын :). Немного обсуждали в соседних темах это "безглавое гос-во". В сети есть отлуп Крадина со Скрынниковой - "стэйтлесс хэд" - без царя в голове. Там есть смешной пассаж про рекцию Чингисхана или Аттилы, которым бы сообщили об основных положениях концепции. :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Проблемы археологии

 
Оригинал взят у userinfo.gif?v=103.1plimpa в post

ЮРИЙ  РЫТХЭУ

ДОРОЖНЫЙ ЛЕКСИКОН

Главы из книги
АРХЕОЛОГИЯ в чукотском языке нет эквивалента

Читать дальше... )

.

— И это — лучший друг арктических аборигенов! — с возмущением произнес Наровчатов.

 

Мы продолжали общаться с археологами на улице, в столовой, в магазине.

Сергеев сообщил с радостью, что обнаружил прекрасно сохранившийся памятник времен неолита — древнее подземное жилище, сооруженное из дерна и китовых костей. Оно находилось почти под окнами старой школы, с южной ее стороны.

Мы со своим спутником пошли посмотреть на эту находку.

В сорок третьем году ранней весной с острова Большой Диомид в Уэлен переселился одноглазый эскимос с женой и четырьмя детьми. Его взяли на работу истопником в школу. Сначала эскимос поселился у своих дальних родственников, а когда сошел снег, принялся за строительство своего собственного жилища. Он решил поставить его недалеко от места своей работы. Строительный материал он собирал тоже недалеко: на берегу, на галечной косе, в тундре.

В разгар лета новое жилище было готово. Я несколько раз бывал в нем, проходя через низкий вход, углубленный в землю. Зато в доме было довольно просторно, а главное, очень тепло, даже морозной зимой.

После смерти хозяина подземного жилища обитатели его переселились в нормальные деревянные дома, а покинутая землянка с обрушенными китовыми костями, составлявшими остов, сровнялась с землей и перестала кого-либо интересовать в Уэлене.

Обо всем этом я рассказал археологу Дориану Андреевичу Сергееву, начальнику академической археологической экспедиции.

Он озадаченно снял очки, протер их специальной тряпочкой, снова надел и задумчиво произнес:

— А такое впечатление, что жилище построено точно по рисунку известного русского рисовальщика Луки Воронина из экспедиции Витуса Беринга, его иллюстрации использовал в своей книге «Чукчи» Тан-Богораз

Реконструкцию жилища эскимосского истопника уэленской неполной средней школы я потом увидел в трудах Дориана Сергеева как памятник типичной древней берингоморской архитектуры.

 

С той поры мой интерес к археологии сильно ослабел.

 

  •  
  •  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Болшая проблема тюркской тюркологии в том что част ученых тюрков до сих пор находятся под влияние предубеждений колониалной тюркологии иногда сами того не подозревая.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас