Гость Rasul

Тувинцы

4 235 сообщений в этой теме

Не правильно вы сказали. :D

Стиль стихотворения совсем одинаковы у монгольского и тывинского языков! Ну многовековый культурный связь и пр.

Насчет якутского не знаю.

А вот казахский имеет схожий стиль с другими средне-азиятскими мусульманскими поезиями.

Как я могу сказать у них главное сделать схожий ритм в конце строк, и не обязательно следить одинаковыми буквами на начале строк.

Почему это так?

Думаю что это из-за влияние в литературе/поэзии персидских и арабских языкового влияния.

И стали употреблять стиль поэзии как у индо-европейских языков.

Вы ошибаетесь, дружище. Анафоры (повторение одинаковых звуков в начале каждой строки стиха) характерны не только тывинской, казахской или якутской рифме стихосложения, но даже чувашской и вроде как присутствует даже в древнетюркских рунических текстах.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

а что слово: нүүх не озночает кочевать...и чтоже оно тогда озночает..

Нүүх это конечно кочевать, если однозначно перевести.

По казахски эл и шин это что означает?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вы ошибаетесь, дружище. Анафоры (повторение одинаковых звуков в начале каждой строки стиха) характерны не только тывинской, казахской или якутской рифме стихосложения, но даже чувашской и вроде как присутствует даже в древнетюркских рунических текстах.

хе, хе...

Дорогой, вы ошибаетесь. Казахской стиле поезии как раз придается большое значение в одинаковом повторении рифма на конце строки.

А начало строки наверное не очень важно.

На монгольской и тывинское всегда начало строка важнее!

Насчет чувашского и якутского, не могу сказать ничего конкретного.

Смотри и ищи казахские стихи, поэзии. То можешь узнать что там не строго соблюдается повторение одинаковых звуков на начале строк, а на конце обязательно.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

нүүдэлчин - кочевник

нүүд эл чин

кош ел шин

нүүд и кош немножко есть схожесть в произношении, не говоря о идентичной смысловой нагрузке

көш - кочевка - нүүдэл

көшчи - кочевник - нүүдэлчин

көшү - кочевать - нүүх

Дорогой bek_nur, если что то сделать то надо бы немножко серьезно заниматься.

А то получается а-ля супер казахский метод, или данияризм, или как у нас в еуразике акскерборжский маньчжуроведизм. :lol: :lol: :lol: :lol:

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Господа, перенесите личное общение в частную переписку. Всем спасибо.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

көш - кочевка - нүүдэл

көшчи - кочевник - нүүдэлчин

көшү - кочевать - нүүх

Дорогой bek_nur, если что то сделать то надо бы немножко серьезно заниматься.

А то получается а-ля супер казахский метод, или данияризм, или как у нас в еуразике акскерборжский маньчжуроведизм. :lol: :lol: :lol: :lol:

көшу на казахском означает тоже - кочевать, переезжать

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Урматтуу Монгуш Кенин-Лопсан'дын туулган күнү кут болсун! :az1:

С днем рождения уважаемый Монгуш Кенин-Лопсан, президент шаманов. улуг-кам

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тувинцы народ летников и зимников.

Они не стали еще городским этносом, как казахи и якуты.

И у них историческая наука (этнография, археология) только поднимается.

Еще у них сохранились традиции и обряды, шаманизм...

У них происходит собирательный период всей народной информации.

Якуты и хакасы давно прошли этот период, во времена Ксенофонтова

и Катанова... Правда Бутанаев до сих пор проводит полевые

экспедиции... А Якутия слишком большая и требует много капиталовложений

для изучения...

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из сайта Тыва.азия "Православная Тува: храм-юрта и горловое пение

Екатерина Степанова, НС

Православная миссия в Туве — единственная в Русской Церкви, которая не имела успеха. До революции она просуществовала всего несколько лет, а потом закрылась, так и не обратив в Православие ни одного тувинца. Год назад в республике была образована самостоятельная епархия. Есть ли перспектива у современных просветителей Сибири?

За Саянами

— Топленый жир сибирского медведя, чай таежный витаминный! — кричит загорелый мужчина в зеленом камуфляже. Мутные баночки с жиром, травяные сборы и картонные ценники разложены перед ним на крепко сбитом неструганом столе и подсвечены карманным фонариком. На улице ночь. Выстраивается очередь заспанных людей — кому кулек кедровых орешков, кому барсучий жир. Сибиряк-продавец давно не брит, уже несколько дней он живет в бытовке на перевале через Саяны и продает проезжим все то, что сам собрал в лесу. Вокруг только тайга и горы, но на перевале жарятся ароматные шашлыки и варятся пельмени. Цивилизацию привозит сюда вместе с пассажирами рейсовый автобус Абакан—Кызыл, единственный транспорт, который связывает Республику Тува с остальной Россией.

— Первые русские приехали в Туву в начале XX века, чтобы наладить торговые отношения с Китаем, — рассказывает Валентина Сузукей, главный научный сотрудник Тувинского института гуманитарных исследований. — Купцы селились на востоке, в районе нынешнего города Туран, ближе к русской границе, где климатические условия позволяли им заниматься земледелием. В 1911 году они построили в Туране православный храм и пригласили священника (он успел прослужить только несколько лет — до 1919 года). Вскоре на слиянии Большого и Малого Енисея был основан город Белоцарск (будущая столица Тувы первоначально называлась в честь белого царя Николая II). Планировалось строительство железной дороги из России в Китай, но планам помешала революция. Тува вошла в состав СССР одной из последних — в 1944 году. Две трети коренных тувинцев-кочевников, «юрточных», как их здесь называют, жили в западных районах республики и никогда не сталкивались с русскими, их культурой и религией. Некоторые из их потомков до сих пор не говорят на русском.

Старики-кормильцы

На центральной площади Кызыла установлен украшенный красным навесом-пагодой большой буддийский молитвенный барабан. Считается, что, если его как следует покрутить, человеку прощаются грехи. Неподалеку в хурээ (буддийский храм) продаются обереги от сглаза, амулеты и флажки с молитвами — вешаешь такой флажок повыше, и он «молится», колыхаясь на ветру. Внутри хурээ расставлены свечи, в центре за стеклом — золотая статуэтка Будды, которой почему-то жертвуют консервы, шоколадки и банки с колой, не замечая осуждающий взгляд Далай-Ламы с портрета на стене.

Буддизм в Туве гармонично вписался в местный шаманизм, ни в Бурятии, ни в Монголии такого не встретить. Большинство населения республики исповедуют и то и другое одновременно. Случаются межконфессиональные браки между ламами и шаманками, а иногда в деревнях одного и того же человека приглашают то как ламу, то как шамана для совершения разичных ритуалов на дому. Языческие капища окружают город — на перевалах, слиянии рек, в центре города у административных зданий стоят идолы, увешанные лентами и буддийскими флажками. Над Енисеем начали строительство самой большой в мире золотой статуи Будды. Говорят, что ее будет видно с любой точки города. И все это не музейное, а действующее.

— Тувинцы живут, как жили веками, — говорит Валентина Сузукей. — На уровне бытовых взаимоотношений они обходятся обращением к ламам и шаманам, и это удовлетворяет их духовные потребности. Философией и богословием интересуются единицы. Как у всех кочевников, хранителей устной традиции, у тувинцев принято верить на слово своим старшим — как бабушки и дедушки говорят, так и есть. Они не будут допытываться почему.

Действительно, в Туве именно благодаря старикам до сих пор сохранился традиционный уклад жизни. Бабушка Чадамаа живет со своим дедушкой, который для удобства назвался Сашей, в горах — в юрте. У них триста голов скота — бараны и козы. Зимой и летом они кочуют с юртой по степи, по горам в поисках пастбищ. Вокруг — никого. Делить высохшие под палящим солнцем пастбища кочевники не любят.

— Мы живем здесь последние три года, — рассказывает Чадамаа, — раньше жили в деревне. Я воспитала семерых детей. Сейчас они взрослые, живут в городе своими семьями. А мы ушли, чтобы им помогать. Воду нам привозит государство, для электричества есть генератор. Мобильный телефон у нас есть, медицинскую помощь всегда можно вызвать. Так что мы живем лучше наших предков — со всем комфортом! А скот ежегодно дает стопроцентный прирост. Барашек стоит три-четыре тысячи рублей. Вначале у нас их было 75, сейчас 300, в следующем году будет 600.

Время от времени родственники привозят к бабушке туристов. Показывают им юрточную жизнь. Она готовит национальный чай с молоком, солью, маслом и крупой. От души угощает приезжих самогоном. Если повезет, то с туристами приедут артисты — исполнители горлового пения. Звуки, которые они издают, очень похожи на звуки дикой природы – в них слышится свист ветра, шум дождя, течение горной реки. Это очень красиво, и на мгновенье соглашаешься со стариками, что здесь в одинокой юрте действительно самое лучшее место для жизни.

— Все тувинцы верят, что любая местность имеет своего духа-хозяина, — рассказывает артист Евгений Сарыглар. — Горловое пение — это не концертная музыка. Её даже нельзя записать нотами. Это способ сакрального общения с духами гор, рек, деревьев. Своеобразная молитва. Потому что духи существуют и с ними нужно быть в хороших отношениях, а уж религия — каждому своя по душе.

Религия русских

Православие в Туве воспринимается как религия русских. Это не мешает руководителям республиканской администрации окунаться в проруби на Крещение, хотя все они без исключения — шаманисты и буддисты. Причем поскольку у кочевых народов очень развито почитание старших (и начальников тоже), то вслед за главой в проруби оказывается весь административный корпус — кто хочет и кто не хочет. А морозы-то в Сибири нешуточные — достигают минус сорока! В языческий праздник, если нужно подняться пешком на гору, все так же стройными рядами идут за своими предводителями.

— Один-два тувинца крестятся каждую неделю, — рассказывает епископ Кызыльский и Тувинский Феофан. — Но в храм они потом не ходят: боятся нарушить традицию, потерять работу. Да и чувствуют себя в храме некомфортно. Вокруг все русские, и им кажется, что они предают свою семью, свой клан.

В советское время здесь с этим сильно перегнули палку, выросло поколение тувинцев с русскими именами, не говорящих на тувинском языке и не знающих своих корней. Поэтому сейчас на волне подъема национального самосознания буддизм и шаманизм продвигаются в республике как культурологическая база для сохранения этноса.

— Предложить тувинцу христианство значит предложить ему перестать быть тувинцем. А он на это никогда не пойдет. Лобовое миссионерство здесь не будет работать, — говорит протоиерей Геннадий Фаст, настоятель Градо-Абаканского собора, известный сибирский миссионер. — В европейском сознании вера и национальная принадлежность — разные понятия. А у тувинцев это не делится, как у всех древних. Мы должны не обрусить их, а принести им в их культуру Христа, только тогда они потихоньку отойдут от идолов. Другие ведь отошли. Рим отошел, хотя и поставил сперва Христа в свой пантеон. Но это заняло несколько веков. Так что мы знаем, что это возможно, но нужно время, и нужны подвижники.

Как привлечь тувинцев в Церковь?

— Самая большая наша проблема — это отсутствие людей, — говорит епископ Феофан. — На момент создания епархии в ней было зарегистрированно четыре храма и четыре священника на всю республику! У нас большие планы, но их некому воплощать. Нам очень нужны миссионеры, нужны социальные работники, нужны священники, хорошо бы, чтобы они еще говорили на тувинском языке. Потому что, я уверен — будущее Православия в Туве за местными жителями, за тувинцами. Русских здесь меньшинство — всего 10 процентов, но и они уезжают. Мы должны проповедовать тувинцам. Как 300 лет назад великие святители — просветители Сибири проповедовали соседним народам хакасам и алтайцам. А методы проповеди — они всегда одинаковые. Это прежде всего любовь к этому народу, желание ему послужить, поделиться истиной Воскресения, поделиться любовью. Думаю, что они должны на это откликнуться. И я бы не стал говорить о какой-то особенной невосприимчивости тувинцев к христианству. Просто здесь почти никогда не велась миссионерская деятельность. Можно сказать, что здесь — непаханое поле! Священник, живший здесь, едва справлялся с требами уже существующих прихожан — расстояния в Сибири большие, а дороги плохие.

Чтобы привлечь тувинцев, владыка собирается построить храм в восточном стиле, устроить миссионерский стан, сделать передвижной храм-юрту, «воцерковить» горловое пение. В сентябре прошлого года был сделан полный перевод Библии на тувинский язык (из языков народов России полный перевод существует только на русском, чувашском и теперь тувинском языках). Началась работа по переводу богослужения. Владыка и сам начал учить тувинский.

— Для привлечения священников, мне кажется, можно воспользоватся военным принципом, когда в отдаленные сибирские районы (а Тува даже приравнивается к северному региону) военных присылают на два-три года, — делится своими размышлениями протоиерей Вячеслав Дементьев, настоятель Свято-Троицкого собора в Кызыле. — Военные по окончании этого срока получают чины, звания и с почетом возвращаются домой — в Центральную Россию. Если же сюда, на окраину, отправлять так или иначе провинившихся — успеха миссии не будет. А среди местных православных, на мой взгляд, уже весь ресурс исчерпан. Русских здесь больше не становится — старики умирают, молодежь уезжает.

Есть, правда, в Сибири на Енисее еще группа потенциальных православных прихожан — старообрядцы и староверы, которые пришли сюда несколько веков назад и скрываются в тайге, живут там своими общинами. Но их не очень много, и они крепко держатся за свои убеждения.

— Проповедовать среди тувинцев даже легче, чем среди староверов, — рассказывает иеромонах Авель (Скороходов), настоятель храма Казанской иконы Божией Матери в селении Сарыч-Сеп, окормляющий русские деревни на Енисее. — Потому что у тувинцев нет на нас обиды, нет злости. А староверы сами нас учат, они считают, что это мы заблуждаемся, что мы еретики.

Отец Авель ездил в Москву на единоверческие курсы. Научился служить по старому чину, сшил себе старообрядческое облачение.

— Жалко их очень, ведь они люди верующие, хотя богословски малограмотные, — признается батюшка. — У меня душа за них болит. Я служу для них по старому чину, приглашаю в храм. Пусть стоят как хотят, пусть крестятся как хотят, хор готов пригласить — только бы приходили и присоединялись к Церкви!

Одна матушка = социальный отдел

В 70 километрах от Кызыла расположена деревня Усть-Элегест. В ней нет ничего примечательного. На въезде стоит буддийская ступа, неподалеку, как обычно, языческое капище. На краю деревни — коррекционный интернат на 60 детей. Детских домов в Туве очень много, и почти все они коррекционные — на такие заведения выделяется больше средств из бюджета. Дети в них самые разные, далеко не все нуждаются в коррекции.

— Тува — на 95 процентов дотационный регион. Даже продукты сюда привозят из Москвы, — рассказывает жена отца Вячеслава Дементьева, матушка Марина, представляющая в своем лице весь социальный отдел епархии. — В республике ничего не производится, и жить на пособие — единственный способ существования для многих местных жителей. Вот они и изворачиваются. Здесь очень много людей с «инвалидностью», много «детей-сирот». Например, я знакома с двумя сестрами-тувинками — у одной четверо детей, у другой пятеро. Сначала они обе от детей отказались, а потом оформили опеку над детьми друг друга, то есть над своими племянниками. В итоге все так и остались жить в своих семьях, зато их мамы получают пособие — по 6500 на каждого ребенка. И таких историй здесь много.

Матушка впервые приехала в Усть-Элегест по грустному поводу. В интернате из 60 детей было 10 русских. Летом в детском лагере двое утонули, и директор-тувинец обратился в православный храм, чтобы детей похоронить «как положено». Но оказалось, что дети были некрещеные, отпевать их было нельзя. Тогда директор сам попросил крестить оставшихся воспитанников. Марина стала им всем крестной мамой. Сейчас дети уже подросли, поступают в колледжи, а матушка хлопочет об общежитиях и стипендиях. На выходные берет их к себе домой, на православные праздники вывозит в храм, в Кызыл.

— Я была на Рождественских чтениях, там священники делились своим опытом социальной работы на приходах, — говорит матушка. — К сожалению, нам трудно хоть как-то применить этот опыт. Владыка да я — вот и весь наш «отдел».

— Люди здесь живут очень бедно и неустроенно, — рассказывает епископ Феофан. — Я думаю, нам надо развивать социальную деятельность, и через нее мы сможем миссионерствовать. Недавно мы подали заявки на конкурс социальных проектов «Православная инициатива» и в Отдел по социальному служению. Очень надеемся на их поддержку. Например, есть идея сделать дом для людей, попавших в трудную ситуацию, сделать дом дневного пребывания для детей — что-то вроде школы продленного дня. А несколько лет назад я посмотрел фильм «Форпост», очень впечатлился детским приютом при монастыре в Банченах и теперь мечтаю тоже открыть при епархии детский приют. Брошенных, никому не нужных детей здесь очень много, и такой дом был бы очень востребован. Так мы могли бы сами воспитать православных тувинцев и заложить основу миссии среди тувинского народа. Ведь если бы появились православные тувинцы, они смогут проповедовать на своем языке. Кого-то из них мы бы подготовили к священству. Так делали и святитель Иоанн Шанхайский, и святитель Николай Японский!

Ключевые слова: православие, Тува, РПЦ, интервью, мнение, буддизм, тувинцы, религия

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице."

А вообще, насколько оправлославлены в настоящее время упомянутые здесь тадары-хакасы и теленгиты-алтайцы?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В продолжение темы о преемственности тувинской культуры от культуры древних тюрок.

Мижит Л.С., к.ф.н.

ДРЕВНЕТЮРКСКИЕ ПАМЯТНИКИ КАК ИСТОК ТУВИНСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Один из древнейших тюркоязычных этносов Центральной Азии – тувинцы – это народ с многовековой историей, своеобразной духовной и материальной культурой. Являясь прародиной скифов, гуннов, тюрков, уйгуров и кыргызов, Тува остается носителем культуры этих древних народов. Об этом свидетельствуют курганы «Аржаан-1», «Аржаан-2», каменные изваяния, петроглифы, рунические письмена, высеченные на каменных стелах: 60% всех памятников орхоно-енисейской письменности находится на территории Тувы – древней земли, по праву считающейся колыбелью многих народов Евразии.

И естественно, тувинская словесность и художественная культура тесным образом связаны с письменным наследием древних тюрков. Древнетюркские надписи на каменных стелах следует рассматривать не только в системе культуры, языка, религии и традиционного мировоззрения народов Центральной Азии, но и как явление древней литературы.

Памятники орхонской письменности, определенные И.В. Стеблевой как историко-героические поэмы – «Малая надпись в честь Кюль-тегина», «Большая надпись в честь Кюль-тегина», «Надпись в честь Тоньюкука» (все датируются VIII в.) – находятся на берегу р. Орхон в Монголии. Древнетюркские памятники, обнаруженные вдоль Верхней и Средней части Енисея – на территории Тувы, Хакасии и Минусинской котловины, являются в основном образцами эпитафийной лирики древних тюрков (VII-XII вв.), относящихся к историческим периодам: «древнетюркскому (552-744 гг.), уйгурскому (745-840 гг.), древнекыргызскому (IX-XII вв.)» [1, с.5]. Всего насчитывается более 140 памятников орхоно-енисейской письменности, около 90 из них находятся на территории Тувы.

Рунические надписи древних тюрков, являясь одним из архаических пластов тюркоязычной словесности, имеют художественные достоинства (эпический принцип построения сюжета, сложный пространственно-временной континуум, особенность ритмической организации, стиля и т.д.), и это «доказывает высокий уровень художественного мышления древних тюрков» [2, с. 25].

Историко-героические поэмы древних тюрков по ритмике, стилю повествования близки к эпическими произведениями тюрко-монгольских народов: «Манас», «Гэсэр», «Джангар», «Урал-Батыр», «Танаа-Херел», «Бокту-Кириш, Бора-Шээлей», «Нюргун-боотур Стремительный», «Маадай-Кара», «Алтын-Арыг» и другие. Древнетюркские памятники близки к эпическим сказаниям также по архитектонике и главной смысловой концепции – борьбе добра и зла.

Влияние древнетюркской культуры на современную тюркскую литературу очевидно. Однако, мы не можем утверждать, что орхоно-енисейские памятники, как памятники литературы, имеют прямое влияние на современную тюркскую литературу ввиду того, что древнетюркская письменность была утеряна после XII века, просуществовав около шести столетий, и прервалась эволюция литературной традиции. Сегодня можно говорить об историко-генетическом влиянии через никогда не прерывавшуюся устную традицию, исторической и лингвистической памяти тюркоязычных народов, благодаря чему, например, в произведениях тувинской литературы (XX века) сохранились образы и мотивы древнетюркской литературы. Такие концепты, как «Кёк дээр» (синее Небо), «Дээр-Ада» (Небо-Отец), «Ие-Чер» (Мать-Земля), хун (солнце), ай (луна) и другие. Они имеют место не только в богатой жанровой системе фольклора и шаманских алгышах (песнопениях), но и в современной поэзии и прозе. Однако, стоит отметить, что было прочно стерто из исторической памяти такие стилеобразующие мотивы эпитафийной лирики древних тюрков, как «адырылдым» (я отделился), «покмедим» (я не насладился) и т.д. Благодаря расшифровке, переводам и издании памятников орхоно-енисейской письменности, современные тувинские писатели ощутили поэтическую и эстетическую близость с художественным наследием своих древних предков и стали заимствовать стилеобразующую и жанровую особенности (эпитафийная лирика, плач), эстетику и ритмику древних произведений. Например, художественный опыт предков выразился в 1990-х годах в жанре плача и заклинания «халак» в творчестве А. Даржая, эпитафийной лирике в творчестве Ю. Кюнзегеша и А. Уержаа, в прославлении легендарных героических предков в творчестве Ю. Кюнзегеша («Көк-Эл», «Багырның хылыжы» - «Меч Багыра»), Э. Мижита («Кезерниң балдызы» - «Палица Кезера») и т.д.

Литературоведческому анализу памятников древнетюркской литературы (с середины XX века) посвящены работы известных тюркологов В.М. Жирмунского, А.Н. Бернштама, А.М. Щербака, которые считают, что древнетюркские памятники являются прозаическими произведениями, а енисейские надписи характеризуют как «примитивные и непритязательные тексты» [3, с. 79]; И.В. Стеблевой, которая рассматривает орхоно-енисейские надписи как поэтические тексты, построенные в рамках стихотворного канона; А. Бомбачи, А. фон Габен, которые относят надписи древних тюрков к литературе вообще, и другими. Таким образом, вышеуказанные ученые, бессмусор, считают древнетюркские рунические надписи памятниками литературы. Вопрос только в том, прозаические ли это произведения или поэтические. Рассмотрим поэтические особенности древнетюркских текстов.

В отличие от современной тувинской поэзии, в древнетюркских эпитафиях (как и в надписях в честь Кюль-тегина, Тоньюкука, Гадательной книге и др.) не наблюдается силлабической равносложности. В определении версификации древнетюркских текстов ученые имеют разные мнения: А.М. Щербак относит к силлабической системе [4, с.122], Ф.Е. Корш – к силлабо-тонической [5, с.139], И.В. Стеблева – к тонико-темпоральной системе [6, с.35-36]. На наш взгляд, древнетюркские надписи являются досиллабическими, дисметрическими свободными стихами, состоящими из неравносложных строк, построенных в зависимости от художественной интонации, подобно структуре интонационно-фразовых стихов, т.е. являются дисметрическими свободными стихами.

Например (примеры даны по подстрочному переводу Монгуша Д.А. с оригинала, а не по стихотворной реконструкции текстов):

«Эл-чурттуг чон чордум, Эл-чуртум ам кайыл? Кымга эл-чурт тып бээр мен? … Каганныг чон чордум. Каганым ам кайыл? Чүү каганга ижим-күжүм бээр мен?» (КТБ, 9). / «Я был народом, составляющим племенной союз, где теперь мой племенной союз? Для кого я добываю (другие) племенные союзы? … я был народом, имевшим кагана, где мой каган? Какому кагану отдаю я труды и силы?»/ (здесь и далее - пер. С.Е. Малова).

«…Дайзыннарын базып оожургаткан, дискектигни сөгүрткен, баштыгны мөгейткен» (КТБ, 15) /«… Имевших колени он заставил преклонить колени, а имевших головы заставил склонить (головы)»/.

«…Ядыыны бай кылды, эвээшти хөй кылды» (КТБ, 16) /«…Неимущих он сделал богатыми, немногочисленных он сделал многочисленными»/

«…Мөге оол урууң эр кул болду. Силиг кыс урууң кыс кул болду» (КТБ, 24) /«…твое крепкое мужское потомство стало рабами, твое чистое женское потомство стало рабынями»/

«Дүне удувадым, хүндүс олурбадым» (КТБ, 27) / «Не спал ночей, не сидел днем»/

«Ядыы чонну бай кылдым, эвээш чонну хөй кылдым» (КТБ, 29) /«Сделал богатым неимущий народ, сделал многочисленным малочисленный народ»/

«… дүне удувайн, хүндүс олурбайн, кызыл ханым дөгүлдүр, кара дерим чүгүртүр ижим, күжүм берип чордум (Т, 51,52) /«…не спав по ночам, не имея покоя днем, проливая красную свою кровь и заставляя течь свой черный пот, я отдавал народу (свои) работу и силу…»/

Таким образом, можем сказать, что для древнетюркского стиха характерна синтаксическая аналогия, в основном, в виде семантической тавтологии, т.е. наблюдаются зачатки рифмы. На наш взгляд, чем древнее поэзия, тем свободнее она от изобразительно-выразительных канонов. В этих же примерах можно обнаружить явление изосиллабизма, т.е. тяготение к силлабической системе стихосложения, которая характерна для стихосложения тюрко-монгольских народов Южной Сибири (тувинцев, алтайцев, бурятов, шорцев, хакасов, якутов). Также изобилуют в вышеуказанных примерах метафоры, сравнения, также фразеологические обороты, пословицы, поговорки. В следующих енисейских эпитафиях (надписях памятников из Уюк-Турана, с. Элегеста, р. Барык и др.) также можно заметить поэтические достоинства (Перевод с древнетюркского на тувинский язык Д.А. Монгуша, подстрочный пер. Л. Мижит.):

Е-7

(3) дээрде хүнге, черде улузумга пөкпедим.

(я не насладился солнцем на небе, своими близкими на земле)

Е-3

Алдын ок хавын белимге багладым. Дээр уктуг эл-чуртумга пөкпедим.

(Золотой колчан я на поясе ношу.

Не насладился я эл-родиной небесного происхождения)

(10) Чавысты Күмүл мен бедик кылдым, силерге пөкпедим.

(Я, Кумул, сделал низкое высоким, вами не насладился я)

М-72

Көк теңгриде болтум…

(Я оказался на синем небе…)

Нужно отметить, что литературные достоинства енисейских памятников не в полной мере оценены. Например, без проникновения в эмоциональный мир древнетюркской лирики трудно, подчас невозможно, уловить весь трагизм и поэтичность слова «адырылдым» из енисейских эпитафий, который на русский язык переводится мало что говорящим словосочетанием «я отделился», тогда как в контексте надписи, помимо горечи расставания и прощания, слышится горестный вздох и даже рыдание. Данное слово на тувинском языке звучит так же и несет в зависимости от контекста ту же смысловую нагрузку. Необходимо также отметить, что слово «адырылдым» используется в текстах как метафора – при наличии в древнетюркском языке слов «өlүm» смерть, «өl-» умирать, «кеt» уходить, исчезать, умирать. Эмоциональный тон, эмоциональная окраска, стилистический ореол слова “адырылдым”, выражаясь словами Ю.Н. Тынянова, – очень важный фактор в развертывании лирического сюжета; тон, задаваемый этим словом, определяет суть стихотворения”. Для лучшего осмысления текстов полезно было бы подвергнуть такому же анализу и другие слова енисейских эпитафий. Метафорично также использование слов «kuncuyum» принцесса моя, «bökmedım» не насладился и др.

Рассмотрим некоторые мировоззренческие особенности орхоно-енисейских памятников и их влияние на современную тувинскую литературу.

В письменных памятниках древних тюрков можно обнаружить наличие мировоззренческого феномена – трехуровневую модель Вселенной, которая идет из глубинных, архаических пластов религиозно-мифологического сознания восточных народов. В тувинской мифологии небо называлось Ак Дээр (Белое Небо) или Көк Дээр (Синее Небо) [7, с.80], а в памятниках древних тюрков – Синее (голубое) Небо. Выражение неба эпитетом "белый" или «синий» (голубой) усиливает контраст неба и земли, так как тувинцы называют землю Кара Чер (Черная Земля). Например: «Үстүнге көк дээр, адаанга кара чер кылдынарда…» /Когда было сотворено вверху голубое небо (и) внизу темная земля…/ КТБ,1. Здесь налицо параллелизм, но происходит "единство противоположностей", в результате которого появляется третий элемент триады – Человек («…ол ийиниң аразынга кижи оглу кылдынган» /«…между обоими были сотворены сыны человеческие/ - КТБ, 1).

Тенгри (тув. Денгер), как верховное божество теологической структуры, определяет судьбы людей, управляет их делами. В тувинской поэзии данное религиозно-мифологическое воззрение отражается в жанрах «халак» (плач), «мөргүл» (молитва), в обрядовой поэзии: «чалбарыг» (прошение милости, благополучия), «алгыш-йөрээл» (благословение) и т.д.

Характерной чертой стиля древних эпитафий является плач по небесным светилам, которые навсегда погасли для героев надписи:

«Көк теңриде күн, ай азыдым»

(Солнце и луну на голубом небе я не стал ощущать).

(пер. С.Г. Кляшторного и И.У. Самбуу)

И в тувинской поэзии большую смысловую роль играют образы светил. Например, в стихотворении К. Кудажы сравнивается образ матери с Солнцем и Луной.

В тувинской поэзии можно обнаружить множество стихотворений, аналогичных по стилю и ритмике, образам и мотивам, идущих из потаенных глубин сердца, воссоздающих плач, горестное рыдание, связанное с потерей, расставанием с близким человеком.

Далее нами рассматриваются образцы трехстиший из эпитафийной лирики древних тюрков, выявляются аналогии и признаки преемственности по отношению к современным трехстишиям тувинской поэзии ожук дажы – «камни очага», которые, на наш взгляд, могут дать толчок в решении вопроса об отнесении древнетюркских текстов к поэтическим произведениям.

Трехстишные надписи древних тюрков изучаются нами как один из возможных истоков жанра ожук дажы.

На основе изданий и переводов с древнетюркского языка памятников орхоно-енисейской письменности, представленных в работах В.В. Радлова, С.Е. Малова, И.А. Батманова, А.Ч. Кунаа, З.Б. Арагачи (Чадамба), Д.А. Монгуша и других, нами выявлены памятники, имеющие трехстрочную поэтическую форму. Стихотворная форма надписей этих памятников была определена учеными визуально, без стихотворной реконструкции. Естественно, учитывался тот факт, что эти надписи высечены на камнях.

Енисейские древнетюркские надписи на стелах, названные С.Е. Маловым «кладбищенской поэзией», представляют собой небольшие тексты, описывающие основные события из жизни древнетюркских воинов и выражающие сожаление, плач по жизни на земле, горечь расставания. Данные эпитафии содержат в основном обращение от первого лица – от лица погибшего знатного, доблестного героя. Вероятно, оставлял память о герое близкий ему человек, знавший его биографию, важные даты его жизни, доблестные поступки, семью.

Енисейские эпитафии написаны большей частью в одной художественной форме, стиле и композиции, что говорит о существовании общей древнетюркской литературной традиции маркировки надгробных памятников знатных полководцев, героев поэтическими текстами. Возможно, были специальные «поэты», которые создавали тексты эпитафий, освещавших жизнь достойных людей той исторической эпохи, «поэты», глубоко чувствующие сожаление и скорбь человека, уходящего в мир иной.

Например:

Сиз окунч эб бөкмедим

Токуз йашда тоглык канка тапдым эрдим

Билмедим буңым Он эрмиш

Вами печальным домом я не насладился

В девять лет я стал служить бунчужному хану

Я не знал своей печали Десять было

(пер. И.А. Батманова)

Особенность стиля и выражения, поэтичность данных строк, на наш взгляд, здесь налицо.

Несмотря на краткость, енисейские эпитафии имеют в основном единую композицию текстов:

Указывается имя героя, его становление (не во всех эпитафиях), титул, чин и возраст;

Отмечаются геройские поступки;

Лирическое сожаление о расставании с этим миром, с родными, близкими и своим достоянием.

Ожук дажы и енисейские трехстишия имеют некоторые общие черты в ритмической организации, структуре и композиции. Естественно, не следует забывать, что древнетюркским эпитафиям присущ лапидарный стиль, поэтому они проще по организации, чем ожук дажы.

Памятники орхоно-енисейской письменности с трехстрочными надписями были зафиксированы на территории Тувы, Монголии, Киргизии и Хакасии. Пока нами выявлено около 20-ти памятников эпитафийной лирики, оформленных в виде трехстиший. Определено также, что из 60-ти рассмотренных нами (опубликованных) памятников надписей в 3 строки намного больше, чем в 2, 4, 5 строк.

Таким образом, большинство енисейских эпитафий имеют трехстрочную форму. Этот факт дает возможность предположить, что миниатюрные формы, в частности, трехстишные, существовали в письменной культуре древних тюрков и дошли до нас в виде застывших в вечности текстов. Они продолжали жить в устной форме в виде плачей, причитаний, благословений, которые, вероятно, представляли собой одно неразрывное целое.

Небезынтересно также отметить, что трехстишную форму имеют не только надписи орхоно-енисейских памятников, но и некоторые миниатюры древнетюркской «Ырк битиг» («Гадательной книги») IX в. Стихотворная реконструкция сделана И.В. Стеблевой, которая установила, что «поэтические особенности текста такие же, как в орхоно-енисейских сочинениях. Поэтому «Гадательная книга» является важным звеном в цепи непрерывной традиции развития тюркских поэтических форм» [8, с.12]. Эти трехстишия представляют собой лаконичные стихотворения с некоторыми особенностями стихотворной организации, присущими трехстишиям.

Вышеизложенное позволяет предположить, что древнетюркские трехстишные миниатюры могут рассматриваться как одно из звеньев в эволюции трехстишных форм, ярко выраженной в современной тувинской поэзии в виде жанра ожук дажы, ибо, как отмечает И.В. Стеблева, «достижения древней культуры народа не исчезают бесследно, но в том или ином виде проявляются в культурах более поздних эпох» [9, с. 145].

На наш взгляд, факт существования в тувинской литературе трехстишной формы ожук дажы, которая по фундаментальным признакам аналогична древнетюркским трехстишиям, зафиксированным в основном в бассейне р. Енисей, подтверждает преемственность традиций древней и современной литературы. Рассмотрение произведений современной тувинской литературы в контексте древнетюркского литературного пространства подтверждает мысль о непрерывности традиций художественной словесности. Эпитафийная лирика древних тюрков стоит у истоков эволюции жанровой системы тувинской поэзии.

Исследование и перевод на современные тюркские языки памятников орхоно-енисейской письменности имеет неоценимое значение в деле сохранения, развития и передаче будущим поколениям древнетюркской культуры – одной из самых древних и имеющих глубокую и мощную корневую систему культур мира.

Литература

Аранчын Ю.Л. Эге сөс. //Күлтегин. Бурунгу түрктерниң Енисей-Орхон бижииниң тураскаалдары. - Кызыл, 1993.

Баимов Р.Н. Великие лики и литературные памятники Востока. - Уфа: Гилем, 2005.

Жирмунский В.М. Орхонские надписи – стихи или проза? // НАА, 1968, №2.

Щербак А.М. Енисейские рунические надписи. К истории открытия и изучения // Тюркологический сборник. - М., 1970.

Корш Ф.Е. Древнейший народный стих турецких племен. ЗВОРАО. 1909, т.IX.

Стеблева И.В. Развитие тюркских поэтических форм в веке. - М.: Наука, 1993.

Кенин-Лопсан М.Б. Магия тувинских шаманов. - Кызыл, 1993.

Стеблева И.В. Развитие тюркских поэтических форм в веке. - М.: Наука, 1993.

Стеблева И.В. Поэтика древнетюркской литературы и ее трансформация в раннеклассический период. – М.: Наука, 1976.

Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности. Тексты и исследования. - М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1951.

Сокращения:

КТБ – «Большая надпись в честь Кюль-тегина»

КТМ – «Малая надпись в честь Кюль-тегина»

Т – «Надпись в честь Тоньюкука

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Значит,после распада татарской империи, спасаясь от китайских войск, племя северных татар во главе с Ашиной скрылось в горах Алтая среди тувинцев. :)

Безертдинов : «Вечный Эль» —«Небесные люди».

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вдруг он не керейт Ванг хана ,а представитель маньджурского племени "Кере"?

Я давно заметил, что он проявляет особый интерес к маньджурам,и киданьям. :)

Почему вы всегда стараетесь сблизить маньчжуров и киданей? Все известные на сегоднешний день киданьские слова - монгольские

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лишь моё мнение, тувинцы это тюркоязычные монголы.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Почему вы всегда стараетесь сблизить маньчжуров и киданей? Все известные на сегоднешний день киданьские слова - монгольские

Асан Кайгы писал,что кереи и кереиты разные племена по названию и Ү хромосому.В 13- м веке племя кереи не было нигде кроме Маньчжурий,Цинь и Каракытайстана.И АКБ постоянно называет Каракытайстана своеи родинеи.

А кереиты были в Монголии.:)

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Асан Кайгы писал,что кереи и кереиты разные племена по названию и Ү хромосому.В 13- м веке племя кереи не было нигде кроме Маньчжурий,Цинь и Каракытайстана.И АКБ постоянно называет Каракытайстана своеи родинеи.

А кереиты были в Монголии.:)

Откуда это взяли что там были кереи? Где это написано? А Каракитаи это остатки киданей, то бишь восточные монголы.

Вобще монголы антропологический отличаются. Вот пример, западные монголы похожи на кыргызов, тувинцев и тп. В то время как восточные мало чем отличаются от тунгусо-маньчжуров, корейцев и северных китайцев.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лишь моё мнение, тувинцы это тюркоязычные монголы.

Здравствуйте! Категорически не согласен с вашим мнением!Прошу обосновать свою точку зрения!!

Тувинцы не являются тюркоязычными монголами, тувинцы являются тюрками по своей сути издревле, тувинская нация - это большой плавильный котел, в котором смешались десятки племен при верховенстве тюркских элементов и культуры. Монгольское влияние присутствует, не спорю, это связано с близостью монголии, активными связями с ней, особенно усилившихся во времена империи цин. Монгольские племена тоже принимали участие в этногенезе тувинцев, но были ассимилированы ими, и влились в состав великого тувинского народа!

P.S. Как говорится, кто бы говорил)Казахи - тоже очень смешанный народ, в нем монгольской крови очень много, даже больше, чем среди тувинцев!

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Здравствуйте! Категорически не согласен с вашим мнением!Прошу обосновать свою точку зрения!!

Тувинцы не являются тюркоязычными монголами, тувинцы являются тюрками по своей сути издревле, тувинская нация - это большой плавильный котел, в котором смешались десятки племен при верховенстве тюркских элементов и культуры. Монгольское влияние присутствует, не спорю, это связано с близостью монголии, активными связями с ней, особенно усилившихся во времена империи цин. Монгольские племена тоже принимали участие в этногенезе тувинцев, но были ассимилированы ими, и влились в состав великого тувинского народа!

P.S. Как говорится, кто бы говорил)Казахи - тоже очень смешанный народ, в нем монгольской крови очень много, даже больше, чем среди тувинцев!

По моему, внешнее обманчивое сходство тывалар с монголами связано с общей религией, что выражено в именах личных, в некоторых терминах, ритуалах, одежде и пр., точно также как и все арабское у казахов, связанное с исламом.

Чего не скажешь о близких соседях тувинцев - алтай-кижи, теленгитах, телесах, телеутах, шор-кижи или тадар-кижи, тадарах (хакасах) и части урянхаев.

У казахов монгольской крови практически нет, здесь Вы тоже ошибаетесь, если исходить из того, что монгольскость средневековых татарских племен (в смысле современного всего монгольского) весьма спорна.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я постоянно встречаю слово и понятие монгол на этом форуме. Но я бы хотел сначала определиться понятие и слово монгол это название этноса или этнической группы, или все таки, как я понимаю военный термин.

Монгол - военная система введенная Чингизханом, 1000 является основной единицией войска.

Ведь раньше писали татаро-монголы то есть татары в виде системы из тысячников.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я постоянно встречаю слово и понятие монгол на этом форуме. Но я бы хотел сначала определиться понятие и слово монгол это название этноса или этнической группы, или все таки, как я понимаю военный термин.

Монгол - военная система введенная Чингизханом, 1000 является основной единицией войска.

Ведь раньше писали татаро-монголы то есть татары в виде системы из тысячников.

Вот и знаток

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот пример, западные монголы похожи на кыргызов, тувинцев и тп. В то время как восточные мало чем отличаются от тунгусо-маньчжуров, корейцев и северных китайцев.

Честно говоря не встречал ни одного тунгусо-манчжура, даже не представляю как они выглядят. Откуда ж вам знать как они выглядят чтобы так судить?

Все нации в Азии имеют характерные черты лица, что позволяет их отличать пожив среди них какое-то время. Если ты там не жил и не видел монголов, корейцев , китайцев японцев то отличить тебе будет сложно, как нам африканцев друг от друга. Так что будьте разумнее, не обобщайте не зная сути и не имея опыта личного общения.

Монголы

http://www.youtube.com/watch?v=eCw4BwijQ98

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот и знаток

Мне понятен Ваш комментарий.

Хочу сказать, что любое исследование становится полным когда стараешься смотреть на предметы с разных сторон.

Например в данном случае я предложил, смотреть на то, что все таки придуманная войсковая система Чингизхана должна как то называться самими татарами. Есть ли какое то название созданной войсковой системы из 10-ок, 100-ни, 1000-чи и 10 000?

По моему нет, поэтому мы и упираемся в слово и понятие - монгол.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мне понятен Ваш комментарий.

Хочу сказать, что любое исследование становится полным когда стараешься смотреть на предметы с разных сторон.

Например в данном случае я предложил, смотреть на то, что все таки придуманная войсковая система Чингизхана должна как то называться самими татарами. Есть ли какое то название созданной войсковой системы из 10-ок, 100-ни, 1000-чи и 10 000?

По моему нет, поэтому мы и упираемся в слово и понятие - монгол.

Если почитаете ССМ, то узнаете

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сегодны по ТВ показывал об одном монгольском ламе. Интервью давали жители Эрзын Тувы. На монгольском прекрасно говорили. Они монголы или тувинцы.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сегодны по ТВ показывал об одном монгольском ламе. Интервью давали жители Эрзын Тувы. На монгольском прекрасно говорили. Они монголы или тувинцы.

А ТВ было какое, российское? Жители Эрзина не монголы, они тувинцы. Притом тувинцы исконные с тюркскими а глубже с динлинскими корнями. В эрзине проживают в основном 3 рода: кыргысы, чооду и сояны, + пришлые с западной Тувы иргиты.

А билингвизм Эрзинцев произошел в 19 веке, вследствие маньчжурской администрации. Но эрзинцы не говорят на чисто монгольском языке, они используют тюрко-туинскую лексику и вкрапляют в монгольскую кайму, также делают с все нацмены России в бытовых условиях со своим нац.языком с русской лексикой, особенно буряты (Ши магазинцоо ябжааш). В освременное это искусственно навязанный Цинами тувино-монгольский билингвизм эрзинцев сходит на нет, под напором литературного тувинского языка.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В Эрзине все же говорят по-монгольски. Здороваются, называют детей, спрашивают имена. По-тувински многие не понимают.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти