Гость Rasul

Тувинцы

4 314 сообщений в этой теме

Ochen interesuyus istoriyey i segodnyashnimi realiyami tuvinskogo naroda. Kto je oni? Omongolivshyasya tyurki ili otyurechennye mongoly? Ili je eto bespoleznyi spor o tom kto byl pervym,yaytso ili kuritsa?

Vse o tyvalar:

Саяна Монгуш (http://tuva-on-line.tuva.ru/)

ТУВИНЦЫ, тыва (самоназвание), сойоты, сойоны, урянхайцы (устар. назв.); Танну-Т. (устар. назв. населявших Туву Т., в отличие от Т., живших за её пределами), народ в России, осн. население Тувы (198,4 тыс. чел.). Всего в Рос. Федерации 206,2 тыс. чел. Живут также в Монголии (40 тыс. чел.), Китае (3 тыс. чел., в Синьцзян-Уйгурском авт. р-не).

Т. делятся на западных и восточных, или Т.-тоджинцев, к-рые составляют ок. 5% всех Т. Говорят па тувинском яз. тюрк. группы алт. семьи. Диалекты: центр., зап., юго- вост., сев.-вост. (тоджинский). Распространены также рус., в юж. р-нах - монг. яз. Письменность на основе рус. графики. Верующие Т.- в основном буддисты-ламаисты, сохраняются также добуддийские культы, шаманизм.

Древнейшие предки Т.- тюркоязычные племена Центр. Азии, проникшие на терр. совр. Тувы не позднее сер. 1-го тыс. и смешавшиеся здесь с кетоязычными, самодийскоязычпыми и, возможно, индоевропейскими племенами. С 6 в. племена Тувы входили в Тюркский каганат. В сер. 8 в. тюркояз. уйгуры, создавшие в Центр. Азии мощный племенной союз - Уйгурский каганат, сокрушили Тюркский каганат, завоевав его территории, включая Туву. Часть уйгурских племен, постепенно смешавшись с местными племенами, оказала решающее влияние на формирование их языка. Потомки уйгуров-завоевателей живут в зап. Туве. Енисейские кыргызы, населявшие Минусинскую котловину, в 9 в. подчинили уйгуров. Позднее проникшие в Туву племена кыргызов полностью ассимилировались в среде местного населения. В 13-14 вв. в Туву переселились несколько монг. племён, постепенно ассимилированных местным населением.

В кон. 1-го тыс. н.э. в горно-таёжную вост. часть Тувы - в Саяны (нынешний Тоджинский р-н), заселённые ранее самодийскими, кетоязычными и, возможно, тунгусскими племенами, проникли тюркояз. племена туба (дубо в кит. источниках), родственные уйгурам. К 19 в. все нетюркские обитатели вост. Тувы были полностью тюркизированы, а этноним туба (тыва) стал общим самоназв. всех Т. В кон. 18 - нач. 19 вв., когда Тува находилась под властью маньчжурской династии Цин, завершилось сложение тувин. этноса.

В 1914 Тува (рус. назв.- Урянхайский край) была принята под протекторат России. В 1921 была провозглашена Нар. Респ. Танну-Тува, с 1926 она стала наз. Тувин. Нар. Респ. В 1944 респ. была включена в Рос. Федерацию как авт. обл., в 1961 преобразована в Тувин. АССР, с 1991 - Респ. Тува, с 1993 - Респ. Тыва. Традиц. занятия зап. и вост. Т. существенно различались. Основу х-ва зап. Т. вплоть до сер. 20 в. составляло кочевое скотоводство. Разводили мелкий и крупный рогатый скот, в т.ч. яков (в высокогорных р-нах на З.и Ю-В. респ.), а также лошадей и верблюдов. Подсобное значение имело пашенное земледелие (просо, ячмень). Оно было почти исключительно ирригационным с самотёчным способом орошения.

Часть муж. нас. занималась также охотничьим промыслом. Существенную роль играло собирательство луковиц и корней дикорастущих растений. Были развиты ремёсла (кузнечное, столярное, шорное и др.). К нач. 20 в. в Туве насчитывалось свыше 500 кузнецов-ювелиров, работавших гл. обр. на заказ. Почти в каждой семье изготовляли из войлока покрытие юрты, коврики и матрацы. Традиц. занятия вост. Т.-тоджинцев, кочевавших в горной тайге Вост. Саян: охота и оленеводство. Охота на диких копытных должна была обеспечить мясом и шкурами семью в течение всего года, а пушной промысел носил преим. товарный характер и вёлся поздней осенью и зимой (осн. объекты охоты: марал, косуля, лось, дикий олень, соболь, белка).Древнейшим и важным видом хоз. занятий охотников-оленеводов Тоджи было собирательство (луковиц сараны, запасы к-рой достигали в семье ста и более кг, кедровых орехов и др.). В домашнем производстве осн. были обработка шкур и выработка кож, выделка бересты. Было известно кузнечное дело, к-рое сочетали со столярным.

Осн. жилищем зап. Т. служила юрта: круглая в плане, имела разборный, легко складываемый решётчатый остов из деревянных планок, скрепляемых кожаными ремешками. В верх. части юрты укреплялся на палках деревянный обруч, над к-рым находилось дымовое отверстие, служившее одновременно и окном (свето-дымовое отверстие). Юрту покрывали войлочными полстями и также, как и остов, скрепляли шерстяными поясами. Дверь делали либо деревянной, либо ею служил кусок войлока, обычно декорированный стёжкой. В центре юрты помещался очаг. В юрте находились парные деревянные сундуки, передние стенки к-рых были обычно декорированы росписным орнаментом.Правая часть юрты (по отношению к входу) считалась жен., левая - муж. Пол покрывали узорные стёганые войлочные коврики. Помимо юрты зап. Т. использовали в качестве жилища также чум, который крыли войлочными полстями.

Традиц. жилищем вост. Т.-оленеводов (тоджинцев) служил чум, к-рый имел остов из наклонно поставленных шестов. Его крыли в летне-осеннее время берестяными полстями, а зимой - полстями, сшитыми из лосиных шкур. В период перехода к оседлости во вновь создаваемых колхозных посёлках многие тоджинцы сооружали постоянные чумы, которые крыли кусками лиственничной коры, а также большое распространение получbли до начала застройки типовыми домами лёгкие четырёх-, пяти- и шестиугольные каркасные постройки. Хоз. постройки зап. Т. были преим. в виде четырёхугольных загонов (из жердей) для скота.В нач. 20 в. под влиянием рус. крестьян-переселенцев в зап. и центр. Туве начали сооружать срубные амбары для хранения зерна вблизи зимников.

Традиц. одежду, включая обувь, изготовляли из шкур и кож преим. домашних, а также диких животных, из различных тканей и войлока. Наплечная одежда была туникообразной? распашной. Характер- ными чертами верхней одежды - халата - были ступенчатый вырез в верхней части левой полы и длинные рукава с обшлагами, опускавшимися ниже кистей рук. Излюбленные цвета ткани - фиолетовый, синий, жёлтый, красный, зелёный.Зимой носили длиннополые шубы с застёжкой на правом боку и стоячим во- ротником. Весной и осенью носили шубы из овчины с коротко подстриженной шерстью. Праздничной зимней одеждой была шуба из шкур подросших ягнят, покрытая цветной тканью, нередко шёлковой, летней - халат, сшитый из цветной ткани (чаще синей или вишнёвой). Полы, ворот, обшлага обшивали несколькими рядами полосок цветной ткани разл. цветов, а воротник прошивали, чтобы швы образовывали ромбич. клетки, меандр, зигзаг или волнистые линии. Один из наиб. распространённых головных уборов мужчин и женщин - овчинная шапка с широким куполообраpным верхом с наушниками, к-рые завязывались на затылке, и назатыльником, прикрывавшим шею. Носили просторные войлочные капюшоны с удлинённым выступом, опускавшимся на затылок, также шапки из овчины, шкуры рыси или ягнёнка, к-рые имели высокую тулыо, обшитую цветной тканью. К верхней части шапки пришивали шишечку в виде плетёного узла, от неё вниз опускалось несколько красных лент. Носили также меховые капоры.Обувь - в основном двух типов. Кожаные сапоги "кадыг идик" с характерным загнутым и заострённым мысом, много- слойной войлочно-кожаной подошвой. Голенища выкраивали из сыромятной кожи крупного рогатого скота. Праздничные сапоги декорировали цветными аппликациями. Мягкие сапоги "чымчак идик" имели мягкую подошву из кожи коровы без загиба мыса и голенища из обработанной кожи домашней козы. Зимой носили в сапогах войлочные чулки (ук) с вшитыми подошвами. Верхнюю часть чулок ук рашали орнаментальными вышивками.

Одежда вост. Т.-оленеводов имела ряд существенных особенностей. Летом излюбленной наплечной одеждой служил "хаш тон", который выкраивали из изношенных оленьих шкур или осенней косульей ровдуги. Он имел прямой покрой, расширявшийся в подоле, прямые рукава с глубокими прямоугольными проймами. Существовал и другой покрой - стан выкраивали из одной цельной шкуры, перекинутой через голову и как бы обёрнутой вокруг туловища. Головные уборы капорообразного покроя шили из шкур с голов диких животных. Иногда пользовались головными уборами, сшитыми из утиной кожи и перьев. Поздней осенью и зимой пользовались камусовыми унтами мехом наружу (бышкак идик).Оленеводы, находясь на промысле, опоясывали одежду узким ремнём из кожи косули с копытцами на его концах. Нижняя одежда как зап., так и вост. Т. состояла из рубашки и коротких штанов-патазников. Летние штаны шили из ткани или ровдуги, а зимние - из шкур домашних и диких животных, реже из ткани.

Женскими украшениями служили перстни, кольца, серьги, а также орнаментированные чеканкой серебряные браслеты. Очень ценились накосные серебряные украшения в виде пластинки, декорированной гравировкой, чеканкой, драгоценными камнями. К ним подвешивали 3-5 снизок бус и чёрные пучки нитей. Как женщины, так и мужчины носили косы. Мужчины переднюю часть головы брили, а оставшиеся волосы заплетали в одну косу.

В традиц. пище преобладали молочные продукты (особенно летом), в т.ч. кисломолочный напиток хойтпак и кумыс (у вост. Т. -оленье молоко), разл. типы сыра: кислый, копчёный (курут), пресный (пыштак); ели варёное мясо домашних и диких животных (особенно баранину и конину).В пищу шло не только мясо, но и субпродукты, а также кровь домашних животных. Употребляли растит, пищу: каши из круп, толокна, стебли и корни дикорастущих. Важную роль играл чай (подсоленный и с молоком).

Экзогамные роды (сёёк) сохранялись до нач. 20 в. только у вост. Т., хотя следы родо-плем. деления существовали и у зап. Т. В социальной жизни существенное значение имели т.н. аальные общины - семейно-родственные группы, включавшие обычно от трёх до пяти-шести семей (семья отца и семьи его выделившихся женатых сыновей с детьми), к-рые кочевали совместно, образуя устойчивые группы аалов, причём в летнее время они объединялись в более крупные соседские общины.Преобладала малая моногамная семья, хотя до 1920-х гг. среди богатых скотовладельцев встречались и случаи многоженства. Сохранялся институт калыма. Свадебный цикл состоял из нескольких этапов: сговор (обычно ещё в детском возрасте), сватание, особый об ряд закрепления сватовства, бракосочетание и свадебное пиршество. Существовали специальные свадебные накидки на голову невесты, ряд запретов, связанных с обычаями избегания. Т. имели богатые традиции - обычаи, обряды, нормы поведения, являющиеся составной частью ду- ховной культуры.

Традиц. праздники: Новый год - Шагаа, общинные праздники, связанные с годовым хоз. циклом, семейно-бытовые - свадебный цикл, рождение ребёнка, стрижка волос, религиозно-ламаистские и др.Ни одно значительное событие в жизни общины или крупной административной единицы не проходило без спортивных состязаний - нац. борьбы (хурсш), конских скачек, стрельбы из лука, разл. игр. Развито устное поэтическое творчество различных жанров: героический эпос, легенды, мифы, предания, песни, пословицы и поговорки. Поныне сохранились сказители, исполняющие в устной форме огромные по объёму произведения эпоса Т.Муз. нар. творчество представлено многочисл. песнями, частушками. Особое место в тувинской музыкальной культуре занимает т.н. горловое пение, в котором обычно выделяют четыре разновидности и соответствующие им четыре мелодических стиля. Из музыкальных инструментов наиболее распространёнными были губной варган (хомус) - железный и деревянный. Были распространены смычковые инструменты (древние прообразы скрипки) - игил и бызанчы.

В последние годы в Туве быстро возрождается буддизм в ламаистской форме, вновь создаются ламаистские монастыри с монахами, получающими образование в религиозных центрах буддизма. Сохранился и шаманизм, а также промысловый культ, в частности до недавнего времени у вост. Т. проводился т.н. медвежий праздник. Сохранили своё значение и культ гор, почитание домашнего очага.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Urainhaitsi delyatsya po yaziku na mongoloyazichnih i turkoyazichnih no polegende bituyushih u oboih grup nazvanie poluchili vpolne osoznano i poodnomu priznaku.

Nazvanie plemeni Urianhai – ot slova “uria” to esti' lyudi umeyushie otvodit chto libo s pomoshyu uria-zaklinaniyami. Nazvanie poluchili potomu chto v otlichie ot stepnih mongolov neboyalis’ groma i nebesnih molnii. Mongoli s drevnih vremen pochitali nebo i potomu grom i molniya schitalas nakazaniem posilaemoi ot neba, potomu i strashno boyalis’ groma, Vo vremya grozi , molnii v mongolii chasto porojali lyudei i skot, a v taige eto bila redkost’ potomu i jiteli taigi (oin irged) malo boyalis groma i molnii; a potomu smelo vihotili naruju vovremya grozi i krichali(uria-zaklinanie) v nebo prosbi o milosti; i podrevnemu poveriyu umeli prekrashat’ molnii. Oni schitali sebya nebesnimi lyudmi beloi kosti i poluchili nazvanie urianhai. Prichem iz isledovanii vidno chto esli v kakoi libo plemeni (Mongolii, Inner Mongolii) est’ rod urianhai to tolko predstaviteli etogo roda (v sluchae esli molniya ubivala kogo –libo) vihodili v beloi odejde i na belom kone prosit o milosti nebo i o prekrashenii molnii. Ya chital chto Tuvintsi (tagna-urianhai )tochno takje sebya schitayut i vihodyat vovremya grozi naruju i krichat uria. Dumayu chto i saha-urianhailar tochno takje neboyatsya molnii.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Polistal tut Bichurina(sobranie sveden. T.1) i nashel koechto

1.Gaogyuitsi (predki uigurov) pochitali gromovie udari. Duhu groma jertvovali barana zarivaya v zemlyu. Navernoe vse urianhaitsi vedut svoi korni ot gaogyui.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Iz starogo foruma :)

Тема: Privet ot Tuvintsa!

Zdravstuite,vse!

Mne etot site posovetoval drug-Kirgiz, bolshoi lubitel Turkskoi kultury.Eto interesno,nu a ia kak Tyvinets napishu parochku slov.

Otnositelno predydushih soobsheni:

Da, Tyvinsev v samoi Tyve okolo 210 tysiach,chto sosovliaet okolo 2/3 vsego naselenia.Nu i est Tyvinskie obshiny projivaiushie v Mongolii, v Kitaie.

A vsego, kak otmetili verno,poluchaetsa okolo 220 tysiach po-miru.

Da,i to verno ,chto Tyvinsam udalos sohranit svoiu kulturu luchshe ,chem v sosednih respublikah,da Tyvinski folklor dokazal svoie mesto v mirovoi kulture,naprimer gruppa Yat-Kha ( www.yat-kha.com ) stal obladatelem priza "BBC Radio 3" v kategorii mirovaia muzyka.Da, nash teatr, tvorcheski kollektiv toje odin iz luchshih v Rossii, i nash Tyvinski teatr tak je byl pobeditelem v odnom iz predydyshih Kurultaiah, s istoricheskim spektaklem "Kym sen Subudai Maadyr?"

Dumaiy perevodit ne nado...

No prav i Bair, k sojaleniu, osobenno za poslednie neskolko let, nesmotria na dostijenia v nasinoalnom folklore,iz-za ekonomicheskih trudnostei narod Tyvy teriaet mnogoe v obshechelovecheskih tsennostiah.

Tak chto byt ekonomicheski dostatochnym ,ne menee vajno kulturnogo nasledia, i nam Tyvinsam predstoit esho sdelat mnogoe, chtob nazyvatsa nastoiashimi Tyvinsami.

Nu i naposledok, priglashaiu vseh zainteresovannyh posetit moi liubitelskiy site posviashennyi moei rodine.

www.tuva.biz

Jelaiu vsem dobrym liudiam vsego horoshego!AMYR!

tuvatrio1_250.jpg

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

МОНГОЛЬСКИЙ ДНЕВНИК

Осенью этого года, в период отпуска, мне посчастливилось в составе пятой Саяно-Алтайской этнокультурной экспедиции побывать в Монголии. Учёные, писатели, журналисты, артисты из Хакасии и Тувы путешествовали по маршруту Абакан – Абаза – Ак-Довурак – Чадан – Хандагайты – государственная граница – соседние с Тувой аймаки Монголии.

Главная цель экспедиции – глубокое изучение культуры, быта, языка, межэтнических отношений и особенностей прошлого и современного образа жизни коренных жителей Саяно-Алтайского горного ареала, сохранение и передача этих знаний молодому поколению. Четвёртая экспедиция (Абакан – Абаза – Западная Тува – Горный Алтай) состоялась в 2001 году благодаря фонду Сороса, выделившему для этого мероприятия целевой грант. Пятая, нынешняя, стала возможна, благодаря заботам правительства Хакасии и спонсорской помощи Саяногорского алюминиевого завода, а также министерства культуры Тувы.

В составе экспедиции из Тувы были молодые учёные ТИГИ – Урана Донгак (руководитель тувинской делегации) и Василий Салчак; оператор телевидения Татьяна Ооржак; члены Союза художников России, камнерезы-ювелиры – Владимир Салчак (он же музыкант), Сергей Кочаа; писатель Чульдум Кан-оол; творец, бизнесмен Михаил Монгуш из Бай-Тайгинского района РТ и автор этих строк.

ДРУЖЕСКИЕ ОБЪЯТИЯ В АК-ДОВУРАКЕ

12 сентября. Ак-Довурак. Тёплая встреча с хакасскими участниками экспедиции – с её неутомимым руководителем, директором бюро пропаганды литературы Союза писателей Хакасии Юрием Забелиным, директором Хакасского НИИ языка, литературы и истории, доктором исторических наук Валентиной Тугужековой, врачом Матрёной Мамышевой, хозяйственницей Татьяной Черпаковой, абаканской тележурналисткой Людмилой Растащёновой, с хакасскими артистами – Зинаидой Аршановой, Владимиром Графом, Мариной и Игорем Коковыми. Слезы радости, душевные разговоры о прошлом, о творчестве, о детях...Горит и будет вечно гореть наш костёр в Саянах, зажженный ради просвещения и мира между народами... Знакомимся с новичками – редактором отдела социальных и нравственных проблем газеты «Хакасия» Верой Самриной, фотожурналистом, пресс-секретарём Министерства транспортного и дорожного хозяйства Хакасии Александром Колбасовым, заведующими Минусинским и Хакасским краеведческими музеями Людмилой Ермолаевой и Татьяной Феоктистовой, хакасской шаманкой Татьяной Кобежиковой, с участниками фольклорного ансамбля «Айланыс».

Затем – тёплая встреча с мэром г. Ак-Довурака Владимиром Кууларом и его помощниками, с самодеятельными артистами из г. Ак-Довурака во дворце культуры им. К. Сагды. Концерт. Ак-Довуракцы высоко оценили профессиональное выступление хакасского ансамбля «Айланыс».

«Айланыс» – очень популярный и любимый всеми в Хакасии ансамбль (руководитель – Александр Саможиков), лауреат и участник одиннадцати международных конкурсов и фестивалей, проходивших в Германии, Бельгии, Голландии, Польше, Узбекистане, Башкортостане, во многих регионах России. В репертуаре – хакасские народные песни, танцы, горловое пение, игра на хакасских народных инструментах. Образован ансамбль в сентябре 1995 года при хакасском театре «Читиген».

Под аккомпанемент Владимира Графа Заслуженная артистка Хакасии Зинаида Аршанова запела на родном хакасском, а потом вдруг, на удивление всем, начала петь знакомую тувинскую популярную песню «В осеннем саду» (слова Сергея Пюрбю, музыка Алексея Чыргал-оола): «Сенээ ынчан чечек тудусканым...» Зал замер, а потом разразился аплодисментами и возгласами.

Публика с большим интересом воспринимала танцы народов Саяно-Алтая в исполнении супругов Коковых – алтайки Марины и хакаса Игоря.

Чувствовалось на этих встречах сердечное волнение, дружеское отношение не только экспедиционников, но и всех, кто нас окружал.

ЧАДАН – ХАНДАГАЙТЫ

14 сентября. В Чадане первым нас встретил очень приветливый, совсем молодой (ему 23 года) лама Тензин Лосса (Аяс). После беседы – снова в дорогу. Едем по долине реки Хондергей – малой родине народного писателя Республики Тыва, живого сокровища мира Монгуша Кенин-Лопсана.

Подъехали к Овюрскому кожууну, родине сказителей и хранителей народных легенд и преданий, многих выдающихся тувинских писателей. Отсюда родом любимец народа Виктор Кок-оол – драматург, автор популярной в Туве пьесы «Хайыраан бот», поэт, композитор, артист, знаток тувинского фольклора, человек неистощимого юмора и оптимизма; здесь родился и Степан Сарыг-оол, народный писатель Тувы.

Хандагайты. После ужина все остались на ночлег в интернате, а я пошла в гости к родному младшему брату мамы – в семью Бызай-оола Бурушкаковича и Серенмы Дамдыновны Салчак. Они очень обрадовались моему приезду, зарезали козу, угостили изиг-ханом. Я потом угостила экспедиционников ханом, хойтпаком (простоквашей), курутом и ааржи (сушёным творогом твёрдой и рассыпчатой консистенции). Моим друзьям очень понравились угощения, хотя многие попробовали их впервые в жизни.

15 сентября. Утром весь посёлок оживился: открылись все частные магазинчики, лавочки, торговый центр, где монгольские коммерсанты по сходной цене продают монгольские и китайские товары. Нам рассказали, что они утром с товарами приезжают в Хандагайты, а вечером с деньгами возвращаются в Улангом. Почти весь день ждали Василия Салчака, который поехал в Кызыл из Ак-Довурака за визами и загранпаспортами. От нечего делать мы начали играть в шахматы с Олегом Чебодаевым, с Александром Саможиковым – артистами ансамбля «Айланыс», Валентиной Тугужековой, у которой, как потом выяснилось, первый разряд по шахматам. От шахмат нас оторвал чей-то радостный крик: «Загранпаспорта с визами Василий привёз!».

ЗДРАВСТВУЙ, МОНГОЛИЯ!

15 сентября. Без препятствий прошли таможенный контроль на российском КПП, а на монгольской стороне застряли до вечера. Мы с Валентиной Тугужековой и шаманкой Татьяной Кобежиковой пошли просить монгольских таможенников пропустить нашего переводчика, присоединившегося к нам в селе Хандагайты, у него с документами было не всё в порядке. После долгих уговоров и уплаты энной суммы переводчика пропустили. В Улангом прибыли в кромешной тьме...

16 сентября. На центральной площади Улангома – монументальный Цеденбал, очень много людей, проезжающих верхом или с гужевыми повозками. Около здания администрации к нам подходили люди: мальчишки с интересом смотрели на автобус-«японец», взрослые интересовались, откуда и куда едем. Среди встречающих были наши земляки: старший научный сотрудник Сибирской академии наук Владимир Забелин (однофамилец нашего «дарга»), начальник отдела охраны Убсунурского заповедника Сергей Кыныраа, вместе с ними – Зодовын Ганболд из службы охраны природы Монголии, представитель радио из Улан-Батора – Шагдырсурэн, приехавшие на церемонию вручения сертификата ЮНЕСКО заповеднику Монголии Увс-Нуур (так же, как заповеднику «Убсунурская котловина» в Республике Тыва). Зинаида Аршанова, всю дорогу учившая монгольскую песню, попросила их спеть вместе с ней. Согласился Шагдырсурэн – и прекрасный дуэт получился.

Улангом – центр Убсунурского аймака. Аймак имеет экономические связи с Хакасией, Овюрским районом Тувы. В Улангоме наряду с постройками на советский лад много юрт. Многие здесь понимают русский язык. В продовольственных магазинах, на рынке полно российской продукции. Бензин, автотранспорт, лес, кирпич – от нас...

Музей осматривали со свечами – ради экономии электроэнергии в городе днём её на два часа отключают – совсем как в моей родной Монгун-Тайге.

В администрации аймака Валентина Тугужекова за «круглым столом» рассказала о культуре гуннов, о времени тюрских каганатов и о многом другом, подтверждающем общность исторических и культурных корней народов Хакасии, Тувы и Монголии... Людмила Ермолаева и Татьяна Феоктистова, представляя Минусинский и Хакасский краеведческий музеи, заинтересовали слушателей рассказом о находках, доказывающих историческую давность хакасско-монголо тувинских связей.

Дали концерт в небольшом драмтеатре. Перед выходом на сцену Заслуженная артистка Хакасии Зинаида Аршанова спросила у меня: «С какой песни начать?». Я уверенно посоветовала: «С «Катюши», они очень любят её». И, действительно, «Катюшу» приняли с большим восторгом.

Ещё горячее принимали протяжную монгольскую песню под аккомпанемент Владимира Графа.

Неописуемый восторг вызвал танец алтайки Марины и хакаса Игоря Коковых «На аркане». Что может быть роднее монголу, с конём неразлучному с рождения? Представляя тувинскую делегацию, я читала свои стихи «Я – тувинка», «Мы вечны» сначала на тувинском, потом на русском языках.

С неподдельным интересом принимали и фольклорный ансамбль «Айланыс», каждый его номер сопровождался шквалом аплодисментов. Игра на хакасских народных инструментах, особенно на чатхане и на ыыхе очаровала зрителей. После концерта к нам подошла выпускница Улан-Баторского музучилища, симпатичная монголка Ондурмаа, и заиграла на чатхане (двадцатиоднострунной ятхе). Потом нам показали монгольский ыыха (это «родственник» хакасского моринхура – струнный музыкальный инструмент с головой коня на грифе). Мы с большим удовольствием слушали хакасско-монгольское трио: Александр Саможиков играл на ятхе, Ондурмаа – на чатхане, Олег Чебодаев – на ыыхе. Хакасские артисты предложили монголке Ондурме продолжить учёбу в Хакасии.

17 сентября. Из Улангома до Ульгия – центра Баян-Ульгийского аймака – национального казахского аймака Монголии – нас сопровождала обаятельная Санж Сержим (по-нашему Сержинмаа) – уполномоченный представитель Монгун-Тайгинского района Республики Тыва в городе Улангоме Убса-Нурского аймака Монголии, свободно владеющая русским языком. Комфортно ехать в автобусе-«японце» с холодильником, кондиционером, не пропускающим пыль в салон. Но из-за ремонта «японца» ему противопоказана перегрузка, в связи с чем мне и Олегу Чебодаеву пришлось пересесть в «УАЗ-452», нагруженный спальными мешками, сумками, рюкзаками, ящиками с продуктами. Едем, усевшись по­удобней на спальные мешки. Пытаемся играть в шахматы. В «УАЗике», конечно, очень неудобно не то чтоб играть, даже просто сидеть: то на нас наваливается весь наш груз, особенно при спуске, то прыгают шахматные фигуры. Кое-как доиграв одну партию, начинаем петь хакасские, тувинские песни... А Олег оказался не только хорошим собеседником, артистом, шахматистом, но и умелым шофёром, сменил за рулём Михаила Монгуша, который очень устал в дальней дороге.

Наконец-то два «УАЗа» и автобус -«японец» взобрались на перевал Улан-Даваа, («Кызыл-Арт» – Красный перевал), расположенный на высоте более 2000 метров над уровнем моря. С виду Улан-Даваа, как моя Монгун-Тайга, суровый, гордый, действительно красный, а на вершине ослепительно сверкал под азиатским солнцем белый снег. Казалось, до облаков можно дотянуться руками. На Улан-Даваа мы остановились. Дул холодный ветер. Хакасская шаманка Татьяна Кобежикова провела обряд поклонения духам: грохочет бубен, полузакрыты её глаза, сжаты зубы, жесты сильные и отточенные, боролась она, наверное, с чёртом – азой. После обряда снова двинулись в путь. Горы, степи, древние курганы, молчаливые каменные изваяния, напоминающие то верблюда, то орла, белые юрты, похожие на тюбетейки...

Остановка. Вот скачут к нам монгольские мальчики верхом. Наш мужественный Олег Чебодаев не вытерпел – сев на коня, поскакал вдаль. Узнав, что кони смирные, я тоже немного покаталась верхом, мы даже сфотографировались.

О ТУВИНЦАХ МОНГОЛИИ

18 сентября. Городок Ульгий (население – 100 тысяч человек) встретил нас гостеприимно. Мечта увидеть тувинцев в Монголии своими глазами зародилась у меня давно. Сегодня ей суждено сбыться. Руководитель тувинской группы Урана Донгак предложила нам в сопровождении научного сотрудника Научно-исследовательского центра Баян-Ульгийского аймака Гаагийн Золбаяра, уроженца Ценгэла, с утра пораньше на «Уазиках» поехать в Ценгэл для знакомства с местными тувинцами. А хакасская группа осталась в Ульгие выполнять традиционную миссию – проводить «круглый стол» в администрации аймака и давать концерт в национальном театре.

Я давно слышала о тувинцах, проживающих в Баян-Ульгийском, Кобдоском, Хубсугульском аймаках Монголии и Алтайском аймаке Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. В сумоне Ценгэл Баян-Ульгийского аймака Монголии, по рассказам Гаагийн Золбаяра, тувинцы живут с давних времён, численность их в этом аймаке составляет около четырёх тысяч человек, а всего в Монголии проживает около двадцати тысяч тувинцев. Почти половина из них сохранили свой родной язык.

Наконец, подъехали к аалу – кочевым стойбищам. Войлочная решётчатая разборная юрта – основное жилище ценгельских тувинцев. По приглашению Золбаяра мы зашли в юрту его родителей. Сидевшая в правой – женской – части пожилая женщина приветливо по-тувински поздоровалась с нами, а когда очередь дошла до Ураны Донгак, Василия Салчака (они здесь раньше бывали) дружески, радостно обняла их. То же самое сделал хозяин юрты – учитель русского языка Гаага-башкы, отец Золбаяра. Меня очень удивило, что они чисто говорят по-тувински. Эта юрта напомнила мне моё детство и юрту дедушки и бабушки, которых уже, к сожалению, нет. Как в юртах Монгун-Тайги здесь в центре – железная печь. Напротив входа – почётное место. Здесь стоят лёгкие деревянные сундуки, передние стенки которых покрыты расписным орнаментом. На правой – женской – половине – низкая кровать. В углу у двери – посудный разборный шкафчик. Слева вдоль внутренней стенки юрты – кровать, сумы, принадлежности культа. Пол покрыт войлочным ковриком с шитым узором. Как только вскипел чай с молоком яка, накрыли стол, нас всех пригласили на почётное место. Угостили в первую очередь зелёным солёным чаем с молоком, затем боорзаками – кусочками теста, зажаренными в кипящем масле, лепёшками, толчёным ячменем, сыром, сушёным творогом, сливками и мясом. Совсем как дома, в родной Монгун-Тайге.

Мы поблагодарили хозяев юрты за гостеприимство и угощение, хотели встать (сидели на корточках, без стульев и ноги очень устали без привычки), но Золбаяр объяснил, что во время совместных трапез молодые люди не имеют права садиться и подниматься из-за стола раньше старших, момент начала и завершения трапезы диктуется исключительно старшими. Действительно, как начали нашу трапезу, так и закончили её первыми родители Золбаяра.

ТУВИНСКАЯ СВАДЬБА В МОНГОЛИИ

Нас пригласили на свадьбу в соседнюю юрту. Хотя мы попали к концу свадьбы, ни одного пьяного человека мы не увидели (у тувинцев Монголии строго соблюдаются народные традиции – разрешается употребление алкоголя после 40 лет и то в умеренном количестве). К великому сожалению, это очень хорошая традиция в Туве утрачена.

И гости, и хозяева – застенчивые, с загорелыми обветренными лицами, с добродушными улыбками, с белыми крепкими зубами. Здесь же дети: забавные, маленькие, с красными щёчками. Все присутствующие – в тувинской национальной одежде – традиционных халатах до щиколотки, подпоясанных мягкими матерчатыми поясами. У мужчин на головах – кепка или шляпа, а у женщин – платок.

Мы от всего сердца поздравили молодожёнов – Март-оола и Сенгелму, пожелали долгих лет жизни, счастья... К «чаламе» – к матерчатым белым полоскам, спущенных с края деревянного обруча юрты, где были привязаны монгольские деньги, прикрепили в подарок и наши российские рубли. Нас усадили на почётное место, предложили, по обычаю, понюхать табака, угостили очень вкусными национальными блюдами и напитками.

Самое неизгладимое впечатление на меня произвели благопожелания, произносимые в адрес молодожёнов. Особенно понравились благопожелания в стихотворной форме от пожилого ценгельца с белой бородой, загорелого мужчины атлетического телосложения. Баарыыла (имя его в переводе «Прихватка») употреблял мудрые поговорки, пословицы, в которых отражены быт, окружающий мир, хозяйственная деятельность...

Мы вместе со всеми пели знакомые всем нам песни, особенно полюбившуюся и в Туве, и в Монголии песню «Мен – Тыва мен».

После свадьбы я успела побеседовать с молодой девушкой-ценгелкой. По её рассказам, традиционная свадьба у тувинцев Монголии представляет собой исторически сложившийся комплекс обрядов и обычаев, состоящий из нескольких этапов: сватовство, определение дня свадьбы, совместное чаепитие, устраиваемое родственниками жениха и невесты, переезд невесты в аал жениха и, наконец, свадьба.

ВЕЛИКАЯ ПЕРЕКОЧЁВКА

Известно, что в 1963 году был ликвидирован самостоятельный тувинский сумон Ценгел в Баян-Ульгийском аймаке Монголии. Он был объединён с сумоном Ак-Хем, где в основном жило казахское население. Тувинцы лишились не только рабочих мест, но и плодородных пастбищ, в связи с чем более тысячи ста человек покинули Ценгел и перебрались в другие аймаки Монголии, прежде всего Селенгинский и Центральный. Многократные попытки ценгельских тувинцев обратить внимание правительства Монголии на своё бедственное положение в течение длительного времени не приносили желаемых результатов. Тогда в 1995 году известный писатель и журналист Чинагийн Галсан, тувинец, уроженец Ценгела, купив на свои гонорары 140 верблюдов, организовал великую перекочёвку: 39 семей тувинцев из сумонов Заамар и Алтанбулаг Монголии он перевёз на исконную родину – в Ценгел-сумон, чтобы родные племена не утеряли этническую культуру и язык. Немецкие кинематографисты сняли фильм «Великое кочевьё», где показан этот переезд тувинцев, преодолевших за 40 дней две тысячи километров. У одного пастуха посох укоротился на 20 сантиметров. Ступив на родную землю, люди плакали от счастья. Этот фильм, выйдя на экраны в Монголии, вызвал большой резонанс у монгольской общественности. Благодаря этому прецеденту отток тувинского населения из Баян-Ульгийского аймака прекратился. Теперь в Ценгельском сумоне живут более двух тысяч тувинцев, они имеют свою национальную школу, изучают родной язык, чего не было во времена социалистической Монголии. Галсана земляки чтут как национального героя.

После свадьбы мы побывали в некоторых семьях в сумоне Ценгел. Нам рассказали, что до недавнего времени там была одна школа с монгольскими и казахскими классами. В ней обучалось около 1400 учащихся. Преподавание велось на двух языках – монгольском и казахском. В качестве иностранного языка преподавали русский. Тувинские дети обычно учились в монгольских классах.

В 1991 году местные власти, учитывая интересы тувинского населения, из одной школы образовали две – монгольскую с казахскими классами и тувинскую. Такая мера была предпринята с целью дальнейшего сохранения тувинского языка. Сначала все предметы в школе предполагалось преподавать на тувинском языке. Однако родители учащихся выразили опасение, что дети будут крайне слабо владеть монгольским, в результате чего их шансы получить образование в престижных учебных заведениях страны резко снизятся. Поэтому было решено ввести в школьную программу тувинский язык и литературу, а все остальные предметы преподавать на монгольском. Учебники по тувинскому языку и литературе специально были закуплены в Туве. В качестве второго иностранного языка ввели английский.

Ценгельские тувинцы обычно имеют два имени – монгольское и тувинское. В официальных документах у них фигурирует монгольское имя, а в повседневной жизни принято называть друг друга тувинским, причём тувинское имя для человека более значимо, чем монгольское. В последнее время наметилась тенденция – в свидетельство о рождении записывать тувинское имя. Побывав в сумоне Ценгел, я ещё сильнее полюбила Туву, свой родной язык. В каждой юрте, в каждом доме Ценгела нам говорили примерно так: «Очень хотим посмотреть благословенную «большую» Туву, хотим общаться с тувинцами «большой» Танну-Тувы. Насколько велик у них интерес к родному языку, знаниям показывает то, с каким благоговением они принимали от нас книги на тувинском языке.

Тувинцы в Ценгеле, в основном – кочевые животноводы. Богатыми считают тех, у кого около 1000 голов скота, если 200-300 голов – то середняки, около сорока и меньше – бедняки. Развито пастбищное скотоводство с четырьмя перекочёвками за год. Имеют, в основном, пять видов скота: овцы, козы, яки, кони и верблюды. Бросается в глаза пестрота скота. Не зря Баян-Ульгий называют «Богатой Колыбелью», по фольклорным источникам пестрота скота – это тоже признак богатства.

Нас приятно поразило, что люди там не знают, что такое воровство. Они, не получая ни зарплаты, ни пенсий, ни пособий, живут только за счёт скота. Несмотря на суровые условия жизни, в Ценгеле никто не сказал, что жить трудно.

В тех местах, где позволяют климатические условия, тувинцы занимаются земледелием. Основными видами промыслов у них является охота, рыболовство, собирательство ягод, дикого лука, кедровых орехов и т. д. Часть населения по-характеру своей работы «привязана» к аймачному или сумонному центру, в основном это учителя, врачи, ветеринары, инженеры, рабочие, строители, служащие... Молодые тувинцы активно стали выезжать на учёбу за рубеж: в Германию, Венгрию, Турцию, Россию, Вьетнам, где приобретают современные специальности, которые также предполагают оседлый образ жизни.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПРИВЫЧНЫЙ МИР

19 сентября. Я сижу в «УАЗике» рядом с деревянным ящиком, в котором бережно упакованы великолепно вырезанные из агальматолита сувениры, модель тувинской национальной юрты. Они особенно понравились ценгельцам. В каждом доме, в каждой юрте один из известных мастеров-камнерезов Тувы Владимир Салчак демонстрировал сувениры, объясняя значение каждого штриха своей работы, а другой мастер – кызыл-дагский Сергей Кочаа – показывал изделия из кожи. В этих уникальных работах заслуженных мастеров, членов Союза художников России заложены очень глубокие смысловые значения, философские корни...

Мы отправились в Улангом через Ачыты-Холь прямой, более короткой дорогой. Мне почему-то всю дорогу снилась свадьба в Ценгеле. Сквозь сон чётко слышу благословения того пожилого ценгельца:

«За передний подол пусть

скотина цепляется,

За задний подол пусть дети

держатся.

Да будет крепок

треножник-очаг,

Да будет много пепла в нём.

Когда по щеке бьют, пусть

будет мальчик.

Когда хлопают, пусть будет

масло.

Многочисленные дети

Пусть, радуя родителей,

веселятся...»

Затем он одаривает молодоженов, вытаскивая из запаха национального халата, точно как моя бабушка в детстве, огромное количество самых разнообразных вещей, среди них почему-то много пиал...

В конце сна мудрец объяснял мне удобство загнутого носка своей обуви: удобен такой носок при вставлении на ходу ноги в стремена и при ходьбе – меньше повреждает растения, не позволяет пинать священную землю...

И снова Улангом. Встреча с хакасскими экспедиционниками. Они сразу начали спрашивать о тувинцах в Монголии. Жаль, совсем не хватило времени для разговора по душам. И все бегом, бегом...

20 сентября. Госграница. Хандагайты. Смена «УАЗика» районной больницы на «Тойоту-Кастер». Я поздравила известную тележурналистку Хакасии Людмилу Растащёнову – день нашего расставания совпал с её именинами. Я конечно с огромным удовольствием и радостью рассказала о тувинцах сумона Ценгел. Журналисты Александр Колбасов и Вера Самрина пожалели, что не поехали с нами в Ценгел. Но дорога открыта. Прежние добрые отношения между Монголией и Россией восстанавливаются. Именно ради дружеских, добрых взаимоотношений людей, несмотря на различие нации, языка, обычаев, традиций, была задумана эта экспедиция. По моему мнению, эта задача успешно выполнена.

Поздним вечером прибыли в Чадан. Тепло распрощались. Наши хакасские друзья поехали по маршруту Чадан – Ак-Довурак – Абаза – Абакан, бай-тайгинцы – в Тээли, а мы – в Кызыл. Всем доброго пути!

Зоя ДОНГАК

http://www.centerasia.dem.ru

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мин саха ураанхай киhiбин! Оччого туох буоларый! :D

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Приветствую!

Недавно читал, что когда проводили границу между Россией и Китаем, то случился интересный казус: никто из совместной комиссии понятия не имел о географии Ураанхая, в связи с чем маньчжуры провели границу по Танну-Ола, а русские по Саянам, думая, что проводят границу по двум сторонам одного хребта. Между Танну-Ола и Саянами же распологалась добрая часть современной Тывы. Благодаря данному казусу на мой взгляд тувинцы получили в дальнейшем возможности к сохранению самобытности и не подвергнуться давлению окружающих империй.

Однако граница была проведена по территории, на которую было распространено джунгарское влияние. Может быть отсюда незнание географии?

Кто-нибудь имеет информацию о том, откуда есть этноним "тыва"?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Один мой знакомый из Кызыла расказал, что среди современных старообрядцев в республике большинство по происхождению тувинцы. Однако сами себя считают русскими. Было бы интересно узнать насколько это соответствует действительности, и каково сейчас положение старообрядцев. Тот же человек рассказал, что русские поселенцы нередко занимали "руководящие" посты у тувинцев (речь идет о 18 - 19 веках) и организовывали старообрядческо-тувинские походы в Тибет

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

тыва - ураанхай это исконно тюркские роды и племена. Сохранились они благодаря удаленности территории Тыва от центиров китайскйо и русской колонизации. Поэтому все тюрки могут изучать свою исконную культуру в Тыва. Хотя, надо признать, что монголы сумели несколько повлиять в период своего господства на исконную культуру Тыва. Но в начале 20 в. нароод Тыва сумел изгнать монгольских и китаский оккупантов и отстоять свою великую родину от русских империалистов. Благодаря несгибаемой стойкости тувинского народа сохранилась древняя культура тюрков Саяно-Алтая. За это наше большое огромное СПАСИБА.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тувинцы уранхаи и якуты уранхаи, не один ли в древности народ были? Как так они живут так далеко друг от друга, дай те ответ на мой вопрос! плиз!

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Центр Азии

ВСТРЕЧА БЕЗ ГАЛСТУКОВ

Конкурс, объявленный «Центром Азии», заставил по-новому взглянуть на фотографии, хранящиеся у нас в альбомах. Как много, оказывается, можно узнать и рассказать про один снимок, если внимательно отследить историю людей, запечатленных на нём. Снимок, который я отправляю на конкурс «Семейный альбом», очень редкий. Мало кто знает, что уже тогда проходили «встречи без галстуков».

Отец мой очень рано начал работать, не имея ни одного класса образования, сам научился писать и считать. С 14 лет работал продавцом в магазине, затемработал в Пий-Хемском кожууне экономистом, после – переехал в Кызыл, где работал фотографом в парке имени Гастелло. Много ездил по командировкам, фотографировал, собирал истории. Как раз в 1967 году его отправили поднимать фотодело в Эрзинский кожуун. С Салчаком Тока они были знакомы, поэтому Тока и взял его на встречу с партийным секретарем Баян-Ульгийского аймака Монгольской народной республики. На снимке запечатлен момент, когда Салчак Тока режет мясо. На этой «встрече без галстуков» обсуждался вопрос о совместном использовании спорной территории Хаан-Когей – хребта, протянувшегося за Эрзином с запада на восток, сейчас эта территория отошла к Монголии. Разговаривали и о проблеме снабжения Баян-Ульгийских тувинских школ учебной литературой. Территория Хаан-Когей с богатыми травой и водой пастбищами для скота, обширными охотничьими угодьями издавна была предметом спора между Тувой и Монголией.

По рассказам отца в Хаан-Когей были родовые кочевья рода Соян. Еще в дореволюционные времена на общем сходе монгольских и тувинских нойонов было решено выставлять с каждой стороны по борцу и в честном поединке определять, кому пользоваться благами этой местности в течение четырех-пяти лет. Таким мирным путем решался вопрос, и все стороны строго придерживались правил игры.

По преданиям жил в Туве тогда моге (борец) Калгыырак, который обладал огромной физической силой. У него даже лошади не было, поэтому и называли его Калгыырак – ходящий пешком. Однажды он украл быка. Надел на его копыта обувь и увел, в одном месте бык не мог подняться в гору, поэтому Калгыырак взвалил его к себе на плечи и затащил быка на вершину горы, где жил в чуме. Несмотря на хитрость, кайгала нашли, связали и повезли на суд в Монголию.

Когда проезжали местечко Хаан-Когей, где как раз должен был проходить очередной поединок, увидели, что с монгольской стороны борец есть, а с тувинской почему-то нет. Салчаковский нойон, который вез на суд Калгыырака, спрашивает его: «Что, примешь участие? Нам нужна победа». Борцы схватились, Калгыырак монголу говорит: «Лучше сдайся». Монгол не сдается. Тогда Калгыырак одним броском уложил монгола на землю, сломав при этом ему бедренную кость. Спор решился в пользу тувинских скотоводов. Надо награждать борца. А тогда борца как награждали: ставили на колени и начинали его вокруг обкладывать товарами так, чтобы они выше плеч борца лежали. Наградили, дали коня и отпустили со словами: «Твое счастье, езжай домой».

С этим борцом много историй связано. Однажды, когда его в очередной раз поймали за кайгальство и повезли на суд, на одной из стоянок привязали к караганнику, чтобы не сбежал. Утром, когда сопровождавший его нойон сел на коня, конь вдруг встал на дыбы, нога нойона запуталась в стремени, конь его поволок. Все стояли в оцепенении, не зная, что делать, а Калгыырак вырвал караганник с корнем, разорвал связывающий его аркан, догнал коня и спас нойона. В благодарность за свое спасение нойон его отпустил.

В следующий раз за очередные чудачества, а Калгыырак не мог жить без приключений, опять его поймали. Теперь ему грозила уже смертная казнь, ждали только указ из Пекина, из ставки Богдо-хана. Но случилась радостное событие: в Пекинском зоопарке слониха родила слонёнка, и в честь такого редкого явления всем преступникам объявили амнистию. Калгыырака вновь отпустили.

Скорее всего, Калгыырак – собирательный образ. Каждый кожуун сейчас может сказать, что борец жил именно у них. Таких историй много, но, к сожалению, мало кто ими занимается, и те дореволюционные отношения – это белое пятно в нашей истории.

Рассказ Владимира Тамба

записала Инна Черкасова-Тонгак

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тува в эпоху Чингисхана и его преемников (XIII-ХVI вв.)

В 1207 г. на территорию Тувы вошли монгольские войска под предводительством Джучи - старшего сына Чингисхана. Местное население было обложено данью. Военные набеги, уничтожение больших масс людей, частые переселения "бунтовщиков" - все это гибельно отразилось на населении. Была разрушена созданная многовековым трудом система оросительных каналов, что значительно сократило объем земледелия. Пришли в упадок ремесла и производство металлических изделий. Была утеряна енисейская письменность.

Для того чтобы закрепиться в неспокойных северных тылах возникшей Монгольской империи, завоеватели уже в начале XIII в. стали проводить политику колонизации этих территорий. С этой целью создавались военно-пахотные поселения, где селили захваченных в плен и угнанных на север китайцев, особенно ремесленников. Так в Туве в начале XIII в. появились небольшие города, поселки и хутора переселенцев. К этому же времени относится высеченная в скале близ устья реки Чаа-Холь буддийская часовня в виде ниши.

Зависимое положение сохранялось до конца XIV в., пока Монгольская империя не распалась. Смешение местных племен с монголами способствовало сложению центральноазиатского физического типа, характерного для современных тувинцев.

В течение двух веков Тува была независима, а затем, с конца XVI в., подпала под власть двух северомонгольских государств.

Тува в составе государств Алтын-ханов и джунгарии (XVII - первая половина XVIII в.)

Небольшое государство Алтын-ханов возникло в результате междоусобных войн и феодальной раздробленности в Монголии. В конце XVII - начале XVIII в. тувинские племена оказались под властью Алтын-ханского княжества, а затем Джунгарского (Ойратского) ханства (образовалось в 30-х гг. XVII в. и просуществовало до 1757 г.). В 1755-1756 гг., после военного разгрома Джунгарии маньчжурскими захватчиками, Тува оказалась в составе Маньчжурской империи.

Жизнь тувинских племен в составе государства Алтын-ханов и Джунгарии была тяжелой. Они находились в полной политической зависимости от монгольских феодалов, платили им дань скотом, пушниной, несли различные повинности. Вместе с тем шел процесс сложения различных групп населения в единую народность Тувы. Чиновники и высшие ламы пользовались монгольской письменностью.

В XVII в. в Сибирь и на Дальний Восток проникли русские землепроходцы, они установили обширные торговые связи с местным населением. В 1615 г. через Туву проходили в ставку Алтын-хана первые русские люди - российские послы В. Тюменец и И. Петров, которых тепло встретило местное население. Государство Алтын-ханов ставило вопрос о вхождении в состав России. Однако спустя сто с лишним лет монголы и тувинцы оказались под властью Цинской династии Китая.

Тува в период правление маньчжурской династии (1757-1911 гг.)

В 1755 г. маньчжурская армия вторглась в Джунгарию, в сфере влияния которой находились тувинские племена. Тувинцы приняли активное участие в сопротивлении, организованном ойратским князем Амурсаной (1722-1757). Русский историк С.С. Шашков писал: "Джунгария была буквально усеяна трупами, ее воды покраснели от пролитой человеческой крови, а воздух был полон дыма от горевших улусов, лесов и трав". В 1758 г. тувинцы были завоеваны маньчжурской династией Китая. С этого времени начался самый тяжелый колониальный период в истории тувинского народа, длившийся до 1911 г. Маньчжурский богдыхан (император) являлся верховным правителем Тувы, управление которой осуществлял через наместника - цзянь-цзюня - с постоянным местом пребывания в городе Улясутае.

Колонизаторы разделили Туву на 9 феодальных уделов - хошунов, не считаясь со сложившимся размещением родоплеменных групп. Каждый хошун имел свою территорию и возглавлялся дзасаком, ведающим административными, военными и судебными делами. В военном отношении хошун представлял собой "знамя", нечто вроде дивизии. Он делился на несколько сумонов, которые соответствовали кавалерийским эскадронам. Всеми подвластными маньчжурской династии и монгольским феодалам хошунами в Туве руководил амбын-нойон, удельный князь Оюннарского хошуна, назначаемый и утверждаемый маньчжурскими властями. Он имел княжеский титул гуна, то есть князя пятой степени, и воинское звание мерен-чанты, соответствующее командиру дивизии, носил на шапке красный коралловый шарик и имел медную печать с желтой ручкой. При амбын-нойоне была канцелярия - чызаан, или тамга; свита доходила до 100 человек. Административным центром был Самагалтай.

Хошунами управляли огурда, или даа-нойоны, они имели свои управления - чызааны. В их состав входили два нойона по гражданским делам - тузалак-чы, помощник по военным делам - чагырыкчы, два мерена - помощники ча-гырыкчы, от 2 до 4 чиновников - дужуметов. Во главе сумона стоял начальник- чангы, назначаемый правителем хошуна. Он ведал всеми делами сумона, сдавал амбын-нойону собранный налог - албан. Были еще чиновник по особым делам - чалан, помощник чангы-хунду, сборщик налогов, писарь - бижээчи. Власть хошунных правителей, как и главных правителей Тувы ам-бын-нойонов, была наследственной. Албан собирали только пушниной.

Восстания "Алдан-маадыр"

Проходило при десятом из амбын-нойонов - Олзей-Очуре, в 1883-1885 гг., в долине Хемчика. Руководителями восстания были араты Самбажык, Кожагар- Комбулдай и мелкий чиновник Дажыма. Основное ядро восстания состояло из 60 человек, а общее число участников доходило до 300. На горе Кара-Даг, в 10-15 км к западу от реки Хемчик, восставшие образовали военный лагерь. Они были вооружены луками и стрелами, кремневыми ружьями, порох и пули для, которых изготавливали сами. Кроме того, привязывали острые ножи к шестам и использовали их как штыки. В лагере проводили боевые учения и расставляли часовых на возвышенных местах.

Правители и чиновники двух хемчикских кожуунов не раз пытались уговорить восставших вернуться в свои аалы и помириться с властями. Но участники восстания отвечали так: "Пока не перебьем всех нойонов и чиновников, мы не остановимся", "Чем быть под вашей властью, мы сделаем Кара-Даг ханом, а Оргу-Шоль (степь у подножия Кара-Дага) - троном".

Всю зиму 1883-84 г. восставшие не только не подчинялись феодальным властям, но и совершали постоянные набеги на феодалов и торговцев, угоняли у них скот и раздавали бедным аратам.

Наибольшего размаха восстание достигло весной и летом 1884 г. Восставшие по-прежнему совершали налеты на феодалов и торговцев, отбирали у них имущество и скот, призывали других аратов следовать своему примеру. Многие араты переходили на сторону восставших, другие хоть к ним и не примыкали, но тоже совершали налеты на скотовладельцев и не подчинялись чиновникам. Смелость, отвага восставших, отказ от подчинения властям и провозглашение свободы вызывали у населения горячую симпатию и поддержку. Восстание охватило значительную часть территории двух самых густонаселенных кожуунов Тувы. Отдельные группы восставших часто появлялись в долинах Хемчика, Алаша, Шеми, Чыргакы, Хондергея, Чадана, а также в Хандагайты, Чаа-Холе, Эйлиг-Хеме, Торгалыге, Саглы, Бора-Шае и в других местах.

Правители хемчикских кожуунов не смогли справиться с восставшими своими силами и обратились к российским торговцам и монгольским феодалам. Осенью 1884 г. амбын-нойон провел мобилизацию населения во всех кожуунах, не охваченных восстанием, и создал карательный отряд в 300 человек во главе с чиновником Торлуком. Отряд двинулся от ставки амбын-нойона в Самагал-тае через Хандагайты в Сут-Холь.

Восстание было подавлено. Многие его участники были захвачены в плен, некоторые скрылись в тайге, остальные разбежались по сумонам. В марте 1885 г. большую группу пленных отправили в Улясутай, где они и были публично казнены. Головы казненных по распоряжению улясутайского генерал-губернатора привезли в корзинах на верблюдах и, для устрашения народа, устанавливали на перевалах Хондергей, Адар-Тош и у горы Кара-Даг.

Протекторат России (1911-1917 гг.)

В 1911-1913 гг. в Китае произошла Синьхайская революция, приведшая к свержению маньчжурской династии Цин и провозглашению республики. Вслед за этими событиями в Туве развернулось национально-освободительное движение. Вооруженные отряды восставших тувинцев действовали одновременно во многих кожуунах. Они громили китайские торговые фактории, отбирали имущество у китайских торговцев, изгоняя тех за пределы страны. Летом 1912 г. большой отряд тувинцев отправился в Северо-Западную Монголию, где были сосредоточены маньчжуро-китайские войска. В боях против них, в содружестве с монгольскими бойцами под командованием Максаржава и Дамдинсурэна, принимали участие свыше тысячи тувинцев. В ходе этих сражений пал оплот маньчжуров в Северо-Западной Монголии и Туве - крепость Кобдо.

В январе 1912 г. состоялся съезд руководителей кожуунов, на котором было принято решение объявить Урянхай (монгольское название Тувы) "независимым" и находящимся "под покровительством и защитой Российского государства". 15 февраля 1912 г. было составлено обращение к правительству России. Однако царское правительство, исходя из международной обстановки на Дальнем Востоке, оставило без внимания просьбу тувинцев о принятии их в состав России. Более того, когда в начале 1912 г. тувинский амбын-нойон Комбу-Доржу направил в Петербург делегацию во главе со своим сыном для переговоров по тому же вопросу, то делегация эта добралась только до русского пограничного пункта у с. Усинского, дальше их просто не пустили.

В 1913 г. в Туве появились два новых российских чиновника - заведующий пограничными делами Усинского округа А. Цецерин и заведующий устройством русских переселенцев в Урянхайском крае В. Габаев. Однако положение здесь постепенно осложнялось. Выжидательная тактика России привела к тому, что некоторые представители богатых слоев тувинского населения, поощряемые монгольской стороной, стали, вместе со своими кожуунами и сумо-нами, переходить в подданство Монголии. Еще в мае 1912 г. тоджинский нойон Тонмит и салчакский правитель Балчыймаа (Балджийма) обратились к ху-тукте (духовному правителю Монголии) с просьбой принять их кожууны в качестве данников в состав Монголии. В июне того же года с такой просьбой обратился правитель хемчикского Даа-кожууна Буян-Бадыргы (Буян-Бадорху). В марте 1913 г. хутукта принял решение включить Тоджинский и Салчакский кожууны в состав Монголии, а в мае того же года было удовлетворено желание Буян-Бадыргы. Бээзи-кожуун был включен в состав Монголии на основании его прежней административной принадлежности к Сайн-Нойоновскому аймаку.

Население тувинских кожуунов, перешедших в 1912-1913 гг. в монгольское подданство, очень скоро ощутило тяжесть нового ига. Монгольские князья беззастенчиво грабили тувинцев, собирали с них большой албан, заставляли отбывать воинскую повинность, чинили насилие и произвол. Это вызвало возмущение тувинских аратов и усиливало их стремление войти в состав России. Тувинские феодалы, учитывая новую политическую обстановку во второй половине 1913 г. и стремясь сохранить свою власть, стали один за другим просить о принятии в русское подданство. С такой просьбой обратился 23 сентября 1913 г. влиятельный хемчикский кам-бы-лама Ондар Чамзы, а 26 октября того же года - нойон Буян-Бадорху, а затем и другие нойоны. 29 марта 1914 г. в связи с этими прошениями министр иностранных дел С.Д. Сазонов обратился к царю Николаю II с докладной запиской: "Во исполнение таковой высочайшей воли приемлю смелость испрашивать, не благоугодно ли будет Вашему Императорскому Величеству повелеть объявить через командированного в Урянхайский край чиновника управления Иркутского генерал-губернатора населению пяти кожуунов, на которые разделяется этот край, что отныне оно принято под покровительство российского правительства..."

Николай II собственноручно начертал резолюцию на этой докладной записке: "Согласен. Ливадия, 4 апреля 1914 года".

4 июля 1914 г. амбын-нойон Комбу-Доржу вместе с чиновниками трех кожуунов в Самагалтайском хурээ совершил молебен по случаю объявления русского покровительства, поклялся не иметь никаких самостоятельных непосредственных сношений с Монголией и прочими иностранными государствами, все споры и недоразумения, которые могли возникнуть между отдельными урянхайскими кожуунами, повергать на решение проживающего в Урянхае представителя российского правительства.

17 июля 1914 г. тушээ-гун Буян-Бадыргы от имени Даа-кожууна представил заведующему пограничными делами Усинского округа А. Цецерину следующее ручательство:

"С получением письменного объявления через Заведующего пограничными делами Усинского округа о воспоследовавшем Всемилостивейшем соизволении его Императорского Величества Государя Императора Самодержца Всероссийского о принятии моих десяти сумонов под покровительство Государя Императора, я, гун Буян-Бадыргы, с чувством радости и благоговения совершил молебен в 9 монастырях, "Цандхадаши чоймбол гэлун" и "Тойшамарабжагалун" и других, вознеся божеству Цаган-Дара молитвы, прочитанные 10 тыс. раз о здравии и благоденствии Его Императорского Величества, и, преклонившись по направлению трона, дал уверение в том, что отныне не буду иметь никаких самостоятельных, непосредственных сношений с Монголией и прочими иностранными государствами.

Если таковые сношения потребуются, то буду доносить Вам. Все споры и недоразумения, могущие возникнуть между отдельными урянхайскими хошунами, буду повергать на Ваше решение как представителя Великого Российского Государства, или лица, заменяющего Вас.

Обязуюсь быть верным и преданным".

В условиях протектората власти отменили повинности (албан, сузун, уртель-ную и караульную службы) и взимание долгов и процентов, накапливавшихся китайскими фирмами в течение целого десятилетия. Была отменена круговая хошунная порука в старых торговых обязательствах перед русскими торговыми фирмами и установлен налог с каждого аратского двора в размере 75 коп. За прежними правителями урянхайских кожуунов сохранялись власть и привилегии в пределах их владений; сохранялся также прежний статус буддийской религии и право на соблюдение традиций народа.

В 1914 г. в местечке Хем-Белдир был основан Белоцарск, нынешний Кызыл. Далекий изолированный край стал постепенно втягиваться в орбиту российского рынка. Укрепление связей с Россией сыграло прогрессивную роль в развитии государственности Тувы: сохранилась целостность тувинского этноса, росло национальное самосознание народа. Политика Николая II в отношении Урянхайского края носила покровительственный характер: сохранялись язык, буддийская религия, шаманизм, обряды и обычаи народа; краем руководили местные кадры, тувинские воины не призывались для участия в Первой мировой войне.

Образование Тувинской народной республики

Заметное влияние на Туву оказала Октябрьская революция 1917 г. В июне 1918 г. тувинский народ объявил о своей самостоятельности, одновременно подтвердив свое желание сотрудничать с Россией. Однако практические шаги по закреплению нового статуса в то время предпринять не удалось - в России шла Гражданская война. Вернулись к вопросу о самоопределении лишь в 1921 г. - к этому времени сложились благоприятные внешние и внутренние условия для его разрешения. Россия аннулировала все "неравноправные" договоры, заключенные царским правительством с другими странами, признала право народов на самоопределение вплоть до отделения.

Раздираемый внутренними противоречиями Китай вел борьбу за освобождение от колониальной зависимости, и ему было не до Тувы. Не могла повлиять на ход событий в Туве и соседняя Монголия, ослабленная борьбой с Китаем и с войсками барона Унгерна. Тува созрела для самоопределения: в период протектората укрепились связи кожуунов, тувинские правители - а это были люди с высшим духовным образованием, владеющие русским и несколькими восточными языками - приобрели опыт самостоятельного управления страной. Всетувинский учредительный хурал (съезд), проходивший с 13-го по 16 августа 1921 г. в местечке Суг-Бажы, решил важнейшие вопросы жизни тувинского народа: провозгласил Тувинскую Народную Республику (ТНР), создал органы власти, принял первую Конституцию.

Конституция закрепила равенство граждан перед законом, отмену феодальных судов и наказаний, принцип выборности должностных лиц, заботу государства о повышении экономического и культурного уровня и улучшении здоровья народа. Большая роль в созыве и проведении хурала принадлежала Монгушу Буян-Бадыргы - давнему стороннику дружественных связей с Россией, самому влиятельному в то время политику и государственному деятелю. Он активно содействовал подготовке съезда, вел его работу и предложил на рассмотрение хурала свой проект конституции. Зная его как человека высокообразованного, можно предположить, что при разработке проекта он мог учитывать, кроме российского, законодательный опыт Тюркского каганата, Цинской империи, Ясу Чингисхана, Степное уложение Алтын-ханов.

Конституция закрепила военный, экономический и политический союз тувинского и русского народов. В октябре 1924 г. III хурал принял вторую Конституцию ТНР. Во главе кожуунов и сумонов теперь стали Советы (позже названные Хуралами трудящихся), был внесен раздел "О выборах".

Третья Конституция ТНР была принята 24 ноября 1926 г. на IV хурале. Основной задачей определялось укрепление государственности при полной демократизации государственного аппарата. Были расширены избирательные права граждан; земля, ее недра, леса и воды объявлены общественным достоянием; введены специальные главы о государственном бюджете, гербе и флаге республики.

В ноябре 1930 г. VII хурал принял четвертую Конституцию ТНР, которая установила диктатуру трудящихся аратских масс. Важнейшим шагом в государственном строительстве ТНР было то, что кожуунные и сумонные хуралы создавались уже не по родоплеменному признаку, а по территориально-экономическому. Республика имела золотой запас, поставляла на европейский рынок пушнину, тувинские почтовые марки имели мировую известность. Национальная денежная единица -акша - была дороже рубля.

В 1930-1940-х гг. первым лицом ТНР стал Салчак Тока. С его именем связаны политические репрессии; произвол и беззакония лишили Туву многих лучших людей. Воинствующими атеистами были разрушены буддийские храмы, вытеснены из общественной жизни ламы. 25 июня 1941 г. хурал утвердил пятую Конституцию, которая подробно регламентировала жизнь общества. По своему духу и содержанию она была близка Конституции СССР.

В годы Великой Отечественной войны Тува направила Красной армии около 50 тысяч боевых коней, 400 тысяч голов скота, а также денежные средства. Граждане республики - и тувинцы и русские - сражались на всех фронтах. Звания Героя Советского Союза были удостоены Хомушку Чургой-оол, Тюлюш Кечил-оол и Михаил Бухтуев (посмертно).

Вхождение в состав СССР и РСФСР

В апреле 1941 г. Политбюро ТНРП обратилось к ЦК ВКП(б) и Президиуму Верховного Совета СССР с просьбой принять Туву в состав Союза ССР. Однако через два месяца началась война, и рассмотрение вопроса было отложено. В начале августа 1944 г. был получен ответ Советского правительства. В нем говорилось о готовности рассмотреть вопрос, если тувинский народ, ТНРП и Правительство ТНР сделают официальное заявление. 16 августа 1944 г. в Кызыле состоялась Чрезвычайная VII сессия Малого хурала. Присутствовали делегации из СССР и Монгольской Народной Республики. 17 августа Малый хурал единогласно принял Декларацию, в которой, в частности, говорилось, что жить и трудиться в семье советских народов - "заветное желание тувинского народа". 11 октября 1944 г. эта декларация была рассмотрена и поддержана на заседании Президиума Верховного Совета СССР. 13 октября был принят указ о принятии Тувы в состав РСФСР со статусом автономной области. В 1961 г. Тува стала автономной республикой.

После распада Советского Союза были попытки критически оценить историческое значение вхождения Тувы в СССР. Вопрос даже поднимался на сессии Верховного Совета республики - в качестве главного аргумента выдвигалась ссылка на незаконность процедуры вхождения и отсутствие народного волеизъявления. При этом не учитывалось, что в конституциях СССР, РСФСР и ТНР отсутствовало положение о референдуме, не было законов о нем.

Период сталинизма

Несмотря на послевоенную разруху, Тува получала значительную помощь. Сюда направлялись высококвалифицированные кадры: учителя, врачи, ученые, специалисты сельского хозяйства. За 5 лет во всех районах были созданы МТС. Началась разведка природных недр. Укреплялась южная граница Тувы, погранотряд из Минусинска был передислоцирован в село Хандагайты. Но в это же время была проведена сплошная коллективизация, араты перевели с кочевого образа жизни на оседлый. Процесс этот можно было бы рассматривать как прогрессивный, однако при обобществлении скота не учитывались особенности жизни аратов. Были случаи голода.

"Хрущевская оттепель"

В сентябре 1964 г. пущена первая очередь комбината "Туваасбест". В том же году были сооружены мосты через Енисей в Кызыле и через Хемчик в Кызыл-Мажалыке, начато строительство автомобильной дороги Ак-Довурак - Абаза. Формировалась интеллигенция: в 1956 г. был открыт пединститут, в 1964 г. вышел в свет двухтомник "История Тувы".

Но были совершены серьезные ошибки в экономике: распахивание целины привело к эрозии почв, потере пастбищ; введение жесткого лимита на содержание личного скота не способствовало подъему животноводства.

Был построен целый ряд крупных объектов: в 1966 г. - телецентр в Кызыле, в 1968 г. - автомобильная дорога Ак-Довурак - Абаза, в 1969 г. - Кызыльская приемная станция "Орбита". В 1970 г. вступил в строй комбинат "Тувако-бальт", в 1971 г. - Терлиг-Хаинское ртутное предприятие, Кызыльский комбинат стройдеталей, ЛЭП Абаза - Ак-Довурак - Кызыл. Открывались учреждения социальной сферы - школы, больницы, клубы, дома культуры, драматический театр, а также новые научные учреждения, филиалы институтов. Всеобщим стало среднее образование.

В сельском хозяйстве не были достигнуты желаемые результаты. На селе закрывались мелкие цеха, пекарни, мельницы. Появились так называемые "неперспективные" населенные пункты.

Период перестройки в Туве характеризовался теми же признаками, что и во всей стране, - реформировались все стороны жизни тувинского общества. 12 декабря 1990 г. на сессии Верховного Совета Тувинской АССР была принята Декларация о государственном суверенитете, обладателем которого объявлялся многонациональный народ республики. Статус Тувы повышался до уровня равноправного субъекта федерации. Указывалось, что республика может иметь свой флаг, герб и гимн.

Тува получила поддержку президента России: специальным указом республика была отнесена к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям, что позволило получать кредиты по северному завозу. Реформы 1990-х гг. ожидаемых результатов не дали. Освобождение цен обесценило сбережения граждан (они до сих пор не индексированы), уничтожило оборотные средства предприятий, привело к банкротству товаропроизводителей. Республика с убыточной экономикой пыталась выработать программу перехода к рынку и оказалась на грани финансового краха. Валютно-финансовый кризис 17 августа 1998 г. не миновал и Туву. Правительство республики приняло меры по смягчению последствий кризиса: был установлен жесткий контроль за ростом цен на товары первой необходимости и лекарства, созданы их резервы. Но не бывает худа без добра - повысились цены на товары отечественных товаропроизводителей, их продукция стала востребованной на рынке

Тува сегодня

Реформы принесли и положительные результаты: люди стали свободнее, постепенно осваивают теорию и практику рынка, уходят от иждивенчества. Растут собственные доходы республики, заработная плата.

Но экономическое развитие Тувы тормозится низким уровнем производительности труда и значительным, по сравнению с другими регионами, бюджетным дефицитом. Низкий уровень развития социальной инфраструктуры села вызывает миграционные потоки "село - город - село", при этом люди, плохо адаптированные к урбанизированным условиям, зачастую становятся агрессивными. Принесло свои негативные результаты и чрезмерное увлечение индустриализацией - упал социальный престиж профессии животновода (чабана). Традиционное занятие тувинцев не пользуется популярностью среди молодежи: только те, кто не может или не хочет учиться или не имеет возможности жить в городе, становятся чабанами. Теряются вековые навыки отгонного животноводства, забываются скотоперегонные пути и тропы, утрачиваются секреты первичной обработки шерсти, выделки шкур, обработки кожи, изготовления изделий из них. Меняется образ жизни тувинского народа, стираются стереотипы поведения и национальный характер - все это чревато утратой национальной культуры.

http://www.hiking.ru/region/tuva

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Интересная информация

Корейские ученые подтвердили теорию тувинского профессора Николая Абаева о тесном родстве между древними корейцами и тувинцами.

В Сеуле прошла международная научная конференция «Идентичность Когуре», в которой принял участие профессор из Тувы Николай Абаев. Корейские и иностранные ученые пытались понять смысл древнего названия современной Кореи – «Когуре». Сейчас в Южной Корее идет острая дискуссия о том, откуда пришли древние когуресцы, где находится их прародина, с какими народами центральной и северо-восточной Азии они связаны больше всего. На конференции был выдвинут ряд теорий, которые стали предметом не только научной, но и политической дискуссии. Многие корейцы выступают категорически против бытующей точки зрения, что корейцы этнически связаны с китайцами и вышли с территории северного Китая. Китайские ученые активно пропагандируют подобные теории, вкладывая в них «очень зловредный», с точки зрения самих корейских ученых, этнополитический и даже геополитический смысл, утверждая, что, как и монголы, тибетцы, урянхайцы и многие другие народы, древние когуресцы являются «малочисленной» народностью Китая, и их история целиком принадлежит его истории. Точно так же, например, они заявляют, что Чингисхан был «великим китайским полководцем», выходцем из малой китайской народности, а все его завоевания, соответственно, относятся к истории Китая. Корейцы же считают, что они представляют собой совершенно самобытную нацию, которая этнически имеет мало общего как с китайцами, так и с японцами, которые, как известно, предпринимали постоянные попытки ассимилировать их. Однако конференция показала, что древние корейские государства Когуре, Чосон, Коре и другие возникли совершенно самостоятельно и, более того, сами рассматривали Китай как объект своей экспансии. Древние когуресцы были типичными центрально-азиатскими кочевниками, весьма воинственными. И, как убедительно доказал тувинский ученый, доктор исторических наук, профессор ТГУ Николай Абаев, наиболее близки в этнокультурном смысле древние корейцы к народам Саяно-Алтая, в том числе к алтайцам, тувинцам, хакасам. А входили они в самые ранние кочевнические империи и, прежде всего, в империю гуннов, в ее восточную часть. В ходе дискуссии корейские, монгольские, турецкие, американские, японские и другие ученые не только подтвердили теорию Николая Абаева и профессора Дю, но и привели новые убедительные доказательства тесного родства между древними корейцами и тувинцами.

http://www.press-line.ru/shownews.php?news_id=25892

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Привет!

Нашел в корейском Интернете отчет о конференции. В нем сказано не так категорично (это я о тувинско-корейском родстве и подтверждении его корейскими учеными). Н.В<ячеславович> Абаев, по корейскому отчету, говорил о наличии сходств в географических названиях, личных имен у древних корейцев и народов Саяно-Алтая, а также сходств в мифах (о чем, в принципе, уже довольно много говорили другие люди).

Будет время, переведу. Одновременно прошу добро на то, чтобы поместить эту информацию на "Восточном полушарии" (http://polusharie.com/).

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из колыбели в юрте кочевника - до острова свободы

Виктория ХОВАЛЫГ

С генеральным консулом Монголии в Кызыле Дарийном Пунцагом я знакома больше двух лет – с момента открытия консульства в феврале 2002 года.

tuvamongolconsulate1.jpg

Заброшенное здание неподалёку от набережной Улуг-Хема, в котором в разные годы размещались детская больница и Управление камбы-ламы Тувы, быстренько отремонтировали, над ним появился сине-красный флаг Монголии,а на двери – табличка, извещающая о времени работы первого и единственного в Туве консульства иностранного государства.

В кабинете консула первыми на глаза попадаются три вещи: герб Монголии, портрет Чингис-хана и морин-хуур – монгольский музыкальный инструмент с «лошадиной головой», аналог тувинского игила. Спрашиваю у хозяина кабинета: «Играете на морин-хууре?». Выясняется, что господин Пунцаг музицированием не увлекается, а морин-хуур обязательно должен быть в кабинете уважающего себя мужчины-монгола. Так же, как и волчья шкура, «притаившаяся» за книжным шкафом: согласно легендам именно волк является прародителем монголов.

В первой же беседе консул поразил неожиданным знанием тувинского языка: «Домактажыр бис бе?» – «Поговорим?». Извинился, что говорит медленно – «Больше тридцати лет на тувинском почти не общался».Оказалось, что господин Пунцаг родом из Цэнгэльского сумона Баян-Ульгийского аймака, где живут этнические тувинцы.

Тувинские корни - крепкие

Господин Пунцаг, ваши родители – этнические тувинцы?

Отец мой – ойрат, мама – чаг тывазы, чистая тувинка, из иргитов. В семье говорили на тувинском языке, но жители Цэнгэла общаются на трёх языках: тувинском, монгольском и казахском. Там около девяноста процентов населения – казахи. Думаю, что по-тувински я говорю хорошо, если учесть, что в школе учились на монгольском, а на родном говорили только дома.

В Ховдинском аймаке тоже живут тувинцы. Там есть шаман, тувинский язык он не знает, говорит только по-монгольски. Но когда хамнаар (прим.автора: камлает), то начинает говорить по-тувински. Хамнаар – очень трудное дело, сильно действует на человека. И в таком состоянии, наверное, шаман вспоминает свои тувинские корни, язык предков.

Тувинцы Цэнгэла стараются сохранить свои обычаи, родной язык, но так же стараются не отставать от времени, дают детям образование. Из них вышли многие известные люди – переводчики, писатели, депутаты, чабаны-передовики. Я рад, что родился именно в этой местности, что мои предки родом из Цэнгэла.

tuvamongolconsulate2.jpg

Мы жили в очень красивом месте, в монгольской Швейцарии – так называют Цэнгэльский сумон. Алтайские горы, река Ховд, озёра... Есть озеро Хар-Нур – Чёрное озеро. Вода в нём в самом деле чёрная, в Хар-Нур не втекают реки, но оно не исчезает, уровень воды остаётся постоянным. В озере нет рыбы, нет птиц на её берегах. Такое удивительное место…

Три года назад власти хотели построить электростанцию на этом озере. Тогда жители Цэнгэла очень волновались, выступали через прессу и остановили это дело. А то через пять лет от озера ничего не останется. Жалко, что деревья вырубают. В центре аймака появилось много красивых домов, а дерево привозят из Цэнгэла.

Цэнгэльские тувинцы обычно дают детям два имени: тувинское и монгольское – «для документов». У вас есть тувинское имя?

Когда я родился, мне дали имя Тогтох – Доктаар, которое переводится как «остановиться, хватит» – хватит, мол, детей, младшим будешь. Потом, когда в школу пошёл, дали монгольское – Пунцаг. Родился я в 1945 году и, точно, оказался младшим в семье.

Чем занимались ваши родители?

Родители были чабанами, а летом отец уезжал на Алтай, сейчас мы думаем, что он ездил в Бийск, продавал там шерсть, кожу, привозил товары. Самое главное – соль и чай, у нас их не было. Чай был известный – «русский».

Вы выросли в юрте?

Да, в юрте. Маленький был – качали в кавай (прим. автора: колыбель из дерева). Вниз подкладывали древесную золу, её меняли часто – как ребёнок сделает дело. Сейчас-то кавай заменили коляски.

Ранней весной – лёд ещё на реке стоял –откочёвывали на весенние пастбища. Семьдесят, восемьдесят километров надо пройти. Нас, детей, сажали в арык – плетёные корзины – и ехали мы в них на спинах быков или верблюдов. Холодно было – горы, ветер постоянно дует. Но мы привычные были к таким суровым условиям. Помню, осенью, только снег первый выпадет, мыбосиком выбегали и играли на снегу. Сейчас, конечно, я отвык от этой жизни. Любил в детстве скакать на лошадях. Жаль, за последние сорок лет ни разу не ездил верхом.

Лет шестнадцать мне было, когда начал работать: со старшим братом мы валили деревья, связывали их в сал – плоты и сплавляли по реке Ховд в аймачный центр. Однажды у брата сломалось весло, он сделал гребок и упал в воду. Страшно было! Мы, хоть и сплавляли плоты, плавать не умели. Нам тогда повезло: брат вынырнул, а я успел его схватить и затащить на плот.

После смерти отца в 1954 году нас воспитывала мама. У меня двое старших братьев и сестра. Они окончили школу в Улан-Баторе. Средний брат – профессор, преподаёт в государственном медицинском университете. Старший брат более тридцати лет работал учителем, сейчас у него собственное фермерское хозяйство в Дархане, вблизи Улан-Батора. У него семеро детей – шестеро сыновей и младшая дочь. У среднего брата – сын-нейрохирург и дочь, она несколько лет работала в Корее, в этом году вернулась на родину.

Сестра в 1960 году уехала в Улан-Батор.Затем – в город Дархан, который тогда только строился. На его стройках работала молодёжь со всех концов Монголии. Сестра выучилась на шофёра, научилась водить трактор. Там встретила будущего мужа, тоже тракториста. У них пятеро детей, все работают, у её старшего сына – строительная компания. Сестре сейчас семьдесят с лишним, брату старшему – семьдесят. Вернусь в Улан-Батор, сразу поеду к ним, за последний год ни разу не навещал.

На дипломатической службе - 34 года

Как вы стали дипломатом? Где учились?

Окончил школу в Баян-Ульгие, потом поступил в Монгольский государственный университет. О дипломатической службе я тогда и не мечтал. Но через два года отобрали несколько студентов, которые отлично учились, и отправили на Кубу.

Так в 1966 году я стал студентом Гаванского университета. С нами училось очень много студентов из Вьетнама, среди них было много ребят без родителей – сироты. На их родине тогда была война… Были студенты из Польши, России, из Монголии нас было всего пятеро.

Приехали мы на Кубу, ни одного слова не знаем по-испански. Учить начали без словаря, покажут, например, на руку и по-испански говорят, что это. После окончания университета сразу поступил на работу в министерство иностранных дел Монголии. Уже 34 года как работаю в МИДе – с тысяча девятьсот семидесятого. Прошёл все ступени дипломатической карьеры – от переводчика до посла.

Был в шестидесяти странах мира. Много ездил по Европе, Африке: был в Мозамбике, Анголе, на Канарских островах, там говорят, в основном, по-португальски. Не раз посещал страны Латинской Америки, Соединённые штаты…Интересно, что, хотя во многих европейских странах бывал не по одному разу, в Испании ещё не был, только в аэропортах проездом. До сих пор удивляюсь, как так получилось, ведь «основной» иностранный язык у меня – испанский. Я окончил филологический факультет университета Гаваны, специалист по испанскому языку и литературе.

tuvamongolconsulate3.jpg

Вы знаете четыре языка?

Больше. Владею португальским, английским, русским и, конечно, монгольским и тувинским языками. В детстве ещё на казахском говорил.

С однокурсниками по Гаванскому университету встречаетесь?

Когда на Кубе жил, встречался с ними. Некоторые работают в дипслужбе – послами, консулами, кто на других должностях. Встречались как родные, интересно же увидеть друзей через десять-пятнадцать лет разлуки.

В каких странах есть посольства Монголии?

Более чем в тридцати государствах:в России, Китае, Соединённых штатах, Японии, Германии, почти во всех европейских странах. В Азии – в Лаосе, Вьетнаме, Индии. В России и Китае, кроме посольств, работают ещё и консульства.

Вы были послом Монголии на Кубе?

Чрезвычайным и полномочным послом Монголии на Кубе. В то же время – послом в Мексике. Приезжал в Мексику на десять дней, встречался с президентом, чиновниками, решал вопросы.

Испанский для дочек - родной язык

В Туву с вами приезжала супруга, младшая дочка была на каникулах, зимой гостили внуки. А где ваши дети живут?

У меня четыре дочери, три внука. Старшая дочь, Тина, больше десяти лет работает в посольстве США в Монголии. Вторая дочь, Оюун-энх – стоматолог, живёт в Улан-Баторе.Младшая, Цолмон, тоже в Улан-Баторе.

tuvamongolconsulate4.jpg

В августе специально ездил в Улан-Батор, увидеться с третьей дочерью, Нинжин. Она приезжала из Франции, работает там в посольстве Чили. Во Франции живёт семь-восемь месяцев, раньше работала на Гаити. Она владеет английским языком, французским, русский знает хорошо, испанский – родной. Отлично рисует, получала награды на выставках, потом, когда стала взрослой, оставила творчество. Нинжин – специалист по скаковым лошадям, сама прекрасно ездит верхом. Образование получила специальное, лечит лошадей, делает им массаж, в западных странах это высокооплачиваемая профессия.Сейчас собирается поступать в школу дизайна. Французские дипломы признают во всём мире, потом можно работать дизайнером.

Как так получилось, что у ваших дочерей родным языком стал испанский?

Дочери выросли на Кубе. Маленькими даже заговорили по-испански.

Вы говорили, что переводите художественную литературу. Над чем вы сейчас работаете?

В Туве у меня было совсем мало времени на переводы. Дел здесь много: надо было наладить работу нового консульства, к тому же, сначала я был один, только в прошлом году приехал консул Баатар. Даже на чтение времени не остаётся. Когда учился, читал Хемингуэя, американских писателей, российских – в школе изучали. Сейчас читаю, чтобы получить информацию.

На испанский язык перевёл биографию Сухэ-Батора, произведения Цеденбала. Перевожуна монгольский язык биографии мировых знаменитостей. Готов к изданию сборник переведённых биографий мировых знаменитостей – Мерилин Монро, Коко Шанель и других.

Во время состязаний по хурешу 11 сентября вы вручили приз от консульства борцу Андрею Хертеку. Вы болели за него?

Андрей Хертек учится в институте монгольской национальной борьбы «Шонхор» в Улан-Баторе. Мы специально вручили приз Андрею, чтобы поддержать его. В Монголии принято так помогать борцам. Кто знает, может, из него вырастет будущий чемпион Тувы?

Во время прошлогодней командировки в Монголию мы с коллегами заметили, что там нет проблем с гостиницами. Гуанз – столовых – много не только в Улан-Баторе, но и в аймаках, вдоль трассы. Причём, юрты-гуанз – совершенно обычное явление. Монголы – кочевники. Их образ жизни не располагалк суете, торопливости, но они, на мой взгляд, успешно вписались в современный темп экономического развития. По-моему, меняется менталитет народа...

Сегодня монголы работают по принципу «время – деньги». В начале девяностых было сделано всё для «шага вперёд»: созданы благоприятные условия для инвесторов, внесены соответствующие изменения в законодательство, открыты границы. Результаты реформ очевидны: активно развивается нефтяная, горно-добывающая индустрия. Монголию сейчас не назовёшь только животноводческой страной, хотя скота у нас около тридцати миллионов голов. Козий пух и верблюжью шерстьперерабатывают около сорока предприятий. Их продукция – кашемир, пряжа, шерстяные изделия – уходит на экспорт.Большинство из этих предприятий появились в девяностых годах. Вложили капитал инвесторы из Японии, Италии, Соединённых штатов, Китая. На некоторых предприятиях, например, в корпорации «Гоби», можно увидеть весь цикл переработки шерсти: от сортировки до выпуска готовых изделий.

Развитие дорог и коммуникаций – сейчас все сумоны обеспечены спутниковой связью – стало толчком для развития туризма. Турбазы – юрточные городки, а в арт-шопах Улан-Батора можно выбрать самые разнообразные сувениры. Туризм – одна из главных статей дохода в бюджете страны.

Пять тысяч виз - за два года

На посту генерального консула Монголии в Кызыле вы проработали больше двух лет, с открытия консульства. Что сделано за это время?

Я очень доволен работой в Туве. Монголы и тувинцы сейчас лучше понимают и больше уважают друг друга, чем раньше. Сократились случаи скотокрадства на границе. С момента открытия консульства в начале 2002 года до настоящего времени было выдано более пяти тысяч монгольских виз. Раньше, когда жители Тувы получали визы в Иркутске или в Москве, в Монголию ездили единицы. Обращаются за визами и жители Хакасии, Алтайского края, Республики Алтай, которые входят в наш консульский округ.

Сейчас трудностей при получении виз нет, даже приглашений не надо. Люди ездят в гости, просто посмотреть страну. Думаю, что среди эрзинцев мало тех, кто не был в Монголии. Начали ездить из других кожуунов, в том числе таких далёких, как Тоджа, Монгун-Тайга.

По нашим данным в Монголии учатся более пятидесяти тувинских студентов. Но цифра может быть не точной, многие учатся в частных вузах. В Улангоме открыто представительство Тувы, его сотрудники помогают жителям республики, выехавшим в Монголию, налаживают торговые отношения.

За время работы консульства в Туве побывали депутаты монгольского парламента, хамбы-лама Монголии, борцы во главе с авырга Сухбатом. Это тоже много значит. При поддержке нашего консульства тувинские журналисты побывали в Монголии, а этим летом Туву посетили журналисты Монгольского центрального телевидения. Фильм «Тува сегодня», снятый ими, вызвал интерес зрителей во всех уголках страны. Многие звонили на телевидение, просили повторить передачу о Туве.

У нас говорят: кто не был на Тодже, тот не видел Тувы. Вы видели всю Туву?

Про Тоджу мне рассказали, когда я только приехал в Туву. И я хотел побывать в этом сказочно красивом месте. Но так и не увидел Тоджу. Это хорошая примета: когда уезжаешь, надо оставить хоть одно незавершённое дело – и тогда обязательно вернёшься.

Фото автора и из архива Д. Пунцага.

http://centerasia.dem.ru/index.php?subacti...t_from=&ucat=1&

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Привет всем!

Немного цитат из книги Чивилихина "Память".

... Субудай не был монголом, то есть представителем той народности, этническую

основу которой составили северокеруленские племена "мэнгу", "мэн-ва", роды

борджигин, тайчжиут и другие.

Взгляните на физическую карту Евразии. В самом центре Великой Степи расположена

алтайско-саянская горная система. Мне посчастливилось побывать во многих ее

районах - в Туве и Горно-Алтайской автономной области, в Хакасии и Горной Шории,

на юге Красноярского края и в Иркутии, на хребтах Иолго, Хамар-Дабан и

Абаканском, на Телецком озере и в Казырской долине, на шорской речке Мрас-су и

саянской Тубе. Можно сказать, что и родился-то я здесь, на самом северном отроге

Алатау: в районе Мариинска - Тайги кончается всхолмленная местность, к северу

идут уже низины, переходящие в нарымско-васюганские хляби, и наши места

стокилометровой полосой соединяют алтайскую черневую тайгу с урманной томской.

От самого Урала станция Тайга имеет на Транссибе высочайшую для Западной Сибири

отметку, и в наших лесах те же кедры, кандыки, сарана и марьин корень, что на

Алтае или в Саяне. Леса этой горной страны - богатейшие во всей Сибири, в них

водится ценный пушной и снедный зверь, включая благородного оленя с его

чудодейственными пантами, кедровники дают орех, подлесок - ягоды, реки -

рассыпное золото и рыбу, травостои - мед, лекарства и корм скоту, недра- руды,

которые еще в глубокой древности обращались в железо, бронзу, серебряные изделия.

В алтайско-саянских горах с доисторических времен жили люди, а бурная история

Великой Степи издревле перемешивала ее народности и этнические группы.

Тысячелетиями сюда стекалась степная вольница, угонщики табунов, искатели

приключений, батыры, поссорившиеся с родичами, оскорбленные тиранством беглецы.

В борьбе за существование, в опасных переправах через бурные реки и высокие

горные перевалы, в охоте на медведей и козерогов формировался особый тип

азиатского горца -это были смелые до отчаянности люди, физически крепкие,

выносливые, умеющие владеть оружием и легко переносящие жару и холод. И в самом

центре этой страны из разноплеменных элементов сложились с незапамятных времен

не слишком многочисленные, но стойкие и сильные племена, называвшие себя "туба",

по китайским источникам - "дубо", по Рашид-ад-Дину - "урянхи", по

востоковедческой терминологии - "дуболары"...

Из фундаментального труда Г. Е. Грумм-Гржимайло "Внутренняя Монголия и

Урянхайский край" мы узнаем, "что Чингиз-хан набирал из них свои отборные

дружины, что они же входили в состав его гвардии". (Курсив мой.- В. Ч.) В том же

труде со ссылкой на различные источники указывается, что свою славу отменных

воинов урянхайцы пронесли через века, принимая участие во многих азиатских

войнах. Известный граф Рагузинский, занимавшийся в XVIII веке установлением

сибирских границ, например, уточнял в своих "Записках" южносибирские военные и

политические обстоятельства: "...наилучшие войска мунгальские и называются

урянхи", а один монгольский полководец нового времени для тяжелейшего военного

похода сквозь Тибет в 1717 году "составил свой 6-тысячный корпус главным образом

из урянхайцев" - это уже из французского исторического труда. Через сто лет

после этого похода остроту урянхайских сабель испытали на себе, кажется, и сами

французы: "Среди волжских калмыков имеется поколение уранхус, которое в

Отечественную войну, а именно под Лейпцигом, отличилось чрезвычайной храбростью".

Так вот, Субудай так же как и Чжельме, другой "пес" Чингиза, некогда спасший ему

жизнь, были урянхайцами. Добавлю, что громкие победы Хубилая и Монке в Китае

также нельзя приписывать только этим потомкам Чингиза. Нет, Субудай к тому

времени уже, наверное, вышел, как говорится, в отставку или же умер, но его

сменил другой урянхаец, который даже в имени своем, быть может даже кличке-псевдониме,

сохранил название родного народа. Ссылаясь на Рашид-ад-Дина, почти современника

и, бесспорно, лучшего знатока событии, Г. Е. Грумм-Гржимайло пишет: "Знаменитые

монгольские полководцы Субудай, сподвижник Чингиз-хана, и Урянктай, сподвижник

Монке и Хубилая, были родом - урянхайцы". Субудай, как мы уже знаем, был не

только сподвижником Чингизхана, но и наставником его сына Толуя, однако на этом

его исключительная роль в войнах XIII века не завершилась. Что же касается

Урянктая, то я приведу о нем сведения из древних китайских летописей, не отвечая

за их достоверность: "Урянгдай... ходил с Гуюком в 1245 году против чжурчжэней".

"...А еще с князем Баду на кипчаков, русских, оболеров и других"... "В 1246 году

он снова ходил в карательную экспедицию против Болеров и Немисы". Позже, при

завоевании Южного Китая, он стал главным полководцем орды. Добавлю, что Урянктай

приходился Субудаю родным сыном...

________________________________________________

Тувинцы - это смесь многих народов, в тувинском языке почти половина слов монгольские, а другая - тюркские. Много слов, имеющие как тюркское, так и монгольское значение. Например "ажыл-иш" - работа, "аян-чорук" - поездка и тд. Мы считаем себя урянхайцами не в силу того, что где-то кто-то написал или исследовал, а потому что мы просто знаем, это в нашем воспитании, это часть нашего самосознания.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

1) Как переводится с тувинского фамилия Ооржак?

2) Каково состояние буддизма в современной Туве?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

По буддизму недавно вышла книга:

Монгуш М.В. История буддизма в Туве (вторая половина VI - конец ХХ в.). - Новосибирск: Наука, 2001. - 200.

На мой взгляд, буддизм в Туве, также как и в Западной Бурятии примерно с 2000 года развивается очень активно.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В вышеупомянутой монографии Монгуш мне встретился любопытный эпизод:

"Осенью 1935 г. на территорию Китая в район Синьцзяна под псевдонимом Чойган проник сотрудник секретной службы Комитета госбезопасности ТНР :kg2: с целью сбора информации о тувинцах, оказавшихся там в результате бегства из Тувы.

В местности Шара Суме на Алтае он обнаружил тувинского ламу Идама Сюрюна, который по-прежнему продолжал носить монашеское одеяние. Он имел при себе несколько буддийских трактатов и изображение божества Чамзырын, которые вывез из Тувы. Идам Сюрюн был женат на овдовевшей алтайке, у которой от прежнего брака остался сын. Они имели одного коня и свыше 1 О голов овец и коз.

Недалеко от Идама Сюрюна в местности Хандагаты жили братья Тундуу и Теенек. Внешне они выглядели благополучно, носили добротную одежду, имели двух крепких лошадей, но при этом сильно скучали по Туве. Тундуу был известен как шаман, к нему за помощью обращались местные жители"

Уважаемые тувинцы!

Известно ли настоящее имя разведчика с псевдонимом Чойган? Его годы жизни?

Какова дальнейшая судьба Идама Сюрюна, Тундуу и Теенека?

Действительно ли в 1935 г. спецслужба ТНР называлась Комитетом государственной безопасности?

:tw1:

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тува только в 1944 году вошла в состав СССР, а до этого была независимым государством со всеми атрибутами гос. власти, кстати по образцу северных соседей. Поэтому неудивительно, что спецслужба назвалась КГБ.

На прошлой неделе был в Туве, посетил музей, видел там даже марки выпущенные в ТНР - теперь они наверное очень серьезные филологическимие раритеты. На фотографиях военная форма ТНР один в один с советской.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Рустам,

если у Вас есть выход на Туву, то нельзя ли задать мои вопросы непосредственно Монгуш, автору книги о буддизме? Тува-то маленькая, все всех должны знать :kz1:

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вадим,

к сожалению был в Туве впервые и не знаю буду ли там еще. Может Вам стоит найти тувинские сайты? Через них наверняка можно будет найти Монгуша.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Как уважаемые гости форума оценят такой подход, что тувинский язык по морфологии и фонетике относится к тюркским языкам, а по лексике - на 60-70 % к монгольским? Общался с тувинцами, на слух тувинский язык не совсем понятен, а если письменно.. то корни слов а иногда и полностью слова - монгольского происхождения.

Пример: читал что на тувинских орденах на латинице писали: "Пvгv телегеинин пролетарлар полгаш цєєн цvктvн тарлактан араттар каттажнар!” Мне кажется что эта надпись похожа на монгольское: "Бvх дэлхийн пролетаринар болон зvvн зvгийн дарлагдсан арднар хамтрагтун!”.

Вывод таков, что тувинский язык можно отнести к тюркско-монгольским

Каково ваше мнение?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Polistal tut Bichurina(sobranie sveden. T.1) i nashel koechto

1.Gaogyuitsi (predki uigurov) pochitali gromovie udari. Duhu groma jertvovali barana zarivaya v zemlyu. Navernoe vse urianhaitsi vedut svoi korni ot gaogyui.

:tw1: :tw1: :tw1: :tw1: :tw1: :tw1: :tw1: :tw1: :tw1: :tw1:

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
...тувинский язык по морфологии и фонетике относится к тюркским языкам, а по лексике - на 60-70 % к монгольским?

Так лингвисты не делают. Язык относят к той или другой группе по базовой лексике.

Скажем, если Вы возьмете английский словарь, то увидите, что 80% слов в нем имеет романское (французское и латинское) происхождение. Однако, все лингвисты однозначно относят английский язык к германским, а не к романским языкам. Потому что вся базовая лексика - чисто германская.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти