Гость Alp-Tas

Узбеки

594 сообщения в этой теме

Узбекистан - исторический преемник тюрко-язычных этносов Средней Азии

Ш.Валиев:

В последнее время Интернет сайты постсоветского пространства изобилуют различными статьями, касающимися этнических и исторических корней народов Центральной Азии. Нетрудно заметить, что в них старательно муссируется тема исторических противоречий между народами региона и преследуется определенная, часто неприкрытая цель столкнуть два народа веками живших на этой земле. Большинство статей, так или иначе затрагивающих эту непростую тему, состоят из претензий таджиков на звание древнейшего народа региона и носят откровенно клеветнический и лженаучный характер по отношению к историческому этногенезу тюркских народов Центральной Азии.

Для тех, кто не знаком с понятием "этногенез" скажем, что в переводе с древнегреческого это слово означает "происхождение народа". В задачи этногенеза, являющегося одним из разделов этнологии, входит определение происхождения того или иного народа путем выявления его этнических и исторических корней. Для достижения этой цели исследователю, на наш взгляд, следует руководствоваться не популярными социологическими теориями, а прежде всего принципом историзма, причем определяющее значение должны иметь данные исторических первоисточников, что мы и собираемся сделать в рамках этой статьи.

Итак, приведем обстоятельный анализ данных по истории формирования современной узбекской идентичности. Многие известные научные исследователи не раз утверждали, что современный узбекский народ является продолжателем культурных традиций местного тюрко-язычного населения Средней Азии, к которому начиная с 1924 г. стал применяться этноним "узбек".

Продолжая эту мысль, мы хотели бы еще раз подчеркнуть, что мы считали и продолжаем считать глубоко ошибочным мнение о том, что этногенез узбекского народа связан, главным образом, с историей дашти-кипчакских узбеков и примкнувших к ним местных тюркских племен и родов.

Этническими и историческими предками современных узбеков являются древнейшие оседло-земледельческие и городские тюрки среднеазиатского междуречья, которые представляли собой часть автохтонного населения региона. В последующие исторические эпохи этот первоначальный тюрко-язычный субстрат включал в свой состав множество других этнических компонентов, как из числа тюрко-язычных, так и ирано-язычных племен и народов.

Нам представляется, что образование в свое время Узбекской ССР следует рассматривать не как "интеграцию разных по идентичности этнических групп в единую категорию узбеков", а как очередной этап узбекско-тюркской государственности, ознаменовавшей собой падение политической власти раздробленных узбекских государственных образований (Бухарского эмирата, Хивинского и Кокандского ханств) и образование нового централизованного псевдо-государственного образования в составе России.

У этих "разных по идентичности этнических групп", между прочим, были единые литературный язык, культура, вероисповедание, обычаи и традиции.

Русский исследователь Н.Ханыков (Описание Бухарского ханства. СПб., 1843.) отмечает, что жители Бухары гордились своей принадлежностью к "узбекскому народу". Этот же автор употребляет термин "Узбекистан" по отношению ко всей территории Бухарского эмирата и сопредельных территорий, подвластных узбекским правителям. К этому можно добавить, что узбекам, проживающим в Синцзяне, Афганистане, Таджикистане, Казахстане и других государствах Центральной Азии, а также же в странах более дальнего зарубежья, никто этот этноним не навязывал, но тем не менее, руководствуясь своим самосознанием, они считают себя именно узбеками, считая этот этноним синонимом слова "Туркистанлык", а иногда и "Бухаралык".

Ни один другой из всех тюркских языков не стоит к языку Алишера Навои и Бабура так близко как узбекский, который, следовательно, является единственным правопреемником чагатайско-тюркского языка. В этой связи вновь заслуживает внимания позиция джадидов, которых в советское время обвиняли в проповедовании пантюркизма, называя их также и панисламистами.

Джадиды, в противоположность национал-коммунистам и большевикам, на наш взгляд, являлись в то время единственной политической силой, выражавшей истинные интересы местного населения Средней Азии (как тюрко-язычного, так и персо-язычного) и выступали за образование единого Туркестана, под которым они подразумевали как ареал распространения чагатайско-тюркского языка, так и территорию народов этого региона.

Таким образом, джадиды выступали за образование такого государства, национальные символы которого отвечали бы, во-первых, историческим реалиям, а во-вторых, интересам и самосознанию всех слоев Туркестанского общества. Язык, как известно, является одним из главных критериев при определении национальной идентичности того или иного народа.

Современный узбекский язык наряду с близкородственным древним уйгурским является одним из языков, находящих наиболее близкие аналогии и соответствия в языке Махмуда Кашгари, Юсуфа Баласагуни и тюрко-язычных сочинений ХП - ХШ вв. основу этого языка, также как и уйгурского, составляет карлукский диалект тюркского языка, который является одним из наиболее древних письменных тюркских языков и использовался в качестве литературного языка не только оседлым тюркским населением Средней Азии, но и кочевниками.

Имеющийся комплекс исторических данных позволяет утверждать, что формирование близкородственных народов узбеков и уйгуров, являющиеся носителями древнейших форм литературного тюркского языка и продолжателями оседло-земледельческих традиций древних тюрков, в основном уже было завершено в XI в., когда карлукско-тюркский язык приобрел статус государственного языка Караханидского каганата, а политические границы господства тюрков-карлуков, считавших себя потомками древнейших тюрков Средней Азии, были восстановлены в пределах исторического Туркестана, под которым понималась вся территория Средней Азии.

Дашти-кипчакские узбеки также восприняли этот язык после того, как приобщились к древней и богатой культуре тюрков Средней Азии. Политическое объединение собственно узбеков было образовано из более 90 родов, относившихся к самым различным тюркским племенам и народам, не говоря о других более ранних и позднейших примесях. Поэтому и антропологический тип их был совершенно различным, что способствовало быстрой ассимиляции большей их части с местным тюрко-язычным населением Средней Азии. (См.: Энциклопедический словарь / изд. Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон. Том XXXIV. СПб., 1902. С. 608 - 609), в результате чего их объединение в рамках нового государственного образования было велением времени (тем более, что такие централизованные государственные образования существовали в Средней Азии в относительно не столь далеком прошлом - имеются ввиду государства Шайбанидов и Аштарханидов). Вопрос стоял лишь в том, какое из предлагаемых названий следует дать этому объединению: Туркестан или Узбекистан? В истории тюркских народов, зафиксированной в письменной традиции других народов, названия многих тюркских народов очень часто были связаны с политическими образованиями, в которых широко практиковался перенос этнонима господствующего племени или народа на все остальные племена и народы, подчинявшиеся их власти.

Например, этноним тюрк или турк первоначально был самоназванием отдельного племени, а в VI. в. после образования Тюркского каганата он стал применяться ко всем племенам и народам, говорившим на близкородственных языках. Таким же образом, после образования государства Шайбанидов, в европейской традиции этноним узбек стал распространяться и на другие тюркские и нетюркские народы Средней Азии.

Большевики, с одной стороны, опасаясь распространения пантюркистских настроений и угрозы усиления идеи единого Туркестана, а с другой - стремясь внести раздор между представителями разных народов, проживавших до этого в составе узбекских государств, выбрали второе. В этой связи следует напомнить, что джадиды рассматривали этноним узбек в качестве синонима этнонима тюрк.

Нам представляется, что такое понимание исторической терминологии не лишенным основания и подтверждается данными отдельных источников. Наглядным примером этому может служить географическая карта Средней Азии, составленная в 1735 г. голландским картографом А.Маасом, на которой вся территория Средней Азии, известная в письменных источниках более раннего времени как "Туркестан", обозначена под названием "Узбек". Таким образом, слово "Узбек" действительно выступает в качестве синонима и правопреемника названий "Турк" и "Туркестан", на что имеются и прямые указания источников.

Так, Махмуд ибн Вали (XVII в.) пишет, что "Страна Туркестан, как в древности, так и в последующем, была юртом и местом обитания потомков Тура ибн Йафаса…, народ этой страны (т.е. Турана и Туркестана в значении Средней Азии) в каждую эпоху имел особое имя и прозвище. Так, со времени Тура ибн Йафаса до появления Могул-хана жителей этой страны называли тюрками. После становления у власти Могул-хана ко всем племенам, обитавшим в этой стране, прилагалось имя могул. После поднятия государева знамени Узбек-хана в первой половине 14 века и по сей день жители этой страны именуются узбеками. Однако, в отдаленных странах, как и раньше, всех жителей Турана называют тюрками (N.Lubin, W.Fierman, Uzbeks, Encyclopedia of World Cultures, volume VI, Russia and Eurasia/China, Boston, Massachusetts: G.K. Hail & Co., 1994, p. 395 - 399).

В недавно изданной в США Энциклопедии мировой культуры, авторов которых вряд ли можно уличить в предвзятости мнений, узбеки характеризуются именно как потомки древних тюрков Средней Азии, а топоним "Узбекистан" рассматривается как правопреемник исторического названия всего среднеазиатского региона – "Туркестан".

В свете этих данных, нам представляется, что при исследовании вопросов этногенеза и этнической истории узбекского народа следует, прежде всего, исходить из того факта, что первоначальной основой его этногенеза является местный автохтонный оседло-земледельческий тюрко-язычный субстрат Средней Азии, который впоследствии неоднократно включал в свой состав как соседние, так и пришлые персо-язычные и тюрко-язычные этнические компоненты. Во-вторых, настоящее самоназвание узбеков, на наш взгляд, следует рассматривать как синоним и правопреемник слова "тюрк", поскольку оба эти термина имеют собирательное значение и происхождение их связано с возникновением конкретных государственных образований - в одном случае Тюркского каганата, а в другом - государства Шайбанидов.

Следовательно, и топоним "Узбекистан" независимо от его нынешних границ следует рассматривать как синоним и правопреемник древнего названия Средней Азии "Туркестан" (Следует особо подчеркнуть, что на общей карте Азии средневекового времени, выставленной в Национальном музее истории Ирана в Тегеране, территория между реками Джайхун (Амударья) и Сайхун (Сырдарья), т.е. территория современного Узбекистана, обозначена именно под названием "Туркестан". Это имеет для нас большое значение, поскольку в этой карте отражена официальная позиция Ирана по тем или иным вопросам истории).

Здесь, однако, следует сделать оговорку, что термин "Туркестан" должен пониматься по крайней мере в двух смыслах - узком и широком. Если условные границы "Туркестана" в узком смысле (в понимании джадидов) соответствуют территории среднеазиатского междуречья, то "Туркестан" в широком смысле включает всю территорию Средней Азии (включая Южный Казахстан, Семиречье, Северный Афганистан и Северо-Восточный Хорасан), а в еще более широком смысле - все территории проживания тюрко-язычных народов (включая Восточный Туркестан, часть Западной Сибири, Поволжья, Урала, Алтая и др).

Название "Узбекистан" должно рассматриваться именно как синоним и правопреемник древнего названия "Туркестан", зафиксированного в письменных источниках, прежде всего потому, что среднеазиатское междуречье, во-первых, является одним из районов первоначального обитания тюрко-язычных народов в глубокой древности, а во-вторых, колыбелью оседло-земледельческой и городской культуры древних тюрков.

Еще один момент, на который следует обратить внимание, это проблема единства культуры тюркских народов и стремления их к сближению. Мы считаем, что это явление должно рассматриваться не как проявление пантюркизма, негативная сущность которого была актуальна только в условиях политической ситуации, имевшей место в первой четверти XX в., а как вполне естественный процесс.

Если обратиться к современной международной практике, то можно увидеть много примеров, отражающих стремление близкородственных народов к сближению и единству по национальному и региональному принципу, что в конечном итоге привело к образованию целого ряда международных организаций, таких как Лига арабских стран, Организация Африканского единства, Сообщество стран Латинской Америки, Сообщество стран Юго-Восточной Азии, Союз Европейских стран и т.д.

Большой популярностью пользуется также идея о создании Союза славянских народов. Нам представляется, что нет ничего плохого и в стремлении современных тюрко-язычных народов к культурному сближению и политическому единству, если это не будет направлено против каких-то других народов.

Узбекский народ, являясь историческим и этническим преемником древнейшего тюрко-язычного пласта Средней Азии и носителем одной из древнейших литературных форм тюркского языка, в этно-культурном отношении представляет собой, прежде всего, неотъемлемую часть тюркского мира, которой принадлежит важная роль в общей истории тюркских народов.

В заключение следует еще раз подчеркнуть, что такие вопросы как этногенез того или иного народа, имеющие не только научное, но и политическое значение, должны рассматриваться, прежде всего, специалистами, работы которых должны проходить более тщательную апробацию, как среди историков, так и в более широких научных кругах. В противном случае, можно легко оказаться марионетками в руках махровых националистов, пустивших глубокие корни в некоторых странах СНГ

:oz1:

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Alp-Tas, Ваши постинги, скопированные с другимх сайтов - имеется в виду не совсем приличная полемика узбекского и таджикского историков – мною удалены, думаю многие уже знакомы с ними по той же "евразии". Впредь лучше не копировать сюда такие вещи.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Старая байка . Узбеки , повторяю , больше иранцы , нежели тюрки .

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Старая байка . Узбеки , повторяю , больше иранцы , нежели тюрки .

И всетаки Мы говорим на тюркском Не знаю как Вы но мне ближе тюркское окружение (хотя с некоторыми из них Мы имеем разногласие). Это наверное потому что Я долгое время прожил в Тадж-стане где окружало Нас чужое высокомерное а иногда и враждебное окружение.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
И всетаки Мы говорим на тюркском Не знаю как Вы но мне ближе тюркское окружение (хотя с некоторыми из них Мы имеем разногласие). Это наверное потому что Я долгое время прожил в Тадж-стане где окружало Нас чужое высокомерное а иногда и враждебное окружение.

Тюрки мы, ака! :kg1: :oz1: :ost1: :kz1: не смотря на всякие там окружения :kg1: и разногласия :kg1:

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Манера тюркского говора у узбеков ближе к персидскому, много фарси слов, также культура, музыка, антропологически, но не все. Когда-то много народов вписали к узбекам, ассимилировались внутри нации, смешались.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Оголтелая идеологическая стряпня ремесленников школы дилетантов-историков "мустакыл Узбакистон".

Ея нада в один ряд выстроить с примитивнейшей стряпней про сартов здесь же.

Самое пикантное - выдергивание из контекстов подходящих под спич цитат всех подряд, как Махмуда ибн Вали...

Хотя для удивительно, что его теперь признают за источник и часто цитируют.

Вообще-то нам по классическому фундаментальному образованию и возрастному цензу привычнее оперировать исследованиями Бартольда, Баскакова, Бертельса, Григорьева, Малова, Семенова, Тизенгаузена ...

Если узбеки появились как государственные деятели задолго до шейбанидов и даже тимуридов как утверждается в данной стряпне, что же ничего нам не говорят о хорезмийцах, сельджукидах, каракитаях, караханидах, газневидах, саманидах ... тюрках западного хаканата, эфталитах, тохарах, юей-чжи и т.п.

Неужели опасаются залезть в дебри таджикских династий ?

Почему опять винегрет из котлет и мух ? Где дисциплина истории и Абуль Турк Йофасович ?!

Почему не сказано, что узбеки были родоначальниками монотеизма, куда обычно узбекские публицисты относят зороастризм, а еще прежде оного ислам (?!)

Почему-то автор недоработал и выдал ни то-ни сё, по стилю непонятно старался врать академически или все же по-узбекски с изрядной порционной мистикой и традиционной аборигенной ривоят... Узбекистан без истории.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ДРУЗЬЯ !!!

Вопрос: кто такие узбеки и с чем их ядят ?.. сегодня архиактуален и прежде всего потому что это самая молодая нация из всей семьи тюрков хотим мы того или нет. Помните у младотюрков клич что такое "Вятан" - это не миллиет и даже не государство, а пожалуй БИР МЕТИНДЕК БУЮК ТУРАН !

Конечно, эти лозунги могли обветшать по ретроспективе османов постататюркской генерации.

Однако в Центральной Азии ныне разыгрывается супертонкая геополитическая карта поляка-иезуита бжезинского, в которой главная роль отведена Узбекистану, хотя есть импотентные потуги малохольного кремля противопоставить этому Назарбаева ...

Полагаю, здесь есть над чем подумать и обменяться мыслями всем участникам дискуссий.

Что же касательно генезиса кочевых узбаклар после аннексии Мавераннахра - Туркестана и до наших дней, советую вообще не обращать внимания на высосанные из пальца тезисы, подписанные неким валиевым, а посмотреть портал РЕПЛИКА БАХРОМА - АКА на форуме Ферганы и каждый найдет для себя ответы на многие виртуальные вопросы.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. (1890 - 1916гг.)

Узбеки (правильное произношение: Ozbeg). — Под Узбеки в настоящее время подразумевается конгломерат племен тюркского происхождения, с примесью иранского и монгольского элементов, говорящих на одном из среднеазиатских тюркских диалектов и живущих в Бухаре (около 1 млн., по Вамбери), в Хиве (около 257 тыс., по Кузнецову, 1896 г.), в афганском Туркестане (200 тыс., по Вамбери), в русских среднеазиатских владениях (579740 д., по Аристову), общей численностью в 2037240 д., занимая в этих территориях с XVI в. положение политически господствующего элемента. Самое название Узбеки имеет скорее политико-историческое значение, чем этническое. Узбек — старинное, встречающееся еще в памятниках XII в. собственное имя, этимологическое значение которого: истый князь. Значение политического названия целого народа слово Узбеки приобрело в XIV в., в царствование джучида Узбек-хана, стоявшего во главе Золотой орды в течение 30-ти лет и ревностно распространявшего мусульманство среди подвластных ему тюркских племен. Те из последних, которые приняли ислам, с тех пор стали называть себя, по имени своего хана, Узбеки, в отличие как от племен, оставшихся шаманистами, так и от племен западного улуса, джагатаев, точно так же как раньше они называли себя, по имени основателя династия, джучами. Начиная со второй половины XV в., джучиев улус стал распадаться; западная часть его совершенно отпала, образовав независимые ханства крымское и казанское, а в восточной части выделился союз киргиз-кайсачий. После гибели Абул-хаир-хана и его сыновей (в 1465—66 гг.) имя Узбеки сохранилось лишь за немногочисленными родами, оставшимися верными своей династии. Возродились Узбеки и снова стали играть крупную роль, когда в конце XV и первой четверти XVI в. потомок Узбек-хана, внук Абул-хаира, Шейбани-хан, объединил вокруг себя разные тюркские племена и спустился с сев. побережья Аральского моря и низовьев Сыр-Дарьи в страны Трансоксании, чтобы сломить могущество Тимуридов и утвердить свое владычество в Бухаре и двух других среднеазиатских ханствах. Весь этот конгломерат племен, в котором тюркский элемент был перемешан с монгольским, получил общее название Узбеки В новозавоеванной территории армия Шебани-хана столкнулась с раньше уже осевшими здесь различными тюркскими племенами, занимавшими положение господствующего класса среди исконного населения края (иранского происхождения), но в значительной мере смешавшегося с последним и усвоившего его культуру. Общее политическое название этих племен было джагатаи. Сначала они отнеслись к Узбеки враждебно, как варварам-разрушителям, но с утверждением власти шебанидов стали сливаться с победителями, образовав то смешанное, говорящее на джагатайском наречии население, которое до настоящего времени в Средней Азии называется Узбеки Процессу слияния в значительной мере подверглись и аборигены страны иранского происхождения — таджики и сарты. Все это вместе взятое, в связи с господствующим положением Узбеки, привело к тому, что именем Узбеки стали называться самые различные народности, как киргизы, кара-киргизы, сарты, таджики и т. д. До какой степени термин Узбеки потерял чисто этнографическое значение, видно из того, что не только в официальной статистике Узбеки классифицируются сартами и наоборот, но и в ученой литературе то вовсе предлагается оставить название сартов, как отдельно не существующего народа (Лапин), то рекомендуется отличать сартов от Узбеки по такому единственному, чисто социальному и преходящему признаку, как утрата черт родового быта (Аристов). Основным признаком узбеков приходится считать политическое их положение, как это делает Вамбери, считающий Узбеки те тюркские племена, которые, явившись в Трансоксанию с Шебани-ханом, менее других подверглись смешению с таджиками, сартами и киргизами и сумели сохранить в течение трех последних веков господствующее положение над другими народностями. Наиболее чистые элементы Узбеки сосредоточены в Хиве, Майменэ и Шерисепсе; их меньше в Бухаре, еще меньше в Коканде. В Хиве все население левого побережья Аму-Дарьи, за исключением туркменов и немногочисленных сартов — сплошь Узбеки В Бухаре, по берегам Зеравшана, а также в южных и западных округах, Узбеки составляют преобладающее земледельческое население. И эти, однако, "чистые" Узбеки, судя по родовым названиям (не менее 90), составились из самых различных отраслей тюркского племени, не говоря о других ранних и позднейших примесях. Поэтому об едином антропологическом типе Узбеки говорить нельзя. Наиболее чистый тип — у хивинских Узбеки, которые, по Вамбери, среднего роста, выше киргизов, но не так высоки и крепко сложены, как каракалпаки. Голова овальной формы, глаза с продольным разрезом, скулы не очень выступающие, цвет кожи светлее, чем у таджиков, волосяной покров пышнее, чем у туркменов, и чаще темный. У бухарских Узбеки заметны более глубокие следы арийского смешения (преобладающий темный цвет волос и кожи), а кокандских Узбеки уже трудно отличить от сартов. 11 Узбеки Зеравшана, по Федченко, дали 1664,30 (рост) и 83,24 (гол. указ.); 33 Узбеки Самарканда, по Уйфальви — 1678,30 (рост) и 84,01 (гол. указ.); Узбеки Ферганы, по Уйфальви — 1670,50 (рост) и 86,13 (гол. указ.). Громадное большинство Узбеки ведет оседлый образ жизни, занимаясь преимущественно земледелием и отлично усвоив от своих культурных предшественников искусство орошения полей. Кочующих Узбеки очень немного: в восточной Бухаре и, в особенности, по левому берегу Аму-Дарьи, в афганских владениях; полукочующих, летом переходящих со своими стадами с места на место, а зимою пребывающих в постоянных зимних жилищах (кишлак), — гораздо больше (преимущественно в вост. Бухаре), но переход этих элементов к земледелию — дело ближайшего будущего. При всем сходстве внешнего быта оседлых Узбеки с сартами и таджиками, замечаются и некоторые различия. Одежда Узбеки из более плотных материй и не так широка, как у таджиков; вместо тюрбана они часто носят высокую меховую папаху, более широкую, чем у туркменов, и более низкую, чем у сартов. Женщины одеваются по-туркменски: только праздничный головной убор выходит из употребления. Как земледелец, Узбеки употребляет и мучную пищу, но молочная и мясная пища, даже конина, играет в обиходе Узбеки такую же роль, как у номадов. Наоборот, стол сартов и таджиков ему совершенно чужд. Из напитков Узбеки употребляет чай, куртабу (разведенный в воде сыр) и айран; кумыса не пьет почти вовсе. Старая привычка к жизни в шатре и на открытом воздухе и теперь еще сказывается: у оседлого Узбеки в обычае раскидывать войлочную палатку на дворе своей окруженной высокими стенами мызы и нередко проводить в ней зиму. И в социальных обычаях Узбеки сохранили много пережитков из прежней жизни номадов. Несмотря на вековое влияние мусульманства, браки заключаются непосредственно между молодежью, без вмешательства родителей, которые участвуют только в уплате калыма, состоящего из традиционных 9 голов скота. Игры, музыка, состязания и прочие развлечения, сопутствующие брачным празднествам — те же, что и у номадов. Как и у последних, женщина у Узбеки во время родов подвергается сильнейшему встряхиванию, для ускорения родов. Положение женщины гораздо лучшее, чем у сартов и таджиков; многоженство встречается только в высших классах, в Хиве — реже, чем в Бухаре и Коканде. Семейная жизнь отличается чистотой и мягкостью отношений, хотя патриархальная власть отца очень велика (даже пожилые сыновья не позволяют себе сидеть или заговаривать первые в присутствии отца). В характере Узбеки очень ярко проявляются типичные черты тюрок: солидность, прямота, честность, отсутствие суетливости, угрюмая тяжеловесность — и в то же время инстинкты воина и повелителя. Литература Узбеки преимущественно народная, состоящая из религиозных и рыцарских рассказов, сюжеты которых заимствованы из мусульманских легенд и народной поэзии киргизов. Исторические сочинения — почти все либо официальные хроники, составленные по распоряжению ханов, либо переводы с персидского и арабского. Имеются также образцы народной лирики. По религии Узбеки — ревностные мусульмане, но далеко не столь фанатичны, как их арийские соседи. В их культе сохранились пережитки древних иранских влияний. В Хиве, например, празднование Норуза, т. е. весеннего равноденствия, так же строго исполняется, как персами Ирана. Скакание вокруг огня, всячески оказываемое ему почтение, лечение лучами заходящего Солнца, наконец, древнеиранские солярные мифы — все это свидетельствует об исконном пребывании тюрок в территории нынешних Узбеки и общении их с аборигенами иранского происхождения. О языке Узбеки — см. Турецкие языки.

Литература. Vambery, "Das Turkenvolk" (Лпц., 1885); Η. Аристов, "Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей" ("Живая Старина", вып. III и IV, 1896); Radloff, "Aus Sibirien" (Лпц., 1886); Яворский, "Путешествие русского посольства по Афганистану и Бухарскому ханству в 1878—79 гг." (т. II, СПб., 1883); П. Кузнецов, "О Хивинском ханстве" ("СПб. Вед.", 1896, 128); Ujfalvy, "Le Konhistan, le Ferghana et Kouldja" (Лпц., 1884). Ср. литерат. к словам Бухара, Хива, Коканд, Ферганская область, Афганистан.

Л. Ш—г.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. (1890 - 1916гг.)

Сарты — название туземных оседлых жителей городов и селений обл. Сырдарьинской и части Ферганской и Самаркандской. Общая численность их достигает 800000, составляя, по данным 1880 г., 26% всего населения Туркестана и 4,4% оседлого его населения. В Сырдарьинской обл. Сарты свыше 210 тыс., в Фергане ок. 350 тыс., в прежнем Зеравшане (ныне Самаркандская обл.) свыше 150 тыс. Многочисленные во всей юго-вост. полосе Туркестанского края сплошные поселения Сарты оканчиваются в городах Туркестане и Аулиэ-ата, не распространяясь далее этих пунктов по долине Сыра и в пределы Семиреченской обл. Небольшое сартовское население последней (до 5000 душ) состоит из рассеянных по городам области торговцев, из которых только немногие основались там на постоянное жительство. Происхождение слова Сарты, которое встречается уже у Плано-Карпини (XIII в.), остается невыясненным; всего менее основательно мнение, будто Сарты — бранная, насмешливая кличка, данная узбеками горожанам Туркестана. В этнографическом отношении Сарты представляют собою тип смешанный, происшедший от слияния древнего иранского населения Туркестана с позднейшими завоевателями и поселенцами тюрко-монгольского происхождения. Сарты сохранили физический иранский тип и по наружности очень похожи на таджиков (см.), но в отличие от последних, живущих среди них разбросанно и сохранивших свой персидский язык, Сарты говорят на особом тюркском наречии, известном под именем сарт-тили. По мнению Лерха, наречие Сарты ближе всего к джагатайскому литературному языку, а в отдельных пунктах приближается к народному наречию узбеков и киргиз. Сарты — среднего роста (мужчины в среднем — 1,69, у женщины — 1,51 м); дородность легко переходит у них в тучность. Цвет кожи смуглый, волосы черные, глаза темно-коричневые, борода небольшая. По головному указателю (85,39), равно как и по черепному они — настоящие брахицефалы. Череп у Сарты мал, лоб средний, брови дугообразные и густые, глаза редко расположены не на прямой линии; нос прямой, иногда выгнутый; лицо вообще овальное. Иногда слегка выдающиеся скулы, расположенные под небольшим углом глаза и большое междуорбитное расстояние ясно указывают на присутствие алтайской крови, но вообще иранская кровь берет верх. Движения Сарты плавны, но иногда эта плавность сообразно восточному этикету переходит как бы в вялость. Если к этому прибавить широкий и длинный халат на плечах, ичиги с калошами на ногах и пышную чалму на голове, мешающие свободным движениям, то легко понять распространенное в Европе мнение о восточной лени и апатичной натуре Сарты На самом деле, однако, Сарты отличаются экспансивностью натуры, живостью ума и большим трудолюбием. Рабочий труд Сарты, особенно земледельческий, тяжел вследствие жаркого климата, к которому они приспособились, соразмеряя свои движения так, чтобы сил хватило на целый рабочий день. Домашний быт Сарты несложен и отличается патриархальностью. Жилище, одежда, пища даже у состоятельных лиц отвечают лишь крайним потребностям, которые строго сообразуются с указаниями шариата. Отличительная особенность жилищ Сарты — отсутствие окон и печей; нагревание производится посредством жаровни с углями. В санитарном отношении домашняя жизнь Сарты не удовлетворяет самым элементарным требованиям, и только умеренность в пище и питье и теплый климат, дающий возможность проводить большую часть времени года на открытом воздухе, спасает Сарты от повальных болезней. Среди Сарты распространены проказа (махау) и так наз. сартская болезнь (ташкентская язва, паша, хурда). Последняя, впрочем, не исключительно свойственна Сарты Это — не что иное, как вост. язва, распространенная в тропических и субтропических странах и известная в различных местностях под различными названиями (пендинская язва в Закаспийском крае, алеппский прыщ, делийская язва) и поражающая не только туземцев, но и европейских поселенцев. Всего более болезнь эта распространена в Туркестане и в Закаспийском крае. Сартская болезнь — накожное заболевание, начинающееся папулою, переходящей в пустулу или прямо в язвинку, со струпом или без струпа, затем превращающеюся в язву величиною от горошины до сливы, а иногда ладони и больше, от которой по заживлении остается рубец, большею частью неглубокий. Язвы эти не смертельны, поражают человека в количестве от 1 до 170 и больше, главным образом на открытых местах тела, и редко сопровождаются лихорадкой и общим заболеванием, но и при обычном течении могут принять очень тяжелую форму, так как, поражая руки и ноги, лишают больного трудоспособности на более или менее продолжительное время. Болезнь продолжается от 2 до 8 месяцев; возникает она спорадически и эндемо-эпидемически, обусловливаясь микрококком biskra. Лучшее лечение сартской болезни — содержание в чистоте, покой и перевязка антисептическими растворами. Довольно удачно лечат сартскую болезнь и туземные знахари. Среди Сарты известны еще два эндемические заболевания — зоб в Ферганской и ришта в Самаркандской области; оба они находятся в прямой зависимости от воды. На народном здоровье гибельно отражается также распространенные среди Сарты курение наши (опиума) и употребление кукнара (гашиша). За последнее время среди Сарты получает распространение и пьянство. Половая нравственность стоит у Сарты на низком уровне. В эпоху ханского владычества была широко распространена тайная проституция, хотя прелюбодеяние и влекло за собою смертную казнь; в последнее время наряду с тайной получила широкое развитие открытая проституция. Со времени завоевания края тайная проститутка (купия) совсем почти вытеснила бачей — мальчиков, увеселяющих публику пляскою, но все же бачебазство (развлечение с бачами) широко распространено, принимая иногда самые гнусные формы. Допускаемое у Сарты многоженство доступно лишь более зажиточному классу, среди которого обладание несколькими женами является своего рода модой. Благодаря скоплению в городах массы пролетариев, охотно отдающих своих дочерей за самый ничтожный калым, многоженство у Сарты распространено более, нежели у киргиз. В домашней и общественной жизни Сарты господствует разделение полов; замкнутое положение женщины, показывающейся на улице не иначе, как под покрывалом, проявляется всего сильнее у состоятельных Сарты, у которых для женской половины устраивается отдельное помещение с особым двором, отделенным от мужского жилья, что, однако, не способствует ограждению нравственности. В общем Сарты честны, трезвы и умеренны; в семейной жизни они отличаются чадолюбием; другая отличительная черта их — почтительность к старшим. По занятиям Сарты распадаются на три класса: 1) ремесленники и земледельцы, 2) торговцы, 3) представители духовенства и мусульманской науки (казии, аглямы, муфтии, ишаны, мударрисы, муллы). Сарты легко приспособляются к новым условиям жизни и усваивают практические знания в ремеслах. Известны изделия их с очень мелкою и красивою резьбою как по дереву, так и по металлу. Сарты — единственные в своем роде штукатуры и мастера в лепных работах; последние выполняются ими чрезвычайно тонко и изящно. Сарты — фанатические мусульмане; религиозность составляет основную черту их характера и поддерживается широко распространенным начальным образованием, получаемым в мектебе; для высшего образования служат медресе. Литература Сарты ограничивается священными книгами, несколькими историческими сочинениями и переводами Гафиза и др. персидских поэтов. Туземные поэты довольно многочисленны, но не дали ничего выдающегося. Они отзываются и на новейшие события; так, напр., имеются стихи о движении русских войск в Среднюю Азию и о завоевании ими сартских городов; в них порицается трусость сартских чиновников и их многочисленных войск и воспевается храбрость Кауфмана, Черняева и Головачева. Сказки, пословицы, толкования снов и песни Сарты сходны с аналогичными памятниками народного творчества тюркских племен, живущих по Тянь-Шаню и в Восточном Туркестане. В сказках Сарты много мотивов, близких к мотивам русских сказок; они могут дать обильный материал для сравнительного изучения наших эпических мотивов наряду с восточными. Памятники народного творчества Сарты нашли усердного собирателя в лице Н. П. Остроумова, который долго состоял редактором официальной газеты, выходящей в Ташкенте, на сартском языке, с 1870 г. Об истории Сарты см. Кокандское ханство, Туркестан и Фергана. Ср. В. Наливкин и М. Наливкина, "Русско-сартовский и сартовско-русский словарь, с приложением краткой грамматики по наречиям Наманганского уезда" (Казань, 1884); их же, "Очерк быта женщины оседлого туземного населения Ферганы" (Казань, 1886); Н. Остроумов, "Сарты Этнографические материалы" (вып. I—III, Ташкент, 1890—95; 2 изд. 1-го вып., Ташк. 1896); "Кодекс приличий на мусульманском востоке" (перевод сартского памятника, который в оригинале носит заглавие: "Книга о благоповедении людей благочестивых", в "Сборнике Сырдарьинского статистического комитета за 1894 г.", Ташкент, 1895).

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Б.Мусаев: Вперед в Прошлое. Откуда пошла узбекская нация

14:48 14.07.2009

"Чигатой эл мени узбек демасун…" или к вопросу о поиске идентичности.

Фрагмент очерка "Вперед в Прошлое".

Бахадыр Мусаев

Вынесенные в заголовок слова, являются фрагментом строк из "Шайбоний нома", произведения средневекового летописца и поэта XV - XVI вв. Мухаммада Солиха. Точнее, это слова, вложенные придворным поэтом в уста завоевателя Туркестана Шейбани – хана с которыми он обращается к местным тюркам – аборигенам. В переводе на русский язык они звучат: "пусть чигатайский народ не называет меня узбеком…". Очевидно, завоеватель хочет сказать, что он им не чужой, поэтому просит их не беспокоиться, а воспринимать его как своего. Далее следует утверждение, что Шейбани великий хан узбекского народа, но Туркестан ему родная земля ("Холи онинг ери Туркистондур, узбек элига муазам хондур") 1.

По существу это утверждение претендует на то, чтобы его воспринимали однозначно, как факт: с одной стороны, указывающий на принадлежность и приверженность Шейбани - хана к месту пребывания (Туркестану); с другой стороны, отождествляющий, возглавляемые им племена Орды с тюрками – аборигенами Туркестана. Однако в содержании утверждения М. Солиха не трудно обнаружить, что Шейбани со своим народом - одно, а Туркестан – другое. Думается, этот литературный опыт М. Салиха, представляет одновременно и апологию и один из образцов того, как рождаются светлые мифы. Данный конкретный миф диссонирует с действительностью. Ведь, именно Шейбани, с пафосом заявлял о том, что сопротивление народа Туркестана "растоптано копытами коней победоносных узбекских войск".

По истории узбеков написано довольно много. Отечественные исследователи советского и постсоветского периода создали и продолжают издавать труды, посвященные изучению узбекского народа. Все они во главу угла своих исследований ставят известную концепцию этногенеза узбекского народа, которая с подачи ее автора А.Якубовского предлагала покончить с этимолого – исторической связью понятия "узбек" с дашткипчакскими корнями и тем самым признать его утверждение, что узбекский народ в своей основе сформировался еще до нашествия Шейбанидов в Среднюю Азию.

Например, Б.А. Ахмедов в своей монографии "Государство Кочевых Узбеков", опубликованной в 1965 г. московским издательством "Наука" отмечал: "Узбекский народ является одним из древних народов Средней Азии и имеет почти 3 000 – летнюю историю" 2.

Читая эту версию, первоначально предполагаешь, что может быть, мы имеем дело с подменой понятий, когда история тюрков приписывается узбекам, чтобы элементарно избежать обвинений в пантюркизме. Отнюдь, в изложении ученого, оказывается, предки современных узбеков еще в глубокой древности жили на территории современного Узбекистана, а кочевые узбеки, установившие свою власть на территории современного Узбекистана в самом начале XV в., составляли незначительную часть узбекского народа и вскоре после расселения растворились в тюркской массе Мавераннахра и передали им лишь свое имя 3.

Десять лет спустя, в 1974 г. ташкентское академическое издательство "Фан" выпускает работу К.Ш. Шаниязова "К Этнической Истории Узбекского Народа (Историко – Этнографическое Исследование На Материалах Кипчакского Компонента)". В названном труде сделан некоторый отход от "гениальной" формулировки Якубовского, который обозначился в том, что автор включает в процесс этногенеза узбеков дашткипчакские племена. В частности, он пишет следующее. "Формирование основных черт этнической общности узбекской народности происходило в X – первой половине XI в. Тюркоязычные и отюреченные монгольские племена, участвовавшие в XII - XV вв., как и более ранние, были главным образом среднеазиатского и дашткипчакского, а также центральноазиатского происхождения" 4.

В перечне авторов, представляющих своими трудами очередные "вехи" мнимых подвижек во взглядах на этногенез можно выделить и историка А. А. Аскарова, который, как и упоминаемые выше авторы, является действительным членом местной Академии наук. В одном из своих выступлений, относящихся к 1986 г., он выражает мнение, что в XI – XII вв. завершился процесс становления узбекского народа 5.

По данному поводу не станет откровением мое замечание, что вышеназванные ученые неукоснительно следуют по курсу логики подхода Якубовского, требование которого заключается в том, чтобы "отличать условия формирования того или иного народа от истории его имени" 6. Свидетельством тому, что они приняли в качестве неотъемлемого элемента научного аппарата термин "староузбекский", которым Якубовский предлагал обозначать весь дошейбанидский период истории, все тюркское прошлое на территории Узбекистана до XVI в. 7.

Провозглашение независимости и политическое обособление Узбекистана, к сожалению, не привело историков к коренному повороту в их взглядах на собственную историю.

По меткому наблюдению социолога А. Ильхамова: "…Якубовский, безусловно, совершал существенную услугу фактическим и потенциальным великодержавным национал – патриотам, которые могли ощущать нужду во включении наследия доузбекского исторического прошлого в символический капитал нации" 8. И далее делает следующее жесткое и по снайперски точное адресное замечание обобщающего характера: "Чем весомее этот символический капитал, тем легитимнее власть, контролирующая его. Власть, в конечном счете, выступает персонификацией символического капитала, который она сама вместе с подручной академической и культурной элитой и создает" 9.

Чем же оборачивается подобная ситуация, когда эти ученые - патриоты продолжают работать на правительство (т.е. выполняют социальный заказ), в частности, в разработке этногенеза, руководствуясь утверждением Якубовского, что история народа старше его имени?

По меньшей мере, повсеместное использование данного принципа отрицания значимости этнонима и самоназвания этноса в разработке этногенеза дало и дает как результат, искаженную национальную историю бывших республик Советского Союза. Это тот самый случай, когда "переписывание" истории, по справедливому мнению отдельных обществоведов, связывается не с принципами поиска истины, а с другими побочными – политическими, экономическими или гегемоническими – интересами, в результате которых получается "историографическая каша", где перемешиваются, правда, ложь, легенды и, конечно, мифы, как самый подходящий "клей истории" 10.

Мой личный опыт знакомства с доступной научной литературой, по интересующим меня вопросам, связанным с историей Туркестана убеждает: нет таких известных событий, в которые бы наши историки "не вмешались", не вырвали из контекста целого, изменив их реальное содержание чаще в угоду власти и господствующей идеологии, именуемой идеологией независимости… В итоге мы имеем то, что имеем, то есть, собственно не историю, реально имевших место в прошлом событий в нормальном изложении, а "историю" без истории, которая представлена нагромождениями темных и светлых мифов, преданий и легенд.

Тем не менее, это не должно останавливать наш порыв к невозможному, заключающемуся в желании увидеть события прошлого такими, какими они всегда были. Разумеется, восстановление событий в "чистом" виде уже немыслимо, хотя думаю, именно данное обстоятельство обостряет осознание важности того, что знание своей истории, традиций необходимо, чтобы узнать нам больше и глубже о себе, задаваясь вопросом: кто есть кто в Туркестане, каков объем и содержание духовного наследия тюркского этноса, самобытность духовного бытия и культуры которого была заявлена давно, что отмечается уже в древнекитайских источниках.

На самом деле, кто мы? Чем отличаемся от других? Куда идем, точнее, кто и куда нас ведет? Какой у нас за плечами социокультурный багаж? Как же мы докатились до жизни такой? Какой путь избрать для исправления нынешнего положения? Какой новый дом нужен нам? Каким образом строить новый дом?

Попытки найти ответы на поставленные вопросы напрямую связаны с направлением поисков идентичности любого народа, который свободен и осознал жизненную необходимость осуществления своего стремления вписаться в контекст современности, где все более и более набирает силу процесс глобализации. Известно, этот процесс неоднозначен. С одной стороны, он "перемешивает" и, казалось бы, нивелирует все богатство и разнообразие национальных культур, интегрируя их ценности в нечто общее. С другой стороны, в этом "общем" неизбежно проявляется прямо противоположная тенденция к самосохранению, индивидуализации и обособлению национального. Однако, представляется, что вписаться нашей стране в контекст современности весьма проблематично по следующей одной из причин.

Есть основание говорить о факте не завершенности в Узбекистане становления нации в строго научном, современном значении слова и соответственно отсутствия, как такового, национального самосознания. Это я объясняю тем обстоятельством, что усилиями идеологов, политиков колониального периода в Туркестане проводилась политика, преследовавшая цель нивелировать все этнические признаки, перекодировать сознание в плане задачи стирания национальных особенностей. Примечательно в этом отношении признание русского востоковеда Н.И. Веселовского, когда он в 1885г. писал: "мы думаем, что дали покоренным нами азиатам мир, спокойствие, безопасность….Но есть и еще высщее благо, высшее всего этого. Это национальность, национальное чувство…Надо войти в положение покоренных мусульман. Тяжела смерть политическая, еще тяжелее смерть национальная. А при нашем владычестве они именно обречены на обезличение…" 11 . Наиболее явственно, такая политика проявилась в том, что прошлое Туркестана было представлено: вне контекста становления тюркского этноса; вне признания, имевшего место старых типов самосознания различных этнических групп Туркестана и их взаимодействия в рамках тюркского этноса.

В советский период эта политика была продолжена и особенное выражение она нашла в том, что история Туркестана была прочитана заново таким образом, чтобы выделить особняком узбеков и в то же время дополнена действиями по замене национальной идентичности на советскую жестокими акциями, которые ставили вне закона "националистов", "космополитов", пантюркистов", "панисламистов", не ставила в грош права народа (народов) на свободу, человеческое и национальное достоинство. Не будем голословны. Обратимся к историческому факту. "Когда профсоюзный вождь М.П. Томский не поддержал политики Ленина по вопросу о профсоюзах, Ленин сослал Томского в Туркестан, назначил его председателем Комиссии ВЦИК и СНК РСФСР по делам Туркестана. Там у Томского возникли политические разногласия с членом Туркбюро ЦК РКП (б) Г.И. Сафаровым…Сафаров утверждал, что в условиях Туркестана НЭП невозможен и надо сохранить военный коммунизм. Томский написал об этом Ленину. Ленин ответил 7 августа 1921 года: "Конечно, Вы правы, что "9 миллионов" баранов" нам (Москве) необходимы (курсив мой – Б.М.). Во что бы то ни стало их взять!..." 12.

В сегодняшнем Узбекистане названный курс несколько скорректированный, находит свое продолжение в ином обличье, но, по сути, очень схожим с вышеприведенным. Национальная политика здесь проводится с позиций этноцентризма в условиях фактического отсутствия институтов гражданского общества, пресловутые "бараны" уже в количестве более 25 млн. превращены в бесправную обезличенную массу, конкретно каждый из которых не имеет свободы, чтобы сказать, насколько плохо ему живется и кто их притесняет, совершает произвол и насилие… И к месту ли говорить в сложившихся обстоятельствах о том, что в узбекистанском обществе происходит становление нации, национального самосознания, есть гражданский дух, не подавлен креативный потенциал людей…

Итак, история наша была прочитана за нас и остается прочитанной таким образом, чтобы, как минимум, мумифицировать этнические различия, как максимум, помимо этих различий, уничтожить ощущение общих корней. Согласно Хосе Ортега – и - Гассет, подобное уже наблюдалось в истории античного государства, которое уничтожало различия между отдельными народами. Философ подчеркивает, что национальная идея с ее динамикой требует сохранить то многообразие, которое всегда было характерным для жизни Запада 13.

В данной связи и с учетом нашей почвы мне в голову идут и слова Тимура, который, задаваясь вопросом о том, кто мы, говорил, что мы наследники Туркестана, Туркестан наше наследство и гордость, что Туркестан - главное звено тюрков.

Очень и очень трудно, почти немыслимо дойти до правды в обществе закрытого типа, каковым является наше общество, но надо обрести свободу и выбираться из путины мифов, фальсификаций, чтобы выйти на дорогу поисков идентичности.

Ташкент 10 - 13.07. 2009

Литература.

1. Цитата приведена по книге Данияров Худайберди. Эски Узбек Адабий Тили Тили Ва Кипчок Диалектлари. Т. 1976, с. 42

2.Б.А. Ахмедов Государство Кочевых Узбеков. М. 1965, с.149

3. См. там же, с.149

4. К.Ш. Шаниязов К Этнической Истории Узбекского Народа ( Историко – Этнографическое Иссдедование На Материалах Кипчакского Компонента) Т 1974, с. 10.

5.А.А.Аскаров Некоторые аспекты изучения этногенеза и этничсской истории узбекского народа // Материалы к этнической истории населения Средней Азии. Т. 1986, с 310.

6. А.Ю. Якубовский. К вопросу об этногегнезе узбекского народа Т. 1941, с.3

7.Там же, с. 19

8. А. Ильхамов. Археология Узбекской Идентичности // Этнический Атлас Узбекистана. Институт "Открытое Общество" - Фонд содействия – Узбекистан , 2002, с. 297.

9. См. там же, с. 297

10. Карл Аймермахер, Геннадий Бордюгов. "СВОЕ" И "ЧУЖОЕ" ПРОШЛОЕ, Введение./ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ В СОВЕТСКОМ И ПОСТСОВЕТСКИХ ГОСУДАРСТВАХ. М. 1999, с.14

11.цитата приведена по кн.. Б.В. Лунин. Средняя Азия в научном наследии отечественного востоковедения. Т. 1979, с. 144-145

12. Луис Фишер Жизнь Ленина. London 1970, с.789.

13. Хосе Ортега –и- Гассет Восстание масс // Психология Масс. М.1998, с. 310

bahadyr.musaev@gmail.com

Источник - ЦентрАзия

Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1247568480

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Гога Хидоятов: Шейбани, шейбаниды и узбеки

16:17 27.09.2009

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1254053820

Интересная статья про Шейбани, шейбанидов, Узбек-хана, узбеков.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Посмотрите, что пишут про узбеков и Эмира Тимура тут.\

http://uforum.uz/showthread.php?t=8117

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. (1890 - 1916гг.)

Узбеки (правильное произношение: Ozbeg). — Под Узбеки в настоящее время подразумевается конгломерат племен тюркского происхождения, с примесью иранского и монгольского элементов, говорящих на одном из среднеазиатских тюркских диалектов и живущих в Бухаре (около 1 млн., по Вамбери), в Хиве (около 257 тыс., по Кузнецову, 1896 г.), в афганском Туркестане (200 тыс., по Вамбери), в русских среднеазиатских владениях (579740 д., по Аристову), общей численностью в 2037240 д., занимая в этих территориях с XVI в. положение политически господствующего элемента. Самое название Узбеки имеет скорее политико-историческое значение, чем этническое.

Акскл

Отправлено 05 May 2009 - 10:41 AM

Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. (1890 - 1916гг.)

Сарты — название туземных оседлых жителей городов и селений обл. Сырдарьинской и части Ферганской и Самаркандской. Общая численность их достигает 800000, составляя, по данным 1880 г., 26% всего населения Туркестана и 4,4% оседлого его населения. В Сырдарьинской обл. Сарты свыше 210 тыс., в Фергане ок. 350 тыс., в прежнем Зеравшане (ныне Самаркандская обл.) свыше 150 тыс. Многочисленные во всей юго-вост. полосе Туркестанского края сплошные поселения Сарты оканчиваются в городах Туркестане и Аулиэ-ата, не распространяясь далее этих пунктов по долине Сыра и в пределы Семиреченской обл.

Если прибавить сюда еще и тюрков пришедших до и после Чингисхана, до Шейбанидов, получаем что тюркской крови совсем и не мало среди современных узбеков.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сообщения с оскорблениями скрыты, тема пока закрыта

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тема открыта. Провокационные сообщения скрыты.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

со слов одного узбека, у него мать арабка (!) с его слов :в самом городе джалалабаде проживают среднеазиатские арабы написанные в паспорте узбеками. не знаю правда или нет.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кармышева Б.Х. Среднеазиатские арабы // Народы Средн. Азии и Казахстана. Т. 2. М.: 1963. С. 582—596.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мы кыргызы часто грешим тем, что начинаем искать родственные связи с индейцами америки, а вот с братьями, которые с нами живут на одной улице мы попросту не видим или не хотим видеть

ответьте мне уважаемые знатоки кыргызы и узбеки - братья :ozbek: ?

1. во всех списках илатия значатся кыргызы

2. родоплеменной состав кыргызов и узбеков имеет множество параллелей (и не только кыпчаки)

3. кыргызы проживают в Узбекистане практически во всех областях (Джизак, Ташкен, Фергана, Каракалпакстан и т.д.) как и узбеки компактно проживают во всех областях Кыргызстана...

что еще можно найти по этому вопросу, подскажите, туугандар?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кыргызы и узбеки действительно родственники. Кыргызы - особенно с кочевым компонентом современного узбекского народа.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Что это за русо-тролль объявился?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Троль удален.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

назывался ли язык, ныне называющийся узбекским, таковым до образования Узбекской ССР? Если нет, то как?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти