669 сообщений в этой теме

По-моему, достаточно то, что имена набраны разным алфавитом.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сегодня я прочитал книгу Б.Б.Дашибалова. Он утверждает, что в этногенезе западных бурятов прослеживается кыпчакский компонент.

Усть-Талькинский и Сэгэнутский могильники погребений с конями он

связывает с кыпчаками, с булагатами - бурятами, чье название производит

от среднеазиатских булгачи и алтайских бурут. Далее часть их ушла в территорию Якутии. Если ранее считалось, что эти могильники где-то X в.

то он считает что они не ранее XV в. И считает что они, т.е. буряты-булагаты связаны с тюркской этнической средой.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Dashibalov - uchenyi sovetskih vremen. Byla programma 'sverhu' chtob buryat postepenno polnost'yu ottorvat' ot Mongolii. Ya vser'ez ego raboty ne beru. Bulgachi eto mongol'skoe slovo, a ne tyurkskoe v konce koncov. Bulgan eto sobol', zver' kotoryi 1. ne voditsya v Srednei Azii, 2. BUlgachi- oznachaet sobolevshik-oxotnik, davnii promysel buryat. Nekotorye roda kypchakov i kyrgyzov prosto byli assimilirovany temi protoburyatami i stali edinym celym. Vot edinstvennyi dovod.

P.S: ya sam proisxoju iz etogo plemeni BULGAD - bulagat

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Дааа. Неужели еще находятся люди которые серьезно полагают о протобурятах в неолите :unsure:

Кстати в прошлом году при Иркутском МИОН'е вышел сборник "Коренные народы Сибири...." (под рукой нет). Ну, так вот, были там статьи посвященные бурятам, якутам... В одной из них говорится о сяньбийских и хуннских племенах в этническом составе западных (собственно) бурят. Среди них такие, как сяньбийские племна, как чоно, абага, чаган > шоно, абаганад, ашаабагад, саган, хуннские хугу, сюйбу > хогой, hойбо и др. (сразу и не вспомнить).

Пришли (большая часть, скорее всего, вынуждено) монголо-тюрко-ираноязычные предки бурят в Прибайкалье лишь на рубеже 5 в. А до этого отмечается более чем 2-хвековое отсутствие номадов в регионе после исчезновения плиточниов. В этом промежутке основными насельниками региона были носители байкальского расового типа - предки тунгусов, тофаларов, сойотов [но, не бурят]. Лишь с началом курумчинской культуры завязывается тот этногонический узел из котрого впоследствии произошли буряты, хори (впоследсвии слившиеся), барга (хуучин и шинэ).

Кстати, полагаю, что нужно уделять больше внимания согдийскому субстрату. Никто больше кроме них не мог принести в Прибайкалье орошаемое земледелие, привезти и воспроизводить чираги, ипользовать керамику с изображением Гопат-шаха, и оставить могильники с погребеными фергано-таджикского (Окладников А.П.) расового типа.

P.S. я полагал, что это научный форум, а Вы о Тиваненко..... :blink:

С уважением.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"Говоря о бурятском и монгольском этногенезе почему-то все время забывают о меркитской проблеме. Между тем именно территория Бурятии

была Меркитским улусом, Меркитией до прихода к власти Тумэлдьинэ."

Не путайте, пожалуйста, территорию современной республики Бурятия, с территорией где формировался бурятский этнос, а именно с Ангаро-Ленским регионом. Территория же расселения меркитов - долина Уды и прилегающий участок Селенгинской долины - до 17 века были монгольской территории. Незря к приходу русских здесь кочевали табангуты, атаганы, хатагины, близкие халха.

Не о какой большой роли меркитов в этногенезе бурят говорить не приходится (не верьте Тиваненко).

"Эхириты (икерес, ихирас, икирас) – одно из монгольских племен, образующих бурятский этнос. Первоначально эхириты селились в верховьях Куды и Лены, и на берегах притоков Лены Манзурки и Анги (Качугский район Иркутской области). К XIIIвеку, перейдя Байкал, они кочевали на территории Северо-Восточной Монголии."

Вообще-то, во времена Чингисхаана икиресы были расселены в Восточной Монголии. В Прибайкалье же очевидно попал лишь небольшой его осколок, который при удачном стечении обстоятельств возглавил территориальную группировку. (сравните: кыргызы в составе хакасов).

С уважением.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

С меркитами связывается саянтуйская культура в территории Забайкалья.

Там обнаружены погребения в колодах и существовал обычай класть в могилу ногу барана. Ранее его считали чисто монгольской традицией, но

такой обряд был распространен у тюркоязычных кочевников. Так вот отдельные черепа из этих могильников характеризуются ярко выраженной европеидностью. Значит Западное Забайкалье не входила

в территорию, где формировался бурятский этнос, как утверждает один

тойон в форуме. Там до XIII в. проживали баргуты (на Баргузине), байауты (на Джиде), меркиты (Хилок, Уда), возможно туматы (на Тугнуе).

Потом добавились еще хатагины и сартаулы. Я веду это к тому, что именно от этих племен ведут начало основные улусы саха и связываются роды тунгусов.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Баргузин и Северное Прибайкалье - регионы входившие в ареал Курумчинской культуры.

Восточное Прибайкалье (Забайкалье) восточнее хр. Хамар-дабан всегда составляло неотъемлимую часть Центрально-Аазиатского региона (в узком смысле), в монгольский период территории Восточного Прибайкалья входили в коренной улус.

Даже в XVII веке когда Братские буряты [р-н совр. г. Братск, некогда поставленного посреди бурятских кочевий] бежали от зверств Похабова в Монголию, они шли двумя путями мимо Хубсугула и в низовья Селенги (Кударинские степи).

Подробнее см.: Окладников А.П. Очерки из истории западных бурят-монголов (XVII-XVIII в.). - Л., 1937.

С уважением

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

интересно мнение читателей по этому поводу

Бакунин В.М. Описание калмыцких народов, а особливо из них торгоутовского и поступков их ханов и владельцев. Сочинение 1761 года. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1995. (Текст сочинения и предисловия печатается по изданию: Описание истории калмыцкого народа // Красный архив: Исторический журнал. 1939. Т. 3(94); Т. 5(96)).

Но сие достоверно, что в 16 веке калмыцкий народ назывался на их языке ойрот, а по-мунгальски ойлиот, и от мунгал научился грамоте и арифметике, а разделялся между себя на 4 части и назывались: 1. Хошоут, 2. Баргу Бурат, 3. Зенгор, 4. Торгут.

Из них первые - Хошоут - пребывание свое и доныне имеют при Кокунуре, то есть при Синем озере, лежащем между Китайского государства, тибетского (или тангутского) народа, в котором жительствует Далай-лама, и Малой Бухарии (Малой Бухарией назывался Кашгар, или Восточный Туркестан), и имеют своих ханов, а около 1700 года от нападения зенгорцев вступили в подданство Далай-ламы.

Другие - Баргу Бурат - напредь сего кочевали при реки Иртыша и при Алтайских горах и имели собственных своих владельцев. Но с 1618 года от частых нападений соседей их мунгал и других калмык они разорены, и многие из них по их разным улусам разделены. Да из них же немалая часть вступила в подданство Российской империи и ныне пребывание свое имеет в Сибири в Иркутской провинции и на своем языке себя называют бурат, а россияне называют их братскими калмыками, и таким образом сей народ перевелся.

Третьи - Зенгор - кочевали при реке Или или около озера, на их языке называемого Балхаш-нур, лежащего под 48 градусом северной широты, в которое впадает река Или, и имели своих ханов и владельцев самовластных, которые чинили нападения на Баргу Бурат, Хошоутов и Торгоутов и по нескольку улусов их к себе отрывали и обманом перезывали, и, тем усилясь, завладели Малою Бухариею, в которой 7 городов, а именно: Кашкар, Учь, Аксу, Куца, Эркень, Хотон, Керея. Зенгорцы ж чрез 40 лет войну продолжали с Китайским государством, и напоследи войск их собиралось тысяч до ста. Они ж научились было от шведа штык-юнкера Иоганна Рената, бывшего в России военнопленным и из Сибири к ним в плен доставшегося, делать пушки.

Но 1746 году, по смерти главного их владельца Галдан Череня, у прочих зенгорских владельцев сделалось междоусобие, причем Галдан-Черенев зять владелец Амур Санан, происшедший из фамилии Хойт, передавался в Китайское государство и подал причину китайским войскам вступить в Зенгорию и тот народ разорить и забрать в свое государство. Из них же при сем случае некоторые владельцы из фамилий Торгоут и Хойт, также и из их собственных зенгорских попов, зайсангов и рядовых калмык несколько тысяч семей самовольно пришли в Российскую империю. И которые из них пожелали креститься, те определены на житье в Оренбургской губернии при Ставрополе (с 1964 г. - Тольятти), а которые креститься не пожелали, оные препровождены на реку Волгу к торгутским калмыкам, и так и другой калмыцкий зенгорский народ перевелся.

Четвертые - Торгоут - пребывание свое имели при Алак-Ула, то есть при Пегих, или Пестрых, горах, которые лежат между Малой Бухарией и рекой, по-калмыцки называемой Текес, впадающей в реку Или под 44 градусом северной широты, и распространялись кочевьем своим до рек, по-калмыцки называемых Торгой и Яргас (из которых последнюю ныне киргис-касаки называют Иргис), впадающих в озеро на киргис-касацком языке называемом Ак Сакал, лежащее под 48 градусом северной широты.

В 1630 году торгоутский главный владелец, именуемый Хорлюк, имея у себя 6 сынов и подданных своих улусных калмык 50 000 кибиток, за ссорою с хошоутскими и с зенгорскими калмыками от Алак-Ула откочевал к реке Волге и идучи завоевал за рекою Эмбою татар, джембуйлук (ногайцы, кочевавшие по берегам реки Эмбы, на калмыцком языке называвшейся Джем, получили название джембулуков, или эмбулуков) именуемых. А пришед к реке Волге, покорил себе Большого и Малого Ногая татар же, называемых Катай Капчак, Мали Баш и Джетысан.

...

Примечания достойно, что хошоуты и зенгорцы сами себя и торгоутов калмыками и доныне не называют, а называют, как выше означено, ойрот. Торгоуты же как себя так и хошоутов и зенгорцев калмыками хотя и называют, но сами свидетельствуют, что сие название не свойственно их языку, а думают, что их так назвали россияне, но в самом деле видно, что сие слово «калмык» произошло из языка татарского, ибо татары называют их калмак, что значит «отсталые» или «отстальцы».

В сноске от редакции пишется, что

Баргу - одно из главных племен бурят-монголов. Рашид-ад-дин упоминает в племенном составе бурят-монголов: эхиритов, баргу-бурят и хоринцев. Баргу-буряты в состав ойротов не входили.

От себя могу поправить Амур Санан был не хойтом а хошутом. Бакунин тут ошибается, поскольку знает что тот был воспитан у хойтского владельца, но не знает, что тот не приходился ему отцом.

Есть еще статья Нимаева Д.Д. об ойрат-бурятских этнических связях.

+ предварительные данные моего бывшего шефа Спицына, про генетическую близость совр. калмыков к восточным (хоринцам) бурятам.

+ мои данные подтверждающие это.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
... «Монгол Нюуса Тобшо» перечисляет их: ..., салджиуд, ....

Удивительно, как это ДамироАрсланоУрал прошел/прошли мимо такого факта. Ведь из ырыу Салъйут произошел башкирский деятель Заки Валиди.

Интересно, эти 5 копеек в чью копилку?

Тюркское влияние на бурят или монгольское на башкир?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В сноске от редакции пишется, что

Баргу - одно из главных племен бурят-монголов. Рашид-ад-дин упоминает в племенном составе бурят-монголов: эхиритов, баргу-бурят и хоринцев. Баргу-буряты в состав ойротов не входили.

Рашид-ад-дина о бурятах не упоминал, он писал о Баргуджин-тукуме.

Этноним баргу примерно равен этнониму буряад, первый был более употребителен в средневековье, Второй начал активно употребляться в предрусский период. В XVII веке этноним бурят включал в себя булагатов, эхиритов и их соседей. Хори и селенгинские и племена, тогда еще объединялись этнонимом монгол, в русских документах - мунгалы. Только после проведения границы между Цинским Китаем и Российской империей, все монголоязычное население Прибайкалья стало называться братскими, т.е. бурятами.

С уважением

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
... «Монгол Нюуса Тобшо» перечисляет их: ..., салджиуд, ....

Удивительно, как это ДамироАрсланоУрал прошел/прошли мимо такого факта. Ведь из ырыу Салъйут произошел башкирский деятель Заки Валиди.

Интересно, эти 5 копеек в чью копилку?

Тюркское влияние на бурят или монгольское на башкир?

гипотеза Enhdа

Так дальше: Ещё было племя из Кара ат – караит, кэрэит (по мнг. будет хара мори), и здесь ещё есть другой вариант монголо–тюркское: Хээр ат – хээрат или хэрат (хээр – по тюркски "дору", там было племя "дору ат" потом монголы из–за ленивости перевели половину слова и стал "хээр ат") И ещё сары ат – сара ат, (так как в китайском языке нету букв "р" записано как салаит или салажут, салжут) Бургут – бора ат (искаженное монголами на бургут) и можем так продолжать ...
0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
гипотеза Enhdа
Так дальше: Ещё было племя из Кара ат – караит, кэрэит (по мнг. будет хара мори), и здесь ещё есть другой вариант монголо–тюркское: Хээр ат – хээрат или хэрат (хээр – по тюркски "дору", там было племя "дору ат" потом монголы из–за ленивости перевели половину слова и стал "хээр ат") И ещё сары ат – сара ат, (так как в китайском языке нету букв "р" записано как салаит или салажут, салжут) Бургут – бора ат (искаженное монголами на бургут) и можем так продолжать ...

Зесь я пошутил просто насчёт “конырат“ они думают что конырат это “хонгор мори" это очень наивно поэтому я предлагал всякие предположения оканчививаюшиеся на -ат т.е. на монгольском “мори“.

на самом деле конырат это есть “хонхэрээд“ или “кон кэрэйт“

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

по моему очевидно...

qongi(u)r+at(d) - каурая лошадь, либо каурые

конгыр/конгур (тюрк.) // хонгор/хонгир (монг.)

С уважением

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Потомок Чингисхана

В 1860 году на Невском открылась первая в столице тибетская аптека братьев Бадмаевых. Публика ломилась посмотреть на экзотический интерьер с шаманскими бубнами и сушеными чудищами на стенах, а также на еще более удивительных, прежде невиданных, бурятов-аптекарей. Говорили, что старший Бадмаев –– Цультим учился медицине у тибетских лам и с помощью тайных знаний помог сибирскому генерал-губернатору остановить эпидемию тифа. Младший брат –– Жамсаран - по приезде в столицу перешел из буддизма в православие, приняв славянское имя Петр, причем крестил его сам наследник престола. До будущего императора Александра III дошли слухи (самими Бадмаевыми и запущенные), что "проникшийся светом христианства" бурят является потомком Чингисхана в 11 колене. Аптекарь был взят под высокое покровительство.

Растущий интерес к восточной культуре и близкое знакомство с членами царствующей фамилии обеспечили Бадмаевым блестящую карьеру в столице. Цультим лечил своими "нетрадиционными средствами" высшую знать, а новообращенного Петра, окончившего в 1875 году Санкт-Петербургский университет, стали продвигать по дипломатической линии. "Потомок Чингисхана" был приписан к азиатскому департаменту МИДа и вскоре приобрел репутацию одного из наиболее авторитетных экспертов.

В 1893 году, вернувшись из очередной дальневосточной экспедиции, он подал своему патрону, императору Александру III, "Памятную записку о задачах русской политики на азиатском Востоке", которая представляла собой план бескровного присоединения к Российской империи Китая, Монголии и Тибета. Бадмаев констатировал, что положение правящей династии Цинь неустойчиво, и Петербургу необходимо, воспользовавшись моментом, свергнуть ее, пока этого не сделали Париж, Берлин или Лондон.

Будда Александр

По проекту Бадмаева, правительству в проведении дальневосточной политики следовало сделать ставку на племена бурят, проживающих на российской территории, к которым принадлежал и род Бадмаевых. Предлагалось предоставить им средства для открытия торговых и перерабатывающих предприятий, которые по высоким ценам начнут скупать товары и сырье, на торговле которым строится экономика монголов, тибетцев и других народов Китайской империи, наименее лояльных Пекину. Общие экономические интересы помогут объединить разрозненных противников династии Цинь, создать из них армию.

При поддержке китайского национального большинства восставшие захватят китайскую столицу, власть перейдет в руки буддийских жрецов, которые немедленно присягнут Белому царю в Петербурге. Последнее неизбежно произойдет, поскольку Александр III является "идеалом государя для народов азиатского востока", и, кроме того, по восточным поверьям он –– воплощение почитаемой богини Дара-эхэ. Затем, по замыслу Бадмаева, трудолюбивые китайцы, сменив винтовки на лопаты, дружно отправятся строить железные дороги для русских акционерных обществ и военно-морские базы для русского флота, который будет защищать их от японцев и европейцев.

От меморандума Бадмаева, украшенного историческими ссылками и витиеватыми восточными мудростями, за километр пахло авантюрой. Император, ознакомившись с ним, наложил резолюцию: "Все это так ново, необычайно и фантастично, что с трудом верится в возможность успеха". Однако на этом точка в проекте завоевания Китая "потомком Чингисхана" не была поставлена.

Петр Бадмаев с его утопической программой оказался втянут в гущу придворных интриг. Дело в том, что уже в первых строках "Памятной записки" Бадмаев призывал власть "заботиться о делах Востока не лихорадочно, не порывами, а последовательно, имея в виду главным образом историческое наше призвание", что звучало как резкая критика в адрес действующего стратега восточной политики, министра финансов Сергея Витте.

Сергей Юльевич, сделавший стремительную карьеру, успел нажить немало тайных недоброжелателей и открытых врагов при дворе. Опасного конкурента в нем видел статс-секретарь двора Александр Безобразов. Опытный интриган и лоббист Александр Абаза, которому из-за обвинения его Витте в коррупции пришлось оставить высокие посты в ряде ведомств, также искал повод для мести.

Крестник императора Бадмаев, которого прежде при дворе воспринимали как забавного "китайчонка", предлагал партии противников Витте оружие, которым можно было ударить молодого министра финансов в самое больное место. Ахиллесовой пятой пребывающего в фаворе Сергея Юльевича являлся предложенный им "проект века" –– Транссибирская магистраль. Даже с учетом того, что Витте как министр финансов, мог повлиять, на оценку стоимости проекта, Россия была в состоянии потянуть строительство одноколейки, соединяющей европейскую часть страны с Дальним Востоком лишь при условии, что на восточносибирском участке дорога пройдет напрямую, через территорию китайской Маньчжурии.

Проект был утвержден, наследник престола великий князь Николай Александрович присутствовал при торжественной закладке первого камня, а соглашения с китайским правительством Витте не имел. Средства официальной дипломатии, управляемой союзником Витте министром иностранных дел графом Ламсдорфом, здесь не годились: изоляционистский Китай не уступил бы "варварам" ни пяди земли, и тут в руках у недоброжелателей министра финансов оказался фантастический проект, обещавший приращение русской Сибири за счет Китая. Тем более что бадмаевский план не был однозначно отвергнут императором.

Русские хуацяо

Стараниями Безобразова и Абазы чиновник МИДа получил титул действительного статского советника, а также 3 млн. руб. на создание бурятского торгового дома и издание многоязычной газеты "Житель восточных окраин". Противники Витте объединились под крышей созданного Особого комитета по делам Дальнего Востока, который получил чрезвычайные полномочия в обеспечении имперских интересов в приграничных с Китаем регионах. Большая часть денег, выделенных казной, была просто присвоена членами комитета, однако кое-какие шаги все же были сделаны. В частности, "особисты" смогли в значительной степени взять под контроль контрабандную торговлю на русско-китайской границе и завербовали в свои сторонники целый ряд духовных лидеров Монголии. В 1896 году, когда скончался Александр III, Безобразов сотоварищи предложили его наследнику Николаю II, еще не успевшему войти в курс дел, новый проект, затмивший даже бадмаевский меморандум.

В 1895 году японские ВМС разбили китайский флот, и в качестве репарации микадо потребовал 25 млн. фунтов стерлингов и предоставление суверенитета Корейскому королевству, зависимому от Пекина. Витте увидел в этой ситуации шанс пробить дипломатическую броню Пекина и немедленно предложил китайским правителям льготный кредит для выплаты репараций, хотя для этого российскому Минфину пришлось залезть в долги, заняв денег у французских банкиров.

Особый комитет тут же использовал ситуацию против министра финансов. После Витте, в течение двух часов объяснявшего императору Николаю, какой ценой дается России строительство железной дороги на китайской территории, высочайшей аудиенции добился Безобразов, который объявил, что знает, как поставить надежный заслон на пути японцев, рвущихся в Китай, и заодно окупить расходы.

Корейский король в тот момент прятался от японских оккупантов и собственных поданных в здании российского посольства. В этом положении он готов был пойти на любые условия, лишь бы его не выдали разъяренной толпе. Безобразов предложил Николаю дать королю на подпись несколько концессионных соглашений. По этим соглашениям северная часть Корейского полуострова переходила во владение частных лиц, к которым у японцев не может быть ни имущественных, ни дипломатических претензий.

Из кабинета императора Безобразов вышел генеральным директором и владельцем 100% акций Лесоэкспортного товарищества реки Ялу с уставным капиталом в 9 млн. руб. и правом эксплуатации корейских лесов в течение 99 лет. Аналогичные компании возглавили Александр Абаза и близкий к нему владивостокский предприниматель Юрий Бриннер.

Варвары усмиряют варваров

Витте запаниковал: ему необходимо было срочно представить Романовым собственное обоснование маньчжурского участка Транссиба. Для этого ему пришлось прибегнуть к макиавеллевским методам. В тот же год на коронацию императора Николая после поездки по странам Европы должен был прибыть китайский канцлер Ли Хунчжан. По заданию Витте русские агенты фактически похитили его в каирском порту, даже не позволив ему посетить Францию и Великобританию.

Недоумевающего Ли Хунчжана привезли в Петербург, где после долгих переговоров он все же согласился передать России концессию на постройку железной дороги в Маньчжурии. Чтобы в договоре не упоминалась Российская империя, концессия была оформлена на специально созданное Общество Китайской восточной железной дороги (КВЖД). Кроме того, в Петербурге был заключен оборонительный союз, в соответствии с которым Россия обязалась защищать Китай от японцев. Это вынудило последних оставить уже захваченную китайскую базу Люйшунь на Ляодунском полуострове, более известную как Порт-Артур, и начать подготовку к войне с Российской империей.

Действия России и Японии разожгли аппетиты других великих держав, имеющих интересы в Китае. В 1897 году немецкая эскадра захватила бухту Дзяочжоу под предлогом "защиты жизни и имущества германских подданных" –– здесь при невыясненных обстоятельствах погибли два немецких миссионера. Захват был оформлен как договор долгосрочной аренды территорий. Похожим способом Великобритания взяла у династии Цинь "в аренду" порт Вэйхайвей и полуостров Цзюлун, что обеспечило ей полный контроль над долиной реки Янцзы в центральной части Китая. Париж "арендовал" южные провинции и порты на границе с французским Индокитаем.

Удивительно, что в то время, когда распоясавшиеся "варвары" отрывали куски от империи, в Закрытом городе –– пекинской резиденции Циней –– царило спокойствие. Поскольку Китай не мог противостоять военной агрессии и экономическому давлению иностранных держав, императрица Цы Си использовала против них принцип циньской доктрины "усмирять варваров силами других варваров", или, проще говоря, стравливала державы и группы влияния друг с другом.

Ли Хунчжана, курсировавшего между европейскими столицами и продававшего концессии и территории, которые иностранцы еще не успели захватить силой, воспринимали как запуганного коррумпированного чиновника. Ему, однако, удалось столкнуть лбами Россию, Японию и Великобританию в вопросе об аренде Порт-Артура. Навязанный Витте секретный договор о приоритетном праве России на получение концессий в Маньчжурии и Корее Ли передал в редакцию лондонской Times, что привело к скорой отставке Витте и Ламсдорфа и усилению при дворе клики Безобразова, выступавшей за объявление войны Японии.

Цы Си и наместники провинций, не попавших под влияние иностранцев, оказывали негласную поддержку движению "Ихэтуань" ("Союз мира и справедливости"). Ихэтуани привлекали в свои ряды крестьян, недовольных порядками и высокими налогами, установленными иностранными концессионерами и подконтрольными им губернаторами. Новобранцев обучали боевым техникам у-шу, владению холодным оружием и магическими заклинаниями, которые должны были сделать бойцов неуязвимыми для пуль из винтовок "варваров". В 1899 году после паводка на Хуанхэ, погубившего урожай, в ряды ихэтуаней вступили более миллиона человек, и в Китае начались волнения, которые европейцы назвали "боксерским восстанием".

Ихэтуани, направляемые из Пекина, разгромили недостроенную КВЖД и практически стерли с лица земли центр русской колонии –– город Харбин. Они прошли по Китаю, уничтожая иностранные предприятия и поселения, убивая иностранцев и местных христиан. Спустя несколько месяцев после начала восстания, Цы Си официально поддержала ихэтуаней и дала приказ регулярной армии действовать сообща с восставшими. В 1900 году она объявила войну Японии, России, Франции, Великобритании, Германии и США. Усмирить Китай удалось лишь объединенным силам этих стран, однако вскоре коалиция затрещала по швам. Союзники не столько сражались с китайцами, сколько стремились помешать конкурентам занять выгодный плацдарм для дальнейшего захвата Китая.

В конечном счете военные действия международной коалиции в Китае переросли в русско-японскую войну и косвенно послужили причиной начала первой мировой. Цы Си продолжала править Китаем до своей смерти в 1908 году. А православный бурят Петр Бадмаев, чья памятная записка в свое время "взорвала" спокойствие на российско-китайской границе, заработав около 10 млн. руб. на торговле, лесных концессиях и золотых приисках Дальнего Востока, вернулся в столицу, чтобы продолжить лечить средствами тибетской медицины императорскую семью и плести новые интриги.

1 апреля 2004 г. | № 12 (184)

В 1860 году на Невском открылась первая в столице тибетская аптека братьев Бадмаевых. Публика ломилась посмотреть на экзотический интерьер с шаманскими бубнами и сушеными чудищами на стенах, а также на еще более удивительных, прежде невиданных, бурятов-аптекарей. Говорили, что старший Бадмаев –– Цультим учился медицине у тибетских лам и с помощью тайных знаний помог сибирскому генерал-губернатору остановить эпидемию тифа. Младший брат –– Жамсаран - по приезде в столицу перешел из буддизма в православие, приняв славянское имя Петр, причем крестил его сам наследник престола. До будущего императора Александра III дошли слухи (самими Бадмаевыми и запущенные), что "проникшийся светом христианства" бурят является потомком Чингисхана в 11 колене. Аптекарь был взят под высокое покровительство.

Растущий интерес к восточной культуре и близкое знакомство с членами царствующей фамилии обеспечили Бадмаевым блестящую карьеру в столице. Цультим лечил своими "нетрадиционными средствами" высшую знать, а новообращенного Петра, окончившего в 1875 году Санкт-Петербургский университет, стали продвигать по дипломатической линии. "Потомок Чингисхана" был приписан к азиатскому департаменту МИДа и вскоре приобрел репутацию одного из наиболее авторитетных экспертов.

В 1893 году, вернувшись из очередной дальневосточной экспедиции, он подал своему патрону, императору Александру III, "Памятную записку о задачах русской политики на азиатском Востоке", которая представляла собой план бескровного присоединения к Российской империи Китая, Монголии и Тибета. Бадмаев констатировал, что положение правящей династии Цинь неустойчиво, и Петербургу необходимо, воспользовавшись моментом, свергнуть ее, пока этого не сделали Париж, Берлин или Лондон.

Будда Александр

По проекту Бадмаева, правительству в проведении дальневосточной политики следовало сделать ставку на племена бурят, проживающих на российской территории, к которым принадлежал и род Бадмаевых. Предлагалось предоставить им средства для открытия торговых и перерабатывающих предприятий, которые по высоким ценам начнут скупать товары и сырье, на торговле которым строится экономика монголов, тибетцев и других народов Китайской империи, наименее лояльных Пекину. Общие экономические интересы помогут объединить разрозненных противников династии Цинь, создать из них армию.

При поддержке китайского национального большинства восставшие захватят китайскую столицу, власть перейдет в руки буддийских жрецов, которые немедленно присягнут Белому царю в Петербурге. Последнее неизбежно произойдет, поскольку Александр III является "идеалом государя для народов азиатского востока", и, кроме того, по восточным поверьям он –– воплощение почитаемой богини Дара-эхэ. Затем, по замыслу Бадмаева, трудолюбивые китайцы, сменив винтовки на лопаты, дружно отправятся строить железные дороги для русских акционерных обществ и военно-морские базы для русского флота, который будет защищать их от японцев и европейцев.

От меморандума Бадмаева, украшенного историческими ссылками и витиеватыми восточными мудростями, за километр пахло авантюрой. Император, ознакомившись с ним, наложил резолюцию: "Все это так ново, необычайно и фантастично, что с трудом верится в возможность успеха". Однако на этом точка в проекте завоевания Китая "потомком Чингисхана" не была поставлена.

Петр Бадмаев с его утопической программой оказался втянут в гущу придворных интриг. Дело в том, что уже в первых строках "Памятной записки" Бадмаев призывал власть "заботиться о делах Востока не лихорадочно, не порывами, а последовательно, имея в виду главным образом историческое наше призвание", что звучало как резкая критика в адрес действующего стратега восточной политики, министра финансов Сергея Витте.

Сергей Юльевич, сделавший стремительную карьеру, успел нажить немало тайных недоброжелателей и открытых врагов при дворе. Опасного конкурента в нем видел статс-секретарь двора Александр Безобразов. Опытный интриган и лоббист Александр Абаза, которому из-за обвинения его Витте в коррупции пришлось оставить высокие посты в ряде ведомств, также искал повод для мести.

Крестник императора Бадмаев, которого прежде при дворе воспринимали как забавного "китайчонка", предлагал партии противников Витте оружие, которым можно было ударить молодого министра финансов в самое больное место. Ахиллесовой пятой пребывающего в фаворе Сергея Юльевича являлся предложенный им "проект века" –– Транссибирская магистраль. Даже с учетом того, что Витте как министр финансов, мог повлиять, на оценку стоимости проекта, Россия была в состоянии потянуть строительство одноколейки, соединяющей европейскую часть страны с Дальним Востоком лишь при условии, что на восточносибирском участке дорога пройдет напрямую, через территорию китайской Маньчжурии.

Проект был утвержден, наследник престола великий князь Николай Александрович присутствовал при торжественной закладке первого камня, а соглашения с китайским правительством Витте не имел. Средства официальной дипломатии, управляемой союзником Витте министром иностранных дел графом Ламсдорфом, здесь не годились: изоляционистский Китай не уступил бы "варварам" ни пяди земли, и тут в руках у недоброжелателей министра финансов оказался фантастический проект, обещавший приращение русской Сибири за счет Китая. Тем более что бадмаевский план не был однозначно отвергнут императором.

Русские хуацяо

Стараниями Безобразова и Абазы чиновник МИДа получил титул действительного статского советника, а также 3 млн. руб. на создание бурятского торгового дома и издание многоязычной газеты "Житель восточных окраин". Противники Витте объединились под крышей созданного Особого комитета по делам Дальнего Востока, который получил чрезвычайные полномочия в обеспечении имперских интересов в приграничных с Китаем регионах. Большая часть денег, выделенных казной, была просто присвоена членами комитета, однако кое-какие шаги все же были сделаны. В частности, "особисты" смогли в значительной степени взять под контроль контрабандную торговлю на русско-китайской границе и завербовали в свои сторонники целый ряд духовных лидеров Монголии. В 1896 году, когда скончался Александр III, Безобразов сотоварищи предложили его наследнику Николаю II, еще не успевшему войти в курс дел, новый проект, затмивший даже бадмаевский меморандум.

В 1895 году японские ВМС разбили китайский флот, и в качестве репарации микадо потребовал 25 млн. фунтов стерлингов и предоставление суверенитета Корейскому королевству, зависимому от Пекина. Витте увидел в этой ситуации шанс пробить дипломатическую броню Пекина и немедленно предложил китайским правителям льготный кредит для выплаты репараций, хотя для этого российскому Минфину пришлось залезть в долги, заняв денег у французских банкиров.

Особый комитет тут же использовал ситуацию против министра финансов. После Витте, в течение двух часов объяснявшего императору Николаю, какой ценой дается России строительство железной дороги на китайской территории, высочайшей аудиенции добился Безобразов, который объявил, что знает, как поставить надежный заслон на пути японцев, рвущихся в Китай, и заодно окупить расходы.

Корейский король в тот момент прятался от японских оккупантов и собственных поданных в здании российского посольства. В этом положении он готов был пойти на любые условия, лишь бы его не выдали разъяренной толпе. Безобразов предложил Николаю дать королю на подпись несколько концессионных соглашений. По этим соглашениям северная часть Корейского полуострова переходила во владение частных лиц, к которым у японцев не может быть ни имущественных, ни дипломатических претензий.

Из кабинета императора Безобразов вышел генеральным директором и владельцем 100% акций Лесоэкспортного товарищества реки Ялу с уставным капиталом в 9 млн. руб. и правом эксплуатации корейских лесов в течение 99 лет. Аналогичные компании возглавили Александр Абаза и близкий к нему владивостокский предприниматель Юрий Бриннер.

Варвары усмиряют варваров

Витте запаниковал: ему необходимо было срочно представить Романовым собственное обоснование маньчжурского участка Транссиба. Для этого ему пришлось прибегнуть к макиавеллевским методам. В тот же год на коронацию императора Николая после поездки по странам Европы должен был прибыть китайский канцлер Ли Хунчжан. По заданию Витте русские агенты фактически похитили его в каирском порту, даже не позволив ему посетить Францию и Великобританию.

Недоумевающего Ли Хунчжана привезли в Петербург, где после долгих переговоров он все же согласился передать России концессию на постройку железной дороги в Маньчжурии. Чтобы в договоре не упоминалась Российская империя, концессия была оформлена на специально созданное Общество Китайской восточной железной дороги (КВЖД). Кроме того, в Петербурге был заключен оборонительный союз, в соответствии с которым Россия обязалась защищать Китай от японцев. Это вынудило последних оставить уже захваченную китайскую базу Люйшунь на Ляодунском полуострове, более известную как Порт-Артур, и начать подготовку к войне с Российской империей.

Действия России и Японии разожгли аппетиты других великих держав, имеющих интересы в Китае. В 1897 году немецкая эскадра захватила бухту Дзяочжоу под предлогом "защиты жизни и имущества германских подданных" –– здесь при невыясненных обстоятельствах погибли два немецких миссионера. Захват был оформлен как договор долгосрочной аренды территорий. Похожим способом Великобритания взяла у династии Цинь "в аренду" порт Вэйхайвей и полуостров Цзюлун, что обеспечило ей полный контроль над долиной реки Янцзы в центральной части Китая. Париж "арендовал" южные провинции и порты на границе с французским Индокитаем.

Удивительно, что в то время, когда распоясавшиеся "варвары" отрывали куски от империи, в Закрытом городе –– пекинской резиденции Циней –– царило спокойствие. Поскольку Китай не мог противостоять военной агрессии и экономическому давлению иностранных держав, императрица Цы Си использовала против них принцип циньской доктрины "усмирять варваров силами других варваров", или, проще говоря, стравливала державы и группы влияния друг с другом.

Ли Хунчжана, курсировавшего между европейскими столицами и продававшего концессии и территории, которые иностранцы еще не успели захватить силой, воспринимали как запуганного коррумпированного чиновника. Ему, однако, удалось столкнуть лбами Россию, Японию и Великобританию в вопросе об аренде Порт-Артура. Навязанный Витте секретный договор о приоритетном праве России на получение концессий в Маньчжурии и Корее Ли передал в редакцию лондонской Times, что привело к скорой отставке Витте и Ламсдорфа и усилению при дворе клики Безобразова, выступавшей за объявление войны Японии.

Цы Си и наместники провинций, не попавших под влияние иностранцев, оказывали негласную поддержку движению "Ихэтуань" ("Союз мира и справедливости"). Ихэтуани привлекали в свои ряды крестьян, недовольных порядками и высокими налогами, установленными иностранными концессионерами и подконтрольными им губернаторами. Новобранцев обучали боевым техникам у-шу, владению холодным оружием и магическими заклинаниями, которые должны были сделать бойцов неуязвимыми для пуль из винтовок "варваров". В 1899 году после паводка на Хуанхэ, погубившего урожай, в ряды ихэтуаней вступили более миллиона человек, и в Китае начались волнения, которые европейцы назвали "боксерским восстанием".

Ихэтуани, направляемые из Пекина, разгромили недостроенную КВЖД и практически стерли с лица земли центр русской колонии –– город Харбин. Они прошли по Китаю, уничтожая иностранные предприятия и поселения, убивая иностранцев и местных христиан. Спустя несколько месяцев после начала восстания, Цы Си официально поддержала ихэтуаней и дала приказ регулярной армии действовать сообща с восставшими. В 1900 году она объявила войну Японии, России, Франции, Великобритании, Германии и США. Усмирить Китай удалось лишь объединенным силам этих стран, однако вскоре коалиция затрещала по швам. Союзники не столько сражались с китайцами, сколько стремились помешать конкурентам занять выгодный плацдарм для дальнейшего захвата Китая.

В конечном счете военные действия международной коалиции в Китае переросли в русско-японскую войну и косвенно послужили причиной начала первой мировой. Цы Си продолжала править Китаем до своей смерти в 1908 году. А православный бурят Петр Бадмаев, чья памятная записка в свое время "взорвала" спокойствие на российско-китайской границе, заработав около 10 млн. руб. на торговле, лесных концессиях и золотых приисках Дальнего Востока, вернулся в столицу, чтобы продолжить лечить средствами тибетской медицины императорскую семью и плести новые интриги.

1 апреля 2004 г. | № 12 (184)

В 1860 году на Невском открылась первая в столице тибетская аптека братьев Бадмаевых. Публика ломилась посмотреть на экзотический интерьер с шаманскими бубнами и сушеными чудищами на стенах, а также на еще более удивительных, прежде невиданных, бурятов-аптекарей. Говорили, что старший Бадмаев –– Цультим учился медицине у тибетских лам и с помощью тайных знаний помог сибирскому генерал-губернатору остановить эпидемию тифа. Младший брат –– Жамсаран - по приезде в столицу перешел из буддизма в православие, приняв славянское имя Петр, причем крестил его сам наследник престола. До будущего императора Александра III дошли слухи (самими Бадмаевыми и запущенные), что "проникшийся светом христианства" бурят является потомком Чингисхана в 11 колене. Аптекарь был взят под высокое покровительство.

Растущий интерес к восточной культуре и близкое знакомство с членами царствующей фамилии обеспечили Бадмаевым блестящую карьеру в столице. Цультим лечил своими "нетрадиционными средствами" высшую знать, а новообращенного Петра, окончившего в 1875 году Санкт-Петербургский университет, стали продвигать по дипломатической линии. "Потомок Чингисхана" был приписан к азиатскому департаменту МИДа и вскоре приобрел репутацию одного из наиболее авторитетных экспертов.

В 1893 году, вернувшись из очередной дальневосточной экспедиции, он подал своему патрону, императору Александру III, "Памятную записку о задачах русской политики на азиатском Востоке", которая представляла собой план бескровного присоединения к Российской империи Китая, Монголии и Тибета. Бадмаев констатировал, что положение правящей династии Цинь неустойчиво, и Петербургу необходимо, воспользовавшись моментом, свергнуть ее, пока этого не сделали Париж, Берлин или Лондон.

Будда Александр

По проекту Бадмаева, правительству в проведении дальневосточной политики следовало сделать ставку на племена бурят, проживающих на российской территории, к которым принадлежал и род Бадмаевых. Предлагалось предоставить им средства для открытия торговых и перерабатывающих предприятий, которые по высоким ценам начнут скупать товары и сырье, на торговле которым строится экономика монголов, тибетцев и других народов Китайской империи, наименее лояльных Пекину. Общие экономические интересы помогут объединить разрозненных противников династии Цинь, создать из них армию.

При поддержке китайского национального большинства восставшие захватят китайскую столицу, власть перейдет в руки буддийских жрецов, которые немедленно присягнут Белому царю в Петербурге. Последнее неизбежно произойдет, поскольку Александр III является "идеалом государя для народов азиатского востока", и, кроме того, по восточным поверьям он –– воплощение почитаемой богини Дара-эхэ. Затем, по замыслу Бадмаева, трудолюбивые китайцы, сменив винтовки на лопаты, дружно отправятся строить железные дороги для русских акционерных обществ и военно-морские базы для русского флота, который будет защищать их от японцев и европейцев.

От меморандума Бадмаева, украшенного историческими ссылками и витиеватыми восточными мудростями, за километр пахло авантюрой. Император, ознакомившись с ним, наложил резолюцию: "Все это так ново, необычайно и фантастично, что с трудом верится в возможность успеха". Однако на этом точка в проекте завоевания Китая "потомком Чингисхана" не была поставлена.

Петр Бадмаев с его утопической программой оказался втянут в гущу придворных интриг. Дело в том, что уже в первых строках "Памятной записки" Бадмаев призывал власть "заботиться о делах Востока не лихорадочно, не порывами, а последовательно, имея в виду главным образом историческое наше призвание", что звучало как резкая критика в адрес действующего стратега восточной политики, министра финансов Сергея Витте.

Сергей Юльевич, сделавший стремительную карьеру, успел нажить немало тайных недоброжелателей и открытых врагов при дворе. Опасного конкурента в нем видел статс-секретарь двора Александр Безобразов. Опытный интриган и лоббист Александр Абаза, которому из-за обвинения его Витте в коррупции пришлось оставить высокие посты в ряде ведомств, также искал повод для мести.

Крестник императора Бадмаев, которого прежде при дворе воспринимали как забавного "китайчонка", предлагал партии противников Витте оружие, которым можно было ударить молодого министра финансов в самое больное место. Ахиллесовой пятой пребывающего в фаворе Сергея Юльевича являлся предложенный им "проект века" –– Транссибирская магистраль. Даже с учетом того, что Витте как министр финансов, мог повлиять, на оценку стоимости проекта, Россия была в состоянии потянуть строительство одноколейки, соединяющей европейскую часть страны с Дальним Востоком лишь при условии, что на восточносибирском участке дорога пройдет напрямую, через территорию китайской Маньчжурии.

Проект был утвержден, наследник престола великий князь Николай Александрович присутствовал при торжественной закладке первого камня, а соглашения с китайским правительством Витте не имел. Средства официальной дипломатии, управляемой союзником Витте министром иностранных дел графом Ламсдорфом, здесь не годились: изоляционистский Китай не уступил бы "варварам" ни пяди земли, и тут в руках у недоброжелателей министра финансов оказался фантастический проект, обещавший приращение русской Сибири за счет Китая. Тем более что бадмаевский план не был однозначно отвергнут императором.

Русские хуацяо

Стараниями Безобразова и Абазы чиновник МИДа получил титул действительного статского советника, а также 3 млн. руб. на создание бурятского торгового дома и издание многоязычной газеты "Житель восточных окраин". Противники Витте объединились под крышей созданного Особого комитета по делам Дальнего Востока, который получил чрезвычайные полномочия в обеспечении имперских интересов в приграничных с Китаем регионах. Большая часть денег, выделенных казной, была просто присвоена членами комитета, однако кое-какие шаги все же были сделаны. В частности, "особисты" смогли в значительной степени взять под контроль контрабандную торговлю на русско-китайской границе и завербовали в свои сторонники целый ряд духовных лидеров Монголии. В 1896 году, когда скончался Александр III, Безобразов сотоварищи предложили его наследнику Николаю II, еще не успевшему войти в курс дел, новый проект, затмивший даже бадмаевский меморандум.

В 1895 году японские ВМС разбили китайский флот, и в качестве репарации микадо потребовал 25 млн. фунтов стерлингов и предоставление суверенитета Корейскому королевству, зависимому от Пекина. Витте увидел в этой ситуации шанс пробить дипломатическую броню Пекина и немедленно предложил китайским правителям льготный кредит для выплаты репараций, хотя для этого российскому Минфину пришлось залезть в долги, заняв денег у французских банкиров.

Особый комитет тут же использовал ситуацию против министра финансов. После Витте, в течение двух часов объяснявшего императору Николаю, какой ценой дается России строительство железной дороги на китайской территории, высочайшей аудиенции добился Безобразов, который объявил, что знает, как поставить надежный заслон на пути японцев, рвущихся в Китай, и заодно окупить расходы.

Корейский король в тот момент прятался от японских оккупантов и собственных поданных в здании российского посольства. В этом положении он готов был пойти на любые условия, лишь бы его не выдали разъяренной толпе. Безобразов предложил Николаю дать королю на подпись несколько концессионных соглашений. По этим соглашениям северная часть Корейского полуострова переходила во владение частных лиц, к которым у японцев не может быть ни имущественных, ни дипломатических претензий.

Из кабинета императора Безобразов вышел генеральным директором и владельцем 100% акций Лесоэкспортного товарищества реки Ялу с уставным капиталом в 9 млн. руб. и правом эксплуатации корейских лесов в течение 99 лет. Аналогичные компании возглавили Александр Абаза и близкий к нему владивостокский предприниматель Юрий Бриннер.

Варвары усмиряют варваров

Витте запаниковал: ему необходимо было срочно представить Романовым собственное обоснование маньчжурского участка Транссиба. Для этого ему пришлось прибегнуть к макиавеллевским методам. В тот же год на коронацию императора Николая после поездки по странам Европы должен был прибыть китайский канцлер Ли Хунчжан. По заданию Витте русские агенты фактически похитили его в каирском порту, даже не позволив ему посетить Францию и Великобританию.

Недоумевающего Ли Хунчжана привезли в Петербург, где после долгих переговоров он все же согласился передать России концессию на постройку железной дороги в Маньчжурии. Чтобы в договоре не упоминалась Российская империя, концессия была оформлена на специально созданное Общество Китайской восточной железной дороги (КВЖД). Кроме того, в Петербурге был заключен оборонительный союз, в соответствии с которым Россия обязалась защищать Китай от японцев. Это вынудило последних оставить уже захваченную китайскую базу Люйшунь на Ляодунском полуострове, более известную как Порт-Артур, и начать подготовку к войне с Российской империей.

Действия России и Японии разожгли аппетиты других великих держав, имеющих интересы в Китае. В 1897 году немецкая эскадра захватила бухту Дзяочжоу под предлогом "защиты жизни и имущества германских подданных" –– здесь при невыясненных обстоятельствах погибли два немецких миссионера. Захват был оформлен как договор долгосрочной аренды территорий. Похожим способом Великобритания взяла у династии Цинь "в аренду" порт Вэйхайвей и полуостров Цзюлун, что обеспечило ей полный контроль над долиной реки Янцзы в центральной части Китая. Париж "арендовал" южные провинции и порты на границе с французским Индокитаем.

Удивительно, что в то время, когда распоясавшиеся "варвары" отрывали куски от империи, в Закрытом городе –– пекинской резиденции Циней –– царило спокойствие. Поскольку Китай не мог противостоять военной агрессии и экономическому давлению иностранных держав, императрица Цы Си использовала против них принцип циньской доктрины "усмирять варваров силами других варваров", или, проще говоря, стравливала державы и группы влияния друг с другом.

Ли Хунчжана, курсировавшего между европейскими столицами и продававшего концессии и территории, которые иностранцы еще не успели захватить силой, воспринимали как запуганного коррумпированного чиновника. Ему, однако, удалось столкнуть лбами Россию, Японию и Великобританию в вопросе об аренде Порт-Артура. Навязанный Витте секретный договор о приоритетном праве России на получение концессий в Маньчжурии и Корее Ли передал в редакцию лондонской Times, что привело к скорой отставке Витте и Ламсдорфа и усилению при дворе клики Безобразова, выступавшей за объявление войны Японии.

Цы Си и наместники провинций, не попавших под влияние иностранцев, оказывали негласную поддержку движению "Ихэтуань" ("Союз мира и справедливости"). Ихэтуани привлекали в свои ряды крестьян, недовольных порядками и высокими налогами, установленными иностранными концессионерами и подконтрольными им губернаторами. Новобранцев обучали боевым техникам у-шу, владению холодным оружием и магическими заклинаниями, которые должны были сделать бойцов неуязвимыми для пуль из винтовок "варваров". В 1899 году после паводка на Хуанхэ, погубившего урожай, в ряды ихэтуаней вступили более миллиона человек, и в Китае начались волнения, которые европейцы назвали "боксерским восстанием".

Ихэтуани, направляемые из Пекина, разгромили недостроенную КВЖД и практически стерли с лица земли центр русской колонии –– город Харбин. Они прошли по Китаю, уничтожая иностранные предприятия и поселения, убивая иностранцев и местных христиан. Спустя несколько месяцев после начала восстания, Цы Си официально поддержала ихэтуаней и дала приказ регулярной армии действовать сообща с восставшими. В 1900 году она объявила войну Японии, России, Франции, Великобритании, Германии и США. Усмирить Китай удалось лишь объединенным силам этих стран, однако вскоре коалиция затрещала по швам. Союзники не столько сражались с китайцами, сколько стремились помешать конкурентам занять выгодный плацдарм для дальнейшего захвата Китая.

В конечном счете военные действия международной коалиции в Китае переросли в русско-японскую войну и косвенно послужили причиной начала первой мировой. Цы Си продолжала править Китаем до своей смерти в 1908 году. А православный бурят Петр Бадмаев, чья памятная записка в свое время "взорвала" спокойствие на российско-китайской границе, заработав около 10 млн. руб. на торговле, лесных концессиях и золотых приисках Дальнего Востока, вернулся в столицу, чтобы продолжить лечить средствами тибетской медицины императорскую семью и плести новые интриги.

Павел Жаворонков

1 апреля 2004 г. | № 12 (184)

Источник: Общественный рейтинг

http://www.pr.kg/articles/n0184/00184.html

Статья сокращена и в оригинале называется "Братья навек"

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Бурятов саха знают под именем "бырааскай", что считается от русского

"браты", "братские". Отсюда заключается, что раньше саха не знали бурят под этим именем. Но интересно, оказывается тувинцы также бурят зовут "быраат". Интересно, как их именуют монголы или хакасы?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В сноске от редакции пишется, что

Баргу - одно из главных племен бурят-монголов. Рашид-ад-дин упоминает в племенном составе бурят-монголов: эхиритов, баргу-бурят и хоринцев. Баргу-буряты в состав ойротов не входили.

Рашид-ад-дина о бурятах не упоминал, он писал о Баргуджин-тукуме.

Этноним баргу примерно равен этнониму буряад, первый был более употребителен в средневековье, Второй начал активно употребляться в предрусский период. В XVII веке этноним бурят включал в себя булагатов, эхиритов и их соседей. Хори и селенгинские и племена, тогда еще объединялись этнонимом монгол, в русских документах - мунгалы. Только после проведения границы между Цинским Китаем и Российской империей, все монголоязычное население Прибайкалья стало называться братскими, т.е. бурятами.

С уважением

Племя Баргы является одним из крупных южнокыргызских племен. Из этого племени происходили многие феодалы, активно учавствовашие в жизни Кокандского ханства.

Вот список родов Баргы.

Самое интересное то, что южные кыргызы входят в третью крупную группу племен "ичкилик" ("внутренние"), другое название этой группы племен - "булгачи".

Улус булгачи играл большую роль в Моголистане, с этим улусом много раз воевал эмир Тимур во времена своих походов вплоть до Иртыша.

Родоначальник южнокыргызских племен эмир Булгачи упоминается в рукописи "Маджму ат-Таварих" (16 век).

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

кто-нибудь может просветить, входили ли буряты (или баргуты?) в состав ойратов или нет? (имею ввиду 13-15 вв.)

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

sanju da konechno oni buryaty vhodili v sostav oiratov predlagayu posmotret' v"shara tudji" shastina 1957. pravda tam net podrobnyh kommenatarii . po moyemu mneniyu v sostav oiratov vhodili te buryati kotoriye shiechas po pravomu beregu baikala u nih nekotoriye slova sovpadayut naprimer siik (oirat) hiikhe (buryat) a etogo v halhaaskom oboznachayet po drugomu eemeg-ser'ga

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

к сожалению шара тууж у меня нет.

а там написано в какой период они входили в ойратский состав?

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Очень странно, что саха прошлых веков называли бурят опосредованно через русский язык т.е. "бырааскай". Получается самый географически близкий к саха народ не имел до прихода русских контактов с нами, что не совсем понятно. В то же время у саха есть слово "могол" означающее монголов. Может буряты появились на Байкале очень поздно ? Или буряты это поздно формировавшийся народ смешанного происхождения, так же как и саха, о котором соседи тоже раньше ничего не знали. О том, что есть народ саха раньше ведь тоже мало кто знал. А вот о калмыках, тунгусах, кыргызах, казахах, черкесах, башкирах, татарах, чеченцах, чукчах давно известно (есть произведения Пушкина, Лермонтова, Толстого и т.д.). А о саха и бурятах ведь нигде не упоминается. Мы со своими соседями бурятами какие то уж очень скромные народы получается, даже как то обидно :(

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вообще-то все бурятские племена нашли современнюю родину – район Байкала очень поздно в XV-XVII вв. Хоринцы вообще вышли из Внутренной Монголии в начале XVII в., навсегда оторвавшись от тамошних хорласов, хорчинов и т.д. Булагаты также где то в XV-XVI вв. прибыли из Моголистана, оторвавшись от сородичей булгачинов. Икирасы - предки эхиритов в XIII в. фигурируют в качестве одного из племен монголов, могли прибыть в бассейн Верхней Лены как форпост против уходов вольных людей где-то в XIV-XVI вв. Сэгэнуты, ашихабаты, икинаты – и другие крайне воинственные роды прибыли из Джунгарии во время большой смуты Галдан-Бошокту-хана в XVI в. Табунуты, хонгодоры, селенгинские роды прибыли из Монголии, после того, как прибыли русские. Хотя говорят, что бурятские племена потомки монголоязычных племен Баргуджин-Тукума, и с тех пор их называли бурятами, булагаты имеют весьма далекое отношение к булгачинам, а хоринцы к хори. XIII-XVI – самые темные времена в истории Байкальского региона, какие племена тут проживали и куда делись, все полная загадка. Рашид-ад-дин например, говорит о некоем монгольском племени усуту-мангун, жившем в Прибайкалье в конце XIII в., а Юаньши неких усухань и кули-ангу-хэшэ. Видимо уход частей «лесных народов» в таежные регионы был столь массовым, что монгольские ханы торопились переселить все неспокойные племена в глубинные районы Внутренной Монголии и Моголистана.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

монголы (буряты) имеют к нам такое же отношение как и к русским. В отличии от них нас монголы не завоевывали. Монгольские народы родственны якутам точно так же как ко всем другим тюркским народам. Не больше.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

многие кыргызы не знают о таком народе как буряты, почему?

почему? ведь говорят монголы, монголы, а когда-то же мы были единым народом.

у нас есть своя история, культура и язык!!!!!!!!!!!!!!!!!!

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

спасибо автору за то, что была создана эта тема! низкий вам поклон.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Шэнэхэн — заповедный уголок бурятского духа и культуры

В степях Внутренней Монголии колышется ковыль. Здешняя степь не похожа на джидинскую или еравнинскую. Она плоская, как стол. Но вот вдали появляется точка, она приближается и вырастает во всадника. «Мэндэ-э! Сэнбэйна-а!» — говорит он слова, которыми приветствуют друг друга буряты, где бы они ни были

Здесь, в Хулунбуирских степях, сохранился заповедный уголок бурятского духа, культуры и языка, практически не тронутый инородным влиянием. Земля эта называется Шэнэхэн. Этот район раскинулся вблизи Хайлара, крупнейшего города на севере автономного района Внутренняя Монголия. Буряты появились здесь в начале прошлого века, уходя сначала от царских земельных реформ, а затем спасаясь от коллективизации и сталинских репрессий. Сейчас здесь компактно проживают около семи тысяч бурят, ведущих традиционный образ жизни.

Юрта в степи

Шэнэхэнские буряты до сих пор живут полукочевой жизнью. Зиму они проводят в капитальных кирпичных домах, с кирпичными же надворными постройками, а летом перебираются на пастбища.

Отары, стада и табуны, легкие проволочные изгороди, лесопосадки, стоящие поодиночке кирпичные дома, сверкающие разноцветными крышами, войлочные юрты, джипы и мотоциклы заполняют все пространство степи.

Джип «Чероки» сворачивает с дороги в сторону одинокой юрты. Худэр, хозяин кочевья, растерян: у него невпроворот работы со стрижкой овец, а тут непрошеные гости. В юрте стоит острый запах овечьей шерсти. Земляной пол, железная печь, фляги с водой, супружеская кровать и шкафчик составляют ее интерьер. Юрта модернизирована — каркас составляют металлические решетки, а ее покрытие — войлок, синтетическая ткань в полоску, известная улан-удэнцам по китайским баулам и тентам. «У нас двое мальчиков 14 и 12 лет, они сейчас в деревне у дедушки», — рассказывает хозяйка юрты Намжидма. Света в юрте нет, вечерний мрак рассеивают свечкой, мясо едят сушеное, на полках стоят ряды банок с крупами, на полу — мешок муки.

На улице Худэр собирает в кучу козий пух: «Килограмм пуха стоит от 240 до 300 юаней, а овечья шерсть — 3 юаня». (1 юань = 3,54 рубля). Затем разбирает переносную изгородь: «Ограду для скота перенесу на новое место, а навоз на топку — топить больше нечем». Худэр управляется с отарой из 700 овец и коз, 20 коровами и 10 лошадьми. Весь скот принадлежит ему и его брату. Есть еще и трактор с сенокосилкой.

Хутор

Отъехав от юрты, «Чероки» через километр подъезжает к кирпичному дому. Навстречу выбегает хозяйка, расцветая белозубой улыбкой. Молодую красивую женщину, сестру местного начальника Цырендаши, сопровождающего нас, зовут Сэрэнбаир. Полы в доме у нее из керамической плитки, окна большие, рамы металлические. В четырех комнатах просторно и чисто. Сэрэнбаир кипятит на газовой печке чай, ставит на стол топленое масло и домашний хлеб. Попотчевав гостей, хозяйка убегает доить корову черно-белой масти симментальской породы. Коров у Сэрэнбаир и ее мужа Дашидабы больше десятка, кроме того, десяток лошадей и более полусотни овец и коз. Закончив дойку, хозяйка тут же кормит из соски ягненка и между делом рассказывает о своем житье-бытье.

Дом они построили за 30 тысяч юаней, это около 105 тысяч рублей, хлев и ограду также построили из кирпича. «Лесоматериалы у нас дорогие», — говорит Сэрэнбаир. А вот один кирпич на российские деньги стоит полрубля (для сравнения: в Бурятии — 5 рублей). Рядом с домом крутятся лопасти от ветровой установки, дающей свет. Есть еще и гелиоустановка. Все это позволяет круглый год вести вполне благоустроенную хуторскую жизнь вдали от поселка. «Зато отпала потребность в кочевках, скот всегда под присмотром, — поведала шэнэхэнская красавица. — Телевизор есть, ближайшая соседка приходит поговорить, а работы по хозяйству — не продохнуть!»

Шэнэхэнская деревня

Шэнэхэн делится на два крупных села, одно из них Барун-хомон. В сельской конторе многолюдно. Руководитель партийной организации Содном-дарга проводит собрание. Мужчины в зале отчаянно дымят. Обстановка живо напоминает колхозную планерку в советскую эпоху. Здесь колхоз был ликвидирован в 1983 году, скот роздан, а земля поделена. Результаты реформы по-китайски впечатляют, за десять лет количество скота увеличилось в несколько раз. «В селе проживают 3600 человек, на них приходится 150 тысяч голов скота — овец, коз, коров, лошадей и верблюдов (для сравнения: в Бурятии насчитывается около 400 тысяч голов скота. — Авт.)», — рассказывает Содном-дарга. Государство сохранило всю инфраструктуру: больницу, ветлечебницу, музей, детский сад, к селу подтягивается современная автострада. Судя по всему, здешние буряты живут не хуже, а во многом и лучше своих российских собратьев. Причем буряты заняты не только в скотоводстве, но и в сфере услуг. В Хайларе и Маньчжурии они открыли более десятка бурятских кафе и закусочных.

Тем не менее не все вписались в условия рынка. На травке около магазина валяются в стельку пьяные сельчане, напоминая знакомую картинку из жизни российской глубинки. Позднее, уже в Улан-Удэ, выходец из Шэнэхэна Балбар-лама спросил: «Вам не голодно было? Ведь там люди живут скромно».

Русские буряты

Вечером гостям из Бурятии на сцене клуба показали демонстрацию мод по-шэнэхэнски. Низкий хриплый голос выводит рваную мелодию, ударные отбивают ритм. Здоровенные мужчины в дохах из волчьих шкур вышагивают вразвалку, кладут руки друг другу на плечи и медленно раскачиваются, принимая внушительные позы. За ними следуют грациозные красотки, завернутые в китайские шелка, так одевались их прабабки сто и двести лет назад. Это было дефиле наоборот, демонстрация не текучести, а неизменности бытия…

Раннее утро. Бабушка Бадмаханда печет хлеб и отламывает горбушку внуку Сокто. Традиция выпечки хлеба, идущая из России, отличает их от всех остальных народов Внутренней Монголии и, пожалуй, всего остального Китая. Хлеб по-шэнэхэнски — «хилэмэ», от русского хлеб, печенье — «пираник», конфеты без обертки — «момпале», в обертке — «компет», стакан — «асткан», чашка — «шашка», огурец — «огурсэ», картошка — «картопка», мотоцикл — «мотор». Немногие русские слова, хлеб и привычка пить водку — напоминание об исходе из России, о котором хорошо знают не только сами буряты, но и китайцы.

Зов родной земли

Несмотря на видимое благополучие, многие шэнэхэнцы вернулись бы в Бурятию. «Нам здесь сложно пробиться наверх, — поделился молодой шэнэхэнец. — Наши земли скупают под строительство и разработку угольного месторождения. Пусть не мы, а наши дети выучили бы русский язык и адаптировались в России». Буряты испытывают острую межэтническую конкуренцию за земли и власть с китайцами, эвенками, дагурами, баргутами и другими народностями.

С начала 90-х годов в Бурятию и Агу переехало более 300 шэнэхэнцев. 77-летний Галсан Лэгшэдэ и его жена живут в Аге. «Какая хорошая страна Россия, нам, которые ничего не сделали для нее, она выплачивает пенсию (в Китае пенсия выплачивается только бывшим госслужащим. — Авт.), — говорят старики. — Русский язык нам учить поздно, но вокруг живет наш народ».

— У шэнэхэнцев всегда существовал миф-мечта о возвращении на родину, — говорит Дарима Бороноева, преподаватель БГУ. — Поэтому те, кто хорошо помнит исторические события переселения, принципиально не учили китайский язык, поскольку были уверены в своем возвращении.

Но объединявшая диаспору идея возвращения на родину, считает Бороноева, теряет актуальность. Процесс реэмиграции не сопровождается правовым подкреплением — Россия не способствует возвращению шэнэхэнцев на историческую родину. Между тем программы привлечения соотечественников успешно действуют в Японии, Германии, не говоря уже об Израиле. При этом население России, в том числе и Бурятии, стремительно сокращается. Нет и института двойного гражданства с Китаем, а ведь Шэнэхэн для них — вторая родина…

Тронется ли кочевье назад на север? Осуществится ли вековой миф-мечта? Пока, по признанию шэнэхэнцев, этот вопрос без ответа.

Александр Махачкеев.

Улан-Удэ — Маньчжурия — Хайлар — Шэнэхэн.

Название статьи:Русские буряты в Китае

http://www.infpol.ru

№ 27(614) 07 июля 2004 г.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти