Гость Rasul

Лошади-Аттар-Адуус-Асбха

Рекомендованные сообщения

Не надо мне объяснять почему тюрки кочевники-скотоводы создали ямскую службу и связанную с ней повинность, дошедшую вплоть до 19 века, позже перенятую монголоязычными народами и названную ими "ортоо" (центры), я вполне понимаю о чем речь.

АКБ, пруфлинк, о тюркопринадлежности и/или/ тюркосоздании ямской службы, "в студию"!

Раз монголы лишь позднее переняли ее у тюрок то, в каком веке или в какое время "тюрки кочевники-скотоводы", по-Вашему, создали эту Службу?

(Вследствие спорности о тюркоязычии или монголоязычии хуннов то, их, в качестве тюрок и создателей прототипа уртонной службы (и уж тем более ее аналога!), приподносить не надо! Ок?)

(В истории, например в Сокровенном сказании, говориться, что это хан Угэдэй (ну, или, если угодно, - Огодай!) ее создал!

Будет любопытно узнать, что там у "настоящих тюрков", для глупых/незнающих историков-заговорщиков, на сей счет заготовлено?:rolleyes:

Почитаем-почитаем...:))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Дикая страна, Казахстан, раз не смогли сохранить главное достижение

Вплоть до 19 века все это было, но мир меняется и Казахстан тоже, зачем сохранять как монголоязычные народы ямы и ямщиков в 21 веке?

Их место давно заняли мотели и кемпинги. :az1:

Именно, что перемещающихся по казенным нуждам всегда ждали свежие скакуны и горячая пища. Насчет женщин не знаю. Выпивка наверняка.

Древний казахский степной адет (адат) гарантировал гостеприимство по отношению к гостю в любом месте, в любое время года и в любой ситуации. Ямы же были делом государства, видом тягостной для народа повинности.

В Монголии уртонная служба на всех замах (ямах) исправно действовала еще и в 20 в. В Бурятии тоже, кстати. Населенные пункты вдоль главных трасс так примерно располагаются и по сию пору, причем некоторые носят название "станок" - то есть, ямская станция.

Сколько раз вам говорили, не путайте халхов Монголии 19-20 вв. с татарами Орды 13-14 вв. :osman6ue:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

АКБ, пруфлинк, о тюркопринадлежности и/или/ тюркосоздании ямской службы, "в студию"!

Раз монголы лишь позднее переняли ее у тюрок то, в каком веке или в какое время "тюрки кочевники-скотоводы", по-Вашему, создали эту Службу?

(Вследствие спорности о тюркоязычии или монголоязычии хуннов то, их, в качестве тюрок и создателей прототипа уртонной службы (и уж тем более ее аналога!), приподносить не надо! Ок?)

(В истории, например в Сокровенном сказании, говориться, что это хан Угэдэй (ну, или, если угодно, - Огодай!) ее создал!

Будет любопытно узнать, что там у "настоящих тюрков", для глупых/незнающих историков-заговорщиков, на сей счет заготовлено?:rolleyes:

Почитаем-почитаем...:))

Отвечу сходу лишь одним (по секрету) - достопочтенный Октай каган (по-халхаски наверно Угэдэй) никогда не был в Монголии. Собственно о чем тогда речь? :(

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

АКБ, пруфлинк, о тюркопринадлежности и/или/ тюркосоздании ямской службы, "в студию"!

Сами рассудите, ув. БМ.

Покопался в словарях и вот что обнаружил о якобы монгольской ямской службе:

На монгольских языках:

Ямщик - Улаач

Дорога – Зам

Путник – Замчин

На казахском:

Ямщик - Ат жамши (т.е. Ат Ямши)

Корм, фураж – Жем шөп (т.е. Ямшёп)

Человек, задающий корм лошадям – Жемши (т.е. Ямши)

(предполагаю, что Жам/Ям – это расстояние пробега такой казенной лошади без корма и отдыха, что и равнялось длине почтовых, ямских перегонов)

На других тюркских языках (емнип турецкий):

Почтовая станция, почтовая, курьерская запасная лошадь – Jam

Почтовый гонец – Jamčy

Более того, обратите внимание, что в слове «Ямщик», как и в монгольском «Замчин», суффикс тюркский «щи/чи/шы».

Если бы исходное слово было бы действительно монгольским, то оно должно было бы звучать в русском языке как «Зам» (станция) и «Замчин» (кучер), но никак не как «Ям» и «Ямщик», но такого мы не видим.

Несмотря на вышеуказанные варианты объяснения слова на казахском языке, я имею свою версию.

Так, распространенная обычная лошадь, широко использовавшаяся в обычных делах как в степи, так и на Руси, называлась и называется казахами поныне «Жабы».

Возница, управлявший такими лошадьми должен был называться по-казахски «Жабышы» или по-татарски «Йабчи». Звук «б» мог передаваться и как «м» - «Йамшы» /Ямщи-к/.

Кстати официально принято, что слова «ям» и производное от него «ямщик» известны с 1356 г., т.е. когда никаких монголов западнее Джунгарии не было.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вплоть до 19 века все это было, но мир меняется и Казахстан тоже, зачем сохранять как монголоязычные народы ямы и ямщиков в 21 веке?

Их место давно заняли мотели и кемпинги. :az1:

Сомневаюсь что в Казахстане был ямская служба, судя по вашему непониманию ее сути. Передергивание про 21 век оставим на вашей совести.

Древний казахский степной адет (адат) гарантировал гостеприимство по отношению к гостю в любом месте, в любое время года и в любой ситуации. Ямы же были делом государства, видом тягостной для народа повинности.

Древний казахский адат не гарантировал сквозной проходимости путей сообщения. Государственная служба это гарантировала на 100%.

Сколько раз вам говорили, не путайте халхов Монголии 19-20 вв. с татарами Орды 13-14 вв. :osman6ue:

Мне ваши китайские предупреждения побоку, поскольку я сам веду свой род от монголов 13 в.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сами рассудите, ув. БМ.

Покопался в словарях и вот что обнаружил о якобы монгольской ямской службе:

На монгольских языках:

Ямщик - Улаач

Дорога – Зам

Путник – Замчин

Во-первых, суффикс -чи, -чин - это главный монгольский словообразовательный суффикс, формирующий "профессиональные занятия". Ажил, ажилчин - работа, рабочий; Таряа, тарячин - зерно, крестьянин; Адуу, адуучин - табун, табунщик; Эм, эмчи - лекарство, врач.

Во-вторых, в монгольских диалектах зафиксирована редукция начального согласного з, ж перед гласными, этот факт отмечается в западных бурятских диалектах. Например, литературное "зургаан" - шесть, в эхирит-булагатском говоре звучит как "ёргон" и т.д.

Одним из бурятских племен в Иркутской области с такой фонетической особенностью являются эхириты - икиресы древней Монголии. Видимо, эта архаическая черта была присуща и тем монгольским группам, что действовали на западе и предали свою фонетику в русский язык.

Так что на материалах монгольских языков все прекрасно разъясняется.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Во-первых, суффикс -чи, -чин - это главный монгольский словообразовательный суффикс, формирующий "профессиональные занятия". Ажил, ажилчин - работа, рабочий; Таряа, тарячин - зерно, крестьянин; Адуу, адуучин - табун, табунщик; Эм, эмчи - лекарство, врач.

Во-вторых, в монгольских диалектах зафиксирована редукция начального согласного з, ж перед гласными, этот факт отмечается в западных бурятских диалектах. Например, литературное "зургаан" - шесть, в эхирит-булагатском говоре звучит как "ёргон" и т.д.

Во-первых, емнип Рассадин пишет, что суффикс этот в монгольских из тюркских.

Во-вторых, в монгольских это "-чин", тогда как в казахском не только "-ши/чи", но и "-шик/чик" (ям-щик).

В третьих, взаимозаменяемость начального "з" и "ё" в монгольских языках по сути тоже тюркская взаимозаменяемость "дьж" и "й".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сомневаюсь что в Казахстане был ямская служба, судя по вашему непониманию ее сути. Передергивание про 21 век оставим на вашей совести.

Позже приведу примеры и документы.

Мне ваши китайские предупреждения побоку, поскольку я сам веду свой род от монголов 13 в.

Значит вы омонголенный хасаг. :asker13mt:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

2. Я попытался все обосновать (кратко). На спине лошади ничего не увезешь, это не верблюд. Утверждаю как степняк-скотовод (до 1987 года). :) Если нет упоминания в записках, то это не факт.

Сколько пожиток надо везти в расчете на одного человека? С учетом того, что следующий уртон иногда находится если не через 25-30, то уж точно хотя бы через 100 км? ИМХО - десяток кг, не более.

Везде в источниках о степной лошади указывается - лошадь "используется под верх или под вьюк". Никогда не запрягают. Что такое вьюк Вам, как степняку-скотоводу, объяснять, надеюсь, не надо. Чем вьюк в 30 кг отличается от 1/3-1/2 веса всадника?

Ночной тебеневки не бывает по сути, т.к. тебеневка происходит от казахского слова "тебу" - добывать снег из-под снега копытами (букв: пиная...)

Ночная тебеневка - это когда лошади днем что-то делают, а ночью тебенюют. Это что, чудо какое-то?

См. примеры из статьи "Лошади степных пород...":

"Исследования проводили в фазу полнолуния с 6 часов вечера 23 декабря до 6 часов вечера 24 декабря 2004 года. Ночные наблюдения за поведением лошадей проходили с 6 часов вечера до 8 часов утра при температуре внешней среды от –1°С до –4°С и незначительном западном ветре. Выпасаясь, лошади делали две продолжительные остановки для отдыха с 21 до 23 часов вечера и с 3-х до 6-ти утра. Лошади также кратковременно отдыхали, но не в одно время, а чередуясь, животные останавливались на 25-30 мин. Ближе к утру на отдых лошади табуна останавливались дружнее. Утром все без исключения животные бодры, признаков угнетенного состояния обнаружено не было. Пастьба лошадей табуна в течение зимних суток продолжалась 15 час. 20 мин., по пастбищу животные за это время прошли 2860 м или 187 м в час. Активный отдых лошадей в течение суток составил 7 час. Вечером и ночью табун лошадей держался более компактной, чем в дневные часы группой, образуя круг неправильной формы, диаметром в 200-260 м. В вечерние часы конематки с жеребятами меньше двигались, задерживались продолжительное время на одном месте. Днем табун размещался по длине до 300 м. Хронометраж в последующие зимние месяцы (21 января и 24 февраля 2005 г.) проводился в дневные часы при более мягкой погоде. В феврале дневная температура доходила в отдельные дни даже до +7°С. В такую погоду конематки и жеребята чаще, чем ночью, останавливались на отдых, грелись на солнышке."[Коханов. Стр.15-16]

"Малой рысцой проехав 100 верст в день, киргиз дает коню часов 5 выстояться на привязи, ночью спустит часа на 3 на траву, а на другой день сделает снова верст 70, если не более, и, повторив вечером то же самое, т.е. 5-часовую выстойку и трехчасовой корм ночью, не задумается вернуться к месту, откуда выехал, в те же два дня, и лошадь от такой езды не может испортиться или пропасть." [МГС Область Сибирских киргизов. Стр.21-22]

«Почти невероятно, сколько трудов может вынести степная лошадь, как например, когда киргизец пускается в дальний путь. Бухарские купцы нередко посылают нарочных гонцов из Троицка или Оренбурга в Бухарию, на расстояние около 1500 верст. В таких случаях посланный киргизец едет весь день до позднего вечера мелкой рысью, пока наконец встретит какой-нибудь аул. Тут он слезает с седла и поднимает лошади голову к верху, притягивая ее уздечкою к луке. Целую ночь лошадь стоит таким образом близ кибитки и не может есть. Рано утром перед зарею снимают с нее седло и узду, пускают пастись по степи 1½ или 2 часа, и потом опять продолжают путь маленькой рысью весь день до вечера. Таким образом киргизец едет нередко дней десять на одной лошади. [Эверсман. Стр.220-221]

Сено заготавливали и раньше 20 века, пусть и не в таких объемах. На современную Монголию не смотрите (у Вас все примеры связаны почему-то с ней, хотя почти весь путь путешествеников прлегал по Казахстану), у них методы скотоводства которые для казахов даже 18-19 веков были прошедшим этапом.

Камыш никогда не заготавливали, этим стали заниматься в советский период совхозы и колхозы в неурожайные на сенокос годы.

Вы источники читали?

Я нашел другие данные. Примеры из статьи "Лошади степных пород..."(речь идет о киргиз-кайсаках, т.е. о казахах):

«Условия содержания скота одинаково общи для всей киргизской степи. Отраден тот факт, что киргизы Кушмурунской волости начинают сознавать пользу заготовки запасов сена для прокармливания скота в течение зимы, а также на случай буранов, хотя лошади и продолжают пользоваться подножным кормом. На сене содержатся лишь мелкий и крупный рогатый скот и рабочие лошади.

Размер заготовки сена киргизы Кушмурунской волости определяют в 20-25 копен на одну голову кр.рогатого скота и в 50 копен на лошадь. Каждая киргизская копна содержит от 4-5 пудов сена. Сено в большинстве случаев плохого качества, так как киргизы, впрочем то же самое должно сказать и о русских казаках и крестьянах, не могут согласиться с мыслью возможности косить самую степь с питательными и сочными травами там, где она, конечно, представляет достаточно растительности и не выгорела в течение лета. Они стремятся за короткое время, не прилагая большого труда, накосить возможно большее количество и поэтому, стремятся к болотам, озерам, займищам, косят камыш, осоку и другие малопитательные травы. Бесспорно на качество сена имеет влияние и поздняя косьба, когда трава значительно высыхает и теряет свою питательность.» [Михайлов. Стр.19-20]

«Надо заметить, что киргизы почти не заботятся о запасах сена на случай неблагоприятной зимы и охотно продают его соседним крестьянам по дешевой цене. В видах обеспечения запасов, Хан-Джангер в 1845 г. сделал распоряжение о заготовлении общественных запасов сена, обязав каждую кибитку накашивать или ежегодно представлять 10 верблюжьих вьюков на указанное старшиною отделения общественное место. Запасы эти предполагалось расходовать в случае крайней необходимости и только с разрешения хана. По новизне дела, мера эта однако не привилась к киргизам и за смертию Джангера была совсем забыта. Не редко повторяющиеся суровые зимы и особенно «Куян» (Суровая и голодная зима 1879—1880 гг.), в который киргизы лишились громадного количества скота единственно по недостатку сена, нисколько не научили их более расчетливо относиться к сенным запасам. <...> [ВнКО. Стр.21-22]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не надо мне объяснять почему тюрки кочевники-скотоводы создали ямскую службу и связанную с ней повинность, дошедшую вплоть до 19 века, позже перенятую монголоязычными народами и названную ими "ортоо" (центры), я вполне понимаю о чем речь.

Это безусловно очень смелое предположение Вам требуется очень серьезно обосновать.

На сегодняшний момент я все же буду стойко придерживаться версии, что уртоны в XIII веке организовали именно монголы.

Речь у меня шла о принятом испокон веков маршруте путешественников, народов и войск через территорию Казахстана. Неужели Вы думаете, что через каждые 30 км. путешественников ждали организованные пункты со свежими бесплатными откормленными скакунами, с табунами лошадей и отарами овец, с кормом-халявой, едой, выпивкой и женщинами? :lol: (даже сейчас такого не встретишь на том маршруте, понимаете какой путь я имею в виду?)

Не спорю, такие пункты были, но не везде и не всегда, вот в чем был вопрос.

Смотрим статью "О скорости и маршруте ...", об уртонах.

Для монголов не было проблем "напрячь" любой покоренный народ на организацию подобных "станций".

Если у кого-то из покоренных было свое особенное мнение о том, надо или не надо организовывать такие "станции" и тратить свои ресурсы - а оно у кого-то да и было - то монголы наверняка устраивали профилактически-показательное подавлени подобных вольностей. Ибо оставить империю без связи они просто не могли себе позволить, это был вопрос выживания структуры.

Насче тне везде и не всегда - полностью согласен. См. статью - там этот вопрос рассмотрен подробно (откочевки и т.п.)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"Безумно храброе"!!! ;):D

А вы сомневались в храбрости кереитов? :asker13mt:

Вячеславу отвечу завтра, Тәңір жарылқаса (если даст Бог).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Значит вы омонголенный хасаг. :asker13mt:

Если вы претендуете на происхождение от кереитов, то вы отюреченный монгол. Никуда от этого не деться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не надо мне объяснять почему тюрки кочевники-скотоводы создали ямскую службу и связанную с ней повинность, дошедшую вплоть до 19 века, позже перенятую монголоязычными народами и названную ими "ортоо" (центры), я вполне понимаю о чем речь.

Речь у меня шла о принятом испокон веков маршруте путешественников, народов и войск через территорию Казахстана. Неужели Вы думаете, что через каждые 30 км. путешественников ждали организованные пункты со свежими бесплатными откормленными скакунами, с табунами лошадей и отарами овец, с кормом-халявой, едой, выпивкой и женщинами? :lol: (даже сейчас такого не встретишь на том маршруте, понимаете какой путь я имею в виду?)

Не спорю, такие пункты были, но не везде и не всегда, вот в чем был вопрос.

Вы бы лучше концентрировался на изучение монгольского языка. А то свои домыслы выдаете как правду.

Кто Вам сказал что өртөө это тюркское орта? Өртөө это станция ямской службы. от слова өртөх-подвергаться. Для монгола который пользуется своим письменностью догадаться об этом нетрудно. гар-гараа, туш-тушаа, хатир-хатираа и.т.д. А конечный -н в русском варианте уртон, от второго варианта суффикса с конечным -н. Как например барилд-барилдаан, зод-зодоон, шууги-шуугиан.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

gerebec03.jpg

kobulu16.jpg

Для разведения в качестве мясных животных наибольшую ценность представляет казахская лошадь типа джабе, сформировавшегося в центральных районах Казахстана. Лошади типа джабе отличаются от основной массы казахских лошадей более высокой массой и сравнительно крупными промерами. Их приспособительные качества, применительно к условиям ареала разведения, заслуживают самой высокой оценки. Они имеют сравнительно грубую голову с массивными ганашами, что связано с развитием мощной зубной системы и жевательной мускулатуры, позволяющих лошадям хорошо пережевывать грубые травы и побеги полукустарников, которыми они питаются. Шея недлинная, мясистая, у жеребцов с большим жировым гребнем, где накапливается своеобразный резерв питательных веществ. Туловище длинное и глубокое, что связано с объемистым пищеварительным трактом. При благоприятных пастбищных условиях джабе способны накапливать большие запасы жира ( до 30-50 кг.) по кожей и на внутренних органах; эти запасы постепенно расходуются на компенсацию недостатка питательных веществ в зимний период или во время летнего высыхания пастбищной растительности.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кто Вам сказал что өртөө это тюркское орта? Өртөө это станция ямской службы от слова өртөх-подвергаться. Для монгола который пользуется своим письменностью догадаться об этом нетрудно. гар-гараа, туш-тушаа, хатир-хатираа и.т.д. А конечный -н в русском варианте уртон, от второго варианта суффикса с конечным -н. Как например барилд-барилдаан, зод-зодоон, шууги-шуугиан.

Өртөх переводится с монгольских не "подвергаться", а "быть должным".

Өрт хүн - должник.

И как вы тогда связываете слово "Өртөө" (долг) со станцией? Долг родине? :lol:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сколько пожиток надо везти в расчете на одного человека? С учетом того, что следующий уртон иногда находится если не через 25-30, то уж точно хотя бы через 100 км? ИМХО - десяток кг, не более.

Везде в источниках о степной лошади указывается - лошадь "используется под верх или под вьюк". Никогда не запрягают. Что такое вьюк Вам, как степняку-скотоводу, объяснять, надеюсь, не надо. Чем вьюк в 30 кг отличается от 1/3-1/2 веса всадника?

Ув. Вячеслав, я излагал свое видение. Ведь даже в современный век не найдешь в Казахстане или в Монголии железнодорожных или авто станций через каждые 25-30 км., а на том маршруте (от Волги к южной части Балхаша и далее к Алаколю) даже нынче их не встретишь на расстоянии ближе 200 км.

Со вьюками все понятно, но я выше пытался перечислить необходимое в пути имущество, в числе которых были разборные части походной юрты и прочее, а также НЗ фуража и кормов, а потому в отсутствии телег сильно сомневаюсь.

Ночная тебеневка - это когда лошади днем что-то делают, а ночью тебенюют. Это что, чудо какое-то?

Я имел в виду, что тебеневка может быть только по снегу. :)

Я нашел другие данные. Примеры из статьи "Лошади степных пород..."(речь идет о киргиз-кайсаках, т.е. о казахах):

«Условия содержания скота одинаково общи для всей киргизской степи. Отраден тот факт, что киргизы Кушмурунской волости начинают сознавать пользу заготовки запасов сена для прокармливания скота в течение зимы, а также на случай буранов, хотя лошади и продолжают пользоваться подножным кормом. На сене содержатся лишь мелкий и крупный рогатый скот и рабочие лошади.

Не понял ваших мыслей, вы о чем хотели сказать?

Я ведь не отрицал у казахов сенокошения до 20 века, пусть и не значительного, но отрицал заготовку камыша в качестве фуража.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На сегодняшний момент я все же буду стойко придерживаться версии, что уртоны в XIII веке организовали именно монголы.

Если докажете, что в 13 веке такие станции на Руси назывались уртонами, то сдамся без боя. :D

Никто не оспаривает, что нам о многом стало известно из упоминаний в многочисленных письменных документах, появившихся напрямую в связи с нашествием татар.

Аналогично вашим заявлениям о "монгольских" ямах, некоторые стали утверждать даже о появлении у тюрков юрт с приходом монголов и киданей. :blink:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Нашел еще одно интересное описание казахских и среднеазиатских лошадей разных пород:

Интересующий нас факт выделил в тексте.

Ф. фон Шварц. «ТУРКЕСТАН - ВЕТКА ИНДОГЕРМАНСКИХ НАРОДОВ»

Turkestan, Zweig der indogermanischen Volker. Nach funfzehnjahrigem Aufenthalt in Turkestan, Dargestellt von Franz v. Schwarz, vormals Astronom des Taschkenter Observatoriums und Leiter des Turkestanischen Meterologischen Instituts. — Freiburg: Herdersche Verlagshandlung., 1900. - S.51-125.

Опубликовано в: История Казахстана в западных источниках XII-XX вв. Том 5. Алматы, 2006.

РАЗВЕДЕНИЕ СКОТА У КИРГИЗ- КАЙСАКОВ

Лошади, чье количество намного больше, чем верблюдов, играют совершенно иную роль, чем у европейцев или других оседлых жителей Туркестана. Хотя их используют у киргиз-кайсаков также и для верховой езды, но это не является их основным предназначением, иначе бы киргизы не держали их в сотни или, по возможности, даже в тысячи раз больше того, чем их нужно для себя и семьи для верховой езды. Для киргиз-кайсаков лошадь нужна, прежде всего, из-за молока, из которого[190] они готовят свой национальный напиток кумыс. Кроме того, мясо молодой лошади является для киргизов лакомством, без которого не обходится ни одно праздненство, как сегодняшний бауэр не обходится без свиного мяса.

В Туркестане имеется, в целом, семь различных пород лошадей: туркменские лошади, аргамаки, киргизские лошади, карабаиры, горные лошади, кашгарские лошади, калмыцкие лошади.

Второе место по работоспособности после туркменской лошади занимает киргизская, это самая неприметная из всех туркестанских пород лошадей. С киргизскими лошадьми, очевидно, родственны русские лошади казаков, а последние, наверное, произошли от первых. Киргизская лошадь невысока ростом, приземиста, кряжиста, с лохматой шерстью и еще более лохматой и сильно развитой гривой. Голову и шею киргизские лошади не держат прямо, как туркменские и аргамаки, а горизонтально, с наклоном вперед, что еще больше подчеркивает их внешнюю неприглядность. Этот постав головы явно является следствием того, что киргизские лошади при поиске корма в степях со скудной растительностью должны держать голову постоянно опущенной и так постепенно привыкают к этой осанке. В отношении скорости киргизская лошадь уступает туркменской, но она почти такая же выносливая и неприхотливая. Она переносит палящую жару туркестанского лета и сорокаградусную стужу сибирской зимы, никогда не имея над собой крыши, удовлетворяясь зимой скудным кормом, который она выгребает из-под снега, глубиной с фут; часто при буране и гололеде она остается долгое время вообще безо всякого корма. Когда зимой родники и реки замерзают, она утоляет свою жажду снегом, а летом она в состоянии при самой большой жаре выдерживать 3-4 дня без воды. Она без труда проходит по 120 км в день, хотя ночью сама должна находить себе корм из скудной и сухой травы; ячменя и овса она никогда в жизни не видит. Киргизские курьеры на сменяющихся лошадях проделывают в день 300 км. Киргизские лошади очень дешевы: их стоимость оставляет от 30 до 120 марок.[194]

В высокогорье Туркестана есть собственная горная порода лошадей, которые почти без исключения находятся во владении кара-киргизов и, вероятно, полностью развились вследствие их постоянного пребывания в горах. Они очень маленького роста и приземистого телосложения, имеют крепкие ноги и выделяются своей неутомимостью на самых высоких вершинах, где обычные лошади из-за разреженного воздуха продвигаются очень медленно вперед; они также отличаются своей невероятной тренированностью и надежностью при подъеме в горы. Их стоимость приблизительно та же, что и у киргизской лошади.

Еще меньше, чем предыдущие, — это кашгарские лошади, которые встречаются только в очень ограниченном количестве. Это, собственно, пони, которые едва отличаются от тех, которые встречаются в Европе.

Отличную породу образуют малоизвестные в русском Туркестане калмыцкие лошади, которых держали калмыки, кочующие в долине реки Или и в пограничных областях. Эти меньше, чем киргизские лошади, растут дикими, без каких-либо перспектив; они, по потребности, вылавливаются и используются для верховой езды. Эти лошади пользовались большим спросом у находившихся в Кульдже русских офицеров из-за их чрезвычайно удобного для всадника галопа и поразительной выносливости, так как они, как я сам убедился, в состоянии два часа подряд скакать, не останавливаясь. Во время моего шестимесячного путешествия по территории Кульджи и Джунгарии в 1880 г. у меня была возможность познакомиться с превосходством калмыцкой лошади, так как я для своей экспедиции приобрел их 12 голов. Только их чрезвычайная пугливость иногда становилась для меня губительной, так как появление любого незнакомого предмета, такого, как осел, верблюды, особенно телеги, вызывало у них неописуемую панику, и они тогда, как например, при моем появлении верхом на базаре в Кульдже, все — ларьки, купцов и продавцов — кидали в кучу. Одну из этих лошадей, которую я выбрал себе для верховой езды как самую дикую и поэтому непригодную для перевозки инструментов и производительности, удалось только тогда оседлать, когда ее связали, как свинью. Калмыцкие лошади имеют короткий, приземистый, толстый, круглый и короткий корпус, и короткие сильные ноги. Относительно выносливости, способности переносить голод, жажду, жару и холод о «их можно сказать то же самое, что уже было сказано в отношении киргизской лошади, пожалуй, даже еще в большей степени. Цена калмыцкой лошади была ко времени моего путешествия 120-200 марок.

Кроме названых выше видов, можно назвать также разводимых оседлыми жителями Туркестана тягловых лошадей, они не составляют какую-либо породу, а являются среди лошадей примерно тем же, что и сарты среди народов Туркестана, т.е. смесью всевозможных пород лошадей, среди которых преобладает киргизский элемент. Тягловые лошади обычно отличаются невзрачностью, особенно несоразмерно большим животом, что происходит оттого, что большей частью их кормят люцерной.

Они, тем не менее, очень сильны и возят даже в горных районах, кроме тяжелых телег и кучера, еще груз в 12-15 центнеров. При этом ежедневно проходят без труда около 50-80 км.

Из всех названых в Туркестане местных пород лошадей киргиз-кайсаки в основном держат только киргизских. Лишь некоторые богатые султаны содержат в качестве предмета роскоши аргамаков или карабаиров.

Можно было бы задать вопрос, почему киргизы так небрежно обращаются со своими стадами и не делают для них зимних запасов, чтобы всякий раз зимой не рисковать большей частью своих стад и тем самым всем своим существованием. Причина очень проста-условия не позволяют киргиз-кайсакам сделать заготовку корма на зиму На пастбищах, имеющихся в распоряжении киргиз-кайсаков в Киргизской степи, трава такая скудная, что невозможно ее скосить или как-то иначе собрать в большом количестве, и, кроме того, она полностью съедается стадами за лето. Кроме того, если бы даже условия позволяли, заготовка сена для такой огромной массы скота потребовала бы намного больше рабочих сил, чем имелось у киргизов. Скот киргиз-кайсаков, конечно же, не видит ячменя и овса, потому что при их образе жизни и нехватке возделываемой земли они сами для себя добывают недостаточно зерна.

Зима даже при самых благоприятных условиях всегда является голодным временем для скота кочевников. Потому что зимой он зависит от скудных стебельков травы, которая должна пробиться сквозь снежный покров, а частично еще и быть выгреблена из-под снега. Поскольку верблюды и овцы неспособны на это, то киргизы используют следующий метод. Если выпал свежий снег, то сначала на пастбище выпускаются лошади, которые своими копытами, насколько это только можно, сгребают снег. Как только лошади съели верхушку короткой травы, туда выгоняют верблюдов, которые тоже съедают столько травы, сколько они могут достать. В заключение выпускаются овцы и козы, которые сжирают все до корней. Пока держится снег, у скота, конечно, совсем нет корма. Я никогда не видел более безутешной картины, чем табун лошадей, попавший под снежную бурю: голодные и замерзшие стоят эти бедные животные без крова и укрытия в открытой степи, тесно сбившись вместе, головами вовнутрь, отдаваясь на милость всем превратностям непогоды. Они не сдвинутся с места, даже если снежная буря продлится надолго. Еще намного хуже, чем снегопад и снежная буря, для стад кочевников гололед, т.к. тогда они, часто неделями, остаются без корма.

Зимой, в лучшем случае, весь скот кочевников в значительной степени худеет, но с началом теплого времени года он быстро поправляется. Чтобы достать для скота как можно быстрее молодой корм, киргиз-кайсаки имеют обыкновение сжигать степь. Под снежным покровом оставшаяся с предыдущего года засохшая степная трава скатывается, как войлок, и это препятствует росту новой травы весной. Поэтому, как только растает снег, киргизы поджигают этот войлочный покров, и степь сгорает на больших участках. На удобренной пеплом почве уже через несколько дней пробивается молодая трава, и выгоревшие места покрываются за короткое время пышной растительностью, в то время как на невыжженнх местах степи едва виднеется молодая трава.

Об укрытии своего скота киргиз-кайсаки заранее не заботятся. Верблюды, лошади и овцы зимой и летом при любой погоде находятся под открытым небом. В лучшем случае они находят для своих стад такие места, где они могут укрыться в самый жестокий ветер: между песчаными холмами, в саксаульных лесах или в камышовых низинах. Крупный рогатый скот, который более чувствителен к холоду, киргиз-кайсаки загоняют в самый жестокий холод в открытые впадины глубиной около 5 футов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

И еще оттуда же - о наездниках и опять о расстоянии за день:

Благодаря ранней и постоянной тренировке в верховой езде киргиз-кайсаки относятся к самым ловким и выносливым ездокам в мире.

Особенно знамениты своей неслыханной удалью барым-тачи, или профессиональные конокрады. Русский офицер, который однажды имел поручение поймать вместе с подразделением туркестанских казаков, которые сами тоже являются неплохими ездоками, пресловутого конокрада, рассказывал мне о результате своей охоты следующее: «После многодневной охоты и множества военных хитростей казакам, наконец, удалось приблизиться на несколько сотен шагов к барымтачу, который скакал на обычной киргизской лошади, а вторую лошадь вел за узду Его лошадь явно была совершенно измучена, и казаки уже издали крик победы, потому что были уверены, что на сей раз вор от них не уйдет. Но как только они попытались его поймать, он молниеносно вскочил с усталой лошади на резервную, и, прежде чем казаки поняли, что произошло, исчез навсегда из их поля зрения». Лошадь, на которой удалось однажды настичь барымтача, пользуется у киргизов таким же уважением, как в Европе победитель скачек дерби .

Киргизы сидят на лошади с короткими стременами, как вообще все азиаты, и причем не так крепко, а при первом случае падают с коня, но они это делают с такой ловкостью, что при кажущемся опасном падении, от которого европейский спортсмен бы разбился, не получают даже малейшей раны и вмиг оказываются опять на коне. Русский капитан-лейтенант фон Левенхаген, командовавший ранее на правительственном пароходе, курсировавшем по Сырдарье между Перовском и Чинашем, рассказывал мне, что он часто позволял себе с киргизами следующую шутку: когда собирались на берегу сотни любопытных киргизов, приходивших всегда толпами, чтобы посмотреть феноменальное явление парохода, то он внезапно давал свисток, и этот неожиданный сигнал укладывал по меньшей мере три четверти всех всадников на землю. Киргизское искусство верховой езды имеет перед европейским то преимущество, что на необученной и даже дикой лошади можно скакать с той же уверенностью, как и на обученной, и что несчастные случаи, как это часто бывает у европейских спортсменов, почти никогда не происходят. Мне, по крайней мере, за пятнадцать лет не известен ни один случай, чтобы с киргизом при верховой езде случилось несчастье, в то время как у обученных русских офицеров-кавалеристов в Туркестане подобные несчастья не были редкостью. Преимущество киргизского способа верховой езды я испробовал на себе. Я сотни раз падал вместе с лошадью, причем иногда при очень опасных обстоятельствах: дважды сорвался со скалы вместе с лошадью в пропасть (первый раз в Алайских горах, а во второй — в Бадахшане), но не получил никакого вреда, кроме разбитого седла. Киргизский способ верховой езды имеет также то большое преимущество, что при скачках на большие дистанции лошадей щадят намного больше, чем по европейской методике. Под киргизом лошадь проходит без устали расстояние вдвое большее, чем под европейским всадником, и я часто видел, как лошади русских всадников, которых от усталости абсолютно нельзя было заставить идти дальше, тотчас приходили в себя, как только на них садился киргиз. Батыр Большой Орды Тезек Нуравлиев, который однажды сопровождал высшего русского офицера с сотней киргизов, каждый из которых был снабжен двумя лошадьми, прошел за 24 часа при этих обстоятельствах по горной и каменистой местности расстояние в 300 верст, или 320 км, причем ни одна лошадь не пала и впоследствии не заболела. При этом следует отметить, что упомянутый батыр весил около трех центнеров. (Комментарий: в Германии под центнером понимают 100 метрических фунтов по 0,5 кг, то есть 50 кг.)

Киргизы не подковывают своих лошадей, шпор они тоже не знают, вместо них они пользуются своеобразной плетью, называемой нагайкой, которую используют все народы Центральной Азии и русские казаки, которые также не носят шпор.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Киргизы сидят на лошади с короткими стременами, как вообще все азиаты, и причем не так крепко, а при первом случае падают с коня, но они это делают с такой ловкостью, что при кажущемся опасном падении, от которого европейский спортсмен бы разбился, не получают даже малейшей раны и вмиг оказываются опять на коне. Русский капитан-лейтенант фон Левенхаген, командовавший ранее на правительственном пароходе, курсировавшем по Сырдарье между Перовском и Чинашем, рассказывал мне, что он часто позволял себе с киргизами следующую шутку: когда собирались на берегу сотни любопытных киргизов, приходивших всегда толпами, чтобы посмотреть феноменальное явление парохода, то он внезапно давал свисток, и этот неожиданный сигнал укладывал по меньшей мере три четверти всех всадников на землю.

282c7775420065155e0a3bbacf471164.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Киргизские курьеры на сменяющихся лошадях проделывают в день 300 км.

Извиняюсь, но ведь зад отвалится. А может и курьеры сменялись? :D

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Извиняюсь, но ведь зад отвалится. А может и курьеры сменялись? :D

Опять домысливаете за источник?

Шварц в этой же работе очень интересно описал и своего коня-"туркмена" - почитайте, в инете книга была доступна.

Видно, что автор очень хорошо разбирается в лошадях.

Написал он и об одном своем путешествии в деревянном седле - и оценил это неудобным для европейца.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Өртөх переводится с монгольских не "подвергаться", а "быть должным".

Өрт хүн - должник.

И как вы тогда связываете слово "Өртөө" (долг) со станцией? Долг родине? :lol:

Вы путаете две разные слова. на современном кирилличиском-монгольском, да эти слова пишутся одинаково. Но стоит заглянуть в словарь монгольской письменности все встает на своим места.

ᠥᠷᠳᠦᠬᠦ өртүхү-подвергаться

ᠥᠷᠢᠳᠦᠬᠦ өритүхү-должиться. последнее слово от корня өри-долг.

Вы забываете что я монгол, лучше вас свой родной язык знаю.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опять домысливаете за источник?

Шварц в этой же работе очень интересно описал и своего коня-"туркмена" - почитайте, в инете книга была доступна.

Видно, что автор очень хорошо разбирается в лошадях.

Написал он и об одном своем путешествии в деревянном седле - и оценил это неудобным для европейца.

Не знаю кто ездил на туркменах (может адайцы? :D ), но казахи традиционно использовали только свою жабы.

Ув. Вячеслав, есть хорошие данные. Известный и неутомимый путешественник всех времен и народов (я бы добавил еще - всех видов путешествий и географических районов :) ) Федор Конюхов по пути из Монголии через Китай и Казахстан в Калмыкию проходил верхом налошади в сутки 30-35 км., при этом отдыхал сутки каждую неделю, об этом Вы можете ознакомиться здесь:

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1226880300

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас