Iwan Bohun

Пользователи
  • Публикации

    220
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    1

Последний раз Iwan Bohun выиграл 20 сентября 2011

Публикации Iwan Bohun были самыми популярными!

Репутация

1 Обычный

О Iwan Bohun

  • Звание
    Опытный пользователь

Старые поля

  • Страна
    Україна

Посетители профиля

Блок посетителей профиля отключен и не будет отображаться другим пользователям

  1. Iwan Bohun

    Мордва

    Понятия государство и вождество в случае Их Монгол Улс не противоречат друг другу. У монголов была древнемонгольская письменность на основе древнеуйгурского письма. Была система почтовых станций - ямов. Первая перепись на Руси была проведена монголами, а точнее мусульманскими подданными монголов, которые исполняли приказы Чингизидов. В тюркских каганатах была собственная письменность - тюркское руническое письмо и своя система титулов и собственная идеология. Стоит поставить вопрос о том, что такое государство и какие его формы. То, что ээфективно действует в Западной Европе не подойдет для Арабского Мира. Говоря о государствах кочевников нужно учитывать местную специфику. Кочевые вождества соответствуют раннему государству у земледельцев. Государства разные. У Китая одна специфика, у России другая, у Арабского мира третья, у Европы четвертая и т.д. Это совершенно разные культурные пространства несмотря даже на глобализационные процессы в современном мире. Терминология вообще вещь условная. В середине ХХ века мыслили в категориях формаций, сейчас же более популярен цивилизационный подход. Социальная антропология также внесла свой вклад. Еще К. Маркс писал, что система пяти общественных формаций характерна только для Европы. Это уже потом продолжатели распространяли его схему на государства которые не подходили для нее. Именно методологическая ограниченость формационной схемы сделала более корректным цивилизационный подход по отношению к нееевропейским обществам. На вопросы на которые не смог дать ответ цивилизационный подход дала ответ социальная антропология. Т. Барфилд и Л. Васильев разработали теорию о вождествах. То, что по отношению к какой-то державе применяется термин вождество совсем не исключает то что это было государство. Вопрос в том какое это было государство: королевство наподобие европейских, халифаты или султанаты Арабского Мира, империи и царства византийско-славняского пространства, империи и государства наподобие китайских, государства индийского культурного пространства, кочевые империи, государства африканского культурного пространства (государства Гвинейского залива и Экваториальной Африки) или племенные княжества как выразились бы марксисты эпохи ''военной демократии''. Форм множество, общих параметров не так много. Не стоит брать параметры одного из типов за основу. Мир интересен в его разноорбазии.
  2. Iwan Bohun

    Мордва

    В ВКЛ была литовская династия, но среди князей и шляхты ВКЛ было много русинов (украинцев и беларусов, среди князей это например Давид Гродненский и Константин Острожский). В этом государстве были подневольные и литовские, и украинские и белвруские крестьяне. С енисейскими кыргызами было так, что кыргызы доминировали, а кыштымы были союзниками. Кеты и самодийцы находились в подчинении у кыргызов и кыштымов. Роль кыштымов возросла в монгольскую и постмонгольскую (после 1368 г.) эпоху. Вождество не исключает государство. Например кочевая империя Хунну была вождеством (сейчас не помню к каким вождествам его относил Н. Крадин). У монголов же Их Монгол Улс это полноправное государство с бюрократией и системой податного обложения, которой могли позавидовать многие европейские государства.
  3. Iwan Bohun

    Мордва

    У хакасов было общее с кыргызами государство. Каганат енисейский кыргызов это вполне сформировавшиеся государство в котором были письменность, администрация и политическая организация. Не хватало только монотеистической религии. Доминировали традиционные верования, но часть населения исповедовала манихейство. Каганат енисейских кыргызов это общее государство кыргызов и хакасов также как Великое Княжество Литовское общее государство литовцев и славян.
  4. Iwan Bohun

    Мордва

    Относительно Перми Великой - О. В. Семенов - К вопросу о времени вхождения в состав Московского государства Перми Великой http://proceedings.usu.ru/?base=mag/0031%2801_07-2004%29&doc=../content.jsp&id=a03&xsln=showArticle.xslt Морозов Б. Н., Симонов Р. А. К проблеме источников древнепермской письменности Стефана Пермского (около 1340—1396) //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2009. № 1 (35). С. 5-16 http://www.drevnyaya.ru/vyp/2009_1/hist-1.pdf
  5. Iwan Bohun

    Мордва

    Относительно социального развития мордвы то оно в XIII в. было на уровне социального развития славянских племенных княжеств Х в. Манси, ханты и марийцы в Позднем Средневековье переняли деление на сотни и десятки от татар и были вождествами в составе татарских ханств. В общем, этот уровень также можно сопоставить с племенными княжествами славян. Были у мордвы и политические центры. Это городища-тверди в мордовских лесах.
  6. Iwan Bohun

    Мордва

    Биармия просто больше всех распиарена. По скандинавским сагам и у саамов были короли, но их общественная организация ограничилась отдельными объеденениями родов. По социальной организации они были на уровне чукчей, но технологически были более продвинутыми чем чукчи. Их более примитивная организация была обусловлена природными условиями региона, где они проживали. Бьярмы были в социальном отношении на более высоком уровне социальных отношений, где-то на уровне удмуртов. Они имели представление о деньгах и активно торговали с соседями о чем известно в сагах. У них был верховный бог Йомали (наподобие Перуна у славян или Перкунаса у литовцев), а также иные боги. Относительно Биармии то даже относительно место ее нахождения продолжаются жаркие споры. Т. Джаксон и Е. Мельникова считатают возможным, что она находилась в Карелии. У карелов и эстонцев были племенные княжества (у эстонцев их было около десяти). Карелы же были разделены на две части. Одна часть карелов известная как Ижора жила на юг от Невы. Те, же карелы которые жили на север от Невы объеденились в Карельскую землю и имели выборного вождя. Было несколько десятков родовых старейшин, которые были князьями ниже уровнем. Карельская земля это было сложное вождество, наподобие державы Само у славян, которому не хватало монотеистической религии и внутренней консолидации. Снова же случай похожий на древлян у славян или скажем на саксов у древних германцев. Дружина у карельских правителей была и они вместе с новгородцами совершили нападение на Сигтуну - http://heninen.net/sigtuna/. Карелы долгое время конкурировали с норвежцами за дань с саамов. Карельская земля (Корела) находилась в зависимости от Новгорода, который дал им широкую автономию. У финнов существовали племенные княжества сумь (суоми) и емь (хяме)подобные Карельской земле. У их правителей были дружины. У той же мордвы есть указание на существование дружины - Русь Пургасова. Русь в этом случае это не этническое, а социальное обозначение обозначающее дружину местного правителя. Манси были на пороге государственности и их князь Асыка также имел подготовленную дружину. Не хватало только монотеистической религии и ликвидации деления на роды. Наиболее продвинутыми в социальном строительстве были коми, которые почти имели государственность (Пермь Вычегодская и Пермь Великая), приняли христианство (крестил их Стефан Пермский, а его последователи закрепляли его успехи), письменность (разработал Стефан Пермский), деление на роды у них исчезло и составные части их государства уже назывались по названиям местностей, а не племен.
  7. Iwan Bohun

    Мордва

    Уровень развития вождеств финно-угров напоминал уровень племенных княжений скажем древлян или кривичей перед образованием Киевской Руси.
  8. Iwan Bohun

    Мордва

    Это смотря как посмотреть. Если придерживаться жесткой системы критериев то даже ранний Рим и греческие полисы периода архаики не можно назвать государствами. Если же учитывать местную евразийскую специфику, то Хазарский Каганат, Волжская Булгария, Золотая Орда, Казанское Ханство, Сибирское Ханство, Ногайская Орда, Великая Орда, Крымское Ханство, государство кочевых узбеков, Казахское ханство это уже государства. Государственность у финно-угров существовала, но на уровне вождеств. Вождество это специальный термин для того чтобы обозначить некоторую степень степень развития которая выше чем дикость, но еще не государство. Это конечно не то же, что государства славян и тюрков, на уровень ниже и не стоит в них видеть дикарей. Вождь вождю рознь. Были вожди полинезийские и были вожди Восточной Европы и Западной Сибири. Вождества Восточной Европы имели войско с оружием из железа и находились в системе международной торговли. В чем-то фино-угорские вождества напоминают вождества германцев в I-III вв. У якутов тоже были вождества. Но они также имели некоторую социальную организацию, сравнительно хорошо вооруженное войско. Просто якуты в силу обстоятельств были оторваны от контактов с Китаем и Центральной Азией. Относительно чукчей, то их не можно поставить в один ряд с финно-уграми и якутами, поскольку они были технологически отсталыми и оторванными от контактов с цивилизациями, хотя храбрыми и мужественными воинами. Социальная организация чукчей была проще чем у финно-угров, но явно сложнее чем скажем у андаманцев или бушменов. Кочевники с примитивными социальными отношениями стояли на степени развития более высокой чем социальная организация охотников и собирателей. Чукчи были на уровне развития эскимосов, коряков и ительменов, то есть соседей по региону. Продвинутее в технологическом отношении чем палеоазиаты среди народов Дальнего Востока были айны и жители Приамурья которые находились во взаимодействии с маньчжурами и японцами. У финно-угров был более высокий уровень развития чем у палеоазиатов. Это факт.
  9. Iwan Bohun

    Мордва

    Относительно коми то у них существовало два княжества Пермь Вычегодская и Пермь Великая в Позднем Средневековье. У марийцев существовало два княжества до монгольского завоевания. У удмуртов предполагается существование племенного княжества до монгольского завоевания. За исключением коми эти государства были на уровне вождеств. У коми государства были организованы на русский манер и назывались княжествами. Относительно сибирских угров то они организовывали свои княжества по образу татарских ханств и переняли у них деление на сотни и десятки. Наиболее могущественным из вождеств было Пелымское княжество.
  10. Iwan Bohun

    Мордва

    Ну это смотря каких критериев придерживаться. У них не было государства наподобие того какое существовало у чехов или поляков. Государственность у них была на уровне вождеств подобного княжествам сибирских угров. Были племенные княжества мокши, эрзя, шокши и др. Были легенды о общемордовском государе (Тюште). Что характерно Йордан не различал эрзю и мокшу и именовал их одним этнонимом морденс (мордва). Золотым веком мордовцы считают период Раннего Средневековья (эпоха Тюшти). Образование Руси, Владимиро-Суздальского княжества и Волжской Булгарии вынудило мордву отступать в отдаленные лесные регионы. Но и там они сохраняли политическую организацию. В летописях даже зафиксированы имена двух князей - Пургас и Пуреш, которые правили эрзёй и мокшей соответственно. После монгольского завоевания мордовские княжества утратили свою самостоятельность.
  11. Iwan Bohun

    Венгры - мадьяры , кто они ?

    http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/3/3b/Battle_of_Moh%C3%A1cs%2C_Turkish_miniature.jpg http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/b/b5/Battle_of_Mohacs_1526.png
  12. Iwan Bohun

    Венгры - мадьяры , кто они ?

    Битва при Мохаче - Mohacs 1526
  13. Iwan Bohun

    Мордва

    Гийом де Рубрук «Из Руссии, из Мокселя, из великой Булгарии и Паскатира, то есть великой Венгрии, из Керкиса (все эти стра-ны лежат к северу и полны лесов) и из многих других стран с северной стороны, которые им повинуются, им привозят дорогие меха разного рода, которых я никогда не видал в наших странах и в которые они одеваются зимою. И зимою они всегда делают себе по меньшей мере две шубы : одну, волос которой обращен к телу, а другую, волос которой находится наружу к ветру и снегу». Более пространно второе упоминание «Эта страна за Танаисом очень красива и имеет реки и леса. К северу находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, именно : Моксель, не имеющие никакого закона, чистые язычники. Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах. Их государь и большая часть людей были убиты в Германии. Именно Татары вели их вместе с собою до вступления в Германию, поэтому Моксель очень одобряет германцев, надеясь, что при их посредстве они ещё освободятся от рабства татар. Если к ним прибудет купец, то тому, у кого он впервые пристанет, надлежит заботиться о нём все время, пока тот пожелает пробыть в их среде. Если кто спит с женой другого, тот не печалится об этом, если не увидит собственными глазами; отсюда они не ревнивы. В изобилии имеются у них свиньи, мед и воск, драгоценные меха и соколы. Среди них живут другие, именуемые Мердас, которых латины называют Мердинис, и они — сарацины. За ними находится Этилия.» Роджер Бэкон «К северу же от этой земли Тартарской между Танаисом и Этилией живут какие-то народы…. И оба эти народа живут на севере, рядом с полюсом, но более удален от севера народ, живущий сразу за рекой Танаис и называемый моксель, подчинённый тартарам. И они — язычники, живущие совершенно без закона, города у них нет, но хижины в лесах. Государь их и большая часть их были убиты в Польше поляками и алеманнами и богемами. Ведь тартары повели их на войну с поляками. А они во многом поддерживают поляков и алеманнов, надеясь таким образом освободиться с их помощью от тартарского рабства. Если к ним придет купец, тот, в доме которого он первым остановился, должен проявлять за-боту о нём столько времени, сколько он желает там пробыть. Ибо так принято в этих местах. За ними к востоку живет некий народ, называемый мердуим, зависимый от тартар. Но они — сарацины, живущие по законам Магомета.» Иосафат Барбаро - «Я обладаю хорошей осведомленностью относительно мордвы и потому расскажу всё, что знаю, об их верованиях и образе жиз-ни. В известное время года они берут лошадь которую они приобретают сообща, и привязывают ей все четыре ноги к четырём кольям, а голову — к отдельному колу. Все эти колья вбиты в землю. Затем приходит человек с луком и стрелами, становится на соответственном расстоянии и стреляет в сердце до тех пор, пока не убьет лошадь. Потом её обдирают, из шкуры делают мешок, над мясом совершают какие-то свои обряды и съедают его; шкуру туго набивают соломой и зашивают её так искусно, что она кажется цельной; вместо каждой из ног подставляют прямой брусок дерева — так, чтобы лошадь могла стоять, будто живая, на ногах. Наконец, они идут к какому-нибудь большому дереву, обрубают соответствующим образом сучья и прилаживают сверху помост, на который и помещают эту лошадь стоймя. В таком виде они ей поклоняются и приносят в дар соболей, горностаев, белок, лисиц и другие меха. Все это они навешивают на дерево, подобно тому как мы ставим свечи в церкви. Таким образом получается, что эти деревья сплошь заполнены мехами. Народ питается больше всего мясом, преимущественно диких животных, и рыбой, которую ловят в здешних реках. Это всё, что мы могли рассказать о мордвинах.»
  14. Iwan Bohun

    Мордва

    http://zubova-poliana.narod.ru/history-91.htm Тюштя, Тюштя — царь, Тюштя, Тюштя — государь. Где у Тюшти земля ? Где у Тюшти народ ?» Из мордовской былины Одновременно идущие процессы этнической консолидации и социальной дифференциации должны были рано или поздно привести к появлению общемордовского правителя. Общемордовские военные вожди, видимо, неоднократно появлялись на исторической арене при каждом временном объединении местных племен, например, для отпора врагам. Однако, не имея под собой прочной экономической основы, подобные союзы племен были недолговечными и не приводили к установлению авторитарной власти, объединяющей всю мордовскую землю. С развитием экономических связей и классообразования в древнемордовском обществе такая возможность появилась. А при соответствующих внешнеполитических условиях она была реализована. Об этом свидетельствует наличие в мордовских языках терминов инязор, оця-зор, то есть великий господин, великий хозяин. Об этом же говорят многочисленные легенды и песни, донесшие к нам из глубины веков имя первого (а может быть, одного из первых) общемордовского царя. Его звали Тюштя. Одни исследователи возводят его к финскому слову ‘крепкий, строгий’, другие — к мор-довскому теште (звезда). Третьи считают, что это вообще не имя и не прозвище, а титул верховного правителя. Как бы то ни было, в фольклоре Тюштя кон-кретный человек, обладающий несокрушимой силой, мудростью, хитростью и даже волшебством и избранный царем мордвы велением рока. До сих пор в раз-говорной речи бытует выражение «во времена Тюшти», то есть давным-давно. Когда же это было ? К IV веку христианского летоисчисления на право-бережье Оки и Волги сложился устойчивый союз племен, известный германским племенам готов под общим названием «морденс». Консолидация мордовских племен, с одной стороны, была результатом их внутреннего развития, а с другой — вызывалась необходимостью борьбы с усилившимся натиском кочевников. Демографические, природные и иные причины привели в первые века нашей эры к перемещению огромного количества народов Европы и Азии. Все эти столетия на мордовский край накатывались волны воинственных кочевников, как для грабежа, так .и для захвата «жизненного пространства». Чтобы устоять в борьбе с ними, мордовские племена должны были объединить все свои силы и выработать образ жизни, который позволял бы вести постоян-ную войну с минимальными потерями. Мордва смогла перейти к такому образу ведения хозяйства, и это дало мордовскому народу шанс не исчезнуть со стра-ниц истории в те бурные века, подобно тем же скифам, сарматам, гуннам, готам и другим. Весной и летом полноводные реки, озера, болота и густые леса делали территорию мордовского края практически непроходимой для степной конни-цы. В это время население жило в селах и городищах возле полей и рек. После сбора урожая, когда наступали холода и замерзшие реки из преград превращались в удобные пути набегов для врагов, люди уходили в зимние поселения в глубь лесов. Здесь занимались охотой, заготовкой пушнины, различными промыслами. В случае опасности жители зимниц укрывались в расположенных рядом крепос-тях. Эти крепости, остатки которых во множестве найдены на территории Мор-довии, располагались на высоких холмах, мысах больших оврагов, защищались сложной системой рвов и валов. На валах ставились частоколы из длинных и толстых дубовых бревен. Бревна заострялись сверху и обкладывались глиной — от огня. Скаты холмов и оврагов в зимнее время поливались водой и превра-щались в сплошную ледяную гору. Под крепостями часто отрывались подвалы, иногда целые пещеры значительной глубины. Например, под мордовским горо-дищем, на месте которого позднее был построен Троицке-Скановый монас-тырь (сейчас это место находится в Пензенской области), были отрыты подзе-мелья, общей длиной около 700 метров. Подобные подземелья найдены и под другими мордовскими крепостями. Конечно, взаимоотношения с со-седями сводились не только к во-енным столкновениям. Были и со-юзы, совместные походы. Напри-мер, значительная часть мордов-ского населения была увлечена потоком гуннов на запад и там растворилась среди других наро-дов. Но все же война была глав-ным фоном этого периода исто-рии края. Южная граница расселения мордовских племен ото-двинулась далеко к северу. Были нарушены традиционные торговые связи с Причерноморьем и Кавказом. В боях с кочевни-ками полегло бесчисленное множество мужчин. Сократилась и общая численность населения. Все это замедлило экономическое развитие народа. Но главным было то, что он выжил, остался на коренных землях, сохранил свой язык, культуру, национальное самосознание и даже имя. В VII-VIII веках перемещение племен в основном прекратилось, а их территории стабилизировались. Улучшение политической обстановки и массовый переход к пашенному земледелию вызвали быстрый рост населения Восточной Европы. Как же тогда жили предки мордвы ? Первое, что отмечают археологи — это необычное богатство погребений той эпохи, не встречающееся ни до, ни после неё. В могильниках находят большое количество предметов из бронзы, серебра, золота, электрона, янтаря; прекрасно выполненные ювелирные изделия, предметы обихода. Все говорит о долгом, относительно мирном и зажиточном периоде времени. Археологические раскопки позволяют довольно точно представить вооружение и снаряжение тогдашних мордовских воинов, мужские и женские праздничные костюмы, предположить формы и типы строений, образ жизни. И всё говорит о том, что жизнь мордвы не была в это время трагической. Ибо не могли быть печальными времена Тюшти, о которых народ хранит тёплые воспоминания уже более тысячи лет. Эти воспоминания рассыпаны в легендах, преданиях и песнях. Вот одна из песен, дошедших к нам из тумана веков: «Ой, на востоке, на возвышенности Жил царь Тюштянь, Держатель земли, государь. Крепки его серебряные палаты, Прочны его доспехи, Тюштянь стоит на холме, На холме стоит у ворот. Он одет, разодет, принаряжен. Белая рубашка на нем, Белый конь под ним, Раз оглянется — город построит, Другой раз — народ соберет ...» В песнях, легендах, преданиях подробно описано, как Тюштя родился, как ски-тался по чужим краям, вернулся в родную землю, был избран царем и многое другое. По легендам, записанным И. И. Дубасовым, Тюштя жил на зубово-полянской земле — в лесах недалеко от расположения нынешних Ширингушей. У опушки леса на поляне, На поляне у самой горы, У горы, Солнце движется вокруг берёзы, Вокруг берёзы, Луна спускается к её вершине, К её вершине, Между гор на лугах, На лугах, Тюшти страна, страна — владения. Тюштя — властитель тех мест, Властитель — инязор. Белее снега его рубашка, Вышита красной ниткой. В золотой воде окрашено его сюлгамо, Из серебра соткан пояс, Через плечо медвежья шкура перекинута, Красивой пуговицей прикреплена Скрипят его сапоги.... Все эти сведения о тюштях можно разделить на два цикла — ранний и позд-ний. В раннем цикле тюшти изображаются как рядовые трудолюбивые земледель-цы. Так, в одной из песен растерявшийся от посещения старейшин пахарь спра-шивает их, в чём он провинился, зачем они пришли: Эзинь сала мон алашат, Эзинь синтре мон утомот.. Не крал я лошадей, Не ломал я амбары... Когда же родовые старейшины сообщают ему об избрании его тюштей, он долго не соглашается взять на себя эти ответственные обязанности и ставит необыкно-венное условие, исполнение которого должно символизировать правильность подбора родовыми старейшинами кандидатуры на должность тюшти. Пахарь объявляет им, что если его кнутовище, которое он воткнет в землю, прорастет и превратится в яблоню, зацветет и принесет созревшие плоды, пока он вспашет очередную борозду, тогда он будет тюштей. Это условие чудесным образом исполняется, и обыкновенный доселе пахарь становится верховным старейшиной, главой племени. В других песнях правильность выбора кандидатуры на должность тюшти чудо-действенно подтверждается поворотом в его сторону ручки гадального ковша, опущенного родовыми старейшинами в пуре (медовуху), оживлением подаваемого на стол петуха, который, захлопав крыльями, кукарекает и т. д. Тюштю-единовластителя обличает старейшина Резко противоположен по содержанию раннему циклу песен о тюштях их позд-ний цикл, в котором тюштя выступает как никем не избираемый единовласти-тель, похваляющийся своим величием и если в цикле ранних песен термин тюш-тя употребляется в нарицательном зна-чении, как социальный титул, обозначаю-щий выборного племенного вождя, то в позднем он выступает в качестве собст-венного имени мордовского владыки, к которому добавляются нарицательные слова — новые титулы : Тюштя инязор, Тюштя оцязор, Тюштя каназор (эрзянс-кое ине 'великий', азор 'хозяин, владыка'; мокшанское оцю 'большой, великий', азор 'хозяин, владыка'; мокшанское и эрзянс-кое кан 'хан', азор 'хозяин, владыка'). Сло-во хан, вероятно, проникло в мордовс-кую лексику не ранее первых контактов с тюркскими этносами, датируемыми второй половиной I тысячелетия н. э. В ряде исторических песен Тюштя называ-ется эрзянь кирди 'держателем эрзян', эрзянь карды ‘правителем эрзян', масто- ронь кирди 'держателем земли, страны'. Таким образом, перед нами интересный пример трансформации социального ти-тула в антропоним, прямо противоположный обратному случаю перехода антро-понима в социальный титул, тоже исторически известному. Так, исследователи считают, что славянский титул король возник от антропонима Карл — имени франкского короля из династии Каролингов. Имена Тюштя и производное от него Тюштянза встречаются в писцовых книгах мордовских селений XVII века. Так, в деревне Атяшево Алатырского уезда отмечен мордвин Татайка Туштанов, а в деревне Пингилей Темниковского уезда — мордвин Мучкимас Тюштянзин. В настоящее время среди мордовского населения бытует фамилия Тюштяев, основа которой, разумеется, произошла уже не от социального титула непосредственно, а от дохристианского мордовского антропонима Тюштяй, восходящего, в свою очередь, к социальному титулу тюштя. Далее ... По материалам Н. Мокшина, В. Абрамова, В. Юрченкова
  15. Iwan Bohun

    Мордва

    Предания о царе Тюштяне http://zubova-poliana.narod.ru/legends-tushtia.htm В старину не было у мордвы верховных правителей. У других народов — короли, цари, ханы. А мордва все свои дела решала на сходках. Хорошо-то оно хорошо, да не очень. Каждому двору хозяин нужен, всякому делу — своя голова. А царь — он народу всему голова, земли своей хозяин. Обижали мордву чужеземцы : села разоряли, скот угоняли, данью непосильной обкладывали, молодых парней и девушек в рабство уводили. Вот и порешили старики избрать мордовского царя. Чтобы он, значит, народ свой оберегал и судил-рядил по справедливости. Собрались старики на сходку, бросили жребий — кому царем быть. Пал жребий на крестьянина по имени Тюштянь. Он в это время землю пахал и знать ничего не знал — забыли его позвать на сходку. Пришли старики к нему в поле и говорят : — Мы тебя своим царем выбрали ! Тюштянь отвечает : — Не по силам мне народом править. Лучше я крестьянствовать по-прежнему буду. А вы другого изберите. — На тебя жребий показал, — говорят старики. — Значит, сам Шкай* того хочет. Он накажет тебя, если волю его не исполнишь. Достал Тюштянь из-за пояса кнут, которым лошадь погонял, и старикам показывает : — Смотрите, какое кнутовище — старое и сухое, как кость. Если сам Шкай хочет, чтобы я был царем, то пусть это кнутовище покроется листьями и расцветет яблонькой, пока я круг опашу. Воткнул Тюштянь кнутовище в землю и тронул лошадь. Обошел загон, вернулся на старое место, глядь-поглядь — цветет молодая яблонька. Вот так Тюштянь и стал мордовским царем. * Шкай — языческий мокша-мордовский бог, верховное божество --------------------------- Жил царь Тюштянь между двух гор на реке Суре. Палаты у него дубовые о двух этажах. Сидел он на золотой скамейке, а под ногами у него серебряный мукорь*. Мудро правил Тюштянь своим народом, не обижал зря никого. Только вот за воровство казнил сурово — на сухой осине воришек вешал. Бесполезное, говорит, дерево — бесполезный и человек. Мордва нарадо-ваться не могла на своего царя и молилась главному богу : — Пошли ему, великий Шкай, долгих лет жизни ! Добрый у нас царь : лишь десять алтын податей с нас собирает, в семь лет один раз в солдатчину берет. Мы теперь хорошо живем ! В саду у Тюштяня рос высокий дуб, а в том дубу борть** была, и сидела в ней пчелиная матка. Однажды влетела пчелиная матка во дворец через открытое окно, на плечо царю села и шепотком ему шепчет, говорком говорит : — Всем-то ты, царь, хорош, а ничего не знаешь ? — Чего же я не знаю ? — Тюштянь спрашивает. — На твое царство враги походом идут, видимо их невидимо. Скоро сюда пожалуют, тебе голову отрубят. Опечалился Тюштянь. Взял медный рог, вышел на крыльцо и протрубил на три стороны. Сбежались к нему эрзяне и мокшане. Стал царь совет держать. С врагами в бой вступить — сил мало, не выдюжить. Хлебом-солью недругов встретить — рабами быть. Тайно уйти на иные, свободные земли, чтоб жить без опаски, да никто не знает, где они, земли-то эти. — Пойдем на закат солнца, — сказал Тюштянь. — Там поищем ... Не все пошли. Которые богато жили, на прежнем месте остались — жалко было добро бросать. А которые с царем ушли, те достигли чужого царства, где правила злая царица. Сидела она у окна и в прохожих-проезжих стрелы пускала из лука. Кто бы ни появился перед дворцом, она в того стрельнет и радуется, если стрела в цель попадет. Хотел Тюштянь спросить у царицы, куда ему дальше путь держать, а она в ответ стрельнула в него и попала в правую руку. Заплакал царь Тюштянь и взмолился : — Великий Шкай ! Кормилец ! Всем-то я был хорош, да беда нынче настигла. Помоги ! И велит он своим воеводам подать ему лук в семь пуд и стрелу в три пуда. Припал царь на правое колено, натянул тетиву. Полетела стрела и попала в угол дворца злой царицы. Заша-тался дворец и рассыпался. Злая царица из окна вывалилась, упала на камни и разбилась до смерти. Сбежались тут со всех сторон тамошние жители, стали Тюштяня расспрашивать : — Скажи, из какой страны ты пришел ? Ты богатырь или царь ? И чего ты хочешь ? Убил ты нашу злую царицу — спасибо тебе, много горя мы натерпелись от нее. Оставайся царем в на-шей земле, мы только тебя будем слушать. — У меня своего народа много, мне о нем надо заботиться, — говорит Тюштянь. — Не хочу быть вашим царем. А ищу я дорогу в ничейную страну на свободные земли, чтоб от врагов укрыться. — Ладно, — сказали жители. — Покажем тебе дорогу. Иди теперь, Тюштянь, на восход солнца. Там у моря-океана людей нет никого. А хорошей земли занимай сколько осилишь и живи со своим народом. Дошли они до великой Рав***. Решили отдохнуть, кашу сварить и пообедать. Не успела каша свариться, откуда ни возьмись прилетела пчелиная матка, над Тюштянем кружится, шепчет ему в самое ухо : — Вражеская рать близко. За тобой гонятся, тебя в реке хотят утопить. Уходи скорее. Затрубил мордовский царь в медный рог, народ созывая. Потом подошел к самому берегу великой Рав, взмахнул платком — расступилась вода в обе стороны. Открылось сухое дно. Тюштянь вперед пошел, за ним мордва повалила — эрзяне и мокшане. Не все, однако, за царем последовали. Многие остались кашу доедать. Жалко им было оставлять кашу. — Вот доедим, тогда пойдем,— говорят. Перешел Тюштянь по сухому дну на другой берег, сомкнулась за ним вода. Кто с царем был, тот спасся. А кто кашу доедал, тот в неволю попал. Вот так-то ! * Мукорь — подставка в виде обрубка дерева. ** Борть — улей простейшего устройства — дупло или выдолбленный чурбан. *** Рав — древнемордовское название Волги --------------------------- Как было дальше, по-разному рассказывают. Одни говорят, дошел Тюштянь до синего моря. Другие говорят, что помер он в пути-дороге, а его верная мордва разбрелась кто куда. Один старик рассказывал вот что. Сосед его, однодворец, тоже старик древний, перед смертью признался : был он в мордовском царстве, но на святом писании поклялся никому не говорить, где то царство находится. В молодости он матросом на корабле служил. Поднялась в недобрый час сильная буря, корабль перевернулся и потонул. Все погибли. А этот матрос уцелел, уцепил-ся за какую-то доску, какая под руку попалась, и выплыл. Три дня его по морю носило, пока не прибило к берегу. Выбрался он на сухое и свалился без памяти. А когда в себя пришел, слышит — рядом какие-то люди по-мордовски говорят. Он месяц или больше у них жил. Потом ему помогли на чужой корабль устроиться, чтобы на родину вернуться. Хорошо, сказывал, наши-то земляки живут. Податей никаких. Все у них есть, всем довольны. И земли там богатые. Пшеница родит сам-сорок. А еще такой слух ходит. До моря они дошли, но свободной земли там не оказалось. Все было занято. И решили вернуться назад. Царь Тюштянь уже старый стал. Созвал он свой народ и сказал : — Любезные мои подданные ! Не хочу я помирать на ваших глазах, а уйду в леса дремучие ис-кать живую воду. Оставлю я вам на память свой медный рог. Коль затрубит он, то знайте : это я вам знак подаю !.. Ушел Тюштянь ночью. В какую сторону пошел, никто не видел. А рог свой в кустах спрятал. Подует ветер — поет рог, будто выговаривает : — Я приду-у-у... Скоро приду-у-у... Разыскивали люди тот рог. Но не дается он ни руке, ни глазу.. Вот словно бы рядом гудит-поет, а не увидишь и не ухватишь. А мордва, которая с Тюштянем ходила, разбрелась по всем губерниям. Её наследки по сей день на Урале и в Сибири живут. Литературный перевод С. Фетисова