ULTRAASLAN

Пользователи
  • Публикации

    884
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    4

Последний раз ULTRAASLAN выиграл 26 сентября 2014

Публикации ULTRAASLAN были самыми популярными!

Репутация

9 Обычный

2 подписчика

О ULTRAASLAN

  • Звание
    Старожил форума

Контакты

  • Сайт
    http://erevangala500.com / turan.info.forum

Информация

  • Пол
    Мужчина

Старые поля

  • Страна
    Азербайджан

Посетители профиля

18 755 просмотров профиля
  1. С чего Вы взяли, что Ульген является древнетюркским персонажем? Ни в одном древнетюркском тексте его имя не проходит. Кроме того не надо путать эпитет Эрклик с современным алтайским персонажем по имени Эрлик. Эпитет Эрклик проходит в Алтун-гельской надписи а после имеется в караханидских текстах как один из эпитетов Бога. Фальсификаторы Эрклик Алтун-гельской надписи переделали в Эрлик и этим возвели второго до эпохи рунических тюркских надписей.
  2. 5000 тыс. лет назад имелись слова созданные по законам словообразования тюркского языка. Это как минимум. Об этом свидетельствуют клинописные тексты Месопотамии и Малой Азии. Многие из этих слов без особых изменений присутствуют в современной тюркской лексике, который оказывается намного консервативным и устойчивым чем предполагалось. Значит тюркский язык возник не 2000 лет назад и не в Ордосе, а в другой географии. В летнем номере международного турецкого тюркологического сборника "Türk Dünyası Kültür Araştırmaları Dergisi" вышел материал о языковых связях между аккадским и тюркскими языками, где приведены около ста тюркизмов зафиксированных в аккадских текстах. Материал можно скачать отсюда, прочитать и скачать здесь. Не знакомые с турецким литературным языком могут просмотреть II часть материала. Там в алфавитном порядке предъявлены 80 (а также их дополнительные модификации) тюркских слов имеющихся в аккадоязычных текстах. В III части материала дополнительно приведены 13 тюркских слов, из которых аккадский язык воспроизвел новые слова, и уже конечно же по законам словообразования семитских языков. Материал не охватывает весь фактологический материал имеющийся в руках автора. Целью было наглядно продемонстрировать множество тюркских слов, имеющихся в аккадоязычных текстах. Их конечно же больше и насчитываются сотнями. В будущем публикации на данную тему будут иметь продолжение. А также важно было на примерах показать как аккадский язык заимствуя тюркские глоссы применял на них уже законы словообразования семитских языков и получал уже десятки дериватных слов от каждой тюркской корневой основы.
  3. Тюркское название Арпа-су в тексте древнегреческого автора Ксенофонта Из серии тюркский гидроформант «су» в топонимии античного мира Эльшад АЛИЛИ Историк, научный работник Института по правам человека Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА); сотрудник Центра истории Кавказа. Часть II Слово “ARPA” с тюркского языка действительно переводится как ячмень и отмечается в древнетюркских текстах [1, с. 53]. Термин çay-река, является еще одним тюркским гидроформантом, участвующим, например, в таких названиях рек как Ата-чай, Гильгиль-чай, Керпю-чай, Гара-чай, Ак-чай, Аджи-чай, Гуру-чай и т.п. По всей вероятности, этот гидроформант появился позже, так как отмечается в тюркских текстах после XIII века. Во всяком случае, среди сохранившихся тюркских текстов, он впервые фиксируется в книге Китабуль-Идрак ли-Лисани-Этрак (Книга Познания Тюркского Языка) арабского филолога Эсируддина Абу Хаййана, которую он завершил писать в 1312-м году. В его произведении отмечается словосочетание чай дашы — речной камень [2, c. 47]. Этот гидроформант çay-река распространен в основном среди западных тюркских языках и в частности больше всего он фигурирует в названиях рек на Кавказе. То есть, со времен Ксенофонта (2401 г. до н. э.) в конце названии реки один тюркский гидроформант su (вода, река) в позднее средневековье, а конкретно окончательно в XIX- XX вв. был заменен на другой тюркский гидроформант çay (река). В итоге Arpa-su слегка видоизменивший трансформировался в Arpa-çay, что по сути принципиально ничего не меняет. В любом случае у нас в руках имеется историческое свидетельство о тюркском названии реки, которое фигурирует в произведении 2400 летней давности. Хотя этот факт идет вразрез с теорией, утверждающей о позднем появлении и присутствии тюркского языка в регионе. Так, или иначе, у нас имеется еще один факт, доказывающий присутствие носителей тюркского языка в регионе в античную эпоху. И по всей вероятности этими тюркоязычными жителями бассейна Арпа-чай являлись скифы, которых упоминает Ксенофонт как скифинов и халибов. Халибы по-другому именовались также как гаргары. Скифы, или саки в регионе упоминаются еще раньше в урартских текстах царя Аргишти I (VIII в. до н.э.) как Ишкугулу [3, c. 617, 631]. Здесь возникает важный вопрос. Как исследователи античности не могли узреть тюркское название гидронима и не смогли идентифицировать h’Arpasu Ксенофонта с западным Арпа-су/Арпа-чаем? Исследователи античности могут быть и не знакомы с тюркскими топоформантами. Но ведь Ксенофонтовский Арпасу четко корреспондирует с названием одного из левых притоков Аракса. Тем более, что русло этой реки находится в ареале географии по которому проделало путь десяти тысячное эллинское войско. Исследуя данный вопрос невольно встречаешься историческим подлогом, так как советские исследователи Ксенофонта его h’Arpasu идентифицировали с рекой Чорох, а не западным Арпа-чай. Хотя начиная с ранней античности название р. Чорок в античных греческих источниках проходит как Акампсис. Кроме того Ксенофонтовский h’Arpasu делая выводы из сведений самого автора сложно локализовать с р. Чорох. Но как бы странно не выглядело, советские исследователи продолжали идентифицировать Ксенофонтовский Арпасу с рекой Чорок. Например, главный геолог Армянского геологического управления, профессор Ереванского университета, и института геологических наук АН Армянской ССР Паффенгольц Константин Николаевич в своей изданной работе «О пути отступления десяти тысяч» пытался убедить научный мир именно в идентичности Ксенофонтовского h’Arpasu с рекой Чорох [4, с. 82]. И с этим мнением была согласна советская академическая школа. Хотя h’Arpasu Ксенофонта совпадает не только фонетически с западным Арпа-су/Арпа-чайем. Даже по описанию Ксенофонта и по направлению маршрута очевидно, что войско эллинов может пройти именно западный Арапа-чай, а не Чорох, который бурно течет по ущелью, обставленной с обеих сторон высокими непроходимыми горами. И конечно же десяти тысячное войско со всем скарбом и обозом ни как не в состоянии пройти эту бурную реку. По Ксенофонту после Арпасу эллинское войско проделало примерно 100 км. по равнине. А по маршруту восстановленной Паффенгольцем эллины прошлись вдоль этой реки 200-250 км, хотя там не имеется равнина и вдоль этой реки по узким тропам проделать такой путь войску не возможно. В отличии от главного геолога Армении в Европе профессиональные ученые по исторической географии все единодушно h’Arpasu Ксенофонта идентифицируют западным Арпа-су/Арпа-чайем. В первой части этой работы приводились сведения из книг таких западных ученых и путешественников как Тавернье, Турнефора, Гемели Карьери, Климент Кратвелла, Джеймса Морьира, Абрахам Рееса, Роберта Портера и Пьер Жобера, которые без сомнения идентифицировали Ксенофонтовский Арпасу с Карским Арпачаем. Ниже уже будут приведены названия специалистов по исторической географии, и названия их работ, где в отличии от советских специалистов Ксенофонтовский Арпасу отождествляется с Карским Арпачаем. Английский историк, известный картограф автор многих работ по исторической географии Джон Энтони Крамер (1793 –1848) в своей » Географическое и историческое описание Малой Азии » Арпасу впадающий в Аракс идентифицирует с Арпасу Ксенофонта [5, с. 296-297]. Другой английский картограф Аарон Арроусмит (1750–1823) автор более 130 атласов и крупных карт отличавшихся небывалой точностью в своей работе под названием «Грамматика древней Географии» без тени сомнений отождествляет Арпасу впадающий Аракс с Арпасу через которую прошли десять тысяч эллинов Ксеннофонта [6, с. 214]. Американский картограф специалист по исторической географии Роберт Майо (1784-1864) в своем «Эпитомия древней Географии» отмечает, что » Что же касается названия реки, которая является Harpasou (западный Арпа-чай — Э. А.), она едва ли отличается от Harpasus, которую мы находим у Ксенофонта, сразу после прохождения Фазис, который как мы уже отмечали, является рекой Арас.» [7, с. 180]. Французский ученый, профессор Оксфордского университета, лингвист и прекрасный знаток исторических текстов Питер Эдмунт Лоран (1796-1837) в своей «Введение в древнею географию» отмечает, что «Арпасус проходящий у Ксенофонта до сего дня именуют Арпасу, река которая впадает в Аракс» [8, с. 214]. Еще ранее другой французский картограф, специалист по исторической географии Жан Батист Д’Анвил (1697 – 1782) в своем «Руководство по древней географии» отмечает, что Арпасу протекающий мимо Карса и впадающий в Аракс является ни чем иным как Арпасус’ом Ксенофонта [9, с. 357]. Другой английский ученый, лексикограф и специалист по античной литературе Сер Уилям Смит (1813 –1893) в своей «Справочник греческой и римской географии» идентифицирует Ксенофонтовский Арпасу с Карским Арпачаем [10, с. 1031]. Французский историк Антони де Ла Мартиньер (1683-1746) ранее многих авторов в своем «Большом словаре географии и истории» отождествил Карский Арпасу с Арпасу Ксенофонта [11, с. 428-429]. Английский историк, географ, автор многих книг по исторической географии Джеймс Реннел в своей книге «История экспедиции Кира» также отождествляет Карсский Арпасу с Арпасу Ксенофонта [ 12 с. 218-219]. Можно конечно список западных ученых квалифицированных по исторической географии отождествляющих Карский Арпасу с Арпасу Ксенофонта продолжит. Но уже приведенные названия авторов предостаточно, чтобы по теме представить картину состоящею в действительности. На западе не только специалисты по исторической географии идентифицировали Арпасу Ксенофонта с Карским Арпачаем. Не мало историков изучали маршрут пути десяти тысяч Ксенофонта. Хотя именно определение отрезка пути десяти тысячи по Восточной Анатолии в силу не совсем точной передачи имеют некоторые сложности. Но многие исследователи, изучавшие путь следования десяти тысяч, приблизительно смогли составить маршрут следования. Посвятил этому вопросу огромную двухтомную работу также второй президент США Джон Адамс (1735-1826), который в бытности был известен как историк, философ, дипломат и является президентом США, подписавшим декларацию независимости. И он также в своей «Экспедиция Кира и возвращение десяти тысяч» четко отождествляет Карсский Арпасу с Арпасу Ксенофонта [13, с. 324-325]. Конечно сегодня и среди западных специалистов имеются ученые и писатели, придерживающие разного взгляда по поводу идентификации реки Арпасу Ксенофонта. Например, мнение такого видного ученого как Леман-Хаупт совпадает с заключениями Паффенгольца [14, с. 243–260]. Но при этом имеются также вообще непонятные заключения. Так современный английский автор, специалист по древнегреческой философии, писатель Робин Уотерфилд допускает, что река Арпасу Ксенофонта возможно это Кара-су, которая является одним из верхних притоков Евфрата. Правда Уотерфилд в этом случае очень осторожничает [15, с. 151]. Но есть такие специалисты наподобие шотландского историка Патрика Белфура (Лорд Кинрос) — знатока истории Турции и биографа Ататурка, который без тени сомнений Ксенофонтовский Арпасу отождествляет с Карсcким Арпа-чаем и даже дает перевод названия как «ячмень река» [16, с. 67]. По данной теме среди современных исследователей выделяется греческий ученый, специалист по античной литературе Иорданес Парадисопулос, который во всех своих материалах по исследованию Анабазиса Ксенофонта подчеркивает идентичность Арпасу Ксенофонта с Карсским Арпачаем. В своем исследовательском труде, которая называется «Хронологическая модель для Анабазиса Ксенофонта» Парадисопулос проанализировав многие работы исследователей по данной тематике, а также кроме Ксенофонта приняв во внимание также сведения античного автора Диодора Сицилийского (II в. до н.э.) приходит к окончательной идентификации Арпасу Ксенофонта с Карсским Арпачаем [17, с. 647-664]. В этой же работе он ясно доказывает необоснованность отождествление Арпасу Ксенофонта с рекой Чорох, которую кроме советских историков допускают еще некоторые западные исследователи. В другой работе, называвшая «Пути и парасанги в Анабазисе Ксенофонта» он уже анализирует весь маршрут проделанный десяти тысячами эллинов и сопоставляет другие альтернативные пути. Но опять же идентифицирует Арпасу Ксенофонта с Карсским Арпачаем [18, с. 234-239]. Можно с уверенностью сказать, что Иорданес Парадисопулос очень прекрасно проанализировал весь материал по тематике и прекрасно привел доводы по отождествлению этих рек. Поменяв название р. Арпа-чай на Ахуриан армяне просто пытались стереть древнетюркские следы в регионе. Следует отметить, что в регионе имеются много топонимов античности и древнего периода, которые имеют тюркскую этимологию. Эти названия топонимов проходят в аккадских и античных греческих текстах. Они также имеются в классических армянских текстах. Со временем каждой из них мы посвятим статью. Стоит также отметить, что при этом в регионе даже не имеется ни одного топонима 1,5-2 тыс. летней давности, которая имела бы армянскую этимологию. Данный исторический факт резко контрастирует с той фальшивой исторической парадигмой, которая считает тюрков пришлыми в регионе. Хотя, согласно античным и иным источникам, ясно видно, что сегодняшняя Армения образовано на древнетюркских землях. Это еще свидетельствует о том, что вся история о древности армяно-хайского этноса просто выдумана и не подтверждается историческими свидетельствами. А история античной Армении почти ничего общего не имеет с современным армяно-хайским этносом, который состоит из прозелитов Григорианской церкви, имеющих разные этнические корни. Название Арпа также проходит в средневековых армянских летописях. Закарий Канакерци (1627 — 1699) отмечает, эпизод, где войско османов расположилось около реки Арпа. «Одни из них спали, другие купались, иные же холили коней, и так пребывали они в беззаботности» [19, с. 104]. Другой армянский автор той же эпохи Симеон Ереванци оставил интересные сведения по поводу вод реки Арпа-чай. По его информации некий католикос Пилиппос во времена Шах Аббаса II для орошения направляет воды левых притоков Арпа-чай и соединяет их с рекой Касак. После этого он подает шаху Аббасу II прошение, в котором говорится: “Наша страна страдала от недостатка воды. Я провел от такой-то горы столько-то воды, которая текла в чужое государство» [20, с. 264-265]. То есть, по этим сведениям, можно сделать заключения о том, что воды Карского Арпа-чая до отвода вод притоков для орошения были более обильными и соответственно сама река была шире чем сегодня. Стоит также отметить транскрипцию чтения названия р. Арпасу, которая проходит в греческом тексте Анабазиса Ксенофонта. В первую очередь нужно напомнить, что древнегреческий автор Ксенофонт жил в V-IV вв. до н.э., а диакритический знак присутствующий в правописании греческой транскрипции ‘Αρπασον (h’Arpasu) по мнению специалистов по древнегреческому письму был внедрен в греческую грамматику III до н.э. при этом пользовались им в ту пору не регулярно. Регулярно им начали пользоваться уже поздно — в среднегреческий период в эпоху Византии. То есть во времена Ксенофонта никаких диакритических знаков, определяющих придыхательный звук в начале слова, не существовало и следовательно у Ксенофонта данное название было отмечено без придыхательного диакритического знака и озвучивалось просто как Αρπασον (Arpasu), что является тоже немаловажным фактом. И еще нужно отметить, что почти все западные специалисты название Ксенофонтовской реки, а порой и Карсского Арпасу транскрибировали как Harpasus, а порой даже как Garpasus. Это является немного искаженной транскрипцией. Потому, что в греческом оригинале труда Ксенофонта в конце слова Αρπασον отсутствует сигма (-ς), следовательно в транскрипции названии реки произношение сигмы излишне. Но это сигма присутствует в конце слова другой реки почти таким же названием — Harpasus. В античную эпоху река с таким названием некогда была в Карии — на юге-западе Анатолии. И параллельно ей протекала река с названием Марсу. ___________ Аннотации: ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР. Ленинград-1969. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ. Türk Dil Kurumu Yayınları, Ankara 2007. Archibald Henry Sayce THE CUNEIFORM INSCRIPTIONS OF VAN, DECIPHERED AND TRANSLATED Published in the Journal of the Royal Asiatic Society (1882, NS. vol XIV, pp. 377-732). Папффенгольц К. Н. О ПУТИ ОТСТУПЛЕНИЯ «ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ» ГРЕКОВ. (По «Анабазису» Ксенофонта). Вестник общественных наук — 11/1969. John Antony Cramer A GEOGRAPHICAL AND HISTORICAL DESCRIPTION or ASIA MINOR. в 2-х томах.Oxford University Press 1832. Vol I. Aaron Arrowsmith A GRAMMAR ANCIENT GEOGRAPHY. London 1832. Robert Mayo AN EPITOME OF ANCIENT GEOGRAPHY, SACRED AND PROFANE. Philadelfia 1818. Peter Edmund Laurent AN INTRODUCTION TO THE STUDY OF ANCIENT GEOGRAPHY. Oxford 1830. Jean Baptiste Bourgignon d’Anville COMPENDIUM of ANCIENT GEOGRAPHY. Vol I. New York 1814. William Smith DICTIONARY of GREEK AND ROMAN GEOGRAPHY. Vol I. Boston 1854. Antoine-Augustin Bruzan de La Martiniyere LE GRAND DICTIONNAIRE GÉOGRAPHIQUE, HISTORIQUE ET CRITIQUE. Vol I. Paris 1768. James Rennel HISTORY OF THE EXPEDITIONS OF CYRUS. London 1816. John Adams L’EXPEDITION DE CYRUS, DANS L’ASIE SUPERIEURE, ET LA RETRAITE DES DIX MILLE.Vol 1, Paris 1878. C. F. Lehmann-Haupt ZUM RUCKZUG DER ZEHNTAUSEND. Berlin 1931. Robin Waterfield XENOPHON’S RETREAT: GREECE, PERSIA, AND THE END OF THE GOLDEN AGE.Harvard University Press, 2006. Lord Kinros (John Patrick Douglas Balfour) WITHIN THE TAURUS, A JORNEY IN ASIATIC TURKEY. London 1954. Iordanis K. Paradeisopoulos A CHRONOLOGY MODEL FOR XENOFON’S ANABASIS. Greek, Roman, and Byzantine Studies 53 (2013) 645–686. Iordanis K. Paradeisopoulos ROUTE AND PARASANGS IN XENOFON’S ANABASIS. Greek, Roman, and Byzantine Studies 54 (2014) 220-254. Закарий Канакерци ХРООНИКА. Москва 1969. Симеон Еренванци ДЖАМБР. ПАМЯТНАЯ КНИГА, ЗЕРЦАЛО И СБОРНИК ВСЕХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ СВЯТОГО ПРЕСТОЛА ЭЧМИАДЗИНА И ОКРЕСТНЫХ МОНАСТЫРЕЙ. Москва 1958. http://caucasianhistory.info/?p=444
  4. Тюркское название Арпа-су (Арпа-чай) в тексте древнегреческого автора Ксенофонта [часть-I] Из серии тюркский гидроформант «су» в топонимии античного мира Эльшад АЛИЛИ Историк, научный работник Института по правам человека Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА); сотрудник Центра истории Кавказа. Часть I Тюркский гидроформант su – вода, река [1, с.512, 515] с древних времен участвует в образовании названий водоемов в различных регионах мира. Сведения об этом встречаются уже в самых ранних сохранившихся древнетюркских текстах. Как, например, можно привести название реки Аны-су, которая упоминается в древнетюркском руническом тексте эпитафии в честь Тонукука [2, с. 110]. Сегодня в большинстве случаях гидроформант su участвует в названиях таких рек, как Ак-су, Кара-су, Мурад-су, Йинджу-су, Сары-су, Кызыл-су, Батман-су, Кой-су и т.д. Нередко этот топоформант фигурирует также в названиях некоторых минеральных источников: Турш-су (кислая вода), Темир-су (Железноводск), Кызыл-су (Красноводск) и т.п. Присутствие тюркского гидроформанта в названиях рек в античных текстах, начиная с Гомера (около VIII век до н. э.), является важным историческим фактом. То есть он упоминается в самых ранних древнегреческих текстах. Однако историки не захотели обратить на эти факты должного внимания. Между тем названия рек с тюркским гидроформантом являются важным историческим свидетельством о присутствии ранних тюрков на описываемых в античных текстах территориях. Имеются также отдельные упоминания об этом в ассирийских хрониках. Автор данного материала собрал около дюжины названий рек из текстов античного мира, где фигурирует тюркский гидроформант su. Ареал распространения этих названий рек, о которых говорится в античных текстах, охватывает Кавказ, Анатолию, Среднюю Азию и Восточную Европу. Необходимо учесть также тот факт, что названия поселений, городов в древности часто менялись. Нередко при смене династии или аннексии территории менялись также названия населенных пунктов и пр. Часто меняли географические названия колонизаторы. Это практика была довольно распространена среди ассирийцев, греков, македонян, римлян. В позднюю эпоху средневековья эта политика применялась уже в Российской империи. В современном мире, как известно, это широко используется в Армении, где сменили 80-90% исторических названий рек, гор, городов, поселений и т.п. При этом названия рек в древнем мире менялись редко. Во-первых, потому, что реки могли проходить через территории двух или нескольких государств. А, во-вторых, реки нередко выполняли межевую функцию. Поэтому названия рек менялись не так часто, как наименования поселений. В этом аспекте названия рек, приводящихся в ранних текстах, являются ценным лингвистическим материалом. В частности, присутствие тюркских топоформантов и гидроформантов в географических названиях древности являются историческими свидетельствами присутствия носителей тюркского языка в различные исторические периоды на определенной территории. Этот факт усиленно пытаются игнорировать различные современные историографические концепции, устоявшиеся в некоторых академических школах. Данный цикл работ посвящен изучению названий рек, которые приводятся в античных текстах, где фигурирует тюркский топоформант su. Арпа-су, или h’Arpa-su. Название реки как Арпа-су впервые встречается у древнегреческого автора, полководца и политического деятеля Ксенофонта (V-IV вв. до н.э.) в его известном и бесценном историческом труде под названием «Анабазис Кира».Эта река известна также как Арпа-чай - в советское время армянская сторона переименовала ее в Ахуриан. Специалисты по географии Южного Кавказа знают, что в регионе имеются две реки с названием Арпа-чай. Обычно их разделяют на Нахчыванский и Карский Арпа-чай, или же Западный и Восточный Арпа-чай. В российских царских документах Западный Арпа-чай именовался Малым, а Восточный - Шарурским. Так, к примеру, говорится в «Статистическом описании Закавказского края» от 1835-го года: «…Аракс принимает в себя р. Арпа-чай (Малый), на границе Армянской области с Карским Пашалыком, Абаран, в Эриванской провинции, Большой, или Шарурский Арпа-чай, близ которого находится пограничная черта между провинциями Эриванскою и Нахчыванскою…» [3, с. 11] В «Обозрении российских владений за Кавказом» от 1836-го года отмечается, что: «Арпа-чай по-татарски (по-азербайджански - Э.А.) значит ячмень-река, и по свидетельству Турнефора, путешествовавшего в Персии в 17 веке, названа так от того, что в ее верховье произрастал дикий ячмень, которого, однако же, нынче вовсе нет» [4. с. 305]. Видимо, действительно некогда в регионе в большем количестве произрастали злаки в диком виде. Испанский путешественник и посол Руи Гонзалес де Клавихо (13??-1412), побывавший в этих краях, отмечал, что в верхнем течении Аракса «растет много ржи, которая каждый год вырастает сама собою, как будто была посеяна» [5, с. 157]. Свидетельства Турнефора и Руи Гонзалеса не оставляют сомнений, что название Арпа двух притоков Аракса связано с тюркским наименованием злаковых растений. Турнефор (1656-1708) – французский ученый-ботаник, который первым провёл ботанические исследования Кавказа, в своем путешествии по Анатолии и Кавказу он описал флору этих краев. И конечно же, такой специалист не мог ошибиться. В своей книге «Путешествие в Левант» Турнефор упоминает оба Арпа-чая, которые называет как Арпаджи (Arpagi), Арпаджо(Arpajo) и Арпасу (Arpasou) [6, с. 141, 210]. Карский Арпа-чай у него проходит как межевая река между Османским и Сефевидскими державами. Эта река и сегодня является межой между Турцией и Арменией. В «Обозрении российских владений за Кавказом» также отмечается межевая функция этой реки: «Малый Арпа-чай у древних Арпазусь, или Гарпазу, который выходит из озера Арпа-гель в Ахалцихском пашалыке и, протекая в западной части Эриванской провинции, отделяет его от Карского пашалыка» [4. с. 257]. Сведения Турнефора интересны тем, что в его время название реки среди населения одновременно было известно, как Арпа-чай, также и как Арпа-су, что отмечается в его книге. То есть еще во время его путешествия (1700-1702) среди населения было в обиходе название, встречающееся у Ксенофонта, который приводит именно тюркское название этой реки - h’Arpa-su(‘Αρπασον), она протекала через страну скифов (Σκυθινων). Название Арпа-су еще раньше Турнефора упоминает другой французский путешественник Жан-Батист Тавернье (1605-1689). Арпа-Су он называет "большей рекой, впадающей в Арас, которую во время таяния льдов вброд пройти невозможно" [7, с. 15]. Действительно, название Арпа-су употреблялось местным населением еще до середине XIX в. и в такой транскрипции эту реку отмечают также другие европейские путещественники. Итальянский путешественник Гемелли Карьери (1651–1725) говорит, что река Арпасуй берет свои истоки в горах Мингрелии и смешивается с реками Карса [8. с. 455]. Французский историк, лингвист и преподаватель Оксфордского университета Питер Эдмунд Лоран (1796-1837) в своей огромной исследовательской работе по исторической географии пишет, что "Арпасус до сих пор называют Арпасу, она впадает в Аракс и является межой между Турцией и Персией" [9. с. 214]. Английский писатель Климент Кратвелл (1743-1808) в своем географическом словаре утверждает, что Арпа-су - река в Персии и находится между Эриваном и Тавром [10. с. 135]. Другой английский энциклопедист Абрахам Реес (1743-1825) в своей 45-томной энциклопедии повторяет эти сведения [11. с. 765]. Вообще, название в виде Арпа-су встречается также у многих других путешественников первой половины XIX в. Как пример можно привести книги английского путешественника Джеймса Морьиера [12, c. 302; 13, c. 395-396], а также другого английского путешественника Роберта Портера [14, c. 168] и француза Пьера Жобера [15, с. 168]. Все эти книги о путешествиях в регион, авторы делятся с нами увиденным и личными впечатлениями. В своем «Анабазисе», известном также как «Отступление десяти тысяч», Ксенофонт описывает события, связанные с битвой при Кунаксе (401-й г. до н.э.). Эта битва происходила между сторонниками двух братьев-ахеменидов - Кира Младшего и Артаксеркса II, который был царем державы Ахеменидов. Сам Ксенофонт был в составе войск десяти тысяч эллинских наемников, участвовавших на стороне Кира Младшего. Он описал весь путь наемного войска от Эллады до Месопотамии по южным склонам Малой Азии и возвращение эллинов через Восточную и Северную Анатолию. То есть Ксенофонт сам лично являлся участником событий и за время военной экспедиции прошел Южную и Северную Анатолию. И естественно, что его исторические свидетельства очень важны. После битвы при Кунаксе уцелевшей многочисленной эллинской рати пришлось возваращаться уже через античную Армению, Западный Кавказ и по берегам Южного Черноморья. Ксенофонт дает нам ценную информацию о быте и нравах населявших эти края людей, а также приводит географические названия региона. Лишь в одном эпизоде его повествования проходит название реки Арпа-су, которая по координатам совпадает с Западным Арпа-чаем: "От халибов эллины прибыли к реке Арпасу, шириной в 4 плетра. Оттуда они в четыре перехода прошли 20 парасангов по равнине через странускифинов и пришли в деревни; здесь они пробыли 3 дня и пополнили свои запасы" [16, IV-7.18]. Любопытно, что эллины, следующие по Восточной Анатолии и ищущие выход к Черному морю, из-за плохого обращения потеряли в пути проводника. Вследствие этого им по ошибке пришлось сделать крюк на восток, перейти реку Аракс, или Куру в верхнем течении и Арпа-чай и затем уже приблизиться к побережью Черного моря. Ксенофонт отмечает тюркское Арпа-чай как Арпа-су, название, которое упоминают и подтверждают позже Турнефор (1702), Гемели Карьери (1719), Климент Кратвелл (1800), Джеймс Морьир (1813), Абрахам Реес (1819), Роберт Портер и Пьер Жобер (1821) и французский ученый Эдмунд Лоурент (1830). По сведениям переводчицы труда Ксенофонта и специалиста по античной истории профессора Марии Ивановны Максимовой (1885-1973), скифы уже во времена Ксенофонта имели города и поселения от Трапезунда до Кавказа включительно [17, с. 274]. То есть на территории скифов от Кавказа до Трапезунда в 401-м году до н.э. По Ксенофонту река Арпа-су разделяла скифов от халибов. Хотя халибы, они же тибарены, они же гаргары, на самом деле тоже являлись скифами-алазанами, от которых пошли мифы про воинственных амазонок. Гаргары, халибы, тибарены и алазаны в античных источниках упоминаются у устья рек Халис (Кызыл-Ирмак), Ирис (Йешил-Ирмак) и Термодонт (Терме-су), впадающих в Черное море севернее исторической Каппадокии. Термины халиб (точнее χάλυβ - халуб), тибарен и гаргар являются почти синонимами и восходят еще к шумерской лексике. Термин гаргар в формах gargaru, gurgurru, karkaru отмечается также в аккадских текстах и буквально переводится как мастер по металлообработке, то есть кузнец, медник [18, с. 50, 137-138]. Само слово является заимствованием с шумерского языка, с лексики которой слово a-gar переводится как металл [19]. Анализ значений производных лексем в аккадской лексике от корня хлб выдает примерно такое же значение: ḫalpu – бронированный ; ḫalāpu – покрыть броней, бронзой; ḫalluptu – снаряжение (воина и боевой колесницы) [20, с. 35-36, 46, 49] Как видно, этимология этого слова связана с броней, воинским снаряжением, металлообработкой. Поэтому ранние античные авторы халибов именуют добывающими металл, обработчиками железа и т.п. Об этом также говорит и Ксенофонт [17, V/5-1]. Данное заимствованное слово в древнегреческом языке этимологически связано с медью, сталью и металлообработкой (χαλκο’σ – медь; χάλυβδικος - сталь) [21, с. 881]. То же самое можно сказать про термин тибарен. Тибаренов аккадские тексты именуют Туваль, или Тубал, в книгах старого завета Туваль, или Тубал является основателем этого народа, как и многие персонажи в таблице народов. Иудейский летописец Иосиф Флавий (37-100 гг. н.э.) отмечает, что "Товел (Тубалкайн) усердно занимался военным искусством, и первый изобрел кузнечное ремесло" [22, I-II]. Из этого становится ясно, что название тибарены, или тибараны, как иногда пишут некоторые греческие авторы, уже напрямую связано с древнетюркским словом темир/тебир – железо. Античные авторы в устьях Халис, Ирис и Термодонта упоминают название или халибов, или гаргаров, но никогда совместно они не приводятся. А тибарены всегда упоминаются их соседями. У Ксенофонта нет гаргаров, вместо них он говорит о халибах, которые проживают также на востоке от реки Арпа-су, то есть по левому течению - сегодня это находится на территории Армении. То есть по Ксенофонту река Арпа-су разделяла скифов-халибов от других скифов, которые у автора именуются просто как скифины. Вообще, по сведениям античных авторов, в бассейне Куры и Аракса проживали многочисленные племена скифов. И, естественно, они не исчезли с лица истории. Аннотации: ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ. АН СССР. Ленинград,1969. Hüseyn Namik Orhun ESKİ TÜRK YAZITLARI. İstanbul 1936. Орест Евецкий. СТАТИСТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ЗАКАВКАЗСКОГО КРАЯ. Санкт-Петербург. 1835. Часть I. ОБОЗРЕНИЕ РОССИЙСКИХ ВЛАДЕНИЙ ЗА КАВКАЗОМ (в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях). Часть IV. Санкт-Петербург 1836. Руи Гонзалес де Клавихо. ДНЕВНИК ПУТЕШЕСТВИЯ КО ДВОРУ ТИМУРА В САМАРКАНД В 1403-1406 гг. Санкт-Петербург, 1881. M. Tournefort. VOYAGE IN TO LEVANT. Vol III. London 1747. Jean-Baptiste Tavernier. THE SIX VOJAGES OF JOHN BAPTISTA TAVERNIER. London 1678. Gemelli Careri. TURQUIE. Ganeau, 1719. Peter Edmund Laurent. AN INTRODUCTION TO THE STUDY OF ANCIENT GEOGRAPHY. Oxford, 1830. Clement Cruttwell, THE NEW UNIVERSAL GAZETTER, OR, GEOGRAPHICAL DICTIONARY. vol I. Dublin, 1800. Abraham Rees. THE CYCLOPAEDIA; OR, UNIVERSAL DICTIONARY OF ARTS, SCIENCES AND LITERATURE, vol II. London 1819-1820. James Morier. VOJAGE EN PERSE, EN ARMENIE, EN ASIE MINEURE ET A CONSTANTINOOPLE FAIT DANS LES ANNEES 1808 ET 1809. Paris, 1813. James Morier. A SECOND JOURNEY THROUGH PERSIA, ARMENIA, AND ASIA MINOR, TO CONSTANTINOPLE, BETWEEN THE YEARS 1810 AND 1816. Sir Robert Ker Porter TRAVELS IN GEORGIA, PERSIA, ARMENIA, ANCIENT BABYLONIA. DURING THR YEARS 1817, 1818, AND 1820. VolI. London, 1821. Pierre Amédée Émilien Probe Jaubert VOJAGE EN ARMENIE ET EN PERSE, FAIT DANS LES ANNEES 1805 ET 1806.Paris, 1821. Ксенофонт. АНАБАСИС. London, 1818. М.И. Максимова. Ксенофонт. АНАБАСИС. Под редакцией академика И. И. Толстого. АН СССР, Москва-Ленинград,1951. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of The Chicago; в 26 т., т.VI. John Halloran. SUMERIAN LEXICON. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 т., т.VII. Liddell and Scott’s GREEK-ENGLISH LEXICON. 1862. Иосиф Флавий. ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ. http://caucasianhistory.info/?p=440
  5. основная масса вышеприведенных слов имеет тюркское происхождение.
  6. Этимология названия реки Тигр и так называемые саки тиграхауда. часть VI. На территорию Ирана и Индии, ни какого массового вторжения народов белой расы, называвших себя «ариями», не было. А сами ахемениды имели сакское происхождение. Сведения об индийцах Страбон черпал из книг эллинов и македонцев, участвовавших в походах в Индию, и некоторых других географов Он особенно использовал записи Неарха - одного из великих полководцев македонского царя. Приведенные им сведения об отсутствии письменности у индийцев подтверждаются тем, что еще во времена правления саков- кушанов (II в. до н.э. - III в. н.э.) в Индии литературы на санскрите не было. Факт ее существования в тот период нигде не отмечается. Официальными административными и литературными языками были греческий и арамейский. Кушанские монеты чеканились на адаптированном греческом алфавите. На огромной территории от Афганистана до центральных частей Индии найдены разные наскальные надписи, надписи нумизматики, а также редкие надписи на керамике и артефактах. И среди них следов индийских языков, алфавитов и тем более санскрита не имеются. Часть из них относится к Харрапской цивилизации. Самые ранние индийские надписи -это эдикты царя Ашоки (273-232 гг. до н.э.), написанные буквами алфавита брахми. Таким образом, индоязычные надписи появляются уже после походов Александра Македонского, и до этого периода они не фиксируются. Во всяком случае, материальных доказательств этому не имеются. При таком раскладе сведения античных авторов об отсутствии среди индусов писаний имеет под собой реальную почву. Сам санскрит, как бы его искусственно ни удревняли, в письменном виде начал применяться только в I в. нашей эры, а широкое распространение получил начиная с III в1. И только в IV-VI вв. н.э. он стал основным языком эпиграфических документов северной части Индии2. Но при этом почему-то самые ранние тексты санскрита, которыми считаются гимны Риг-Веды, индоевропейскими учеными датируются периодом 1500-2000 гг. до н.э. За этим утверждением нет никаких исторических и письменных доказательств. Именно эту датировку, которая нашла себе место во многих учебниках, стоит назвать просто предположением, которое не основывается на каких-либо весомых фактах. Потому, что судя по топонимам, которые проходят в гимнах Риг-Веды, сам этот сборник гимнов и хвалебных песнопений был сотворен на территории Сев. Индии. Но 3500-4000 лет назад на этой географии была Харрапская цивилизация, где не имелись какие-либо следы индоевропейцев. И естественно, языками этой цивилизации были другие, то есть не индоевропейские языки. По этой причине 3500-4000 лет назад по всей территории Индии не могли создаваться произведения на индоиранских языках. Равно как гимны Риг-Веды не могли сочиняться за пределами Индии, так как топонимика и географическое расположение указывают именно на север Индии. По самой ведической традиции многие тексты индийской литературы (веды, пураны, упанишады, эпические произведения, литература Веданты и т.п.) длительный период исключительно сохранялись и передавались по памяти. По этой причине одни материалы классифицировались как шрути (услышанное), а другие как смрити (запомнившиеся). Общеизвестно, что львиная доля этих текстов была собрана и написана только во времена Великого Могола Акбар-шаха Бабурида (XVI в.). Благодаря тюркскому правителю Акбару Великому огромная и богатая литература древней Индии стало достоянием общемировой культуры. Именно по его приказу брахманы и ученые-пандиты большую часть этих текстов зафиксировали в письменном виде. Видимо, слова Дария о том, что он «создал новый арийский язык, доселе не существовавший» имеет реальные исторические основания. И поэтому следы санскрита вглубь веков не уходят дальше кушанской эпохи. После падения Ахеменидов (330 до н. э.) на клинописном алфавите древнеперсидского языка тексты не отмечаются. Видимо, к этому периоду уже не остались писари, в точности знавшие грамматику языка текстов Дария. Но сам этот литургический язык жрецов в силу целенаправленного внедрения продолжал развиваться, вследствие чего сегодня имеются Авеста на зендском, а также огромная религиозно-философская литература на санскрите и на других индийских языках. И немалая доля этой литературы, видимо, основываются на текстах «Закон, пояснения к закону, Благословения и (его) переводы», которые были написаны по приказу Дария на новом, до тех пор не существовавшем языке. Хотя на территории Индии и восприняли новый жреческий язык, но религиозные взгляды, видимо, оставались прежними. И разветвление языка на зенд и санскрит, пожалуй, произошло на основании уже позднего идеологического противостояния региональных жреческих и аристократических классов. Естественно, со временем писания, переведенные по приказу Дария, дополнились новыми мифами и воззрениями. И теперь изучать историю, основываясь на повествованиях Авесты, или на Ведах является несерьезным делом, чем порой не гнушаются некоторые иранисты. Хотя в этих мифах могут быть отклики памяти каких-то древних событий, все же искать Арьяно-Вайджу, или Арьявату, или даже верить в существование таких стран сродни тому, что на основании сказок «1000 и одна ночь» строить исторические концепции. Само население, подражая аристократии, переходило на вульгарное парси, из которого позже появился литературный язык пехлеви и разные иранские диалекты, которые уже сильно отличались от созданного Дарием литературного литургического языка. То же самое характерно для индийских языков и наречий. То есть на самом деле санскрит и авестийские языки, вопреки существующему мнению, не так стары и не являются одним из древних индоевропейских языков. По своей сути и происхождению они восходят к тому искусственному литературному и литургическому (т.н. арийскому) языку, который был выведен жрецами и писарями ахеменидского царя Дария для записи переводов огромной литературы, некогда существовавшей на неиндоевропейском языке, и ее распространения среди народов огромной части державы Ахеменидов. Сам этот новый язык изначально не имел такой широкой лексической базы, что следует из надписей Ахеменидов. Но в силу своего флективного строя, способствовавшего быстрому развитию и изменению, этот язык в течение нескольких столетий разветвился на несколько литературных жреческих диалектов (авестийский, санскрит, пали и т.п.), а в народной речи на многие «вульгарные» наречия, которые сохраняли немало слов также из лексической базы прежних не индоевропейских языков. Видимо, этой своей религиозной реформой Дарий имел цель идеологически объединить или сблизить многие народы и племена своей державы. По словам Дария, эти народы и племена восприняли эту реформу, как хорошо проведенную царем. Между тем такие масштабные нововведения гладко не внедряются, и антагонизм между авестийскими и ведическими традициями говорит о многом. В любом случае эти факты свидетельствуют о том, что на территорию Ирана и Индии никакого массового вторжения народов белой расы, называвших себя «ариями», не было. Даже среди индоевропейских ученых, последователей «арийской» теории, есть специалисты, признающие этот факт3. И жизнь на севере Индии вплоть до 800 лет до нашей эры протекало очень мирно4. Это вторжение существует только в фантазиях части индоевропейских ученых, и самое главное, этому утверждению никогда никаких доказательств найдено не было. Причины появления данной теории прекрасно иллюстрируются в книге Богнгарда-Левина и Ильина: Нередко утверждалось, что именно они (т.е. «арийцы» - Э. А.) принесли с собой высокоразвитую культуру, идеи государственности, чистую и светлую религию и завоевали страну, частью подчинив, частью истребив расово неполноценных темнокожих аборигенов. В течение многих десятилетий эта теория играла роль некоего волшебного ключа, открывающего любые тайны истории древней Индии. Как произошло рабство? В страну проникли арии и поработили местные племена. Как произошло государство? Его образовали арии для ведения успешных войн против местного населения. Как возникли касты? Арии возвели социальные перегородки, чтобы предотвратить смешение с аборигенами. Где истоки индийской культуры? Они - в «арийском духе», ставшем единственной основой прогресса страны на протяжения всей ее последующей истории. Теория арийского завоевания использовалась также идеологами колониализма для проповеди идеи расовой неполноценности современного им населения Индии, якобы деградировавшего и утратившего арийские черты в результате смешения с аборигенами. Во всех этих построениях верно лишь то, что в Северной Индии во II тысячелетии до н.э. распространились индоарийские языки, носители которых, называвшие себя ариями, пришли в страну и принесли элементы иной культурной традиции. Истоки ее следует искать в областях, где обитали индоарийские племена до их проникновения в Индию (впрочем, некоторые индийские ученые рассматривают ариев как автохтонов и отрицают факт их вторжения).5 Теория т. н. арийского вторжения белой расы на территории Индии и Ирана и привнесение ими в эти страны якобы высокой культуры придуманы евро-центристскими кругами для идеи расового превосходства европейцев над другими народами планеты. Любопытно, что индийские ученые и общественные деятели полностью отвергли эту чушь, так как по своим писаниям знали, что термин ари(й) не несет какую-либо этническую смысловую нагрузку и тем более к европейцам оно не имело какого-либо отношения. Но вот персы со времен шаха Реза Пехлеви поверили в свою «арийскую» исключительность и до сего дня в него верят. Хотя и среди них появляются такие историки, объявленные персоной нон-грата как Насир Пурпирар, напоминающий, что персы и другие ираноязычные народы на самом деле являются потомками сменивших язык эламитян, касситов, мидян и т.п. Естественно, за этими выдуманными идеями евро-центристов стояли также большие имперские амбиции. Все огромные просторы Евразии объявлялись «арийскими», на которые якобы должны иметь права представители европейской расы. Самое главное, что и сегодня официальная наука некоторых европейских стран, а также российская историография, продолжают развивать эти антиисторические и ничем не обоснованные тезисы, упирающиеся на предрассудки и внедряющие в коллективное сознание социума ксенофобию. Дошло до такого абсурда, что сегодня некоторые исторические круги России и др. стран пытаются объявить пришлыми тюрков не только на Алтае, но даже и в Монголии. То есть Средняя Азия, Алтай и уже Монголия объявляются древними землями «арийцев» и уже даже теоретически не оставили места для гипотетического ареала исторической прародины тюрков. Основное население исторических тюркских краев именуются просто тюркоязычным, которому якобы внедрили свой язык «кровожадные» тюрки. Следуя этой логике, они после этого «насаждения» куда-то испарились. И естественно, при таком конъюнктурном раскладе закрываются глаза на обилие лингвистических фактов, указывающих на присутствие тюркского и других Урало-Алтайских языков в Древней Месопотамии. Никакого вторжения, или миграции белой европейской расы, то есть так называемых «арийцев» на территории степей Евразии и от Ирана до Индии в истории не происходило. Этому нет каких-либо письменных, лингвистических и археологических свидетельств. Произошла просто постепенная смена языка на огромной географии. И это имело место отнюдь не во II тысячелетии до нашей эры, а после нововведений ахеменидского царя Дария, то есть, начиная с VI столетия до н.э. Выходит, что индоиранские языки имеют смешанное, гибридное происхождение. А сам термин ари(й) является прилагательным и имеет тюркскую этимологию (чистый, незапятнанный, возвышенный, святой, честный, добродетельный, благородный, нравственно безупречный, праведный, священный, благородный и т.п.). По сути, даже обозначенные учеными-иранистами древнеперсидский язык Ахеменидов и среднеперсидский языки на самом деле являются разными языками и не взаимопонимаемы между собой. Например, если в надписях Дария местоимение первого лица единственного числа - adam, которое позже в авестийском языке транскрибируется в azəm (на санскрите aham), то в среднеперсидской лексике уже вместо этих слов отмечается man, как в тюркских языках и наречиях. Кстати, никто не задался вопросом: «Как тюркское местоимение первого лица единственного числа внедрилось в среднеперсидский язык? Или почему синтаксис персидского языка очень близок к синтаксису тюркского языка и резко отличается от других индоевропейских языков?» В таком случае вообще возникает резонный вопрос. Так на каком же языке говорило население нынешней индо- и ираноязычной географии до внедрения Дарием нового литературного языка и до принятия населением вульгарных диалектов - хинди и парси? Выше отмечалось, что на территории Сев. Индии находилась цивилизация Хараппа, где языки были неиндоевропейского происхождения. По мнению исследователей, это были дравидские языки, так как на санскрите имеются много заимствованных дравидских лексем. Но на санскрите имеются также и тюркские слова, некоторые из которых после заимствования поддались флексии. Кроме этого, имеются также лексемы из других Урало-Алтайских и даже, по утверждению некоторых лингвистов, с японского языка. Эти факты говорят о том, что в новый литературный язык внедрилось много слов из дравидских, алтайских, а также тибетских языков, что свидетельствует о пестроте этнического состава края. На санскрите имеются фразы даже с касситского языка, например, surya-солнце. По этому поводу некоторые иранисты очень рьяно пытались объявить касситский язык индоевропейским. То же самое можно сказать о географии с нынешним ираноязычным населением. Анализ лексики т.н. древнеперсидского (третьего) языка Бехистунских надписей выявляет присутствие многих лексем и корневых основ, принятых с аккадского, эламского, касситского, угорского и тюркских языков. Замечаются словообразовательные аффиксы, имеющиеся в касситских словах, при этом имеются также и тюркские. Эти моменты стоят отдельного просмотра, и поэтому здесь в детали вникать не будем. Отметим, что сами Ахемениды, судя по ассирийским источникам, имели киммерийское (сакское) происхождение. В надписях Эссархаддона (царств. 681-668 до н.э.) предок ахеменидов Теушпа (Чишпиш; царств. 705-675 до н.э. ) упоминается как «киммериец, воитель Манды»6. То есть Теушпа, киммериец (сак), был одним из вождей кочевой орды (Манды). В принципе, имя предка Дария Ахемен, от которого берет название их рода, в древнеперсидской транскрипции звучит как Haxamaniş, что является фонетическим видоизменением Sakhi-man-iş. Это было еще известно выдающему иранисту Герберту Хюзингу7. Здесь частица -man является энклитическим местоимением, указывающим действия от первого лица, которое в последующие эпохи уже выступает как образовательный аффикс в личных именах и названиях племен. Частица -iş является окончанием именительного падежа в единственном числе. Как видно, и в имени Ахемена, предка Кира и Дария, прослеживается его сакское (киммерийское) происхождение. Судя по немалым глоссам в персидском языке и имеющимися параллелями в удмуртской, марийской, мордвинской лексике, основная масса древних персов могла говорить на праугорских наречиях. Но часть могла иметь также прототюркское происхождение, так как в персидской лексике имеются явные тюркизмы. А также некоторые имена Ахеменидов, значение которых приводят античные авторы, этимологически выводятся из тюркского языка. Интересно, что среди ранних ассирологов были некоторые специалисты, констатировавшие татарское происхождение самих Ахеменидов. Назывались сами древние персы раньше иначе: Принимали же участие в походе следующие народности: прежде всего персы, которые были одеты и вооружены вот как. На головах у них были так называемые тиары (мягкие [войлочные] шапки), а на теле - пестрые хитоны с рукавами из железных чешуек наподобие рыбьей чешуи. На ногах персы носили штаны. Вместо [эллинских] щитов у них были плетеные щиты, под которыми висели колчаны. Еще у них были короткие копья, большие луки с камышовыми стрелами, а, кроме того, на правом бедре с пояса свисал кинжал. Предводителем их был Отан, отец супруги Ксеркса Аместриды. В древнее время эллины называли персов кефенами. Сами же они называли себя артеями (так их звали и соседи). Когда же Персей, сын Данаи и Зевса, прибыл к Кефею, сыну Бела, и взял себе в жены его дочь Андромеду, то родившегося сына назвал Персом. Сына своего Персей оставил в стране, так как у Кефея не было мужского потомства. От него-то персы и получили свое имя. 8 Очевидно, что слово артей имеет Урало-Алтайское происхождение. То, что древние персы носили штаны, свидетельствует о том, что они были конным народом. В надписях Дария имеется термин kara - 1.народ, подданные; 2.армия.9 Но и в древнетюркской лексике имеется это слово, которое переводится как люд, подданные, народные массы, народ, толпа и т.п10. Слово kara часто употребляется в Орхонских текстах. А в древнетюркской литературе названия кочевых племен нередко проходят как Kara Yağma, Kara Bölük и т.д., и подобные совпадения случайными не бывают. Самоназвание перс происходит от имени страны Парсуа, которым завладели Ахемениды. В клинописных текстах указываются три области с таким названием. Возможно, что речь идет об области, которая находилась на территории Элама, потому что ахемениды в своих ранних надписях именуют себя царями Аншана. Эта область находилась в Эламе. А местное завоеванное население сменило язык уже после реформ Дария. Есть еще утверждение о некоем Митаннийском «арийском» языке, якобы фиксирующимся в XV-XIV до н.э. на территории Малой Азии. Но об этом в следующей части данного проекта. автор: Эльшад Алили Продолжение следует .. Литература: 1. Григорий Максимович Бонгард-Левин, Григорий Федорович Ильин ИНДИЯ В ДРЕВНОСТИ, «Наука», 1985. стр. 24. 2. там же. 3. Colin Masica THE INDO-ARYAN LANGUAGES. Cambridge University Press, 1993. 4. там же. 5. Григорий Максимович Бонгард-Левин, Григорий Федорович Ильин ИНДИЯ В ДРЕВНОСТИ, «Наука», 1985. стр. 104. 6. Ernest Budge THE HISTORY OF ESARHADDON (SON OF SENNACHERIB) KING OF ASSYRIA, B.C. 681-668, London 1880, стр. 43. 7. Herbert Cushing Tolman ANCIENT PERSIAN LEXICON AND TEXTS -1908, стр. 131. 8. Геродот ИСТОРИЯ, книга VII, гл. 61. 9. Herbert Cushing Tolman ANCIENT PERSIAN LEXICON AND TEXTS -1908, стр. 82. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ», АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 423. http://erevangala500.com/?direct=page&id=361
  7. Эх, ещё бы чуть-чуть и дошли бы до тюркского названия Волги - Итиль. То же ведь река и тоже быстрая. Т.е., в этимологии названия реки Тигр сравнение со стрелой идёт не по признаку "острый", а по признаку "быстрый, стремительный". Этот корень "тиг, тик, теч" с таким значением сохранился во многих языках. Взять, к примеру. украинское тикать - убегать. Да и русское - течь - течение жидкости под уклон. Здравствуйте уважаемый Егерь. С названием Итиль могут иметься разные версии. кроме ити-быстрый, есть еще глагольная основа итил-быть подталкиваемым, быть под давлением толчка и т.п. Но есть еще транскрипция Идил. и тогда опять же появляются версии разные. Какая из транскрипций первична? Легче с тюркской этимологией названии р. Урал. Яик-растягивающийся, расстилающийся. тут других версий нема. кстати это название фиксируется у Птоломея. И с этимологией названии р. Тигр дела обстоят намного легче. потому, что гадать не приходится. Страбон и Иосиф Флавий вне зависимости друг от друга привели значение названия реки.
  8. ULTRAASLAN

    Узбекистанские кыргызы

    красиво сказано: "Узбеки и кыргызы - братья." нужно еще людям объяснить почему они братья и откуда они братья.
  9. Этимология названия реки Тигр и так называемые Саки Тиграхауда29.05.2013 часть V. Древнеперсидский язык был искусственно введен по приказу Дария, а Ахемениды не были зороастрийами. Сравнение лексики надписей Дария и текстов Авесты явно свидетельствуют об архаичности лексики ахеменидских писаний. Язык Авесты намного моложе языка надписей Ахеменидов, и самые ранние главы этой книги в лучшем случае относятся к позднепарфянской эпохе. Сам термин арий-чистый, благородный, благочестивый в древних текстах ахеменидов проходит только во втором (мидийском) языке Бехистунских текстов царя Дария. Его нет ни в вавилонской (первый язык), ни в древнеперсидской (третий язык) версиях надписей Дария. И появление термина ари(й) в переводах текстов древнеперсидского варианта является всего лишь подтасовкой и подлогом первоисточников. Кроме этого, в текстах второго языка Дария термин арии(й), никакую этническую или родовую смысловую нагрузку не несет. А этот язык не имеет ни семитское и ни индо-европейское происхождение. То есть изначально термин арии(й) относится к языку, имеющему агглютинативный строй. Именно во втором языке Бехистунских надписей Дарий в двух местах именует Ура Машту (Ахура-Мазда) «богом арийцев»: Так говорит царь Тарийамауш: Все это я сделал, совершил благодаря милости Ура Машты. Ура Машта, бог арийцев, помог мне и другие боги, которые есть. Так говорит царь Тарийамауш: На этом основании Ура Машта бог арийцев помог мне и другие боги, которые есть. Потому, что я не был жестоким, не был лживым, ни преступным всю свою жизнь. Ни я, ни моя семя..1 «Ура Машта - бог благочестивых», - так примерно переводится данная часть, и, естественно, термин ари(й), никакую этническую смысловую нагрузку не несет. Он больше употребляется в религиозном смысле. Единственно в книге Уиляма Леонарда Кинга и Реджинальда Томпсона этот отрывок указан в третей колонке второго языка Бехистунских надписей Дария. А у Эдвина Норриса2 и Жюля Опперта3 почему-то в четвертой колонке. И в самой интерпретации смысла текста имеются некоторые различия. Хотя при этом Норрис и Опперт в своей работе особо акцентирует внимание на том, что фраза «Ура-Машта, бог арийцев» в персидской, или вавилонской версии текста отсутствует, то есть оба специалиста делают ударение не на индо-иранском происхождении слова арии(й). Дело в том, что сам термин арий-чистый, благородный, благочестивый в этих языках отсутствовал. Вместо этого в древнеперсидском языке текстов ахеменидов и на санскрите слово ари нес обратную негативную смысловую нагрузку (враг, враждебно настроенный, неправедный, неблагонадежный), которому мы привели примеры в предыдущей части. Любопытно, что в аккадском языке имеется слова garu4 и geru5 , которые переводятся как враг, противник; быть враждебным. И еще с таким же смыслом имеются слова za'iranu6 и za'iru7. И видимо в древнеперсидский язык и на санскрит слово ари - враг, враждебно настроенный, неправедный, неблагонадежный перешел из аккадского языка. По вышеприведенным доводам в очередной раз становится ясным, что словосочетание «ариец из арийского рода» в древнеперсидской версии текста NRa не может присутствовать, и появление его в тексте в корне ошибочно и тенденциозно. Его опять же втиснули в текст, что является просто подлогом. А главное то, что Опперт, Вейсбах, Шпигель, Кинг, Хюзинг, Кент и др. авторы, которые приводили тексты Накши-Рустама в своих работах, так и не предъявили эстампаж или хотя бы прорисовку этих надписей. И уже этот фактор снижает уровень доверия ко всем реконструкциям и переводам текста NRa, а также NRb со стороны вышеперечисленных авторов. Можно было бы предположить, что все они «доверились» Опперту, который , судя по всему, «ошибся» намеренно. Уж больно он хотел удревнить Авесту, притянуть ее к эпохе ахеменидов, где по приказу Дария должны были создаваться новый язык для древних сводов закона. Термин абашта, от которого по общепринятому мнению происходит слово авеста, с лексики ахеменидов переводится именно как закон8. Говорит царь Дарий: По милости Ора-Масды я создал свод текстов на другом арийском языке, который прежде не существовал. И я создал текст Закона, пояснения к закону, Благословения и (ее) переводы. И это было написано, я его одобрил в полном объеме; я восстановил древнею книгу для всех стран и народов её признающих.9 Очень важный отрывок, который существенно меняет взгляд на историю Древнего Мира и разрушает основы иранистики, основные тезисы которой построены на подтасовках и подлогах. Этот новый «арийский», доселе не существовавший язык, на котором были составлены тексты (Бехистуна) и послания Дария, а также свод законов (религиозных), пояснений к закону, молитвы, гимны, - и есть древнеперсидский язык текстов Бехистунской скалы. То есть язык, обозначенный сегодняшними учеными как «древнеперсидский», был создан по приказу Дария и до него не существовал. То есть он искусственен, не был разговорным и выведен жрецами и писарями Дария. Определение «искусственный язык» не должно кого-либо удивлять. В древности были искусственные литургические и тайные языки. Здесь развеивается миф о якобы существовавших ранних ираноязычных народах, которых иранисты ищут чуть ли не по всем просторам Евразии, а также рушится миф о древности иранских языков, в том числе санскрита. А под термином «арийский язык» на самом деле имеется в виду религиозный, то есть жреческий и аристократический язык литургии для свода законов, молитв и гимнов. Иранисты и евро-центристы очень любят этот язык называть первым языком Бехистуна, а на самом деле это третий язык. Тексты на этом языке добавлены после текстов двух предыдущих языков, что просматривается даже по последовательному расположению выбитых текстов на Бехистунской скале. В связи с этим грубой ошибкой было бы называть его «первым языком Бехистуна», ибо этот новый язык знали лишь ограниченное количество жрецов и писарей. По мнению Опперта, под законом в этом месте текста Дарий мог иметь в виду свод текстов, который позже будет известен под названием Авеста. Ведь среди ассирологов и иранистов принято считать, что слово авеста происходит от абашта текстов Ахеменидов и переводится как закон. А под «благословениями», то есть хвалебными прославлениями и молитвами, возможно подразумевается Зенд. Выводы Опперта немного сомнительны, так как Ахемениды не жили по сводам и канонам зороастрийской религии. Начиная с Геродота, все сведения античных авторов о древних персах свидетельствуют о том, что Ахемениды и древние персы того периода ничего не знали о сегодняшней Авесте и своде его кодексов. Более того, часть обычаев и образ жизни персов времен Ахеменидов является прямо противоположным всем уставам Авесты. Вот некоторые сведения Геродота: 131. Что до обычаев персов, то я могу сообщить о них вот что. Воздвигать статуи, храмы и алтари [богам] у персов не принято. Тех же, кто это делает, они считают глупцами, потому, мне думается, что вовсе не считают богов человекоподобными существами, как это делают эллины. Так, Зевсу они обычно приносят жертвы на вершинах гор и весь небесный свод называют Зевсом. Совершают они жертвоприношения также солнцу, луне, огню, воде и ветрам. Первоначально они приносили жертвы только этим одним божествам, затем от ассирийцев и арабов персы научились почитать Уранию (ассирийцы называют Афродиту Милиттой, арабы - Алилат, а персы - Митра). 132. Этим-то богам персы совершают жертвоприношения вот как. Персы не воздвигают алтарей и не возжигают огня... 138. ... В реку персы не мочатся и не плюют; рук они и сами не моют в реке и никому другому не позволяют этого делать. К рекам вообще персы относятся с глубоким благоговением.10 Называть весь небесный свод Богом больше присуще степным народам, а бог Авесты имеет персонифицированные качества, к которому еще противопоставляется Ангра-Манью. А про Ангра-Манью (Ахриман) даже нет малейшего упоминания в текстах Ахеменидов и у античных авторов. Кроме этого становится ясным, что многие божества и соответственно религиозные обряды, связанные с ними, древние персы заимствовали у ассирийцев и арабов. То есть вопреки сложившемуся среди иранистов мнению, Митра и Анаит, а также Ахура Мазда, по происхождению не являются индо-иранскими божествами. Эмблема Ахуры Мазды является копией аккадского бога Ассура и сумерийского Ану. То есть Ахура Мазда в надписях Дария по всем качествам идентифицируется с богом Ассур ассирийских царей. И Ахура в имени Ахура-Мазда является фонетической адаптацией Ассура. Но самым удивительным является то, что персы, оказывается, во время религиозных церемоний не воздвигают алтарей и не возжигают огня, хотя общеизвестно, что на алтарях зороастрийцев всегда поддерживался священный огонь. Так на основании чего тогда Дьяконов или Мери Бойс «присвоили» религию Заратуштры к персам эпохи Ахеменидов? Как так ученые с мировым именем могут легко подтасовывать исторические факты? А то, что персы не мочатся в реки и запрещают другим это делать, не моются и не купаются в реке и относятся с глубоким благоговением к рекам, один к одному напоминает пункты из Ясы (закона) Чингиз хана. Вообще в обычаях древних персов прослеживаются немало параллелей с воззрениями степных народов. Кроме этого общеизвестно, что зороастрийцы своих покойников не предавали земле, дабы не осквернять землю. А древние персы хоронили и даже воздвигали мавзолеи своим царям и знатным персонам, что противоречит законам последователей религии Заратуштры. И по сведениям Геродота, персы эпохи Ахеменидов могли даже живьем закапывать своих жертв под землю: Совершив эти и еще много других магических обрядов в честь этой реки, персы переправились по мостам через реку у Эннеагодой в Эдонийской области (на Стримоне они нашли уже построенный мост). Узнав, что это место называется Эннеагодой, они принесли в жертву там столько же мальчиков и девочек из числа местных жителей, закопав их живыми в землю. Закапывать жертвы живыми - это персидский обычай. Как я узнал из рассказов, супруга Ксеркса Аместрида, достигнув преклонного возраста, велела закопать живыми 14 сыновей знатных персов в благодарность богу, живущему, как говорят, под землей.11 Приведенные здесь персы точно не являлись зороастрийцами. Сложно судить, насколько правдивы именно данные сведения Геродота. Но другие сведения о древних персах свидетельствуют, что персы эпохи Ахеменидов даже понятия не имели о зороастризме и Авесте. Можно с уверенностью констатировать, что вопреки мнению многих иранистов , Ахемениды и древние персы не были зороастрийцами. А в знаменитом цилиндре царя Кира (Кураш) - основателя Ахеменидского царства - он молится вавилонским богам и вообще себя объявляет служителем вавилонского бога Мардука, который и помазал его царем. Таким образом, когда академик Дьяконов и др. ученые пытаются объявить Ахеменидов зороастрийцами и, пытаясь удревнить иранские языки и притянуть появление Авесты к началу II тыс., или к концу I тыс. до н.э., они, грубо говоря, просто !водят за нос» научный мир. Опперт просто осторожно предполагал, что видимо в IV колонке второго (мидийского) языка Бехистунских надписей Дарий мог иметь в виду Авесту и Зенд. Но сведения античных авторов о древних персах не подтверждают такое предположение, так как по вышеприведенным данным становится ясным, что религиозные воззрения древних персов полярно отличались от уставов зороастризма. И Ахура-Мазда ахеменидских надписей не является Ахуро-Маздой Авесты. Так обстояли дела не только в эпоху Геродота (V-IV вв. до н.э.), но и Страбона (I в. до н.э.), который также свидетельствовал о том, что обычаи персов в корне отличаются от зороастрийских предписаний. И судя по всему, персы могли иметь разные религиозные воззрения, но опять же, вопреки утверждениям некоторых иранистов, отнюдь не зороастрийские. Вот, что свидетельствует Страбон о религии персов карманиев: .... В Кармании есть пустыня, примыкающаяуже к Парфии и Паретакене. Сельскохозяйственные продукты в ней подобны персидским, как, впрочем, и виноградная лоза. От этой последней происходит так называемая у нас карманская виноградная лоза, у которой гроздья нередко бывают 2 локтей со множеством крупных ягод. Эта лоза, вероятно, в Кармании растет еще более пышно, чем у нас. Из-за недостатка лошадей большая часть жителей Кармании пользуется ослами даже на войне; осла они приносят в жертву Аресу, единственному богу, которого почитают; это - воинственное племя....12 Кармания - это сегодняшняя область Кирман в Иране. Однозначно, что Арес (Марс) в этом отрывке - это не Ахура Мазда Авесты, а персы Кармании совсем не зороастрийцы. По переводу, сделанному Опертом, становится ясным, что Дарий восстановил какую-то древнею книгу, где были написаны древний свод религиозных законов, обрядов и предписаний. И уже на новом арийском, то есть на новом религиозном (жреческом) языке, распространил эти законы среди населения империи, признававших эти писания. Возможно, что эта древняя книга была составлена тоже на арийском, то есть на каком-то другом жреческо-литургическом языке, который к индо-европейским языкам не имел никакого отношения. Во- первых, мы просмотрели, что термин ари(й) не имеет индо-иранское происхождение, а во вторых не несет какую-либо этническую или родовую смысловую нагрузку. Но пока остается загадкой то, на каком языке была эта книга. Сам древнеперсидский язык надписей Ахеменидов стоит между санскритом и авестийским (зендским) языками. Можно смело полагать, что санскрит и зендский языки являются уже поздними ответвлениями того языка, который был создан по приказу Дария. Распространено мнение о том, что санскрит - древний литературный язык Индии, на котором создана объемистая ведическая литература, охватывающая многие религиозно-философские вопросы. Это очень древний индо-европейский язык. Оставив в стороне всякие оккультно-теософские вымыслы, приходится констатировать, что даже в индо-европеистской науке древним текстам санскрита максимум 3,5-4 тыс. лет. Хотя приходится отмечать, что санскрит является очень беспорядочным флективным языком, и в этом случае непонятно, как можно определить возраст самых древних текстов. Ведь чем больше язык поддается флексии, тем больше он не поддается глоттохронологии. На санскрите действительно создана очень богатая литература религиозно-философского толка - тексты, своды, комментарии к текстам, молитвы, гимны и т.п. Именно о такой части литературы упоминал Дарий в вышеприведенном отрывке. То есть древняя индо-иранская литература своими корнями уходит к писаниям, которые были составлены по приказу Дария на новом, до тех пор не существовавшем языке. В этом плане Дарий выступает также в качестве религиозного реформатора. Между тем санскрит так же, как и язык Авесты, искусственно удревняется, хотя, по сведениям античных источников, индийцы еще во времена Александра Македонского не имели письменности и не могли писать: 53. Все индийцы отличаются скромным образом жизни, особенно во время походов; они не любят никакой беспорядочной возни и поэтому сохраняют дисциплину. Но больше всего они проявляют воздержанности в отношении воровства. По крайней мере, по словам Мегасфена, он никогда, находясь в лагере Сандрокотта, где стояло 400-тысячное войско, не видел объявления об украденных вещах стоимостью больше 200 драхм; и это у людей, где нет писаных законов! В самом деле, по его словам, индийцы не умеют читать и писать, но разбираются во всех делах по памяти. Тем не менее, индийцы живут счастливо благодаря простоте и бережливости. 66. Неарх рассказывает о софистах следующее. Часть брахманов занимается государственными делами, сопровождая царей в качестве советников. Остальные софисты изучают физические явления; к ним принадлежит и Калан. Их жены совместно с ними занимаются философией. Все они ведут строгий образ жизни. Относительно обычаев остальных индийцев он сообщает следующее. Законы у них, как общие, так и особые, не записаны и отличаются своеобразием по сравнению с законами прочих народностей. Эльшад Алили Продолжение следует .. Литература: King Leonard William, Tomson Reginald Campbell THE SCULPTURES AND INSCRIPTION OF DARIUS THE GREAT ON THE ROCK OF BEHISTCN IN PERSIA. (A NEW COLLATION OF THE PERSIAN, SUSIAN, AND BABYLONIAN TEXTS, WITH ENGLISH TRANSLATIONS, ETC.) Oxford University Press, London 1907, , стр. 147-148. Edwin Norris MEMOIR ON THE SCYTHIC VERSION BEHISTUN INSCRIPTION (Записи Скифской Версии Бехистунских Надписей), From the Journal of the Royal Asiatic Society, Лондон 1853. стр. 130-131. Jules Oppert: LE PEUPLE ET LA LANGUE DES MÈDES (Население и Язык Мидии), Париж 1879, стр. 150-151. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of The Chicago; в 26 томах, том VI, стр. 51. там же, стр. 61-62. там же, том XXVI, стр. 14. там же. Herbert Gushing Tolman A GRAMMAR OF THE OLD PERSIAN LANGUAGE (With the inscriptions of the Achemenian kings and vocabulary), University of Wisconsin, Boston 1892. VOCABULARY стр. 37. Jules Oppert: LE PEUPLE ET LA LANGUE DES MÈDES (Население и Язык Мидии), Париж 1879, стр. 155-157. Геродот ИСТОРИЯ, книга I, гл. 131, 132, 138. там же, книга VII, гл. 114. Страбон: ГЕОГРАФИЯ, книга XV, гл II-14. там же, книга XV, гл I-53 и 66. Подробнее: http://erevangala500.com/?direct=news_page&id=150
  10. Состояние Накши-Рустамских надписей NRa NRb
  11. Этимология названия реки Тигр. часть IV. Мог ли царь Дарий называть себя арием? В третьей части цикла «Древнетюркская топонимия и ономастика Малой Азии и Кавказа» мы усмотрели, что в Бехистунских наскальных надписях царя Дария так называемые саки тиграхауда не фигурируют. Были продемонстрированы отрывки из научных работ и переводов таких видных иранистов как Франц Вейсбах, Фридрих Шпигель, Герберт Хюсинг Толман, Леонард Кинг и Реджинальд Томпсон. Речь идет о переводах текстов пятой колонны Бехистунских надписей, которая до нас дошла в очень поврежденном виде. Но даже по сохранившимся отрывкам явно было видно, что в тексте говорится именно о стране саков за рекой Тигр, а не о каких-либо вымышленных саках тиграхауда. В научных публикациях саки тиграхауда появились в переводах пятой колонны Бехистунских надписей после работ ираниста Роланда Кента (1950 г.). Вернее после его ретуши прежних переводов и так называемой «реконструкции» текста пятой колонны, где на лакунные места было втиснуто словосочетание «хаудам тиграм барат», что якобы с древнеперсидского переводится как «колпаки острые носящие». На самом деле это была явная и грубая подтасовка текстов первоисточника (при том эта попытка имело место и среди некоторых иранистов еще в начале прошлого века, но маститые ученые того времени продемонстрировали беспочвенность подобных заявлений). В первую очередь, это обусловлено тем, что часть евроцентристски ориентированных ученых никак не хотели видеть сакские племена в VI в. до н.э. в бассейне р. Тигр. Напоминаю, что ученые начала прошлого столетия справедливо считали саков племенами туранского, то есть Урало-Алтайского происхождения. Ассирийские источники еще VIII в. до н.э. именно на этой территории не раз упоминают киммерийцев (gimirrai), которые и есть эти саки верхнего бассейна Тигра. Это потом появилась притянутая за уши версия о саках как ираноязычных племенах. После 50-х гг. этот подлог в тексте пятой колонны Бехистунских надписей Дария уже твердо вошел в научную и околонаучную литературу, где спекуляции о так называемых саках тиграхауда уже перешагивали разные грани фантазий, а в географическом масштабе они уже локализовались намного севернее пределов Сырдарьи. Между тем на самом деле в тексте пятой колонны Бехистунских надписей Дария речь шла именно о саках за р. Тигр, а не о каких-то саках тиграхауда и тем более за Сырьдарей. Опять же повторяюсь, в оригинале Бехистунских надписей царя Дария так называемые саки тиграхауда не фигурируют. И появились они в текстах после грубой фальсификации текстов первоисточников. Но саки тиграхауда якобы отмечаются еще в Накши-Рустамских надписях царя Дария, а конкретно в тексте, который ученые классифицируют как NRa. Но и здесь не все так гладко, и в переводах текста имеются очень сомнительные моменты. Накши-Рустам - это историческая территория в трех милях севернее так называемой столицы Ахеменидов Персеполиса, которая среди населения была известна под названием «Тахт-е Джамшид», т.е «Трон Джамшида». Находится в исторической провинции Фарс. Тахт-е Джамшид в поверьях связывался больше с мифическим царем Джамшидом, нежели с ахеменидами. А название Накши-Рустам связывали с могилой мифического героя Рустама. Это место так же как и Тахт-е Джамшид является территорией множественных археологических памятников. В частности, в Накши-Рустаме имеются наскальные рельефные изображения эпохи сасанидов и четыре гробницы ахеменидских царей. Надпись одной из них устанавливает, что это могила Дария, а остальные предположительно Ксеркса, Артаксеркса, Дария II. Сами гробницы выбиты высоко, на недоступных скалах. Интересно то, что их форма и структура они не свойственна данной географии. Они больше напоминают надгробные могилы древней Ликии, Фригии и Хатти эпохи Хеттской державы. По самим названиям местностей уже следует, что народная память персов не сохранила даже элементарных сведений об ахеменидах, и эти исторические места среди населения больше соотносились с именами мифических персонажей поэмы Фирдоуси. Наверху, у входа к могиле Дария с правой и с левой сторон имеются трехъязычные клинописные надписи царя Дария, которые исследователями классифицированы как NRa и NRb. Впервые их скопировал Нилс Вестергард при помощи своего телескопа. Обе надписи находятся в плохом состоянии , особенно NRb, которая почти вся в лакунах и никак не восстанавливается. И тем не менее Роланд Кент как-то умудрился «восстановить» даже текст NRb и такой советский ученый как Василий Абаев повторил его «неординарную смекалку». Хотя более маститые ученые Опперт, Вейсбах, Шпигель, Кинг, Хюзинг, Безольд оставили текст, просто нетронутым, потому, что действительно в нем мало что уцелело. В нашем случае мы больше будем акцентировать внимание на тексте NRa, который находится в более или менее приемлемом состоянии, хотя и там немало пробелов. Именно в этом тексте якобы упоминаются саки тиграхауда, но подчеркнем, что они попали в текст после «восстановления» пробелов. Сама реконструкция текста вызывает сомнения и по другим пунктам, но для ясности сначала приведем перевод так называемого восстановленного текста персидского варианта Nra, сделанный Абаевым: ....Я - Дарий, царь великий, царь царей, царь многоплеменных стран, царь этой земли великой далеко (простирающейся), сын Виштаспы, Ахеменид, перс, сын перса, ариец из арийского рода. Говорит Дарий-царь: «Вот те страны, которые я захватил помимо Персии, я над ними властвую, мне они приносят дань, то, что мною говорится, они выполняют, они держатся моего закона: Мидия, Элам, Парфия, Арея, Бактрия, Согдиана, Хорезм, Дрангиана, Арахозия, Саттагидия, Гандара, Индия, Саки Хаумаварга, Саки Тиграхауда, Вавилон, Ассирия, Аравия, Египет, Армения, Каппадокия, Лидия, Ионийцы, Саки, которые за морем, фракийцы, ионийцы шлемоносные, Ливия, Эфиопия, Мачия, Кария. Говорит Дарий-царь: «Когда Ахурамазда увидел эту землю в состоянии смятения, тогда он передал ее в мои руки, сделал меня царем. Я - царь. По воле Ахурамазды я ее (землю) поставил на место. То, что я им (подвластным народам) повелевал, то они выполняли в соответствии с моим желанием. Если ты подумаешь: сколь многочисленны были страны, которыми владел Дарий царь, то посмотри на изображения (подданных), поддерживающих трон. Тогда ты узнаешь, и тебе станет известно, что копье персидского воина проникло далеко, тогда тебе станет известно, что персидский воин далеко от Персии поражал врага». Говорит Дарий-царь: «То, что я совершил, все это я совершил по воле Ахурамазды. Ахурамазда мне помог, чтобы я довершил дело. Меня да хранит Ахурамазда от (всякой) скверны и мой дом и эту страну. Об этом я прошу Ахурамазду, это мне Ахурамазда да подаст. О, человек! Повеления Ахурамазды пусть не кажутся тебе дурными, не уклоняйся от правильного пути, не будь строптивым».1 Перевод Абаева основан на так называемом восстановленном переводе Роланда Кента2. Имеются также варианты перевода восстановленного текста у Опперта, Вейсбаха, Шпигеля, Кинга, Хюзинга и др. По большому счету, эти «реконструкции» мало чем отличаются друг от друга и, видимо, основываются на восстановленный текст Жюля Опперта. Единственно отметим, что Опперт и более ранние авторы при перечислении стран, посылающих дань Дарию, вместо Карии употребляют название Карфаген. И поэтому в некоторых картах в Державу Дария входит чуть ли не вся Северная Африка. Сам Жюль Опперт отмечал, что данные надписи являются заупокойными эпитафиями3, что действительно выглядит вероятным. В этом случае вызывает недоумение, когда Дарий, отмечая «Меня да хранит Ахурамазда от (всякой) скверны и мой дом и эту страну. Об этом я прошу Ахурамазду, это мне Ахурамазда да подаст», говорит в настоящем времени. Опять же эта часть перевода текста вызывает недоумение. Как я уже упоминал выше, имеются и другие моменты, по которым возникают сомнения в правильности перевода восстановленного текста NRa. В первую очередь, нужно отметить, что страна Ария в персидском варианте Бехистунских надписей царя Дария фонетически озвучивается не как Ария как у Кента, или Абаева а как Харайва (Haraiva)4. Этот нюанс является очень важным свидетельством. Во-вторых, в вавилонской версии текста NRa словосочетание «ариец из арийского рода» и «саки тиграхауда» отсутствуют5. Дарий упоминается только лишь как «сын Виштаспы, Ахеменид (apil us-ta-as-pa a-ha-ma-nis-si amelu par-[sa]-a-a mar amelu par-sa-a-a)»6. Или, например, «саки хаумаварга» и «саки, которые за морем» в представленном Францем Вейсбахом в вавилонском тексте проходят как «matu gi-mir-ri u-mu-ur-ga» и «matu gi-mir-ri sa a-hi ul-lu-a-a sa nari mar-ra-tum»7, но саки тиграхауда нигде не упоминаются. Это тоже очень важная констатация. Как могли писцы в вавилонской версии NRa упустить название страны саков тиграхауда при перечислении стран данников Дария? Это ведь не скоропись на бумаге, чтобы можно было упустить ее по забывчивости. В -третьих, Дарий не мог себя называть «арийцем из рода арийца (ariya, ariya çitra)». Тут мы подходим к очень важному моменту. Во многих местах текста царь Дарий не раз упоминает свою родословию и перечисляет имена предков. Но ни в одном из этих мест он не называет себя «персом , сыном перса», или «арийцем из рода арийцев». И непонятно тогда, почему вдруг в тексте NRa эти определения должны появиться? Можно еще как-то согласиться со словосочетанием «перс, сын перса», хотя опять же повторяюсь в других текстах, где Дарий отмечает свое происхождении и перечисляет родословную, он о своем персидском происхождении не свидетельствует. Но словосочетание «ариец, из рода арийцев» вообще является антиисторической выдумкой иранистов и евро-центристов, подверженных всякой антинаучной теософской белиберде, где в оккультических тезисах фигурирует некая продвинутая историческая арийская раса, якобы являющаяся древним учителем человечества и якобы присутствующая у истоков многих древних цивилизаций планеты. С сожалением приходится констатировать, что антиисторическая концепция об арийской расе, или этнических арийцах, в той или иной форме до сего дня держится в так называемых научных публикациях. Вот как оценивает Кира - основоположника ахеменидской державы, российский академик, ориенталист и египтолог Борис Тураев: Кир был первым великим арийцем в истории, создавшим универсальную монархию, не только отличавшимся большим политическим умом и дипломатической дальновидностью, но и пользовавшимся удачей, которая отдала в его руки Мидию и Вавилонию, раздираемые внутренними распрями и видевшие в нем не столько чуждого завоевателя, сколько освободителя. Его всеми признанная гуманность, коренившаяся как в личном характере, так и в более чистой религии, окружила его личность ореолом и составила в истории Передней Азии светлый момент между ассирийскими зверствами и позднейшим персидским деспотизмом. Он явился желанным для народов и ушел, обновив Азию и начав собою новый период ее истории. Персы называли его отцом, греки - образцом государя и законодателя, иудеи - помазанником Иеговы.8 Тураев рисует идеальный «арийский» образ Кира, который существовал только в его фантазиях. Он подходит к истории с чувственной предвзятостью Весь вышеприведенный отрывок состоит из его измышлений и не имеет ничего с исторической действительностью. Сам автор является основоположником российской школы истории Древнего Востока и являлся членом Академии Наук России. И конечно же после таких «научных» откровений околонаучная литература просто пестрит фантастическими арийцами, которых сегодня многие пытаются выставить в качестве своих предков. При этом приходится напомнить о том, что термин «арий» исторически никогда не прилагался к какому-либо этносу, расе, племени или род. И сегодня называть какую-то часть человечества арийцами только лишь из-за индо-вропейского происхождения является как минимум следствием поверхностного подхода к историографии, упирающийся на разного рода теософские предрассудки. И во всяком случае, как минимум в древнеперсидском варианте текста NRa Дарий никак не мог называть себя «арийцем из рода арийцев». Потому, что термин «ари(й)» с древнеперсидского переводится как враг, враждебный, недруг, питающий враждебность, неприязнь, злой, неверный, неправедный и т.п. Об этом имеются словарные заметки в работах Вейсбаха9, Хюзинга10, Кента11 и у др. И в этом случае Дарий не мог себя и свой род именовать «враждебным», или «неверным» потому, что в Бехистунских текстах он как раз- таки отмечает обратное: I колонна, линии 20-22 Транскрипция: Thâtiy Dârayavauš xšâyathiya atar imâ dahyâva martiya hya âgariya âha avam ubartam abaram hya arika âha avam ufrastam aparsam vašnâ Перевод: Говорит Дарий-царь: В этих странах [каждого] человека, который был лучшим, я ублаготворял, [каждого] кто был враждебен, я строго наказывал. IV колонна, линии 61-63 Транскрипция: Thâtiy Dârayavauš xšâyathiya avahyarâdiy Auramazdâ upastâm abara utâ ani yâha bagâha tyaiy haijy yathâ naiy arika âham naiy draujana âham naiy zûrakara âham naiy adam Перевод: Говорит Дарий-царь: Ахурамазда потому помог мне и другие боги, которые существуют, что я не был враждебным, лжецом или злодеем, ни я, ни род мой. Так, что же теперь выходит? В Бехистунских текстах царь Дарий отмечает, что ни он, ни его род не были арийцами, то есть врагами, неправедными, а в Накши-Рустамских вдруг он себя именует «арийцем, из рода арийцев». Здесь еще нужно напомнить, что там, где в Бехистунских надписях Дарий отмечает, что «я не был арийцем (врагом, чужаком, неправедным), лжецом, злодеем, ни я, ни мой род» линии надписей сохранились в целостности. А в Накши-Рустамском тексте (который была написано на 35 лет позже), где якобы он называет себя «перс, сын перса, ариец из арийского рода» не только эти линии, но и весь текст дошел до нас в поврежденном состоянии. И в этом случае, конечно же, доверять «восстановленному» варианту текста NRa и тем более тексту NRb особо не приходится. А все варианты «реконструкции» у Хюзинга, Вейсбахха, Шпигеля и др. упираются на «восстановленный» вариант Жюля Опперта, который вообще сыграл злую шутку с этими арийцами. Но удивительно то, что Хюзинг, Вейсбах, Шпигель, Кинг прекрасно знали, что термин ари(й) с древнеперсидского, а также с раннего санскрита эпохи Риг Веды переводится как враг, враждебно настроенный, неправедный. Все это свидетельствует о том, что термин арий-чистый, благородный не имеет индо-иранского происхождения. На санскрите лишь только в эпоху пуран и упанишад, а в древнеперсидском языке только в зендском, то есть в Авесте, появляется термин арий-благородный. И это слово было перенято из другого и не индо-европейского языка. И относится к периоду после начала нашей эры, то есть к времени правления кушан и парфян. Как бы ни пытался академик Дьяконов (а также и другие) удревнить Авесту, и притянуть ее появление к концу II тысячелетия до н.э., или к началу I тысячелетия до н.э., нужно отметить, что это просто элементарная натяжка и инфантильная попытка выдавать желаемое за действительное. Но трагично то, что на этих «инфантильных» тезисах строятся идеологии целых государств с имперскими амбициями. Эльшад Алили Продолжение следует .. Литература: 1. М. А. Коростевцев, И. С. Кацнельсон, В. И. Кузищина ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ ВОСТОКА, в 2-х томах. Том II, стр. 36-37. 2. Roland Kent OLD PERSIAN GRAMMAR TEXTS LEXICON, стр. 137-138. 3. RECORDS OF THE PAST (BEING ENGLISH TRANSLATIONS OF THE -ASSYRIAN AND EGYPTIAN MONUMENTS), Общество Библейской Археологии в1880 гг. Том IX, [Excerpted from " OTHER INSCRIPTIONS OF DARIUS I" Julius Oppert (London: Samuel Bagster and Sons, 1877)] стр. 75. 4. British Museum. Dept. of Egyptian and Assyrian Antiquities; King Leonard William, Tomson Reginald Campbell THE SCULPTURES AND INSCRIPTION OF DARIUS THE GREAT ON THE ROCK OF BEHISTCN IN PERSIA. (A NEW COLLATION OF THE PERSIAN, SUSIAN, AND BABYLONIAN TEXTS, WITH ENGLISH TRANSLATIONS, ETC.) Oxford University Press, London 1907, , стр. XIX. 5. Franz Weissbach DIE KEILINSCHRIFTEN DER ACHÄMENIDEN BEARBEITET (Клинописные Тексты Ахеменидов), Leipzig 1911, стр. 87-89. 6. там же, стр 87. 7. там же, стр. 89. 8. Б. А. Тураев ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА, том 2. Отдел пятый, ПЕРСИДСКАЯ ЭПОХА. ПЕРСЫ. КИР. «ЦАРСТВО СТРАН». 9. Franz Weissbach, указ. Сочинение стр. 184. 10. Herbert Gushing Tolman A GRAMMAR OF THE OLD PERSIAN LANGUAGE (With the inscriptions of the Achemenian kings and vocabulary), University of Wisconsin, Boston 1892. VOCABULARY стр. 39. 11. Roland Kent OLD PERSIAN GRAMMAR TEXTS LEXICON, стр. 170. Подробнее: http://erevangala500.com/?direct=news_page&id=149
  12. жар, заря и яркий скорее всего связаны с прототюркским йар/сар - свет. через сумерийскую лексику этот корень попал в аккадский и оттуда перескочил в другие семитские языке. и сегодня на арабском шарк-восток на самом деле буквально имеет значение восхода солнца. а слово шарака-светлеть, и уже производный по закону аккадского и арабского языков (через трансфикс) ишрак-свет.
  13. Настоящим именем Османа Гази, от которого идет именование Османской Империи было не арабское Осман/Усман, а тюркский Ат(а)ман. По этому и на западе империю называли Оттоманской, а не Османской. в семье у них ни кто не носил арабские имена, ибо его отец Эртогрул был далек от ислама. и его дети также именовались тюркскими именами. Позже уже его имя адаптировалось в Осман. на это в своих работах указывал Дьюла Моравчик.
  14. Гизильбунда – страна священного огня. часть II Интересно, что во время обряда очищения огнем посольства Зимарха шаманы пользовались «деревом Ливана», которое по всей вероятности является можжевеловой елью. Это дерево еще с древних времен почиталось степными народами и считалось, что священный запах можжевельника (ардыдж) способно изгонять злые силы. В Азербайджане в народной магии (тюркечаре) до недавнего времени ветки ардыджа использовались для лечения разных недугов. Стоит также напомнить, что в Азербайджане и в других тюркских краях святые места издревле назывались «оджаг», что является архетипом древнего культа огня в массовом коллективном сознании. Родной дом, а также край назывались оджаг, и поэтому Родина считалась святым понятием. Хранительницей огня, то есть очага, а также Родины считалась богиня Умай. В фольклоре тюрков сложился облик богини Умай, как красивой женщины с золотыми крыльями, спускающейся с неба. Видимо, бакинские легенды об огненной деве являются реминисценцией историй об образе Умай (которая всегда представлялась непорочной девой - Бике), покровительницы домашнего очага и скота, хранительницы детей. Неспроста одно из ее имен в тюркском мире звучит как От-эне (мать-огонь). Известно, что в древности в Баку и его окрестностях было много храмов огня. Можно с уверенностью предположить, что Апшерон и близлежащие территории в глубокой древности являлись храмовой территорией, памятью о которой являются наскальные изображения Апшерона и Гобустана. Этнографические сведения о распространении культа огня среди тюрков Азербайджана очень обширны. Но ни в коем случае нельзя связывать этот культ огня с религией Зороастра, потому что культ огня имеет очень древние корни, которые уходят вглубь тысячелетий, а конкретно к эпохе культа Богини Матери - хранительницы домашнего огня. Название исторической области Гизиль- Бунда как «Земля священного и неприкосновенного огня», зафиксированное в текстах IX в. до н.э., является важным историческим свидетельством факта распространения культа огня до зороастрийского периода. Ведь зороастризм со своими предписаниями в историческом ареале появился в сасанидский период (226-641 гг. н.э.). Как бы ни пытались удревнить его возраст, исторические факты убеждают именно в этом. Единственно можно предположить, что каноны зороастрийской религии начались формироваться в поздний парфянский период, то есть опять же в начале нашей эры. В этом плане название реки Гызыл-Узен в Южном Азербайджане однозначно нельзя переводит как «Красная Река», или «Золотая Река». Гидроним Гызыл-Узен просто является отражением названия исторической области Гизиль-Бунда, которая судя по ассирийским надписям, локализуется как минимум в нижнем и среднем бассейне самой реки. Для полного воспроизведения исторической картины важно представить те отрывки текстов ассирийских царей, где фигурирует название Гизиль-Бунда. Наряду с этой областью проходят также названия других топонимов, связанных с Азербайджаном. Среди известных текстов самое раннее упоминание области Гизиль -Бунда проходит в надписях ассирийского царя Шамси Раммана II (Шамши Адад V, время правления 825-812 гг. до н.э.). Кроме него область Гизил-Бунда упоминается в летописях Рамман Нерари III (царств. 812-783 гг. до н. э.) и Саргона II (царств. 722-705 гг. до н. э.) Надпись Шамши Адада V начертана на монолитной каменной стеле из Нимруда (древнее название Калху), которая находилась южнее Мосула на территории современного Ирака. Перевод на русский язык сделан с английского текста книги Сэра Генри Роулинсона «ASSYRIAN AND BABYLONIAN LITERATURE», Ню-Йорк, 1901, стр. 47-48. Книгу с ассирийского языка на английский перевел Роберт Френсис Харпер. Внизу представляем фрагмент этой надписи: «Во время моего третьего похода я переправился через реку Забан (Большой Заб - Э.А.), перевалил через гору Зилар, и подступился к Наири. Я получил дань в виде упряжных лошадей от Дади из Хубушкия, Хиргина (вар. Сарчина- Э.А) сына Мигтиара, из Сунбы, Манны, Парсуа, Таурла. Что касается Мисы, ужас блеска Ассура, моего владыки, подавил их. Они устрашились перед силой моего оружия, оставили свои города. Они схватились за непроходимые крутые горы. Укрепились на трех горных вершинах, что свисают с небес, подобно облакам, куда не в состоянии достигнуть птица в полете. Я погнался за ними и окружил те три горные вершины. В первый день я накинулся на них как стервятник. Перебил многих их воинов. Добычу, имущество, собственность, волов, овец, упряжных лошадей, двухгорбных верблюдов от них без числа я спустил с горы. Пятьсот их поселений, которые я разрушил, были снесены и горели огнем. К стране Гизиль-Бунде я направился. Кинаки, который я захватил, разрушил, опустошил и сжег в огне. Я перевалил через горы Бишбизида, получил дань у Титамашка из Сасиаша, и у Киары из Каршибута в виде упряжных лошадей. Блеск моей власти и натиск моего сильного сражения сокрушил всю Гизиль-Бунду. Они оставили свои многочисленные города и вошли в Ураш, в свою укрепленную цитадель. Я атаковал и захватил этот город и подобно красной шерсти обагрил главную улицу города кровью их воинов. Я перебил 6000 их бойцов. Их царя Пиришати с 1200 воинами схватил своими руками живьем и полонил его. Добычу, имущество, собственность, волов, овец, лошадей, сосуды из серебра, чистое золото, медь без числа я унес, разрушая, опустошая и сжигая огнем. Я получил дань у Энгура из Цибары. Сделал изображение моей царской личности в натуральную величину и записал на нем дела Ашшура, моего господина, блеска моей отваги, и все совершенное мною в Наири, и поставил его в Зибаре, цитадели Гизиль-Бунды. Я направился в Мату (Мидия - Э.А.). Они устрашились мощного оружия Ашшура и моего ужасного боевого натиска, которому нельзя было противостоять, и они оставили свои города (и) поднялись на снежные горы. Я погнался за ними и преследовал их. Я убил 2300 бойцов Ханазирука мидийского и увел сто двадцать его верховых лошадей. Его имущество (и) собственность, которую нельзя было счесть, я унес. Саг-Биту, его царский город среди тысячи двухсот его городов, я разрушил, опустошил и сжег в огне». Направление третьего похода Шамши Адада V берет начало от реки Верхний Заб и тянется к Востоку. Хубушкия находилась южнее оз. Ван, ранняя Манна больше занимала западные и южные части от оз Урмия. Парсуа (прим. - не путать с исторической Персидой) локализуется на территории современных Иранских останов Курдистана и Луристана. Эти земли в то время были значительными областями. После получения от них дани Шамши Адад направляется в Гизиль-Бунду, описанию которой уделяется места больше, чем другим землям. Видимо, Гизиль-Бунда занимала огромную по сравнению с другими странами территорию. И для внушительности, рассказывая о своих деяниях в этой стране, Шамши Адад использовал фразу «всю Гизиль-Бунду». Судя по описанию, царь Гизиль-Бунды имел многочисленные для того времени войска. После Шамши Адад V вступает на территорию Мидии, северной границей которой в те времена была нижнее течение реки Гызыл Узен, что является важным фактом. Приводим отрывок из надписей Раммана Нирари III, которого еще называют Ададнерари III (царств. 812-783 гг. до н. э.), переведенный на русский язык из вышеназванной книги Сэра Генри Роулинсона «ASSYRIAN AND BABYLONIAN LITERATURE», стр. 51: «Дворец Раммана Нирари, великого царя, могущественного царя, царя Вселенной, царя Ассирии, царя, которого владыка Игиги (небожитель - Э.А.) Ассур назвал своим дитя и вверил ему царство без соперника. Чей трон он (Ассур) основал и правление которого он сделал благотворным, подобно пастбищу для людей Ассирии. Непорочный священник, который восстановил Эшарру, неутомимый, который поддержал культ в храме, находящемся под покровительством Ассура, его господина, и подчинивший царей четырех частей света. Тот, кто начиная с горы Силуна в направлении восходящего солнца завоевал Габ, Эллипи, Хархар, Аразиаш, Мису, Мидию, Гизиль-Бунду по всей ее протяженности, Манну, Парсуа, Аллабрию, Абдадану, Наири по всей ее протяженности, Андию, находящеюся вдали у гор, по всей протяженности к великому морю восходящего солнца; выше Евфрата Хатти, Ахарри по всей ее протяженности, Тир, Сидон, страну Омри, Эдом, Паласту до великого моря захода солнца, я подчинил и обложил их данью и подношениями...» Великое море восходящего солнца - это море Каспийское, захода -Средиземное. Ассирийский царь здесь просто очерчивает пределы своей империи, хотя данные сведения вызывают огромные сомнения. По всей вероятности, ассирийские цари в своих анналах выдавали желаемое за действительное. О Гизиль-Бунде, кроме упоминания и локализации рядом с Мидией, землями Наири, этот отрывок нам больше не дает какой-либо ценной информации. Сама область Гизиль-Бунда несколько раз упоминается в надписях Саргона II (царств. 722-705 гг. до н. э.). Ниже представляем фрагмент надписи, который взят из книги Даниэля Девида Лукенбилла «ANCIENT RECORDS OF ASSYRIA AND BABYLONIA» (Древние Надписи Ассирии и Вавилонии), Чикаго, 1926, часть II, стр. 8. В контексте речь идет о военной компании против Урарту, Манны и Мидии: 19. Во время своего восьмого года правления я пошел против стран Манна и Мидии. Дань Манны, Эллипи ................я получил у правителей гор, городов. У Зизи и Залы, правителей области Гизиль-Бунда, дань у которых никто из царей до меня не смог получить я взял и .............Митатти из Зикирту я победил; его укрепленные и сильные города совместно с другими городами и окрестностями я захватил, я заполучил от них добычу. Парда - его царский город я сжег в огне, и он вместе с народом его земли убежал так, чтобы больше не появляться». Хотя и в тексте имеются пробелы, по надписи выясняется, что до Саргона II дань из области Гизиль-Бунда не смог получить ни один ассирийский царь. Эти сведения противоречат вышеприведенным отрывкам из надписей ассирийских царей Шамси Раммана II и Раммана Нерари III, которые твердят об обратном. Подобных противоречивых моментов в анналах ассирийских царей имеется немало и поэтому заявлениям ассирийских царей о победах в сражениях, о завоеванных странах всерьез подходить не следует. Есть прекрасный пример Кадешской битвы (1275 г. до н.э.) на территории совр. Сирии между хеттским царем Хаттусили III и египетским фараоном Рамзесом II. Она завершилась позорным поражением последнего и его войска были разбиты. Сам Рамзес с трудом унес ноги, и лишь болотистые местности на подступах к полуострову Синай не позволили коннице Хаттусилиса окончательно догнать и взять его в плен. В результате Египет кроме 30- тысячной армии потерял также Палестину и территории вокруг нее. Но хроники Рамзеса II полны дифирамбами и нереальными сценами баталий, где египетский царь едва ли не в одиночку разгромил 20 тысячную конницу хеттского царя и потопил их в реке Оронт. Практика фальсификации, подлогов истории имеет очень древние корни. И поэтому сложно объективно подходит к сведениям ассирийсикх царей с точки зрения исторической достоверности. Они больше интересны своей ономастикой и топонимией. В этом плане вышеприведенный отрывок Саргона II интересен еще тем, что он упоминает город под названием Парда севернее Манны. Приводим еще один отрывок из надписей Саргона II, где упоминается область Гизиль-Бунда. Текст взят из книги И. М. Дьяконова «АССИРО-ВАВИЛОНСКИЕ ИСТОЧНИКИ ПО УРАРТУ», Вестник древней истории, № 2, 1951 г. Письмо Саргона II к богу Ашшуру с описанием похода против Урарту 714 г. до н. э.«(51) Я отправился из Парсуаша и прибыл в Мисси, область Страны Маннеев. Уллусуну с людьми страны своей в сердечной готовности служить мне поджидал моего подхода в своей крепости Сирдакка. Подобно моим доверенным, ассирийским областеначальникам, он устроил склады муки в вина для прокорма моего войска, поручил мне своего старшего сына с подношением и приветственным даром и для укрепления своего царства посвятил мне свою стелу. Я принял больших упряжных коней, крупный и мелкий скот, его дань, и он повергся ниц предо мною ради своего отмщения. Чтобы стопы какмийцев, злых врагов, были отвращены от страны его, чтоб Урсе в полевой битве было нанесено поражение, чтобы рассеянные маннеи были возвращены на место, чтобы ему попрать врагов своих победоносно и достигнуть желания сердца, сам он и великие, решающие совет страны его, молили меня и предо мной на четвереньках ползали, как собаки. Я оказал им милость, принял их молитвы, слова их просьбы я услышал и сказал им: «Помилование». Ради отменной силы, которую подарили мне Ашшур и Мардук, возвеличив оружие мое более, чем всем князьям вселенной, я обещал им низвергнуть Урарту, восстановить их границы, дать мир угнетенным людям Страны Маннеев - и они уповали сердцем. Пред царем Уллусуну, их господином, я поставил накрытый стол, возвысил престол его выше, чем Иранзу, отцу его, родителю; их с ассирийцами я посадил за веселую трапезу, и мою царственность перед Ашшуром и богами страны своей они благословили. Зизи аппатарский и Залай китпатский, начальники поселений области Гизиль-Бунда, что живут в отдаленных горах в дальнем месте и вдоль Страны Маннеев и страны мидян преграждают путь, как засов, - а люди, живущие в этих поселениях, полагаются на собственную силу и не знают над собой господства, - чьих жилищ из царей, бывших до меня, никто не видел, не слыхал их названия, податей их не принимал, - по великому слову Ашшура, моего владыки, подарившего в дар мне покорение горных князей и принятие их подношений, - услыхали они о проходе моего войска, и покрыл, их страх, в их стране поразил их ужас; свою дань - упряжных коней и без счета крупной и мелкой скотины собрали они из Аппатара и Китпата и доставили ко мне в маннейскую Зирдиакку; о спасении жизни они меня умоляли, чтоб не разрушать их стены, они лобзали мои ноги. И для благополучия их страны я назначил над ними надзирателя и причислил их под власть моего доверенного человека, областеначальника Парсуаша». Саргон II сообщает, что Уллусуну, царь Манны, специально в его честь установил стелу с надписями. При этом делается ударение на «свою стелу». Этот факт свидетельствует о наличии в стране Манна своей письменности. Возможно, что это был один из видов клинописного письма. Опять же Саргон II отмечает, что страна Гизиль-Бунда никогда до него не носила ярмо чужого господства и тем более до него в ассирийском мире не было никаких сведений о жителях страны. Единственно четко вырисовывается то, что область Гизиль-Бунды была обширна и очень значима. Самым важным и не противоречащим друг другу сведением в надписях ассирийских царей является факт того, что область Гизиль-Бунда, находясь между границей Манны и Мидии на всей протяженности, при этом не подчинялась ни одной из этих стран. Это может быть обусловлено только храмовым статусом области Гизиль-Бунда, которая была неприкосновенна и находилась в общем пользовании населения Манны и Мидии, которое во многом была родственного, а иногда даже единокровного происхождения. В принципе, буквальная этимология названия области Гизиль-Бунда - «Привилегированная земля сакрального пламени, находящаяся в общем пользовании» является лишним свидетельством общности и неприкосновенности самой области, а тюркский корень в имени является прямым указанием на этнический состав Манны и Мидии. Таким образом, сама земля, по воззрениям, считалась находящейся под покровительством священного огня. Напоминаю, что главный храм огня Мидии и Манны находился южнее озера Урмия в бассейне р. Кызыл-Узен, недалеко от совр. городка Текаб. А, переделав очень длинную и сложную семантику тюрко-мидийского топонима Гизиль- Бунда, мы видим, что само название области этимологически выводится как «Земля священного огня». И это является самым ранним и известным упоминанием эпитета «Страна Огней», который на протяжении всей истории проецируется на Азербайджан. Эльшад Алили http://erevangala500.com/?direct=news_page&id=142 Река Гызыл-Узен в Южном Азербайджане:
  15. Гизильбунда – страна священного огня 1 часть Тюрки превыше всего чтут огонь, почитают воздух и воду, поют гимны земле, поклоняются же единственно тому, кто создал небо и землю, и называют его богом. Византийский историк Теофилакт Симокатта (VI-VII вв.), «История» книга VII, гл. VIII/14. Территория Южного Азербайджана в клинописных текстах Древнего Мира упоминалось достаточно, чтобы иметь определенные представления. Эти упоминания не редко связаны с контактами и внешними сношениями Аккада и Вавилона. А в случае с Ассирией и Урарту очень часто связаны и с походами царей, войнами, набегами, донесением разведки и т.д. В этих источниках имеются немало сведений о топонимике региона, где отмечаются названия стран, областей, городов, поселений, перевалов, рек и т.п. Особенно информативны сведения ассирийских анналов начиная с XI-X вв. до н.э., что обусловлено расширением Ассирийской державы и ее участившимися походами в Приурмийский бассейн. Часть этих топонимических названий имеют местное происхождение. Иногда к местным названиям могли также добавляться аккадские суффиксы или постпозитивные частицы. А часть является аккадской калькой местных названий, или даже аккадскими названиями и переименованиями. Ассирийские цари не редко названия городов в завоеванных территориях меняли на свой лад. Эти топонимические названия при помощи аккадской лексики можно проследить и выявить их этимологию. Хотя почему-то обычно древнею топонимию региона пытаются разузнать больше всего при помощи иранских языков, которые в регионе появились и распространились уже в поздний период. И вследствие этого в связи с этимологией древней топонимики появляются всякие натяжки и догадки, которые пытаются выдать чуть ли не за окончательные решения вопросов ономастики. Тем более в изучении древней топонимии и ономастики не прибегают к помощи Урало-Алтайских языков, хотя такие названия городов как Тимур, Арпад, Газак, Мазак, Кинза, Пенза, Арбак и т.п. фигурирующие в древних источниках свидетельствуют о не индо-европейском, и даже не семитском их происхождении. Сам аккадский язык на протяжении примерно 2000 лет был международным языком письменности на огромной географии, которая на востоке тянулась до Индии, а на западе доходила до Балкан. Например, языком сношений между такими сильными государствами древности как Египет и Хеттской державой был аккадский язык. Этот язык лингуа франка того времени сильно повлиял на лексику санскрита, среднеперсидского, древнегреческого языков и даже на латынь. И теперь эти заимствования по ошибке считаются единицами общей индо-европейской лексики. Хотя эти лексемы в аккадском языке фиксируются еще до появления греческого, или персидского языка в регионе. При этом еще в ранней сумерийской (шумерской) и аккадской лексике имеются корневые основы, или целые фразы с Урало-Алтайских языков, и в особенности с тюркского языка. Об этом спокойно говорили, писали и приводили компаративные примеры научные круги еще XIX в. Но начиная с начала XX в. новое поколение ученых ассирологов Запада предпочла об этом упоминать все реже и реже. Хотя нужно отметить, что Западная ориенталистика в отличие от советской ассирологии, не была настроена так агрессивно по отношению алтаизмам в лексике Древнего Междуречья. Этот момент в научных публикациях иногда мог появиться, просто по этому поводу не очень распространялись. При этом нужно отметить, что советская ассирология по своему уровню не была в числе самых сильных мировых школ. Да и на Западе политические руководители стран не «изобличали» ученых-лингвистов на подобии Сталина с его знаменитой речью на XIX съезде партии. И историки не отправлялись в Сибирь с ярлыком пантуркиста, что свидетельствует о реакционной тенденции советской историографии. Такие сильно рекламируемые научные труды того времени с названиями как «Относительно марксизма в языкознании», «Задачи советского языкознания в свете трудов И. В. Сталина», «Вопросы языкознания в свете трудов И. В. Сталина», «Понятие внутренних законов развития языка в общей системе марксистского языкознания», «Азербайджанское языкознание после выхода в свет гениальных трудов товарища Сталина по вопросам языкознания» сегодня могут вызывать только удивление и недоумение. Но для советского периода данная линия являлась главнейшим приоритетом в идеологическом курсе языкознания и историографии. А для тюркологов и после Сталина мало чего изменилось. Вот и остались многие вопросы истории нерешенными, что естественно перескочило в идеологическую плоскость, где тюркский язык и его носители были объявлены не историчными в нашем регионе. Хотя повторюсь, ранние западные ассирологи в отличие от советских ученых без всякой истерики приводили обоснованные факты влияния тюркского языка на сумеро-аккадскую лексику. Естественно подобные лингвистические факты имели твердую основу, и они отразились также в ономастике и топонимике Древнего Мира, в том числе и Азербайджана. Одним из таких явных топонимов является название исторической области Гизиль-Бунда, которая при помощи тюркского языка этимологически выводится примерно как «Страна Огней». Самые ранние упоминания названия этой области древнего Азербайджана относится к хроникам ассирийских царей IX в. до н.э., где описываются военные компании в страны Урарту, Манна и Мидию. Фрагменты из текстов будут приведены ниже. Сама эта область локализуется на стыке территории исторической Манны и Мидии, а более конкретно в бассейне нижнего и среднего течения реки Гызыл-Узен. Здесь конечно является очень явным совпадения и наложение друг на друга название древней области Гизильбунда и имени реки Гызыл-Узен. Уже эти факты, стыкуясь между собой, были причинами предположений среди части ученых о тюркском происхождении названии области Гизильбунда. Но эти предположения так и не были подкреплены конкретными лингвистическими доводами. Слово гызыл/кызыл в названии реки Кызыл-Узен в тюркском языке имеет несколько значений, таких как красный, золото, пламя и т.п. А узен является таким же тюркским гидроформантом как çay-река, su-вода участвующим в названии рек и порой на русский язык переводится просто как река. Как пример можно привести названия рек Большой Узен и Малый Узен протекающих через Саратовскую область и Казахстан, Улу Узен, Биюк Узен, Сары Узен в Крыму и на Украине, или просто реки с названием Узен в Башкордостане, Самарской области России и Киевской области Украины. По всей вероятности этот гидроформант связан с тюркским глаголом uza(n)-растягиваться, или üz-течь (плавать). Выводиться ли этимология названии реки Гызыл Узен как «красная река», или «золотая река», или даже как «пламенная река» мы рассмотрим ниже, когда представим все варианты семантики тюркского гызыл/кызыл/гизиль/кизиль. Хотя на персидский язык название этой реки перевели как Сефидруд, что является калькой тюркского «Красная Река». В первую очередь нужно отметить, что тюркское слово kizil (kızıl/qizil/qızıl) очень четко корреспондирует как фонетически, так и семантически со словом gizil-lu, которое упоминается, в аккадских текстах начиная со среднеаккадского периода. В «Кратком словаре аккадского языка» этому слову дается перевод просто как факел, или пламя1. А в 26-и томном «Словаре ассирийского языка» как «факел используемый в религиозных церемониях2», что является очень интересным и важным фактом. Дело в том, что именно на территории области Гизильбунда находился знаменитый древний храм огня, который уже позже среди народа был известен под именем «Тахти Сулейман», то есть «Трон Сулеймана». Речь идет о знаменитом Шизском храме, который находился в столице (или не далеко от нее) Мидии-Атропатены г. Газак, известным еще под более поздним именем как Гандзак. А в сасанидскую эпоху он стал главным храмом зороастрийцев. Аккадская интерпретация gizil-lu как ритуального, культового пламени, которая без сомнения напрямую сидит в названии области Гизильбунда указывает на очень древний культ огня в этой области, которая естественно, что не имеет ни какого отношения иранскому зороастризму. Постпозиция -lu в конце слова является союзным соединением присущим аккадскому языку. Теперь стоит рассмотреть древнетюркские варианты слова кызыл/гизил, которые мы будем черпать из глоссариев древнетюркского и среднетюркского языка: qizil – красный3; qisil – красный4; kızıl – красный5; kızıl – загар от солнца6; kizil – красный; золото; пламя7. Данное слово в значении золота употребляется не во всех тюркских языках и наречиях, но как определение красного, или багрового цвета и как эпитет пламени он известен во всей тюркской лексике начиная с самого раннего периода. Дело в том, что kızıl/qizil-золото семантически связан прилагательным корнем kız/qiz-дорогой; редкий8. Производные qizliq-ценность, драгоценность9, qiznaq-казна10. А kızıl/qizil-красный; пламя связан с корневым глаголом: qiz – краснеть, пламенеть, багроветь11: qiza – горн кузнечный12; kiz - жарить, поджаривать, поджарить, изжарить, запечь, нагревать; иметь жар, высокую температуру13. производные; qizar – краснеть, багроветь; накаляться, раскаляться14; qisar – краснеть, багроветь; накаляться, раскаляться15. Тюркский словообразовательный аффикс -il, -ıl в слове kızıl/qizil-красный; пламя служит для образования имен прилагательных от корневых основ как например в случаях yaş-молодой и yaşıl-зеленый, isi-теплый и işıl-блестящий, par-блестеть и pırıl-блестящий, или для образования отвлеченных имен существительных. И так слово kızıl/qizil-красный; пламя происходит по законам словообразования именно тюркского языка, почему и считается тюркизмом, а в аккадской лексике ни чем иным как тюркским заимствованием. Во многих своих материалах я часто отмечаю, о тюркских заимствованиях в аккадской лексике. В свое время такие ассирологи как Генри Роулинсон, Жюль Оперт, Клод Кондер и др. приводили по этому поводу примеры компаративистики. Из сегодняшних авторов по этой теме имеются работы профессора Монткларского Университета (штат Ню Джерси) Марка Хюбея. Но всего этого недостаточно, потому, что проделано мало работы в этом направлении. Видимо в будущем этому нужно посвятить большой труд, где будут приведены несколько сот тюркских корней и слов из аккадской лексики. Для выявления этимологии второй части топонима Гизильбунда в аккадской лексике могут иметься несколько определений. Но более вероятно, что второе слово bunda связано с термином bunnu/banu – привилегированная (preferential) земля находящееся в общем пользовании16. Приставка -da в слове bunda является постпозитивным союзом указывающий на винительный падеж как в случае с русской приставкой в, или с17. В этом случае название области Гизильбунда буквально этимологически выводится как «Привилегированная земля сакрального пламени находящейся в общем пользовании», или «Храмовая территория сакрального огня», а проще говоря, как «Земля священного и неприкосновенного огня». Потому, что привилегированность, приоритет, неприкосновенность и общее пользование, указанное в термине bunda по всей вероятности связано именно с храмовой территорией, которое имело неприкосновенность и общее достояние для раннеклассовых обществ. Данная семантика названия области Гизильбунда является не чем иным, как ранним упоминанием эпитета «Страна огней», которое как видно из названия прикладывается на территорию Азербайджана с очень глубокой древности. То есть еще до того как возникла зороастрийская религия. Имеется в виду, что храмы огня на территории древнего Азербайджана с самого начала ничего общего не имели с религией Зороастра. А эпитет «Страна огней» не имеет ничего общего с иранской терминологией связывающийся обычно с термином atar-огонь, а содержит в себе непосредственно тюркский корень kızıl/qizil- пламя. И вообще почему-то имеется ошибочная тенденция связывать все ритуалы огня с зороастризмом, когда ритуалы с огнем использовались во многих древних верованиях. Алтайцы, телеуты и хакасы до сего дня в своих шаманистических традициях используют огонь и в своей истории их предки не были знакомы с религией Зороастра. В древнетюркской традиции богиню Умай еще называли От Эне, то есть Матерь Огонь. В самом начале я привел свидетельства византийца Теофилакта Симокатты о почитании огня тюрками. Имеются также интересные свидетельства византийца Менандра (VI в.), где он описывает прибытие в 568-м году посольства Восточной Римской Империи во главе с Земархом Киликийцем к кагану Среднеазиатских турков: Путешествие Зимарха и его спутников было продолжительно. Как скоро они прибыли в страну {375} согдаитов и сошли с лошадей, то некоторые турки, видно нарочно на то поставленные, предлагали Зимарху купить у них железа; я думаю, они это делали, чтобы показать римлянам, что в стране их есть железные рудокопни; ибо обыкновенно говорят, что у них трудно доставать железо. Можно бы догадаться, что они этим хвастовством давали знать римлянам, что их земля производит этот металл. Некоторые люди из этого племени, о которых уверяли, будто они имели способность отгонять несчастья, придя к Зимарху, взяли вещи, которые римляне везли с собой, сложили их вместе, потом развели огонь сучьями дерева ливана, шептали на скифском языке какие-то варварские слова и в то же время звонили в колокол и ударяли в тимпан над поклажей. Они несли вкруг ливановую ветвь, которая трещала от огня; между тем, приходя в исступление и произнося угрозы, казалось, они изгоняли лукавых духов. Им приписывали силу отгонять их и освобождать людей от зла. Отвратив, как они полагали, все несчастья, они провели самого Зимарха через пламя, и этим, казалось, они и самих себя очищали. По совершении сих обрядов, Зимарх шел вместе с приставленными к нему турками к горе, называемой Эктаг, что по-эллински значит «золотая гора», где находился сам хаган…18 Как видно церемония проведения Земарха через очистительные огни с «шептанием варварских скифских слов» является не зороастрийским, а шаманистическим ритуалом. Продолжение следует A CONCİSE DİCTİONARY OF AKKADİAN, Weisbaden 2000, стр. 5. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 томах, том VI, стр. 114. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 450. там же, стр. 447. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ (Словарь Кыпчагского Тюркче), TÜRK DİL KURUMU YAYINLARI, Ankara-2007; стр. 147. там же. Şeyx Suleyman Efendi’s ÇAĞATAY-OSMANİSCHES WÖRTERBUCH, Budapeşt 1902. стр. 132. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 449. там же, стр. 450. там же. там же. там же. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ (Словарь Кыпчагского Тюркче), TÜRK DİL KURUMU YAYINLARI, Ankara-2007; стр. 147. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 450. там же, стр. 447. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 томах, том III, стр. 319. George Bertin LANGUAGES OF THE CUNEIFORM INSCRIPTIONS, 1902, стр. 5. Менандр Протектор ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ АГАФИЕВОЙ, отрывок 20. http://erevangala500.com/?direct=news_page&id=140