Samtat

Пользователи
  • Число публикаций

    2 118
  • Регистрация

  • Последнее посещение

  • Days Won

    39

Весь контент пользователя Samtat

  1. Тогда даже не знаю, есть ли смысл тестировать караимов. На мой взгляд, для них надо 3-4 набора.
  2. Каким количеством?
  3. В этих калькуляторах не очень разбираюсь. На мой взгляд литовский татар имеет компонент аналогичный компоненту каракалпака.
  4. Ураза бәйрәм белән хөрмәтле дин кардәшләрем! Тоткан уразаларыбызны Аллаһы Тәгалә кабул итсен!
  5. По сути и те , и те интересны.
  6. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ОСНОВНЫХ ГРУПП КАЗАЧЕСТВА ПО ДАННЫМ О ПОЛИМОРФИЗМЕ Y-ХРОМОСОМЫ О. М. Утевская, М. И. Чухряева, Р. А. Схаляхо, Х. Д. Дибирова, И. Э. Теучеж, А. Т. Агджоян, Л. А. Атраментова, Е. В. Балановская, О. П. Балановский Основные группы казачества изучены по SNP-маркёрам Y-хромосомы. Кубанские, донские и запорожские казаки образуют единый фрагмент восточнославянского генофонда. Отсутствие или низкие частоты восточноевразийских и кавказских Y-хромосомных гаплогрупп C, O, G и J отклоняют гипотезу об участии кавказского и азиатского населения в генезе этих групп украинского и южнорусского казачеств. Генофонд терских казаков включает компоненты коренных народов Кавказа. http://visbio.onu.edu.ua/article/view/54983
  7. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ГЕНОФОНДОВ УЗБЕКОВ, КАЗАХОВ, КАРАКАЛПАКОВ, ТУРКМЕН И ДУНГАН ПО МАРКЕРАМ Y-ХРОМОСОМЫ 1Жабагин М., 2Турдикулова Ш., 3Сабитов Ж., 4Схаляхо Р.,5 Юсупов Ю., 6Балаганская О., 7Далимова Д., 7Давлетчурин Д., 1Акильжанова А., 6Балановская Е., 4Балановский О. Изучена структура генофондов пяти народов исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы – по 35 SNP и 17 STR маркерам Y-хромосомы. Суммарно генотипировано 780 образцов, представляющих следующие 10 популяций: казахи (Казалинский и Жанакорганский районы, сельские окрестности городов Арыс и Шымкент), узбеки (Ферганская, Хорезмская и Ташкентская области), каракалпаки (Нукусский район), туркмены (Ходжейлинский и Шуманайский район) и дунгане (Ташкентская область). В генофонде Трансоксианы обнаружено 27 гаплогрупп, четыре из которых являются наиболее частыми (С2*, С2b1a2, Q, R1a1a*), однако в разных популяциях они распространены крайне неравномерно. Гаплогруппа С2-М217 составляет почти две трети генофонда южных казахов. Гаплогруппа R1a1a-M198 достигает четверти генофонда узбеков, а также часто встречается в одной из популяций казахов (Жанакорган) и у дунган. Гаплогруппа Q-M242 составляет более двух третей генофонда туркмен. Для родоплеменных групп накопление отдельных гаплогрупп выражено еще сильнее, чем для географических популяций. Популяции Трансоксианы были сопоставлены с 69 другими популяциями Азии. Обнаружено, что земледельческие популяции узбеков и таджиков, а также киргизы, генетически отдалены от большинства кочевых популяций (монголов, казахов, хазарейцев). Туркмены Узбекистана формируют обособленный генетический кластер вместе с туркменами Ирана и Афганистана. Дунгане Узбекистана генетически ближе к исторически и родственным им популяциям Китая, чем к соседним популяциям узбеков. Каракалпаки генетически занимают промежуточное место в генетическом пространстве Трансоксианы. Для выяснения основных факторов, сформировавших структуру генофонда Трансоксианы, мы изучили генетические различия между популяциями методом AMOVA. Географический ландшафт Трансоксианы, несмотря на его контрастность (пустыни и плодородные бассейны рек, предгорья и низменности), не оказывает прямого влияния на генетический ландшафт. Основную роль в структурировании генофонда играет хозяйственно-культурный тип: деление на земледельцев и кочевников. Этот вывод подтвержден и тестом Мантеля, показавшим, что генетические расстояния между популяциями Трансоксианы, в отличие от большинства других регионов мира, не скоррелированы с географическими расстояниями между ними. Работа выполнена при поддержке грантов РНФ 14-14-00827, 17-14-01345, РФФИ №16-06-00303_а и Программ Президиума РАН "Молекулярная и клеточная биология", "Динамика генофондов", Программно-целевым финансированием МОН РК (№0114РК00492, 0115РК01931) Назарбаев Университет. http://genomics.uz/d/673231/d/gotovyy_oblozhka_titul_1.pdf
  8. "Х" значит исключает. Снипы указанные после этого знака соответственно исключены из возможных.
  9. У казахских телеу встречаются аналогичные гаплотипы :The Connection of the Genetic,Cultural and Geographic Landscapes of Transoxiana Kazakh Kazakhstan Zhetiru Teleu J2(xJ2a1a,xJ2a1b,xJ2b) 12 24 14 10 13 16 0 0 11 13 11 16 20 Kazakh Kazakhstan Zhetiru Teleu J2(xJ2a1a,xJ2a1b,xJ2b) 12 24 14 10 13 16 0 0 11 13 11 16 19
  10. The Connection of the Genetic,Cultural and Geographic Landscapes of Transoxiana Kazakh Kazakhstan Shymkent Kypshak Bultynkypshak R1b(xR1b1a1a2) М343(xM269) Kazakh Kazakhstan Shymkent Kypshak Kulankypshak R1a1a(xR1a1a1b1a1) M198(xM458) Kazakh Kazakhstan Shymkent Kypshak Karakypshak O2a2b1 M134 Kazakh Kazakhstan Kazaly District Kypshak Bultynkypshak R1b(xR1b1a1a2) М343(xM269)
  11. Встречается в Восточной Европе. И да, есть у славян и ногайев.
  12. Интересно, почему не фиксировалась родо-племенная принадлежность каракалпаков?
  13. Работа проведена конечно масштабная. Выборки впечатляют. Одно грустно,- снипы не актуальные, не дают более чёткую дифференциацию субкладов. Как говорится : "На дворе конец 20 века, а у нас одна пара валенок на двоих..." . "Кто знаёт тот поймёт".
  14. Ссылка с МолГена: The Connection of the Genetic, Cultural and Geographic Landscapes of Transoxiana https://www.nature.com/articles/s41598-017-03176-z
  15. Лучше дождаться полной статьи. Вряд ли разнообразие есть результат только современных смешанных браков, скорее речь о более древних компонентах Востока и Запада, которые участвовали в этногенезе каракалпаков.
  16. ГЕНОФОНД мтДНК И Y-ХРОМОСОМЫ АНДРОНОВСКОГО И ПОСТАНДРОНОВСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ЮЖНОЙ СИБИРИ А.А. Журавлев1,2, А.С. Пилипенко1,2,3, В.И. Молодин2,3, Д.В. Папин2,4, Д.В. Поздняков2, Р.О. Трапезов1,2 1Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики СО РАН, 2Институт археологии и этнографии СО РАН, 3Новосибирский государственный университет, Новосибирск; 4Алтайский государственный университет, Барнаул Работа выполнена при поддержке гранта Министерства образования и науки РФ (постановление №220), полученного Алтайским государственным университетом (договор №14.Z50.31.0010, проект «Древнейшее заселение Сибири: формирование и динамика культур на территории Северной Азии») Миграция носителей андроновской культуры на территорию Южной Сибири была одним из ключевых событий, определивших характер этнокультурных процессов в регионе как непосредственно в 1-й половине II тысячелетия до н.э., так и в последующие периоды эпохи бронзы. Исследование серий древних индивидов методами палеогенетики открывает принципиально новые возможности для реконструкции популяционно-генетических последствий миграции носителей андроновской культуры на юг Сибири. В рамках данной работы проведено масштабное исследование локальных групп населения юга Сибири андроновского и постандроновского времени. В качестве основных моделей были выбраны группы населения андроновского времени из Барнаульского Приобья (могильник Фирсово-XIV) и Барабинской лесостепи (могильник Тартас-1), а также ряд синхронных групп с других территорий (Минусинская и Кузнецкая котловины). Исследование включало анализ разнообразия вариантов митохондриальной ДНК (мтДНК) и Y-хромосомы. Полученные генетические результаты показали, что андроновская серия из могильника Фирсово-XIV демонстрирует состав генетических вариантов, свойственный мигрантам, в неизменном или незначительно измененном виде. Об этом свидетельствует сильное доминирование западно-евразийских вариантов мтДНК и присутствие вариантов гаплогруппы R1a1 Y-хромосомы, характерных для андроновского населения. Население андроновского времени, сформировавшее могильник Тартас-1, демонстрирует смешанный состав. В генофонде мтДНК присутствуют как варианты, которые могли быть привнесены в регион носителями андроновской культуры (гаплогруппа T и другие западно-евразийские кластеры), так и восточно-евразийские варианты, прив-несенные в генофонд популяции автохтонным населением региона (гаплогурппы A, C, D и другие). Эти результаты коррелируют с наличием на могильнике Тартас-1 синкретичных комплексов, отражающих процессы культурного взаимодействия мигрантов и предшество-вавшего им населения Барабы. Следует отметить, что в генофонде мтДНК группы из могильника Тартас-1 существенно доминируют именно компоненты автохтонного проис-хождения. Полученные к настоящему времени результаты по Y-хромосоме свидетельствуют, что вклад мигрантов в состав мужского генофонда был более существенным. Таким образом, участие женского и мужского компонентов пришлого и автохтонного населения в процессах этнокультурного взаимодействия могло существенно отличаться. Результаты исследования генофонда мтДНК населения эпохи поздней бронзы свидетельствует об участии в их формировании как пришлых носителей андроновской культуры, так и локальных групп автохтонного доандроновского населения в различном соотношении, что коррелирует с данными археологии и физической антропологии.
  17. Тезисы докладов V(XXI) Всероссийского археологического съезда: ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РАННИХ КОЧЕВНИКОВ ЮЖНОЙ СИБИРИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ РЕГИОНОВ ЕВРАЗИИ (скифское и гунно-сарматское время) А.С. Пилипенко1,2,3, С.В. Черданцев1,2, Н.В. Полосьмак2, В.И. Молодин2,3, Р.О. Трапезов1,2, М.А. Балабанова4, А.А. Журавлев1,2, Д.В. Поздняков2 1Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики СО РАН, 2Институт археологии и этнографии СО РАН, 3Новосибирский государственный университет, Новосибирск; 4Волгоградский государственный университет, Волгоград Работа выполнена при финансовой поддержке Российского научного фонда (проект №14-50-00036) С 1-й половины I тыс. до н.э. на обширных пространствах евразийского степного пояса происходит формирование многочисленных групп ранних кочевников. Эти группы доминировали в Центральной Евразии и сопредельных регионах на протяжении скифского и гунно-сарматского времени, а их потомки оказали существенное влияние на этнокультурные и демографические процессы в последующие периоды, вплоть до формирования генетического состава современного коренного населения многих регионов Евразии. Южная Сибирь и прилегающие территории Центральной Азии являлись одним из важных центров становления и развития ранних кочевников. Наш коллектив осуществляет масштабное исследование структуры генофонда ранних кочевников скифского и гунно-сарматского времени из различных районов Южной Сибири. Наиболее репрезентативные серии индивидов исследованы для пазырыкской культуры Горного Алтая, тагарской культуры Минусинской котловины, хунну Забайкалья. Небольшие серии индивидов исследованы для других этнокультурных групп рассматриваемых периодов. В качестве сравнительного материала мы использовали собственные данные о структуре генофонда мтДНК сарматов Нижнего Поволжья и литературные данные о генетическом составе населения скифского и гунно-сарматского времени из западных районов евразийского степного пояса. Генетическая структура популяций оценивалась по составу генофонда митохондриальной ДНК (мтДНК) и Y-хромосомы. Суммарно нами выполнено исследование более 300 образцов мтДНК и более 50 образцов Y-хромосомы. Полученные результаты свидетельствуют, что локальные группы населения Южной Сибири скифского времени сформировались независимо от синхронных групп ранних кочевников из западных районов степного пояса Евразии. В состав их генофонда вошли компоненты как западноевразийского, так и восточноевразийского происхождения. Западно-евразийские компоненты, по-видимому, были привнесены в Южную Сибирь с миграционными волнами в эпоху бронзы. Важно отметить, что группы ранних кочевников скифского времени из разных районов степного пояса демонстрируют высокое сходство по структуре генофонда мтДНК. При этом структура генофонда Y-хромосомы, вероятно, отличается более существенно. Среди современных коренных популяций наибольшее сходство с населением Южной Сибири скифского времени демонстрируют некоторые тюркоязычные группы. Хунну Забайкалья демонстрируют принципиально отличающуюся структуру генофонда мтДНК, в частности резкое доминирование восточноевразийских вариантов центральноазиатского происхождения. Генофонд хунну сближает их с группами современного монголоязычного населения исследуемого региона. Распространение влияния хунну за пределы основного ареала в некоторых регионах сопровождалось их генетическим влиянием (Тува), а в других регионах, по-видимому, носило преимущественно политический и культурный характер (Горный Алтай, Минусинская котловина).
  18. Если честно не в курсе. Вероятней всего речь шла о митохондриальной ДНК.
  19. С усами, и без.
  20. По центру на коне напоминает гунна из Кенколя.(реконструкция автор Герасимов М.М.)
  21. По мнению российских ущОнных это юэчжи, эфталиты и т.д. Кто угодно, лишь бы не гунны.
  22. Читал я его ранее. Не внушает.
  23. Нет, не только. Далеко не только.
  24. В этот период можно уже с уверенностью говорить, что "монголоидный компонент" был заметно представлен у тюрков, от Дуная до Амура.