alanikac

Новички
  • Число публикаций

    8
  • Регистрация

  • Последнее посещение

Репутация

0 Обычный

О alanikac

  • Звание
    Новичок

Старые поля

  • Страна
    Россия
  • Адрес:
    Владикавказ

Недавние посетители профиля

1 151 просмотр профиля
  1. Прародительницей всех монголов Чингис-хана была женщина по имени Алан-хоа, часто в источниках ее называют просто Алан-хо (хо – сестра, осет.). О том, что она была аланкой не сомневаются ни академик Б.Я.Владимирцов, ни Л.Н.Гумилев, ни Г.В.Вернадский и др. Прадедом Чингис-хана был Кабул-хан (хъабыл – достойный, осет.), дедом – Бардан (бардан – чувал для шерсти, осет.). Как известно, сам Чингис-хан имел детское имя Темуджын. Академик Владимирцов, пытаясь объяснить это имя, использовал китайское слово «фуджин», обозначающее царицу.Да, действительно, слово уджин (уджын) присутствует и в имени матери Чингис-хана – Хоэлун-уджин, его супруги – Борте-уджин, его дочери Уджин. Конечно, для китайцев начала 13 века представители рода Чингис-хана были царями и царицами, однако в летописи Рашид-ад-Дина [Т.1,Кн.1,стр.170] есть простой воин из племени арулат, который тоже Уджин и не только он. Получается, что он тоже царь? Нет, конечно. А это значит, что слово уджин для немонголов имело только эмоциональную окраску и совершенно не отражало смысла этого слова. Ответ на эту загадку дает «Сокровенное Сказание», которое рассказывает о матери Чингис-хана: «Воспитывая своих малых детей бегала по Онон-реке и вниз и вверх. Смелая, возможно и счастливая, не простая, причастная миру духов, от роду мать-Учжин» [ § 75]. Это слово с осетинского языка обозначает духовный, душевный – удджын, а имя Темуджын состоит из личного имени Темо и характеристики – духовный, душевный. Понятно, что воин из племени арулат, который был тоже Уджин, видимо, был славным и добрым малым. Как известно, у Чингис-хана сыновей от первой супруги Борте было четверо. Был и пятый сын Кулкан, рожденный от меркитки, который наравне с детьми Борте мог претендовать на отцовское имущество. Но он погиб при нападении на русские княжества. Все эти сыновья носят аланские (осетинские) имена, зафиксированные в книге доктора наук, историка, этнографа З.Д.Гаглойти «Осетинские имена и фамилии». Эта книга была написана в прошлом веке, когда советская историческая наука очень тщательно подходила к любому научно-исследовательскому труду, на раннем этапе пресекая любую фальсификацию. Надо сказать, что 439 имен в моей книге «Чингис-хан.Аланский след» дублируют эти имена. И если большинство имен в книге З.Д.Гаглойти осетинские, то некоторые из этих имен находятся в пограничном состоянии. Их использовали и скифы, и сарматы, и аланы, многие из этих имен были у осетин до начала 20 века, но есть имена, используемые и сегодня. И совершенно очевидно, что эти же имена использовали и монголы Чингис-хана. Не только представители монгольской элиты имели эти имена, но и обычные воины монгольских племен. Но каждое слово нуждается в доказательстве. Давайте разбираться в этих именах. Старшим сыном Чингис-хана был Джочи. В некоторых источниках его называют Дзоцци. По летописи, он получил это имя, потому что быстро родился. Имя Дзоццæ – осетинское, а дзоццæг – на корточках. Теперь понятно как родила своего сына Борте. Но родственники часто называли его Тоссук-кан [Карпини, Гл.6. С.22.], подчеркивая его мягкий характер. Есть имя Тассо (осет.), но слово тасæн – поддаваться, возможно, отражает его характер в лучшей степени. Вторым сыном был Чагатай, которого часто называют Олджайту-хан. Это не имя, а титул, который часто встречается у других чингизидов. Сама летопись монголов была начата при Газан-хане (гъазæн – весельчак, осет.) и завершена при Олджайту-хане (алдзæн – славный, осет.). Третьего сына Чингис-хана называли Уге. Было ли это имя его настоящим детским именем сложно сказать. Но это имя источник объясняет словом «вознесение». Несмотря на то, что имя Уге есть в книге З.Д.Гаглойти, нас все-таки больше интересует причина, по которой это имя может быть связано с чем-то удивительным и возвышенным. Сегодня символом современной Осетии-Алании является танец симд. Но в древности аланы знали еще один танец¸похожий на симд. Он назывался «уге». Уге исполняли при свете костров. В танце возникала сплошная круговая стена из первого ряда мужчин. Они брали друг друга за пояс и медленно, против часовой стрелки, а потом по часовой стрелке двигались под аккомпанемент плавно, синхронно. К ним на плечи становились другие. Такая конструкция могла состоять даже из четырех ярусов, вращающихся в танце людей. В представлении могло принимать участие до 200 человек. Со стороны это смотрелось безумным вихрем людей, улетающих вместе с искрами костров в звездное небо. Вот вам и вознесение. Самым младшим из сыновей Чингис-хана и Борте был Тула. Мало того, что имя Тула есть в уже упомянутой мной книге З.Д.Гаглойти, оно еще и переводится (тулæ – темечко). У Тула было несколько прозвищ. Все они легко объясняются с осетинского языка. Екэ-нойон (йæхи – свой собственный, найæн – брод, переправа; т.е. Тула называли собственным бродником) и Илуг-нойон (илуг – удила, т.е. удила брода). Поэтому считать, что нойоны выполняли функции простых командиров – ошибка. Это сегодня для переправы современная армия может быстро наладить мосты, использовать корабли и специальные плавсредства. Но в 13 веке средневековые монголы были лишены таких возможностей. Поэтому в каждом подразделении были специальные люди, знающие динамику реки. Они могли без серьезных потерь переправить на другой берег людей и животных. И Тула был одним из них. Внук Чингис-хана Бату, сын Джочи, носящий средневековое аланское и осетинское имя Бата, назвал своего сына Сартак (Сартактай), а это имя скифское, в переводе обозначает легкомысленный. И этот Сартак вдруг побратался с русским князем Александром Невским, мать которого была аланкой, говорят благоволил христианам и даже крестился. Так говорят. Внук Бату от его сына Сонкура, его казнил Хулагу, носил имя Тутар, как и покровитель волков Нартского эпоса осетин. Вообще имен из Нартского эпоса осетин у средневековых монголов много: Адал (Адыл), Алаг, Бора, Каджи, Маркуз,Тарагъан, Тох и др. Внук Чингис-хана Хулагу, сын Тула, в источниках упоминается как Хоалон. Старший сын его Абага (алан.имя), другой Тогай-Тимур (тогæй – кровавый) Тимур; еще один сын Хулагу Тарагай (погонщик, осет), другой Йисудер (чистая душа). Одна супруга Хулагу Йисуджин – истинно духовная в пререводе с осетинского, другая Нокаджын – т.е. новая почетная. Родной брат Хулагу Ариг-Бука носил имя Ариг, как и сын скифского царя Ариапита – Ариг (ариаг – небесный, осет.). Второе его имя Бука – аланское. Родной брат Хулагу и Ариг-Буки Мунке, но правильно так, как называет его Рубрук – Мангу-хан и Мангау-хан (манг – хрусталь, мангау – хрустальный, т.е. чистый, осет.) вообще назвал одного своего сына Асутай. А асутами монголы называли алан, а другого Урунг-таши. Где урунг – грозный, осет., Тъаси – аланское имя. Сын Хубилая носил имя Туган, это имя и сегодня распространено в Осетии-Алании. Обращает на себя внимание тот факт, что большинство близких родов средневековых монголов Чингис-хана давали своим сыновьям древние аланские, сарматские и скифские имена. Сармато-аланские имена монгольских воинов, происходящих из монгольских племен: Абага, Аддак(это имя часто встречается, например, сын Байджу –найона из племени йисут был Адак), Аргун (монгольский эмир Аргун, отец которого продал его по летописи за бедро говядины), Бадай, Бата, Бала, Бука (Букой был и царь языгов 5 века), Буркан и Буракан (имя Буракан было у аланского князя, который оказал жестокое сопротивление при нападении монголов на Аланию) , Джебе, Дзудзи, Еки, Кусар, Кусу, Какуча и т.д. Целый ряд имен монгольских военачальников, опять же происходящих из монгольских племен, вызывает вообще изумление: Аландар, Алан-удур, Асу-нойон, Асутай, Туган, Саба, Сарабан, Катан, Ур-хан, Сали и т.д. Атабеком Гуюка, сына Угедея был Кадак (кадæг – эпическая поэма, осет.). Видимо рассказывал маленькому Гуюку древние предания. У правнука Гуюка, которого звали Сусе (сусæг – тайный, секретный, осет.) сын имел имя Сэнгэбан, с оборотным «э» в источнике, как и царь алан 5 века Сангибан, конница которого одержала решающую победу над гуннами Аттилы 15 июня 451 года на Каталаунских полях. И это одно и тоже имя! Скифские имена носили монгольские воины, происходящие опять же из монгольских племен: Алинак, Адзиаг, Бадак, Тархъан, Таргитай (Таргитай-кирилтух), Тохта, Тура, Борак, Бури (который вместе с Гуюком собирался поколотить Бату, за что оба были наказаны Угедеем), Ширак и др. Многие имена легко переводятся с осетинского языка, другие имеют в основе культ (Кутук, Кутуген или Тулун-Джеры, имя древнего предка Борте-чине несет на себе культ. Это не чине, а Ичъина – аланский культ). Имя даже сегодня – визитная карточка любого народа. И сегодня в 21 веке родители тщательно выбирают имя своему ребенку, что уж говорить о Средневековье! Сложно представить, чтобы аланы, которые так и не были покорены монголами, вдруг стали давать своим детям, причем в общем едином порыве, этнически чуждые имена завоевателей, тем более ввели некоторые из этих имен в свой Нартский эпос осетин. И эти имена носят положительные герои эпоса. Славяне, которые близко контактировали с монголами столько столетий, не меняли своим детям имена! Сложно представить, чтобы монголы, живущие за тысячи километров от Средневековой Алании, заимствовали скифские и аланские имена с древности, предполагая, что в 13 веке они все-таки появятся на ее территории, а их имена будут радовать слух алан. Кстати Аланию монголы так и не покорили окончательно. Нельзя сказать, что это для них была невыполнимая задача. Это сделал среднеазиатский воитель Тимур, который никогда чингизидом не был. Он просто женился на женщине из чингизидов, чем запутал всю историю. Имена средневековых монголов и средневековые имена алан, которые зафиксированы в источниках 1, 2, 3, 5,7,11 веков; в 13 и 14, и позже у осетин являются общими для этноса, имеющего связанную историю, традиции, материальную культуру, веру, но разную пассионарную стадию развития. Конечно, об именах можно было бы говорить еще очень долго, но не менее интересны титулы монгольских ханов, многие из которых даже по аналогии так никто и не объяснил. Но об этом в следующий раз. статья составлена по книге "Чингис-хан. Аланский след" Джиоевой З.Э.
  2. XIII в. вошел в мировую историю как век завоевательных походов и образования огромной империи Чингис-хана. Историческая наука, так и не разобравшись с главными вопросами – какой язык являлся родным для монголов Чингис-хана, к какому антропологическому типу принадлежал этнос завоевателей – пошла более простым путем: стала искать решение проблемы по принципу «там, где светло, а не там, где потеряла». В результате этот грандиозный для истории России и Евразии период оброс плодами мифотворчества, основанного на пылкой фантазии людей, далеких от истины. Монголов объявляли народом-призраком, никогда не существовавшим в принципе, не замечая, что по монголам существуют не только летописные источники, но и археологические данные. Их относили то к славянам, то к казакам, забывая, что казаки сформировались только к XVв. как сословие и состояли из разных этносоциальных групп. А славяне никогда не были кочевниками и в раннем Средневековье не селились на восток дальше Волги и Оки. Но самым распространенным заблуждением было поставить знак равенства между монголами Чингис-хана и современным народом, носящим имя средневековых, но так и не объясняющим его значение, как и большинство загадок монголистики. Считается, что многочисленные скотоводческие племена с примитивным хозяйственным укладом – дикие, жестокие варвары – в исторически короткий срок (практически «вдруг») организовались и покорили вполне сформировавшиеся цивилизованные государства. Даже при поверхностном изучении средневековых монголов становится ясно, что речь идет о другом народе, строившем города и обсерватории, дороги и каналы, создавшем уникальные законы, положившем начало социальным реформам, почтовому сообщению и т.д. До сегодняшнего дня вопрос о языке, на котором говорили средневековые монголы, остается открытым. Ученые, не мудрствуя лукаво, просто назвали его «архаическим». Слова, сохранившиеся в источниках, притягивают к разным словоформам и диалектам, ищут в современном монгольском языке, тюркских производных, изменяют и объясняют уже с этой точки зрения, но не получается. И не получится никогда, т.к. задача решается только при правильной формуле, а ошибка дает неверный результат. Средневековые монголы растворились в народах Средней Азии и Ирана, России и Афганистана, Кавказа и Крыма. Но все летописные источники сохранили их имена и титулы, топонимические названия и бытовые, военные термины и названия налогов, описание их традиций, вкусовых предпочтений и др. Наиболее интересным источником считается летопись Рашид-ад-Дина, рассказывающая о них самих. Но почему написание фундаментального труда – собственной исторической летописи – монголы поручили не грамотному китайцу, уйгуру, а ираноязычному персу Рашид-ад-Дину? Ведь то, что он написал о них, следовало проверить? Может быть, средневековые монголы говорили на персидском языке? Нет, иначе все слова летописи были бы переведены с персидского языка специалистами Российской Академии наук. Может быть, сам перс Рашид-ад-Дин знал архаический монгольский язык, говорил на нем, и именно его персидский язык мог лучше всего передать нюансы языка средневековых монголов? Вот это вполне вероятно. На территории современной России, в республике Северная Осетия-Алания живет древний народ – осетины, являющийся изолированным реликтом скифо-сарматского ираноязычного мира. Осетинский язык сохранил преемственность языка, на котором говорили скифы, сарматы и аланы, но, что для нас особенно важно, он относится к северо-восточной подгруппе иранской группы индоиранской ветви индоевропейских языков. Иными словами, если бы перс Рашид-ад-Дин пожил некоторое время в Северной Осетии-Алании, то он без труда понимал бы язык ее жителей, а они – его. Вот почему, исследуя письменные артефакты средневекового периода, мною был использован именно осетинский язык. Именно с древнего языка скифо-сармат удалось перевести и объяснить в книге «Чингис-хан.Аланский след» все имена и титулы, географические названия, найти семь крупных аланских культов, а значит, разобраться в вере средневековых монголов; понять основные тотемы, которых средневековые монголы считали своими покровителями. И животные были разные. Бурджигины – племя Чингис-хана, например, считали своим тотемным животным тигра (бур, бор – рыжий, золотой; джи – суффикс; гино – кошка; осет.). И именно золотая пластина с изображением тигра была пропуском везде, куда отправлялись посланники великих ханов. Общеродовым тотемом для племен, ведущих свое происхождение от прародительницы всех монголов Алан-хоа (хо – сестра; а – эта; осет.), был кабан. Даже Чингис-хан имел эпоним Джирджис (джир – кабан; джис – сомнение; думающий кабан). Поэтому, когда в Новгородской летописи появилось неопознанное до сегодняшнего дня слово: «…пришли проклятые монголы и собрали туску», то это и был кабан (тускъа – кабан; осет.). Новгородцев выгнали на облаву, а летописец зафиксировал это слово без объяснения. Имена внуков Чингис-хана, которые знакомы нам по источникам о монголах – Хулагу и Хубилай – являются эпонимами. Хулагу имел детское имя Хоалон (аллон – алан; осет.), а Хубилай был Сечъына (осет.имя). Конечно, ни один из известных тюркских языков не может объяснить имена Хулагу (ху – свинья; лæг у – мужчина; т.е. кабан; осет.) и Хубилай (ху – свинья, кабан; билæ – берег, край; земля кабана; осет.). Согласно «Юань-чао би-ши», титул Чингис-хана записан в форме tengis (тынг – высшая степень силы; ис – быть; величайший, осет.). Китайцы называли его Чинчис. Именно эта форма и закрепилась. Детское имя Чингис-хана, якобы непереводимое, тоже легко объясняется с осетинского языка (Темо – осетинское имя; удджын – духовный, т.е. Темуджын – духовный Темо; осет.). Исследователей удивляют изображения монголов. Русский летописный свод, европейские и персидские миниатюры рисуют их светловолосыми и бородатыми воинами с европейской внешностью. ДНК славянского этноса подтверждает отсутствие «монгольской» крови. А откуда ей быть? Современные исследователи выдвигают теорию о принадлежности родителей Чингис-хана к гаплогруппе R1b, эта же гаплогруппа присутствует и у осетин. Спрашивается, каким образом совершенно иной облик ассоциируется у нас с монголами? Как отмечал Л.Гумилев, «для понимания истории монголов следует твердо запомнить, что в Центральной Азии этническое название имеет двоякий смысл: 1) непосредственное наименование этнической группы (племени или народа) 2) собирательное для группы племен, составляющих определенный культурный или политический комплекс, даже если входящие в него племена разного происхождения»[1]. Мои исследования показали, что народы, носившие в XIII в. общее название «монголы», подразделялись, не смешиваясь, на две большие группы: 1. скифо-аланскую (названную мной «светлыми» монголами), для которой термин «монгол» являлся этническим самоназванием, олицетворявшим древний скифский принцип «в единстве – сила». Костяк этой группы составляли 89 племен европеоидного типа – высокие, светловолосые, часто – голубоглазые, с преимущественным лидированием тех племен, которые происходили от легендарной прародительницы Алан-хоа. Это было этнически однородное, дисциплинированное, хорошо организованное общество, построенное на принципах «военной демократии», говорившее на одном языке, с едиными традициями, верой, помнящее историю своих скифо-аланских предков, в орбиту деятельности которых было вовлечено пол мира. Если на исторические события XIII – XV вв. смотреть с предлагаемой позиции, то три термина – «средневековые монголы», «монголы Чингис-хана» и «светлые» монголы – следует считать словами-синонимами; 2. азиатскую (названную «темными» монголами), для которой наименование «монгол» было собирательным, позволявшим чувствовать себя сопричастным к грандиозным победам первой, пассионарной и лидирующей, группы. Невысокие, смуглые, черноволосые, с узким разрезом темных глаз – представители этих племен во многом различались между собой: по происхождению и языку общения, традициям, вере и т.д. Их объединение осуществлялось не на основе этнической общности, а лишь исходя из политической и экономической целесообразности исторического момента, который возник к началу XIII в. – века завоевательных походов Чингис-хана. Светлый цвет волос у бурджигинов был доминирующим. Летописец Рашид-ад-Дин писал, что потомки Есугей-бахадура, отца Чингис-хана, «по большей части синеоки и рыжи, бурджигин же человек, глаза которого синие»[2]. Согласно летописи, «значение «бурджигин» – «синеокий», и, как это ни странно, те потомки, которые до настоящего времени произошли от Есугей-бахадура, его детей и уруга его, по большей части синеоки и рыжи. Так как еще в восьмом колене, которым является Есугей-бахадур, обнаруживается этот отличительный признак, а согласно их (монголов) словам, он является знаком царской власти детей Алан-хоа,..подобная внешность была доказательством правдивости ее слов»[3]. Получается, что светлый цвет волос и голубые глаза были у потомков Алан-хоа задолго до отца Чингис-хана, но особенно сильно это проявилось у детей Есугей-бахадура, его внуков и правнуков. А это значит, что не только сам Чингис-хан был рыжеволосым и голубоглазым, но и все его братья, дети, племянники отличались светлыми волосами и голубыми глазами, очевидно, и супруги должны были быть по большей части светловолосыми и голубоглазыми, что подтверждается их именами: Борте (бор (тæ) – рыжая, осет.), супруга Чингис-хана, Борахджин[4] (борæхсин – пепельно-русая, осет.), старшая супруга Угедея и др. Именно эти характерные признаки дали право потомкам Есугей-бахадура называть себя бурджигин – рыжая кошка, т.е. тигр. Именно кошачьи глаза имеют тот цвет, на который постоянно обращали внимание летописцы и путешественники, – голубые или серо-зеленые. Абулгази (историк XVII в., хивинский хан, потомок Чингис-хана) сообщал, что у бурджигинов глаза были темно-синие, а зрачок был окружен бурым ободком. Академик Б.Я.Владимирцов в работе «Чингис-хан» писал следующее: «Говорят, Чингис-хан был громадного роста, крепкого телосложения и имел «кошачьи глаза»[5], глаза огромного рыжего тигра – царя тайги, властителя, хозяина и покровителя племени бурджигин. У Мэн-да бэй-лу есть описание Чингис-хана: «Что касается татарского владетеля Темуджына, то он высокого и величественного роста, с обширным лбом и длинной бородой. Личность воинственная и сильная. Это то, чем он отличается от других»[6]. Хронисты утверждали, что его лицо излучало некое сияние, что, очевидно, говорит о благообразии внешности Чингис-хана, его непохожести на окружающих. Сам летописец Рашид-ад-Дин оставил интересное замечание о сыне Джочи-Касара, племяннике Чингис-хана, Есунгу: «Есунгу был высокого роста, румян и имел продолговатое лицо и длинную бороду»[7]. Важны свидетельства путешественника Рубрука, который не только видел монголов со стороны, но и имел возможность встретиться с представителями аристократической элиты монгольского общества. Вот как он пишет о сыне Джочи Бату: «Бату внимательно осмотрел нас, а мы его; и по росту, показалось мне, он похож на господина Жана де Бомон, да почиет в мире его душа. Лицо Бату было тогда покрыто красноватыми пятнами»[8]. Странное сравнение по росту, возможно, это просто ошибка при переводе, во всяком случае, сравнение Бату с европейским рыцарем, участником VII крестового похода Людовика IX Святого, меньше всего предполагает его азиатский внешний облик. О сыне Тула Мангу: «Это был человек курносый, среднего роста, в возрасте сорока пяти лет»[9]. О сыне Тула Хубилае источник сохранил следующее описание: «Великий государь царей Кубилай-хан с виду вот каков: росту хорошего, не мал и не велик, среднего роста; толст в меру и сложен хорошо; лицом бел и как роза румян; глаза черные, славные, и нос хорош, как следует»[10]. Исследователь XVIII в. D'Ohsson, со ссылкой на летопись Рашид-ад-Дина, писал, что «когда Хубилай явился на свет, Чингис-хан удивился темному цвету его волос, так как все дети его были белокурыми»[11]. Светлая кожа, средний, а чаще высокий рост, европейский облик: светлые волосы, большие глаза, красивый нос – вот основные характеристики генотипа аристократической элиты монголов. Судя по летописи, многие воины племенных образований, близких Чингис-хану, отличались этими же характеристиками. Тип светлокожих, светловолосых, голубоглазых монголов Чингис-хана не остался в памяти у покоренных народов, потому что они были «первой волной» – пришли, завоевали и ушли. Следом, и уже надолго, приходили воины с азиатской внешностью: их повадки, язык, а, главное, то, что они в порядке невольного самовосхваления и подражания лидирующей скифо-аланской группе тоже называли себя «монголами», хотя монголами не являлись, стало основной причиной путаницы в идентификации завоевателей. Поэтому термин «татаро-монголы» прочно закрепился именно за теми, кто часто собирал дань и выполнял другие поручения. Их численность в армии Чингис-хана первоначально была небольшой, но поскольку именно «светлые» монголы на протяжении многих десятилетий были главной ударной силой, их потери постепенно возмещались представителями других этносов, в т.ч. и «темными» монголами. Этот фактор наряду с ассимиляцией и другими причинами, в конечном итоге, стал главной предпосылкой исчезновения с исторической арены великого этноса под названием «монголы Чингис-хана». Со временем, после развала Великой империи, многие племена вернули свои исконные этнические названия. Лишь немногочисленное племя, кочевавшее в степях Монголии, не сделало этого. Может быть, была утрачена память о прежнем самоназвании племени, возможно, сработала инерция или иные, более прагматичные соображения. Но факт остается фактом: предки современных монголов, как и сами монголы, ныне живущие в Монгольской республике, не имеют прямого отношения ни к грандиозным событиям, происходившим в Великой степи и в целом на просторах Евразии XIII–XVвв., ни к средневековым монголам как таковым. Более того, искаженное представление исторической науки о монголах, как о людях с азиатской внешностью, породило еще одно недоразумение: целая раса (монголоидная) до сих пор называется именем этноса, справедливо считавшего себя белой расой, арийцами, скифо-аланами. Именно с ними русские князья заключали брачные союзы. И именно они были настоящими монголами, которые понимали название союза, объединяющего их, т.к. «монгол» – это дух единства (мон – дух; гол – обоз; дух обоза; осет.), который сохранился у всех нас! [1] Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., Астрель. 2014. С. 413. [2] Рашид-ад-Дин. Т. 1. Кн. 1. С.155. [3] Рашид-ад-Дин. Т. 1. Кн. 2. С. 48. [4] Рашид-ад-Дин. Т. 2. С. 8. [5] Владимирцов Б.Я. С. 207. [6] Мэн-да бэй-лу. Полное описание монголо-татар. Пер. Н.Ц.Мункуева. М., Наука. 1975. С. 48. [7] Рашид-ад-Дин. Т. 1. Кн. 2. С. 52. [8] Гильом де Рубрук. Гл. XXI. С. 98. [9] там же. Гл. XXXIII. С. 119. [10] Джованни дель Плано Карпини. История монгалов, Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны, Книга Марко Поло. Пер. И.М.Минаева. М., Мысль, 1997. Гл.LXXXII. [11] Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Пер. Ю.П.Верховского. ред. проф. И.П.Петрушевского. М.; Л., Изд. АН СССР. 1960. Т. 2. С. 153.
  3. Чингис-хан относился к скифо-аланскому этносу XIII в. вошел в мировую историю как век завоевательных походов и образования огромной империи Чингис-хана. Историческая наука, так и не разобравшись с главными вопросами – какой язык являлся родным для монголов Чингис-хана, к какому антропологическому типу принадлежал этнос завоевателей – пошла более простым путем: стала искать решение проблемы по принципу «там, где светло, а не там, где потеряла». В результате этот грандиозный для истории России и Евразии период оброс плодами мифотворчества, основанного на пылкой фантазии людей, далеких от истины. Монголов объявляли народом-призраком, никогда не существовавшим в принципе, не замечая, что по монголам существуют не только летописные источники, но и археологические данные. Их относили то к славянам, то к казакам, забывая, что казаки сформировались только к XVв. как сословие и состояли из разных этносоциальных групп. А славяне никогда не были кочевниками и в раннем Средневековье не селились на восток дальше Волги и Оки. Но самым распространенным заблуждением было поставить знак равенства между монголами Чингис-хана и современным народом, носящим имя средневековых, но так и не объясняющим его значение, как и большинство загадок монголистики. Считается, что многочисленные скотоводческие племена с примитивным хозяйственным укладом – дикие, жестокие варвары – в исторически короткий срок (практически «вдруг») организовались и покорили вполне сформировавшиеся цивилизованные государства. Даже при поверхностном изучении средневековых монголов становится ясно, что речь идет о другом народе, строившем города и обсерватории, дороги и каналы, создавшем уникальные законы, положившем начало социальным реформам, почтовому сообщению и т.д. До сегодняшнего дня вопрос о языке, на котором говорили средневековые монголы, остается открытым. Ученые, не мудрствуя лукаво, просто назвали его «архаическим». Слова, сохранившиеся в источниках, притягивают к разным словоформам и диалектам, ищут в современном монгольском языке, тюркских производных, изменяют и объясняют уже с этой точки зрения, но не получается. И не получится никогда, т.к. задача решается только при правильной формуле, а ошибка дает неверный результат. Средневековые монголы растворились в народах Средней Азии и Ирана, России и Афганистана, Кавказа и Крыма. Но все летописные источники сохранили их имена и титулы, топонимические названия и бытовые, военные термины и названия налогов, описание их традиций, вкусовых предпочтений и др. Наиболее интересным источником считается летопись Рашид-ад-Дина, рассказывающая о них самих. Но почему написание фундаментального труда – собственной исторической летописи – монголы поручили не грамотному китайцу, уйгуру, а ираноязычному персу Рашид-ад-Дину? Ведь то, что он написал о них, следовало проверить? Может быть, средневековые монголы говорили на персидском языке? Нет, иначе все слова летописи были бы переведены с персидского языка специалистами Российской Академии наук. Может быть, сам перс Рашид-ад-Дин знал архаический монгольский язык, говорил на нем, и именно его персидский язык мог лучше всего передать нюансы языка средневековых монголов? Вот это вполне вероятно. На территории современной России, в республике Северная Осетия-Алания живет древний народ – осетины, являющийся изолированным реликтом скифо-сарматского ираноязычного мира. Осетинский язык сохранил преемственность языка, на котором говорили скифы, сарматы и аланы, но, что для нас особенно важно, он относится к северо-восточной подгруппе иранской группы индоиранской ветви индоевропейских языков. Иными словами, если бы перс Рашид-ад-Дин пожил некоторое время в Северной Осетии-Алании, то он без труда понимал бы язык ее жителей, а они – его. Вот почему, исследуя письменные артефакты средневекового периода, мною был использован именно осетинский язык. Именно с древнего языка скифо-сармат удалось перевести и объяснить в книге «Чингис-хан.Аланский след» все имена и титулы, географические названия, найти семь крупных аланских культов, а значит, разобраться в вере средневековых монголов; понять основные тотемы, которых средневековые монголы считали своими покровителями. И животные были разные. Бурджигины – племя Чингис-хана, например, считали своим тотемным животным тигра (бур, бор – рыжий, золотой; джи – суффикс; гино – кошка; осет.). И именно золотая пластина с изображением тигра была пропуском везде, куда отправлялись посланники великих ханов. Общеродовым тотемом для племен, ведущих свое происхождение от прародительницы всех монголов Алан-хоа (хо – сестра; а – эта; осет.), был кабан. Даже Чингис-хан имел эпоним Джирджис (джир – кабан; джис – сомнение; думающий кабан). Поэтому, когда в Новгородской летописи появилось неопознанное до сегодняшнего дня слово: «…пришли проклятые монголы и собрали туску», то это и был кабан (тускъа – кабан; осет.). Новгородцев выгнали на облаву, а летописец зафиксировал это слово без объяснения. Имена внуков Чингис-хана, которые знакомы нам по источникам о монголах – Хулагу и Хубилай – являются эпонимами. Хулагу имел детское имя Хоалон (аллон – алан; осет.), а Хубилай был Сечъына (осет.имя). Конечно, ни один из известных тюркских языков не может объяснить имена Хулагу (ху – свинья; лæг у – мужчина; т.е. кабан; осет.) и Хубилай (ху – свинья, кабан; билæ – берег, край; земля кабана; осет.). Согласно «Юань-чао би-ши», титул Чингис-хана записан в форме tengis (тынг – высшая степень силы; ис – быть; величайший, осет.). Китайцы называли его Чинчис. Именно эта форма и закрепилась. Детское имя Чингис-хана, якобы непереводимое, тоже легко объясняется с осетинского языка (Темо – осетинское имя; удджын – духовный, т.е. Темуджын – духовный Темо; осет.). Исследователей удивляют изображения монголов. Русский летописный свод, европейские и персидские миниатюры рисуют их светловолосыми и бородатыми воинами с европейской внешностью. ДНК славянского этноса подтверждает отсутствие «монгольской» крови. А откуда ей быть? Современные исследователи выдвигают теорию о принадлежности родителей Чингис-хана к гаплогруппе R1b, эта же гаплогруппа присутствует и у осетин. Спрашивается, каким образом совершенно иной облик ассоциируется у нас с монголами? Как отмечал Л.Гумилев, «для понимания истории монголов следует твердо запомнить, что в Центральной Азии этническое название имеет двоякий смысл: 1) непосредственное наименование этнической группы (племени или народа) 2) собирательное для группы племен, составляющих определенный культурный или политический комплекс, даже если входящие в него племена разного происхождения»[1]. Мои исследования показали, что народы, носившие в XIII в. общее название «монголы», подразделялись, не смешиваясь, на две большие группы: 1. скифо-аланскую (названную мной «светлыми» монголами), для которой термин «монгол» являлся этническим самоназванием, олицетворявшим древний скифский принцип «в единстве – сила». Костяк этой группы составляли 89 племен европеоидного типа – высокие, светловолосые, часто – голубоглазые, с преимущественным лидированием тех племен, которые происходили от легендарной прародительницы Алан-хоа. Это было этнически однородное, дисциплинированное, хорошо организованное общество, построенное на принципах «военной демократии», говорившее на одном языке, с едиными традициями, верой, помнящее историю своих скифо-аланских предков, в орбиту деятельности которых было вовлечено пол мира. Если на исторические события XIII – XV вв. смотреть с предлагаемой позиции, то три термина – «средневековые монголы», «монголы Чингис-хана» и «светлые» монголы – следует считать словами-синонимами; 2. азиатскую (названную «темными» монголами), для которой наименование «монгол» было собирательным, позволявшим чувствовать себя сопричастным к грандиозным победам первой, пассионарной и лидирующей, группы. Невысокие, смуглые, черноволосые, с узким разрезом темных глаз – представители этих племен во многом различались между собой: по происхождению и языку общения, традициям, вере и т.д. Их объединение осуществлялось не на основе этнической общности, а лишь исходя из политической и экономической целесообразности исторического момента, который возник к началу XIII в. – века завоевательных походов Чингис-хана. Светлый цвет волос у бурджигинов был доминирующим. Летописец Рашид-ад-Дин писал, что потомки Есугей-бахадура, отца Чингис-хана, «по большей части синеоки и рыжи, бурджигин же человек, глаза которого синие»[2]. Согласно летописи, «значение «бурджигин» – «синеокий», и, как это ни странно, те потомки, которые до настоящего времени произошли от Есугей-бахадура, его детей и уруга его, по большей части синеоки и рыжи. Так как еще в восьмом колене, которым является Есугей-бахадур, обнаруживается этот отличительный признак, а согласно их (монголов) словам, он является знаком царской власти детей Алан-хоа,..подобная внешность была доказательством правдивости ее слов»[3]. Получается, что светлый цвет волос и голубые глаза были у потомков Алан-хоа задолго до отца Чингис-хана, но особенно сильно это проявилось у детей Есугей-бахадура, его внуков и правнуков. А это значит, что не только сам Чингис-хан был рыжеволосым и голубоглазым, но и все его братья, дети, племянники отличались светлыми волосами и голубыми глазами, очевидно, и супруги должны были быть по большей части светловолосыми и голубоглазыми, что подтверждается их именами: Борте (бор (тæ) – рыжая, осет.), супруга Чингис-хана, Борахджин[4] (борæхсин – пепельно-русая, осет.), старшая супруга Угедея и др. Именно эти характерные признаки дали право потомкам Есугей-бахадура называть себя бурджигин – рыжая кошка, т.е. тигр. Именно кошачьи глаза имеют тот цвет, на который постоянно обращали внимание летописцы и путешественники, – голубые или серо-зеленые. Абулгази (историк XVII в., хивинский хан, потомок Чингис-хана) сообщал, что у бурджигинов глаза были темно-синие, а зрачок был окружен бурым ободком. Академик Б.Я.Владимирцов в работе «Чингис-хан» писал следующее: «Говорят, Чингис-хан был громадного роста, крепкого телосложения и имел «кошачьи глаза»[5], глаза огромного рыжего тигра – царя тайги, властителя, хозяина и покровителя племени бурджигин. У Мэн-да бэй-лу есть описание Чингис-хана: «Что касается татарского владетеля Темуджына, то он высокого и величественного роста, с обширным лбом и длинной бородой. Личность воинственная и сильная. Это то, чем он отличается от других»[6]. Хронисты утверждали, что его лицо излучало некое сияние, что, очевидно, говорит о благообразии внешности Чингис-хана, его непохожести на окружающих. Сам летописец Рашид-ад-Дин оставил интересное замечание о сыне Джочи-Касара, племяннике Чингис-хана, Есунгу: «Есунгу был высокого роста, румян и имел продолговатое лицо и длинную бороду»[7]. Важны свидетельства путешественника Рубрука, который не только видел монголов со стороны, но и имел возможность встретиться с представителями аристократической элиты монгольского общества. Вот как он пишет о сыне Джочи Бату: «Бату внимательно осмотрел нас, а мы его; и по росту, показалось мне, он похож на господина Жана де Бомон, да почиет в мире его душа. Лицо Бату было тогда покрыто красноватыми пятнами»[8]. Странное сравнение по росту, возможно, это просто ошибка при переводе, во всяком случае, сравнение Бату с европейским рыцарем, участником VII крестового похода Людовика IX Святого, меньше всего предполагает его азиатский внешний облик. О сыне Тула Мангу: «Это был человек курносый, среднего роста, в возрасте сорока пяти лет»[9]. О сыне Тула Хубилае источник сохранил следующее описание: «Великий государь царей Кубилай-хан с виду вот каков: росту хорошего, не мал и не велик, среднего роста; толст в меру и сложен хорошо; лицом бел и как роза румян; глаза черные, славные, и нос хорош, как следует»[10]. Исследователь XVIII в. D'Ohsson, со ссылкой на летопись Рашид-ад-Дина, писал, что «когда Хубилай явился на свет, Чингис-хан удивился темному цвету его волос, так как все дети его были белокурыми»[11]. Светлая кожа, средний, а чаще высокий рост, европейский облик: светлые волосы, большие глаза, красивый нос – вот основные характеристики генотипа аристократической элиты монголов. Судя по летописи, многие воины племенных образований, близких Чингис-хану, отличались этими же характеристиками. Тип светлокожих, светловолосых, голубоглазых монголов Чингис-хана не остался в памяти у покоренных народов, потому что они были «первой волной» – пришли, завоевали и ушли. Следом, и уже надолго, приходили воины с азиатской внешностью: их повадки, язык, а, главное, то, что они в порядке невольного самовосхваления и подражания лидирующей скифо-аланской группе тоже называли себя «монголами», хотя монголами не являлись, стало основной причиной путаницы в идентификации завоевателей. Поэтому термин «татаро-монголы» прочно закрепился именно за теми, кто часто собирал дань и выполнял другие поручения. Их численность в армии Чингис-хана первоначально была небольшой, но поскольку именно «светлые» монголы на протяжении многих десятилетий были главной ударной силой, их потери постепенно возмещались представителями других этносов, в т.ч. и «темными» монголами. Этот фактор наряду с ассимиляцией и другими причинами, в конечном итоге, стал главной предпосылкой исчезновения с исторической арены великого этноса под названием «монголы Чингис-хана». Со временем, после развала Великой империи, многие племена вернули свои исконные этнические названия. Лишь немногочисленное племя, кочевавшее в степях Монголии, не сделало этого. Может быть, была утрачена память о прежнем самоназвании племени, возможно, сработала инерция или иные, более прагматичные соображения. Но факт остается фактом: предки современных монголов, как и сами монголы, ныне живущие в Монгольской республике, не имеют прямого отношения ни к грандиозным событиям, происходившим в Великой степи и в целом на просторах Евразии XIII–XVвв., ни к средневековым монголам как таковым. Более того, искаженное представление исторической науки о монголах, как о людях с азиатской внешностью, породило еще одно недоразумение: целая раса (монголоидная) до сих пор называется именем этноса, справедливо считавшего себя белой расой, арийцами, скифо-аланами. Именно с ними русские князья заключали брачные союзы. И именно они были настоящими монголами, которые понимали название союза, объединяющего их, т.к. «монгол» – это дух единства (мон – дух; гол – обоз; дух обоза; осет.), который сохранился у всех нас! [1] Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., Астрель. 2014. С. 413. [2] Рашид-ад-Дин. Т. 1. Кн. 1. С.155. [3] Рашид-ад-Дин. Т. 1. Кн. 2. С. 48. [4] Рашид-ад-Дин. Т. 2. С. 8. [5] Владимирцов Б.Я. С. 207. [6] Мэн-да бэй-лу. Полное описание монголо-татар. Пер. Н.Ц.Мункуева. М., Наука. 1975. С. 48. [7] Рашид-ад-Дин. Т. 1. Кн. 2. С. 52. [8] Гильом де Рубрук. Гл. XXI. С. 98. [9] там же. Гл. XXXIII. С. 119. [10] Джованни дель Плано Карпини. История монгалов, Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны, Книга Марко Поло. Пер. И.М.Минаева. М., Мысль, 1997. Гл.LXXXII. [11] Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Пер. Ю.П.Верховского. ред. проф. И.П.Петрушевского. М.; Л., Изд. АН СССР. 1960. Т. 2. С. 153.
  4. Не хочу вас задеть, но вы действительно плохо знаете то, о чем зачастую говорите. Вместо доказательств и аргументов только бессмысленные разговоры и спор. Надеюсь вы правильно меня поймете и извлечете только пользу из моего замечания. Добра и знаний всем Покажите свое знание! Cкажите пожалуйста, а почему мне не удается поставить никакую тему? alanikac
  5. Не хочу вас задеть, но вы действительно плохо знаете то, о чем зачастую говорите. Вместо доказательств и аргументов только бессмысленные разговоры и спор. Надеюсь вы правильно меня поймете и извлечете только пользу из моего замечания. Добра и знаний всем Покажите свое знание! Cкажите пожалуйста, а почему мне не удается поставить никакую тему?
  6. Не осетины,а аланы!И это единственно правильное объяснение понятия "монгол" без изменения слова!Все остальное притянуто за уши,нет в летописи Рашид-ад-Дина иного слова,как "монгол",впрочем ,как и в "Сокровенном Сказании".Если учитывать Ясу Чингис-хана, то перевод самоназвания как вечное войско(при условии его запрета на высокие имена даже для представителей его аристократии,детей и скромное сдержанное отношение ко всему),то он бы не просто смеялся,но и казнил бы за это!
  7. http://youtu.be/gU5AevUAz40
  8. Деление монголов на степных,лесных и кочевых(Общественный строй.Б.Я.Владимирцев) довольно странное,если не сказать слабое.А что они делали в степи? Разве не кочевали? А где горные монголы(найманы, меркиты,кераиты)? - 1 грубейшая ошибка! Вторая ошибка- Б.Я.Владимирцев считал, что средневековые монголы жили раннефеодальным обществом. Вопрос: а где феодалы и зависимые крестьяне?. Изучая столько лет "Летопись " Рашид-ад-Дина умудрился заметить, что монголки редко выходили замуж.Да уж, даже свою мать Чингис-хан выдал за Мунлика- третья ошибка.Так можно говорить долго, просто то, что Б.Я.Владимирцев пытался решить, сложно сделать, имея дополнительные формулы, кроме основной, а ее он не знал!!Труд титанический, а результат - слабый!